Наталья Трушкова


Наталья Трушкова
* * *

"Кто ты такая, чтоб тебя любить?
Ославлена, стара и с сединою.
Не нам чета. Смешною нужно быть,
Чтоб осень жизни спутать вдруг с весною."

Благодарю! Летящих стрел огни
Навылет сердце выбросили в юность.
Калейдоскопом -- праздничные дни...
Их лёгкая наполнила бездумность.

Всего лишь взгляд -- небесный метеор,
Всего лишь жест -- в нём нежность и тревога.
В твоих словах ткала любовь узор
И радостью стояла у порога.

Благодарю. Не чаяла уже
Испить вина пьянящего разлива.
Подарком дорогим тоскующей душе
Звучат твои слова: "Ты так красива."



КОТУ

Никто котам стихи не посвящает.
О верности кошачьей не кричат.
А сколько тысяч лет они спасают
От одиночества и взрослых, и ребят.

Пушистые, любимые зверюшки --
Тепла и неги колобки.
Всегда на страже! Ушки на макушке!
Украсть сметану и порвать клубки

Готовы вы. Но вас легко прощают,
Надравши, гладят, молочком поят,
Кусочком рыбы дружбу закрепляют,
Обнявши вас, блаженствуют и спят.

Красивые, изящные зверюшки,
Вы под рукой, когда невмоготу.
Дружочки вы! Дружки! А не игрушки.
И дружбы этой славлю красоту.

История чудес немало знала:
Коты искали дорогих людей,
Протопав путь тернистый и немалый!
Ты береги котёнка и жалей.



* * *

Дождь стучится осторожно,
Словно путник у двери.
Весточку принес, возможно,
В час бессонный до зари?

Весть добра или печали?
Быть готовой ко всему...
Праздник был у нас вначале,
Может, проводы ему?



* * *

Благодарю тебя, мой добрый гений,
Мой дар писать, неяркий и простой.
Я знаю счастье радостных мгновений --
Победы над бедой и суетой.



* * *

Гряда холмов -- верблюд стогорбый -- дремлет.
В степи полынь -- духи на все века.
Луна словам любви и вздохам внемлет,
И небеса, как вечности река.

Покой во всём. И ветер крылья прячет.
Земля усталою кормилицею спит.
Ночной порой всё видится иначе,
И Вечность с человеком говорит.


* * *

Что-то смута в моём сердце.
Что-то смута и печаль.
Никуда от них не деться.
И себя совсем не жаль.

Дождь стучит, как нищий кружкой.
Темень ночи, как печать.
Нежность горькой побирушкой
Мне привидится опять.

Очи-очи -- звёзды синие.
Птицы-жар осветят тьму.
Сколько ласки в твоём имени,
В твоих взглядах. Почему?

Почему? Откуда слёзы?
То дождинки за окном.
Тёмной ноченьки угрозы?
Это просто майский гром.

Утром солнце грусть развеет,
Заалеет в чашах роз,
Приласкает, отогреет
От угроз и просто гроз.


* * *

Запах палой листвы
И небес розоватые дали.
Мы тобою на "Вы",
Елей тёмная зелень печали.



СОСНЫ

Как много зим и много вёсен
Тянулись ввысь верхушки сосен,
Навстречу солнцу, небесам,
Дневным и звёздным чудесам.
И обнажив стволы прямые,
Как души высветив святые,
В зелёном царственном раю
И у обрыва на краю.
На страже высшей правоты --
Природы чистой красоты,
Их кроны солнце коронует,
Величье власть даёт святую.
Так гении среди людей
Душою выше и ровней,
Их часто рубят на корню,
Чтоб не завидно было пню.
Кто ростом выше -- не забудь:
Топор наточит кто-нибудь.

СОБАЧЬЯ ЛЮБОВЬ

Вечереет. Зябко. Воет ветер.
Ветка тополя стучит в окно.
Пёс-дворняга у калитки встретил,
Поджидал меня уже давно.

И -- восторг собачий! Лижет руки.
Что ему ненастье? -- Ерунда!
Он согласен на любые муки,
Только б быть с хозяйкою всегда.

Нерасчётлив, ласков, предан -- Боже!
Нам высот собачьих не достичь.
Ведь любовь для них на жизнь похожа.
И дороже, чем любая дичь.



ЗАЩИТНИК

Саша с мамой были друзья. Не у всех мальчиков мамы друзья, а у Саши -- друг. Они всегда с мамой заодно, если против мамы бабушка или папа. Мама у Саши очень красивая и любит красивые платья. Она их покупает, а папа с бабушкой её ругают.

- Вот, опять все деньги истратила, ребёнку на питание не хватит! -- кричала бабушка.

Мама молчала, а Саша отбивался:

- Мне хватит на питание, я мало ем!

- Не девчонка, довольно уже наряжаться,-- ворчал папа.

- Пусть! Она же не бабушка,-- убеждал Саша папу, потому что Саше так нравилось, когда мама в новом платье, когда от неё пахло духами, а волосы были уложены в причёску и сверкали. У Саши даже дух захватывало. Мама стояла и радостно улыбалась, она хотела, чтобы все её хвалили и любили.

Саша видел, как от упрёков у мамы гасли глаза и она сникала. Меняла платье на старый халат и шла на кухню. Саша шёл за ней следом. Он прижимался к ней и шептал:

- Мачка! Ты самая красивая в этом новом платье!

- Не мачка, а мамочка! Это правда, Саша? -- доверчиво спрашивала мама и присаживалась на корточки.-- А причёска моя тебе понравилась?

Саша трогал её сверкающие волосы ладошкой и восхищённо говорил:

- Да, мачка! Я в кино видел такую, у артистки.

Мама весело целовала сына и шептала:

- Спасибо, дружок. Теперь у меня хватит сил на стирку и уборку.

- Я тебе помогу,-- так же тихо отвечал сын.

Зимой Саша простудился и заболел. Он долго лежал в больнице, а после больницы его отправили в санаторий в другой город. Мама отвезла его и попрощалась. Она стояла, постаревшая и некрасивая. Как только мама уехала, Саше стали сниться сны, в которых мама приходила к нему в новых платьях, со сверкающими локонами на плечах. И он думал, как её теперь ругают бабушка и папа, а защитить некому. Саша тосковал, мучился и не знал, как помочь маме.

Они каждый день играли с ребятами во дворе санатория. Однажды Саша нашёл монетку, пятнадцать копеек. Обрадовался и спрятал в карман. Пришёл в палату, вытащил конверт и надписал его на обороте: "Секрет для мамы". А на белом листе бумаги старательными каракулями вывел:

"Здравствуй моя любимая мачка! У меня всё хорошо! Я вылечиваюсь. Нашёл пятнадцать копеек, посылаю тебе. Целую, твой сын Саша."



ПАПА-МОРЯК

У Серёжи появился папа. Раньше они с мамой жили вдвоём и Серёжа очень хотел, чтобы к ним приехал папа.

Каждый вечер папа приходил в садик и забирал Серёжу. Мальчик гордо и радостно смотрел на высокого моряка и кричал на весь детский садик:

- За мной папа пришёл! -- И бежал к моряку, не забывая по дороге оглянуться, чтобы проверить, как смотрят дети на его папу. Дети, как и полагалось, смотрели на моряка одобрительно.

Утром, едва переступив порог группы, Серёжа заявлял:

- Вечером за мной придёт папа!

Все радовались за Серёжу.

Но однажды за ним пришла мама. Серёжа тревожно посмотрел на неё и замер на месте. Его розовые щёки побледнели, тонкие пальцы вцепились в кубик и не хотели разжиматься, широко раскрытые глаза недоумённо смотрели на маму. Она ласково улыбнулась:

- Серёжа, пошли домой!

Мальчик не двигался с места. Женщина растерянно огляделась, словно извиняясь перед детьми за Серёжино поведение, потом подошла к нему:

- Ну, что ты, Серёженька? Я не хотела тебя огорчать заранее. Папа ушёл в рейс. Он вернётся не скоро.

Серёжа облегчённо вздохнул:

- Ничего. Я подожду его в садике.



ИЗВИНИТЕ

В детский сад входит симпатичная девушка баскетбольного роста. Курносый лопоухий Виталик смотрит на неё удивлённо.

- Ой, тётя, какая Вы большая! -- поражается он.

- Вот вырастешь, и будешь таким же! -- обиженно отвечает девушка.

- Я очень хочу вырасти! -- доверительно делится Виталик и даже жмурится от удовольствия.

Но девушка уязвлена.

- Ты вырастешь и будешь таким же большим, как я,-- мстительно добавляет она.

- А! Значит, я буду Дядей Стёпой! -- очень счастливым голосом восклицает Виталик и только теперь замечает, что у девушки от обиды прыгают губы.

Он задумывается, смотрит на неё сочувственно и доброжелательно говорит:

- Вы, наверное, Дяди Стёпина Тётя?! А я Вас не узнал! Извините...



ДРУГ

Каждый раз, когда дети одевались на прогулку, Вова терпеливо завязывал Наде шнурки на ботинках, застёгивал трудную верхнюю пуговицу на пальто.

Однажды Надя шалила и разбила вазу для цветов. Воспитательница поставила Надю в угол. Надя нудилась в углу, глядя, как девочки играют в зоопарк плюшевыми игрушками. Когда же Ира взяла её любимого Чебурашку, Надя горько заплакала.

Вова тотчас заметил Надины слёзы. Ему и без того было не по себе, а теперь стало совсем плохо.

- Надя плачет,-- грустно сказал Вова, подходя к воспитательнице.

- Ей, наверное, вазу жалко? -- спросила Нина Егоровна.

Вова обиженно глянул на неё. Лицо у Нины Егоровны было серьёзным, а Вове почему-то казалось, что она смеётся. Он растерянно потоптался на месте и отправился к Наде. Ободряюще улыбнулся ей и ласково сказал:

- Иди поиграй, я постою за тебя в углу.

- Нина Егоровна ругать будет! -- нерешительно, но обрадованно откликнулась Надя.

- Не будет. Угол всё равно занят,-- твёрдо ответил Вова.



ЛУЧШЕ ВСЕХ!

Серёжина фамилия была Зинченко, а звал его Зиночка.

Мальчика это не обижало, потому что прозвище было ласковым. И характер у Серёжи был такой же -- покладистый, сговорчивый, спокойный. Он ни с кем не дрался, и никто из взрослых с ним не мучился. Но была у Зиночки одна слабость. Ничем не выделявшийся мальчик хотел быть лучше всех. Каждый раз, когда заканчивались занятия, воспитательница говорила:

- Сегодня лучше всех считал Олег!

- Сегодня лучше всех рисовала Оля!

- Сегодня лучше всех делал упражнения Коля!

И каждый раз Зиночка опускал белокурую голову и расстроенно спрашивал:

- А после них, кто лучше всех?

- Ты! -- ободряюще говорила воспитательница.

Зиночка улыбался, но понимал, что ему чего-то не хватает, чтобы стать лучше всех.
Весной дети вскапывали огород. Немного поработав, передавали лопаты товарищам и уходили играть. Все трудились поровну. Один Зиночка никому не давал лопату.

- Серёжа! Отдай лопату! Хватит! Ты устал!

- Не отдам! -- твёрдо говорил Зиночка.

Никакие уговоры не помогали. Когда всё было вскопано, воспитательница поставила Зиночку перед детьми и сказала:

- Ребята! Серёжа копал лучше всех! Он самый трудолюбивый мальчик в группе.
Зиночка застенчиво пошмыгал носом:

- Вовсе и не трудно было. Это дедушка научил меня копать.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 121
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:35
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1