Глава 25. Трудовые будни


Глава 25. Трудовые будни

А в Тихом океане "Барсу" как будто подменили. Неприятности посыпались на Валеру одна за другой, как из рога изобилия. Ещё в канале закапризничал опять вспомогательный котёл, руки до которого у него пока не дошли. Запустив агрегат с помощью перемычки и зубочистки, Валера пообещал четвёртому заняться им с утра всерьёз.

Но утро выдалось - хуже некуда. При приёмке вахты у второго механика, Николай обнаружил, что масляный сепаратор работает на перелив, качая масло из циркуляционной цистерны главного двигателя в танк отходов. Одновременно то же самое подтвердил и моторист, меряющий уровень в цистернах при приёмке вахты.

Признав очевидную халатность, Дмитрий тут же перевёл стрелки на Валеру, заявив, что не сработала автоматика перелива масла в сепараторе, не сработали и датчики уровней в танке главного двигателя и грязного масла.

Спустившийся в машину стармех пристыдил второго:
- Секонд, формально ты прав, сигнализация не сработала. Но в танках она и не должна была сработать, Николай вовремя остановил перелив. До датчиков уровень просто не успел дойти. Тем не менее, мы потеряли почти две тонны масла. Ещё чуть-чуть, и ты бы услышал сигнал о низком уровне масла в главном двигателе и о переполнении танка нефтеостатков.

- А сигнализация сепаратора?
- А сигнализация сепаратора была вообще отключена, потому, что бывший электромеханик не смог её настроить, и при включённой автоматике сепаратор не пускался. Валерий даже не знал этого. Не красиво уходить от ответственности, переводя вину на другого. Сепаратор требует тщательного контроля температуры масла, надо за ним следить.

Вечером того же дня капитан задумал устроить учебные тревоги. Но не обычные, а ознакомительные. Новые члены экипажа вышли к месту сбора с надкоечными расписаниями в руках. Начальники партий объясняли им их действия по тревогам, показывали местоположение спасательных шлюпок и плотов, пожарных гидрантов, огнетушителей, станции тушения пожара углекислотой, комплекты пожарных костюмов, изолирующие противогазы пожарных.

По очереди приспустили до уровня главной палубы шлюпки, запустили их двигатели, проверили рулевое управление, аварийные припасы, наличие питьевой воды, инструментов. Подняли и закрепили шлюпки по походному.

Капитан приказал проверить аварийный дизель-генератор. Второй механик, уже знакомый с процессом, побежал запускать двигатель. Дизель завёлся от аккумуляторов с пол оборота. На этом проверка и должна была закончиться, но Дмитрий решил включить его в судовую сеть, чего нельзя было делать без соответствующей подготовки. Мгновенно, на полном ходу, судно обесточилось, потеряло и ход, и управляемость,счастье, что рядом в море никого не было.

И снова, сам не понявший, что натворил, Дмитрий, развёл руками и выразительно посмотрел на Валеру: опять твоя техника подвела. Спорить было некогда, нужно было бежать в машину, включать генератор в сеть. Но там уже действовали бывшие в ЦПУ Рамон и старший механик.

Открыв главный пусковой клапан, они запустили ещё вращающийся по инерции главный двигатель, подгрузили его, и не будь весь экипаж свидетелем этого инцидента, не все бы и заметили, что обесточивание таки имело место.

При "разборе полётов" стармех открыл панель на аварийном распределительном щите и показал механикам "секретный" тумблер, предназначенный именно для проверки работы АДГ на шины судовой сети:
- Дмитрий, я тебе уже говорил, не лезь без команды туда, куда не просят. Не знаешь, не трогай. Учи матчасть.

До Кальяо, перуанского порта, названного портом выгрузки, оставалось всего четверо суток хода. Наполовину обновлённый экипаж активно знакомился. Этому способствовали и совместная работа, и учебные тревоги, и вечера в столовой команды и кают-компании.

Любимым занятием филиппинцев было караоке. Петь они любили все. Иногда возле телевизора сидел один человек, иногда - двое. По вечерам собирались почти все, кроме вахтенных. По воскресеньям выпивали по баночке пива, а в будние дни пили кофе, чай, пели по очереди и дуэтами. Любили смотреть записи боёв боксёров, особенно, своего любимца, знаменитого Мэнни Пакьяо.

Смотрели китайские и американские фильмы. Интересно, что понимали они происходящее на экране все, хотя и говорили, и писали, в большинстве своём, безграмотно. Попадались любители шахмат и нард. И, конечно, в огромных количествах поглощали рис, все без исключения. Национальный вид спорта.

В кают-компании, а вернее, в курительном салоне, примыкающем к ней, собирались офицеры, после ужина оставались там поболтать Мария, Валера и Николай, заглядывал и капитан. Здесь были свои развлечения. Валера играл в шахматы с Николаем. Христо, в поисках противников в нарды, уходил к филиппинцам. Мария, по просьбе украинцев, начала вести кружок испанского языка - по полчаса в день, без напряжения, в виде игры.

Мастеру было интересно, что получится из затеи Марии и он прислушивался к её урокам. Он знал, что срок докования судна приближается, знал, что компания ведёт переговоры о ремонте в Кальяо, и хотел расширить круг "испанцев". Инициатива Марии была как нельзя кстати. Для штурманов знание испанского просто бесценно, особенно в ремонте. Да и матросам полезно знать хоть два десятка слов.

Дмитрий появлялся после восьми вечера, после вахты. Кают-компания к этому времени пустела, и он в одиночку терзал радиоприёмник. Он слушал все радиостанции на русском языке, какие только мог поймать. Чаще всего - "Свободу" и ВВС, "Русское радио". О политике он мог спорить долго, но с трудом находил собеседников. Свободный от вахты Христо предпочитал настольные игры.

Валера после семи уходил на палубу, он скучал по морскому воздуху, потом валялся на диване, читал, думал. События последних дней располагали к размышлениям. Кроме того, он вспоминал свой небольшой опыт по перемотке двигателей и составлял план действий, чтобы не опозориться перед начальством, когда дойдёт дело до перемотки.

Он всё же был электромехаником, а не обмотчиком, а это - другая специальность. На самом деле он лишь дважды помогал Мише Гринько в перемотке двигателей, и один раз под его руководством сам перемотал двигатель транспортёра.

Итак, план: разобрать двигатель полностью снова. На всякий случай снять и записать намоточные данные двигателя. Срубить лобовую часть обмоток и плоскогубцами вытащить обмотки из пазов статора. Подсчитать количество витков в пазах. Очистить пазы от старой изоляции, продуть статор сжатым воздухом. Замерить длину железа статора, расчертить и нарезать прессшпан для изоляции.

Уложить "гильзы" в пазы. Затем снять проволочный шаблон для катушек. С этим не спешить. Сделать так, чтобы катушки при укладке сильно не выпирали в лобовых частях и чтобы избежать касания лобовой части обмотки на корпус. Так, дальше. Заранее сделать намоточный станок. Самый примитивный, но крепкий. Остальное - потом. Подключение обмоток - самое главное. Но об этом он подумает в своё время. Там главное - не торопиться.

Надо думать, где искать провод. Валера знал, что раньше в Кальяо часто ремонтировались рыбопромысловые суда, но потом они, вроде, перебазировались в Буэнос-Айрес. Если бы рыбаки были там! У них можно было не только найти провод, но и получить толковую консультацию в случае необходимости.

А Мария в это время ходила по затемнённому мостику, время от времени поглядывала на экран радара и думала как раз о Валерке. Последние дни они виделись только в кают-компании. Даже уроки испанского он иногда пропускал, работы на него навалилось невпроворот. Но он не жаловался, выглядел всё так же уверенно, беспечно, и совсем не подавал вида, что обиделся, когда она назвала его мальчишкой.

А ей как раз это в нём и нравилось, то, что она с ним совершенно не чувствовала себя младше. Она знала, что он женат, что у него есть сын, но предпочитала делать вид, что не знает. С женой у него было не ладно, это было очевидно.

До порта Кальяо оставался один день пути. Мария уже изучила информацию о порте, помещённую в лоции:

Кальяо - главная военно-морская база и крупный порт Перу на западном побережье Южной Америки, в 12 км к Северо-Западу от столицы страны - города Лимы. Акватория базы и порта Кальяо ограждена 2 молами (северным и южным). Глубина на подходном фарватере составляет 11,4 м. К 4 пирсам коммерческих бассейнов одновременно могут швартоваться 8 океанских судов.

3 пирса в северной части гавани используются для базирования надводных кораблей и судоремонта. Рядом с ними — пирс для погрузки руды, а у северного мола — глубоководный нефтепричал.

Общая длина причального фронта порта Кальяо более 5,5 км с глубинами 11 м. В Кальяо ввозятся следующие морские грузы - автомобили, промышленное оборудование, уголь, зерно, хлопок; вывозятся нефть, медь, рыба, сахар, минеральные удобрения. Судостроительные и судоремонтные предприятия порта Кальяо, располагающие сухими и 2 плавучими доками, стапелями и слипом, обеспечивают постройку судов грузоподъёмностью до 14 тыс. т и ремонт кораблей до крейсеров включительно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 127
Опубликовано: 14.12.2016 в 17:48
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1