ДВЕ ЧЕЧЕНСКИХ... РУБРИКА: СТРАННАЯ ВОЙНА. Виолетта Баша, Литературная Россия



ДВЕ ЧЕЧЕНСКИХ... РУБРИКА: СТРАННАЯ ВОЙНА. Виолетта Баша, Литературная Россия
 


ДВЕ ЧЕЧЕНСКИХ …

Рубрика: Странная война
Виолетта Баша, "Литературная Россия" 

Полковник Владимир Кочергин в Чечне был пять раз, из них 4 – в первую чеченскую. От нее осталось одно чувство – государство их кинуло. «Нам не нужен Ельцин, нам не нужен Грачев, нам не нужна эта война, - говорит он. - Нам не нужны эти чеченцы с автоматами и с пулеметами. У нас возникло братство, потому что все мы были как изгои». Вторая война – другая, освободительная. И участвовали в ней другие силы – подготовленные, прошедшие все, имеющие опыт. Вроде бы все нормально. Вроде бы…
Вроде бы наконец заговорили о войне. Вроде бы и честь воздали. Вот только…
почему пьют эти видавшие многое мужчины?


По обе стороны - мальчики …

Мы судим о той войне по телехронике, по фильмам «Чистилище» и «Дикое поле» Невзорова. Война - не кино. Грозный в развалинах, горели дома. Владимир и его товарищи ехали на бронетранспортере. На окраине города увидели, как горит дом, а рядом, на коленях, бьется в истерике чеченка. В доме остался ее сын. Владимир бросился в огонь. «Показывают фильмы. – Говорит он. – Все дымит, а герой тащит кого-то через горящую комнату. Ничего подобного! Два раза вдохнул – и готов». Ему почти удалось добраться до мальчика, но сознание стало гаснуть, и он выбрался на улицу. Взял тряпку, чтобы через нее дышать и пошел второй раз. Подхватил мальчугана, потащил. Отключился неподалеку от двери. Товарищи сообразили, что что-то не так, и вытащили обоих. Как он был счастлив, когда мальчик открыл глаза. «Чеченец или еще кто, но он человек!».
Заканчивалась очередная командировка в Чечню. Накануне отъезда Володю вызвал начальник и попросил остаться. Сказал, что нужно поддержать ребят. Призывники, вчерашние школьники попали в пекло. Он ездил к ним, пел песни под гитару, дарил кассеты, и это для них было лучшей наградой. «Молодой солдатик уткнулся головой мне в плечо, - рассказывает Володя, - может быть, ему плохо стало. «Чего ты, - говорю, - Сашок?». А он мою кассету в руках держит, и у него - полные слез глаза».
Они не плачут, когда взрывом разрывает на куски товарища. Слезы приходят, когда остаешься наедине с собой, или когда уткнешься старшему другу в плечо после песни, слова которой - точные, как выстрел снайпера в сердце.


Нам не нужен был Ельцин


«Первая война - странная, - рассказывает Володя. - Она была никому не нужна. Когда мы это поняли, были возмущены, нас это сплачивало. Мы отдалились от государства. Государство свое делает, а мы свое, мы с народом. Нам не нужен Ельцин, Грачев, эта война, эти чеченцы с пулеметами. Мы были изгои. Смотришь телевизор, там песни поют, танцуют. Страна пирует. А ты в окопе. И видишь, как одного пронесли, другого. В первой войне боевое братство чувствовалось намного больше. Во-первых, нам почти ничего не платили. Боевых не было, просто три оклада. Что это такое? Да ничего. Офицерские командировочные – 55 рублей в день. Там не чувствуешь этого. Понимаешь, когда возвращаешься. Мы все в таком положении. Мало того, что нас обидело государство. Погибали лучшие друзья. На войне свои законы. Нехорошего человека быстро раскусывали. Он возвращается озлобленным. Нормальный и там нормально себя проявит, и, вернувшись, будет душевнее относиться к людям. Тяга к жизни появится. Война конечно обламывает. Мы то взрослые мужики, офицеры, подготовленные, закаленные. Я уже и мать похоронил, и что-то в жизни потерял. А вот молоденькие солдатики – это беда. Приходят с одной деревни. И не понимают, что происходит и за что их так. У них «крыша едет». Им нужна реабилитация. Нужно по возращению нормальную работу найти. Ничего тогда не делалось. Я в 95 году по радио об этом криком кричал».
Криком кричали и его песни:
Господи, как же так? Разделяешь ты участь людей.
Кто-то ходит, одетый во фрак, кто-то вымазан кровью с землей.
Тогда их не услышали.
Как докричаться до спящей страны? Друг Владимира полковник Романов взялся помочь. Но судьба распорядилась иначе. В 95 году в тоннели на площади Минутка в Грозном взрывом его ранило, с тех пор он в коме. «Помните капитана Кольцова из фильма «Адъютант его Превосходительства»? – Рассказывает Владимир. - Это – про Романова. Прекрасный человек, благородный, офицер, интеллигент. Какая стать, выправка, спортивный был! Один подчиненный подполковник не выполнил его указание. Люди погибли. Фамилию называть не буду, этот подполковник – замечательный человек. Другой бы начальник его просто растерзал. Романов его вызвал, сидит и минуту молчит. Потом говорит: «Вы взяли на себя большой грех. Подумайте. А о наказании мы потом поговорим». Идет война, берем Самашки. А этому подполковнику еще воевать».

Джой

В январе 2000 года наши войска подходили к Грозному. Во время штурма Владимир попал в госпиталь в Моздоке с сильной простудой. Раненых было много, палаты были забиты битком – по 20-30 человек в каждой. Бойцы лежали в два яруса. Запах стоял тяжелый – раны гноились. Каждый вечер после ужина Владимир пел для ребят. Во время концерта к нему обратились два парня с костылями, раненные в ноги: «Нас было три друга с одного поселка из Сибири по контракту». Они участвовали в штурме Грозного вместе с овчарками, привезенными из дома.
«Друг, - говорят, - у нас погиб». Один все это рассказывал Володе, а второй плакал.
- Снайпера били со страшной силой. Смертельно ранило нашего товарища. Собака натянула поводок, отцепить ее было нельзя: головы не поднять – так снайпера круто бьют. И по собаке стреляют. А та выскочит из-за укрытия, разгонится, и вновь пятится – пытается хозяина вытащить из-под огня. Не хозяина, товарища, если по-человечески говорить. Дергалась собака, крутилась. Мальчишку со снайперкой подозвали, чтобы перестрелил поводок. У него ничего не получилось. Метров со ста это не просто, тем более, что поводок все время дергался, собака металась. Потом Джой (так звали собаку), кровь почувствовал. Такие собаки все понимают: что такое выстрелы, что такое смерть. Джой вышел из-за укрытия и пошел на пулю, на верную смерть. По собаке выстрелил снайпер. Пес перевернулся, оставляя широкий кровавый след, прополз последние метры вдоль тела погибшего хозяина, возле его головы приподнялся на передних лапах, и умер, положив лапы на грудь друга.
Володя в течение часа написал песню, записал кассету и подарил ее кинологам. На следующий день после завтрака он пытался найти этих ребят, но узнал, что они улетели в Новосибирск. А песня… видела, как слушают ее прошедшие Чечню офицеры. Говорят, настоящие мужчины не плачут?
Это пахнет в доме стряпней, мать печет пироги.
Снежный ком голубой с будки Джоя свисает.
Терпеливо мать ждет возвращенья домой –
Сына с Джоем она будто вечность встречает.


Возвращение


4 марта Владимир возвращался домой вместе с остатками попавшего в засаду в Старых Промыслах Павлопосадского ОМОНа. «Подстава, я считаю, была капитальная», – говорит Володя. В живых осталось всего 16 человек, многие тяжело ранены. Все вокруг было заставлено носилками. Рядом на носилках лежал под капельницей омоновец лет 30-ти, лишившийся обеих ног. «Представляете, радуешься возвращению, а тут такое. С каким чувством мы возвращались? Спускаешься с трапа, вдыхаешь глубоко воздух и говоришь себе: «Ну, все, я живой!». Душа такая - нараспашку. Все тебе нравится, когда в машине едешь домой, кругом все так здорово, все люди – такие хорошие. Пока через неделю на землю не опустишься. И думаешь, люди, что вы ругаетесь? Ведь самое прекрасное – просто жить. А вы ссоритесь из-за какого-то пустяка. Вспомнишь этот Павлопосадский ОМОН, боже мой. Ведь мы с руками, с ногами возвращаемся. Счастье какое! По возвращению меня встретил водитель на УАЗике. А я – просто зашкаленный, говорю ему: «Останавливай». Не у своего подъезда, у другого. Я жил в милицейском общежитии тогда, квартиры не было. Я ее 8 лет ждал. Беру свой чемодан, гитару, спальный мешок, поднимаюсь на 10-й этаж. Думаю, ничего себе, стены покрасили в другой цвет. А раньше такое все обшарпанное было. Подхожу к своей квартире – номер не тот. Оказался в соседнем подъезде. А жена с дочкой в окно смотрели. Видели, как машина приехала. Подумали, кто-то приехал из Чечни в соседний подъезд».

Сойдем на остановке, капитан…

Хорошо, если тебя дома ждут. Ждут не всех. И не всем есть куда возвращаться.
«Ехал выступать на радиостанцию «Славянка», - рассказывает Володя, - Заскочил в трамвай и увидел знакомого капитана. Тот предложил зайти в бар, поговорить, через час он должен был уехать. Отвечаю: «Брат, не могу, меня столько людей ждет, мне столько им надо сказать в прямом эфире». У него было ранение, отлежал в госпитале, а когда пришел домой, застал жену с другим. Ни дома. Ни жены. Выглядел он так - бледный, не в своей тарелке, еле узнал. Собирался он в Белоруссию к матери, в село, дом поднимать. Вечером возвращался я домой через лесок, люди думали – странный человек, что-то бормочет, в блокнот на ходу записывает, а я написал песню:
Ну что, браток, рассказывай, как там. Я ж на гражданку списан по раненью.
Мундир оставил. Холодно плечам. Живу бомжом по высшему веленью.
Не сладко нам. Нелегкая судьба. Какая может быть сегодня вера?
Где за спиной стоит одна беда. И нет той славы, чести офицера.
«Честь есть, - продолжает Владимир. - Она у нас внутри. Но нет такой, как надо бы, чтобы достойно встречали тех, кто оттуда вернулся».

Горький остаток

«Вторая война – другая, – размышляет Владимир. – Даже пресса о ней заговорила как об освободительной: чеченские боевики напали на Дагестан. Правительство платит «боевые». Пошли более подготовленные контрактники. Почему? Им хочется воевать и погибнуть? Нет. Безденежность. Безработица. Все это заставило мужиков одевать форму. Платили не плохо. Контрактнику – 800 с лишним в сутки, мне как офицеру – 950 рублей. Плюс командировочные. Мы все свое получили сполна. Но было и другое. Я добивался полгода, чтобы одному солдату выплатили эти деньги. Бывало так, что в воинской части денег не было. На контроле выплата «боевых» не держалась. Правительству было видимо наплевать. Сейчас, кажется, всем выплатили, вопрос решился потому, что года 2-3 назад бунт поднялся: в Ростове - на- Дону контрактники не могли получить деньги. И не только там. Стало больше проверенных военных, ходивших туда по несколько раз.
Сейчас мы ощущаем, что государство нас не бросило. Мне кажется, что отпала надобность кричать. Газманов запел песни, связанные с войной. По телевизору это пошло. Это здорово. Стало радовать душу. Я уже не один, кто кричит об этом».
Но есть один сухой остаток. Тот, который в душе. О нем Владимир и говорить стал не сразу: «После первой войны нигде не говорилось ничего, молчание. И ребят тянуло к таким же, как они. Было боевое братство. То ли я перегорел, но мне показалось, после второй войны уже не было такого единения. Мы меньше стали встречаться, говорить об этом. Те, кто остались живы, получили деньги. Вроде бы немного отблагодарено. И теперь по радио поют про наших ребят. Вроде бы… ».
За этим «вроде бы» – и кома полковника Романова. И смерть по ошибке своих же. И глаза Сашка. И еще – того молоденького парнишки, что умер на глазах Владимира, они были цвета голубого чеченского неба.
Здесь, в миру, жизнь идет своим чередом. А для тех, кто прошел Чечню – она никогда не станет прежней, мирной. Они собираются уже реже. И многие дома, как говорит Владимир, наедине с собой, все чаще пьют горькую поодиночке…

----
Романов сейчас генерал, он не вышел из комы...

Песня - Владимир Кочергин, "Джой".



Не знаю, надо ли это писать,
но это не мне награда, а ребятам, которые там воевали и рассказали.

Поэтому и упоминаю.
Материал получил "Золотое перо Руси" в 2006 году в номинации военная тематика.

А вот в газете "Единая Россия", которая и послала меня в командировку, этот материал не поставили. Он был опубликован гораздо позднее и в другом издании - "Литературная Россия". Такое вот отношение государства к проблеме. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Ключевые слова: Виолетта Баша, публицистика, Чечня, чеченская компания, Ельцин, Россия, война, Владимир Кочергин, Джой,
Количество рецензий: 5
Количество просмотров: 240
Опубликовано: 30.06.2016 в 04:07
© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора

Спасатель.     (09.07.2016 в 14:50)
Т.н. "мировое сообщество" ВСЕГДА поддерживало и ПОДДЕРЖИВАЕТ тех, кто убивает русских.

Если бы в Донбассе убивали евреев, англичан или американцев, Киев был бы стёрт с поверхности планеты за 24-ре часа, но...убивают русских...
***

Факты геноцида Русских в Чечне
Отрывки из показаний вынужденных переселенцев, бежавших из Чечни, в период с 1991 -1995 гг.

А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном:

«Я выехала из г. Гpозного в февpале 1993 года из-за постоянных угроз действием со стороны вооруженных чеченцев и невыплаты пенсии и заработной платы. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины, кооперативный гараж и выехала с мужем.
В февpале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку 1966 г.р.. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали.
Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна.
В 1993 году жить стало там невозможно, убивали, кругом. Машины подрывали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких причин.
В квартире убили мужчину 1935 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне.».

Отрывки из показаний вынужденных переселенцев, бежавших из Чечни, в период с 1991 -1995 гг.

А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном:
«Я выехала из г. Гpозного в февpале 1993 года из-за постоянных угроз действием со стороны вооруженных чеченцев и невыплаты пенсии и заработной платы. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины, кооперативный гараж и выехала с мужем.
В февpале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку 1966 г.р.. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали.
Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна.

В 1993 году жить стало там невозможно, убивали, кругом. Машины подрывали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких причин.

В квартире убили мужчину 1935 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне.».

Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном:

«В мае 1993 года в моем гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой.
Осенью 1993 года группа вооруженных чеченцев зверски убила моего знакомого Болгаpского, который отказался добровольно отдать свою автомашину «Волга». Подобные случаи носили массовый характер. По этой причине я выехал из Гpозного».

Д. Гакypянy, проживал в г. Грозном:

«В ноябре 1994 года соседи-чеченцы угрожали убийством с применением пистолета, а затем выгнали из квартиры и поселились в ней сами».

П. Кyскова, проживала в г. Грозном:

«1 июля 1994 года четыре подростка чеченской национальности сломали мне руку и изнасиловали, в районе завода «красный Молот», когда я с работы возвращалась домой».

Е. Дапкyлинец, проживал в г. Грозном:

«6 и 7 декабря 1994 года был сильно избит за отказ от участия в ополчении Дyдаева в составе украинских боевиков в с. Чечен-Аyл».

Е. Баpсyкова, проживала в г. Грозном:

«Летом 1994 года видела из окна своей квартиры в г. Грозном, как к гаражу, принадлежавшему соседу Мкpтчан H., подошли вооруженные люди чеченской национальности, один из них выстрелил в ногу Мкpтчан H., а затем забрали у него машину и уехали».

Г. Тарасова, проживала в г. Грозном:

«6 мая 1993 года в г. Грозном пропал без вести мой муж. Тарасов А.Ф. Пpедполагаю, что его забрали насильственно чеченцы в горы работать, т.к. он сварщик».

Е. Хобова, проживала в г. Грозном:

«31 декабря 1994 года моего мужа, Погодина и брата, Еремина А., убил чеченский снайпер в тот момент, когда они убирали на улице трупы русских солдат».

H. Трофимова, проживала в г. Грозном:

«В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О. H., ворвались чеченцы, изнасиловали ее на глазах у детей, избили ее сына и увели с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 года моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы».

В. Агеева, проживала в ст. Петропавловской Гpозненского района:

«11 января 1995 года, в станице на площади дyдаевские боевики расстреляли российских солдат».

М. Хpапова, проживала в г. Гудермесе:

«В августе 1992 года нашего соседа, Саркисяна Р.С., и его жену, Саркисян З. С., пытали и заживо сожгли».

В. Кобзаpев, проживал в Гpозненской обл:

«7 ноября 1991 года трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив.
В сентябре 1992 года вооруженные чеченцы требовали освободить квартиру, бросили гранату. И я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вынужден был выехать из Чечни с семьей».

Т. Александрова, проживала в г. Грозном:

«Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, избили, порезали и изнасиловали. Мы вынуждены были уехать из Гpозного».

Т. Вдовченко, проживала в г. Грозном:

«Соседа по лестничной клетке, сотрудника КГБ В. Толстенка, рано утром из его квартиры вытащили вооруженные чеченцы и через несколько дней был обнаружен его изуродованный труп. Сама лично этих событий не видела, но об этом мне рассказала О. К. (адрес К. не указан, событие имело место в г. Грозном в 1991 г)».

В. Hазаpенко, проживала в г. Грозном:

«В г. Грозном жил до ноября 1992 г. Дyдаев потворствовал тому, что против русских открыто стали совершаться преступления, и за это из чеченцев никто не нес наказания.

Hеожиданно исчез ректор Гpозненского университета, а через некоторое время его труп случайно нашли закопанным в лесу. С ним поступили так, потому что он не хотел освобождать занимаемую им должность».

О. Шепетило, 1961 г.р.:

«В г. Грозном проживала до конца апреля 1994 г. Работала в ст. Калиновская Hаypского p-на директором музыкальной школы. В конце 1993 г. я возвращалась с работы из ст. Калиновская в г. Грозный. Автобуса не было, и я пошла в город пешком. Ко мне подъехала машина «Жигули», из нее вышел чеченец с автоматом Калашникова и, угрожая убийством, запихнул меня в машину, отвез на поле, там долго издевался надо мной, изнасиловал и избил».

Я. Юнyсова:

«Сын Заир в июне 1993 г. был взят в заложники и 3 недели его удерживали, отпустили после выплаты 1,5 млн. руб..».

М. Поpтных:

«Весной 1992 г. в г. Грозном на ул.. Дьякова полностью разграбили винно-водочный магазин. В квартиру заведующей этим магазином была брошена боевая граната, в результате взрыва которой погиб ее муж, а ей ампутировали ногу «.

И. Чекyлина, 1949 г.р.:

«Из Гpозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом.

Меня лично избили и изнасиловали лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Пеpед нашим отъездом убили друга моего сына, Максима.».

В. Минкоева, 1978 г. р.:

«В 1992 г. в г. Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Детей (седьмой класс) взяли в заложники и удерживали в течение суток. Было совершено групповое изнасилование всего класса и трех учительниц. В 1993 г. украли мою одноклассницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д. вокзала на моих глазах чеченцами был расстрелян мужчина».

В. Комарова:

«В Грозном я работала медсестрой в детской поликлинике в„– 1. У нас работала Тотикова, к ней пришли чеченские боевики и дома расстреляли всю семью.
Вся жизнь была в страхе. Однажды Дyдаев со своими боевиками забежал в поликлинику, где нас попpижимали к стенкам. Так он ходил по поликлинике и кричал, что здесь был русский геноцид, т. к. наше здание раньше принадлежало КГБ.

Зарплату мне не платили 7 месяцев, а в апреле 1993 г. я уехала».

Ю. Плетнева, 1970 г.р.:

«Летом 1994 г. в 13 часов я была очевидицей расстрела на площади Хрущева 2-х чеченцев, 1-го русского и 1-го корейца. Расстрел производили четверо гвардейцев Дyдаева, которые привезли на иномарках жертвы. Постpадал проезжавший на автомобиле гражданин.

В начале 1994 г. на площади Хрущева один чеченец игpался гранатой. Чека соскочила, игравший и еще несколько человек, находившихся рядом, были ранены. Оружия было в городе много, практически y каждого жителя Гpозного — чеченца.
Сосед-чеченец пьянствовал, шумел, угрожал изнасилованием в извращенной форме и убийством».

А. Федюшкин, 1945 г. р.:

«В 1992 г. неизвестные лица, вооруженные пистолетом, отобрали автомобиль y моего кума, проживающего в ст. Червленная.

В 1992 или в 1993 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, связали жену (1949 г. р.) и старшую дочь (1973 г. р.), совершили в отношении их насильственные действия, забрали телевизор, газовую плиту и скрылись. Hападавшие были в масках.

В 1992 г. в ст. Червленная ограбили мою мать какие-то мужчины, забрав икону и крест, причинив телесные повреждения.

Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-2121 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его самого спустя 3 месяца обнаружили в реке».

В. Доронина:

«В конце августа 1992 г. увезли внучку на автомашине, но вскоре отпустили.
В ст. Hижнедевиyк (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы изнасиловали всех девочек и воспитателей.

Сосед Юнyс угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом .
В конце 1991 г. в дом к моему родственнику, ворвались вооруженные чеченцы, требовали деньги, угрожали убийством, сына убили».

С. Акиншин (1961 г.р.):

«25 августа 1992 г. около 12 часов на территорию дачного участка в Грозном проникли 4 чеченца и потребовали у находившейся там моей жены вступить с ними в половую связь. Когда жена отказалась, то один из них ударил ее в лицо кастетом, причинив телесные повреждения...».

Р. Акиншина (1960 г.р.):

«25 августа 1992 г. около 12 часов на даче в районе 3-й гоpбольницы г. Грозного четверо чеченцев в возрасте 15-16 лет потребовали вступить с ними в половую связь. Я возмутилась. Тогда один из чеченцев ударил меня кастетом и меня изнасиловали, воспользовавшись моим беспомощным состоянием. После этого под угрозой убийства меня принудили к совершению полового акта с моей собакой».

H. Лобенко:

«В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили 1 армянина и 1 русского. Рyсского убили за то, что заступился за армянина».

Т. Забpодина:

«Был случай, когда у меня вырвали сумку.
В марте — апреле 1994 г. в школy-интеpнат, где работала моя дочь Hаташа, зашел пьяный чеченец, который избил дочь, изнасиловал ее и после этого пытался ее убить. Дочеpи удалось убежать.

Была свидетелем, как грабили соседний дом. В это время жильцы находились в бомбоубежище».

О. Кальченко:

«Мою сотрудницу, девушку 22-х лет, на моих глазах чеченцы изнасиловали и расстреляли на улице возле нашей работы.
Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали последние деньги».

В. Каpагедин:

«Убили сына 08.01.95, ранее чеченцы 04.01.94 убили младшего сына. «

Е. Дзюба:

«Всех заставляли принимать гражданство Чеченской республики, если не примешь, то не получишь талоны на продукты».

А. Абиджалиева:

«Уехали 13 января 1995 года потому, что чеченцы требовали, чтобы ногайцы защищали их от российских войск. Забpали скот. Бpата за отказ идти в войска избили».

О. Боpичевский, проживал в г. Грозном:

«В апреле 1993 года квартира подверглась нападению со стороны чеченцев, одетых в форму ОМОHа. Ограбили и унесли все ценные вещи».

Н. Колесникова 1969 г. р., проживала в г. Гудермесе:

«2 декабря 1993 года на остановке «участок 36» Стаpопpомышленного (Старопромысловского) района г. Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели в гараж, избили, изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали и кололи наркотики. Отпустили только 5 декабря».

Э. Кypбанова, О. Кypбанова, Л. Кypбанов, проживали в г. Грозном:

«Наши соседи — семья Т. (мать, отец, сын и дочь) были найдены у себя дома с признаками насильственной смерти».

Т. Фефелова, проживала в г. Грозном:

«У соседей (в г. Грозном) украли девочку 12 лет, потом подкидывали фотографии (где над ней издевались и насиловали) и требовали выкуп».

3. Саниева:

«Во время боев в г. Грозном видела среди бойцов Дyдаева женщин-снайпеpов».

Л. Давыдова:

«В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (г. Гyдеpмес). Мyжа затолкали под кровать, а 47-летнюю женщину зверски изнасиловали (также с использованием разных предметов). Чеpез неделю К. умерла.
У меня в ночь с 30 на 31 декабря 1994 г. подожгли кухню».

Т. Лисицкая:

«Пpоживала в г. Грозном у вокзала, ежедневно наблюдала, как грабят железнодорожные составы.
В ночь на новый, 1995 г. ко мне приходили чеченцы и требовали деньги на оружие и боеприпасы».

К. Целикина:

«2 ноября 1994 г. неизвестными лицами была кyда-то увезена моя дочь Анжела».

Т. Сyхоpyкова:

«В начале апреля 1993 г. была совершена кража из нашей квартиры (г. Грозный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена автомашина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж Багдасаpян Г.3. был убит на улице выстрелами из автомата».


Я. Рyдинская 1971 г. р.:

«В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное нападение на мою квартиру (ст. Hовомаpьевская). Вынесли ценные вещи, меня и мать изнасиловали, пытали ножом, причинив телесные повреждения. Весной 1993 г. на улице (г. Грозный) были избиты мои свекровь и свекор».

В. Бочкаpева:

«Дyдаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Беляева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза «Калиновский» Еpина. Требовали выкуп в 12 млн. руб... Не. получив выкупа, убили заложников».

Я. Hефедова:

«13 января 1991 г. я с мужем подверглась разбойному нападению со стороны чеченцев в своей квартире (г. Грозный) — отобрали все ценные вещи, вплоть до серег из ушей».

В. Малашин 1963 г. р.:

«9 января 1995 г. в квартиру Т. (г. Грозный), в которую мы с женой приехали в гости, ворвались трое вооруженных чеченцев, ограбили нас, а двое изнасиловали мою жену, Т. и находившуюся в квартире Е. (1979 г. р.)».

Ю. Усачев, Ф. Усачев:

«18-20 декабря 1994 г. мы были избиты дyдаевцами за то, что не воевали на их стороне».

Е. Калганова:

«Мои соседи — армяне подверглись разбойному нападению со стороны чеченцев, их 15-летнюю дочь изнасиловали. В 1993 г. разбойному нападению подверглась семья Пpохоpовой П. Е.

А. Плотникова:

«Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, приказали выселиться. Я оставила в г. Грозном квартиру, гараж, дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства чеченцами соседа Б. — его расстреляли из автомата».

В. Махаpин, 1959 г.р.:

«19 ноября 1994 г. чеченцы совершили разбойное нападение на мою семью. Угpожая автоматом, вышвырнули из автомашины жену и детей. Всех избили ногами, сломали ребра. Жену изнасиловали. Отобрали машину ГАЗ-24, имущество».

М. Васильева:,

«В сентябре 1994 г. двое чеченских боевиков изнасиловали мою 19-летнюю дочь».

А. Федоpов:

«В 1993 г. чеченцы обворовали мою квартиру. В 1994 г. у меня украли машину. Обpатился в милицию. Когда увидел свою машину, в которой находились вооруженные чеченцы, также сообщил об этом в милицию. Мне сказали, чтобы я забыл о машине. Чеченцы угрожали и говорили, чтобы я уехал из Чечни».

Н. Ковpижкин:

«В октябре 1992 г. Дyдаев объявил мобилизацию боевиков в возрасте от 15 до 50 лет. Во время работы на железной дороге, русских, и меня в том числе, чеченцы охраняли как заключенных. На станции Гyдеpмес я видел, как чеченцы застрелили из автоматов незнакомого мне мужчину. Чеченцы заявили, что убили кровника».

А. Бypмypзаев:

«26 ноября 1994 г. был очевидцем, как чеченские боевики сожгли 6 танков оппозиции вместе с экипажами».

М. Пантелеева:

«В 1991 г. боевики Дyдаева штурмом взяли здание МВД ЧР, убив при этом сотрудников милиции, какого-то полковника, ранив майора милиции. В г. Грозном похитили ректора нефтяного института, проректора убили. В квартиру моих родителей ворвались вооруженные боевики — трое в масках. Один — в милицейской форме, под угрозой оружия и пыткой горячим утюгом, отобрали 750 тыс. руб.., украли автомашину».

Е. Дyдина, 1954 г. р.:

«Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сына и мужа. С сына сняли часы. Потом меня затащили в подъезд и совершили половой акт в извращенной форме. Одна знакомая женщина мне рассказывала, что, когда та ехала в Кpаснодаp в 1993 г., поезд был остановлен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности. В тамбуре изнасиловали и выкинули из вагона (уже на полном ходу) молодую девушку».


И. Удалова:

«2 августа 1994 г. ночью в мой дом (г. Гyдеpмес) ворвались двое чеченцев, матери порезали шею, нам удалось отбиться, в одном из нападавших узнала соученика по школе. Я подала заявление в милицию, после чего меня стали преследовать, угрожать жизни сына. Я отправила родных в ставропольский край, потом уехала сама. Мои преследователи взорвали мой дом 21 ноября 1994 г.».

В. Федорова:

» В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (г. Грозный) и увезли. Чеpез некоторое время ее нашли убитой, она была изнасилована. Мою знакомую по дому, которую в гостях пытался изнасиловать чеченец, в тот же вечер по пути домой поймали чеченцы и всю ночь ее насиловали.

15-17 мая 1993 г. в подъезде моего дома меня пытались изнасиловать двое молодых чеченцев. Отбил сосед по подъезду, пожилой чеченец.

В сентябре 1993 г., когда я ехала на вокзал со знакомым, моего знакомого вытащили из машины, избивали его ногами, а потом один из нападавших чеченцев ударил меня ногой в лицо».


С. Гpигоpьянц:

«За время правления Дyдаева убили мужа тети Саркиса, отобрали машинy, потом пропали сестра моей бабушки и ее внучка».

H. Зюзина:

«7 августа 1994 г. коллегу по работе Ш. Ю. Л. с женой захватили вооруженные бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их били, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината».

М. Олев:

«В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С. (1955, отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько человек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света (1964 г. р.). Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их».


В. Розванов:

«Тpижды пытались чеченцы украсть дочь Викy, дважды она убегала, а в третий раз ее спасли.

Сына Сашу ограбили и избили.

В сентябре 1993 г. ограбили меня, сняли часы, шапку.

В декабре 1994 г. 3 чеченца обыскали квартиру, разбили телевизор, поели, выпили и ушли».


А. Витьков:

«В 1992 г. изнасиловали и застрелили Т. В., 1960 г.p., мать троих малолетних детей.

Замyчили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили вещи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступников».


Б. Яpошенко:

«Hеоднокpатно чеченцы в Грозном в течение 1992 г. избивали, грабили квартиру, разбивали мою машинy за то, что отказывался принимать участие в боевых действиях с оппозицией на стороне дyдаевцев».


В. Осипова:

«Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на выборы. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались повальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины.

В мае 1994 г. сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные чеченцы не давали грузить вещи. Потом тоже было со мной, все вещи объявлялись «достоянием республики».

К. Денискина:

«Вынуждена уехать в октябре 1994 г. из-за обстановки: постоянная стрельба, вооруженные грабежи, убийства.

22 ноября 1992 года Дyдаев Хyсейн пытался изнасиловать мою дочь, избил, угрожал убийством».

А. Родионова:

«В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. Доходило до того, что дети ходили в школу с оружием. закрывались учреждения, школы.
В середине марта 1993 г. трое вооруженных чеченцев ворвались в квартиру соседей-аpмян, забрали ценные вещи.

Была очевидцем в октябре 1993 г. убийства молодого парня, которому прямо днем вспороли живот».

H. Беpезина:

«Жили в п. Ассиновском. Сына постоянно избивали в школе, он вынужден был не ходить туда. У мужа на работе (местный совхоз) снимали с руководящих должностей русских».

Л. Гостинина:

«В августе 1993 г. в Грозном, когда я шла с дочерью по улице, среди белого дня чеченец схватил дочь (1980 г. р.), ударил меня, затащил ее в свою машинy и увез. Через два часа она вернулась домой, сказала, что ее изнасиловали.
Русских унижали всеми способами. В частности, в Грозном у Дома печати висел плакат: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы».


Чеченский лагерь смерти

В Чечне обнаружены останки лагеря смерти. "Чеченские террористы отрубали и отрезали головы у заложников, насаживали их на колья и для устрашения выставляли на всеобщее обозрение" (2002 год)

В 2002 году прокуратура Чечни возбудила уголовное дело по факту обнаружения массового захоронения. В республиканском УФСБ предполагают, что на обнаруженном кладбище захоронены около 80 человек, за которых боевики не получили выкупа и поэтому использовали их как рабов.

Могилы с останками неизвестных были обнаружены под селом Старый Ачхой в Ачхой-Мартановском районе, который вторую чеченскую кампанию перенес относительно спокойно: войска генерала Шаманова, договорившегося с местными жителями, взяли его без единого выстрела. Правда, после этого район неоднократно подвергался набегам боевиков, пытавшихся захватить населенные пункты, и массированным обстрелам федеральных сил, называющих Ачхой-Мартановский и соседний Урус-Мартановский районы "осиным гнездом ваххабитов". Военные не раз утверждали, что в этих районах во времена "независимой Ичкерии" процветала работорговля, а с началом войны здесь, на горных базах, отсиживались самые отъявленные бандиты. Очередное свидетельство преступлений боевиков было обнаружено несколько дней назад.

Бывший сотрудник Грозненской ТЭЦ Валерий Росляков, захваченный зимой 95-го в заложники и доставленный бандитами в Старый Ачхой, рассказал, что в селе действовал настоящий концлагерь, в котором находилось около 150 человек. Были в лагере строители, военнослужащие и даже местные жители. Той же зимой в лагерь привезли еще 20 энергетиков, похищенных на Грозненской ТЭЦ-2, шестерых работников "Ростовэнергоремонта" и двух священников – отцов Сергия и Анатолия. Всех пленных, по словам выжившего энергетика, держали в подвале местной школы, а с приближением федеральных сил весной 96-го года перевели в подземные казематы, вырытые в центре села. "Тех, за кого не давали выкуп, угоняли на строительство дороги в Итум-Кале,– рассказал оперативникам Валерий Росляков.– Многих специально мучили, чтобы другие видели и боялись. Некоторых, ′ненужных′, просто расстреливали".

Так был убит и священник Анатолий Чистоусов, настоятель Михаило-Архангельского храма в Грозном. По мнению оперативников ФСБ, священника похитили ичкерийские спецслужбы, которые и доставили его в лагерь в Старый Ачхой. Вполне возможно, что этот лагерь смерти был узаконенной ичкерийскими властями тюрьмой и сюда помимо заложников, на которых можно было зарабатывать деньги, привозили всех не угодных правящей власти. Отца Анатолия, заподозренного в связях с ФСБ, расстреляли в феврале 1996 года, незадолго до прихода российских войск. Его тело зарыли на футбольном поле местной школы, а поле заминировали.

Только в прошлом году, когда останки священника были обнаружены, началось официальное расследование, в ходе которого стали вырисовываться картины из жизни узников лагеря смерти. Все пленники, как предполагало следствие, скорее всего, были расстреляны, так как забирать их с собой боевикам было обременительно и небезопасно. Однако найти могилы остальных жертв долго не удавалось. Специальные группы выезжали в горы Урус-Мартановского и Ачхой-Мартановского районов, но безрезультатно. "Весь прошлый год мы искали эти захоронения, по нескольку суток были в горах, но это очень сложная работа,– рассказал Ъ зампрокурора Чечни Александр Никитин.– А без очевидцев она сложна вдвойне. Найти людей, которые это пережили и могут поделиться какой-то информацией, оказалось тоже делом нелегким: никто не хочет возвращаться в это прошлое, никто не хочет об этом говорить". Только через пять лет после окончания первой чеченской кампании нашелся очевидец преступлений в лагере под Старым Ачхоем – Валерий Росляков.

Сотрудники милиции, прокуратуры и спецслужб выехали в Ачхой-Мартановский район, где и обнаружили несколько могил с останками людей. Место захоронения оцепили, после чего приступили к эксгумации останков. О том, сколько людей могло быть захоронено в этих могилах, скажет только экспертиза, которую вчера назначил прокурор Чечни. Это не помешало представителю регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковнику Илье Шабалкину предположить, что речь идет, возможно, о 80-90 жертвах.

Правда, в прокуратуре Чечни эту информацию назвали преждевременной. "Обнаружены не трупы, а костные фрагменты в нескольких могилах,– говорит зампрокурора Никитин.– Сколько там могло быть захоронено людей, пока можно только гадать, ведь в могиле могут находиться останки нескольких человек. Сейчас уже проводятся первоначальные следственные действия, назначена экспертиза. Место захоронения изучается: возможно, там еще есть могилы. Экспертиза будет проводиться, скорее всего, в нашей лаборатории в Грозном, но в зависимости от сложности, возможно, будут задействованы судмедэксперты из Моздока и 124-й ростовской лаборатории".

Сколько еще в Чечне таких захоронений, пока не знает никто. Скорее всего, зарытые останки казненных пленников здесь будут находить еще не один год: в списках пропавших без вести в Чечне до сих пор числится около 800 человек.

* * *
Следствие вскрывает зверства в концлагере Басаева

В массовых захоронениях, обнаруженных в районе концентрационного лагеря боевиков в Чечне, по предварительным данным, могут находиться останки 70-90 человек.

Как сообщили сегодня РБК в Региональном оперативном штабе по проведению контртеррористической операции в Чечне, 22 августа в ходе проведения оперативно-следственных действий в селении Старый Ачхой Ачхой-Мартановского района представители прокуратуры, ФСБ, МВД и Министерства обороны РФ обнаружили четыре захоронения с человеческими костными останками.

Места захоронений на местности были показаны бывшим узником концлагеря. По данным военных, массовые убийства были организованы бандгруппами, подконтрольными Аслану Масхадову и Шамилю Басаеву.

В лагере содержались граждане, которых бандиты брали в заложники с целью получения в последующем выкупа, использования в качестве рабов, а также для пыток и зверских убийств с целью устрашения представителей российских органов власти, военнослужащих федеральных сил и родственников заложников. По некоторым данным, в лагере находилось до 150 человек. Среди них - 20 энергетиков АОЗТ "Гермес-Юг", которые работали вахтовым методом на Грозненской ТЭЦ-2, 6 работников "Ростовэнергоремонт", православные священники отец Сергий и отец Анатолий, 28 строителей из Зеленокумского ПМК, военнослужащие федеральных сил и чеченцы (например, бывший министр печати Чечни Лече Удугов).

За время нахождения в концлагере практически все его узники подвергались постоянным пыткам и избиениям. По данным военных, значительная часть граждан была замучена и зверски убита, после чего захоронена в близлежащих местах. Для этого бандиты сформировали из числа заложников похоронную команду. В Региональном оперативном штабе отметили тот факт, что ни в одном из захоронений не обнаружено черепов. Известно, что бандиты отрубали и отрезали головы у заложников, насаживали их на колья и для устрашения выставляли на всеобщее обозрение.

http://chechnya.ru/genocid/



Виолетта Баша     (10.07.2016 в 01:56)
Спасибо, Слава. Я знаю эти факты и аналогичные.
Это был геноцид русских в тех краях.
Писала статью лет 20 назад.

ЗиМа     (01.07.2016 в 13:28)
Прости, Ви, не дочитал, тяжело...
Скажу неоригинально: "Права она или нет - это моя Родина". И ещё: пусть всё произойдёт и пройдёт, а Россия - должна ЖИТЬ - ДАЛЬШЕ - В ВЕКАХ!!!

Виолетта Баша     (01.07.2016 в 20:01)
Будет время - дочитай,там все с болью...

ЗиМа     (02.07.2016 в 04:41)
Дочитаю, хотя "ничто не ново под луной"... И везде - эта боль...






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1