Глава 15. Новый чартер


С понедельника испанцы возобновили выгрузку, и судно быстро, прямо на глазах, поднималось из воды, несмотря на одновременную закачку балласта. Будучи на вахте, Мария без конца курсировала то на бак судна, то на корму, с целью проверки натяжения швартовных концов. Вносили свои коррективы в этот процесс и океанские приливы. Эту хлопотную и опасную работу помогали ей выполнять и матросы, постепенно проникающиеся уважением к девушке-штурману.

Потренировавшись с боцманом, она уже сама включала швартовные лебёдки и травила натянувшиеся в струну синтетические тросы. После вахты ей приходилось печатать судовые роли , необходимые для отхода судна, таможенные декларации и другие документы. Печатная машинка работала неважно, лента была старенькая, и если третий экземпляр ещё годился, четвёртый выходил совсем "слепым". Приходилось делать вторую закладку. Капитан сказал, что недавно получили ксерокс, но некому было с ним разобраться.

Валерке пришлось нарушить собственные планы, и переключиться на наладку ксерокса, а потом на ремонт автоматики горения вспомогательного котла. Электросхема котла оказалась у него в каюте, изрядно затасканная. Даже по ней чувствовалось, что котёл был постоянным объектом внимания электромеханика.

- Мы пойдём другим путём, - пообещал сам себе Валерка. - Это будет котёл имени меня. Как только выйдем в рейс, в работе будет утилизационный котёл, а вспомогательный - по винтикам разберу, все релюшки проверю, все контакты перечищу, поменяю подшипники на вентиляторе, и будет он работать на автомате, я не я буду. Чудес не бывает. Бывают плохие контакты!

Постепенно он перезнакомился со всеми механиками. В десять утра, и в три часа дня все работы, кроме вахтенных, приостанавливались на кофе-тайм, пятнадцатиминутный перерыв. Как объяснили недоумевающему Валерке, так происходило на всех абсолютно судах мира. Кроме советских, конечно.

- У нас свои традиции были. Например, каждую ночь вахта второго механика жарила на камбузе картошку. Это святое. На всех советских судах.
- А кто же её жарил, и когда? - Полюбопытствовал стармех, которого все звали Дэдди. - Процесс-то не быстрый. Второй - на вахте, штурман - тоже. Что, пароход сам по себе идёт, а вы картошку жарите?

- Во-первых, у нас второй механик стоял вахту до четырёх. А картошку жарить в три начинали, один моторист и матрос. Вместе чистили, потом моторист дожаривал.
- Неудивительно, что вам мало платили, Элек. Матрос на вахте, два моториста. Курорт, а не служба. Жареная картошка по ночам. Я бы тоже не отказался, - Дэдди выразительно погладил себя по пузу. - Филиппинцы покушать любят.
- Это я уже заметил. В пять минут первого за столом уже никого нет. Позже только мы с Марией обедаем.

Кофе пили в разных местах: и на мостике, и в ЦПУ - те, кто не хотел или не имел времени переодеться, и в столовой команды, и в кают-компании. Поэтому в три часа дня Валерка и Мария, встречавшиеся за кофе, частенько оставались одни. Говорили о работе, о разнице менталитетов славян, европейцев и латиноамериканцев, иногда шутили, вспоминая Лас Пальмас и Русо Локо, - это когда рядом совсем уж никого не было.

Интима у них давно уже не было,и было похоже, что обоих это устраивало. А вот дружеские отношения всё больше крепли. Мария потихоньку учила Валерку испанскому, а он по её просьбе помог филиппинскому начальнику рации в ремонте радара.

- Местоимения я, ты, мы, вы в испанском языке употребляются редко. Сама форма глагола уже говорит о том, какое это лицо, какое число. Например: " идэмос а ля эскуэла" - Идём в школу. - Ясно, что это мы идём в школу, но мы - носотрос - обычно не говорится. Я понятно говорю?

- Понятно, Мария, эрэс уна маэстра буэна. Тэ кьеро мучо. (Понятно, Мария, ты хорошая учительница. Я тебя люблю). Любопытно, что судовые филиппинцы, все, как один, испанского языка не знали, несмотря на колонизацию их страны в прошлом испанцами, несмотря на испанские родовые имена и фамилии, несмотря даже на то, что названия половины предметов по филиппински звучат так же, как на испанском. Ещё и по этой причине Валерке хотелось выучить язык, он становился для друзей-любовников секретным.

Испанский капитан растворимого кофе не пил, а натуральный ему варил месс-бой и носил в каюту. Иногда Мастер "выходил в люди", тогда он просил шеф-повара сварить кофе на всех, но "всех" в кают-компании было немного - два-три человека. Капитан был общительным и доброжелательным человеком, интересным собеседником. В один из удобных моментов, когда они пили кофе вдвоём, Валера решил прощупать почву насчет переводов.

- Мастер, скажите, я смогу перевести зарплату за август жене?
- Элек, это твои деньги. Я мог бы придержать триста долларов на тот случай, если тебя придётся отправлять домой за твой счёт. Но не буду этого делать. Ты хороший специалист, знаешь английский, и нормальный, адекватный человек. Я даже посоветовал владельцу заменить тех механиков, которые пойдут в отпуск, украинцами.

- Спасибо вам. Ещё такой вопрос. У нас предвидится большой ремонт с докованием?
- Да. Но это всё, что я могу тебе пока сказать. Через полтора - два месяца мы должны встать на ремонт, подходит срок докового освидетельствования. А вот где, я не знаю, и не пытай. Два судна нашей компании ремонтировались в Китае. Там недорого, но ремонт не качественный. Судовладелец недоволен и ищет другие варианты.

Грузовые трюма быстро опустошались. Первый уже был пуст, в пятом и третьем работали бульдозеры, помогали крановщикам наполнять ковши. Балластные танки были уже заполнены, увольнение экипажа на берег запрещено. Пропуска у моряков собрали, к ночи судно должно было уйти.

В шесть часов вечера, перед ужином, капитан объявил по трансляции, что зафиксирован новый тайм-чартер: зерно из Канады на Перу. Порты погрузки - Галифакс и Сент-Джонс. Чартер начинается с момента выхода из Кадиса. За ужином штурмана и механики живо обсуждали следующий рейс.

- Слава Господу, что сейчас не зима. Один раз по пути в Канаду мы в такой шторм попали, только молиться и оставалось. А с нашей машиной не знаешь, когда она остановится - высказался старпом.

Второй механик запротестовал, - а что машина? Топливо дают такое, что только в котлах электростанции сжигать. А у нас - ни одного запасного распылителя на форсунки. Не работа, а наказание. Скорее бы уж в отпуск.

И как будто услышав его, капитан продолжил своё объявление:
- Всем желающим уйти в отпуск, подать заявления начальникам служб. Замена экипажа будет произведена во время прохода Панамского канала.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 112
Опубликовано: 04.12.2016 в 01:04
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1