Елена Рабочая-Маринич


Елена Рабочая-Маринич
ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР

Был вечер роскошен,
а впрочем, и душен, и жарок.
Плыл запах густой
от привядшего в вазе букета.
На скатерти гроздь винограда лежала -
подарок
Идущего к осени,
мёдом пропахшего лета.
В открытые окна,
на цыпочки встав,
георгины
глядели умно и серьёзно,
как малые дети.
И гостем желанным влетел,
занавеску откинув,
с асфальтовым запахом,
знойный,
но всё-таки ветер.
Цикад стрекотанье
усладой услышалось слуха,
сливаясь со свистом стрижей,
что носились кругами.
И им диссонансом
гудела влетевшая муха -
снующая точка
в закатной оранжевой гамме.



МОЙ ТОПОЛЬ

Ах, тополь, тополь,
ветреный красавец!
Ты гибок, строен,
твои сны легки.
И тополиный пух
летит,
едва касаясь
моей щеки.
Шумит шатёр,
из клейких листьев соткан,
а выше -
синь
без края, без границ.
Мой тополь, ты
наполнен солнцем,
соком
и щебетаньем птиц!
Твой светлый ствол
с земли уходит в небо,
вибрируя
натянутой струной.
И не поверю я,
что связь искать нелепо
между тобой и мной.
Стою,
весь мир вобрать в себя готова,
душа -
сродни натянутой струне.
И долго
кем-то брошенное слово
звенит
во мне...



* * *

Кто ты,
мальчишка с губами припухшими?
Кто ты,
мужчина с глазами потухшими?
Где ты?
Пусто.
Будто
одна я на целой планете.
Пусто...
Дома
мне от тебя не осталось ни звука, ни шороха.
В форточку, что ли, они улетели?
Пусто
на нашей горячей постели.
Только
грустно
глядят на меня из углов
вещи наши,
как мысли наши.
В нашей квартире,
как в сурдокамере,
тишина
давит
на уши.

... С улицы -
чуждые полубредовые звуки.
Вот она, значит, разлука.
(Слово какое банальное!)
Стыну.
О прошлом горячие слёзы
стекают с глаз,
с губ
и где-то в извилинах мозга
кристаллизуются в воспоминания.

Что ж, перемучаюсь, перестрадаю...
Но, может, тогда я и отгадаю,
кто ты,
мальчишка с губами припухшими,
кто ты,
мужчина с глазами потухшими,
кто ты?..



* * *

Девятнадцать лет живу на свете.
Мало или много, сколько это?

В поле, где цветы я собирала,
новые дома повырастали,

вьются лентой новые дороги.
И выходит: девятнадцать - много.

... Время, время, всё спешит упрямо.
До чего же постарела мама!

Каждый год - всё новые морщинки.
Каждый год - всё новые сединки.

Не смотри, прошу тебя, устало.
Девятнадцать?
Пусть же будет мало!



* * *

Неисправимый мой мальчишка,
Мой верный сокровенный друг,
Мой брат, любовник и супруг!

Ты был мне всем: глупцом, уродом,
Красавцем, мудрым стариком.
Но ни по ком, поверь, я сроду
Так не страдала. Ни по ком!

И если только ты захочешь,
То для тебя я стану вмиг
Звездою - самой тёмной ночью
И тенью - днём у ног твоих.

Как я жила - не понимаю -
Без твоих тёмных добрых глаз?!
В твоих объятьях - умерла я,
В твоих объятьях - родилась!



НАТАШКЕ

Повадки маленькой милой кошечки,
ладошки нежные - пальчик к пальчику.
Танцуй, Наташечка, в босоножечках,
своди с ума мужичков и мальчиков!

Туда, где трудится электроника,
скользни меж взглядов косых прилипчивых.
Танцуй, Наташка, чертёнок тоненький,
чертёнок, стройненький до неприличия!

Танцуют ноги, глаза танцуют
под незнакомый чудной мотив.
А кавалеры? Они пасуют,
как будто лишку вина хватив.

Им показалось, ты их приветишь,
но ноги дерзкие веселы.
И неуклюжие, как медведи,
они шарахаются в углы.

Ах, ну их, ну их! Пусть лица кружатся,
как будто листья летят осенние.
Танцуй, Наташка, пусть беды рушатся,
как небоскрёбы в землетрясение!

Иди царевной, плыви печальницей,
скачи, как по полю стригунок!
Ты, незаметная, теперь начальница
случайной музыки у своих ног.

Чужих улыбок, чужих ошибок,-
что из того, что влетит, дрожа,
с глазами, круглыми, как у рыбы,
вахтёрша с нижнего этажа?!

Ах, не волнуйтесь, всё скоро кончится,
всё скоро смолкнет: и шум, и смех.
И будет тихо, хоть так не хочется!
... Лишь лампы круг, да в окошке снег.



ОСЕННЕЕ МОРЕ

Ветрено, холодно, грязь.
Дует норд-ост неизменный.
Плача, а, может, сердясь,
море швыряется пеной.

Бьются седые валы,
бьются о берег песчаный.
Нет, они вовсе не злы,
только немного печальны.

Море, как древний старик,
охает в логове древнем,
всё о былом говорит,
хочет на солнце погреться.

Только подёрнуто мглой
небо. И ветер всё дует.
Воет и воет со злом -
бороду треплет седую.

Старое сердце болит,
давние думы печальны...
Бьются седые валы,
бьются
о берег
песчаный.



ДА ПРИБУДЕТ ЖИВОГО В ЖИВОМ

За прекрасным оленем
охотился древний мой пращур.
И однажды настиг.
И из лука убил своего.
И от счастья кричал он.
И крови весенней горячей
он напился.
Но вы не судите его.
Нам, зверям и микробам,
и в прошлом, и в будущем веке -
всем друг друга съедать.
Да прибудет живого в живом!
Воду мелких ручьёв
выпивают могучие реки
и из малых кирпичиков строится дом.
Всем, погибшим во мне, говорю я: "Спасибо!"
В вечной битве за жизнь
всяк по-своему прав.
И во мне с каждым днём
да прибудет великая сила
и зверей, и деревьев,
и соками налитых трав!
Наши жизни не вечны.
Не вечно мне жить на Планете.
В свой черёд я погибну,
себя предоставив другим.
Но и это,
и это ведь будет, поверьте,
нашей жизни земной
торжествующий гимн.
Из меня прорастут
и деревья, и травы, и люди.
Буду веткой зелёной
и крови горячим глотком.
Это наше бессмертие.
И да прибудет,
Да прибудет живого в живом!



СЫНУ

За окошком зимней бури звуки,
между нами ветер, ночь и дождь.
В темноту протягивая руки,
ты меня, наверное, зовёшь.

Светится на ёлке синий шарик.
Что-то в нём от грустных детских глаз.
Нашу ёлку мы не украшали,
но её украсили для нас.

Клоуна забавная гримаска,
тихо смотрят лампочки во тьму...
Наша ёлка грустная, как сказка,
не рассказанная никому.



НАСТРОЕНИЕ

Вечер одинокий.
Ко мне приходят мысли,
тоже одинокие,
как странники слепые.
Сделать что-то хочется,
но всё бесполезным кажется.
Пустой и тёмный вечер,
как высохший колодец...



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 88
Опубликовано: 28.12.2016 в 23:20
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1