Злата Андронова


Злата Андронова
АПА

"Все божества -- по-своему уроды," --
Неспешно размышляла, нежась, Апа.
С литого свода влажный сумрак капал
И отзывался дрожью позолоты.
Она всегда предпочитала камень --
Кость самой Геи, привкус тёмной мощи.
Он был с рожденья и щедрей, и проще
Всех "лучезарно-пламенных" созданий.
Но к тем столпам, к тем стражам побережья,
Вратам отца, что охраняли космос,
За их простую гордую весомость
Особую она питала нежность.
Лишь здесь хромал, с ноги сбивался Хронос,
И Мнемозина докучать не смела,
И плен перекорёженного тела
Дарил не яд, но сладкую покорность.
Тень камня становилась тогой Никты,
Седая степь сочилась пряным соком...
Забвение для девы змееногой...
Покой для покорённой титаниды.
Он гнал быков по каменистым склонам,
Бока быков лоснились серой солью.
Как будто здесь, восточней спальни солнца,
Он пастбище искал им, беспокойный.
Но что искал в степях он, бич титанов?
Орудие отца, палач невольный?
Бежал туда от олимпийской роли,
Где именем его назвали камни?
Жевал жару, жирел ковёр сторогий,
Под веком пастуха пылилась дрёма,
Как водится, по вечному закону
Сказания, а может быть, дороги.
И в звоне зноя змееногой деве
Почудился пьянящий праздник мира,
И, повинуясь, стадо поманила.
Лишь Океан-отец вздохнул, надеясь.
Погонщик пробуждён, грустит о стаде,
О чернолобых, словно мощи Крита.
Здесь пахло малой местью титаниды
Себе, ему, его отцу и дяде.
Спроси, пастух, дыхание ихора,
Привычно следуй серебристой крови.
Тут нет беды, но есть закон и повесть,
Две маски и цикады в роли хора.
Свобода от беспомощности силы --
От "должно" рока, от людского "нужно".
Смеялась Апа: "Враг мой, будь мне мужем!"
Смеясь ответно, он с ней согласился.
Седьмицу стада ради сытной свадьбы
Свежуя, оба спорили о жертве,
Но под конец сошлись на Тёмной Гее:
Зачем Олимп напрасно призывать-то?
... Но прав аэд -- хитрец с небесной жилкой,
Захлопнувший на этом ларчик мифа:
Супружество -- банал, икота мира.
Как жили эти двое? Так вот... Жили.
И сыпались года песком и пеплом,
Клевали просо постоянства птицы,
И коршуном не смела кровь яриться,
Но тёплою струёй цикады пела.
Сладки богине эти прядки-игры:
Не титанида, а смешная Апа,
Не сын Зевесов, а нескладный папа,
Не вопрошать моря, а жарить рыбу.
Но мир стучит в подставленную спину:
Её зовёт земля, его -- Эллада.
Понятна тишь привычного уклада --
Размеренная вечность нестерпима.
И сыновья -- три камешка-погодка,
Бравада безмятежная во взорах,
Заляпанная брызгами ихора,
И сумрачная не по-детски гордость...
Он начал мёрзнуть ночью, стал несдержан,
В её ответах степи шелестели,
И был восход, что встретил он у двери,
Взяв старые погонщика одежды.
Немой наказ: он бросил лук и пояс,
Их титанида прибрала с порога
И, лёгкой пожелав вослед дороги,
Осталась с сыновьями, успокоясь.
Пускай растут, не зная слов, что значат
"Отшельник", "бог", "титан", "ихор", "уродство".
Пусть жизнь в степи, не спрашивая сходства,
А памятки о папе Апа спрячет.

... Но младший, Скиф, став до смешного взрослым,
Гераклов лук найдя, решит иначе.
июль 2001 г.
ХАН И ЕГО СЫН
Ветер гудит диким намазом,
Волнами машет, о берег мажет.
Море, как стая шайтанов хохочет
Нынешней ночью.
Где-то дворец, скопище шершней.
Он ли исчез? Я ли исчезну?
Трогает бездна
Гулкими вздохами лоб или щёки.
Сухо ответив, кинжал в ножнах щёлкнет.
Вьётся листва, ухмыляясь криво:
Девичья чёлка?
Конская грива?
Клёкот орла -- старого хана
Сумрачных гор, древних курганов --
Требует дани,
Требует крови памяти давней,
Кружит аллаховым напоминаньем...
"О, Всеблагой, столь же смелое дай мне..."
Сердцем я воин,
Только любви оказался Тойлак недостоин.
В кратер походов и пиршеств откинулась юность,
Ханство жиреет.
Кара ли? Мудрость?
Просто старею?
Дети войны, после набега
Мы пировали, славя победу,
Сладкими винами потчуя пляшущих пери
(Пристальней если взглянуть -- не такие уж пери,
Впрочем, о них нищие пели).
Силой руки похвалялись, отсутствием страха,
Пленным стреляя в глаза. Хмелем дивным и сладким --
Над головой длань простёрлась Аллаха...
Эта казачка -- ей не сиделось в гареме! --
Ласточкой льнула к отцу, прислонилась к коленям.
Иблисом в кубке скалилась ревность.
Лаял диван песню иную --
Злее и злее.
Что я жалею?
Да и кого же из них я ревную?
Встал эль Асваб, хан Мосолайма:
"Мой Алгалла, крымская слава!
Сколь велика милость Аллаха и сила --
Червь моё сердце источит, но жив буду в сыне.
Что из руки из отцовской ты примешь,
Гордый воитель?"
"Русскую дай мне пленянку, отец-повелитель!"
"Дам. Кончим пир..." --
Слова без дыханья.
Будто бы раненый джинн говорил
Голосом хана.
"Что отдаёшь -- знаю я это!
Сын твой -- твой раб! -- помню, ответил.--
Кровь в час по капле возьми! Двадцать смертей будут в радость!
Мне ничего боле не надо".
Пир грохотал перед нами --
Нам же казалось:
Тучи ночные коврами
Накрыли ползала.
Ластится луч к девичьей башне,
Тёмен был путь, странен и страшен.
Шорохом белых песков под ногою Пророка
Слышалось слово из хановых уст в пасмурной этой дороге:
"Время грызёт дни мои, словно мыши -- лепёшку,
То, что сияло огнём, плавится воском.
Ласки казачки -- последний очаг моей жизни.
Так ли нужна тебе ласточка,? Сын мой, скажи мне!"
Эхом в горах,
Стражей в дверях,
Воем собаки --
Молчанье Тойлака.
"Как буду жить в мире я, зная,
Что её ты, сын, обнимаешь?
Женщине сын ли, отец -- всё едино.
Женщина видит мужчину.
Сто моих жён, всех моих жён за одну, если б взял!
Иль пыль постылейших лет оборвал -- вот кинжал".
Воинством тёмным,
Возгласом скорбным,
Росчерком мрака --
Молчанье Тойлака.
Эхо, страшась, спряталось в камень --
Сын отвечал старому хану:
"Как же мне быть, если казачка --
А не иначе шайтан её зачал --
В сердце вошла лаской кинжальной,
Лезвием ржавым?
Раз на базаре мне странник святой, босый дервиш,
"Женщины бойся! -- сказал.-- И не заметишь,
Сделает жизнь твою женщина пустошью жал скорпионьих,
Радость изгонит!"
Если вдвоём
Из-за казачки лишились покоя,
Может, невольничьи цепи порвём?
Ветру вернём,
Скормим прибою?"
Робким зверьком, птахой уставшей
Спит на ковре русичка в башне,
Розы улыбок даря и во сне старому хану,
Сладко вздыхает.
В сердце сдавив жадного дэва,
Тронул я -- чуть -- горе несущую деву.
Вскинулась сойкой, тут же остыла,
Только узнав не орла над собой -- лишь орлиного сына.
Разом поняв, к старику подошла, твёрдая взглядом:
"Знаю: так надо.
Выбор мужчины!"
Всё поняла, не осудила,
Словом орла гладила дивным --
"Так и должны поступать Гордость и Сила!"
Долог и труден путь по уступам.
Думал -- уступит,
Думал -- отступит, оступится, кинется серной
Прочь -- и надеялся: вот, отставать начала, уж наверно...
Нет! Просто, ногу поранив, к отцу, как дитя, тянет руки.
Дальше -- без звука,
Поступью мерной.
Море, ворча, гложет уступы,
Бьётся в камнях злобно и тупо.
Так и во мне, долг оттесняя сыновний,
Пенилась страсть грязной и грозной волною.
Видел я: лаской ответной
Хана дарила она, отводя от лица его ветви.
Чтобы не видеть отцовскую спину,
Их обогнал -- и клинок в пасть ущелия кинул.
Враз разгадав,
Хан усмехнулся печально:
"Вышний простит иль воздаст.
Я же -- прощаю".
Скальный ифрит, стражник геенны,
Встал, монолит, в туче и пене.
Русичке пленной
Только теперь изменили её невеликие силы.
"Бросьте меня!" -- попросила.
Будто даря ласточке волю,
Поднял отец её над головою
И опустил в хохот прибоя.
Сколько стояли там после -- знает лишь пропасть.
Пепел и копоть,
Сажа с золою.
Помню: в зрачке круглом, железном --
Мрак штормовой, пульс, песня бездны.
Это орёл глянул в глаза мне,
Глянул -- я замер.
Понял: и мёртвая, серая тень в валунах мшисто-серых,
Гурия русских степей манит старое сердце.
"Милость Пророка пребудет во тьме этой с нами! --
Вспомни, отец: но Аллах..."
"Сын мой, Он знает".
Ветер гудит диким намазом,
Волнами машет, о берег мажет.
Голос владыки гор-исполинов --
Клёкот орлиный --
Кружит аллаховым напоминаньем,
Ибо и вправду: Он знает, всё знает!
Годы кидал скакунам под копыта,
Мощь и богатство на тридцать земель знамениты...
Камешек в бездне --
Он ли исчез? Я ли исчезну?
Времени вздох тронет лоб или щёки,
Сухо ответив, кинжал в ножнах щёлкнет.
Что там внизу, на волне? Темнота ухмыляется криво:
Девичья чёлка?
Конская грива?
август 2001 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 92
Опубликовано: 28.12.2016 в 22:25
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1