Глава 16. Шторм


Заключение тайм-чартера - дело хлопотное. Чем сильнее менеджмент компании, тем более выгодные контракты он заключает. В любом случае, это процесс не простой. Судовладелец связывается с судном, идёт составление так называемого каргоплана, то есть плана погрузки судна и расположения груза по трюмам и твиндекам, если они есть.

Каргоплан составляет грузовой помощник, на мировом флоте - старпом. При этом, естественно, выполняет расчёты остойчивости судна и его прочности при всех вариантах загрузки. Капитан проверяет его, поправляет, посылает предполагаемому фрахтователю, того что-то не устраивает, идут уточнения и согласования. Потом всё затихает, оказывается, что судно не может взять требуемое количество груза из-за большой осадки, или судовладельца не устраивает размер фрахта, или кто-то этот фрахт перехватил. И начинается поиск нового груза, нового контракта.

Но в любом случае, даже ещё не утверждённый чартер, обсчитывается и другими судовыми специалистами. Второй помощник готовит навигационные карты, которые будут меняться по пути следования каждые два-три дня, проверяет их корректировку, которая, вообще-то, осуществляется им постоянно, ежедневно, докладывает Мастеру, каких карт не хватает.

Третий помощник проверяет, есть ли в наличии флаги тех государств, в которые судно будет заходить, в данном случае, это Канада, Панама и Перу, в каком они состоянии. Пишет срочную заявку на снабжение, если необходимо.

Старший механик рассчитывает, сколько топлива необходимо заказать на переход, проверяет, достаточно ли смазочных масел для осуществления рейса ( сортамент употребляемых масел насчитывает два десятка наименований). И тоже составляет срочные заявки. И всё это проверяется капитаном судна, а потом ещё суперинтендантом и портовым капитаном.

Тем временем палубная команда моет грузовые трюма сверху донизу, начиная с крышек и комингсов. Вода к пожарным шлангам подаётся под давлением пять-шесть атмосфер, иногда этого недостаточно, и для достижения лучших результатов замывки, используются смесительные устройства воды со сжатым воздухом, установленные на треногах, их называют пушками. Трюма ещё раз ополаскиваются, уже пресной водой, и это обязательно.

Механикам, конечно, осушение трюмов во время замывки - гембель большой. Как матросы трюма не подметают, а всё равно, грязи под клапана осушительной системы попадает много, бывает, по три раза все клапана вскрывать приходится, очищать. Ну, и фильтры, само собой, ещё чаще.

Три дня прошло, трюма чистые и готовы к загрузке. А в первый день матросы ещё и сам пароход моют, начиная с пеленгаторной палубы, и вниз, с бака - до кормы. И пароход становится - картинка, мечта!

Валерий тоже взялся за наведение порядка в своих кладовых и электромастерской. Хлама было много, а порядка - мало. Инструментов, расходных материалов, запчастей, - хватает, работать можно. Не бывает так, чтобы избыток был. От этого тоже бардак начинается, перестаёшь ценить то, что есть.

Познакомился Валера поближе со вторым механиком. Оказался он довольно приятным, даже обаятельным парнем, хоть и разгильдяем. Но разгильдяи сплошь и рядом чудесные ребята, это уж закон такой. Он помог Валере сделать инвентаризацию всех подшипников. Тоже не слишком большой запас, но на первое время хватит.

Пробежался с мегомметром по пароходу. Сопротивление изоляции всех механизмов замерять, конечно, долго, но по опыту работы Валера знал, какие механизмы в условиях повышенной влажности работают, их и проверил, кое-где лампы накаливания поставил для обогрева, кое где - тепло вентилятор, вывел всё на допустимый уровень, можно уже вздохнуть спокойно.

Но не дали, матросы завалили мастерскую негодными средствами малой механизации. Пришлось из старых щёток генератора вручную щётки угольные выпиливать, два дня убил на все эти дрели, болгарки, машинки для оббивки ржавчины. Зато с боцманом подружились, тот не ожидал от электрона такой прыти, и отблагодарил его новой подушкой, прикроватным ковриком, шваброй и специальным ведром для мойки палубы.

Бурная деятельность нового электромеханика не прошла незамеченной капитаном. Он сказал стармеху, чтобы тот при подсчёте переработок, записал электришену овертайм, не скупясь. Это всё равно для компании дешевле будет, чем техников вызывать в портах, как им раньше приходилось. Подумал он и о том, чтобы вызвать на судно советских механиков, пока что второго и четвёртого. Насчёт старшего помощника тоже подумал, но не решился, не получилось бы хуже. Филиппинцами управлять непросто.

Между тем погода становилась всё хуже. Сказывалось, конечно, то, что судно шло порожнем. С грузом осадка и носом, и кормой одинакова, по десять метров, и пароходу никакой шторм не страшен. А в балласте - носом судно сидит в воде всего на два метра, кормой - на пять. Сначала начало валять с борта на борт, приятного в этом было мало, всё пришлось крепить заново, работать в таких условиях невозможно, потом волна зашла с кормы, и её начало подбрасывать в воздух. При этом на несколько секунд оголялся гребной винт и пару раз на полном ходу даже останавливался главный двигатель - срабатывал предельный регулятор оборотов.

Мария, к счастью, оказалась отличным моряком: не укачивалась совершенно. Но мостик, удалённый от киля на пятьдесят метров вверх, во время качки пустого судна так мотало и подбрасывало, что и за борт улететь было недолго. Приходилось держаться за поручни изо всех сил. Некогда укачиваться. В шторм даже вахтенный журнал заполнять трудно. А когда она пришла в каюту после вахты, то ужаснулась. Шкаф был распахнут, дверцу сорвало с петель. Перевёрнутое кресло ездило взад и вперёд, ломая собственные ножки.

Выехал выдвижной ящик письменного стола, на палубе в беспорядке гонялись друг за другом карандаши, линейки, книги, осколки чашки, забытой на столе. Угрожающе шатался плохо закреплённый холодильник. В дУше, гремели и носились из угла в угол средства гигиены и пустое ведро. Мария даже задумалась: сейчас убирать, или подождать до порта. До Галифакса оставалось всего триста миль - сутки полного хода, но скорость в шторм упала почти вдвое.

- Пойду обедать. Аппетит у меня только усилился.
На камбузе тоже боролись с качкой. Плиты были огорожены специальными планками из нержавейки, но из большой кастрюли переливался на плиту суп. В кают-компании на столах были подняты специальные бортики, а сами столы накрыты влажными скатертями. Все солонки, перечницы и кетчупы были убраны вовсе. Людей не было никого, кроме Валерки, балансирующего тарелку с супом пальцами левой руки, как пиалу с горячим чаем.

- Мария, если будешь есть суп, наливай пол тарелки, не больше. А если практики нет, лучше обойтись салатом с мясом. Какая скорость сейчас?
- Семь с половиной. Но последнее время выросла. Завтра вечером должны прийти.
- Спала ночью нормально?
- Ты что, издеваешься? Меня швыряло по кровати, как резиновый мячик. А в каюте сейчас, как после землетрясения.
- Ладно, поешь, я тебе помогу. Всё равно работать сегодня невозможно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 95
Опубликовано: 04.12.2016 в 01:05
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1