Галина Марова


Галина Марова
* * *

Моя мать мне заря, а отец мне туман.
Потому в жизни есть и любовь, и обман.
Мать мила и чиста, и любовь мне дала
С силой духа, с огнём, что сжигает до тла.
Тот родительский дар с детских лет берегу,
Ни на что и никак разменять не могу.
Потому с давних пор лишь к бумаге тянусь,
Страстью или тоской только с нею делюсь.
Потому до сих пор та бумага моя
Не испачкана грязью, чиста, как и я.



* * *

Волга-реченька, с детства до боли
Мне знакомы твои берега.
Кинешь взгляд, а кругом косогоры,
А то пойма -- цветные луга.
Моя речка из детства -- что диво!
Синь воды, да закаты в цветах,
Босоногое детство бродило
На раздольных её берегах.
А луга -- что постели цветные,
Упаду, провалюсь до корней.
Ах вы, годы мои молодые!
Не вернуть их назад, хоть убей.



* * *

Печальная земля, поникшие дубравы,
Вечерний пруд рябится серебром.
Холодный ветер дунул, потемнели травы,
Листва бушует пламенным огнём.
По небу тучи тусклые плотнее
Несут дыханье бешеной грозы,
А ветер всё сильнее и сильнее
С дороги пыль поднял и рвёт кусты.
Репейник вырванный вертится вдоль дороги,
Грачи поднялись в небо -- шум и гам,
Тростник ложится низко и в тревоге
Утята с уткой расшумелись там.
Густые облака всё сизыми пластами
Теснят вечерний алый свет зари,
Лишь золото дубрав волнуется ветрами.
Настала темень грозовой поры.



МУЗЫКА КЕРЧИ

Я музыку услышала случайно.
О, сколько волшебства в ней и добра!
Лауреатов города нечаянно
В лицо увидела я -- детвора!
Закрыв глаза, сажусь на стул свободный
И сердцем ощущаю высь небес,
Тепло ярила и зимой холодной,
Зелёную поляну, тихий лес,
И пенье птиц, и жар луча, как летом,
В душе моей развеял зимний мрак.
О, музыка, ты так могуча светом,
Жить без которого нельзя никак.
А вот капелла города родного.
Мелодии от Бога взвились ввысь.
Небесный свод разверзся вдруг и снова
Все звуки в поднебесье вознеслись.
И, позабыв о месте нахожденья,
Забыв и время, и своих друзей,
Я слышу только музыки творенье
И чистый, звонкий, нежный голос в ней.
И словно побывав в потустороннем мире,
Где чистота без примеси ясней,
Душа моя, в сладчайшей эйфории
Раскрылась, понеслась за ней.



* * *

Русь моя родимая страдалица,
Все мечты и мысли о тебе.
Отчего, любимая красавица,
Всё нескладно так в твоей судьбе?
И, хоть велика ты и раздольна,
Глазом не объять твоих широт,
Неужель, скажи, судьбой довольна --
Нищей быть уже который год?!
Потому, как власть всё дурью мается,
Вмиг один другого подомнёт,
Да на предыдущего кидается
И врагом его же обзовёт.
Отвоюет власть, да и с размахом
Правит, словно враг, иль идиот.
Тяжела ты, шапка Мономаха-
Оттого страдает весь народ.



* * *

В тот час, когда спит всё иль дремлет как будто,
Чуть ветер поёт... В синем небе горя,
Из ночи является свежее утро,
Растаяла ночь -- появилась заря.
И воздух, и травы -- все свежестью полны,
И долы, и рощи в росы серебре.
Поляну рассветную сизые волны
Тумана окутали в этой поре.
И шепчутся травы в росы перламутре,
И ивы стыдливо клонятся... Люблю!..
Звон раннего часа весеннего утра
Как гимн воспевает рассвета зарю.
И воздух так зыбок, и лучики солнца
Искрятся в росе на траве и кустах.
Душа распахнула в Природу оконце,
Да сбудется день в его добрых делах!



* * *

Из года в год кто травы жжёт?
Ведь он и в разум не возьмёт,
Что степь, объятая огнём,--
Зверья горящий отчий дом.
Зверьё горит: ежи и змеи,
Сурки, зайчата потемнели,
Все ищут выход из огня,
А он сильней день ото дня.
Хватает их за лапки, грудь,
За голову и крылья, жуть.
И все они, живьём сгорая,
Пищат, детей оберегая.
В безумстве звери, страшен миг,
Тот страх агонии достиг,
И та геенна, как чума,
Вселила ужас... Нет ума
В том, кто их поле уничтожил.
А это был всего прохожий,
Что кинул спичку в зной и ветер.
И от жилья остался пепел.



* * *

Сижу я в сквере на скамейке,
Где слышу шум прибоя,
А у собора три копейки
Юродивый брал, воя.
Он выл в воскресный день Христа.
На что в обиде нищий?
Кем вложена в его уста
Святыни суть?.. Без пищи
Он трое суток отслужил
С молитвой, верен Богу
За то, что в жизни пережил,
Что в ней искал дорогу.
Стремился с верою святой
Он к светлому, большому.
И с этой радужной мечтой
Пришёл к концу такому.
В отрепьях каждый день стоит
Он здесь, на этом месте,
Чистосердечно говорит:
Погублен из-за чести.
Не по душе ему обман
И не по сердцу подлость,
Он пережил любви роман,
Узнал её жестокость.
Не понятый любовью той,
С жестокостью людскою
В душе он вёл незримый бой
И заболел тоскою.
А люди глупостью сочли
И боль его, и раны,
Юродивым вот нарекли.
В том нет его изъяна.



БАБЬЕ ЛЕТО

Пурпур, багрянец, золото пучком --
Всё это краски бабьего преданья,
Когда последним солнечным лучом
Нам лето песню пропоёт прощанья.
Дожди холодные, осенние ветра
Ещё над миром власть не проявляют,
Пока царит счастливая пора,
Что бабьим летом люди называют.
И вы заметьте чудеса поры,
Когда всё зелено, но в переходе в осень:
Прелестный цвет прозрачной бирюзы
Перебивает ярко-жёлтый ясень.
Ещё цветы прекрасны и нежны,
Ковры зелёные и осы донимают,
Но день короче, ночи холодны,
Да малыши с портфелями шагают.
О, благодати радостной пора!
Не потому ль и люди в эту пору
Красивы от душевного добра,
Прекрасны, грациозны и здоровы!



ПЕРЕПРАВА

Пролив в морозы льдом одет,
Над ним кружится, вьётся снег,
А по нему с Кубани дед
Идёт, с кудрявой бородой,
Несёт нам в Керчь привет большой.
"Эй вы, украинцы родные,
Теперь уж времена другие,
Аль не хватает нам ума,
Когда закончится зима,
Соединить мостом прекрасным
Два берега и без опаски
Друг друга чаще навещать
И нашу дружбу укреплять.
Мост мы любовью назовём,
Чтобы векам напомнил он,
Что ничего прочнее в мире
Нет дружбы... Отношенья шире
Должны с любовью мы решать,
Ей никогда не изменять.
Так пусть же наше поколенье
Потомкам всем на удивленье,
Оставит мост, своё творенье,
Плод разума и вдохновенья!"



РОВ СМЕРТИ

В сиянии луны холодной,
В сырую ветреную ночь
Их, в уверении бесплодном,
Везли из хижин, саклей прочь.
Евреев -- нацию от Бога,
Гонимых адом всей земли,
Поставили у рва. Дорога
Их в небеса в крови, в пыли.
Свинцовый град хлестал и сыпал,
Кося мишень из живых тел,
Кишел от тел ров, кровью хлюпал,
Таков еврейский был удел.
Сияла хладная луна,
Мрак освещая ночи этой.
Не описать пером поэта.
Сатурн -- бог смерти и судьбы,
Неужто ты не удивился,
Когда в мучениях борьбы
В ров люд израненный валился?
Прошло полвека, в память аду
Шумит аллея тополей,
А моему открылось взгляду --
Великий мученик -- еврей.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 74
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:26
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1