Прощание с судомеханическим факультетом



В далеком 1962 году я неожиданно легко поступил в Одесское Высшее Инженерное Училище, сокращенно – ОВИМУ, теперь родное училище давно уже стало Морской Академией, но для одесситов она всегда была "Вышкой."

Я подал документы на судомеханический факультет. В этом не было ничего удивительного. Электромеханический отпадал сразу, движение тока для меня и по сей день загадка, а в судоводители я бы, пожалуй, мог пойти. Но тогда все друзья шли учиться на инженеров, это было модно. А самое главное, профессия судоводителя в некотором роде напоминает актерскую: ну поплаваешь ты два-три года, дальше-то что? Как я мог знать, что работать на флоте я буду почти пятьдесят? Да мне бы это и во сне страшном не приснилось!

Итак, легко сдав все пять экзаменов, я захотел съездить хоть на пару дней домой, в Ростов-на-Дону, где месяц назад закончил прекрасную среднюю 49-ю школу, которая даже не подозревала о своем одесском триумфе: 25 баллов из 25 получил только ее выпускник.

Уехать просто так мне и в голову не пришло. Разрешения нужно было получить у замполита училища. Он, как оказалось, был знаком с моим отцом по прежней работе. Замполит тут же спросил, как я сдал экзамены. Я ответил скромно, но честно: - на все пятерки. - Молодец! А на какой факультет поступаешь? На судомеханический? А вот это зря. Все отличники на электромеханический идут. – Я электричества боюсь. - Так тогда тебе прямая дорога в судоводители, и тут он сделал роковую для меня ошибку. Если бы замполит просто спросил, какие предметы в школе я любил больше , я бы честно ответил, что рисовать не умею, чертить не люблю, электричества не понимаю, природа для меня вообще загадка. Зато я хорошо знал и любил математику, любил географию, мечтал об изучении астрономии, и даже английский к тому времени я полюбил. Но замполит меня об этом не спросил.

И вместо того, чтобы рассказать о красочных перспективах службы на мостике, о дальних странствиях, об обязательной плавательской парусной практике после первого курса ( одно это перевернуло бы всю мою жизнь),он решил меня запугать:
- А ты знаешь, что это самая тяжелая специальность? А знаешь, что еще и на угле суда работают, лопатой уголь придется бросать? А ты вон маленький какой! В отца пошел? Да в машине больше пятидесяти градусов бывает! Работа грязная, вечно будешь в мазуте ходить. Не боишься?
- Знаю. Подрасту. В отца. Выдержу. Отмоюсь. Не испугаюсь.

Побыв больше месяца абитуриентом в обществе двадцатилетних ветеранов, я уже знал, что штурмана – это рогатые, яйцеголовые, и я, шестнадцатилетний пацан, совершенно прав, поступая в племя механиков. И уважение будет на флоте, и специальность в руках. Механик – он везде механик!

Но попав, наконец, в учебные аудитории я понял, что базовые инженерные дисциплины мне даются с трудом. Из-за внеочередных нарядов, я пропускал каждый второй-третий учебный день.Даже любимая в школе неорганическая химия превратилась в непостижимую органику, математика изменилась тоже. Дифференциалы, интегралы. Я запутался. Но это еще цветочки были. Технология металлов мне тоже не пришлась по душе. А черчение! Как вспомню, так вздрогну!

Так прошел первый курс. Я вырос сантиметров на 10-12, окреп и закалился. Гоняли нас тогда ежедневно на зарядку, заставляли бегать в Дюковском парке вокруг озера в огромных рабочих ботинках, по понедельникам там же в парке мы тянули ножку на строевых занятиях. Я опять начал играть в баскетбол, как в школе, и сразу же попал в сборную команду училища.

У меня появилось много друзей среди однокурсников. С некоторыми я и сейчас встречаюсь, с другими перезваниваемся ежегодно, третьи исчезли с моего горизонта, четвертые ушли из этой жизни. И вот теперь, совершенно неожиданно для меня самого, я вспоминаю юность и моих старых, а в то время совсем юных друзей. Пусть почитают хотя бы те, кто еще живы.

Все когда-нибудь кончается, подошел к завершению и первый курс. Я сосредоточился, поднапрягся, сдал все экзамены на четверки и уехал, наконец, в отпуск. Так у нас назывались наши каникулы. Вместо зимних каникул мне пришлось отстоять дюжину внеочередных нарядов.

После отпуска всю группу опять отправили в колхоз. Почему-то мы с Женей Боговским были оставлены в Одессе, что меня ничуть не расстроило.
В один поистине прекрасный вечер, мы столкнулись на танцплощадке в учебном корпусе.
-Ты новость слышал?- спросил он меня.
- Смотря какую.
-В Ленинграде, в Макаровке расформировали факультет автоматики, а у нас создают. Но кроме первого курса, будут еще группы на втором и на третьем. Наших электромехаников будут приглашать перейти туда. Кто пожелает.
- А если я пожелаю? Механиков не возьмут?
- Не знаю. За спрос денег не берут.
- Жень, давай вместе, а? Как мне наши старшины уже обрыдли, сил нет терпеть. Может, там по-другому все пойдет. Опыт-то уже есть.
- А работать потом? Что это за факультет? Кого они будут выпускать? Может быть, вообще во флот не пошлют. Нет ведь на судах такой должности – специалист-автоматчик.
- Что будет, то будет. До этого еще дожить надо. Ну что, пойдем?
- В 10.00. на этом месте! До завтра.

Так я сказал судомеханическому факультету "Прощай!"




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 104
Опубликовано: 24.10.2016 в 11:17
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1