Что ловится в тумане


Что ловится в тумане
Мокрый от недавно прошедшего дождя асфальт чёрной полосой покорно стелился под колёса. Отблеск фар стремительно убегал в ночь, словно пытаясь оторваться от мчащегося за ним автомобиля, но безуспешно. Двигатель гудел властно, уверенно.
Руки сами собой автоматически поворачивали руль, вписывая машину в плавные изгибы дороги, петлявшей между старыми оплывшими холмами. Водитель же, казалось, вовсе не принимает участия в управлении. Он смотрел вперёд невидящим взором, и только иногда шевелящиеся губы свидетельствовали о том, что он разговаривает. Исходя из того, что внутри салона, кроме него самого, никого не было, молодой человек беседовал с самим собой.
Николаю недавно исполнилось тридцать лет. Но эта круглая дата осталась в памяти чёрным пятном – в тот вечер от него ушла Таня. Всё произошло до обидного нелепо. Впрочем, как известно, большинство ссор всегда происходит нелепо – из-за каких-то пустяков, нежелания уступить в чём-то, неумения услышать и понять…
У них и раньше возникали споры на отвлечённые темы - по поводу существования души, вышних сил, параллельных миров и так далее. Таня увлекалась этими вопросами всерьёз, а Николай всегда придумывал язвительные насмешки.
В тот вечер, окрылённая очередной статьёй о якобы существующих в определённых точках планеты энергетических окнах, через которые, возможно, осуществляется сообщение с параллельными мирами, она торжествующе воскликнула:
- Вот видишь, Коля, а ты всё смеёшься!
- А я что, должен плакать? Кто-то где-то что-то там вдруг обнаружил… ну и что?
- А то, что нельзя быть таким чёрствым!
Таня обиженно нахмурилась и снова уткнулась в экран ноутбука. На этом бы всё и закончилось, как всегда, но в тот раз Николая словно что-то подтолкнуло продолжить спор.
- Вот любопытно: почему ты считаешь меня чёрствым? Только лишь потому, что не верю всяким сказкам, которым безоглядно веришь ты? Но ведь это смешно... согласись.
- Вовсе нет! - Таня решительно повернулась к нему. – В этом нет ничего смешного! Человек – это, прежде всего душа!
- Ну да… любопытно: кто-нибудь видел эту пресловутую душу? Может быть, её можно измерить, взвесить или хотя бы пощупать? Нет?.. Вот и весь сказ!
Таня обиженно скривилась, но не захотела сдаваться:
- Тебе лишь бы только руками потрогать!
- А как же ещё, - снисходительно усмехнулся Николай. – Ведь общеизвестный факт, что человеческий организм примерно на семьдесят процентов состоит из воды, а остальное приходится на белки, углеводы и что-то там ещё, но ни слова не говорится о душе…
- Коля, при чём здесь углеводы?!
- Да при том, что всё состоит из молекул, которые в свою очередь можно разложить на атомы, а те – на электроны, протоны, нейтроны и, наверное, ещё на что-нибудь. Это факт, заметь, научный! А всё остальное из области наивных фантазий…
- Ага… значит ты утверждаешь, что это твои и мои атомы сейчас спорят, ссорятся и вообще проявляют всяческие эмоции, так что ли?!
- Вот именно! Наука всё это объясняет с точки зрения каких-то электрохимических реакций и чего-то там ещё… я в этом не силён. Однако всё разъяснено и разложено по полочкам.
Таня снисходительно покивала и сделала ещё одну попытку:
- Если все мы состоим из одинаковых атомов и набора каких-то там реакций, то почему же все люди такие разные? Почему от рождения мы такие непохожие по характерам? Почему одни готовы на героический поступок, а другие только на подлость? Неужели это молекулы героические или наоборот – трусливые, а мы – люди здесь совершенно ни при чём?! Но ведь у них, у этих молекул состав одинаковый, а люди-то разные! Потому что души у всех разные!
- Ну, знаешь… - Николай раздражённо скривился. – Ты всё несколько усложняешь, уходишь куда-то в мистику. Вот скажи, только честно: ты действительно искренне веришь во всю эту чушь по поводу душ и прочее?
Таня решительно тряхнула головой.
- Я – да! А вот ты… ну, как можно жить, ни во что не веря?!
- Почему же, - Николай снисходительно усмехнулся. – Я верю в то, что могу увидеть, пощупать, хоть как-то ощутить. Например, наша квартира, машина, моя работа, кстати, хорошая зарплата… в конце концов я верю в себя!
- А в меня?..
- И в тебя я, конечно же, тоже верю. Вот только… все эти твои инфантильные штучки… пора бы уже повзрослеть. Согласись, Танюша, верить в то, что никто не видел и, условно говоря, не трогал руками, как-то несерьёзно. Ведь так можно понапридумывать всё, что угодно…
Таня с жалостью посмотрела на Николая и грустно промолвила:
- Что ж, видно, не судьба…
На этом спор и закончился, как и неоднократно до этого. Тогда Николай даже не придал этому особого значения – мало ли было до этого подобных стычек? Но, когда на следующий день, вернувшись с работы, он не застал Таню дома, тревожное предчувствие пробежалась кончиками холодных пальцев от затылка вдоль позвоночника. Что-то случилось, что-то было не так…
Ответ пришёл из записки, оставленной на комоде.
"Я ухожу. Не звони и не ищи меня. Вчера ты был убедителен, как никогда, и я поняла, что уже не смогу повлиять на твой выбор…"
С тех пор минуло две недели.
Дорогу с обеих сторон обступили мокрые угрюмые деревья. Слева тёмным пятном проступил овраг, и тут автомобиль въехал в стену плотного тумана. Тотчас на стеклах начали набухать дрожащие капли влаги. Стало холодно. Внезапно впереди на дороге в свете фар возник какой-то серый смутный силуэт. Николай изо всех сил нажал на педаль тормоза, едва ли не продавив пол, и резко крутанул руль влево, пытаясь объехать невесть откуда взявшегося пешехода. Протестующее завизжали покрышки. Машина начала заваливаться набок, соскальзывая в темноту глубокого оврага. Свет фар выхватил ствол старого дерева, стремительно ринувшегося навстречу. Удар! Душераздирающий треск! Ослепительная вспышка и всё поглотила тьма…

* * *

Сознание возвращалось медленно, будто бы всплывая из мрачной глубины. Открыв глаза, Николай обнаружил, что лежит на каком-то пригорке. Судя по всему, был день, хотя солнце на небе не виднелось. Свет равномерно лился со всех сторон. Поднявшись на ноги, Николай с изумлением огляделся вокруг. Место было совершенно незнакомое: небольшая долина, замкнутая по периметру кольцом скал и несколько холмов, на одном из которых Николай находился.
- Где это я? – растерянно пробормотал он и попытался вспомнить, что было до этого.
Но память отказывалась давать информацию. То есть, вообще ничего, словно он только что появился на свет. Зато у самых ног обнаружилась вначале незамеченная тропа, которая начиналась буквально в нескольких шагах и вела вверх по склону к гряде скалистых выступов.
Недоумённо пожав плечами, Николай направился по ней.
Тропка взбежала наверх и, прошмыгнув между острозубыми гранитными скалами, выбралась на ровную площадку, поросшую короткой жёсткой травой. Отсюда открывался вид на гигантский обрыв, уходящий к далёкому горизонту, по краю которого тянулся изломанный каменистый выступ. Уныло ссутулившись, на нём сидели молчаливые безликие фигуры, словно сотканные из комьев полупрозрачной серой ваты. В отростках, немного напоминающих руки, они держали тонкие удилища, от которых в пропасть, заполненную плотным клубящимся туманом, уходили серебристые нити.
Николай с изумлением глядел на странных рыбаков, пытаясь понять, кто перед ним. Время от времени из пропасти доносился отдалённый гул или невнятное бормотание, но затем снова воцарялось гнетущее безмолвие.
Периодически какая-нибудь из фигур поднималась и, обречённо сгорбившись, удалялась от обрыва, медленно истаивая на ходу. На смену ей приходила другая и занимала освободившееся место.
Внезапно одно из удилищ выгнулось дугой и затрепетало. Серая фигура нетерпеливо вздёрнула его вверх. Из клубящегося тумана пропасти на мгновение показалось нечто радужно искрящееся и тут же плюхнулось обратно, а удилище с облегчением выпрямилось.
- Сорвалась. А жаль…
Мягкий голос раздался за спиной. Николай вздрогнул от неожиданности и резко обернулся, обнаружив неизвестного мужчину в длинной белой тунике, который спокойно глядел на него.
- Кто сорвалась? – машинально спросил Николай.
- Удача, естественно…
Незнакомец произнёс это таким тоном, словно объяснял невнимательному ребёнку совершенно очевидный факт.
- Н-не понимаю… - растерянно пробормотал Николай.
- Что именно? – сочувственно поинтересовался мужчина.
- Н-ну… где я, например? Кто эти существа, и что они ловят в тумане? И… кто вы?
Незнакомец едва заметно пожал плечами.
- Я – смотритель. А это… - он плавно повёл рукой в сторону обрыва. – Это, собственно говоря, человеческие судьбы. Они ловят, как бы это сказать… они ловят удачу, если повезёт…
Николай изумлённо уставился на собеседника.
- Где я?
- В межреалье.
Вспышкой сверкнула в сознании внезапно вернувшаяся память, и Николай с пугающей отчётливостью вспомнил картину ночной аварии.
- Я что… умер? – потрясённо прошептал он.
- Не совсем.
- Не понимаю… что значит – не совсем?
- Объяснить это сложно, особенно вам.
- Почему?
- Да потому, что вы же совсем не верите в… словом, вам была дана возможность узреть то, что не видал почти никто из ныне живущих. Вы же сами говорили, что не верите в то, что не видели собственными глазами – вот, пожалуйста, теперь можете посмотреть.
Николай с недоверием покосился на собеседника, а затем перевёл взгляд на призрачных "рыбаков".
- Вы хотите сказать, что вот это всё – человеческие судьбы?
Смотритель молча улыбнулся в ответ.
- Значит, где-то среди них находится и моя? – не унимался Николай.
- Безусловно.
- По логике вещей получается, что я ещё жив, если моя судьба пытается поймать… гм…
- Вы находитесь в межреалье, Николай, - сочувственно вздохнул смотритель. – Отсюда всего лишь два пути: либо обратно в мир живых, либо… тут уж как повезёт. Хотя, должен признать, что ваше положение весьма неустойчивое.
- В каком смысле?
- Вы находитесь в коме, - жёстко произнёс смотритель. – И только чудо может вас спасти.
Николай растерянно моргнул, открыл рот, собираясь снова что-то спросить, но не смог, а лишь шумно вздохнул.
- Ещё есть немного времени, - успокаивающе произнёс смотритель. – Подождём…
- И чем же всё закончится? – с трудом вытолкнул из себя слова Николай.
- Не могу сказать. Посмотрим…
- Но вы же должны знать!
- Ошибаетесь. Я всего лишь смотритель. Я слежу за порядком и не имею права вмешиваться в происходящее…
Николай обречённо вздохнул и вновь повернулся к обрыву.
Неподалеку одна из серых фигур насторожилась. Её удилище начало медленно изгибаться вниз. Серебристая нить натянулась как струна. Зыбкая фигура слегка вздёрнула удилище, словно подсекая, а затем плавно потянула вверх. На нижней части нити, вынырнувшей из тумана, трепыхалось что-то яркое, искрящееся. Оно пыталось освободиться, но фигура быстро обхватила улов и бережно прижала к себе. Тотчас где-то в вышине едва слышно звякнул хрустальный колокольчик, и видение диковинного обрыва с призрачными фигурами поплыло, размываясь радужными пятнами.
- Что ж, поздравляю! Вам удивительно повезло, - голос собеседника начал слабеть, словно удаляясь в неведомые дали.
Николай резко повернулся к незнакомцу и увидел, как тот постепенно истончался, становясь прозрачным, словно истаивая, подобно утреннему туману.
- Постойте! Скажите, что… что это было? Пожалуйста! – умоляюще воскликнул Николай.
- Это была ваша судьба и ваша… ваша удача…
Голос затих окончательно. Собеседник исчез, и со всех сторон вплотную приблизился плотный туман, в котором ничего не было видно. Николай попробовал раздвинуть его ладонями, но не тут-то было – его руки увязли в белой дымке, словно туго связанные. Он попытался крикнуть, но туман хлынул в лёгкие холодным потоком. Чувствуя, что задыхается, Николай рванулся из последних сил, пытаясь освободиться из белого плена.
- Спокойно… спокойно… всё уже позади.
Голос возник где-то на дальней грани слышимости, а затем быстро приблизился. Николай дёрнулся ему навстречу и открыл глаза. Туман рассеялся, и он увидел незнакомого мужчину в белом халате, участливо склонившегося над ним.
- Не волнуйтесь, - снова произнёс незнакомец. – Кризис уже позади. Теперь вы быстро пойдёте на поправку.
- Кто вы? – слабым голосом спросил Николай.
- Я ваш лечащий врач. Лежите спокойно…
Врач с недоверием глядел на пациента и удивлённо покачивал головой. В его глазах читалось недоверие и восхищение одновременно.
- Можете мне не верить, но вы – самый настоящий везунчик... я бы даже сказал – баловень судьбы!
- Судя по всему, я нахожусь в больнице… после аварии… трудно назвать везением моё нынешнее состояние… - слабо усмехнулся Николай. – Почему же вы так считаете?
- Да потому что вы поймали невероятную удачу! Ваш организм полностью отключился… вы были в глубокой коме, из которой возвращаются крайне редко. Собственно говоря, датчики показывали прекращение жизнедеятельности органов. Но этот непредвиденный скачок напряжения в сети, непонятным образом пробивший защиту, стимулировал работу сердечной мышцы, и… практически вы вернулись с того света!
Николай слабо улыбнулся и тихо произнёс:
- Эх, доктор, если б вы только знали, как близки к истине…
Врач шагнул в сторону, проверяя какие-то показания на приборе у изголовья койки, и Николай неожиданно увидел Таню. Она сидела на стульчике – растрёпанная, заплаканная, с поплывшей тушью на глазах и какой-то вымученной полуулыбкой. Горло сдавил подкативший спазм, но Николай пересилил себя и слабым голосом произнёс:
- Танюша, я так рад видеть тебя…
Она хотела что-то ответить, но лишь всхлипнула и закрыла лицо руками.
- Мы нашли в вашем мобильнике номер телефона этой девушки и решили позвонить ей, - пояснил врач и неуверенно добавил: – А что, не нужно было?
- Да нет, всё в порядке… всё в полном порядке.
Устало улыбнувшись, Николай прикрыл глаза и, чувствуя как умиротворение разливается по его телу, тихо прошептал:
- Танюша, я тебе потом такое расскажу – не поверишь! Теперь всё у нас будет хорошо…




Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: авария, видение, душа, чувства,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 01.01.2017 в 20:08
© Copyright: Анатолий Валевский
Просмотреть профиль автора










1