Александр Ткаченко


Александр Ткаченко
СВЕТЛАНЕ

Если бы корабли
Умели совокупляться,
Как далеко раздавался бы их стон?
Достигнул бы он неба, как мой?
О свет незажжения,
Клинического несовпадения
Дизеля с парусами!

Если бы мы,
Как корабли, тёрлись боками
В гавани пошлой семьи,
Арбузные корки перетирая
Ржавыми корпусами,
Сладостный крик
Вырвался б из трубы,
Разливаясь под небесами?
О свет незажжения
Клинического несовпадения
Чайки с морскими волнами!

Если бы мы,
Точно небесные корабли,
Облаками
Носились в лазурной дали
И нежно касались
Легчайшими рукавами,
Наши крики достигли б земли?
О Света!
О тысячи звёзд,
Незажжённых над нами!



ГАЛЕ

Я себя к тебе
Приведу на заклание.
И себя тобою
Омою.
Я тебя к себе
Приведу на камлание.
И тебя собою
Покрою.
Чтобы боги и люди
Тебя осудили,
Чтобы прокляли
И позабыли.
Но оставили мне
Твоих кротких ресниц
Поруганных
Взмахи крыл,
Этих чаек испуганных…


ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Мадам,
Когда-то,
Впрочем, уже давно,
Обходя окрестности любовного водоёма,
Я утонул в нём невольно
И совсем не больно.
Не тревожьтесь, я не забыл:
Уговор между нами был,
Что больше о любви ни звука.
Тому вам порука
Сей станс
Абстрагически-
Идиотический.
А впрочем,
Как сказал анахорет,
Всё это суета сует
И уже давно
Для вас не имеет никакого,
Тем более тривиального,
Значения…
С моим
Почтением.

ОШИБКА

Изрёк мечтательный поэт:
На свете, дескать, счастья нет.
Ошибку следует искать в поэте
(В ученье не был он прилежен)
Возможно, счастья на и нет,
Но есть в Свете.


ИТОГИ

Живу я долго,
Даже странно это.
Промчалось всё:
Эпохи, страны,
Женщины и дети,
Земных сюжетов
Тысячи нелепиц…
Но жаль того,
Что не промчалось,
А к югу подалось
И криком журавлиным
Тоскливо в небе
Отозвалось…


ЦИТАТА

Что там на дворе –
Дождь, метель?
А может быть, капель?
Не знаю я,
Что с осью мира стало,
Куда она наклонена теперь?

Наощупь длятся дни.
Вслепую время
Ищет с орбиты соскочить
Земного притяженья.
И кто дерзнёт сказать,
Что «тленья убежит»?
Вотще души томленье…
И тянет нас магнит
В центр мира – сад
Эдемский,
Что для живой души
С горячим сердцем – ад.

В отличие от гения,
Цитате следовать я не хочу.
Покинув мир,
Я мир прощу,
Что убежать не смог
Ни тленья,
Ни забвения.

ВЕЗЕНИЕ

Мне в жизни повезло:
в ней много я видал такого,
что вытошнит
от этих дивных сцен любого.

А что увидеть лично не пришлось,
то отчасти познал
через мистические размышленья
и книги пошлые
«потерянного поколенья».

И что сказать? Изрядно…
«Всё потопить» бы…
Ну да ладно.
Пускай Господь
всю эту канитель
(согласно мудрому Павсанию)
отправит в свои сроки и туда,
откуда больше никогда
она вновь жизни не обрящет.

И да пребудет по Писанию!


ХУДОЖНИКУ
ВИКТОРУ БАБАНИНУ
В ОТВЕТ НА ПОДАРОК

«Ловец»
Сердец случайных
Из-под небес
Бродил с сачком,
Не ведая печальный
Свой конец.

Поймал звезду он
И ослеп.
И стал с тех пор
Нелеп.
С обугленным древком
Сачка
Пустынь скиталец
И скитов пустынных
Постоялец.

Ловить небезопасно
Сердца с небес –
Теперь он это знает.
А толку!
Толпу других ловцов
Безумных
От века
Судь ба сия
Прельщает…


MEMENTO

К концу времён
вопросов накопилось к жизни
много у меня.

Во-первых, кто?
Затем –
Зачем?
И сколько раз?
И будет ли конец всему?
Ну и, конечно,
почему?

Узнать всё это надо мне,
иначе вряд ли я умру
в те сроки,
что очерчены судьбой.

А умереть мне надо,
ведь смысл бытия –
покой.

В пыли межзвёздной
между солнцем и луной
я знаю место,
где мне назначено
вовеки пребывать. И мной
оно сполна оплачено
метанием бесплодным
по земле –
юдоли
бессмысленной жестокости
и боли…


БЕЛАЯ-БЕЛАЯ НОЧЬ

Слышишь? Слышишь?
Это я убил старуху процентщицу
И сестру её Лизавету,
А деньги с закладом
Под камень снёс.
(Ветер мотает фонарь,
он скрипит,
как кричит.)
Слышишь? Слышишь?
Потом я стоял за стеной
И летел душой.
(Вода на Неве
лучом блестит
и молчит.)
А ветер шумит!
Он хочет что-то спросить,
Но он не слышит!
А ты
Слышишь? Слышишь?
Я хотел, чтобы я полюбил,
А я убил!

(Пейзаж с фонарём
нарисован был.)
Но ты слышишь?
Слышишь? –
Любовь всё может простить,
Если её не убить!



РАШИДКЕ

Тогда и сейчас
Цветок шафранный
Я в тело своё
Вставляю, как в вазу.
Сейчас и тогда
Я обмакну его
В яд печальный.

В чёрной ночи
Иду я по плитам холодным
И песня о тленной
О бледной
Меня покидает.

И горькой надеждой
Изъят я из глаза ночи.
И он, ослеплённый,
По плитам,
Этим тупицам холодным,
Стучит
Цветком шафранным.


ИСАЕВОЙ

Благословенна плоть
Израилевой дщери,
Которую Господь
По милости своей
Безмерной
Мне в услажденье дал.

Наверно…
За грехи.

Уж больно скоро
Отмщён я был
За эту дерзость.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 133
Опубликовано: 02.01.2017 в 02:01
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1