Александр Иванов


Александр Иванов
В КЕРЧИ

Под моря шум тревожно спится -
На карте и в душе тупик.
И шторм девятибалльный снится,
И круг спасательный в "час пик".

Зверь на цепи -- волна морская,
Фонтаном брызг она зовёт
Вслед за собой, всем потакая,
В морской пучине кто живёт.

Не моряка и не матроса,
И не любовью рыбака --
Тебя я, море, за вопросы
Люблю, спросив издалека:

Доколе ласковым ты будешь?
Застынешь ли зимой во льду?
Под панцирем про всё забудешь,--
Что снова я к тебе приду?

Вернусь, чтобы расстаться с болью --
Так любят только матерей,
Вернусь, чтоб обласкать с любовью
Песчаный берег двух морей.
1999г.



9 МАЯ

Вознёсся вершиной,
Разросся, как сад,
В глубоких морщинах,
Седой Митридат.
Девятого мая
Сюда все идут,
Цветами встречая
Победный салют.
И разные страны
Медалью легли
На грудь ветеранов --
Европу прошли.
Нет больше нацизма!
Пророк старины
Страшней катаклизмов
Смерч видел войны.
Преследовал страны
Фашизма злой рок,
Но сам Нострадамус
Предвидел урок,
Дадут что солдаты
Великой страны.
Теперь с Митридатом
Обнявшись они.
Слеза человечья
О том говорит,
Что факелом вечным
Здесь память горит.
2001г.



ПАМЯТИ ЛИСТЬЕВА


Почки развернутся в листья,
К возрожденью новый март зовёт,
Но убит бандитской пулей Листьев --
В голову! И в шоке весь народ.

Девять граммов ведь хватило гадам,
Чтоб с надеждою покончить и с мечтой.
Мы всегда гордились нашим Владом --
Он для нас навечно молодой.

От руки наёмного убийцы
Пал уже не первый журналист.
Не пора ли всем остановиться
В страшном танце под свинцовый свист?!

Или власть употребить, где надо --
Как бессильна эта власть сейчас!
Потеряли мы не просто Влада,--
Ведь уходят лучшие из нас.

Но со счёта списывать их рано.
Журналисты -- совесть наша, боль.
Смотрит Листьев на меня с экрана...
И "Час пик" -- последняя та роль.
1 марта 1995 г.



НАМ - 50 !

Бывают в нашей жизни годы,
Когда мы детям антиподы.
Ведь нам по паспорту полвека,
А век короткий человека.

В плену у седины и лысин,
И грустных, недостойных мыслей,
Не можем, право, обольщаться,
Что возраст -- главное богатство.

Но наше счастье, наши дети,
Дороже всех богатств на свете,
Во внуках узнаём упрямо
Себя, детей и даже -- маму.

Но наша дружба, наше братство
Дороже золота богатство.
С годами только, не иначе,
Друзей теряя, горько плачем.

Бывают в нашей жизни годы,
Когда мы детям антиподы.
Но наши мудрые советы
Помогут детям в жизни этой.

Пусть груз годов нас книзу давит,
Но связь времён не покидает.
И через тысячу столетий
Мы снова будем -- просто дети.
2000 г.



ДОЧЕРИ СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ!

Семнадцать раз пора настала
Поцеловать тебя, любя.
Для мамы этот возраст -- мало,
Но очень много для тебя.

Семнадцать лет -- всему начало:
Любви, мечте и парусам,
Что от родимого причала
Умчат к волшебным небесам.

И пусть заветные три слова:
Надежда, Вера и Любовь --
Тебе помогут в жизни снова
В желанном выборе любом.

И пусть сопутствует Фортуна --
Подарок сладостный судьбы,
Пусть сердце будет вечно юным,
Мечты, как небо, голубы!
2000 г.



КТО ОН?

Он - мужчина с убийственным взглядом,
Он - критичный к себе и к другим,
Как поэту, ему были рады -
Представлял сатирический Крым.

Но у женщин не знал он успеха,
Хоть и был, улыбаясь, красив --
Раздражал гомерическим смехом
И с сарказмом он всех поносил.

И в великом своём постоянстве
Был изменчив, как ветер степной,
Не замечен в двуличном жеманстве,
Ведь не сердцем он жил - головой.

Для одних он - исчадие Ада,
Ангел он для других, во плоти,
Незаметно сметал все преграды
На заметном ему лишь пути.

Гений он? Или он сумасшедший? -
Задавались вопросом не раз
Те, кто видел поэта пришедшим
К ним угрюмым в торжественный час.

Любопытным земным ротозеям
Задал, в общем, вопрос непростой-
Кто сегодня настолько рассеян,
Что апрель перепутал с зимой?

Не артист и, пожалуй, не клоун,
Хоть шутлив он изрядно порой.
И вопрос на засыпку: "А кто он? -
Человек? Или Сфинкс неземной?"
1999 г.



РЫБАЛКА

Креветки попадут в сачок --
Наживка для бычка готова.
Ловись, янтарный "круглячок" --
Нет для тебя другого слова.

Бывалый рыбаки народ,
Знакомы с морем не заочно,
И вот уже крючком за рот
Хрустальный ловится "песочник".

И если на большой крючок
Жемчужную поймаем "жабу",--
Доволен рыбкой рыбачок,
Улов его совсем не слабый.

Упал "сиреневый туман" --
На вёсла налегаем дружно,
Рыбацкий кончился роман
Морской проверенною дружбой.
2000 г.



ЗА ЧЕСТЬ МУНДИРА

Среди милиции, бывало,
Неординарных я видал.
И сделали они немало,
Чтоб наш закон торжествовал.

Такие милиционеры --
Не "господа" и не "кенты",
Гордятся званием без меры,
Без слова грубого -- "менты".

Их столь заметные седины,
Без сна усталые глаза --
Привычка штурмом взять вершины,
Что "брать" без опыта нельзя.

Среди милиции немало
Людей отважных на посту.
Но чтоб ещё их больше стало,
Подняться надо на версту

И экономике, и нравам.
Пусть рядовой и командир
Гордиться будут той державой,
В которой чист любой мундир.

Такой стране послужат верой,
Чеканя шаг в одном строю,
И жизнь отдать для офицера
Не будет страшно за страну.
2000 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 74
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:30
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1