Глава33. От Кальяо до Магелланова пролива




Глава 5. От Кальяо до Магелланова пролива.

Через пять дней после поездки Валеры и Марии в Лиму, "Барса" вышла из ремонта и направилась на юг, в Чили. Рейс, действительно, был на Бразилию, но не с медной рудой, а с селитрой. Грузились на севере Чили, в порту Икике. Переход из Кальяо -  трое суток полного хода.

Они прошли спокойно, без приключений, которые так любят путешественники, но вовсе не жаждут моряки. Происшествия в море - это, как правило, следствие низкой квалификации экипажа и пренебрежения правилами технической эксплуатации.

Виктор Кузин оказался руководителем опытным, глаз на неисправности имел зоркий, и загрузил сварщика работой так, что тот даже стармеху пожаловался. За мотористами и раньше были закреплены территории по уборке машинного отделения, но фактически всё было пущено на самотёк. Виктор и здесь применил силу, заставляя мотористов отрабатывать положенные сверхурочные на уборке.

А в быту второй механик был человеком приятным, любил компанию, предложил собрать группу преферансистов, но и не сильно расстроился, когда это не получилось. Можно и книги почитать, и в шахматы сыграть, и физкультурой заняться.Прослышав об уроках испанского, пожалел, что они проходят во время его вахты.

День, проведённый в Лиме ещё больше сблизил Марию и Валеру. В кают-компании они после ужина оставались каждый вечер, к ним присоединялся Николай и капитан, использовавший курительный салон по назначению. Часто он рассказывал о своей, богатой событиями, жизни. Молодёжь слушала, не перебивая. По-английски он говорил свободно, но понимать его было легко, гораздо легче, чем американцев.

- Мастер, а каким проливом мы пойдём вокруг Южной Америки? - поинтересовался как-то Николай. - Дрейка или Магеллана?
- А ты, конечно, пролив Дрейка предпочитаешь? Хочешь заработать право носить в ухе серьгу?
- А что, это не выдумка, что тем, кто прошёл проливом Дрейка, разрешалось серьгу в ухе носить?

- Это правда, но касалось только экипажей парусного флота. Серьга была нужна потому, что королева Великобритании платила за всё, что бравые моряки выпьют. В проливе часто непредсказуемые погоды, поэтому для судов под парусом пролив представлял большую угрозу. А теперь серьги носят все, кто пожелает, для этого не надо и моряком становиться.
- А всё же - Магеллановым пойдём?

- Там, между прочим, и третий пролив есть, называется пролив Бигля. Он почти прямой, и достаточно широкий, и глубины там подходящие, и бурь не бывает. Но мы пойдём так называемым, рекомендованным курсом. Полагаю, что это будет Магелланов пролив, через него путь намного короче. А через Бигль ходят круизные суда, любуются природой, пингвинами, морскими львами и кашалотами, иногда и в порт заходят. Ушуайи - самый южный порт мира.

Стоянка в Икике была очень короткой. Мария выйти не смогла, а Валера отметился в городе только потому, что не рассчитывал больше здесь побывать. А тот оказался неожиданно приятным. Пляжи, отличные условия для парапланеризма, глубоководная рыбалка, археологические экскурсии, а также зона свободной торговли привлекали множество туристов.

В городе был даже оперный театр, построенный в 1890 году. Как говорят, один из трёх театров в мире, сделанных из дерева. И в нём выступали такие знаменитости, как Энрико Карузо и Сара Бернар.

Но времени гулять особенно не было, да и не хотелось без Марии. Второй механик не только мотористам работу находил, но и электромеханику тоже. Понедельники были объявлены днями проворачивания неработающих механизмов, резервных и аварийных. А по субботам Валера с механиками проверял всю аварийно-предупредительную сигнализацию и средства защиты двигателей и вспомогательного котла.

Валерка понимал всю необходимость этой работы, но всё равно про себя роптал. Он любил свою работу планировать сам. Тем не менее, с Виктором у них сложились хорошие отношения, в меру тёплые, не переходящие в фамильярные.

У него и свои работы по проверке сигнализации были, общесудовые. Пожарные датчики по судну надо было проверять, сигнализация, которую можно включить в морозильной камере, если вдруг не сможешь из неё выйти. Заполнение осушительных колодцев водой, и в трюмах, и в подшкиперской, и в румпельной. Одни только перегоревшие лампочки требовали постоянной замены, и хорошо, если они были удобно расположены. А сигнальные огни на мачтах? Они дублируются резервными, но надеяться на это нельзя, может ведь и резервный сгореть.

Вместе со вторым проверили сигнализацию о подаче углекислоты в машину, отключение всей вентиляции и топливных насосов при открытии щита управления углекислотной, возможность отключения вентиляции с мостика и из станции управления тушением пожара. Всё это было очень серьёзно, пожар в открытом море - бедствие номер один.

А всё-таки профилактика - это не аварийный ремонт. Валера управлялся со всеми делами до ужина, и вечером лишь на полчаса заходил в машину для обхода. Потом навещал Марию, с которой расставался только перед её вахтой. Но в каюту к ней заходил редко, общались на виду у всех, в кают-компании. И Валерка, и Коля делали заметные успехи в испанском, уже и с капитаном немножко разговаривали. Произношение было очень лёгким, не то, что английское. И сам язык, его мелодичность, музыкальность, Валерке очень нравился.

Пятого ноября "Барса" подошла ко входу в Магелланов пролив и замедлила ход в ожидании лоцмана, который подошёл на катере без задержек. Лоцманская проводка была обязательной в канале, а его западная часть была самой опасной. Сам пролив представлял из себя два отрезка, соединяющихся под углом примерно в восемьдесят градусов, направленным к югу. Оба берега юго-западной части принадлежали Чили. Берега высокие и крутые, поросшие лесом. Справа - крупные острова, слева - меньшие по размеру, за которыми начинается материк, изрезанный многочисленными фиордами. Несмотря на ноябрь - весну в этих краях, можно было увидеть ледники.

Общая длина пролива - 575 километров, более трёхсот морских миль, даже полным ходом более суток, а в проливе приходилось идти на маневровых оборотах, со сниженной скоростью. Хорошо, что к этому времени, стармех уже полностью доверял второму, а Виктор, в свою очередь, успел изучить основные трубопроводы, машины, и механизмы. Какой бы ни был механик, любому требуется время для акклиматизации, кому - день, кому и неделя.

Кузин работал всю жизнь на совершенно другой технике, хотя принцип действия был, конечно, один. Поэтому мотористы продолжали свои вахты - четыре через восемь, а механики разделились по парам, стармех стоял с Николаем, второй - с третьим, который был на судне уже почти год. Иначе ни капитан на мостике, ни стармех в машине не выдержит. Хотя и так - всё на нервах, и толком никто не отдыхает.
Валера тоже почти безвылазно находился на службе, большую часть - в ЦПУ, но и обходы делал по машине, по судну, и мостик проведать не забывал, за бортом было, чем полюбоваться.



Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 51
Опубликовано: 01.01.2017 в 15:22
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора










1