Татьяна Левченко


Татьяна  Левченко
* * *

Иду под ливнем солнечно-искристым.
И струи жгучи -- словно из огня!
Как -- сотни радуг: чистых и лучистых --
Благословляют грешную меня!

Мне этим ливнем душу исхлестало,
Смывая всё -- и зависть, и злобу.
И я опять самой собою стала.
И в том благодарю свою судьбу,

Что, как бы мир жестокий ни старался
Меня в коросту жёсткости одеть,
То здесь, то там -- луч доброты прорвался:
Из всех щелей душа стремится -- петь!

Петь -- чтоб другие души раскрывались,
Как на заре бутонов лепестки.
Петь -- чтобы жизни нить не оборвалась,
Как в урагане осени листки.

И буря чувств, и волны нежной ласки,
И жар любви чтоб в душах клокотал.
Хочу, чтоб в мире каждый, без опаски,
Раз навсегда самим собою стал!



ШКОЛА ЖИЗНИ
Нагорному В.В.

Я, в пору из волшебных детских сказок,
Любила слушать голос чуть ворчливый:
То бабушка, с улыбкой ясноглазой,
Меня любви и нежности учила.

А в пору переменчивых решений,
Когда тревог девичьих -- без просвета,
Учила меня мать моя терпенью,
Дарила щедро добрые советы.

Потом меня учили мои дети
Заботливости, ласке и тревоге.
Учили меня радости рассветы
И верности -- далёкие дороги.

И, как итог души моей творенья,
Лучом, дарящим путь в кромешной мгле,--
Учил меня отец сажать деревья,
Чтоб добрый след остался на земле.



* * *

Порожки колодверные
Вызванивают болью...
Пойду-ка я, наверное,
За хлебом и за солью --
Встречать гостей непрошеных,
Непрошеных, нежданных:
Стишонков доморощенных --
Любимых, нежеланных.
Вам скатертью дороженька,
Уродливые детки!
Кто -- крив, кто -- хромоноженька,
Кто -- как сухая ветка.
Вы горе-счастье сложите
В негромкое застолье.
Вы делите и множите
Простое хлебосолье.
Мне долго с вами мучиться,
Выравнивая строчки.
А если не получится --
Останутся три точки...



ИЗ ПИСЬМА

...Пишу к тебе возвышенным я слогом.
Ведь в упрощённом нашем языке
Душевность и сердечность понемногу
Уходят даже из высоких тем.
Скудеет наш язык великорусский,
Слова свои исконные сменяв
На сленг, жаргон, понятный в круге узком,
Неприменимый к чувствам россиян.
И я не удивлюсь, что не понятен
Мой -- для тебя -- "литературный стиль":
Уже, считай, не каждый ли писатель
Сленг на свои страницы допустил.
И мне порой становится так сложно
Читать и даже просто говорить!
Пора бы издавать уже, возможно,
Для этой, новой, речи словари.
Но я пишу, уж ты прости за это,
На языке без сленговых замен.
Будь снисходительнее к странному поэту,
Который не желает перемен.



ОТРАЖЕНИЯ

В окне напротив -- отраженья наших окон.
А в наших окнах отражается рассвет.
Средь бесконечных отражений одиноко.
Как -- настоящего рассвета вовсе нет.

Так и живём среди осколков отражений,
Не зная, где же настоящее найти.
Быть может, мы -- изображенья искажений
И лишь во взлёте мысли -- истины пути.



ЗЕМЛЯНЕ

Натянут парус синевы небес нетленный
И за бортом бурлит Пространство -- не вода.
Несёмся в Космосе к концу своей Вселенной.
Фарватер выверен не нами -- не беда.

Вперёд несёмся. Без оглядки, наудачу.
Без якорей, хоть и причалов тоже нет.
А Сфинкс Вселенной задаёт свои задачи,
Как будто сам он может знать на них ответ.

О наших целях кто как может, повествует.
Все -- капитаны: не уйти нам с корабля!
И вечный двигатель в природе существует:
Как ни крути, а всё же вертится Земля.

В правах равны все -- и цари, и голодранцы,
Кто к Свету рвётся, и кто кроется во Тьме --
Бродяги блудные с "Летучего голландца",
Чей порт приписки уже стёрся на корме.

Кукушка вечность человечеству кукует.
А значит, мы не исчезаем без следа.
Загадку Сфинксу загадали мы такую,
Какую он не разгадает никогда.



* * *

Пляжный сезон. Однажды
Боль настигла лавиной:
Утром на людном пляже
Выбросились дельфины.

Словно настал день судный --
Страшно, сказать нельзя:
Нефтью с погибшего судна
Выжгло у них глаза.

Оба ещё дышали,
Вслушивались, как будто
Помощи ожидали
С минуты и на минуту.

Солнце пекло нещадно.
Люди ушли за камни.
Лишь папарацци жадно
Щёлкал затвором камеры.

В том, что было глазами,--
Влага слезою скудной.
"Люди, вы разве не знали
О затонувшем судне?!

Медлить нельзя ни часу!" --
Молча кричали дельфины.
Знали мы всё прекрасно.
Пальцем никто не двинул.

Зря папарацци, так-то,
Поизводил всю ленту.
Ведь ни один редактор
Снимки не взял в газету:

Пляжный сезон. Замяли
Дело о двух дельфинах.
Судно ещё не подняли.
Да и когда поднимут?!

.....................

Летнее пекло жгуче
Надолго остановилось.
Снова вопросом мучусь:
Было или -- приснилось?

Сон? Так -- скорей проснуться!
Лучше: рывком и сразу!
(В этой жаре свихнуться
Можно на все три фазы!)

Если же это было...
Кто мне ответит -- где же
Плачут мои дельфины?
Есть ли у них надежда?!

... Встать бы средь Мирозданья
И зареветь тифоном:
Сколько ещё -- страданья
Будут "естественным фоном"?!



* * *

Тучи над солнцем всходящим проносятся мрачно.
Бурно роятся в них сонмы прекрасных снежинок.
Падать боятся на тёплую, влажную землю,
Чтоб не растаять. Но кто-то ведь должен быть первым.
Кто-то возносится ввысь: упаду, мол, последним --
Первым заметят меня и лишь мной восхитятся.
Кто-то, напротив, срывается вниз торопливо.
Мол, посмотрите: пока не погиб, я -- прекрасен!
Лягут в сугробы последние с первыми вместе.
Будут уже не снежинками -- снегом безликим.
Только в полёте они по-отдельности видны.
После паденья -- сливаются с общею массой.



СКИФИЯ

Скифия-земля...
Горькая вода...
Это -- горечь слёз
Всех, от века, вдов.
Запах знойных трав
Маревом встаёт.
По степи -- холмы
В ковылях седых...
Дробный стук копыт!
Зоркий скорый взгляд
Из густых ресниц:
Всадник из легенд
Вихрем налетел
И -- ушёл за грань,
В маревую даль.
Не Пегас конёк --
Коренаст и гнед.
Но взметнулась пыль
И -- пустая степь!
Всадник из легенд
С маревом взлетел
К блёклым небесам,
Растворился в них...
Сорванной струной
Звон в степи плывёт.
Шепчут ковыли
О былых веках.
Да в курганах спит
Скифская печаль...



* * *

...Это были два белые лебедя...
Пролетели по кругу над озером.
Там, над озером, вьюга куражилась,
Умудряясь снежинки огромные
Проносить, чтобы долго не падали.
И кружились снежинки, послушные
Всем движениям ветра капризного.
И сложились в картину чудесную:
Пролетели два белые лебедя...



МЕЛОДИЯ ВЗЛЁТА

Снова просится песня из сердца на волю,
Словно крыльями птица забила в груди.
Дайте музыку мне! Задремали вы, что ли?!
Ведь у песни полёт ещё весь впереди.

Ах, маэстро, сыграйте мелодию взлёта!
Песня ждать не желает, а хочет звучать.
Если я не успею -- допойте, хоть кто-то:
Ваше сердце ведь тоже не может молчать!

Пусть слова под мелодию льются свободно,
Пусть тревогу и радость несут они вам.
Ну, а если повеет вдруг вьюгой холодной,
Вы мелодии верьте, не верьте словам!

Мне всегда одного не хватает куплета,
Чтобы крылья расправить, рвануться в полёт!
Если песня останется мной не допета,
То пускай её кто-то другой допоёт!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 65
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:48
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1