То, что Доктор прописал


«И ПОЭЗИЯ ОКАЖЕТСЯ ЗДЕСЬ НЕ
НА ПОСЛЕДНЕМ МЕСТЕ»
(или То, что Доктор прописал...)


Отравили меня, отравили!.. Нет, вопить – потом, сначала –

Предисловие

Мы привыкли, то есть я привыкла, может быть других до сих пор оторопь берёт от завалов так называемой самодеятельщины поэтической на прилавках магазинов и от количества авторов, желающих увековечить себя, имея только собственную риску на планке художественного роста. Сейчас это в порядке вещей, самоцензура так самоцензура – пиши, пой, пляши сам и сам за свои действия отвечай. Но... (секундочку! вспомнила нашу студенческую проделку: сбежали мы с лекции на фильм «Пятое колесо» – фильм никакой, а чтобы нам было не обидно, расхвалили его однокашникам, пусть посмотрят тоже…), что же делают доброжелатели, представляющие в своих вступительных статьях и послесловиях в лучшем случае дилетантские сочинения? Тоже не хотят одни страдать? Я-то может и заслужила, а другие?
Предисловие закончено, теперь затыкайте уши! Воплю-стенаю!

Многословие

Отравили... Ах, это уже было... Сначала я подумала, что д.ф.н., в.н.с. ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, А.И.Михайлов, по крайней мере, или выдуманное лицо, или жертва. Опоили зельем, и в неосознанности реалий была написана им вступительная статья для сборника неряшливых творений некоего Вячеслава Финагентова (заключительные слова этого предисловия вынесены мной в заголовок). Хотела, развернув плечо, кинуться слабой грудью на защиту Михайлова, но, докопавшись сквозь страницы словесного мусора к стихотворению, посвященному «А.И.Михайлову» от 04.06.05, увы, в бессилии опустила руки. Отравил меня ни кто-нибудь, а сам господин Доктор, подсунув, мягко говоря, нечто недоброкачественное, хитро замаскированное таким значимым для нас названием: «Петербург. Петроград. Ленинград»... Заметьте – название, как теперь говорят – «брэнд», авторство, озаглавившему сборник, не принадлежит. Заимствована триада у Всеволода Рождественского без ссылки на Поэта. Для столь убогого сборника вполне подошли бы строчки самого автора со страницы 13 «Красота, которой – нет».
Я, простите, слукавила, не первый труд воинствующего графомана В.Ф. побывал в моих руках, встречалась с ним и на Студии, куда «маститый» приходил пару раз (хорошо, только пару, а то у каждого студийца была уже припасена уважительная причина отсутствия на очередном занятии). Так вот, заглянул, дабы стяжать лавры и попутно научить, Что и Как надо писать «пописывающей братии». Его шедевры предполагались вне критики, вплоть до запятой. Напористость и уверенность в своей непогрешимости, действительно были достойны внимания доктора.
Грабли, о которые я добровольно-принудительно вторично расколошматила свою чувствительную к слову голову, были похлестче, чем предыдущие. Первая книжка В.Ф. с претендующими на бессмертие виршами, была тоже высокопарно и не аутентично названа. Прочитав её от корки до корки, я нашла одно миленькое стихотворение, но сразу же усомнилась в авторстве – так разительно отличалось оно от своего окружения…
Да что я всё о сочинениях Финагентова – это клинический случай и не моего ума дело. Другой вопрос, как, окружённый атмосферой Пушкинского Дома человек, сподобился благословить, кишащую недоразумениями с первой до последней строчки, подборку?
Тем не менее, в предваряющей статье обращается внимание будущего читателя на махровые штампы «зачарованный, волшебный магнит, виденье чудное, нежный силуэт...», как на нечто, должное восхитить его, читателя. Вместо того, чтобы посожалеть, что, мол, автор «кое-где у нас порой» примитивен и банален в эпитетах.
А предъявленный образец творения В.Ф. – неуклюжее четверостишье?! (Хорошо, что ещё Великая названа Катериной – а не ещё более по-свойски):

Катерина с державой стоит,
Окружают её фавориты.
САД С КАШТАНОВ свечами горит,
Освещая дорогу для свиты…

[здесь и далее прописные мои. – Т.А.К.]

Я позволила себе редакторское хулиганство: «Вот с державою Катька стоит..». (Ведь вокруг неё ни кто-нибудь, а фавориты.)
«Эстетические красоты» и «физические блага» в произведениях, «обнаруживающих в авторе талант описателя», по мнению ВЕДУЩЕГО нас по страницам сборника НАУЧНОГО СОТРУДНИКА, должны, несомненно, убедить в этом каждого, взявшего сию продукцию в руки.
Что касаемо стилистики вступительной статьи, меня покоробило словечко «статуарный», дважды на расстоянии в одиннадцать авторских строк вставленное в текст (статуарные реалии… как бы оживают, будучи сопрягаемы с живыми образами природы...; предстаёт преимущественно статуарно). Оно, конечно, впечатляет, я даже подумала, не находка ли Доктора, ан, нет. Правда, отдельная статья для этого понятия отсутствует, но встречается оно, к примеру, в БСЭ в четырёх других статьях.* (Спасибо Интернету!)
____________
* Куня-Уаз БСЭ В одном из помещений открыты остатки погребальных сосудов - статуарных оссуариев, захоронения деформированных черепов и человеческих костей…
И в трёх других статьях, почерпнутых из Интернета: Надгробие; Донателло; Искусства пластические БСЭ.
____________
Вернусь к загадке побудительной причины для написания "хвалебственной" статьи А.И.Михайловым. Неужели посвящение?
Но я, технарь, тоже правда, дослужившийся до ведущего инженера, памятуя чеховское «проезжая мимо станции...», не прельстилась бы дифирамбом первой строфы:

Как хорошо, что ты на свете есть,
Храня в душе лампадки свет,
И трудностей, хотя, не перечесть,
Кощунству времени ты отвечаешь – нет.

Первая строчка – кристальной слезы эпигонство и подобострастие, да ещё по отношению к мужчине, вторая – деепричастный оборот, ни к чему и ни к кому не пристёгнутый, а остальное – белиберда.
Может филолога обаяла вереница имен писателей и поэтов и, в связи с этим, эрудиция стихотворца?
Посмотрим…
Целый абзац посвящен опусу «Бродячая собака». Если уж я разглядела за столиком "в уголку" не Людоедку Эллочку, то знаток жизни богемы серебряного века, ничтоже сумняшеся, в открытую называет имя великого поэта – Анны Ахматовой, чтобы показать, как «прошлое и настоящее здесь взаимно ПРОЕКТИРУЮТСЯ». Вот, мол, «в уголку, за столиком» некая незнакомая знакомка «матовые плечики под шальЮ классической» сидит, а пролетевшие ПЯТИЛЕТОЧКИ проецируют на то же «место заповедное» другую ДАМОЧКУ!

Кабачок в подвальчике огоньком манит.../(мАнит правильно!)
………………………………………….…
И другая ДАМОЧКА В УГОЛКУ сидит…

В той же «Бродячей собаке» тошнотворно красиво и двусмысленно:

И в ЖЕМЧУЖНО-БЕЛЫЕ ночи петербургские
Город ОДУРМАНЕН... И ВОЛШЕБНЫЙ полусвет
Волновал ТРЕВОЖНЫЕ ДУШИ...

Полусвет мнится мне в том же ряду, что и дамочка. По контексту никто не запретит мне предполагать Дам полусвета...

Теперь посмотрим, что же делают в стихах другие Великие.
Стихотворение «Владимирская площадь»:

Перед храмом:
Отсюда купола БЕЗ позолоты
Несут неяркий, отражённый свет
И воздух, колокольным звоном колотый,/колОтый???
Нам благодать святую льёт.

Что за неуважение к разделу «Оптика» физики?! Чёрный цвет куполов Владимирской церкви полностью поглощает свет, а не отражает его.
(При воспроизведении текста стихотворения я везде, где надо, поставила вместо авторского Е букву Ё. Заменив в тексте букву, автор хотел схитрить, а хитрость состояла в том, что он срифмовал "льет – свет", в надежде на помощь реформы, не так давно пытавшейся лишить нас исконно русского звука вместе с буквой Ё).

В храме:
И Достоевский ИСТОВО, РАСКОВАННО,
В тиши шептал заветные слова...

Как можно истово молиться в расслабленном (раскованном) состоянии? Эти слова несовместные, противоречащие друг другу. И что за домыслы насчёт заветных слов?
Пушкин упомянут странным образом, то ли он сам не в состоянии взять свечу, то ли творящий стих не понимает, что свечи ставят, а не берут:

Когда-то здесь Арина Родионовна
За Пушкина не раз свечу брала.

Как известно, няни не стало в 1828 году за девять лет до гибели Александра Сергеевича, из каких источников и кто снабдил «летописца» такими несуразными подробностями её духовной жизни?

В притоне:
Бывал здесь Александр Иванович Куприн:
Пил водку, ЯЙЦАМИ КАЛЁНЫМИ
Закусывая, В УГОЛКУ один.
[дался же стихосложителю этот «уголку»! – Т.А.К.]

Он шёл по жизни очевидцем «Ямы»,
Захлёбываясь ЖАЛОСТЬЮ С ТОСКИ.

Экое амикошонство, в общем, и с Куприным «на дружеской ноге…».

Стихотворение «Прогулка на трамвае по улице Садовой»:

Кино «Рекорд», здесь рядом жил Кострица.

Очень информативно... Далее:

Неподалёку Лермонтов здесь жил:
Свой след на мостовой Он нам оставил…
……………………………………………..
Конём Он по Садовой лихо правил…

Уже нет сил комментировать...

Без комментариев:
Стихотворение «Александровская колонна»:

Дворец, помеченный крестом на золочёном шпиле…

Сын не посмел стать за отца, ему то не простится…
[не удержусь – это об Александре I и Павле I. – Т.А.К.]

Потом, вкусив победы мёд над БонОпарта силой,
Раскаявшись, подался в скит, пустынный и унылый.

Кто или что пустынный и унылый, вот сижу и думаю... После скит стоит запятая, значит – самодержец "пустынный и унылый".
Не стану же я Доктору филологических наук пенять на глухоту и слепоту (а вдруг он действительно нездоров) при прочтении декларативных стихов, не выдержанных по размеру и ритму, композиционно неряшливых, зарифмованных чудовищным образом, с затёртыми от частого употребления метафорами. Взять хотя бы запевку – первое стихотворение, всё здесь сконцентрировано, начиная с якобы рифмы, НАПРИДУМАНО – НЕ ОБДУМАНО (автору можно предложить ещё «свеженькую» парочку: ботинок – полуботинок; ушёл – пришёл):

ГОРОДА. Города, как волшебный магнит,
Не вчера это всё напридумано,
Городская романтика сладко манит(!?)
Нас обдумано и не обдумано...

И колотимся мы, СЛОВНО РЫБА ОБ ЛЁД,
Окружённые камнем, асфальтом, бетоном...
Золочёный кораблик по небу плывёт,
Неподвластный известным законам.

Этот ГОРОД, красивейший в мире, суров.
Он живёт СВОЕЙ жизнью особой...
Я хочу, чтобы молод Он был и здоров
И гордился СВОЕЮ свободой.

Пожалуй, хватит.

Послесловие

Горько мне – мало того, что город пестрит мусором бытовым, рекламным, ненормативной лексикой, нам Ведущие Доктора прописывают словесные неудобоварения под обложкой, претенциозно кричащей чужой строкой: «ПЕТЕРБУРГ. ПЕТРОГРАД. ЛЕНИНГРАД». Красивая облатка не смогла сделать конфетку из безнадёжной словесной массы.
Если действительно и литературным редактором был, и рекомендацию по приёму бурды выдал не сфальсифицированный, а высокоучёный литературовед…, то можно предположить причину, побудившую его это сделать, прочитав у автора сборника такие строки:

Конечно, ДЕНЬГИ ХОРОШИ,
На то И БЫТ.
Искусство только для души.
Всегда творит,

и не только почувствовать дурноту, но и "офинагеть".


март 2007 года



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Литературная критика
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 681
Опубликовано: 12.01.2010 в 19:44
© Copyright: Татьяна Кувшиновская
Просмотреть профиль автора

Kitty Cat     (22.04.2013 в 11:01)
И Достоевский ИСТОВО, РАСКОВАННО,
В тиши шептал заветные слова...(с)
Истовость слов Достоевского пропорциональна количеству выкуренного, а раскованность - качеству.
Что вы придираетесь к поэту? Он просто не в себе. А вы так попробуйте: громко, грозно и бессодержательно. Наверняка ведь не получится! :)

Татьяна Кувшиновская     (23.04.2013 в 14:10)
Да, дорогая Китти, тут без таланту и не пытайся! :-(((






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1