Да здравствует факультет автоматики!


Светлана Петровна, жена моего любимого старшины, Василия Макаровича Слюсаря, наверное, удивляется той нежности и теплоте, которую я к нему испытываю. Но для тех, кто осилил мой рассказ о первом курсе на судомеханическом факультете, это не удивительно. На втором курсе, в 42-й роте факультета автоматики я расправил, наконец, плечи и расцвел, как цветок на клумбе.

В роте у нас было две группы. Первая в полном составе переехала из Ленинграда. «Школьников» там было только двое .Остальные в своем подавляющем большинстве успели потрудиться на торговом или рыбопромысловом флоте. Человек восемь из них, точнее не скажу сейчас, работали даже судовыми механиками, закончив перед этим «Середуху». Это были совершенно другие люди, которые привезли с собой из Питера атмосферу доверия и товарищества. Даже старшиной у них был человек для этого племени нетипичный: Леша Хмельков, ныне, к сожалению, покойный. Много наших покинули этот мир . И неудивительно, самым младшим в этом году – семьдесят.

Вторая группа, составленная из «одесситов» была сборной. Туда попали и мы с Женей Боговским, но основу составили «Электромеханики», перешедшие в нее добровольцы из разных групп электромеханического факультета. Почему им там не сиделось, не спрашивал. Наверное, у каждого была своя причина. Старшиной нашей, »Одесской» группы был назначен Василий Слюсарь, неторопливый, доброжелательный и добродушнейший представитель Донбасса. Все это стало для меня таким резким контрастом с прошлым, что хотелось себя ущипнуть.

А ведь это еще не все! Из старого (он так и назывался «Старый») экипажа с его огромными кубриками с удобствами на территории мы перебрались в Новый. Наши кубрики стали похожи на комнаты в студенческом общежитии. Расположились мы по шесть или семь человек и перезнакомились тут же. Но я не могу вспомнить, кто спал рядом со мной, а это значит, что мы не дружили против соседей, а быстро стали Коллективом.

Думаю, что рядом со мной был Сергей Каменский, знакомый еще по колхозу, окончивший до этого станкостроительный техникум в числе пятипроцентников. Им разрешалось сразу поступать в ВУЗ. Он поражал меня своей эрудицией и стремлением к знаниям. Через несколько лет после защиты диплома на английском языке он заочно окончил аспирантуру и стал первым нашим кандидатом технических наук. К работе непосредственно в море он уже не вернулся.

Вторым нашим ученым стал оставленный в аспирантуре по распределению Александр Михайличенко. Это – гордость нашей группы. Более знакомый морякам под именем Александра Александровича Михайличенко , он возглавлял наш родной факультет в должности его начальника до своей безвременной кончины от тяжелой болезни 12 лет тому назад. А тогда просто Саша учился в «ленинградской» группе . До училища он успел окончить ждановскую (ныне Мариупольскую) мореходную школу и два года уже работал по специальности.

Он вскоре подружился с моим приятелем, Женей Боговским, оба они походили друг на друга веселым, легким характером. Несмотря на четыре года разницы в возрасте, чувствовал я себя с ними замечательно.

Вообще, были у нас свои парочки, неразлучные друзья, как везде, а вот врагов не припомню. Конечно, главную роль в создании такой приятной атмосферы сыграли старшины: уже упоминавшиеся Хмельков и Слюсарь, и старшина обоих наших потоков, второго и третьего курсов. Это был Леонид Пашкевич. Сейчас Леонид Алексеевич живет в Ильичевске и даже еще преподает в местном морском ПТУ . Гигант! Нет слов!

Пользуясь случаем, от имени сокурсников и всех моих друзей хочу пожелать нашим любимым старшинам долгой и счастливой жизни, крепкого здоровья и благополучия.

С Пашкевичем мы встретились лет 10 назад в одной из южноамериканских стран. У меня на борту, на балкере, работающем под Панамским флагом, был тогда суперинтендант нашей американской компании, индийского происхождения инженер по имени Махендра. Мы с ним ладили, он мне доверял, палки в колеса не вставлял, помогал снабжением по возможности. И я его не подводил. Понадобились мне как-то цифровые клейма по металлу. У нас таковых не имелось, и я, недолго думая, пошел по причалу, рассматривая соседние суда. Мое внимание привлек сухогруз с гордым грузинским флагом на корме.

Инструменты обычно проще всего раздобыть у второго механика. Я сразу спустился в машину, познакомился с ним и взял необходимое. Договорились, что позже он сам их заберет, а перед этим выпьем по рюмке мира. Вечером в моей каюте мы разговорились. Как, да где, да что у кого ломалось и как чинили. Обычный разговор механиков.
-- А у тебя стармех кто? Откуда он?
-- Одессит.
-- А как зовут? Как фамилия?
-- Зовем Дед или Алексеевич. Фамилии не вспомню сейчас. Ты все равно не знаешь. Он старый уже.
-- Я тоже не молодой. Ну хоть выглядит он как?
-- У него одна скула ненормально развита. На сторону сильно выпирает.
-- Леня Пашкевич?!!
-- О, точно. Только мне он не Леня. Леонид Алексеевич.
-- Так, хорош сидеть. Побежали к вам.

Это, конечно, был он. Узнал он меня сразу несмотря на бороду, но изъявлять чувства не спешил. В гости тоже сначала идти не захотел. У них был какой-то завал в работе кранов, и уходить стармеху не полагалось.

Я обратил внимание на раскиданные там и сям английские книги.
--Читаешь?
--Ну да. Люблю это дело. Я и говорю неплохо, а книги – это моя слабость. Правда, мало их у меня.
-- Так могу дюжину подкинуть. Я тоже почитать люблю..
-- Тогда пойду. Только не наливай, мне нельзя, работа.

На судне попался нам любопытный Махендра. Разговорились. И предложил он Пашкевичу работу: вместо меня приехать на судно. Опыт огромный, высшее образование, хороший английский. Леша был согласен, конечно. Американец, это всяко получше грузина. Но… не состоялось. Судовладелец зарубил по возрасту. А жаль!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 113
Опубликовано: 24.10.2016 в 11:20
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1