Борис Васильев-Пальм


Борис Васильев-Пальм
ПЕРЕД КАРТИНОЙ И. ЛЕВИТАНА "ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН"

Когда я думаю о звонах,
о голосах колоколов,
вовсю малиновых, зелёных,
летящих вдаль поверх голов,
мне вспоминается не Герцен,
а им разбуженное зло.
Я размышляю с болью в сердце:
родителям не повезло -
не слышат, как, после запретов,
их детства музыка плывёт
над возрожденьем без Советов,
от славной древности вперёд,
призывом жить без потрясений,
напоминаньем: с нами Бог...
Но колоколен звон весенний
вполне утешить - нет! - не смог.
Молчал он дольше полувека,
и в той зловещей тишине
болела вера в человека,
лечить которую не мне.



* * *

Из Кремля, кабака или штольни,
при делах при людских и проделках,
каждый судит со своей колокольни
хоть о сути бытия, хоть о девках.

У Ивана колокольня уролога,
у Олега позиция ратника,
у Сергея платформа эколога,
у Ерёмы толкованья привратника.

Тот здоровый, а тот калека,
та чиновник, прядильщица эта...
Словом, как ни крути, ни кумекай,
точка зренья вообще человека
может быть только в сердце поэта.



ПРЕДЧУВСТВИЕ ЗИМЫ

Стоят молчаливые сосны,
бегут говорливые реки,
забыв до ближайшей осени
о синеватом снеге.
Зелёное нежится лето,
себе на ромашках гадая,
о том не заботясь, что где-то
в пути уже осень гнедая.
Цветы о грядущем не тужат,
осыпаны солнца дарами...
А я вдруг почувствовал - стужа
зимы моей не за горами.



ПРИЛОЖЕНИЕ К ЦВЕТАМ НА МОГИЛУ МАТЕРИ

Скольким я тебе обязан, мама!
Жизнью - это всё-таки судьбе,
а что выжил посреди бедлама
и запел, спасибо лишь тебе!
Батюшкины сила и таланты,
но ума сердечность от тебя...
Нам кариатиды и атланты
завещали ношу бытия
с музыкой её архитектуры,
с хороводом радостей и бед,
и хлопот, что не клевали куры...
Покаянно я даю обет:
как бы ни глумились вражьи силы,
всю в узлы свивая Парки нить, -
к благу моему твоих усилий
жалобой на жизнь не осквернить.



СОВЕТ

Утро встречайте улыбкой
за обещание дня, -
этой субстанции зыбкой
от неземного огня.
День провожайте молитвой:
вечной не стала бы ночь,
где ни слезами, ни битвой
солнца лучам не помочь.
Мира незваные гости,
жизни нечаянный дар,
в бездну унынья не сбросьте,
встретить умейте удар
Рока прознаньем ошибки...
Каркает пусть вороньё,
вы ж, не скупясь на улыбки,
делайте дело своё!



* * *
М. С.

Вот и вечер, и ветер с прохладою, -
дуновение "той" стороны...
Чем же я себя в сумерках радую
под звучанье минорной струны?
Только памяти крепкой провалами,
да извечным полётом мечты,
да цветами надежд небывалыми,
ибо мне улыбаешься ты!



ПОЭТУ, ИЗМЕНИВШЕМУ МУЗЕ С ГАЗЕТОЙ

О, несчастный в полной мере;
ты, как пленник на галере
в кабинете у окна,
а ведь жизнь всего одна...
Чем прикован ты к газете, -
пылесосу новостей,
почему живёшь на свете
без движенья, без затей?
В полутёмном кабинете
в стол упёрся твой живот...
Мне казалось, что в поэте
пилигрима дух живёт,
дух причуд и авантюры,
любознательности дух,
что поэт - певец натуры -
жив, как минимум, за двух...
Извини, тут не упрёки, -
зависть тут, едрёна вошь!
Как учитель, ты уроки
мне сидением даёшь:
дескать, всё, мой друг, на свете
маета и суета,
и в сидячем жизнь поэте
всех живей, коль есть, мечта!




ОБРЫВОК "ЦЕПОЧКИ ДЛЯ КРЕСТИКА"

*

"Никогда", - канючил ворон По Эдгара...
Никогда не говорите "никогда".
Никогда не забывайте: жизнь - подарок,
а плохой подарок - это не беда.

*

Не беда, что ты талантливый не самый,
бедный пасынок славянских двух держав,
а беда, что под чужими небесами
оказался, никуда не уезжав.

*

Не уезжав своей Отчизны за пределы,
вдруг иностранцем оказался в одночасье,
и этот фокус политических проделок
хозяйка новая велит считать за счастье.

*

За счастье можно посчитать любое чудо,
когда хоть что-нибудь при том не станет гаже...
Но если "плохо" превратилось в "очень худо",
то не нужна мне "незалежність" даром даже.



ИЗ ЦИКЛА "СТИХИ, НЕ НАПИСАННЫЕ МОИМ ОТЦОМ"

1

Северного сполохи сиянья
пляшут у оленя на рогах...
Красочные неба подаянья
круга заполярного в руках,
задником над синей тундры сценой
повисят и - в хороводный пляс!
Вот концерт бесплатный и бесценный...
Я о нём точить не буду ляс.
Не расскажешь. Надо видеть. Даже
кистью в красках, нет, - не написать.
Только тянет в забубённом раже
так же над оленем поплясать.

2

Глухарей по борам токованье,
над болотами свист куликов,
светотенью зари рисованье,
небеса в кружевах облаков;
по растениям живности шорох
с еле слышным в траве родником,
струйкой дыма от выстрела порох
с папиросным на пару дымком,
ароматами северной флоры,
сотворяющий хмеля букет,
и с медведем смертельные споры,
где просчёту прощения нет;
и с форелью речные пороги, -
давних, детских мечтаний предел, -
вот на что поменял я тревоги
городских нерешаемых дел.



НАПОМИНАНЬЕ В УТЕШЕНИЕ


Не летаешь во сне, не рожаешь стихов
и красавицам больше не нужен,
поседел, полысел от забот и грехов,
ветром веяний новых простужен...

Если то, что пропел молодым соловьём,
растворилось в чужом, позабыто,
поросло, так сказать, пресловутым быльём,
то есть, умерло или убито,

не горюй, не тужи, устаревший поэт,
не суши себя, завистью мучась:
кому год, кому век, кому тысяча лет,
но у всех одинакова участь.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 73
Опубликовано: 28.12.2016 в 23:06
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1