Светлана Бурова


Светлана Бурова
ПОСЛАНИЕ СОВЕТСКОМУ РУБЛЮ

Когда, командуя парадом,
Ты гордо голову держал,
Тебя окинув нежным взглядом,
Сказала: "Вот мой идеал".
Казалось мне, что ты едва ли
Уступишь доллару. Увы,
Тебя, мой друг, к земле прижали.
И стал ты ниже той травы,
Что ростом, прямо скажем, с пальчик.
Но не таю в душе я зла,
Хотя любовь к тебе, обманщик,
И безответною была.
Ты рос обласканным ребёнком,
Надежды подавал. Беспечно
Стипендию в карманах скомкав,
Я думала: так будет вечно.
Сберкассам верила я свято.
Не понимала, как ни странно,
Тех, кто назвал тебя когда-то,
Как в воду глядя,-- деревянным.
Ты путешественник был страстный.
И часто к морю прибывал.
А пред тобой торговец частный
На задних лапках танцевал.
Твоё здоровье пили чарку
И в Казахстане, и в Тайге.
Ходили слухи, будто с маркой
Был на короткой ты ноге.
И доллару порой, мол, в споре,
Не уступал. Что ж, молодец!
Но ты скатился вниз, и вскоре
Правлению пришёл конец.
А с ним конец и всем надеждам
На жизнь достойную. Опять
Пришлось столетние одежды
Народу штопать и латать.
И снова нищие нищают
И богатеют, кто богат.
А правдолюбцы всё гадают,
Кого судить, кто виноват.
Но крепки у виновных нервы,
А совесть видит сладкий сон.
В одном кармане у них евры,
В другом -- "зелёных" миллион.
Я тоже нервы закалила,
Чтоб как-то пережить обвал,
И тайно евры полюбила,
Теперь они мой идеал.



НОС
(размышления перед зеркалом)

Кому-то не понравился мой нос.
А нос, как нос. Таких кругом немало.
Он до размеров крупных не дорос,
И я его ничуть не задирала.
Он вовсе не похож на пятачок,
Крючком не загнут, как у Бабки-Ёжки.
За что ж бедняжка получил щелчок,
Хоть вызывай от боли "неотложку"?
Свой нос не променяю на другой,
Коль вытяну и жребий долгожителя.
Он предназначен мне самой судьбой.
И дорог мне как память. О родителях.
Всем не понравишься и всем не угодишь.
Кому-нибудь, да будешь неугоден.
К тому же, век в норе не просидишь,
А паранджа у нас ещё не в моде.
Пусть злые языки, как папиросы,
Порой опасней тысячи собак,
Утешусь тем, что я осталась с носом;
Без носа дело -- истинно табак.
Мой друг, прощай
Обиды и злословье.
На всё чихай
И береги здоровье!



ПУСТЬ БУДЕТ МИР СПАСЁН

Нашла коса на камень --
И бесятся князья.
Нашла коса на камень --
И ссорятся друзья.
Нашла коса на камень --
Меж братьями война.
Нашла коса на камень --
И рушится страна.
Вражды бушует пламень,
Мрачнеют небеса.
В огне и твёрдый камень,
И острая коса.
Но вновь мы что-то делим
Между собою, брат.
Мне ли понять, тебе ли,
Кто в ссоре виноват.
Командовать привычка,
Стяжательства ли бес?
Тут только чиркни спичкой --
И пламя до небес.
................
Не стройте счастье на крови --
Нам высший дан закон.
От ненависти шаг к любви.
И так ли труден он?
Ведь даже яд обидных слов
Смертельным может стать.
А мир должна спасти Любовь,
Что учит нас прощать.



МУШКА

Какие отвратительные мухи
В июле роем в воздухе кружат!
Как будто в них вселились злые духи,
Чтоб на земле устроить сущий ад.
Но если вы малютку-мушку в марте,
Едва заметную на полосе стены,
Увидите, то вам её, представьте,
Сберечь захочется, как вестницу весны.
Весна, весна! Ну как не стать поэтом,
Приметив мушку на её лице.
Но не забудьте: за весною -- лето.
Вдруг мушка станет мухою цеце?



НЕЗНАКОМКЕ
памяти Наталии Ченчик

Ваши стихи и мудры, и свежи,
Сравнимы с цветком полевым.
Они Вам, наверное, были нужны,
Как птице, летящей сквозь дым,--
Глоток кислорода. Как дождик пустыне,
Как солнце холодной росе,
Как чёрным деревьям серебряный иней,
Как вера в бессмертье душе.
А Ваша душа -- и чиста, и ранима,
Искала отраду в стихах.
Стихи -- её дети. Поэтому с ними
Ей будет тепло в небесах.
Кому на земле свет мечты не потребен,
Тому и не снился полёт.
А Ваша душа тосковала о небе.
Пусть Бог ей бессмертье пошлёт.



РАЗГОВОР ВО ВРЕМЯ ЗАБАСТОВКИ

подражание классику

Лёшка-сын к отцу пришёл.
И сказал вдруг Лёха:
"За границей хорошо,
А у нас так плохо.
Прожил долго ты, отец,
Под худою кровлей,
Так ответь же, наконец,
На вопрос сыновний:
Почему садимся мы
Постоянно в лужу
И живём, что ни возьми,
С каждым годом хуже? "
Призадумался отец,
Отложил газету:
"Ты, гляжу, подрос, малец,
Поумнел при этом.
В школу бы тебя сейчас,
Там всё растолкуют.
Школы же, в недобрый час,
На замке: бастуют.
Бастовать, иль помирать,--
С выбором негусто.
Да и что тут выбирать,
Коль в желудке пусто.
Жил учитель не ахти,
Но имел получку.
С чьей-то лёгкой вдруг руки
Доведён до ручки.
Кто же в этом виноват,
В чьих то интересах:
Вместо школы зоосад
Видеть для балбесов?
Забавляйся, молодёжь,
Стайкой подзаборною.
Дозу принял, мир хорош!
Веселись наполную.
А по телеку десерт:
Порномордобитие,
Супервыскочки концерт.
Вот и всё развитие.
Вот вам колледж, вот вам ВУЗ.
Будь хоть Ломоносов,
Если батя твой не туз,
Оставайся с носом.
То, что денежки в цене,
Не секрет, не ново.
С ними всадник на коне,
Даже безголовый.
Если и мозгов-то нет,
Но король на рынке,--
Поезжай! Зелёный свет
Для твоей скотинки.
Были б к знаниям, сынок,
Всем пути открыты,
Может, жили б мы, дай Бог,
Трезво да и сыто.
Ум, уменье -- не апломб,
Сын, должны цениться.
Толку, что купил диплом,
А ума крупица..."
Замолчав, отец вздохнул.
Наболело, видно.
За себя и за страну,
За детей обидно.
А потом сказал ещё
С грустью: "Лёха, Лёха!
Ты пожил бы хорошо,
Ну хотя б не плохо! "



* * *

Мне хотелось сказать,
что тебя разлюбила,
Что конец есть всему,
что всему есть предел.
Мне хотелось кричать,
но покинули силы,
Да и ты тишину
нарушать не хотел.
Собрались за окном
тучи, небо нахмуря.
А потом грянул гром,
враг остывшим страстям.
И в дыму сигарет,
вслед за пьяною бурей,
Десять прожитых лет
полетели к чертям.



* * *

Твои мысли за семью замками,
А в моих разброд и ералаш.
О любви беседа между нами,
Что она: реальность, иль мираж?
Хоть я просвещённая немного,
И тебе ума не занимать,
Диалог наш -- цепь из монологов.
Как прикажешь это понимать?
Впрочем, продолжать его не стоит,
Догадалась, кажется сама:
От любви нам не грозит обоим
Умереть или сойти с ума.
Можно объясниться без тумана,
Выбросив всю блажь из головы:
Ты герой не моего романа,
Да и я не Золушка, увы.
Непохожая на героиню,
Что жила средь принцев и пажей,
Я гражданка каменной пустыни
И в обман не верю миражей.
Как огня, боюсь очарований,
И разуверений я боюсь.
Может быть, смелей другая станет,
Я уже вовек не обожгусь
И спасусь от боли, уж поверь ты.
Всем заядлым грешникам назло,
Повезти должно мне в лёгкой смерти,
Коль в любви до гроба не везло!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 74
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:51
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1