Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 9


Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 9

Чувствительная свежесть вечернего воздуха, проникала бурной страстью в кабинет, легкостью касания тормошила белую занавеску, что висело на большом пластиковом окне. Яркие лазурные красные лучи, заходящего за горизонт солнца постепенно угасали, погружая пространство над деревней в сумрак надвигающей ночи. Завораживающий аромат цветения растительности за окном, запаха сирени, черемухи, прекрасный аромат березы, тополя, ясеня столь стойкий аромат насыщал атмосферу в рабочем кабинете поразительной гармоничностью чистого деревенского воздуха. За окном было слышно тихое журчание двигателя газели скорой помощи, что подъехала к приемному покою. По белым стенам, при достаточно яркой освещенности кабинета разгуливали оттенки тенистой страсти, играющих веток растущего тополя, пух которого обильно летал за окном, а шелест прекрасных зеленых листьев, что пленял шепотом их трепетания.
Расположившись в удобном кожаном черном кресле, Оксана, облокотившись на его мягкую спинку, положила ногу на ногу. Врачебный белый халат, прекрасно облегал тело Оксаны, подчеркивая, вырисовывая на нем все её пикантные прелести. Сочную грудь, осиную талию и роскошные бедра, вся эта красота была скрыта за тонкой материей белоснежного халата, под которым отражался край черной короткой юбки. Черные капроновые чулки, с эротическим рисунком, достаточно нежно обволакивали стройные пикантной формы ноги Оксаны. Черные туфли, на удивительно высоком каблуке, придающие образу Оксаны, чрезмерную сексуальность. Искушающая сила парфюма «RoseSauvage», аромат, которого был насыщен поразительностью редкого запаха дикой розы. Белый большой колпак на голове Оксаны, скрывал золотистую красоту волос Оксаны, выдавая в ней самой образ медсестры.
— Давайте-ка смерим ваше давление — обратилась Оксана глядя сквозь очки, на женщину что сидела напротив неё за столом — Как себя чувствуете Ирина Геннадиевна?
— Ой вы знаете постоянные боли в грудной клетке, отдающие в живот
— Хм… и давление у вас что-то высокое 150/100 — заметила Оксана показания прибора, для измерения давления, игнорируя жалобы пациентки
— Да наверно я уже живу с таким давлением несколько лет
— Хм… анализы крови — нахмурила губы Оксана — У вас слишком большая концентрация тропина в крови, так же анализ крови фибриногена, указывает на высокую вероятность риска сердечнососудистого заболевания
— Что говорят показатели свертываемости крови?!
— Вот этим ты и займешься Мария — решив не отвечать на этот вопрос, отдала распоряжение Оксана — Проследи, чтобы Львова Валентина Владимировна провела коагулограмму
— Что вы посоветуете, Оксана Владимировна?! — обратилась женщина, к Оксане выражая волнения своим взглядом, поставила сумочку к себе на колени
— Вы знаете, что Ирина Геннадиевна, мы вас наверно госпитализируем, наблюдаться будите у доктора Львовой Валентины Владимировны, эта такая маленькая знойная рыжая стерва
— А она хороший врач?! — боязно, за свою жизнь спросила темноволосая женщина женщина, явно переживая за свое здоровье
— Несомненно, самый, лучший — улыбаясь роскошной улыбкой, свернув отблеском падающего света тонких стекол очков, ответила Оксана
— Вы не переживайте — успокоила белокурая девушка, медсестра Мария, что сидела справа от Оксаны возле открытого окна, белая занавеска над которым так заманчиво колыхалась — Врачи под руководством Оксаны Владимировны самые лучшие, вы будите в надежных руках
— Ну, так что вы соглашаетесь на госпитализацию?
Повторила Оксана свой вопрос, постукивая шариковой ручкой между пальцами, посмотрела суровым взглядом из-под стекол, надетых на лазурных голубых глазах.
— А вы будите следить за лечением?
— Несомненно — коварно улыбнулась Оксана
«Да какое мне дело до банального случая стенокардии, зато накажу рыжую сучку, подсунув ей дотошную жабу», коварно улыбаясь, выразила Оксана грубые мысли в своей голове.
— Полагаюсь на вашу компетенцию — гордо заявила брюнетка, поднимая к верху подбородок, на её лице было видно, явные черты гордыни
Темноволосая женщина, на вид которой было около сорока пяти лет, с гордым самовлюбленным и циничным выражением лица. Роскошные черные волосы, словно водопад страшной стихии посыпали ровной струей своей непревзойденной мощи, оголенные плечи женщины. Шикарное черное платье, материал которого с виду напоминал шифон, выражало в женщине нескромные притягивающие взгляд формы сочного тела. Столь элегантная кареглазая женщина пахала как редчайший цветок, парфюмом «Paris Yves Saint Laurent», верхние ноты которого притягивали цветеньем апельсина, ароматом черной смородины и гиацинтом. Базовой нотой поразительно искушающего запаха служили ирис, сандаловое дерево, амбра и мускус. Интригующей гармонией страсти нот этого притягательного и утонченного вкуса, служило сочетание таких великолепных ароматов белая лилия, фиалка и неописуемый запах жасмина.
— Мария дай мне бланк чтобы оформить Ирину Геннадиевну — распорядилась Оксана, покачивая ногой сидя в кресле — Вы самое главное не волнуйтесь, Мария моя медсестра, вас проводит, пока я заполню, ваш бланк
— Хорошо Оксана Владимировна — недовольно согласилась белокурая медсестра, взяв с ячейки для бумаг на столе, бланк госпитализации — Прошу Ирина Геннадиевна за мной чя вас провожу, надеюсь, у вас есть все необходимое с собой для госпитализации
— И обязательно к Львовой — повторила свое распоряжение Оксана, взяв из рук медсестры, чистый бланк, положила его перед собой на поверхность стола
— А вы будите лично наблюдать за моим лечением?! — взволнованно спросила женщина и в тоже время, выражая какое-то недовольство на лице, медленно встала со стула
— Не волнуйтесь м… — ухмыльнулась, мило улыбаясь, Оксана, пододвинула к себе медицинскую карту женщины — Ирина Геннадиевна я за всем прослежу, а вы идите, Мария даст вам всё необходимое, вам нужно соблюдать на данный момент постельный режим на время медикаментозной терапии
«Ебнутая какая-то, да что я перед ней оправдываюсь», грязно выразила Оксана собственные мысли, искоса наблюдая, заполняя фамильную строку пациента, как медсестра с этой женщиной покинули её кабинет.
Продолжительные полчаса, Оксана заполняла бланк для пациентки, глаза изнуренно устали, по телу прокатилась жуткая слабость. За стеклом пластикового окна, уже показались сумерки надвигающейся ночи. Интригующая, легкостью холода проникала в кабинет, через открытое окно, раскачивая белую занавеску штор.
— Пускай лучше рыжая сука заполнит этот бланк — зевнула Оксана, прикрывая рот, накрашенных безупречных алых губ, отложила ручку
Опираясь руками на стол, Оксана медленно приподнялась с кресла, ощущая жуткую слабость в ногах, встала с кресла, в котором сидела, шикарным изгибом выгнула спину.
— М… сейчас бы теплую ванну с пеной
Шепотом Оксана изложила самой себе мысли, немного виляя бедрами расположившись между рабочим столом и черным креслом, выпрямив ноги и опираясь руками на стол.
— Аришку надо еще забрать у этой Радионовой, сегодня моя очередь быть её мамой и мне плевать, что она там опять придумает
Выпрямив спину, Оксана гордой походкой, самовлюбленной царицы, направилась к выходу из кабинета, шикарно виляя бедрами. Взявшись кончиками пальцев за дужки очков, Оксана медленно сняла их с глаз, доставая другой рукой из кармана белого халата черный футляр для них.
— Хм…. а может все-таки для начала заскочу к Кости с Еленой на бутылочку вина, в конце концов, он мой парень — хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, убирая очки в раскрытый футляр, подошла не спеша к входной двери — И кто знает чем закончится еще эта ночь — закрывая футляр с очками, она жадно облизнула ноющие по поцелую губы, убирая очки в карман белого халата
Оксана взяла ключ, лежащей на полке справа возле входа, коснувшись кончиком коготка клавиши выключателя, погрузила кабинет во мрак наступившей ночи. Перешагивая через высокий порог, Оксана отразила красоту упругих бедер, стук с оттенком необузданной страсти каблуком черных туфель, по мраморной плитке коридора. Закрывая за собой дверь, Оксана тут же вставила в его замочную скважину ключ, что держала в руках, сделав пару оборотов, замкнула кабинет. Пустой коридор клиники говорил об окончании рабочего дня в больнице, в коридоре не было никого, глухая тишина поражала тем, что было слышно, как за открытыми пластиковыми окнами доносились звуки проезжающих машин. Слышался отчетливо шелест листьев, звон колокольчика проходящих рядом с больницей стадо коров на лужайки возле больницы, лай собак, трепетание птиц. Стук каблуков черных туфель Оксаны, гулким эхом разносился по всей поверхности коридора. Шикарно виляя упругими бедрами, Оксана сохранила красоту безупречно чарующих алых губ, кончиками пальцев протерла уставшие лазурные голубые глаза.
«Представляю, как сука Тихонов будет рад, тому как я целый день, как лошадь отпахала в клинике, слушая жалкие речи пациентов», прислонив кончик указательного пальца к рту, Оксана соблазнительно искушая себя эротическим соблазном обсосала алыми губами его коготок
Стукая каблуками по бетонной плитке, Оксана подошла к ступенькам лестницы, что вели на первый этаж, тишина и пустота этого коридора развращала сознание. Внезапно чья-то крепкая мужская рука, быстро заткнула рот Оксаны, а другая свела её руке за спиной. Раскрыв полностью лазурные глаза от шока, Оксана хотела закричать, но сила принуждения грубых мужских рук быстро затащила её в открытую дверь одного из пустых кабинетов. Дверь тут же захлопнулась, как только Оксана оказалась в пустом кабинете, прижатой плотно спиной к двери. Лысый парень, среднего роста и телосложения в белой футболке, на руках которого была изображена нацистская свастика и символика фашистского происхождения. Белая футболка была измазана грязью, частичками крови, а от них самих несло каким-то тухлым мясом
— Послушай сестричка
Явно не понимая с кем, он говорил, обратился остроносый парень, прижимая плотно Оксану спиной к закрытой двери кабинета. Находясь зажатой в угол входной двери, Оксана без труда смогла разглядеть его блеклый встревоженный паникой взгляд голубых глаз, внушающий опасность и страх.
— Моему другу нужна срочная помощь, сейчас я отпущу тебе рот, но ты обещай не орать
Загородил он своим телом весь вид на больничный кабинет клиники, плотно держа ладонь на алых губах Оксаны, плотно прижимая её тело в угол возле входной двери.
— Вот и славненько — улыбнулся он коварством улыбки, когда испугавшись, кивнула Оксана, находясь в состоянии глубокого потрясения, он убрал ладонь, что прижимала её алые губы — Ты ведь медсестра, помоги ему — отошел парень в сторону
На кушетке, для осмотра пациентов, сидел другой лысый парень в белой окровавленной футболке, плотно прижимая руку к животу. На его руках тоже была нацистская символика, накаченные руки были по локоть в крови, как и его футболка. Синие джинсы были изодраны, серые кроссовки были в какой-то грязи, на краю подошвы были еще свежие капли крови. Запах был такой прогнивший, дикая вонь которого напоминала какие-то помои.
— Я…. — потерялась в словах Оксана, открыв рот от удивления, была сильно испуганно, сердце бешено стучало, вырабатывая немыслимые дозы адреналина
— Помоги же ему, что встала как вкопанная!!! — приказным тоном скомандовал парень, схватив Оксану за халат в районе предплечья, сильно толкнув в сторону кабинета
— Ай! — громко взвизгнула Оксана, споткнулась, упала на колени посреди кабинета, боясь даже подумать или что-либо сделать
— Где ты нашел эту юную девку?! — стараясь улыбаться через силу, хриплым голосом спросил парень с истекающей раной из живота
— Единственная медсестра, что осталась в этой чокнутой больнице, после захода солнца — грязно выругался его товарищ, что тут же подошел с грозным ужасающим видом к Оксане — Что расселась, быстро встала — схватился он крепкими грязными пальцами за халат Оксаны, в районе воротника, силой вынудил её встать
— Давай помоги же мне — убирая ладонь с живота, унывающим голосом потребовал раненый парень, свесив лысую блестящую голову, опустив взгляд в пол
— Мне нужны хирургические инструменты, чтоб зашить столь глубокую рану и помощь ассистента
— Инструменты я тебе найду — согласился на частичные условия товарищ раненного парня — Шить будешь одна, давай что расселась, встала быстро, чему вас тока в колледже учат
«Знал бы ты сука безбожная скотина, к кому обращаешься, язычок бы свой бы давно отрезал нахрен», возмутилась Оксана, медленно поднимаясь с колен, испуганным взглядом посмотрела на парня, что держал её за воротник белого халата.
— Давай быстрей шевелись телка — горячим, жгучим, как удар хлыста шлепком ударил по бедру Оксаны, так что она взвизгнула, закричав от боли — Молчи соска — заткнул он быстро её рот, плотно снова прижав ладонь к алым губам, стирая окончательно помаду на них
— Колян мы так ничего не добьемся — возразил его раненный товарищ, где ты взял такую неопытную сестричку
— Ничего сейчас она у меня все сделает — убирая ладонь руки с размазанных губ Оксаны, он другой рукой плотно сжал её ягодицу — Только попробуй пикнуть
Рука этого парня проникла под халат Оксаны, коснувшись через юбку, что была на ней упругой попки, медленно пальцами сжала её.
— М…. какая — прорычал он словно одичалый зверь стиснув зубы, подняв голову угнетающий ужасом взгляд в потолок — Небось, еще и отсосет, если хорошо справится, а может и трахну
— Да ты что у тебя же ВИЧ! — кашлял раненный парень — Что решил такую малышку им заразить
«Пиздец, неизвестно теперь какое чудо меня спасет», испугавшись, огрызнулась, прошипев словно змея Оксана, стиснув зубы от жуткой боли после шлепка на бедре.
— Смотри, еще шипит
— Горяча сучка — улыбаясь через силу, согласился раненный парень, истекая кровью на больничную кушетку
— Так давай, быстро пошла — скинув белый медицинский колпак на голове Оксаны, он тут же схватился за распустившуюся пышность её золотистых волос — Какая блондиночка да
— Колян давай быстрее — загибаясь сидя на кушетке, говорил раненный товарищ
«Сука ебливая, так мне нужно спасти его друга, иначе меня поимеет ВИЧ-инфицированным членом», представляя вероятность плохого исхода событий, прикинула Оксана, пойти на содействия.
— Так давай быстро бери, что тебе надо — распорядился здоровяк, направляясь к входной двери, поворотом вставленного в замок ключа, тут же закрыл надежно её на два оборота
— Сейчас мне тока нужно две таблетки «ДИЦИНОН» и два миллилитра «новокаина» — потребовала Оксана у здорового парня нужные препараты, укладывая раненного парня на кушетку, взявшись за плечи
— А что ты на меня так смотришь?!
— Я же ведь, по-твоему, не врач — ехидно улыбнулась Оксана заметив на лице парня злобу — Или ты хочешь чтобы он тут кони двинул?!
— Ты у меня тогда рядом с ним кони двинешь — пригрозил он, вытащив внезапно нож из кобуры прикрепленным к его грязным джинсам, лезвие которого было покрыто частичками крови — Хотя нет, для начала я тебя все-таки трахну
— Колян — задыхаясь отдышкой, обратился раненный парень, лежавший на кушетке для осмотра, белая постеленная простынка под ним уже пропиталась кровью — Делай, что она говорит и не спорь, выбора у нас с тобой не так много
— Слушай лучше своего товарища — снимая с себя запачканный кровью белый халат, скомкав его положила под голову раненному парню
— Хорошо, какие препараты тебе нужны?
— Вы мне блядь жизнью своей будите, обязаны вам ясно?!
Прошипела Оксана, когда другой парень подошел к столешнице, находившейся в дальнем конце процедурного кабинета, чуть согнула ноги в коленях раненому парню.
— Достань Дицинон в таблетках и Новокаин в ампулах и шприц, одноразовый естественно, если ты не хочешь, чтобы твой друг еще что-нибудь тут подцепил
— Черт Колян я и правда не ожидал что их так много там будет — ругался раненный парень лежа на кушетки, когда взяла из пачки одноразовые чистые резиновые перчатки
— Да брось Славик, ты не мог все предугадать
— Но эти мрази — грязно выражаясь захлебываясь кровью, говорил раненный парень — Им не место у нас в стране
«Хм… кажется, эти два мясника напали на граждан узбекского происхождения, хм… я уже впечатлена этими бравыми парнями, побольше бы таких героев», мысленно Оксана выразила националистические взгляды, зажала пальцами кровоточащий артериальной кровью сосуд, чуть надавила, так что парень заорал от боли.
— А… ты что делаешь?! — громко прокричал, изнывая от боли парень, вцепившись в края кушетки, вены на его лице шее еще больше набухли, глаза, почти вылезли из орбит, когда он чуть оторвал голову от скомканного халата Оксаны
— Вот эта сестричка — обернувшись с нужными препаратами, заметил парень, что стоял у столешницы, обратил особое внимание на внешний вид Оксаны без белого халата
— Перекись водорода, быстро и бинты — игнорируя его восхищенный взгляд, строго отдала распоряжение Оксана — Так больной лежите не двигайтесь
— Славян держись браток
— Давай сюда — вырвала Оксана из рук этого парня упаковку таблеток и новокаин — Перекись водорода и стерильные тампоны быстро
Разорвав быстро упаковку со шприцом, Оксана поставила ампулу с новокаином на маленький железный столик возле кушетки. Заметив как из раны на животе гладковыбритого, хлыщет кровь, Оксана, сидя на кушетке, взяла руку раненного парня и плотно прижала его ладонь к животу пытаясь препятствовать течи крови из раны.
— Набери быстро два грамма новокаина — приказным тоном в панике распорядилась Оксана, самой уже прижимая ножевую рану — Живо — взяв в руки стерильные тампоны, она щедро покрыла их раствором перекиси водорода
— Ай… ты что дура делаешь
Заорал громко, словно ожил парень, когда Оксана резко отрывая руку закатала его покрытую кровью и грязью белую футболку приложила тампон перекиси водорода к его ране.
— Лежи блядь — другой Оксана схватила его руку, что хотела помешать ей, держать тампон на его ране — Шприц с новокаином быстро!
— Покомандуй мне еще тут! — буркнул недовольно парень, в панике поддавшись стрессу опасной сложившейся ситуации трясущимися руками, набирал в шприц из ампулы новокаин
— Колян — обратился он в полном бреду, лихорадка, еще на один из симптомов, который заметила Оксана — Мы должны их убить, они не заслуживают жить, жрать и трахать наших баб на нашей территории, пускай валят из России, Россия только для русских брат — протянул он руку ожидая крепкого рукопожатия
— Что с ним? — внезапно испугался взгляда умирающего товарища парень, обратился к Оксане
— Он бредит — холодно ответила Оксана, тщательно обработав рану — Не слушай его, держи здесь тампон, я пока вколю ему новокаин — взяв у него из рук шприц с набранной субстанцией новокаина, распорядилась Оксана
Парень что стоял рядом, держал руки своему товарищу, когда он метался на кушетке как бешеный зверь, испытывая колоссальную боль, когда Оксана обкалывала его рану раствором новокаина.
— Обработай ему рану перекисью водорода живо — распорядилась Оксана, вставая с кушетки, быстро направилась к шкафчикам, что стояли у стены возле открытого окна, звонко при этом стукая каблуками черных туфель по белому кафельному полу — Мне нужно подготовить все, чтоб зашить ему живот
— Давай сестричка быстрее, кажется ему сильно плохо, мы его сейчас потеряем — в паническом стрессе говорил, переживая за товарища, что истекал кровью перед ним, теряя сознание
— Да погоди ты блядь — огрызнулась Оксана, прошипев змеей, расстегнула верхнюю пуговицу заляпанной кровью белой блузки — Сейчас дай тока ампулу с «ампициллином» подготовлю, потом начнем зашивать твоего дружка
«Так-так надеюсь я ничего не забыла, пускай этот лысый ублюдок дренирует ему рану тампоном перед так, как я его зашью, чтобы не начался абсцесс», размышляла Оксана, взяв другой шприц, из ящика столешницы, который быстро выдвинула, тут же разорвала упаковку ампул ампициллина.
— Рану обработай тщательно — предупредила Оксана, разорвав упаковку шприца, вонзила иглу в резиновую распечатанную уже пробку ампулы ампициллина — Да смотри, чтоб инфекция не занеслась
— А…. Колян что же ты делаешь дурак — кричал раненный парень, когда его товарищ, трясущимися от страха паники руками обрабатывал его рану тампоном перекиси водорода
— Новокаин скора подействует — заверила Оксана наполняя шприц антибиотиком широкого спектра — Сейчас вколем еще один укол
— Ты что дура делаешь?! — прошипел в ярости он
— Спасаю тебе жизнь — подошла Оксана с гордым выражением лица к кушетки на которой лежал истекающей кровью лысый парень — Уйди отсюда — толкнула она легонько кончиками пальцев в плечо товарища раненого парня
— Рану тщательно обработал
— Ты лекарство в таблетках, что я ему дала, проследил, чтоб он принял?
Вонзив шприц с ампициллином в мышечную артерию левой ноги, Оксана тут же выдавила его поршень большим пальцем.
— Я пока приготовлю всю нужное чтоб его зашить, прижми ему хорошенько рану тампоном перекиси водорода — убирая иглу шприца, тут же закрыла её колпачком — А ты внимательно следи за ним, чтоб он говорил и оставался в сознании, новокаин уже действует, так что он ничего чувствовать не будет
Медленно встала с кушетки, Оксана отразила прелесть роскошных бедер, выражая эротическим рисунком на черных чулках, привязанность взгляда одного из лысых парней, что поддерживал своего раненного товарища. Подготавливая нужный размер хирургической седьмой нити, Оксана из отодвинутого ящика столешницы достала запакованную хирургическую иглу. Положив все необходимое, на маленький железный катающийся на колесиках столик, Оксана покатила его к кушетки, на которой лежал раненный парень.
— Держись друг держись
— Рана хорошо обработана?! — спросила Оксана, подкатив маленький железный столик, стянула с его краю стерильную марлевую повязку для лицо — Вот возьмите вам тоже стоит надеть
— Это еще зачем?
— Если не хотите, чтоб вашему другу было хуже лучше наденьте — села на край кушетки Оксана, расправив края вырезов юбки на бедрах — Сейчас мне понадобиться ваша помощь
— Что от меня требуется? — прижимая тампон к ране своего товарища, спросил лысый парень
— Держать его — пояснила Оксана — Он ничего не будет чувствовать, но надо чтобы он оставался в сознании — сняла с рук использованные в крови перчатки, она взяла новые чистые перчатки
Убрав тампон с перекисью водорода с раны, Оксана стерильными резиновыми новыми перчатками, всунув два пальца в рану, произвела пальпацию органов. Убедившись в целостности, органов, что удивило Оксану, что лезвие ножа не зацепило печень и селезенку, взяла в руки хирургическую иглу. Распаковав упаковку, Оксана, обработав тут же иглу хлоридом натрия, производя стерилизацию хирургическим инструментом, подручным асептическим средством.
Использую технику наложения редких швов, Оксана на расстоянии от 1,5 от края раны, прокалывала нитью глубже, стараясь проходить под дном раны. Оставляя рану открытой, Оксана её рыхло произвела тампонацию асептической марлей, смочив её перед этим в 10% растворе хлорида натрия, «эктерицидом», «диоксидином». Поверх асептической марли, Оксана наложила стерильную повязку, используя для этого асептический лейкопластырь.
— Ну вот и все — сказала Оксана, убедившись чтобы асептическая повязка плотно закрывала рану, провела по ней указательным пальцем
— Грохни её — распорядился, раненный парень, обращаясь к своему товарищу, что стоял у открытого окна, чем своим требованием вызвал дикий испуг у Оксаны — Тока тихо и чтоб никто не видел, свидетели нам не к чему
— Но я же все сделала, что вы просили
Испугалась Оксана, тут же вскочила с кушетки и как зашуганная кошка, медленно начала спиной отходить в дальний правый угол процедурного кабинета.
— Извини дорогая — обратился парень, взяв в руки белое полотенце с приготовленной стопки, стал наматывать их на кулаки обеих рук
— Колян! — обратился, закашлявшись, раненный парень, оставаясь лежать на кушетки — Грохни её и валим отсюда — повернувшись набок, он сильно стал кашлять
— Нет-нет-нет! — испуганным шепотом молила Оксана, забиваясь в угол кабинета — Я буду молчать, обещаю, скажу, что ничего и никого тут не видела и даже сама все тут уберу
— Извини сестричка! — схватил он Оксану за рукав белой блузки, вынудил её упасть на колени, встал сам у неё за спиной
— Я все сделаю, что вы скажите, тока не….
Не давая возможности Оксане выговориться, парень, что стоял у неё за спиной накинул на её шею полотенце и стал плотно сдавливать её трахею. Сердце трепеталось ужасающим ритмом, резвый пульс от страха гонял адреналин по крови. Вцепившись окровавленными резиновыми перчатками в белое полотенце, что стягивало её горло, Оксана жадно хватала не поступающий воздух ртом. Зрачки голубых лазурных глаз тут же полностью от страха смерти полностью раскрылись, но плотная ткань полотенца дальше не сдавливала трахею Оксаны, как будто что-то наоборот её ослабило.
— Славян! — испугался парень, отпустив белое полотенце которым душил Оксану
В этот момент парень, что лежал на кушетке, повернувшись набок, упал с неё, кашляя кровью, тут же извергнув из себя ртом кровь на белый кафель пола.
— Славян брат, что с тобой?!
— Помоги!!! — прохрипел он испуганным хриплым голосом, царапая пол белого кафеля лежа на полу — Я не могу дышать — потеряв сознание, тут же упал на пол
— Что с ним? — испугался его товарищ подбежал быстро к нему, сел на одно колено стал смотреть
— Ле… легочное кровотечение — стоя на четвереньках, Оксана пыталась отдышаться, растрепанные золотистые волосы потоком бурной необузданной страсти свисали с её головы
— Сделай же что-нибудь!
— Что… что я могу сделать?! — жадно глотая воздух ртом, Оксана переводила дух, оставаясь стоять на четвереньках на прохладном кафельном полу — Тут нужна операционная срочно
— Что мне делать?
«М… этот идиот, все равно не знает что такое трубка и баллон для интубации, придется делать все самой», испытывая дикое раздражение, подумала Оксана.
— Помоги мне встать для начала, если ты хочешь чтоб я снова спасла твоего друга — стояла Оксана на четвереньках, все еще жадно дышала ртом
«Безбожная тварь и почему я должна тока спасать того, кто только что хотел меня убить, без операционной тут не обойтись», подумала Оксана, стоя на четвереньках на полу, была еще в паническом шоке после удушья.
— Я ведь обработала его рану всеми асептическими средствами — тихо вслух размышляла Оксана, когда парень, придерживающий её за плечи, помог подняться на ноги — Скажи мне твой друг, до того чем-то болел?
— Я не знаю — по эмоциям и мимике выражения его лица, было видно, как этот парень переживал за своего товарища, растерянно почти затрудняясь с ответом, выговорил он
— И ты все же хочешь, чтобы я вам помогла? — настораживаясь, спросила Оксана, глядя ему в лицо
— Если хочешь жить, ты должна ему помочь
Пригрозил он, уже как-то менее настойчиво, скорее как-то нежно, по мнению Оксаны, это было больше похоже на просьбу.
«Пускай хоть этот гандон узнает, кто я, и с кем он имеет дело», подумала Оксана, улыбаясь коварной улыбкой, почувствовала, как отдышалась, как зажгло на шее блеклая розовая полоска от материала полотенца, что стянула ей трахею.
— Подними мой халат — распорядилась Оксана, держа руку на раздраженной трахеи — Мне нужна еще каталка
— И где её взять — подошел он к кушетке, возле которой на полу лежал его товарищ
— Я сама решу этот вопрос, если ты мне разрешишь выйти отсюда, в противном случае твой друг просто умрет тут на полу
— Нас менты наверно уже ищут
— Ты же понимаешь мне плевать, кто вас там ищет
— Зато мне нет! — вручив Оксане халат в руки, он с угрозой посмотрел в её испуганные лазурные глаза
— Но чтоб спасти твоего друга, мне нужно выйти отсюда и операционная
— Ты что врач?
— А ты что не заметил по таблице на халате?! — удивилась Оксана, одев халат, специально встала перед ним боком, чтобы было видно табличку на халате
— Орлова Оксана Владимировна — внимательно приглядевшись, медленно вслух прочитал он, держась пальцами за табличку — Заведующий отделением сердечнососудистой диагностики и хирургии
— А ты думал, что чтоб так заштопать твоего парня, любая медсестра может? — с гордостью глядя в его глаза, заявила Оксана
— Вот что сестричка — схватив он Оксану за волосы, прошипел шепотом, словно яростный змей ей под ухо — Ты выйдешь отсюда, только после того, как спасешь жизнь моему корешу
— Надеюсь хоть не вперед ногами — прикусывая от испуга краешек губы, Оксана боязно посмотрела, искоса в его разъяренные испуганные глаза
— Все будет зависеть, как себя вести будешь
— Я же ввела ему дицинон, он должен прекратить эффект кровотечения, но лишь на некоторое время — быстро сменила тему Оксана, понимая, что такая тактика разговора не приведет ни к чему хорошему — Нужна срочная госпитализация
— Это исключено — возразил парень, отпуская волосы Оксаны — Мы наверно уже в розыске и нас ищут менты
— Что вы наделали?! — кончиками пальцев поправляя роскошную золотистую прядь волос, спросила Оксана
— Не твое дело
— Ладно, послушай — согласилась Оксана — Легочное кровотечение сейчас вполне вероятно сдерживает действие дицинона, а вот потом, если конечно ничего не делать, будет только хуже
— Значит, ты уверяешь, что сейчас ему лучше, только благодаря тому, что ты вколола ему эту дрянь?!
— Сколько времени прошло, с тех пор как его проткнули ножом?
— Пару часов
— Пару часов?! — не удовлетворившись правильности достоверного ответа, усомнилась Оксана, недоверчиво посмотрев на него
— Это было часа четыре назад — глубоко вздохнув, ответил он
— Ладно — медленно застегивая белые пуговицы, измазанного кровью в районе предплечья и рукава, врачебного халата, Оксана, опасаясь вначале за свою жизнь, согласилась помочь — Но мне все равно нужно выйти отсюда
— Это исключено
— Как же мне вам тогда помочь, если ты мне выйти отсюда не разрешаешь?
— Придумай что-нибудь, ты же врач, оказывается — твердо решил он
— Как придумай?! — подняв голос, крикнула на него Оксана — Я тебе блядь не волшебник
— Ты выйдешь отсюда только вместе со мной — заверил он, схватив Оксану за руку
— Мне нужна каталка — требовательно заявила Оксана о своих намерениях
— Я достану тебе каталку, а ты побудь с ним на случай мало ли чего
— Ну что же — согласилась Оксана, глядя в его угрожающее лицо, покорно направилась к кушетке, переступила, как ни в чем не бывало через лежащего парня на полу — Раз ты так решил, то я тогда побуду тут
— И ты что ничего не сделаешь, чтоб помочь ему?! — удивился он подошел к входной двери
— А что разве с ним что-то не так — отворачивая взгляд в сторону окна, за стеклами которого наступила уже ночь, холодно пожав плечами, ответила Оксана — По-моему, даже нормально лежит
— Помоги ему — поворачивая ключ в замочной скважине, угрожающе потребовал он — Если жить хочешь
Вышел он из процедурного кабинета, тут же захлопнул за собой дверь, после чего послышался звук ключа в замке, как дверь закрылась на замок. Присаживаясь на колени, возле лежащего на полу парня, Оксана развернула его набок, лицом вниз, позволяя крови самой вытекать из его рта. Свесив голову вниз, Оксана продолжала сидеть на полу, заляпанном кровью, под мерцающий свет светильника на потолке, оставаясь наедине с раненным парнем в замкнутом на замок кабинете.

***
Продолжительные несколько минут, Оксана ходила по кабинету, стукая звонко каблуками черных туфель по белому кафелю. Тиканье часов, что висели на стенке, уже начинали раздражать в погрузившуюся атмосферу тишины, стрелки уже показывала половина второго ночи. Парень что лежал на полу, через некоторое время, пришел в себя, издавая сухой кашель, медленно оторвал лицо от заляпанного кровью кафеля. Жжение на бархатистой кожи горла Оксаны, сохраняло свою силу, как его блеклый розовый след от явно удушья полотенцем.
— Что за черт?! — хриплым голосом, спросил он оставаясь лежать на полу — Где я, что со мной
— На твоем месте — выражая полное безразличие и нежелание помочь, Оксана стояла у Оксана, присев на его теплый пластиковый подоконник — Я бы не двигалась, я совсем недавно тебе дырку в пузе зашила, так что советую лежать не шевелиться, а то швы разойдутся
— Ты… — повернул он угрюмое, до боли уставшее выражение лицо в сторону Оксаны
— Я та, кто спас тебе жизнь — гордо заявила Оксана, оставаясь сидеть на подоконнике, держа белую занавеску кончиками коготков — Тебе не кажется, что ты мне уже чуточку задолжал, а взамен я получила некоторое время удушья полотенцем, как ты думаешь, это справедливо?!
Замок входной двери плавно стал открываться, издавая тихий механический щелчок, после чего дверь плавно отворилась вовнутрь. За дверью стоял парень в белом длинном врачебном халате, с надетой стерильной маской на лице, белым колпаком, скрывающим его лысину.
— Могу тока предположить — рассматривая коготки собственных пальцев, заявила Оксана, слезая с подоконника, коснулась легким звонок каблуков белой кафельной плитки пола — Чего это тебе стоило
— Даже не начинай — заталкивая медленно каталку в кабинет, недовольно буркнул он — Сколько времени тебе надо?!
— Ты скажи ты идиот?! — возмутилась Оксана, медленно направляясь к лежащему на полу парню
— Что ты этим хочешь сказать?!
— Что твоего друга нельзя сейчас выпускать отсюда
— Нам нужно уходить
— Стоп-стоп! — возмутился раненный парень, опираясь ладонями окровавленных рук на белую кафельную плитку, попытался подняться, но тут же упал на пол — А вы меня собираетесь хотя бы спросить?! — хриплым голосом сплевывая сгустки крови на пол, обратился он
— Я говорю Славян нам валить отсюда нужно — подкатил он к нему каталку, присев на одно колено, схватился руками в резиновых перчатках за плечи своего товарища — Нам валить надо отсюда, менты рыщут по всей деревне уже
— Где?! — удивилась Оксана, улыбаясь коварной улыбкой, играла на их панике — Я вот ничего не слышала, возможно, вам показалось
Признаки больного парня были на лицо, тахикардия, повышенная температура, а так же отдышка, все эти показали, указывали по мнению Оксаны, на бактериальную инфекцию. Действие препаратов, которые она вколола больному, должны были купировать симптомы, но болезнь начинала уже прогрессировать. Парню, который с трудом, благодаря своему товарищу забрался на каталку, не мог дышать, что-то вызывало осложнения легочных путей. Высыпание на коже, кожные покровы тела были раздражены, резкая слабость, которую Оксана посчитала, за послеоперационный период после мелкой операции ножевой раны, была одним из симптомов неизвестной бактериальной инфекции. Психическое ненормальное состояние, выдавало в этом парне резкую смену настроения, свойственное между неуравновешенной паникой и гневом.
— Тут что-то не так! — ускоренным шагом Оксана направилась к каталке, схватившись рукой за её ручку, не давая парню выволочить каталку из кабинета
— Тебе что жить надоело?! — возмутился он, посмотрев с угрозой в то же время паническим взглядом на Оксану — Я могу быстро тебя придушить или ты забыла, как я это могу делать?
— Ну, если ты собираешься его заколотить в ящик то, как знаешь
Хитрой улыбкой улыбаясь, Оксана тяжело вздохнула, испытывая колоссальный испуг, отпустила ручку каталки, стараясь из-за всех сил не показывать это перед ним.
— Тем более посмотри на него, в вашем-то положении, если вам удастся, допустим, выбраться и удрать от полиции, долго ли он протянет, в его-то состоянии, без хорошей медицинской помощи...
— Девка, дело говорит, баран! — оскорбил своего товарища, парень, что лежал на каталке — Тебе без меня не выбраться, даже если выберемся, я долго не протяну, уходи
— Хорошо — неожиданно, внезапно для Оксаны, его товарищ, решил передумать, обращаясь к Оксане, тихо прикрыл дверь кабинета — Что ты предлагаешь?
— Я организую для него палату, проведу его под другим именем, липовые документы, подложу свою страховку, возьму на себя весь геморрой с полицией
— Ага, так я тебе и поверил
— Ты посмотри на него — прикусывая краешек губы, Оксана разглядела хорошо такие симптомы как лихорадка, озноб, испытывая искушение взяться за это дело, признаки «пурпуры» были видно на коже отчетливо — Послушай, я все обеспечу сама, ты сможешь приходить к нему через черный проход, тебя даже никто не увидит
— Колян я не протяну долго, уходи без меня
— Нет, стой, погоди! — возразила Оксана, схватив его резко за рукав надетого на нем белого халата, заставила его угрожающий и возбужденной суетливой паникой взор обратить на себя — Мне нужна помощь, разместить его в палате, ну ты же понимаешь, не могу я же пока привлекать к этому делу каких-то медсестер
— Стой! — удивился парень, что лежал на каталке — Ты что, правда, врач?
— А ты что этого не понял, когда я тебя зашивала? — удивилась Оксана, мило состроив очаровательные скулы, пожала, как ни в чем не бывало плечами
— Ладно, пошли — согласился он оказать последнюю услугу своему товарищу — Куда везти показывай
— Кстати, а как ты достал каталку, медицинский колпак, маску, врачебный халат, да так чтоб тебя никто не обнаружил — выбежала Оксана следом за ним из процедурного кабинета в коридор
— Знаешь что сестричка — грубо схватил он за ткань белого халаты Оксаны — Держала бы ты свой прекрасный, любопытный носик при себе, а то мало ли, можем вернуться в кабинет и доделать начатое с полотенцем
— Нет! — панически испугавшись, возразил его товарищ, не давая сказать ни слова — Я жить хочу баран, если эта девка может хотя бы попытаться вылечить меня, а так же вытащить отсюда здоровым, я поверю ей
— С чего это вдруг ты встал на её сторону
— Потому что ты баран — грубо выражаясь, кашлял раненный парень — Так бы искусно не смог зашить меня, тут действительно нужен опыт, а от тебя баклажана толку нет
— Ты же сам хотел чтоб я её придушил там, в кабинете — остановив каталку, со своим раненным товарищем, громко крикнул он
— Что здесь происходит?! — внезапно из-за угла коридора вышел охранник службы безопасности больницы
— Ну, все приехали — тихим шепотом прошипел парень, одетый в белый длинный врачебный халат, с угрозой посмотрел на Оксану
— Везем пациента из процедурного кабинета, швы разошлись
Быстро вступилась Оксана вышла вперед, встала между каталкой и охранником службы безопасности. Поправив кончиками пальцев золотистую прядь волос, скрывая розовый, раздражающий жжением след удушья на шее.
— Все в порядке Оксана Владимировна?! — обратился охранник, недоверчиво посмотрев на парней, что находились за спиной у Оксаны
Широкоплечий высокий мужчина, темноволосый, с носом как клюв у ястреба, был больше внешне похож на голиафа. Черная униформа с надписью на спине полиция, вызвала у парней за спиной у Оксаны, большую опасность, от чего у того, что был в белом халате и держался за ручку каталки, на которой лежал его товарищ, затряслась рука, медленно поползла в карман.
— Все в порядке уверяю вас — заверила Оксана, касаясь мощных плеч охранника, внушающим взглядом посмотрела в его серые пустые сонные глаза — Мы уже везем его в палату
— Ну ладно — глубоко вздохнул он, поверив словам Оксаны, тут же повернулся попятился с сонным угрюмым видом в другую сторону — А тут заезжал наряд полиции искали бритых лысых парней, что напали сегодня на узбеков на рынке
— На узбеков?! — не придавая этому совсем никакого значения, спросила Оксана — Ах… ну-да, ну-да, нет, что вы, если я вдруг что-либо увижу, я вам сразу же сообщу — прокричала она уходящему вслед охраннику
— Молодец! — похвалил лысый парень, в белом халате, подошел к Оксане со спины, взял её своей холодной рукой за согнутый локоть белого халата — Я уж думал что все
— Я же сказала, что могу вам пригодиться — улыбаясь чудесной улыбкой, безупречных алых губ, очаровала Оксана этого парня — А теперь пошли, нам надо незаметно пробраться в терапевтическое отделение, где там для него я найду палату
— Постой-постой — покатил каталку со своим другом, обратился он к Оксане — У тебя, что нет еще палаты?!
— Нет блядь она как будто будет ждать двух лысых ублюдков, что нападут на узбеков?! — съязвила Оксана, выражающим злобу взглядом, посмотрела на него
— Да я тебе за такое всю соску сейчас разобью — вспылил неожиданно он, остановив каталку, угрожающим видом напугал Оксану
— Колян! — возмутился, парень, что лежал на каталке — Успокойся — держась за живот, он хотел повернуться набок
— Признайся просто — шипела на него Оксана, оказавшись прижатая между ним и стеной — Что я тебя очаровала, и ты бы с радостью трахнул меня — имея наглость, преодолевая страх, она посмотрела в его пустые злобой наполненные глаза
— Для такой смазливой милой мордашки — взял он крепкими пальцами за подбородок Оксаны, вынуждал её посмотреть на себя — У тебя слишком длинный язык
— Хочу заверить, что он еще и искусный
— Так постарайся же чтоб твой искусный язычок не замолчал навсегда — пригрозил он, шлепнув легонько Оксану через халат по бедру — А то ты знаешь, я могу это устроить
— Колян падла! — грязно выругался его товарищ, вынудив его обратить свой взор на него — Отстань от неё, она уже доказала свою преданность нам
— Да ты ведь сам хотел, чтоб я её придушил
— Я тогда думал что она просто пустышка — падая снова на каталку, когда хотел он чуть приподняться лежа на ней — А оказалась….
— Что с ним?! — испуганно спросил он, обращаясь к Оксане, отразив испуг за своего товарища
— А вот это уже действительно интересно — нахмурила Оксана алые губки, отходя медленно, покачивая бедрами, от стены — Частые обмороки, дело может оказаться действительно интересным
— Какое такое дело?!
— Не обращай внимания — заверила его Оксана, кивнула головой в сторону коридора, указывая путь — Это я так философствую
— Ты знаешь, что с ним?! — продолжив дальше двигать каталку, спросил он у Оксаны, двигаясь по ночному коридору больницы
— Нет! — холодно ответила Оксана, подходя к закрытым дверям грузового лифта — Но уверяю, мне теперь дико интересно узнать, что с ним
— И как же ты тогда собираешься его лечить?!
— Многое ли ты знаешь — шикарно виляя бедрами, Оксана подошла к лифту, кончиком указательного пальца коснулась кнопки лифта
— Он мне как брат — суровым взглядом посмотрев на Оксану, заявил он, подкатив каталку к дверям грузового лифта — И поэтому я хочу знать, ты знаешь, что с ним?
«Блядь ну почему ты такой тупой ублюдок!», тяжело и изнуренно вздохнула Оксана, испытывая боязнь за свою жизнь, сдержала оскорбительные эмоции при себе.
— Я этим и займусь
Прикусывая краешек губы, Оксана сверкнула лучом падающего света, что отразился в лазурных голубых глазах, открывая перед каталкой с раненым на ней парнем двери грузового лифта.
— Поверь, я во всем разберусь — специально выставляя перед ним роскошные упругие бедра
— В том то и дело — не согласился лысый парень в белом длинном халате, заталкивая каталку в кабину лифта — Я вот бабам ни на грош не верю, а тебе и подавно
— Это еще почему?! — возмутилась Оксана, выражая недовольство, очаровательным изгибом скула на лице вбежала за ним в кабину лифта
— Потому что ты дура — закрывая двери лифта за собой, оскорбил он Оксану — Я чувствую как будто, тобой что-то движет
— Ничего мной не движет — обиженно нахмурила алые губки Оксана, облокотившись на стену кабины лифта — Послушай, я должна тебя предупредить!
— Что еще? — выражая недовольство угрюмым выражением лица, спросил он
— Когда войдем в отделение там, на посту, будет дежурная медсестра
Продолжила рассказывать Оксана, облокотившись на стенку кабины лифта, разглаживала мягкими подушечками пальцев на шее жгучий след от удушья.
— Говорить буду я, ты вообще молчи, чтобы не спросили, я сама за тебя отвечу
— Хм… ладно — недовольно согласился он пойти на условия Оксаны
Через некоторое время, которое Оксана провела в тишине в лифте с неизвестными ей ночными гостями, его тяжелая грузовая кабина остановилось на втором этаже. Парень быстро открыл двери, пока Оксана с трудом выкатила каталку с пациентом в темный больничный коридор. С открытого окна, доносилась легкая завораживающая холодом прохлада, отчетливо слышался шелест листьев деревьев за окном, трепетание сверчков. Тусклый свет светильников дневных ламп на потолке едва освещал пол белой мраморной плитке, по которой двигалась каталка. Ароматы манящей природной силы врывались через открытое окно, рядом с которым проходила Оксана, легкая его прохлада потока бурного воздуха колебала золотистую распущенную прядь её волос.
— Стойте сюда нельзя! — послышался приятный голос дежурной на посту медсестры, что сидела за компьютером
Темноволосая женщина лет тридцати пяти сидела за компьютером в белом длинном халате, умело стуча по клавишам клавиатуры. Свет светильника, что стоял на стойки поста дежурной медсестры, ярко отражал серых глаз, выражение которых на какое-то мгновение приманила к себе внимание Оксаны. Черные густые волосы, лоснились при попадании на них света светильника диодных ламп с потолка, переливаясь самыми притягательными оттенками этого завораживающего страсть цвета. Вставая со стула, она отразила все сочные прелести собственного тела, шикарных размеров грудь, подчеркнутую осиную талию, роскошные бедра удивительно стройных ног, плавно переходящих от халата в черные чулки завершающим аспектом которых служили черные туфли на высоком каблуке.
— Оксана Владимировна — сильно удивилась женщина, встав со стула, на котором сидела — Что вы тут делаете, что вообще происходит? — посыпался из неё град вопросов при виде каталки и внешнего вида Оксаны, белый халат на ней был заляпан кровью парня, что лежал на каталке
В самом отделении никого больше не было видно, поэтому шепот её пленяющего голоса разносился по всему отделению. За стеклом дверей палат, не было света, даже никаких посторонних звуков слышно не было. Атмосфера в этом отделении была душная, такое чувство возникло у Оксаны, что это отделение никогда не проветривалось. Из всех растений, помимо скромного интерьера возле поста медсестры, дивана двух кресел, маленького столика, был огромный фикус, росший в большом керамическом горшке, его листья возвышались почти до потолка. В дальнем конце отделения, Оксана с трудом смогла разобрать шепот нескольких медсестер, что обсуждали что-то в сестринской комнате.
— Мне нужна свободная плата — закрывая прядью золотистых волос розовый след на шее, заявила Оксана, гордо вошла в отделение
— Но Оксана Владимировна!
— Никаких но — возразила Оксана, выказывая словно царица, серьезность своих намерений, она прошла спокойно мимо поста медсестры — У тебя есть свободная палата?
— Что за пациент у вас скажите, пожалуйста?
— Тебе блядь какая разница! — грубо выразилась Оксана, опираясь руками на стойку поста медсестры, вынуждала её взглядом лазурных голубых глаз ответить — И так какую мне занять палату своим пациентом?!
— Какое вы имеет право так со мной разговаривать?! — прошипела недовольно шепотом эта женщина, открыв шикарным возбуждающим изгибом алые губы
— Не хочешь мне давать палату — ухмыльнулась хитрой улыбкой Оксана — Хорошо тогда я сама выберу, любую понравившуюся мне и мне плевать, кто там будет у тебя лежать
— Вы не посмеете! — прошипела змеей женщина, когда Оксана подошла к двери палаты напротив, звонко стукая каблуками черных туфель по белой мраморной плитке
— Еще как посмею — коварством подлой улыбки, Оксана сохранила прелесть роскошного очертания алых губ, коснулась ручки входной двери палаты
— Нет! — повысив голос, запретила дежурная медсестра — Там ведь маленький ребенок
— У нас, что теперь еще и дети лежат?
— Перевели из родильного отделения ночью, ребенок родился с осложнениями, у него….
— Мне глубоко плевать, что там у твоего ребенка — грубо выразилась Оксана
— Хорошо-хорошо — убирая нежность теплой руки с руки Оксаны, согласилась эта женщина, пойти на уступки — Ваша палата в дальнем конце коридора справа
— Вот так бы и сразу — злорадно одарила Оксана эту женщину улыбкой безупречных алых губ, направилась дальше по коридору отделения
— Умеете вы добиваться своего — тихим шепотом недовольно пробурчала дежурная медсестра, направляясь к своему посту
— Это моя работа — любуясь лучезарным проникающим через окно в дальнем конце коридора блеском золотистой луны в темный участок коридора больничного отделения
— Я предоставлю вам постельное белье
Столь же притягательной нотой шепота говорила она, вслед уходящей Оксане, следом за ней медленно катил каталку со своим товарищем парень, одетый в белый длинный халат.
— Так что за у вас пациент? — возмутившись, спросила дежурная медсестра, проследовав по темному окутанному сумраком ночи коридору отделения — Да еще в такой поздний час, обычно вас после пяти уже нету больнице
— Это особый случай — возразила Оксана, шикарно виляя бедрами, подошла к двери закрытой палаты — Значит так, проследишь, чтобы пациенту приготовили постельное белье и дали все необходимое
— А ты куда направишься? — спросил он, когда Оксана открыла перед ним дверь палаты, легонько толкнув её кончиками пальцев
— А ты сам как думаешь? — возмутившись, посмотрела на него Оксана, отошла в сторону — Мне ведь после сегодняшнего необходим отдых?
— Ты никуда не пойдешь? — въезжая каталкой в палату, он становился возле Оксаны, схватил её за запястье
— Оксана Владимировна, что за пациент, почему такая срочность, почему в два часа ночи
Встала между ними темноволосая женщина медсестра, её сонное выражение лица, отчасти отражала признаки непонятного, для самой Оксаны, беспокойства. Женщина была крайне раздражена присутствие в её отделении посторонних лиц в такое время.
— Это почему это я никуда не пойду?! — возмутившись, вбежала Оксана следом за парнем, что закатил каталку в палату, звонко стукая каблуками черных туфель по мраморной белой плитке коридора
— Оксана Владимировна
— Да блядь что?!
Крикнула, возмутилась Оксана, оказавшись в темной палате, золотая дорожка доносившегося света с коридора, осветила блеклую дорожку линолеума на входу в палату.
«Да какое он блядь вообще имеет право мне приказывать», была раздражена Оксана и в то же время в недоумении, прищурив чуть глаза от яркого включенного дежурного медсестрой света.
— Кто этот человека?
— Это дежурный врач на скорой
— А почему он к вам на ты?
— А потому что возомнил о себе многое — стукая каблуками по линолеуму, Оксана прошла по палате, к большому пластиковому окну — И в конце концом, тебе, что нечем заняться, тебе же сказали, приготовь постельное белье
— Но Оксана Владимировна вы не имеете право, это не ваше отделение
— Пошла вон отсюда!!! — рявкнула, обернувшись в половину оборота Оксана, держась кончиками пальцев за белую занавеску на пластиковом окне
— Я все расскажу Валерию Валерьевичу! — внезапно испугавшись, выбежала она из палаты, громко хлопнув дверью за собой, так что стекло, которое было врезано в неё, зазвенело звоном
— Ты мне нужна здесь!
— Но зачем?! — удивилась Оксана, задергивая занавеску на большом пластиковом окне — Обещаю, с самого утра я буду в больнице, твой друг даже в себя не успеет прийти
— Ты предлагаешь мне сегодня тут остаться?! — остановив каталку прям напротив кровати, удивился парень, впервые посмотрел на Оксану более мягким взглядом
— Ничего не случится — заверила Оксана, направилась к выходу и палаты
— Эй подожди! — окликнул он Оксану, когда она подошла к двери — Не знаю зачем я тебе это говорю, но спасибо и прости меня за….
— Увидимся утром — открыла Оксана дверь, поправила золотистую прядь волос, кончиками пальцев, закрывая розовый след удушья на шее, что беспокоил наивным жжением
Покидая палату пациента, Оксана шикарно вильнула попкой, тихо закрывая за собой дверь, глубоко и изнуренно вздохнула, испытывая облегчение. Направляясь по темному больничному коридору, Оксана чувствовала изнуряющую усталость в ногах, слабость по всему телу, сознание жутко тянуло в сон. Гордо поднимая подбородок, Оксана не придала никакого значения прошедшей мимо неё медсестры, что с обиженным взглядом, опустив его в пол, прошла мимо Оксаны, неся в руках комплект постельного белья. Состроив коварство блистательной улыбки алых губ, Оксана, покачивая упругой красотой бедер, поплелась по коридору. Звонко стукая по белой мраморной плитки каблуками черных туфель, Оксана стремительно покидала отделение, которое большей его части было окутано густым сумраком ночи.

***
Пустотой глубинной ночи был окутан кабинет, как только Оксана открыла дверь, впуская в него золотистую дорожку света с приемной. Тишина, погрузившаяся в больнице, позволяла слышать шелест листьев листвы за большим пластиковым окном в кабинете, жалюзи которого были плотно закрыты. Атмосфера была насыщена крепким молотовым кофе, турка в которой он варился, еще все стояла на столешнице, излучая насыщенный терпкостью измельченных зерен бодрящий запах. На стеклянном столе заваленными листками бумаг, красные две папки, в одной из которых была раскрыта, были видны проделанные анализы крови и мочи одного из пациентов. На большом мягком бежевом диване лежала пара подушек, а на его подлокотнике красовался легкостью шелка синий шарф Марины Викторовны. Серый пиджак Ларионова висел на вешалке справа от входа, был насыщен его изысканным вкусом ароматом парфюма «A*MenPureCoffeeThierryMugler», грациозность вкуса которого поражала изысканной прелесть сочетания белого кедра с необычайным вкусом кофе.
— Стоит тока день не последить за порядком — перешагивая через высокий порог открытой двери, вошла в кабинет Оксана — Так мои лакеи учудят тут какой-нибудь беспорядок
Вошла Оксана в кабинет, закрывая тут же за собой дверь, недовольно посмотрела на фикус, растущий в большом белом керамическом горшке, что располагался справа возле дивана. Медленно расстегивая пуговицы заляпанного кровью белого халата, Оксана прошла по кабинету, стукая каблуками черных туфель по линолеуму. Медленно подошла к черному кожаному креслу, возле небольшого стола на котором располагался компьютер, Оксана, виляя бедрами, сняла с себя белый длинный халат, повесив его на его мягкую спинку. Обольщаясь красотой собственного тела, что так пленительно отражалось изгибами в зеркале, висевшем на стене мимо которого прошла Оксана, направляясь к столешнице, на гладкой поверхности которого располагалась турка с остатки в ней черного кофе.
Насыщенный стойкостью аромат черного свежеприготовленного кофе развеялся дикой страстью необычайного запаха по атмосфере кабинета. Белая блузка свисала с края столешницы, черная юбка висела на спинке одного из стульев расположившегося возле стеклянного большого стола в центре кабинета. Шикарной прелестью чашек черный бюстгальтер, отрывая медленно его мягкие подушечки от чувствительных розовых сосков, притягательной нежностью он скользил лямками по рукам Оксаны, столь притягательно нежно отрываясь от сочной прелести груди. Виляя прекрасной упругой красотой бедер, Оксана, улыбаясь распущенной сгорающей по сексу улыбкой, коснулась коготками резинки черных трусиков. Пленяя лаской скольжения, резинка черных трусиков сползла с ягодиц Оксаны, медленно чаруя магическим трением, скользила по бедрам, падая в плавном падении вниз. Наливая с турки горячий кофе в белую стоящую на столешницы кружку, Оксана скинула с уставших ног черные туфли, оставив их лежать разбросанными на полу.
— М…. какой запах — глубоко вдохнула Оксана воздух ртом, насыщенный терпкостью черного свежеприготовленного кофе, взявшись кончиками пальцев за тонкую ручку белой кружки
Хищной кошкой, крадущейся к своей добыче, Оксана прошла по кабинету, виляя шикарной красотой бедер, подошла к дивану. Выставляя излюбленную прелесть бедер, Оксана села на мягкий теплый диван, поставила рядом с тобой кружку с кофе на рядом стоящий кофейный столик. Коготками, как игривая кошка, Оксана взялась за резинку черных чулок, стала медленно их снимать с ноги, обольщаясь нежностью трения капрона по бархатистой коже.
— Кого там еще принесло — недовольно прошипела Оксана сквозь зубы, услышав как за дверью её кабинета в приемной, щелкнула тихо дверь
Насторожившись, Оксана поджала под себя ноги, сидя на диване, схватила быстро белую подушку, прикрыла ей своё тело. Входная дверь кабинета тихонько скрипнула и отворилась во внутрь, на пороге, к удивлению Оксаны, оказался лысый парень в белом длинном халате. Испугавшись такого неожиданного появление и постороннего человека в своем кабинете, Оксана вжалась в угол дивана, прикрывая обнаженную красоту тела белой пышной подушкой.
«О… блядь опять этот недомерок, едва успела убежать от него, так он сам прибежал за мной», грубо подумала Оксана, заметив в проходе открытой двери кабинета знакомую личность.
— Хотел поговорить с тобой о лечении моего кореша — перешагивая через порог открытой двери заявил он — Да не стесняйся чего я там не видел
— Как ты меня нашел? — прижимая плотно подушку к груди, дрожащим голосом спросила Оксана
— Спросил у крикливой медсестры, где твой кабинет
— И что эта сука сказала?
— Ну как видишь я здесь — прошел он по кабинету направляясь к стеклянному столу
— Говори, зачем пришел?! — обиженно надув губы, Оксана была раздражена внезапным появлением незнакомца в своем кабинете, нарушившему её покой
— Не знал, что ты любишь быть голой, когда одинока
— Я не одинока — возразила Оксана
— Нормальный бы человек на рабочем месте не раздел бы себя сам
— А по-твоему я ненормальная?
— Нет, ты просто наивная дура
— Чего тебе тут нужно?
— Хотел поговорить с тобой
— Нам не о чем говорить — возразила Оксана, наблюдая с испугом, за его направлением в сторону дивана, на котором она сидела — Все разговоры будут через несколько часов, а сейчас я дико устала и хочу кофе, мягкую постель и….
— И…?!
— Не с тобой уж точно — выражая застенчивость, Оксана опустила свой взгляд на подушку
— Почему можно узнать?!
— У тебя блядь там друг умирает, а ты пришел сюда
— Осторожней со словами, здесь Славяна нет, чтоб снова заступиться за твою милую попку
— Ты сам пришел ко мне
«Хм…. поскольку мне самой секса хочется очень, но с ним нельзя его приятель сказал, что у него ВИЧ, блядь пусть хотя бы язычком своим гнилым меня удовлетворит», извратила на мгновение мысли в своей голове Оксана.
— Значит тебе что-то от меня нужно?
— Просто хотел извиниться
— Мне кажется, ты это уже сделал в палате у своего друга
— Я тогда подумал, может ты не услышала — присел он на диван рядом с Оксаной, когда она с опаской там на него глядела
— Вот теперь я точно услышала — прошипела недовольно Оксана
— Ну, тогда я пойду — встал он с края дивана, на котором сидел — А то Славян наверно уже пришел в себя — разозлил он Оксану такой холодной решительностью
— Стой! — тихо прошептала, опустив голову Оксана, оставаясь сидеть, прикрываясь подушкой на диване — Если хочешь, можешь на немного остаться
— Со Славиком точно все хорошо будет? — обернувшись в пол оборота спросил он, оставаясь стоять возле дивана
— Моя команда врачей займется им с утра — заверила Оксана, подняв застенчивый распущенный взгляд лазурных голубых глаз на этого парня — Я обещала же тебе, что все будет хорошо
— Надеюсь, ты не подведешь — холодно ответил лысый парень, направляясь к входной двери
«М…. блядь ну почему с этим лысым ублюдком все так сложно», прикусила Оксана краешек губы, начиная понемногу нервничать от сильного внезапно возникшего сексуального возбуждения.
— Я для тебя что-то значу? — шепотом произнесла Оксана, убирая подушку со своего тела, положив её на колени, изобразила застенчивость очаровательного взгляда
— Я тебя впервые вижу — удивился он, пожав плечами, явно был шокирован тем, что увидел Оксану обнаженную на диване
— Ну, хорошо — понимая, что такая тактика разговора никуда не придет, выражая отчаянный вздох, Оксана решила сыграть на жалости к этому бездушному человеку — Ну хотя бы чуть-чуточку нравлюсь?
— Ты предлагаешь, чтоб я тебя трахнул?! — догадавшись к чему клонит Оксана, спросил он напрямую задавая вопрос — Но как я тебе уже говорил у меня ВИЧ, была бы ты простой бабой я бы тебе без зазрения совести бы всадил, а так жалко терять такого человека
— А чем я отличаюсь от простой? — обрадовалась Оксана приятному комплименту, продолжая сидеть на диване, делая вид, что рассматривает собственную грудь
— Ты опытный врач и умеешь договариваться, добиваться поставленной цели, ну и….
— Так где-то у меня в сумочке был же презерватив
Встала Оксана на четвереньки, в позу дикой необузданной кошки находясь на диване, чаруя движениями, поползла к сумочке, что находилась возле дивана на подоконнике большого окна.
— Возможно, я смогу тебя порадовать и без секса — улыбнулся он, отражая в очертании своих губ какой-то скрытую развратную идею
— Хм….. — прислонив коготок указательного пальца к алым губам, Оксана ответила взаимной распущенной сексуальным развратом улыбки — А почему бы и нет!
— Я еще никогда это бабам не делал
— Ну, я думаю, ты справишься — легла Оксана на диван спиной, раздвинув чуть ноги согнутые в колени перед парнем что стоял рядом с ним
— Ты чокнутая — рассмеялся о, наступая коленкой на диван — Ну ты горячая баба
— Я ведь имею право — подняла Оксана ноги вверх, положила их к парню на плечи — Считай, как заново родилась так ведь
— Тебе повезло — положив горячую обжигающую теплом ладонь на живот Оксане, пока другая его ладонь грубой кожей, подобию наждачной бумаги сползала по бархатистой коже бедра
— Хочу целый час вот такого вот райского наслаждения — извиваясь на диване медленными движениями, заявила Оксана, лежа спиной на подлокотнике дивана, запрокинула голову назад
Горячий поток дыхания с губ парня, бурлящим потоком покрывало мокрые половые губы влагалища Оксаны. Завораживая теплотой трения ладонь, что была на животе Оксаны, медленно пальцами поползла к влагалищу, разведя в сторону двумя пальцами его насыщенные изобилием влаги стенки. Холодное прикосновение, языка этого парня, к влажным стенкам влагалища заставило Оксану издать громкий сексуальный стон, схватиться всей пятерней пальцев ладони сочную грудь. Ощущая стенками влагалища, как напряженный крепостью кончик его языка, словно как массажёр вминал их обволакивая прохладной слизи слюны. Подобие дикарю, он облизывал её влагалища, наверно не понимая, как показалось Оксане на тот момент, что это двумя пальцами схватился за её клитор. Открыв полностью рот и раскрыв глаза, Оксана не могла даже вздохнуть от переизбытка ощущений, пальцы этого парня грубыми подушечками сжимали её клитор, когда его язык ловко проник напряженной твердостью промеж влажных текучих стенок влагалища. Крепкой рукой он горячей ладонью обхватил ягодицы Оксаны, другую ладонь столь же обжигающей теплом руки прижимал плотно к её животу, подушечками пальцев грубо сдавливал клитор.
— Ах…. — раскрыв шикарным выражением, алые губы, стонала Оксана, извиваясь лежа на подлокотнике дивана
Сковав оковами крепких рук, тело Оксаны, он подобию голодному дикарю облизывал покрытые изобилием влаги стенки её влагалища, глубоко всовывая язык. Время продолжительно тянулось, каждая минута такого удовольствия текла настолько для Оксаны медленно, возбудившись до придела, она потеряла контроль над своим рассудком. Задыхаясь в пучине неподвластного оргазма, Оксана стонала сладкими стонами, дико массируя собственную сочную грудь, другой рукой, словно кошка когтями скребла по обивки дивана.
— М…. я не могу больше терпеть — облизывая жадно алые сухие губы, простонала Оксана
— Мне прекратить? — скользя по стенкам влагалища, парень вытащил свой язык из влагалища Оксана, словно специально одарил её половые губы горячим потоком воздуха
— Трахни меня — ослабла Оксана от бессилия, пережив глубокий насыщенный ощущениями оргазм, струйка которого жгучим течением стекала с её влагалища прямо на мягкую ткань обивки дивана
«Блядь, что я несу, у него же ВИЧ, я сама себе пиздец подписала», испугала Оксана, раскрывшие от неожиданности, уставшие сияющие лазурным голубым блеском, веки глаз.
Голодный сильным сексуальным возбуждением самец даже не думал останавливаться, держа одну руку на животе Оксаны, подушечками двух пальцем он сжал клитор. Искусно владея языком во влагалище Оксаны, крепость кончика которого массировала её влажные полные изобилием влаги стенки, обволакивая их щедростью слюны. Жаркими губами он неожиданно стал обсасывать клитор Оксаны, прикусывая его легонько зубами. Оксана металась в оковах этого парня как бешеный зверь на диване, изнывая эротическими стонами. Голова кружилась от переизбытка ощущений, в глаза стало становиться темнее, стены в кабинете словно как поплыли, вся обстановка его интерьера кружилась перед глазами Оксаны.
— М…. ты меня искушаешь
Облизывая жадно алые горячие губы, простонала Оксана, оставляя голову запрокинутой, лежала на подлокотнике дивана, прикусила алыми губами коготок указательного пальца.
— Трахни меня! — повторила Оксана свою просьбу издавая глубокий сексуальной страстью насыщенный стон, обвивая руками его лысую голову, прижала её к своему влагалищу
Дикостью страстью он обсасывал клитор Оксаны, легонько прикусывая его зубами, ввел по средние фаланги два пальца ей во влагалище. Парень был словно как кавалер, не смотря на его грубые манеры обращения, он действительно нежно обращался с влагалищем Оксаны, подушечками пленяющим трением скользил по её стенкам. Разглаживая ладонями его голову, Оксана не смогла сдержать сильную волну возбуждения, излив всю свою мощь оргазма на поверхность его языка. Испытав сокрушительной силы сексуальное удовлетворение, оргазм, лишивший сил Оксану, после чего она рухнула на диван, оставаясь лежать без сознания на подлокотнике дивана.
Парень медленно обвил бедра Оксаны руками, затянул её тело на диван, накрывая теплой нежностью пледа её обнаженное ноющего сладкими стонами в пучинах бессознательного удовлетворения. Продолжительные минуты он мешкал что-то в кабинете, после чего выключил свет, открыл его входную дверь и покинул помещение, оставляя Оксану одну, придав её тело дальше густоте сумрака ночи обстановки. Изнывая сладкими стонами во сне, Оксана, не отдавая себе отчет в своих действиях, жадно обсасывала коготок указательного пальца, легонько его прикусывая губами, изливая на мягкую теплую обивку дивана, с губ влагалища жгучий ручей бушующей страстью пережитый оргазм.



Пробивные лучи восходящего солнца, яркими тонкими лучами света проникали в кабинет через задвинутые жалюзи на стеклах, пластиковых окон в кабинете. Атмосфера насытилась потом тела Оксаны, её изысканным вкусом ароматным вкусом и бодрящим остывшим запахом черного кофе, который ей так не удалось испить из кружки, что стояла перед ней на маленьком столике. Теплая материя пледа нежностью соприкосновения облегало обнаженное тело Оксаны, когда она лежала на диване, уткнувшись лицом в подушку, легонько посапывая, улыбаясь распущенной довольной улыбкой, даже не пыталась открыть глаза. Прогретая поверхность дивана и его аромат необычайной случившейся страсти на нем прошлой ночи, манил за собой окунуться в сон, сознание Оксаны было вялым, мыслить, словно не о чем и не хотелось. Воздух был сжатым и душным, вынуждая Оксану дышать ртом, раскрывая легонько алые губы
Дикостью наполненный свежестью сквозняк насыщенного свежестью утреннего воздуха ворвался в кабинет, через открытую дверь. Стук женских каблуков по линолеуму, заставил Оксану открыть глаза, разглядеть очаровательные женские ноги, в красных туфлях на высоком каблуке, бархатистость белоснежных чулок, что облегали их манили к себе своей необычайной притягательностью. Сексуальный узор на чулках, настолько сильно возбудил сознание Оксаны, что она жадно сухим языком, облизнула жаркие горячие губы, поцеловав при этом наволочку оставив на ней след алого отпечатка. Гармоничное слияние парфюма «Azzaro Club Women», завораживал стихией ароматов ванили, мускуса и непревзойденной силы страсти экстракта кашемирового дерева, выдавая тем самым обладательницу этого бесподобного вкуса.
— Оксана Владимировна, что здесь произошло? — удивившись, спросила Валентина, закрывая медленно за собой дверь кабинета, так и осталась стоять в проходе
— Позволила себе немного расслабиться ночью
Сонным голосом, не открывая голову от подушки и полностью не раскрывая лазурные сказочно прекрасные, невообразимого, как топаз цвета глаза, ответила Оксана.
— И в конце концов, что тут такого — ухмыльнулась Оксана
— Да для вас, что тут такого — кривым выражением губ, Валентина отразила собственное недовольство — Приезжал наряд полиции…
— Блядь! — прошипела шепотом Оксана, быстро отрывая от подушки, держась за плед, прикрыла сочную объемных пикантных размеров грудь — Как я могла забыть!
— Что-то случилось Оксана Владимировна? — холодным голосом абсолютного равнодушия говорила Валентина, расстегивая пуговицы красного плаща — Вы так встревожены
— Мне нужно идти — сидя на коленях на диване, прикрывая грудь пледом, Оксана другой рукой рыскала по полу возле дивана черные кружевные трусики
— Они не там Оксана Владимировна — указала рыжая бестия коварством бесподобного выражения голубых глаз на столешницу, на остывшей маленькой плитке которой стояла турка с остатками кофе — Вон там на полу
— Ну, пиздец — уныло вздохнула Оксана, касаясь горячей ладонью алых губ, выражая очаровательными скулами застенчивость на лице — Ты не могла бы их мне подать
— Вы так испугались, когда я сказала наряд полиции — направилась рыжеволосая девушка по кабинету в сторону лежащих на полу трусиков — Я уже достаточно с вами работаю, чтобы увидеть в вашем взгляде, то что в наряд полиции приезжал не просто так, да частые патрули по деревни
— Это не твое дело — огрызнулась Оксана, оставаясь сидеть на диване, поджав под себя ноги
— Я ведь прикрывала вас во многих темных делах, что вы тут проворачивали, держала язык за зубами, как того вы и просили, наверно я заслужила ваше доверие
«Наивная рыжая сука, ладно может в чем-то она и права, а раскроет свой грязный ротик, уволю её нахрен», коварством блистательной улыбки, Оксана тут же отразила довольство на лице.
— У нас ведь есть дело?
— С чего ты так решила
— Иначе вы давно были бы в клинке, отрабатывали наложенные Тихоновым на вас часы
— А я не хочу — гордо возразила Оксана, перед стоящей рядом девушкой, выхватила, вцепившись, как кошка когтями у неё из рук черные кружевные трусики — Может там просто прозябать
— Хорошо — продолжая доставать любопытством взгляда Валентина, смотрела в глаза Оксане, поправляя край красного плаща, села на край дивана рядом с ней — Ну ведь у нас дело
— Даже если есть — смягчила Оксана тон собственного голоса, опуская стройные ноги с дивана, коснулась ими прохладного линолеума — Я должна сначала сама во всем разобраться
— Хм… надеюсь это никак не связано с частыми патрулями на деревенских улицах и сегодняшним нарядом полиции, что заезжал в больницу
— Пиздец все оказывается хуже, чем я думала — чаруя себя нежностью скольжения резинки черных кружевных трусиков по бедрам, ответила Оксана
— Так значит я вся внимании
— Моя преданная рыжая сучка — обольщаясь прелестью соприкосновения мягкой ткани трусиков на своих ягодицах, выразила Оксана довольством коварством улыбки — Может, кое в чем ты можешь мне помочь
— Мне кажется что вы знаете причину того что произошло в деревни и эта причина сейчас находится у нас в больнице
— Ты не могла бы мне принести мой бюстгальтер — не желая слушать свою подчиненную Оксана подняла подбородок, не желая сама того показала ей розовый след удушья на шее
— Оксана Владимировна боже! — отражая ужас, быстро вскочила с дивана, прикрывая ладонями розовые губы, была поражена, поняв от чего это след на шее Оксаны — Вас душили…
— Это тебя не касается
— Значит все-таки….
— Подай мне мой чертов бюстгальтер!!! — рявкнула подняв голос до крика Оксана
— Вы укрываете преступников у нас больнице
— Блядь, какая же наивная дура
— У вас ваша рубашка и халат в крови — указала Валентина паническим взглядом сразу на две вещи Оксаны, чтоб были покрыты частичками кровавых пятен
— Да тише ты — прикрывая грудь пледом, упрекнула Оксана рыжеволосую девушку — Ты мне в этом теперь и поможешь
— С чего это я буду вам помогать? — направилась она к столешнице, на которой располагался бюстгальтер Оксаны
— С того что я тебя об этом попросила
— Вам придется очень, дорогой ценой, за это заплатить — заявила Валентина о своих требованиях, взяв коготками аккуратно за лямку черный кружевной бюстгальтер Оксаны
— Ничего я как-нибудь разберусь — скинув с себя плед на диван, Оксана, выражая всю сочную красоту сексуальных изгибов тела, встала с дивана, отразив упругость пикантных бедер — Я найду способ с тобой расплатиться — нагнувшись, подняла с пола черные туфли и стянула с края дивана черные капроновые чулки
— Надеюсь, вы понимаете, что на кону?
— Я ведь не маленькая девочка — виляя эластичными бедрами, Оксана направилась к голубому креслу, что стояло возле окна — А ты мне не мама, чтобы лечить меня бессмысленными нотациями
Кончиками пальцев, Оксана, взявшись за жалюзи, развела их в сторону, пропуская в кабинет волну яркого света восходящего за горизонтом солнца. Выгибая спину, потягиваясь, развела руки в стороны, села в голубое кожаное кресло. Ощущая бедрами всю нежность и притягательность материала, Оксана заядло поерзала в нем попкой, после чего стала надевать черные чулки на свои ноги. Золотистые волосы, стихией бурного водопада посыпали плечи, окутывали, словно виноград шею Оксаны, завивались в кольца на розовых сосках сочной груди.
— В чем тогда дело Оксана Владимировна? — гордо фыркнула как кошка рыжая бестия, направляясь к Оксане держа на пальцах её черный кружевной бюстгальтер
— Обработав ножевое ранение, вколола ампициллин вместе с новокаином, я зашила рану, но он потерял сознание извергнув из-за рта кровь
— Легочное кровотечение
— Я дала дицинон — согласилась Оксана, оставаясь сидеть в голубом кресле одевая на ногу, черный чулок — Его эффект должен был прекратить легочное кровотечение
— Да согласна — кивнула головой Валентина — Но причин у легочного кровотечения тысячи, вероятно оно может сейчас уже начаться
— Я тоже так подумала, кровохарканье и частые потери сознания, все указывает на легочное кровотечение, но откуда и как?
— Ранение было в какую часть тела?
— В живот, справа от печени — пояснила Оксана, одевая на ноги, черные туфли — Я пальпировала внутренние органы, они оказались целыми
— Нужно осмотреть пациента
— Вот я этим сейчас и займусь
Входная дверь кабинета внезапно открылась, как на пороге в приемной оказалась Валерия, белокурая женщина с ровными, как напор водопада волосами, пепельного цвета, безмерным пышным объемом, посыпающим её плечи. Женщина была одета в белый пиджак, под которым, благодаря v-образному вырезу скрывалась белая блузка, верхняя пуговица была расстегнута, отчетливо выражая этим красоту сексуального объема её груди. Искушающие ноты парфюма «Pure Poison от Christian Dior», соединились в одном изумительно ароматы, будоражили страсть чудесным запахом гардении и искушающим вкусом жасмина. Короткая белая юбка изящно подчеркнула пикантность её бедер, выражая разрезами с боков эротический узор белых чулок, плавно обволакивающих её стройные ноги, переходя в белые туфли на высоком каблуке.
— О… боже Оксана Владимировна — делая вид, что смутилась Валерия, белокурая женщина быстро вошла в кабинет, закрывая тут же за собой дверь — Вы же совсем…..
— Валерия ты чего-то хотела? — перебивая её реплику, спросила Оксана, подняв одну ногу вверх, очертанием распущенной улыбки, натягивая на ногу чулок
— Что здесь все-таки произошло? — была поражена бардаком, разбросанный повсюду одежды, который устроила Оксана в кабинете прошлой ночью
— Валерия это же Оксана Владимировна — заступилась быстро Валентина, выражая тем, что присутствие этой белокурой женщины в кабинете её вымораживает — Вы что-то хотели сообщить?
— Ваш отец и ваша мать звонили в больницу
— Ну, это не так важно — возразила Оксана, разглаживая коготками резинку черных чулок
— Насколько я понимаю вы провели ночь в этом кабинете
— Ты все правильно понимаешь — взяла из рук рыжеволосой девушки, Оксана черный кружевной бюстгальтер
— По деревни бесчисленными количествами ездят патрули полиции, даже один из нарядов заезжал в больницу, хотела до вас донести, что у нас чрезвычайная ситуация
— Это все? — возмутилась Оксана
— Тихонов вас просил заскочить к себе в кабинет, хотел обсудить бюджет вашего отдела на следующий месяц — положила Валерия синюю папку с бумагой на край стеклянного стола в центре кабинета
— Можешь идти — холодно ответила Оксана, прислонив мягкие подушечки черного бюстгальтера к чувствительным розовым соскам
— В поликлинике уже собралась очередь ждут начала вашего приема
— Отправь туда Ларионову — заведя руки за спину, Оксана сомкнула застежку бюстгальтера, сковав оковами сочную грудь
— Валерий Валерьевич будет крайне недоволен — предупредила Валерия, гордо фыркнув кошкой, направилась к выходу из кабинета
— Мне плевать, чем там будет недоволен твой Валерий Валерьевич
— Я ему доложу
— Да докладывай — рассмеялась Оксана, звонким озорным смехом, вставая с голубого кресла на котором сидела — Валюша ты не одолжишь мне свой халат?
— А с вашим, что? — удивилась Валентина, когда дверь кабинета громко захлопнулась за белокурой девушкой, что взбесившись, покинула в спешке кабинет
— Нелепая ситуация которая произошла вчера — кивнула Оксана в сторону дивана на подлокотнике которого висел белый халат, заляпан блеклыми пятнами крови
— И как тока Валерия не заметила пятна крови на вашей одежде? — удивилась Валентина
— Сплюнь — улыбаясь распущенной улыбкой, ответила Оксана — Она ведь без очков далеко не видит, а тут нужна четкость
— Все-то вы предусмотрели — держа белый халат в руках, Валентина подошла к Оксане
— Я же твой начальник — взяв у неё из рук белый халат, застенчиво улыбнулась Оксана
— С чего начнем? — спросила Валентина, снимая фамильную табличку с халата на Оксане, подошла к халату, что лежал на диване
— Сначала навестим нашего пациента — обольщая нежностью белого халата, чарующее его соприкосновение с кожей тела Оксаны, было поистине нежным и тонким
— Полиция ведь может обыскать всю больницу
— Пока у них нету, не единого даже процента или даже вероятности что они могут тут быть
— А ты думаешь те на кого они напали, сказали им, что одного из них ранили? — шепотом говорила Оксана застегивая пуговицы белого халата
— Вон посмотрите — подошла к окну с табличкой, зажатой на кончиках пальцев, которую сняла с халата Оксаны — Уазик ППС стоит у центрального входа, прямо напротив больничной стоянки
— Значит, все-таки сказали — с угрюмым видом недовольно прошипела Оксана
— Все это может очень плохо закончиться для нас
— С тобой ничего не случится — заверила Оксана, подошла к Валентине со спины
— А если они вдруг начнут обыскивать больницу — повернулась она лицом к Оксане, посмотрев на неё испуганным взглядом
По лицу девушки пробежала атака панической беспомощности, поджав нижнюю губу, поддавшись боязни за свою жизнь и не решаясь отступать. Девушка не знала что и ответить, но находясь в такой близости с Оксаной, она словно преобразилась взглядом, стала более смелее, чувствуя насколько в ней нуждаются.
— Пока у них нет для этого повода — забирая табличку с её пальцев, Оксана нежностью касания успокоила её страх, едва коснулась губ рыжеволосой девушки
— Полагаюсь на вашу решительность — положив руки на плечи Оксаны, она прижалась к ней, так и оставаясь стоять в единых объятиях у окна
— Ничего не случиться — уверяла Оксана, разглаживая кончиками коготков каштановые волосы девушки — А теперь мы сейчас спокойно и как не в чем не бывало, выйдем из кабинета и пойдем проверим нашего пациента
— Хорошо — согласно закивала головой Валентина
— И сними, наконец, этот чертов плащ уже с себя — возмущенно выразила эмоции Оксана, нахмурив алые губки, направилась к выходу из кабинета
— А что разве он вам не нравиться?
— В отделение нельзя входить в верхней одежде
— Как пожелаете — любезно согласилась Валентина, снимая с себя верхнюю одежду, положила её на подлокотник дивана, возле которого стояла у окна
Коснувшись ручки входной двери кабинета, Оксана открыла её, пуская в кабинет поток свежей утренней прохлады. Бурный поток свежего воздуха колебал кончики белого халата выреза между ног Оксаны, раздувая их парус на корабельной мачте, открывая красоту эротического рисунка черных чулок. Белокурая женщина сидела за компьютерным столом, бросив на Оксану недовольный возмущенный взгляд, как только она, шикарным изгибом выражая эластичность бедер, переступила порог открытой двери кабинета, вошла в приемную, Валерия тут же как не в чем не бывало, стала снова пристально смотреть в экран жидкокристаллического монитора перед собой. Оксана, улыбаясь самодовольной улыбкой, прошла по приемной, выражая роскошным очертанием бедер красоту изгибов собственного тела, звонко стукая каблуками черных туфель по линолеуму, направляясь к входной двери. Голубые шторы, на большом пластиковом окне, лишь слегка колебались в такт проникающей утреней прохлады в помещение приемной. Деревенский утренний воздух был насыщен чистотой природного аромата цветения листвы на улице за его окном. Открывая дверь приемной, касаясь её блестящей металлической ручки, Оксана вышла в коридор, оставляя дверь за собой открытой, звонко стукая каблуками черных туфель, направилась по больничному коридору, шикарно выражая красоту бедер, утонченность изгибов которых была скрыта под материей белого халата на ней.
— Всегда поражалась вашим безумием Оксана Владимировна — выразила прекрасной улыбкой розовых собственное впечатление, покидая кабинет, Валентина закрыла за собой дверь
— Порой Валюша — обернувшись, говорила Оксана, положив ладонь на бедро — Я сама себе поражаюсь
Рассмеявшись звонким смехом, Оксана направилась по коридору, кивнув приветливо двух проходящим мимо медсестрам.

***
В больничном отделении, было полно пациентов, собравшихся на завтрак возле дверей столовой, медсестры бегали по палатам, выполняя утренние процедуры тяжело больным людям. Возле процедурного кабинета в отделении собралась маленькая очередь, другие в баночках несли анализы в соседний кабинет рядом с процедурным кабинетом. Рядом с постом медсестры, на большом мягком диване и двух креслах разместились другие пациенты, кто-то читал газету, один рассматривал в планшете интернет странички, две другие девушки, весело хихикая, тыкали пальцам по большому экрану собственных сотовых телефонов. В воздухе собрались запахи столовых блюд, по мнению Оксаны, готовили уху и какую-то молочную кашу.
— Боже мой, Оксана Владимировна у вас точно не все в порядке с головой — бурчала недовольно Валентина, следуя за Оксаной в больничное отделение
— А что такое? — ухмыльнулась Оксана, как ни в чем не бывало
— Спрятать его здесь, когда его ищет весь местный патруль, служба безопасности усилила охрану в больнице
— Я что-нибудь придумаю
Заверила Оксана, кончиками пальцев коснулась золотистой красоты волнистых волос, поднимая руку, встряхнула их, помотав головой, придавая укладке невообразимой пышности объем.
— Что тут можно придумать, когда больница в полном оцеплении
— Они же не знают наверняка — прищурила Оксана чуть лазурные голубые глаза, от яркого проникающего света, что рвался в помещение через стекла больших пластиковых окон
— Но могут узнать
— Да тише ты
Прошипела Оксана, выражая очаровательным очертанием скул неприязнь, остановилась и обернулась к рыжеволосой вредной девушке, положив руку на бедро.
— Когда войдем в отделение — оставаясь стоять посреди коридора, предупредила Оксана, медленно подобию хищной ужасающей кошки сделала шаг навстречу Валентине — Ты свой грязный ротик держи на замке, тебе ясно? — кончиком коготка указательного пальца она забавно коснулась носа рыжеволосой девушки, пристально при этом посмотрев в её блеклые голубые глаза
Направляясь по больничному отделению, Оксана приветливо кивнула двум идущим навстречу медсестрам, прошла довольной гордой походкой рядом с постом медсестры, совершенно не обращая никакого внимания на девушку, что сидела за ним. Охранник службы безопасности радостно что-то говорил одному из врачей этого отделения, заметив Оксану в коридоре, бросил восхищающий с мужской точки зрения взгляд, оценивая её тело, словно как будто хотел раздеть. Выражая пикантную силу эластичных бедер, Оксана подошла к двери палаты, касаясь кончиками пальцев её ручки, открыла дверь вовнутрь.
— Славян ты главное держись — говорил его лысый товарищ, сидел на краю больничной койки, пожал ему руку, выражая тем самым беспокойство за жизнь друга — Обещаю, я найду способ как отсюда выбраться
— Хм… и как же ты его прости, что отвлекаю, найдешь?! — вошла Оксана в палату, возмутившись, посмотрела на парня, с которым развлеклась прошлой ночью
Роскошно виляя упругой красотой бедер, подошла к столешнице, на поверхности которой располагалась коробка с одноразовыми резиновыми перчатками. Схватившись игриво за пару одних перчаток, Оксана, надевая их нежно на свои руки, пыталась поразить парня, с которым провела ночь, сокрушающей силой сексуального взгляда лазурных голубых глаз.
— А это кто с тобой? — насторожился парень, одевая белый медицинский колпак на голову, встал с края койки, на которой сидел
— Это мой помощник — заявила Оксана, прошла по палате, звонко стукая каблуками черных туфель по линолеуму — Валентина, ну я её предпочитаю называть рыжая сучка
Отразила Оксана хищную сексуальную страсть в улыбке алых губ, посмотрев на Валентину, что закрывала дверь палаты за собой.
— Как чувствует себя твой товарищ? — поинтересовалась Оксана, поправляя халат на бедрах, села на край кушетки, рядом с лысым парнем
— Можно ли доверять твоей девки — коснулся он руки Оксаны, не давая ей притронуться к своему телу — Откуда мы знаем, что вы не привели за собой ментов — подозрительным сухим кашлем выразил он свой протес, положив голову на подушку
— Господи Оксана Владимировна это что нацисты какие-то — была шокирована Валентина, увидев в палате двух крупных лысых парней, с нацисткой свастикой и символиках на теле — Мне казалось, мы выиграли войну, а реальность говорит обратное
«Хм… сухой кашель, затруднение дыхания, а так же отдышка все это симптомы указывают на острую форму воспаления легкой ткани, только вот чем мне это и предстоит узнать», распознала Оксана, симптомы с легкостью вынула руку, хватка которой поначалу показалось крепкой.
— Валюша, пожалуйста, подай мне стетоскоп из ящика напротив
Обратилась Оксана к рыжеволосой девушки, что была поражена внешним угрожающим видом парней, указывая взглядом на столешницу за спиной.
— В груди болит
— При кашле или так болит
— Да …. ты что такая тупая?! — крикнул хриплым голосом парень, добавив при этом нецензурную лексику, которую Оксана проигнорировала — Постоянно болит, я тебе не клоун
Попытался он снова схватить за руку Оксану, помешать ей, раскрыть его грудь, под одеялом, которым она была скрыта.
— Славян успокойся — к удивлению Оксаны, но парень, являвшийся его товарищем, вступился за Оксану, быстро схватил его за руку и прижал её к подушке, на которой он лежал головой — Ты что не видишь она пытается нам помочь, у неё было миллион способов сдать нас легавым, но она так не поступила
— Умеете вы выбирать себе компанию — недовольно возмутилась Валентина, направившись к столешнице
— Затруднение дыхания — игнорируя назревшую драму, Оксана поддалась в пучину головоломку накативших её мыслей — Учащенный пульс, плюс отдышка, сухой кашель, нарастание температуры
— Скорее всего пневмококковая инфекция или того хуже туберкулез — предположила Валентина, держа в руке стетоскоп передала его Оксане
— Вероятней грибковая инфекция
— Нужен рентген грудной клетки
— Боль как будто в самих легких — кашляя сухим кашлем, выразил парень своим паническим лицом острую дыхательную недостаточность
«Внезапное потерю сознание, плюс легочное кровотечение, повешение температуры, сухой кашель, отдышку, дыхательную недостаточность, может вызывать только «абсцесс лёгкого», которое мне стоит подтвердить», предположила Оксана, оценивая тяжелую форму заболевания.
— Вот как мы поступим — одевая стетоскоп, Оксана подняла голову, посмотрела на Валентину, прощупывая пальцами в резиновых перчатках, пульс парня на сонной артерии — Мы сейчас пойдем вместе с его другом в рентген кабинет, а ты подтасуешь время операционной
— Операционной?! — удивился, услышав это слово парень, что отошел к окну
— Оксана Владимировна, откуда вы знаете, что с ним?
— А я и не знаю что его убивает — ухмыльнулась Оксана, прослушивая стетоскопом грудную клетку больного парня — Сыпь и раздражение на его коже, абсцесс легкого не вызывает
Интенсивное укорочение звука хрипа в легких, услышала Оксана через ушко стетоскопа, дыхание парня было сильно ослабленным, с жестким подозрением на бронхиальную инфекцию. Парень дышал с невозможностью глубокого вздоха, вызванной затруднением дыхания. Очаги распространения гнойной инфекции, по мнению Оксаны, абсцесс легкого, поражали стремительно легочную ткань легкого парня, вызывая у него сильные хрипы в груди. Оксана предположила, что абсцесс уже начал локализироваться в легких, распространяя гнойные форпосты, выставляя плацдарм, препятствую оборонительной иммунной системе организма больного парня. Стойкое повышение температуры это лишь только подтверждало, потливость на лице, а так же пониженное артериальное давление говорило об угнетенном состоянии организма, где его иммунитет пытался противостоять собственными силами неизвестному бактериальному возбудителю.
— Одно я вам мальчики могу сказать — выразила сове мнение Валюша — Вам крупно просто, вы сами не понимаете, как повезло, что вы чудом попали к врачу, к которому очередь на простой прием, выстраивается миллионами
— Пиздец скажешь тоже — сгорая от стыда, Оксана убрала ушко стетоскопа от раздраженной кожи грудной клетки больного парня
— Я заметил это, когда она зашивала его вчера в одном из ваших кабинетов
— Оксана Владимировна скора, начнется обход
— Займись временем операционной, проведи нашего пациента под другим именем — распорядилась Оксана вставая с больничной койки — А ты не стой там, иди помоги мне нужно чтоб ты переложил его на каталку, поедим на первый этаж
— Обещаю тебе — подошел он к Оксане, схватил нежно за руку — Когда все закончится, я лично поблагодарю тебя за всё, что ты для нас сделала
— Надеюсь, плата будет м… такая же, как вчера — восхитилась Оксана улыбкой обольщения
— Оксана Владимировна! — раскрыв рот от удивления, была поражена Валентина, прикрывая розовое очертание губ ладонью руки
— Брат послушай — обратился он к своему товарищу, лежащий парень на больной кушетке — Она нам уже как сестра, если вдруг я не выкарабкаюсь, позаботься о ней
— Даже думать не смей о таких мыслях — игриво пригрозила Оксана указательным пальцем, заигрывая с парнем, что стоял рядом, указала ему на каталку, что стояла у стены
— Славян я тебе не дам умереть — заверил парень в белом длинном халате врача, скрывая лысую голову под белым большим медицинским колпаком — И да конечно Оксана нам теперь как сестра
— И да конечно — ухмыльнулась Оксана, радуясь таким восхваляющим её почестям — Мне нужно поговорить с его родственниками, нужна его медицинская карта, нужно знать место работы, чем он занимался, вообще полный анамнез его жизни
— Оксана Владимировна я думаю, этим вы лучше займетесь — испугалась Валентина внешнего вида суровых парней, стала поспешно рыскать в сумочки за звонящим в ней телефоном — Я как бы это сказать….
— Испугалась она — договорила за неё Оксана, рассмеявшись как забавно рыжеволосая девушка, с удивительным цветом изысканного каштана рыскала в сумочке в поисках своего телефона
— Вероника! — удивилась Валентина, держа в руке сотовый телефон
— Скажи этой кудрявой черноволосой сучки, чтоб её попа красовалась на стуле в клинике на моем месте
— Оксана Владимировна я думаю, её кавалерия нас не сильно обрадует — предупредила Валентина, провела большим пальцем по сенсору экрана сотового телефона, отошла к входной двери и встала возле неё
— Какая еще кавалерия?! — возмущенно спросил друг раненного парня, подкатывая каталку к кушетке где лежал его больной товарищ
— Не обращай внимания — сняла Оксана с каталки одеяло, убирая его на соседнюю свободную койку напротив — Валентина реши просьбу, которую я тебя просила
— Да-да конечно Оксана Владимировна — словно чего-то испугавшись рыжеволосая девушка держа телефон возле уха, быстро выбежала из палаты, закрывая едва слышно за собой дверь
— Ей можно доверять? — помогая своему товарищу забраться на каталку спросил парень, обращаясь к Оксане, заподозрив неладное в поведении Валентины
— Да конечно ей можно доверять — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, накрывая тело парня лежащего на каталке одеялом — Нам нужно скорее уходить отсюда, скора будет обход, вас тут быть не должно
— А где нам тогда быть? — спросил, сильно кашляя, лысый парень, явно возмутившись заявлению Оксаны
— Сейчас в рентген кабинет, потом в операционную, а потом я думаю вас разметить в стерильном боксе, попасть туда полиции можно будет, только зная наверняка, что вы где-то в больнице — подошла к двери Оксана, касаясь её пластиковой ручки
— Я ценю тем что ты пытаешься нас выгородить рискуя при этом своей жизнью
— И представь себе — улыбнулась опять коварной подлой улыбкой — Все это при том, что ты душил меня вчера вечером, а потом еще….
— Так все хватит! — прервав он Оксану, смутившись тем, что она договорить о том, как закончилась эта ночь для неё, молча выкатил каталку в открытую перед ним дверь
— Сейчас идем спокойно, спрячь свою лысину — тихо говорила Оксана, направляясь рядом с парнем, что катил каталку по коридору, заполненному пациентами, медсестрам, врачи — Что бы не случилось, держи язык за зубами, говорить буду я, тебе ясно?! — прошипела она словно змея, беспокоясь за своих товарищей
Некоторые из пациентов косо смотрели, видя на каталке здорового лысого парня накрытого одеялом, кто-то из медсестер глядя на него страшился одного тока взгляда этого мордоворота. Гордо выражая абсолютное хладнокровие, Оксана прошла мимо сотрудника службы безопасности больницы, приветливо кивнув ему, улыбаясь завораживающей красотой улыбки безупречных алых губ. Остальным было все равно кого там везут, врачи даже не смотрели на эту каталку, проходя мимо уступая дорогу, большинство из пациентов было занято своими делами, погрузившись в планшеты или сотовые телефоны, рассматривая интернет странички, смотрели видео ролики на youtube.
— У меня сейчас сердце выскочит — признался парень, ровно следуя рядом с Оксаной, катил каталку вместе со своим товарищем
— Заткнись и кати каталку — упрекнула шипением королевской кобры Оксана
— Оксана Владимировна здравствуйте — обратился Эдуард Иннокентиевич, стоя у поста медсестры
Необычайный вкусовой оттенок парфюма «Phileas от Nina Ricci», ароматная гармония которого заключалась в слиянии вкуса табака, мускуса и могучим стойким запахом кедра. Пожилой мужчина был одет в длинный белый халат, под которым отчетливо выделялась сиреневая рубашка. Выглаженные серые, цвета сгоревшего пепла брюки, были выглажены ровной стрелочкой, плавно завершались лакированными туфлями с закругленным носом. Совершенно не обращая внимания на знакомых Оксаны, он приветливо кивнул ей, упрекнув при этом нотациями медсестру на посту дежурной медсестры.
— Эдуард Иннокентиевич прошу меня извинить — выражая скрытую подлую застенчивость улыбнулась Оксана, не останавливаясь даже на разговор направилась дальше к выходу из отделения
— А это еще что за хмырь?!
— Молчи лучше! — огрызнулась Оксана
— Ну что ты шипишь как змея на меня? — удивился парень грубым манерам Оксаны
— Потому что ты оскорбляешь людей, которые тебе блядь такая, могут помочь в тот момент, когда ты сука обосрешься тут
Достаточно грязно и отвратительно выразилась Оксана, объясняя всю суть своих намерений, открывая одну створку входных дверей отделения.
— Можно ведь было просто объяснить
— О… зная теперь какой ты — улыбаясь красивым очертанием улыбки алых губ, возразила Оксана, пропуская каталку покинуть отделение — Я бы просто охуела объяснять тебе все — продолжая некультурно выражаться, говорила она, покидая следом за ними отделение, плотно закрыла тут же двери за своей спиной
— Не все же так плохо как ты думаешь
— Все пиздец как плохо — последовала Оксана следом за парнем, что катил каталку со своим другом — Ты просто не понимаешь в какой мы сейчас жопе!
— Может, прекратишь уже — возмутился обиженно парень, перестав катить каталку — Меня так моя девушка даже не оскорбляла
— Так у тебя еще сука ты такая девушка есть?!! — звонко стукая каблуками, Оксана догнала его, разозлилась, ударила его ладонью руки по крепкой спине, отбив тем самым себе руку — Ай! — взвизгнула она, ощущая жуткую нестерпимую боль в кисти руки
— А ты что думала?!
— У тебя же ВИЧ — была ошарашена такими подробностями Оксана, держась за руку шипела сквозь зубы, чувствуя жуткую боль в руке — Как же вы тогда с ней
— Да нет у него никакого ВИЧа — рассмеялся его больной товарищ, что лежал на каталке, приложив руку к грудной клетке, кашлял сухим кашлем — Это он так бережет верность своей принцессе, Ромео чертов
— Да, а ты нам как сестра — пояснил он статус для Оксаны, который она для него значила
— А сестрам ты тоже так же делаешь? — медленно держась за свою руку, пошла следом за ними Оксана, скрипела зубами от боли — Нам на лифте и не надо меня тока жалеть — упрекнула она парня за взгляд выражающий жалость в её сторону
— А я не думал
— Странно, а ты вообще, когда-либо думаешь? — спросила Оксана, встав рядом с дверями грузового лифта
— Ты такая дура Оксана — нажал он на кнопку лифта, улыбнувшись кривой наводящей жути улыбкой в сторону Оксаны
— Поговори мне тут еще — с угрюмым видом сморщив губы, Оксана затаила глубокую обиду на этого парня, облокотившись на стену в коридоре ждала, когда он откроет двери грузового лифта
— Карета подана мадам — такой же кривой улыбкой, улыбнулся лысый верзила, выражая словно насмехаясь, жест поклона в старину кланялись подданные перед королевой
— Мне вот как-то не до смеха — была поражена Оксана, наглостью его манер, гордо виляя упругими бедрами, вошла в кабину грузового лифта
«Сука блядь такая, когда я вчера так хотела настоящего секса, он притворялся что у него ВИЧ, как я могу после такого выгораживать, его от полиции», была возмущена тем, что узнала Оксана, облокотившись на стену кабины лифта, обиженно нахмурив губки, не желая помогать ему закрывать за собой двери кабины грузового лифта.

***
Покрытые темно-синей краской стены безудержного узкого коридора, в который почти не проникал солнечный свет, за неимением в нем пластиковых окон, ярко освещался лампами дневного освещения в закрепленном на потолке герметичном светильнике. Бетонный пол, гулкое эхо от шагов людей по нему разносилось по всему пространству коридора. Коридор клиники был заполнен бесчисленным количеством пациентов, ожидающих своей очереди к врач узких специальностей. Некоторые возмущались из-за весьма наглых людей, стремящихся по разным причинам попасть к своему врачу быстрее остальных, другие погрузившись в планшеты, сотовые телефоны, надев наушники окунулись в виртуальный интернет мир, терпеливо ожидая своей очереди. Атмосфера в коридоре клиники стала душным, чувствовался пот тел разных людей, запахи их парфюмов переплелись вкусовым непонятным очертанием, напоминающее нечто отвратительное. Воздух был пропитан вонью сигаретного дыма, перегаром выпитого спиртного, а так же санитарными асептическими средствами, которыми проводили уборку в этом помещении.
— Черт возьми, откуда здесь столько народу — грязно выразился парень, что катил каталку, на которой лежал его товарищ, направляясь по коридору рядом с Оксаной — Посмотри здесь даже не протолкнуться
— Самое главное лысую башку свою спрячь — прошипела Оксана, сильно волнуясь, и испытывая раздражения к нему, назойливо дернула его коготками за рукав белого халата
— Воздух…. — открывая рот словно рыба, произнес больной здоровый парень, что лежал на каталке
— Славян потерпи чуток, скора тебе, легче станет
— Легче не станет — возразила Оксана, подошла к дверям рентген кабинета, возле дверей которого собралась очередь из десяти человек — Сначала мне нужно разобраться, в чем причина — касаясь дверной ручки входной двери, говорила она, игнорируя возгласы пациентов
— Вы что не видите, что здесь очередь собралась?!
Возмутился парень лет тридцати пяти на первый взгляд, но испугавшись свирепого взгляда одного из спутников Оксаны, тут же отступил назад, давая ей открыть дверь
— Я вне очереди, пора бы вам тут уже всем запомнить — грызнулась Оксана, открывая дверь рентген кабинета
— Занято! — крикнула, специалист рентгенолог, как только Оксана открыла — Подождите, пожалуйста, за дверью
— Светочка это я! — в ответ прокричала Оксана, вошла в большой кабинет — Срочно нужен рентген грудной клетки моему пациенту — Так каталку размести тут у стола — указала она взглядом лазурным голубых глаз на стол рентген аппарата
— Оксана Владимировна собственной персоной — послышался радушный голос женщины, со стороны комнаты управления аппаратом — Что же привело вас ко мне?
— Постойте, а как же я? — возразил мужчина, обнажив торс для флюорографии, встал посреди кабинета, будто не зная, что делать
Из комнаты управления рентген аппаратом и аппаратом для флюорографии, вышла женщина лет сорока с темными волосами, в длинном белом халате, красиво облегающем сочные формы её пикантного тела. Даже когда жалюзи на окнах этого помещения были почти плотно закрыты, оставляя лишь маленький просвет, для проникающей щелки яркого света восходящего солнца, Оксана смогла разглядеть радужный взгляд её карих глаз. Черная юбка и белая блузка, были скрыты под тонкой материей белого халата, стройные ноги этой женщины обволакивали черные капроновые колготки, а завершающим феноменом служили черные туфли на среднем каблуке. Изумительное очертание скул, вполне симпатичного, по мнению Оксаны, лица вызывало к себе глубокую сексуальную симпатию. Алое выражение губ, словно манили к себе взор Оксаны, искушая прелестью изгибов, когда она начала говорить.
— Оксана Владимировна собственной персоной это да поистине большая редкость — согласилась, специалист рентгенолог — Обычно ваши лакеи делают за вас всю работу
— Ну, вот видите, дело повернулось так, что мне пришлось самой к вам прийти — говорила Оксана, делая шаг на встречу к этой женщине, поставив крест, накрест ноги остановилась в метре от неё, справа от стола рентген аппарата — Мне нужен рентген всей его грудной клетки
— Ну тогда вам сюда — указала она на аппарат для флюорографии
— Пациент не может ходить, швы разошлись, вчера снова оперировали — пояснила Оксана, мило улыбаясь алым очертанием губ
— Ладно, расположите его на столе — глубоко вздохнула эта женщина, вызывая искушение у Оксаны, формой алых губ
— Сейчас Славян я тебя переложу — подкатил он каталку со своим товарищем — А ты прыщ, свалил отсюда быстро! — грозно он обратился к пациенту, мужчине, который, не зная, что делать, стоя на месте, словно метался в паре метрах от входной двери
— Да как вы смеете! — возмутился мужчина, но испугавшись угрожающего взгляда, парня в белом халате, тут же выбежал из кабинета, держа в руке карточку, а в другой руке черный свитер
— Что же Оксана Владимировна я сделаю то, что вы просите — продолжая улыбаться красивой формы улыбки, подтвердила эта женщина — А что с ним случилось, он у вас что-то совсем неважно выглядит
— Да что ты такой тяжелый Славян — кряхтел лысый парень, перекладывая раненного товарища на стол рентген аппарата — Фу… вроде все
— А что у него с кожей — подошла, специалист рентгенолог к столу, на котором лежал больной лысый парень — Да она у него вся покрыта пятнами, что это пурпура?
— Оксан! — коснувшись плеча Оксаны, обратился парень в белом халате, скрывая ужас своей кривой улыбки — Мне тут в толчок прижало, и так столько терпел, позаботься о нем сестра!
— Хорошо — не поворачиваясь к нему, тихим шепотом ответила Оксана, заметила весьма удивленный взгляд со стороны этой женщины
Парень, к которому раненый лысый парень обращался как Колян, поспешно направился к выходу из кабинета. Происходило полное молчание, Оксана стеснялась, сгорая от стыда посмотреть на женщину, что стояла перед ней. Дверь кабинета плавно открылась, слышался гул разборок очереди пациентов за ней, после чего он быстро покинул помещение, плотно закрывая за собой дверь. Оксана, переживая от того, как сильно она породнилась с этими грубыми верзилами, на эмоциональном уровне стыдилась этой связи. Ерзая алыми губками, Оксана покусывала краешек губы, переживая от того как отреагирует эта женщина.
— Они что ваши братья? — была поражена тем, как обратился он к Оксане
— Позже всё объясню — взяв за руку женщину, у которой на белом халате была прикреплена табличка Филармонову Светлану Викторовна, врача рентгенолога — Давайте сделаем рентген
— Да вы хоть знаете, что означают его нацистские татуировки — Филармонова была шокирована тем, что увидела фашистскую символику на теле этого парня
— Прошу Светочка никому не говори об этом — предупредила Оксана, направляясь в соседнюю комнату кабинета, где происходило управление аппаратом
Темное помещение, в котором было лишь немного света и пульт управления рентген аппаратом стола и кабины для флюорографии. Неимоверная тишина, и немного мрака, в темных стенах, а так же стекло, через которое было видно помещение всего кабинета. На письменном столе было разложено несколько снимков, а так же карты пациентов, что лежали в больнице. На поверхность рабочего стола, на котором специалист рентгенолог делала опись снимков, падал тусклым свет светильника, прикрепленного к его краю.
— Послушайте, а меня не нужно тут как-то закрепить? — хриплым голосом обратился раненный парень, лежа на холодном столе, шевелил плечами могучего, словно голиаф торсом
— Лежите и не двигайтесь, я сейчас к вам подойду — критично посмотрев на Оксану, темноволосая женщина наклонилась к микрофону, что был прикреплен к пульту управления аппаратами — Вам Оксана Владимировна придется теперь многое объяснить
— Светочка — коснувшись кончиками пальцев халата этой женщины, обратилась Оксана, состроив вызывающий жалость взгляд лазурных голубых глаз — Я все тебе объясню, но только после этого дела — заверила она, придавая очаровательным скулам очертание застенчивости
Находясь с Филармонова в закрытой комнате аппарата, Оксана с трудом распознала парфюм, которым пахала эта женщина «Blanc Violette Histoires de Parfums». Притягательность таких искушающих запахов сошлась воедино в одной композиции верхних нот, таких как ирис и бергамот. Подчиняющим страсть аромата, подчинила себе гармония нот сердца впитавших в себя всю силу цветения аниса и фиалки.
— Я прикрою вас от Тихонова — открывая дверь закрытой комнаты, ответила Филармонова, скрывая за загадочной улыбкой, таинственность характера непонятных намерений — Но за это вам придется взять на себя одно дело
— Светочка я возьму любое дело, которое ты скажешь — заверила Оксана, присаживаясь на свободный стул возле стола с проявленными снимками — Тока, пожалуйста, не сейчас
— Как пожелаете, Оксана Владимировна, я помогу вам — закрывая за собой дверь этой комнаты, женщина вышла в машинный зал рентген аппарата
Облокотившись на спинку мягкого стула, Оксана положила ногу на ногу, отражая упругость собственных бедер, скрытых под белым халатом. Закрывая медленно уставшие веки глаз, Оксана на некоторое время отвлеклась, как дверь этой маленькой комнаты снова открылась. Темноволосая женщина быстро вошла в комнату, закрывая плотно тут же за собой дверь, направляясь, стукая звонко каблуками по линолеуму к пульту управления аппаратом.
— Так сейчас попробуй насколько это возможно не дышать — наклонилась Филармонова, обращаясь к парню, через микрофон на пульту — Да я знаю это сложно, ну все же постарайся не дышать
— Надеюсь, это не займет много времени
Изнуренно ответила Оксана, испытывая сухость во рту, услышала, как заработала машина рентген аппарата, делая тут же снимок и выводя его на монитор компьютера.
— Дыши — распорядилась рентгенолог, направляясь к двери — О… боже Оксана Владимировна, он задыхается — прокричала, испугавшись Филармонова, встав в открытом дверном проходе
Оксана тут же открыла глаза, испугавшись, вскочила со стула, на котором сидела, звонко стукая каблуками черных туфель по полу, выбежала в зал рентген аппарата. Приступ «острой асфиксии», возник в результате его выделения крови в виде рвоты прямо на стол рентген аппарата. Парень стал захлебываться собственной кровью, выделяя её сгустки на поверхность рентген стола.
— Нужно срочно выполнить «бронхоальвеолярный лаваж» — заявила Оксана, подбегая быстро к столу, на котором лежал задыхающейся в острой дыхательной недостаточности парень — Произошел порыв абсцесса, нужно срочно произвести аспирацию бронхиального дерева, непосредственно перед этим произвести её санацию
— Я… я… не знаю что делать — растерялась Филармонова
— М… сама справлюсь — прикусывая краешек губы, распорядилась Оксана
Дверь кабинета тихо открылась, на пороге оказался лысый парень в белом халате, с испуганным видом на лице, он тут же вошел в кабинет, закрывая за собой дверь. Не успев закрыть за собой дверь, как её тут же остановила Вероника Ларионова. Не давая закрыться двери, рукой оттолкнула её, пока парень, который только что вошел, направлялся поспешно, чтобы помочь своему товарищу, темноволосая кудряшка быстро вбежала в кабинет.
— О… боже он захлебывается собственной кровью — закрывая дверь за собой, выразила свое мнение Вероника, быстро направляясь к столу, на котором лежал больной пациент — Оксана кто они, что здесь происходит?
— Кто это еще? — возмутился вошедший в кабинет парень, грозно посмотрев на Веронику
— Моя кудрявая головная боль — недовольно, морща алые губки, пояснила Оксана — Говоря проще один из моих лакеев
— Оксана что это? — была шокирована увиденной ситуацией Вероника, медленно подошла к столу, на котором лежал, выделяя с сильным кашлем кровь из ротовой полсти лысый парень
— Быстро на каталку его — полностью игнорируя Веронику, подняв голос до крика, распорядилась Оксана — Ну же блядь, что встали, его нужно срочно везти в операционную
Сильная тахикардия, артериальное давление в сосудах этого парня начало моментально нарастать, вместе с нарастающим сухим кашлем. На деснах задыхающегося парня, второй фазы асфиксией, образовался пародонтоз, который Оксана признала за выделяемые остатки кровяных сгустков из ротовой полости. Образование нескольких некротических участков, на ткани легкого, внутри полостях, которых содержалась гнойная жидкая масса, расположенных в I с едва заметной локализацией образования гнойных капсул во II сегмент правого легкого, привели к острой фазе легочного кровотечения. Абсцесс, гнойная полость, была окружена пиогенной капсулой, а так же зоной воспалительной инфильтрацией ткани легкого, что отделяло её от непораженных тканей.
— Славян брат держись, давай — подкатил парень в белом халате каталку к столу
— И так все вместе быстро переложим его — командовала Оксана, вцепившись когтями в штанину джинсов правой ноги, встала у каталки
— Легочное кровотечение — вынесла бессмысленное предположение Вероника — Кашель с выделяемой гнойной мокротой, это может быть только абсцесс легкого, который находится в стадии порыва
— Еще есть время — возразила Оксана, когда все находящие в кабинете быстро перенесли парня, что лежал на столе рентген аппарата на рядом, плотно стоящую к нему каталку — Вот смотри, видишь вязкий секрет, понемногу выходит из трахеи, значит, время еще есть
— Нужно срочно производить аспирацию выделяемого секрета — испугавшись, выразила Вероника звонким писклявым голосом, собственное мнение
— Сколько у нас времени? — переживая за жизнь друга, спросил лысый парень в белом халате
— Не так много — ответила Оксана, ерзая нервно губами, — Я бы поторопилась, так пошли быстро
— Держись Славян, только держись, прошу тебя — умоляя своего больного товарища, он тронул с места каталку, медленно покатив её к входной двери, у которой уже стояла Оксана — Оксана помоги ему, ты ведь можешь
— Времени на разговоры нет — упрекнула Оксана, сильно волнуясь, вцепившись в ручку входной двери — Нужно срочно вызвать лифт, Вероника обеспечь нам лифт живее — нажала на пластиковую ручку, открыла входную дверь
— Вызову уборщицу, пускай уберет тут все
Говорила женщина рентгенолог, когда Оксана вышла из кабинета, держа дверь открытой, ждала когда парень выкатит каталку со своим другом в коридор.
— Технический перерыв, произошел несчастный случай — заявила Филармонова, оказавшись в коридоре поликлинике — Через час, продолжим прием
— Ох… господи! — душевно хватаясь за грудь с левой стороны, вздохнула женщина увидев задыхающегося парня асфиксией на каталке
— Боже мой, что с ним?! — вскрикнула, прижимая к губам ладони рук, раскрыв полностью карие глаза, выражала своим очертанием милого лица, потрясение глубокого испуга
— Ой-ой совсем хлопчику плохо стало — заохала покачав головой бабулька, продолжая сидеть на скамейки рядом с открывшейся входной дверью
— Все под контролем
Заявила Оксана, повысив голос, встав справа, от раскрытой двери рентген кабинета обращая внимание собравшийся в коридоре пациентов на себя.
— Никакой паники, расходитесь здесь не на что смотреть
Продолжила Оксана успокаивать растрогавшихся пациентов, видя страшную картину, как лысый мордоворот, выделял кровь, диким раздирающим душу кашлем из ротовой полости.
— Держись Славян держись — катив, каталку по коридору клиники, ускоренным шагом, говорил лысый парень, пытаясь поддержать своего умирающего друга
— Вероника лифт быстро — ускорив шаг, отдала распоряжение Оксана, направляясь с лысым здоровым парнем, что катил каталку, вместе по коридору
— Оксана может, ты расскажешь мне, в чем все-таки все дело?
— А что разве Валентина тебе не рассказала? — подошла Оксана первой к двустворчатой двери
— Эта дура побежала подменять расписание операционной — ответила Вероника, открывая другую створку двери — Но она сказала, где тебя искать и что тебе может срочно понадобиться моя помощь — говорила она, когда парень закатил каталку в отделение бокса
— Сейчас мне нужен лифт— распорядилась Оксана, не став слушать пустые эмоции Вероники
— Расскажи мне о своих новых знакомых — требовательно заявила кудрявая девушка, оставаясь позади парня с каталкой — Если хочешь чтоб я тебе помогла
— Делай, что тебе говорят! — прошипела с ненавистью Оксана под ухо любопытной девушке
— Ты всегда любишь приказывать — недовольно бурчала Вероника, участив шаг, быстро завиляла бедрами, прорисовывая через темно-синие джинсы, особый эластичность ягодиц — Стойте, лифт занят, особо важный случай! — прокричала она двум санитарам, что открывали двери перед другой каталкой с лежащей на ней женщиной
— Что такое что случилось?! — увидев парня в крови на каталке, ужаснулся медбрат, отходя на шаг назад от открытых дверей лифта
— Легочное кровотечение — пояснила Вероника
— Нам нужна срочно операционная — заявила Оксана, встав у другой раскрытой двери грузового лифта, коснулась её грани кончиками пальцев — Ребят помогите мне, а ты останься здесь — обратилась она к двум санитарам, что стояли у каталки с женщиной
— Леха ты останься с женщиной я помогу Оксане Владимировне — обратился один из санитаров к своему товарищу, направился к каталке, на которой лежал лысый парень
— Оксана Владимировна у нас женщина под наркозом, готовили к операции
— Сделаете в другой раз — заявила с гордостью в голосе Оксана, посчитав этот случай не столь важным
— Ого, вот это никогда не думал — удивленно посмотрел один из санитаров на татуировки нацисткой символики на теле лысого парня, что лежал на каталке
— На что ты смотришь? — возмущенно с угрозой в голосе, спросил лысый мордоворот, в белом длинном халате, насторожив до ужаса парня медбрата
— А… да так не что — растерявшись, ответил он
— Ты останешься здесь — подошла к лысому мордовороту, Оксана, ткнув в его мощный торс, через халат, кончиком указательного пальца
— Это еще, почему я останься здесь?! — возмутился парень, продолжая держаться за ручки каталки, своего товарища
— Ты же ведь не думал, что я тебя пущу в операционную — мило улыбаясь, заявила Оксана, указывая парням санитарам закатить каталку в кабину лифта
— М… ты права — испугавшись такой ответственности, он уступил каталку со своим товарищам двум парням в стерильной медицинской синей одежде
— А ты найди срочно Валентину, мне нужны два опытных ассистента — распорядилась Оксана, говорила это Веронике, проследовав за санитарами в кабину лифта — Десять минут тебе
Парень санитар, в стерильной маске на лице, находящийся в кабинет лифта закрыл быстро её двери, пока другой медбрат остался стоять с каталкой, на которой лежала женщина. Кабина лифта, издавая механический гул работающего двигателя, плавно начала двигаться вверх.



Сверкая стеклами в надетых на глазах очках, Оксана отражала их яркий блеск в зеркале, над умывальником под струей теплой воды, она мыла руки, находясь в помещении предоперационной. Все сверкало чистотой, изумительного блеска, белоснежный кафель, стены и пол которого им были выложены, был наполирован, так что отражал поток падающего на него света с закрытых герметичных светильников светодиодных ламп. Тщательно промыв руки, Оксана закрыла блестящие вентили смесителя, перекрыв поток, журчащий воды, взяла из упаковки чистые стерильные резиновые перчатки, надела их на руки, любуясь отражением блеска в зеркале от стекол надетых очков. Темноволосая кудряшка, расположилась справа от Оксаны, вынуждая её любопытной прелестью взгляда, через стекла очков, ответить на её вопросы. Хирургическое, стерильное белье, не выражало никакой пикантной красоты её тело, скрывая всю её стройную форму под ним, словно надетый мешок.
— Может, все-таки расскажешь мне, кто это? — спросила Вероника
— Ты все узнаешь — холодно ответила Оксана, скрывая под стерильной маской, довольство улыбки алых безупречных губ — И да конечно, мне нужна будет помощь вашего ёбаря
— Ну, уж нет!
— Конечно да — ухмыльнулась Оксана, направляясь к закрытым плотно дверям операционной
— Да с чего ты решила, что он будет тебе помогать? — возмутившись, вбежала она за Оксаной в операционную
— О… поверь — хитрой ухмылкой, скрытой под стерильной марлевой повязкой, заверила Оксана, обернувшись, встала в проходе в пол оборота, положила руки на бедро стерильных хирургических штанов — Ваш кавалер мне с радостью поможет
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, промывая смоченным тампоном в спиртовом растворе тело пациента — Можно начинать аспирацию
— Вероника обработай бронхоскоп раствором хлорида натрия — распорядилась Оксана, направляясь к столу на котором лежал задыхающейся отдышкой пациент
— Извините, вам просили передать — послышался голос парня, когда за спиной у Оксаны, открылась дверь операционной
Санитар, чье лицо Оксана не могла видеть, благодаря, скрытой под ним стерильной марлевой маской, а на голове был плотный высокий белый медицинский колпак.
— Врач рентгенолог Филармонова вам просила передать из рентген кабинета — протянул он снимок, сделанный полчаса назад
— Я возьму — заверила Вероника, направляясь к отрытой входной двери — И пожалуйста, больше не заходите сами и никого не впускайте в операционную, чтобы у пациента не начался сепсис
— Так слушай меня — обратилась Оксана к пациенту, что лежал голый на операционном столе, накрытый термобельем — Сама процедура будет проходить под местной анестезией, ты будешь спать и поэтому ничего не будешь чувствовать
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — пробурчал он хриплым голосом сплевывая выделяемые из трахеи сгустки крови
— Порыв абсцесса мы устраним, произведем аспирацию бронхиального дерева — взяв в руки маску с анестезией, Оксана медленно поднесла её к лицу парня, что лежал на операционном столе, накрытым операционным бельем — Тебе будет легче дышать
— Эй спасибо — дотронулся он рукой до кисти руки Оксаны, немного остановив её, не давая прислонить маску к своему лицу — Я не знаю, зачем ты это делаешь, но я очень благодарен тебе
— Раздражение на твоей коже, похоже на пурпуру — опровергла его благодарность Оксана, понимая разумом, что абсцесс легкого не вызывает такой феномен
— О чем ты говоришь? — спросил он, внезапно потеряв сознание, голова его рухнула на поверхность операционного стола
— О том, что абсцесс не вызывает раздражения на коже — понимая, что анестезия больше нужна, Оксана передела маску в руки Вероники — Следы пурпуры на его коже, это не абсцесс, похоже на бактериальную инфекцию
— Сепсис — предположила Вероника, убирая маску с анестезией обратно в аппарат для ингаляционной анестезии «МК-1-2», расположенный справа от операционного стола
— Я обработала ножевое ранение перекисью водорода, ввела ампициллин — рассуждала Оксана, погружаясь в глубину головоломки — Антибиотик широкого спектра, решил бы проблему с бактериальной инфекцией
— Возможно мы имеем дело с чем-то большем, чем просто инфекция? — предположила Вероника
— Возможно — согласилась с утверждением Оксана — Но сейчас не то время, чтобы проводить дифференциальный диагноз
— Фиброскоп готов к работе, а так же хорошо обработала трубку для аспирации
— Хорошо Валюш — похвалила Оксана, взяв в руки фиброскоп «PentaxFB15V»
— Нам повезло
Говорила радостным голосом Вероника, держа снимок в руках, подошла белому стенду, на котором хирург размещает снимки рентген исследований, напротив операционного стола
— Зона образования абсцесса в I сегменте правого легкого, с едва заметной локализацией во II
— Подготовь роторасширитель и обработай ротовую полость аэрозолем — распорядилась Оксана, держа обеими руками фиброскоп — Валентина подготовь раствор для аспирации
— Уже занимаюсь этим Оксана Владимировна
Доложила Валентина, подготавливая раствор для интубации фурацилин, а так же 1% раствор диоксидина и 2 миллитра 10% раствора ацетилцистеина.
Закрепив роторасширитель, Валентина произвела санацию ротовой полости от кровеносных сгустков и гнойной массы в связи порыва абсцесса, пользуясь «аспираторомLCSU». Дальнейшая аспирация трахеи являлась невозможной, после чего Валентина извлекла, трубку аспиратора из ротовой полости пациента. Кончик эндоскопа Оксана ввела в ротовую полость парня, лежащего на операционном столе, медленно начала вводить его в трахею. Наблюдая за продвижением 2 мм трубки, в монитор, закрепленный над столом, Оксана проводила эндотрахеальную трубку до тех пор, пока её манжета не скрылась за голосовыми связками.

Оксана продвигала трубку катетера достаточно ловко, наблюдая за её продвижением в монитор, вся процедура составляла не более 30 секунд, затем её кончик бронхоскопа проник в правое легкое. После чего начала вводить катетер для аспирации, тоненький его кончик проник в систему бронхиального дерева. Подсоединив катетер к электроотсосу, через специальный канал бронхоскопа, и проверив надежную его фиксацию, Оксана убедилась, что дыхание пациенту ничем не затрудняется.
— Раствор для аспирации уже готов? — спросила Оксана
— Да Оксана Владимировна уже все готово — подсоединяя к бронхоскопу подготовленный аэрозоль для ингаляции
— Начинаем санацию бронхиального дерева — распорядилась Оксана
Через бронхоскоп, подсоединенный к катетеру, что был введен в бронхиальное дерево, правого легкое, Оксана начала вводить подготовленный раствор. Вязкие субстанции секрета мокроты, скопившегося гноя стали обильно покидать бронхи парня. Валентина пользуясь электроотсосвом, производила аспирацию выделяемого секрета из бронхов. Продолжительное время, Оксана вливала раствор, через катетер, подсоединенный к бронхоскопу, пока не убедившись, что воды, выходящие обратно не стали совершенно чистыми.
— Промывные воды стали абсолютно чистыми — доложила Валентина — Бронхи этого мордоворота очищены
— Хм… мне нужен полный его анамнез, где он был, с кем, что ел, какой образ жизни вел — держа в руках бронхоскоп, говорила Оксана
— Полагаю, этим вы лучше займетесь сами — выразила несогласие Валентина
— Извлекайте бронхоскоп, доставьте пациента обратно в палату — распорядилась Оксана, направляясь к выходу из операционной — Здесь все приберите, никто не должен знать о том, что здесь происходило
— А ты куда? — возмутилась Вероника — Бросаешь нас посреди операции
— Полагаю бронхоскоп извлечь — возразила Оксана, касаясь кончиками пальцев дверной руки двустворчатой двери операционной — А так же навести здесь порядок, доставив пациента в палату, вы можете сами — потянув на себя, открыла дверь
— Но мы ведь не знаем где его разместить
— Придумайте что-нибудь — коварно улыбаясь, за скрытой стерильной марлевой маской на лице, Оксана пожала плечами, покидая операционную — Да и с целью предотвращения подобного случая проведите ему, пока меня не будет, дезинтоксикационную терапию
Медленно дверь за спиной Оксаны, плотно закрылась, погружая атмосферу в которую она попала во мрак безудержной тишины. Чувство усталости и непреодолимой слабости, прокатилось по телу Оксаны, когда она направлялась по помещению предоперационной. Медленно продвигаясь к дверям, что вели в коридор, Оксана чувствовала, как её одолевает ощущение непреодолимого голода и сухость во рту, вызывала сильную жажду. Блеск кафельных стен, начищенных до блеска санузлов, все это включая даже тишину, вызывало у Оксаны раздражение, а вместе с этим неконтролируемое чувство сексуального желания.
— Оксана как он? — нервно метался из стороны в сторону, лысый парень в белом халате, за дверями помещения операционной в коридоре, заметив Оксану, сразу же направился к ней
«Ёбаный ты блядь долбаеб!», выражая грязные отвратительные мысли, Оксана была сильно раздражена его нетерпеливостью, что готова была излить на него все эмоции прямо в коридоре.
— Жить будет — холодно ответила Оксана, снимая с лица марлевую повязку — А теперь извини, но мне нужно в душ
— Тебя проводить?
— Куда в душ? — удивилась Оксана его просьбы, прошла мимо него, остановилась в метре за ним, повернувшись в пол оборота — Я, по-моему, могу сама дойти
— Нет! — возразил он, направился следом за Оксаной — Ты меня не оставишь больше тут одного
— Я ведь не твоя собственность — зашипела на него Оксана, когда он схватил её за руку и развернул к себе — Я имею право сходить в душ, пообедать, выпить чаю и лечь отдохнуть
— Со Славяном все будет нормально? — казалось, он не понимал слов Оксаны и её желаний, когда задал такой вопрос
«Блядь какой же ты идиот!», подумала Оксана, стонала изнывающими стонами пыталась выхватить у него из хватки свою руку, что он держал, согнув в локоть перед собой.
— Да не знаю я, что с ним будет — повысив голос на него, крикнула Оксана, так что её голос распространился гулким эхом по всему коридору — Не могу понять, что его теперь убивает и как у него так скора, возник такой абсцесс, который должен был развиться не раньше чем через 10 дней
— О чем ты говоришь?
— Отпусти меня — прошипела Оксана, выхватив сразу же свою руку, как только его хватка ослабла, направилась ускоренным шагом от него по коридору
— Стой, погоди! — догнал он тут же её схватив за руку, снова развернув к себе — Что тебе для этого нужно, только скажи я все обеспечу
— Мне нужно попасть в ваше общество — заявила Оксана, понимая, что он просто так её не оставит в покое — Я должна пообщаться с людьми с которыми он общался, почитать его медицинскую карту и вот еще что у него есть ведь девушка?
— Если тебе это поможет — хитрой недоверчивой ухмылкой улыбнулся он
— Что тебе не нравится?
— С чего ты решила, что мне, что-то не нравиться?
— Рожу корчишь потому что — огрызнулась Оксана
— До чего же ты наивная дура — рассмеялся он — Ладно поедешь со мной, у нас тут девятка через пару улиц стоит
— Что нет! — возразила Оксана, выражая недовольство очертанием очаровательных скул — В твоё корыто я не сяду
— У тебя есть другой вариант?! — с угрожающей интонацией голоса спросил он, посмотрев Оксане в глаза, находясь одни в тихом коридоре, вдалеке которого слышалась разговорная речь медсестер
— Поедим на моей машине — мило улыбнулась Оксана, прикусывая от испуга краешек губы — Но сначала мне нужно в душ и плотно перекусить
— Ладно, хорошо — согласился он пойти на уступки — Я подожду тебя в фойе
— Что вот так вот?! — удивилась Оксана, продолжая стоять рядом с ним
— А что?!
— Тебя же вся полиция в округе ищет, в больницу может заявиться, наряд полиции и что тогда?
— Я что-нибудь придумаю — заверил он — Даю тебе час на всё про всё
— Час?! — возмутилась Оксана, посмотрев на него разъяренным взглядом безупречно красивых лазурных голубых глаз
— Да час! — повторил он, оставаясь стоять возле дверей операционной — И уж постарайся поторопиться дорогуша
— Я не твоя собственность чтобы мной распоряжаться — заявила Оксана, от обиды поджала губу
— Считай, что ты уже ей стала — подошел он к Оксане, пугая настойчивостью убедительного взгляда — Теперь из-за Славика я за тебя в ответе, за все, чтобы с тобой не случилось, ты меня поняла?
— Да! — дрожащим голосом тихим шепотом, ответила Оксана, повернувшись к нему спиной, направилась медленно по коридору
«Безбожная тупая сука!», выражая грязные мысли, подумала про него Оксана, направляясь по пустому больничному коридору, ощущала жуткую слабость в ногах.

***
Бурлящий поток теплой воды, миллионами чудесных нежных теплотой капель, покрывал обнаженное тело Оксаны, в пластиковой душевой кабинке. Пенистые десятки сгустков сладкой пены, экстракт, которого завораживал сознание ароматом дикой розы, скользили по сочным прелестям тела Оксаны, безудержно стремясь вниз, приклоняясь законам её сочного рельефа. Шикарно виляя упругой красотой бедер, Оксана запрокину голову назад, придала все тело, потоку омываемой воды, смывая сгустки сладкой пены геля с бархатистой кожи. Атмосфера скопившегося интенсивного пара скопилась в кабинке, в которой мылась Оксана, переступая с ноги на ногу, виляла роскошными бедрами, придавая телу разящей страсть стихии мелких капель воды падающих с душа. Воздух помимо влажного скопившегося пара, был пропитан неудержимой силой запаха дикой розы, гель которого изобилием густой пены сотнями капель сгустков стекал по телу Оксаны. Стукая каблуками черных туфель по белому мокрому кафелю, Оксана придавала грудь обильной вязкости душистого геля, нежно обволакивая её объемную форму.
Закрывая блестящие хромированные вентили, смесителя душа, Оксана прервала стихию дикой страсти воды. Положив пышную белую мочалку на полку с флаконом геля, Оксана, кончиками пальцев, стянула с двери кабинки белое махровое полотенце. Нежность стягивающих оков, медленно окутало тело Оксаны, сковав сочную прелесть груди лаской приятной на ощупь прикосновения материей. Взяв в одну руку флакон с гелем, а на другую кисть руки, повесив мочалку, повернулась к двери пластиковой кабинки, покрытой тысячами мелких капель воды. Толкнув кончиками пальцев дверцу кабинки, Оксана, сгибая ногу в колено, выражая самой для себя эластичный изгиб ноги, перешагнула через высокий порог её открытой двери, звонко стукнув при этом каблуков мокрых туфель по белому кафельному полу, залитого водой.
— М…. сейчас бы чашечку кофе — издавая сладкий насыщенный сексуальной похотью стон, промурлыкала Оксана, направляясь по белому кафелю к входной двери душевых помещений
Коснувшись кончиками пальцев пластиковой ручки входной двери, Оксана легонько нажала на неё, после чего дверь подалась вовнутрь. Проведя другой рукой, коготком указательного пальца, искушая себя сексуальным желанием, Оксана выключила свет, погрузив душевое помещение во мрак темноты. Перешагивая через высокий порог, Оксана вошла в бытовые помещение, комнаты отдыха медицинского персонала, с открытого пластикового окна, доносилась прохлада наступившего заката, за стеклом которого на голубом небе образовалась красная лазурь. Занавеска на окне слегка колебалась в такт, врывающейся летней прохлады, насыщая воздух в этом помещения цветущим, ароматом зелени. Влажные мокрые кончики золотистых волос, холодили касанием тело Оксаны, покрывая ровным слоем, как струя водопада её хрупкие плечи. Мелкие капли воды, холодным касание скатывались сотенным количеством по телу Оксану, огибая её сочные сексуальные прелести, скатывались по бедрам, икроножным мышцам, стремительно падая вниз.
— Не знаю Машка — говорила рыжеволосая девушка, расположившись на пластиковом окне, за занавеской, поэтому её Оксана не сразу заметила — Не верю я больше этим парням, они говорят одно, а делают другое
— Полностью с тобой согласна — держа в руках белую керамическую кружку, подтвердила слова подруги белокурая молодая медсестра, что сидела на диване
— Особенно наш вчерашний вечер….
— Оксана Владимировна! — вскочила быстро от испуга белокурая девушка, разливая на себя часть чая с кружки, что держала в руках
— Да сидите вы — уставим голосом, возразила Оксана, прошла по комнате, стукая звонко каблуками черных туфель по линолеуму — И так без вас работы хватает — случайно оговорилась она
— Да уж — кривой улыбкой улыбнулась белокурая девица, что сидела на диване — У кого как не у вас полно работы
— А ты что хочешь предложить мне свою замену?!
Прошипела Оксана, остановившись у своего открытого шкафчика, положив руку на пропитанное влагой полотенце, столь возмущенно взглядом голубых лазурных глаз, посмотрела на девушку.
— В любом из случаев у тебя мозгов пока еще маловато — поставила на полку с косметикой флакон с гелем и легкостью взмаха руки Оксана скинула с руки мочалку на ту же полку
— Конечно куда же мне — буркнула она себе под нос, отпивая глоток чая с кружки, что держала в обеих руках — Вы же ведь врач, гордость нашей больницы
— Да двадцать пациентов за год это ведь серьезно — насмехаясь, говорила девушка, с изумительным оттенком каштановых волос — Наверно не один врач столько много не осилит
«Малолетняя наглая дрянь!», прошипела тихо себе под нос Оксана, желая раздавить её морально, за такое непростительное оскорбление.
— Я беру исключительно — выражая всю прелесть пикантных бедер, эротических изгиб которых выглядывал из-под мокрого полотенца, заявила Оксана, наклонившись, копаясь на полках с одеждой в своем шкафчик — Те случаи, что другие врачи в силу своей некомпетентности не могут решить — гордо пояснила она, ощущая мелкую капельку влаги, чудесно огибающую её ягодицу
— Поэтому к вам так трудно попасть на прием? — понимая, что спор с Оксаной ей не потянуть, решила сбавить наступательные словесные обороты
— Исключительно может и поэтому — согласилась Оксана, выпрямив спину, кончиками коготков вцепилась в завернутое полотенце — А может, потому что я ищу что-то очень уж интересное
Развернула Оксана без стеснения белое махровое полотенце, пропитанное влагой воды, держа несколько секунд его кончиками пальцев обеих рук, отпустила его на пол, забавно при этом улыбаясь, алым очертанием безупречных губ. Тысячи мелких капель воды, стекали по обнаженному телу Оксаны, плавно повинуясь сексуальному сочному рельефу, устремляясь, падая вниз. Играя упругой красотой бедер, Оксана, нагнувшись, копалась в шкафчике на полке с нижней одеждой, сохраняя прелесть распущенной улыбки. Золотистые мокрое волосы, удивительно прямые и ровные, казались из-за влаги пропитавшей их, холодились бархатистую прекрасную кожу Оксану, цвета спелого персика.
— О… боже Оксана Владимировна! — смутилась девушка, что сидела на диване, ярко отразив застенчивость румянцев белоснежных, как мука щечках
— А по-моему с телом Оксаны Владимировны можно достичь много
Похвалила рыжеволосая девушка, посмотрев на Оксану с восхищением, положив ногу на ногу, оставаясь при этом сидеть на подоконнике пластикового окна.
— Ты, правда, так считаешь? — прикусывая развратной похотью улыбки, краешек губы, обрадовалась комплименту Оксана, держа на кончиках пальцев красный кружевной бюстгальтер
— Наверно сегодня у вас ожидается жаркая ночь? — изображая страсть в изгибах очертания губ, говорила рыжая девица, хищным восхищенным взглядом посмотрев на Оксану
— Ночь, может быть и ожидается — смутилась Оксана, такого взгляда на себе, изобразила легкий румянец на очаровательных щечках — Только вот я не уверена, что она будет жаркой
— А что такое?! — любопытно сразу спросила белокурая девушка Мария, нагнувшись, поставила кружку с чаем на поверхность стола, рядом с которым стояла, возле дивана — Или такую женщину как вы уже никто не желает, тем более в вашем то обществе?
— Наверно не в то положения ставят
Изнуренно вздохнула Оксана, стянув с полки красные кружевные трусики, звонко стукая каблуками черных туфель, направилась к дивану, на котором сидела белокурая медсестра.
С белой кружки, что стояла на столике рядом диваном, сохранила прелесть отпечатка розовых губ, оставленный след которых притягивал к себе сексуальное желание. Пахло удивительным вкусом каркаде, изумительный аромат которого завораживал сознание Оксаны, прелестью насыщенного запаха наполовину допитого чая в кружке. В стеклянной пепельнице, рядом с кружкой медленно тлела сигарета, излучая прекрасный запах душистых роз, сохраняя на тонком фильтре розовый отпечаток следа губ накрашенных розовой помадой. На подлокотнике дивана была аккуратно сложена хирургическая одежда Оксаны, в которой она была в операционной, а возле дивана стояли её медицинская обувь, в форме белых удобных кроссовок. Атмосфера света была наполовину притемненной, из четырех герметично закрытых светильников дневных ламп, горело всего пара, в половину накала. За стеклом большого пластикового окна уже надвигались сумерки, подкрадывающейся ночи, по стенам в помещении, покрытых бежевой красой танцевали страсть тенистые оттенки теней огромного тополя, красиво распустившегося на улице.
— Оксана Владимировна, вы бесподобно виляя бедрами — похвалила рыжеволосая девушка, встав за спиной у Оксаны, когда она надевала трусики, виляя роскошной красотой бедер
— Тебе нравиться мое тело?! — шепотом произнесла Оксана, чуть повернув возбужденный ноющий по сексу взгляд назад, на девушку, что стояла позади неё
— Вы поистине красивая женщина! — продолжая восхищаться телом Оксаны, произнесла рыжеволосая медсестра, прикусывая краешек губы от сильного возбуждения за её спиной
— Ты мне льстишь — ухмыльнулась Оксана, такому комплименту, закрепив нежную резинку красных трусиков на талии — Но ты знаешь, мне это нравится — специально она стояла перед зеркалом, чтобы видеть в отражение выражение лица рыжеволосой молодой девицы
— Могу я для вас что-нибудь сделать? — застенчиво спросила она, обращаясь к Оксане, убирая при этом руки в карманы белого надетого на ней халатика
— Лера! — возмутилась белокурая девушка, что отошла к пластиковому окну — Тебе что внезапно стали женщины нравится, ты что дура
— Но Оксана Владимировна так прекрасна — не согласилась с утверждением подруги, была околдована красотой тела Оксаны молодая рыжеволосая бестия
— Она женщина!
— И что?!
— И что женщины не имеют права разве развлечься сами — ухмыльнулась Оксана, красотой распущенной улыбки, оставаясь стоять, наступив каблуком одной ноги на поверхность кофейного столика — По-моему, вразумительно нам иногда позволить такой вариант
— Оксана Владимировна — нервно мешкая, говорила рыжеволосая медсестра, держа руки в карманах — Вы позволите поправить вашу резинку на нижнем белье, она как-то криво сидит
«М… кажется, эта рыжая сучка уже не может с собой совладать, ну и что, что ей на вид всего лишь восемнадцать лет, на десятку меньше чем мне, ну ведь это не проблема, лишать меня хоть какого-то повода для радости», размышляла Оксана, прикусывая от нахлынувшего возбуждения краешек губы.
— Хм… ну раз ты так считаешь
Продолжая сохранять прелесть улыбки распущенных алых губ, согласилась Оксана, нагнувшись, опираясь ногой на столик, выставила красоту упругих ягодиц.
— То попробуй — издавая изнывающий стон, глубоко вздохнула Оксана, набирая воздух ртом — Их поправить — говорила она с сильным возбуждением, медленно закрывая возбужденный взгляд голубых лазурных глаз
— У вас такое красивое тело — говорила девушка с каштановым цветом волос, вытащив из кармана красную длинную ленту
— Если хочешь, можешь притронуться — улыбнулась Оксана распутной улыбкой, что поразила своей красотой молодую девушку
— Вы ведь не будите против, если я вам свяжу руки — предложила рыжеволосая девицы, оставаясь стоять у Оксаны за спиной, интригующе теребить на кончиках пальцев красную ленточку
— По-моему — предположила Оксана, возбудившись от такого еще сильнее, сама завела себе руки за спину, позволяя молодой распутнице их связать — Речь шла о резинки трусиков, что она как-то, по-твоему, криво сидит
— Ну, вы же ведь сами хотите этого — говорила шепотом, связывая руки на уровне запястья, за спиной у Оксаны, прошептала рыжеволосая девушка, завершая узел красивым бантиком
— Оксана Владимировна дорогая вы наша — держа в руках флакон хлороформа, заговорила блондинка, с надетой стерильной марлевой повязкой на лице, после недолго паузы, подошла и встала прямо перед лицом Оксаны — Как вы нам дорого обходитесь
— Тише-тише, без лишних движений! — одной рукой рыжеволосая девушка схватила за волосы Оксану, а другой рукой тут же вытащила из другого кармана скальпель, блестящие лезвие которого прислонила к её горлу — На колени Оксана Владимировна
Страх и неконтролируемый испуг возник у Оксаны, зрачки голубых лазурных глаз моментально увеличились, предвкушая страх смерти. Сердце бешено застучало, гоняя со стремительной скоростью адреналин в жилах, сознание переполняло себя паникой боязни за свою жизнь. Дыхание стало учащенным, ощущая холодное лезвие скальпеля у себя на горле, Оксана решила повиноваться воле этих девиц, сесть перед ними на колени. Девушка с каштановым цветом волосы, крепко держала Оксану за золотистый пучок волосы, делая, так чтоб её голова была запрокинута, а испуганный взгляд смотрел только на приближающуюся, медленно белокурую молодую девушку.
— Эх… — выражая насмешливое сочувствие, вздохнула блондина, встав перед Оксаной, наклонившись перед её лицом, нахмурила губки — Всё наверно веселье только начинается, а нам пора бай-бай
— Чего вы хотите от меня? — дрожащим голосом спросила Оксана, продолжая смотреть, против воли своей, в серые пустые глаза стоящей перед ней блондинки
— Трусики может ей тоже снять? — предложила рыжая девушка — Пускай полиция считает, что смерть наступила в результате насилия
— А насиловать ты её сама будешь? — спросила блондинка, пропитав белый платок, что держала в другой руке флаконом хлороформа
— Засунем ей туда ножку от стула — предложила рыжеволосая девица, чем вызвала необъяснимый шок у Оксаны — А вторую в рот засунем — рассмеялась она звонким наводящим ужас смехом
— Не волнуйся — коснулась кончиками пальцев подбородка Оксаны, белокурая девушка, вынудила Оксану посмотреть на себя — Мы шутим, по правде говоря, нам вообще запретили причинять тебе хоть какой-либо вред
— Тогда зачем этот весь маскарад?! — взбесилась Оксана, продолжая сидеть на полу перед девушками на коленях — Отпустите меня немедленно!
— Не все так просто Оксана Владимировна — возразила белокурая девушка, держала платок пропитанный хлороформом возле носа Оксаны — Вы же ведь не думали, что нам правда нравятся женщины?
— Хотя может быть, я бы с ней поиграла
Согласилась рыжеволосая девушка, продолжая удерживать Оксану за волосы, другой рукой держа скальпель, кончиком острия лезвия, легонько касалась её сонной артерии.
— Лера?! — возмутилась белокурая девушка — Ты что, в самом деле, можешь это с женщиной?
— Признаю — вздохнула она изнуренно — Я давно испытываю скрытую симпатию к Оксане Владимировне
— Ну, ты и извращенка Лерка!
Продолжая столь же отвратительно улыбаться, рассмеялась таким же пугающим смехом блондинка, взявшись за подбородок Оксаны рукой, вынудила её открыть рот. Продолжая смотреть насмехающимся взглядом, молодая медсестра блондинка, настойчиво запихала платок пропитанный хлороформом, в открытый рот Оксане, когда она с испугом, переживая дикий ужас, так на неё смотрела. Рыжеволосая девушка, что держала Оксану одной рукой за волосы, а другой рукой прислонила лезвие холодного скальпеля к её горлу, тут же её отпустила. Резкий пахучий запах этого вещества тут же выбил сознание, здравого рассудка у Оксаны. Лишившись последнего остатка сил, Оксана рухнула на пол, оставаясь, какое-то время смотреть на двух покидающих комнату молодых медсестер, медленно закрывая за собой дверь. Комната отдыха медицинского персонала, словно погрузилась во мрак, Оксана, продолжая бессознательно смотреть в закрытую дверь, после чего прошло несколько секунд, как она уснула с кляпом пропитанным хлороформом во рту, погрузившись во мрак окутавшей комнату ночи.

***
Яркие утренние лучи восходящего солнца, проникая неистовой силой через стекла пластикового окна, вынудили Оксану проснуться. Мучительная сухость во рту, высасывала все до капли слюны, голова кружилась, как после дикого похмелья, что Оксана даже боялась открыть глаза. Нежная, на ощупь шелковая постель, легкостью касания приятного прогретого материал которой обволакивала тело Оксаны. Просторная кровать, в которой находилась Оксана, была достаточно больших размеров, позволяя ей ластиться с закрытыми глазами в лучах утреннего солнца.
Медленно открывая уставшие веки глаз, Оксана первым делом заметила бежевые обои с нарисованными на них силуэтами фиалок, голубые длинные шторы и белоснежная занавеска украшали интерьер пластикового окна. Справа от кровати находилась небольшая тумбочка с ночным светильником белым, как снег торшером, над головой на стене висела картина с чудесным лесным пейзажем в виде соснового бора. Потолок украшала огромная хрустальная люстра, большая её тень падала на постель, в которой лежала Оксана. Атмосфера была пропитана ароматом лаванды, сам воздух по себе был чистым, достаточно теплым и в тоже время поразительно свежим. Белоснежная постель, мягкие бамбуковые подушки, в которых Оксана утопала головой и теплая шелковая простынь скрывала сочную красоту обнаженного её тела. Кровать была сделана из прочного дуба, удивительно сохранившей свой стойкий природный аромат, природной чистоты этого дерева. На бежевом кресле лежала подготовленная для Оксаны одежда, включая даже нижнее белье, состоящее из черных кружевных трусиков и бюстгальтера, расположились на его подлокотнике.
— Все ждала, когда же ты проснешься — послышался женский, незнакомый голос из дальнего конца комнаты, в углу которой находилось бежевое кресло с высокой спинкой
Повернув голову влево, оставаясь лежать в постели, Оксана, заметила в кресле молодую шатенку, на вид лет двадцати пяти не больше. Милое выражение лица, чудесные скулы, вызывающие сексуальную притягательность, прекрасный очертанием формы нос, манящие выражение розовые губы, в этой девушке, словно все манило к себе. Карие глаза, отблеск которых, Оксана с трудом разглядела в этой незнакомке, а так же её взгляд, словно подобающей царице древнего Египта. Прекрасный фиолетовый халатик облегал тело этой девицы, вырисовывая силуэты пикантных стройных форм на её теле, отчетливо подчеркивая грудь, осиную талию и глубину эротической силы бедер. Вскоре Оксана смогла уловить этот стойкий запах лаванды, тело девушки действительно сильно излучал поистине невозможную мощь этого сексуального запаха.
— Где я?! — сонным уставшим от бессилия голосом спросила Оксана, не имея сил даже подняться в кровати — Да и кто ты вообще такая?
— Коля мне вчера все рассказал, перед тем как занес тебя голой к нам домой в бессознательном состоянии, так что можешь не переживать я в курсе что ты им как сестра и помогаешь Славику поставить диагноз неизвестной болезни
— Ой-ой, стоп! — возразила Оксана, пытаясь поднять руку — Что вообще произошло?
— Он запугал девок, в твоей больнице, чтобы они тебя связали и усыпили, а потом он сам привез тебя сюда — рассказывала девушка, сидя в кресле
— Алёна! — послышался знакомый голос лысого парня за закрытой дверью комнаты — Оксана уже пришла в себя?
— Передай ему, как только я приду в себя, я его убью — уставшим голосом прошипела Оксана, извиваясь на кровати змеей — Зачем он снял с меня трусики?
— Я ему вчера за это влепила крепкую пощечину, что посмел раздевать чужих девок
Заверила незнакомка, положив ногу на ногу, оголила прелесть бархатистой кожи бедер из-под фиолетового халатика.
— Он не имел права так со мной поступать? — возмутилась Оксана, такой наглости, сжимая от ненависти простынь под собой в кулаки
— Излишняя мера предосторожности — открывая дверь, говорил, входя в комнату лысый мордоворот, по пояс был голый — Прости, что до такого пришлось дойти
— Прощу — согласилась Оксана, коварно состроив очертание улыбки алых губ — Если ты меня на кухню на руках отнесешь голую и сделаешь чашечку бодрящего кофе
— А не слишком ли многое ты просишь — возмутилась девушка в фиолетовом халатике — Коля так-то мой парень, я и так достаточно многое позволила ему в отношении того, что Слава, пациент дело которое ты взяла мой родной брат
«Как интересно иногда жизнь преподносит сюрпризы, зная теперь, что пациента которого я лечу, родной брат этой потаскушки, значит, я могу себе позволить, пиздец как много, в отношении этих двоих», жадно облизывая кончиком языка алые сухи губы, размышляла Оксана.
— Алёна! — возразил здоровый парень, вырисовывая оголенным силуэтом татуировки нацисткой свастики на своем могучем торсе — Мы же с тобой все обговорили, Оксана нам со Славиком как сестра и ничего большего
— Тогда на правах сестры я заявляю, что хочу на кухню за чашечкой кофе на руках
Гордо выразила Оксана свои желания, твердостью и настойчивостью голоса, опираясь на локоть, чуть приподнялась, оставаясь лежать в постели.
— А Слава мой родной брат — возмутилась девушка, оставаясь сидеть в кресле, гордой отвернула свой обиженный взгляд в сторону входной двери — А ты Коля мой парень и что ты выберешь
— Да Коля, смею тебе заверить, что от моего счастья и удовлетворения моих потребностей, будет зависеть жизнь брата твоей девушки
Имея безграничную подлость характера, заявила Оксана, оставаясь лежать в постели, согнула ноги в колени и развела их в стороны, искушая парня, стоящего рядом с кроватью, прелестью распущенного взгляда. Крепкие прорисованные рельефом мускул руки этого парня, раскрыли тело Оксаны, взявшись за кончик шелковой простыни которой она была накрыта.
— Ну, знаешь что Коля! — буркнула недовольно девушка этого парня
— Я это делаю только ради Славяна — выражая на своем лице недовольство уверял лысый мордоворот — Ты этого сама не стоишь — говорил это он, обращаясь к Оксане
— Пускай это будет платой за ту наглость, что ты себе позволил в отношении медсестер, работающих в моей больнице
Чувствуя, как руки этого парня медленно подползли под тело Оксаны, они коварством блистательной улыбки обвила его шею, медленно оторвалась от кровати, находясь у него на руках.
— Я словно королева в руках могучего аполлона — гордо заявила Оксана, улыбаясь распущенной улыбкой, запрокинув голову, назад посмотрела на девушку красотой распущенного взгляда
Пышные золотистые пряди волнистых волос, свалились бурной страсти вниз, когда Оксана запрокинула голову, находясь обнаженной у крепкого лысого парня на руках. Прижимаясь к его могучему телу, Оксана слышала его трепетное дыхание, подобающему рычанию зверя. Жажда, которую он скрывал из-за всех сил, Оксана смогла распознать по его учащенному дыханию. Улыбаясь распущенной улыбкой, придавая лазурным голубым глазам, искушающий взгляд, Оксана наблюдала за количеством ступенек, по которым спускался парень, держа её на руках, когда они покинули комнату. Бежевые, покрытые дорого качества обоями стены, украшали, настенные серебряные электрические подсвечники, картины с изображением натюрморта и пейзажей тропических местностей. Сама обстановка дома была светлой, казалась даже слишком яркой в лучах утреннего солнца, проникающего через окно в гостиной на первом этаже. Крупная размером комната, была одним целым с гостиной и кухней, тоже была украшена обоями бежевого цвета. Голубые светлые шторы, украшали интерьер огромного пластикового окна, от пола до потолка, поистине большого пластикового окна. Белая мягкая мебель, большой диван, объемной пышности, подлокотника и спинки, мягкие подушки и расправленная на нем собранная волнами бесчисленных бугров простынь, вызвала в Оксане дикий сексуальный голод. На белом пушистом ворсинками ковре, в порыве эротической страсти, была разбросана, мужская одежда, а так же голубой нейлоновый халатик, вместе с таким же по цвету нижним женским бельем. Угол большого жидкокристаллического телевизора, что стоял на дубовой подставке напротив дивана, увешивал голубой кружевной бюстгальтер. Белая софа, стоящая рядом с большим зеркалом, размеров пола, едва касалась темной, шоколадного цвета рамкой белоснежного натяжного потолка, вмещала на себе большой белый медицинский халат и плотный колпак, который лысый мордоворот, утащил с собой из больницы.
— Наверно потому, что я сейчас здесь вижу у вас в гостиной — с легким стоном в голосе, поделилась впечатлением Оксана, находясь на руках у этого парня, когда она направлялся с ней в кухню — У вас ночью была дикая страсть
— Ты врач моего кореша — огрызнулся парень, даже не посмотрев в жаждущее лицо Оксаны — Уж тебе до этого точно нет никакого дела — посадил он её на край гладкой серебристой столешницы
— Тогда какое ты имеешь право решать, когда мне бай-бай нужно делать?! — возмутилась Оксана, оставаясь сидеть послушно на столешнице, на которую её посадили
— Так нужно было — холодно ответил лысый парень, открывая дверцы ящика гарнитура, достал оттуда белую керамическую кружку
— Тебе или ей? — указала Оксана кивком головы на спускающуюся по ступенькам девушку, что прикрыла красоту своего тела одной рукой, задернув халатик на груди
— Тебе, не все ли равно — по внешнему виду, Оксана обратила внимание, как эмоционально кипятился парень, включив нажатием пальца электрический чайник
— В противном для вас обоих случае и в хорошем для меня, ты ведь знаешь насколько я хороший врач, ведь я спасла жизнь два раза твоему так называемому корешу
— Коля рассказал мне все вчера — говорила девушка с удивительным цветом волос, цвета слияния шоколада и молока воедино — Слава для меня все, как теперь Коля, ты дважды спасла моему брату жизнь плюс к тому еще и сидела с ним, пока он искал каталку для Славика
— Да… а он тебе не сказал, как он отблагодарил меня, когда я зашила и обработала его ножевое ранение? — решила обострить ситуацию
— Нет а что?!
— Оксана! — прошипел парень, грозно посмотрев на Оксану, наливая кипятка в чашку, где уже успел насыпать ложку черного в гранулах кофе
— Ну не хочешь, не буду говорить, какой же все-таки у тебя хороший мужчина — посмотрела на его хищным взглядом королевской кобры Оксана, обращаясь к девушке, что встала посреди гостиной
— Я это и так знала — даже когда она была так благодарна Оксане, за жизнь своего родного брата, все равно в тайне испытывала к ней огромную неприязнь
— Ну ты же понимаешь — сонным голосом говорила Оксана, закрыв глаза почувствовала обаятельной силы аромат по настоящему терпкого черного кофе — Что я единственное спасение для твоего друга и её брата, поэтому в ваших же интересах быть со мной откровенными
— Тебе с молоком или без? — размешивая чайной ложкой в кружке кофейные зерна, спросил он, игнорируя её требования
— А молоко из твоего пениса? — коварной улыбкой улыбнулась Оксана, взяв у него из рук чашку бодрящего кофе
— Так Коля тебе не кажется, что теперь мне стоит с тобой серьезно поговорить?
Закипела истерикой девушка, быстро вошла на кухню, стукая звонко каблуками фиолетовых туфель по кафельному пола цвета кофе с молоком.
— Угощайся — кивнул он, обращая внимание Оксаны, как за её спиной располагалась на столешнице большая хрустальная ваза с фруктами — Тока вот не надо такого ироничного взгляда — обращаясь к своей девушке, холодно прошел он мимо неё
«Знойные доходяги, хотя если их поближе узнать довольно милые», размышляя в одиночестве, скривила Оксана алые губы, оставаясь сидеть на столешнице, пока хозяева этого дома поднимались вверх по лестнице на второй этаж.
— Постарайтесь не слишком громко, а то я тоже ведь захочу — озорным смехом рассмеялась Оксана, медленно поднося кружку с черным кофе к алым изнывающим губам, оставаясь сидеть на краю столешницы — К вам присоединиться — добавила она, отпивая сладостное кофе с кружки
— И где ты только нашел эту девку — ревностно возмущалась подруга этого мордоворота поднимаясь с ним по лестнице на второй этаж, стараясь говорить это шепотом
— Поверь мне Оксана лучшее, что у нас есть
— Да прям уж
— Она гордость этой больницы
— Как будто в округе нет врачей получше
— Ты видела вообще его? — прошипел, подняв голос парень, так что Оксана слышала отчетливо почти каждое слово из их разговора — А я видел и могу тебе сказать Славяна в его состоянии, перевозить сейчас никуда нельзя, она спасла его, провела сама операцию
— О… нет-нет, какая досада — чистя апельсин острыми коготками уныло вздохнула Оксана, оставаясь сидеть на столешнице, услышала, как дверь на втором этаже дома захлопнулась и дальше она не могла слышать их ревностные споры — Ну по крайней мере хотя бы телефон мне оставили
Обрадовалась Оксана, взяв со столешницы лежащий рядом сотовый телефон, игривым движением коготка указательного пальца провела по сенсору дисплея, разбудив его систему. Прозорливо, царапая коготками, Оксана набрала номер сотового Валентины, медленно прислонив трубку к уху, закрыла глаза, держа в руке дольку апельсина.
— Да я слушаю — встревоженно ответила Валентина, голос которой сочетал в себе нотки нервного встревоженного характера
— Моя дорогая рыжая бестия = ухмыльнулась Оксана, надкусывая зубками зажатую в губах дольку апельсина, искушая себя прелестью его кисло-сладкого сока
— Оксана Владимировна! — возмутилась тут же Валентина, резко повысив тон своего рьяного голоса — Где вас черти носят, что происходит, черт возьми?
— Это Оксана дайка её сюда — услышала Оксана разъяренный голос Вероники, выхватившей трубку — Сейчас я ей такое устрою
— Нет, стой — возразила Валентина — Включи на громкую, нам нужно знать, какие меры принимать
— Если так верещит моя кудряшка, то наверняка предполагаю, что с пациентом что-то случилось?
— Оксана Владимировна почки нашего пациента отказывают — пояснила Валентина, повысив тон собственного голоса — Температура его тела очень высока
— И мы до сих пор не знаем его имени и фамилии — продолжила высказывать возмущения Вероника, чуть ли не крича в трубку — Мы провели его в палату стерильного, хорошо изолированного отделения бокса под другим именем и фамилией
— Я всегда знала, что работая со мной вы чему-то можете научиться — похвалила Оксана, состроив задумчивое выражение лица, взяла кружку, что стояла рядом с ней на столешнице в руку — Я же дала ему ампициллин, его эффект должен был исключить инфекцию
— Он бредит, спутанность сознания и неуравновешенная психики, постоянно жалуется на плохое самочувствие, боль в мышцах — рассказывала Валентина, перечисляя вновь выявившейся симптомы
— Да и хочешь, я тебя обрадую — словно насмехаясь, говорила Вероника — У твоего нациста образовалась «пустула» на коже
— Взять полный анализ крови, а так же посев крови — выслушав доклад своих коллег распорядилась Оксана, отпивая глоток с кружки кофе — И да в мочеприемники, наверняка сейчас кровь, постарайтесь сами решить эту проблему
— А что ты сама будешь делать? — возмутилась Вероника
— Займусь его историей болезни, соберу полный анамнез, вольюсь в их грязное общество и постараюсь узнать, как он жил
— Насколько я знаю — радушно согласилась Валентина — Это ведь по вашей части
— Стабилизируйте его почки
Отдала указания Оксана, засовывая в рот дольку апельсина, раздавила её губами, брызнула немного прохладой завораживающего сока на свою сочную грудь.
— Не применяйте при температуре ни в коем случае никаких антибиотиков — запретила Оксана, закрывая глаза, возбуждалась от скольжения капельки сока апельсина по бархатистой коже груди, издала легкий насыщенный сексуальными нотками стон, как только она зависла на её розовом соске — При нерациональном их использовании, возникает высокий риск смерти
— Что же нам тогда делать? — растерянно спросила Вероника
— Решите проблему с почками — повторила свои требования Оксана
— И когда вас снова ожидать? — поинтересовалась с подвохом Валентина, делая весьма настораживающий тон голоса
— Как только так сразу — ответила Оксана, обольщая прелестью испитого из кружки кофе, радовалась гармоничности слияния вкуса с апельсином — А сейчас мне нужно подумать
Проведя коготком указательного пальца по сенсорному дисплею, отключила Оксана телефон, положила его рядом с собой на столешницу. Держа в одной руке кружке с кофе, Оксана, закрыв глаза, сделала из неё большой глоток, любуясь прелестью его терпкого вкуса, смакуя его со слюной во рту.
— Я же дала ему ампициллин — тихо прошептала Оксана, оставаясь одной на кухне — Эффект столь сильного антибиотика, не дал бы распространиться инфекции, хотя почему-то кажется, тут что-то другое его убивает
Оставаясь сидеть на краю столешнице, с закрытыми глазами, держа кружку с кофе в руке, размышляла Оксана, оставаясь в полном одиночестве.

***
Гармоничное сочетание запаха лаванды, царила в воздухе ванной комнаты, куда проникали яркие лучи восходящего солнца. Отблески ослепительных капель воды, отражались на благоуханной голубой плитке стен и пола ванной комнаты. Голубая занавеска штор, даже окно морского цвета, а так же покрытие пола и стен, казалось, что хозяйка этого дома уделяла огромное внимание светлым тонам обстановки интерьера. Каждая вещь, пачка порошка, кондиционер для стирки, зубная паста, даже зубные щетки, все находилось в специально отведенных для этого ячейках. На углу треугольной огромной ванны, аккуратно собралась большая коллекция мужской и женской косметики, шампуни, пена для бритья, пена для ванны, а так же лосьон для тела, как мужской, так и женский.
Обильные сугробы покрывали пышными буграми поверхность ванны, в которой расположились Оксана, держа в руке зубную недавно открытую из упаковки зубную щетку, старательно занималась чисткой зубов. Утопая в глубокой ванне, Оксана легкостью эротических стонов искушала себя, ерзая щеткой во рту, представляя в глубине своих сексуальных фантазий, за член крепкого самца, жадно облизывая при этом языком обратную поверхность зубной щетки. Открыв полностью насыщенные блеском лазурные голубые глаза, Оксана другой рукой сжимала подушечками пальцев под водой сочную пикантной формы грудь, ощущая приятный запах ментоловой свежести слюной во рту. Распущенные золотистые волосы, потоком бурной страсти свисали с края ванны, в которой мылась Оксана, переливаясь самыми разными оттенками падающего на них света солнца.
— Оксана ты тут? — дверь ванной открылась, как сразу же послышался голос лысого мордоворота, чья голова заглянула в ванную, держа в руке сотовый телефон
Парень с накаченным торсом вошел в ванную с оголенным торсом, на его мускулистой груди, вырисовывался символ нацисткой свастики, утверждающий взгляд его и непоколебимости интересов. Однако его черные спортивные штаны были расслаблены, веревочки их пояса висели наружу, подсказали Оксане, какого рода отношения возникли между ним и его девушкой наверху их благоустроенного дома.
— Смею тебя заверить — оставляя щетку во рту, скривила губы Оксана — Что пока вы там выясняли свои проблемы, по поводу вашего там доверия ко мне, я….
— В общем, это твои девки, из больницы — пояснил он, показывая дисплей телефона, с номером телефона, который Оксана без очков не могла разглядеть
— Включи телефон на громкую и вали отсюда — грубо выразилась Оксана, запрокинув голову, закрывая лазурную уставшую прелесть глаз, откинулась полностью на спинку ванной
— Вижу ты многое себе позволяешь — прошипел он, хотел доказать свою убедительность схватить Оксану за волосы, когда встал у ванны в которой она мылась
— Ты ведь хочешь чтобы твой так называемый корешь жил — заметила Оксана, как сильно его вымораживала своим поведением, решила сбавить обороты давления на него — Позволь мне пока заняться этими проблемами, если конечно ты не возражаешь — вытаскивая зубную щетку из-за рта, она смачно облизала её обратную поверхность, разглаживая её поверхностью языка
— Надеюсь, что ты знаешь что делаешь
— Это ты меня похитил — пояснила Оксана, обрадовавшись тому, как он покорно положил телефон, на котором уже был разговор на борт ванной, включая на нем громкую связь — А все могло бы быть совершенно по-другому — сплевывая обильный сгусток использованной зубной пасты в ванну в которой мылась, с усмешкой в голосе пояснила она
— Оксана Владимировна, что там у вас происходит? — послышался удивленный звонкий голос Валентины
— У нас выяснения отношений — объяснила Оксана, когда парень что стоял перед ней вспылил и схватил её за роскошный пучок золотистых волос, заставил посмотреть на себя — А как дела у вас?
«М…. так и тянет рукой залезть к нему в штаны и проверить все», развращала Оксана себя соблазном искушающей мыслью, силой принуждения воли этого зверя смотрела в его глаза.
— А теперь если у тебя нет других намерений, например, снять штаны и взять меня прямо здесь, можешь даже в ванной — кончиками коготков Оксана позволила себе наглость прикоснуться к резинки спортивных штанов этого здорового парня — То я могу поговорить с девочками, дело между прочем касается твоего, между прочим, друга
— Оксана Владимировна, что там у вас все-таки происходит? — взволнованный голос Валентины, что слышался из динамика сотового телефона, заставил этого мордоворота передумать
— Так-то лучше — коварством блистательной улыбки, улыбнулась Оксана, с восхищением наблюдая, как он покидал ванную комнату — Уже ничего продолжай — заверила она, оставаясь одной, когда дверь за парнем, покинувшим её, закрылась за его спиной
— Оксана тебя что похитили? — испуганно поинтересовалась Вероника
— Ну не то чтобы похитили
Улыбнулась роскошной прелестью улыбки Оксана, смачно провела кончиком языка по алым губам, слизывая скопившуюся на них влагу воды.
— Скажем, что увезли против моей воли
— О… боже, вызвать полицию, где ты? — забеспокоилась Вероника
— Видишь ли дорогуша вся прелесть в том, что я абсолютно не знаю где я — говорила Оксана, атк что эта проблема её пока не волнует — У вас что стряслось? — вставая в ванной на четвереньки спросила она
Вцепившись коготками в пробку ванны, стоя в ней на четвереньках, когда обильные потеки густой пены, с чарующим запахом лаванды стекали по бархатистой коже Оксаны, искушая себя нежностью их скольжения. Смачный сгусток, завораживая скольжением, скатывался между ягодиц Оксаны, обволакивая обильной силой анус, медленно сползая промеж возбужденных половых губ, пенистой вязкостью немного проникая в щелку. Ощущая влажными стенками влагалища, проникающую силу сгустка пены, Оксана, раскрыв от неожиданности глаза и полностью открыв рот, была шокирована наглости обильной пенистой влаги, застав на четвереньках издавая едва слышный эротический стон.
— Делаем томографию нашему пациенту — говорила Валентина — Абсцесс даже после вчерашней аспирации бронхов не ушел, даже продолжает развиваться
Формирование гнойных очагов некротического характера, после того, как Оксана провела бронхоальвеолярный лаваж, снова стали формироваться и укреплять позиции в I и во II сегментах правого легкого. Инфекция, поражающая организм умирающего парня, как предполагала Оксана, оказалась достаточно сильной, поражая синхронно почки. По показаниям томографа, насколько Валентина, смогла объяснить для Оксаны, терапия, которая назначала после проведенной процедуры в операционной, наоборот тока усилила симптомы абсцесса легкого и замедлила процесс выделения мочи.
— Я же сука ты рыжая! — вспылила Оксана, кинув со психа пробку от ванны в стену — Запретила давать какие-либо антибиотики, мы не знаем с чем мы имеем дело
— Но Оксана Владимировна! — испугалась Валентина такой реакции со стороны своего начальника
— Что блядь Оксана Владимировна — рявкнула Оксана, вылезая из ванны, словно шипевшая кошка, была в ярости от неповиновения своих сотрудников — Вероника быстро в лабораторию, помоги девчонкам с анализами крови, они нужны мне завтра утром, а ты вези его обратно в стерильный бокс, не хватало, чтобы он еще заразил кого-либо неизвестно чем
Стекающие по коже тела Оксаны капли морозящей воды, покорно повинуясь изгибам её тела, устремляясь, падали вниз, оставляя за собой дорожку из влаги, когда она прошла по ванной к вешалке с полотенцами. Схватив в порыве ярости с вешалки, прикрепленной к кафельной голубой плитки белое махровое, Оксана жадно обвернула им свое тело, обольщаясь его нежности теплоты материала. Расправив кончиками пальцев пышную прелесть золотистых волос, кончики которых были мокрыми, Оксана, аккуратно уложила их на правое плечо.
— Никаких больше самостоятельных действий без моего ведома не делать — прошипела Оксана, когда все внутри неё бушевало яростью — Звоните, если что случиться теперь — встав возле ванной, взяла телефон в руку, она провела по его сенсору кончиком коготка, прерывая разговор
— Надеюсь, Коля ты знаешь что делаешь — услышала голос девушки парня, у которой Оксана была дома, открывая дверь ванной комнаты, выпуская наружу скопившейся там пар
— Алена хватит уже! — сидел за столом парень на кухне лысый мордоворот, ковыряя что-то вилкой в глубокой тарелке — Оксана вытащит Славяна
— Хорошо — радушно согласилась, состроив хитрое выражение на розовых губах — Я лично и с радостью придушу твою Оксану, если с моим братом, что-то случиться
— Надеюсь, что до этого пока не дойдет — возразила Оксана, сгибая чудесным изгибом ногу в колено, выражая эластичность бедер, перешагнула через высокий порог открытой двери ванной комнаты — М… как вкусно пахнет, я прям, дико проголодалась
Вызывающая голод прелесть изысканного запаха поджаристого мясного блюда, почувствовала Оксана, оказавшись в коридоре, покидая ванную комнату, оставляя за собой дверь открытой.
— Присаживайся — предложил парень, кивнул головой в сторону свободного стула, держа поджаристый окорок на кончиках пальцев обоих рук
— Ну и когда же я увижу карту вашего Славика? — хитрой ухмылкой улыбаясь, Оксана вошла в гостиную, оставляя на теплом линолеуме дорожку мокрых мелких капель
— Слава не хранил свои вещи в этом доме — пояснила девушка, растрепанная её прическа и смятый фиолетовый халат, говорили Оксане, как этим обоим пришлось прийти к компромиссу между собой — Он живет отдельно от меня, насколько я знаю, у дяди в мастерской он хранит свои вещи
— Ну, так поедем к дяде
Предложила Оксана, встав у предложенного ей стула, расправила полотенце на бедрах, так удивленно посмотрела то на парня, то на его девушку.
— У меня нет столько времени, чтобы гостить у вас, мне нужно знать все, с чем работал ваш брат, с кем общался и даже с кем был сексуальный контакт
— Оксана скажи — поставила распущенная удовлетворенная шатенка пустую тарелку на стол, накрытой белой скатертью — Ты сможешь разобраться, чем болен Слава?
— Сейчас пока мы не знаем этого
Облизывая смачно губы языком, пояснила Оксана, смотрела с чувством животного голода на запеченные кусочки мяса и картофель, что лежал на большой глубокой тарелке, в центре стола.
— Если бы кое-кто не похитил меня прошлой ночью из больницы, возможно, я смогла бы помочь ему сейчас, вполне вероятно, что он скора, перейдет на ИВЛ — рассказывала Оксана, накладывая в тарелку картофель и большие кусочки мяса
— Ты ведь провела операцию — говорил лысый мордоворот — Неужели это не помогло
— Предположительно это инфекция — жадно отламывая вилкой, кусочек мяса, вынесла свои догадки Оксана, наколов его на кончик вилки — Только вот какая именно мы не знаем, давать антибиотики широко спектра слишком опасно, многие бактерии очень стойки к таким препаратам, поэтому придется знать наверняка, с чем мы имеем дело
— А если дать ему этот антибиотик, как ты говоришь — предположила девушка, присаживаясь к своему парню на колени — Чем мы рискуем?
— Давать антибиотики нужно строго после проведения достоверных результатов бактериоскопического исследования и определения чувствительности инфекционных возбудителей — рассказывала Оксана, наливая апельсиновый сок в стеклянный стакан из графина
— Он мог это подцепить, откуда угодно — предположил лысый мордоворот
— Предполагаю от вашей стычки с узбеками на рынке — выносила догадки Оксана, держа стакан наполненный соком возле губ — Что за мастерская? — спросила она, делая большой глоток кисло-сладкой прохладной прелести, закрывая при этом глаза
— Мастерская дяди, там мы часто собираемся — говорила девушка, когда Оксана удовлетворяла свою потребность, к жажде жадно глотая апельсиновый сок — Иногда происходят гонки с мажорами из Москвы, редко с китайцами
— Км… вы же — чуть не подавилась Оксана апельсиновым соком, сплевывая его обратно в стакан, ощущая на губах при этом кисло-сладкую вязкость слизи — Вы же националисты, как вы можете с ними общее что-то иметь
— Порой их дядя идет на кое-какие допустимые меры — предположил лысый мордоворот — Мы с ним в одном отряде на зоне были, именно он мне помог там выжить, когда я туда загремел по молодости
— Да и ты сейчас не слишком стар — усомнилась Оксана в достоверности его слов
— Два года назад освободился и сразу пошел работать на их дядю
— Разбираться с узбеками? — спросила Оксана, была шокирована обществу, в котором находится
— Частично этим тоже — пояснил он, положив вилку в пустую тарелку, пережевывая кусок мяса во рту — Алена мы можем поговорить, пускай Оксана поест, ей нужно одеться
— Оксана сколько у Славы времени — спросила девушка, вставая с колен парня, застенчиво улыбнулась ему, когда он так настойчиво придерживал её за бедра, засунув мощные ладони за грань её фиолетового халатика — Только честно
— Неделя — вынесла свой вердикт Оксана, накалывая помидор из салатницы на вилку — Все зависит от того, как будет справляться его иммунная система
— Неужели все так плохо — ужаснулась девушка, прикладывая ладони к губам, выражая боязнь потери родного брата
— Поймите мне нужна его карта и нужно осмотреть, мастерскую вашего дяди — выносила свои требования Оксана, облокотившись на спинку мягкого стула, на котором сидела
— Одевайся — предложил парень, вставая со стула — А я пойду, помогу одеться Алене
— Я принесла твою одежду сверху, пока ты мылась — застенчиво улыбаясь, говорила девушка, покидая совмещенную с кухней гостиную, выходя в коридор
— А мне одеться никто помочь не желает? — жалостно прокричала Оксана вслед уходящему из гостиной парню
— Коля не смей — громко крикнула в ответ его девушка, голос которой доносился с дальнего конца коридора
— Но я требую Коля — гордо заявила Оксана, вставая со стула, на котором сидела, расправила потянув коготками за полотенце с обеих сторон, собравшееся бугры
— В таком случае Коля я сама ей помогу — стукая звонко каблуками по коридору пола, девушка, стала возвращаться обратно
— Алена что на тебя нашло? — удивился её лысый мордоворот, оставаясь стоять посреди гостиной, за спинкой белоснежного дивана, что находился в её центре
«Блядь, наверно я сейчас в конец охуею, когда захочу их обоих сразу», прикусывая краешек губы, извращала Оксана сознание пагубной мыслью.
— А что если вы оба меня оденете — прикусывая краешек губы, решила проявить Оксана наглость собственного характера, медленно постукивая коготками по поверхности кухонного стола, обошла его, роскошно отражая перед ними прелесть упругих бедер — Ради вашего Славика
— Ну и наглости у тебя — похотливо улыбаясь, вздохнула, издавая сексуальный стон шатенка, встав рядом со своим парнем — Не понимаю, откуда в тебе столько бессердечного равнодушия?
— Бессердечного равнодушия — ухмыльнулась Оксана, медленно раскачивая упругой красотой бедер, направилась к дивану — Скажешь тоже — повела она алыми губками
— Как можно быть врачом и такой равнодушной в жизни! — вспылила девушка, выражая на своем лице глубокое потрясение какой-то необычайной дикости для Оксаны
— Я не настолько равнодушна — возразила Оксана, встав рядом с подлокотником белого дивана
— Особенно если считать, когда ты чуть не отдалась медсестрам в раздевалке
Пояснил лысый парень, стараясь делать это незаметно, схватился за ягодицу своей подруги за её спиной, повернувшись лицом к Оксане.
«Вот сука ебанутая!», прикусывая губу, смутилась Оксана, выражая на прекрасных очертаниях щечках блеклый розовый румянец.
— О…. боже ты, что и с женщинами еще можешь? — удивилась девушка, шлепнув тут же своего парня ладонью по руке
— Только если они мне симпатичны хоть немного — распущенной сексуальным развратом улыбки, ответила Оксана, присаживаясь на край подлокотника дивана, положила ногу на ногу, выражая естественную сексуальную эластичность бедер — И вообще к чему весь этот разговор?
— И поэтому дорогой мой Коля — обратилась девушка к своему парню, схватив его худой рукой за запястье, пыталась тянуть за собой — Оксана у нас настолько равнодушная, что сможет одеться сама — заверила она, когда её парень, выражая к ней романтические чувства, поднял её на руки
— Ну конечно я ведь все могу — кривой улыбкой, угрюмо ответила Оксана, оставшись сидеть на диване, в полностью одинокой гостиной.
Расположившись на диване, Оксана слышала, как любящая необычайная парочка поднималась по ступенькам, лестницы, находящейся в коридоре, на второй этаж дома. Облокотившись на спинку дивана, поджав под себя ноги, Оксана испытывала огромное разочарование, считала себя ненужной для общества. Свесив голову, волнистая сила золотистых, бурных потоком страсти волос, устремилась вниз, Оксана, положив руки на обнаженные колени стройных собственных ног, переживая глубокую отринутую обиду.

***
Переливаясь в лучах солнечного цвета, черный седан Toyota Camry медленно двигался по загородной местности, одной из окраин Москвы. Черемушенский район, являлся одной из красивых окраин в Москве, огромные новостройки возносились ввысь, широкие дороги по которым двигался поток из тысячи машин, Местность была красиво украшена и облагорожена парками и аллеями, создавая мелкую гармонию природы посреди больших многоэтажек. Тысячи людей на улицах, постоянно куда-то идут, машины нескончаемо ездят, над голубым небом пролетали сотни самолетов. Атмосфера хоть и пахло чистым воздухом, приятным запахом цветущей листвы, все равно по большей части чувствовался запах выхлопных газов машин, гулкий шум, постоянные звуковые сигналы, пиликанье телефонов, пищащие светофоры с тонким дисплеем, а так же вой сирены полиции, автомобиль которой нагло занял среднюю полосу.
— Так и будешь на нас злиться? — спросил лысый мордоворот, что сидел на переднем пассажирском сиденье, обернулся и посмотрел на Оксану
— Коля да оставь ты её — упрекнула его девушка, останавливая машину возле светофорного перекрестка
— Мало того завез неизвестно куда, оставил меня без денег, телефона и сумочки, даже машину не дал мою взять — вредничала Оксана расположившись на заднем сиденье, поджала под себя ноги
— Я дал слово своему корешу, что за тобой прослежу
— Дал ты блядь слово — огрызнулась Оксана, впиваясь когтями в велюровую обивку черного сиденья, гордо отвернула обиженный взгляд в сторону окна
Белое платье из атласа, нежностью материала облегало тело Оксаны, изощренно отражая пикантные сочные прелести её тела. Вырисовывая объем шикарной груди, подчеркивая осиную талию изящным изгибом, выражая особую упругость роскошных бедер Оксаны. Стройные сексуальные ноги Оксаны, украшали бежевые туфли, на высоком каблуке, придающие особую эротичность её образу. Золотистая волнистая прелесть волос Оксаны, огибая её шею, как лиана в джунглях обвивает дерево, пышным пучком лежали на её хрупком, оголенном платьем плече, завиваясь в кольцо на груди. Шикарно декольте открывало прекрасную бархатистую кожу спины Оксаны, позволяющую носить столь элегантное платье без бюстгальтера, надежно обволакивая грудь удобными чашечкам.
— Я может, секса хочу, любви и ласки — жаловалась Оксана, любуясь пейзажами высоток, ярких вывесок магазинов — А вместо этого твоя рабыня, как заложница у тебя никуда выйти нельзя
— Пока ты не спасешь моего брата — сворачивая на дорогу, ведущую к загородному району Москвы, говорила девушка — Ты наша заложница, как гарантия успеха его жизни
— Заебись — недовольно прошипела Оксана — Как я могу гарантировать вам его жизнь, если я здесь сейчас с вами, как раз в тот момент, когда должна наблюдать за состоянием его жизни
— Возьмешь все, что тебе надо — заверил парень — Пообщаешься с его шлюхой в борделе, может она может что знать, только после этого я верну тебя обратно
— В борделе? — возмутилась Оксана, опираясь руками на черное виденье, выгнула спину
— Ты же секса хотела, любви и ласки — ухмыльнувшись, пояснил он
— Я тебе не шлюха и ублажать за деньги никого не буду
— Ты придешь туда как клиентка
— А где я деньги п-твоему возьму?
— Я решу этот вопрос
— Да и где вероятность того, что она хотя бы со мной разговаривать захочет?
— У неё к женщинам слабость — рассмеялся он, улыбаясь заядлой кривой улыбкой
— И ты хочешь, чтобы я легла с ней, как клиентка
— Ты ведь деньги заплатишь — вмешалась в разговор девушка, что вела очень аккуратно машину, часто смотрела в зеркало заднего вида — Никто тебя за шлюху, считать не будет, а мы с Колей тебя подождем, пока вы наиграетесь
— Сначала мне нужно изучить его карту — возразила Оксана — Возможно общение с его девушкой не понадобится, если конечно, это не ВИЧ
— Если ты подтвердишь у него ВИЧ, я сама его убью — заверила шатенка, выруливая на проселочную дорогу загородного района
— Надеюсь, я к этому никакого отношения, иметь не буду — продолжая возмущаться, ответила Оксана, разглядывая через тонировку стекла большие двухэтажные коттеджи
— Почти приехали — пояснил парень — Алён тормознешь у ларька, сигарет купить надо
— Ага, сейчас же — возразила его девушка, проезжая местный деревенский ларек — Обойдешься без сигарет
— Вот и правильно — продолжила изводить парня, говорила Оксана — Курить вредно, это я тебе как врач говорю — даже не посмотрев на него, она любовалась прелестью пышно распустившихся березовых веток, над которым проезжал автомобиль
Строение, к которому через несколько минут подъехал черный седан, было расположено в густой растительности, за которым находился сразу же небольшой лесной холм, а по другую сторону начинался тернистый лес, выложено из красного осыпающегося кирпича. Огромные красные ворота, краска на которых слазила, была единственным местом, этой непреступной крепости, периметр которой был выложен из цельных бетонных плит. На площади возле этого большого дока скопились спортивные машины марки Toyota, Mazda, Honda, рычание которых разносилось по округе. Природный шум, рядом текущей реки, был затуманен мощью механических лошадиных сил мотора двигателей десяток собравшихся автомобилей. С крыш большого дока свисали огромные темно-коричневого, едва красного флаги с нацисткой символикой. На воротах был изображен герб третьего рейха, символизирующий их твердые намерения, была надпись на фасадной стороне здания «Россия только для русских», столь сильная лицевая символика поразила Оксану, место вызывало в ней уже дикий ужас.
Девушки, танцующие на площади весьма откровенные танца, собравшаяся толпа бритоголовых парней, мужчин, большая часть из которых была с Петербурга и Москвы. Роскошная, сплошным развратом жизнь процветала в столь убогом осыпающемся месте. Мрачная обстановка теней, возвышающегося опушки леса, наводила тень на плацдарм скопившихся дорогих спортивных автомобилей, тюнинг которых стоил немалых денег. Покрытый корпус карбоном машин, зеркальная тонировка, а так же яркий свет ксенона, Оксане казалось, что столь богатое нацистских ублюдков общество не придерживалось никаких рамок со стороны ГИБДД.
— Ты же понимаешь что теперь ты с нами — внезапно предупредил парень, что сидел на переднем сиденье рядом со своей девушкой — И мы тебя просто так теперь не отпустим
— Блядь я вообще поражена вашим долбоебизмом — грязно выразилась Оксана, находясь в глубоком шоке от места, в которое её привезли — Вас что во второй мировой что ли всех не перестреляли — испытывая сразу отвращение к своему собеседнику
— Поговори мне тут еще — упрекнул с угрозой парень — У нас есть цель, понимаешь
— Вы блядь идиоты — некультурно выразила Оксана свое мнение — Как вы можете, так громко заявлять о себе, вас бы тут как мух прихлопнули
— Не поверишь дорогая — рассмеялась девушка, что была за рулем, остановила машину в нескольких метрах от главного входа в большой док — Но деньги решают в наше время все, нужно лишь платить куда надо и местные власти закрывают на наши дела глаза
— Ну, вот и приехали — открывая дверь со своей стороны пояснил парень — Дяди Алёны здесь всем заправляет, тебя никто не тронет, даю слово
— Как будто тебя здесь кто послушается — испугалась Оксана бритоголовых парней, что стояли на улице, вжалась как кошка в угол, черное сиденье седана — Я не пойду к вам туда, да у меня даже нет ни перчаток, ни стерильных пакетов для сбора образцов на исследование
— Тебе все привезут — встав рядом с дверью, возле которой Оксана вжалась от испуга в угол — Ты здесь королева, я всем скажу, что ты моя сестра, даже пальцем тебя никто не подумает тронуть
— Как будто тебя они послушают — с опаской Оксана высунула ногу из машины и коснулась каблуком бетонного покрытия, на котором стояла черная машина
— Моя дорогая племянница и мой дорогой зять — услышала Оксана хриплый голос мужчины, когда звук роскошных спортивных автомобилей стих — Как же я рад тебя видеть
Мужчина с темными волосами средним ростом, был одет в черный пиджак, пошив которого был выполнен в стиле офицерского кителя, хотя с виду Оксане показалось, что это фрак. Нос крючком, словно как у немецкого сокола, глаза яркие, как две блуждающие искорки, зажжены яростью пережитой душевной глубокой травмы. Худощавое лицо, отражало острые изгибы скул, острыми углами был выражен подбородок, кожа которого светилась в лучах падающего света. Поразила Оксану утонченность вкуса одеколона, который излучал приятный запах, обладал коллекцией «4711 Original Eau de Cologne Maurer & Wirtz». Редчайшим феноменом служило сочетание искушающих нот сердца, таких как дыня, мускус и базилик в гармоничном словно водоворот слиянии отдававшим предпочтения болгарской розе. Остроносые туфли, выглядывали среди ровных стрелочек, черных надетых на нем брюк.
— Это из-за тебя Слава сейчас лежит умирает — с ненавистью в голосе выкрикнула девушка, покидая салон черного седана, вставая с водительского места — Это ты скотина ты такая отправил их туда одних
Быстро покинула шатенка салон автомобиля, хотела уже влепить пощечину своему дяди, среди собравшихся бритоголовых нацистов. Сзади стоящий парень, что являлся её молодым ухажером, быстро схватил её за запястье замахнувшейся руки, не дав ей совершить такую ошибку.
— Мне понятны твои возражения — холодно ответил он, проходя мимо своей племянницы
— Да что тебе понятно — обиженно бурчала девушка, прижимаясь головой к груди своего парня
— Мы обсудим это в кабинете Коля, мне действительно жаль, что так произошло — словно как гордый филин, прошел он мимо влюбленной парочки — Насколько я понимаю это милейшее создание, что вы привезли и есть тот знаменитый врач, о котором ты Коля так высоко отзывался
— Орлова Оксана Владимировна — гордо поднимая подбородок, представилась Оксана, встав перед этим мужчиной — Врач деревенской больнице в….
— Очень приятно Оксана Владимировна — не желая дальше слушать, прерывая реплику, холодной рукой он взял руку Оксаны, и столь же ледяными скользкими губами поцеловал её кисть
— Чего не могу сказать о вас — быстро отдернула руку Оксана, на поверхности кисти которой сохранялся морозящий осадок его слюны, надулась на него зашуганной кошкой
— Это почему же? — удивился он такой реакции, нахмурив густые брови подобию ночного филина
— Это касается….
— Оксана! — быстро вступился за неё лысый мордоворот, с которым она приехала — Иди делай свою работу, Алена проводи её и покажи машину Славяна, пускай берет свои образцы
— Ты же понимаешь Коля — встав между Оксаной и этим лысым парнем, заявил пожилой мужчина, кашляя в руку — Что теперь, когда даже я тебя предупреждал, что нельзя никого сюда привозить, ты все равно меня не послушал, боюсь мы не сможем её теперь так просто отпустить
— То есть, как не сможете?! — испугалась Оксана такого заявления, была шокирована, понимая что теперь происходит — Коля ты же обещал, что я только….
— Оксана успокойся — упрекнул он — Пока Алена тебе покажет мастерскую в которой работал Славян, я обсужу вопрос о твоем освобождении
— Да и конечно же скора приедут наши московские друзья, поскольку Славик ранен и находиться в тяжелейшем состоянии, мне некого поставить на этот заезд
— О чем они говорят? — спросила Оксана, обращаясь к девушке, что с обиженным взглядом взяла её за руку — У вас, что нет гонщика?
— Тебя это не касается — упрекнула её шатенка с чудесным именем Алена — Бери свои образцы, пока Коля решает вопрос о твоем освобождении, которое тебе будет дорого стоить
«Ох-хо-хо моя дорогая нет уж, вы так не отделаетесь, затащили меня сюда, против моей воли, а теперь хотите меня лишить моего развлечения», прикусывая краешек губы, Оксана не согласилась с решением этой девушки.
— Да я половине этих нацистских ублюдков нос на трассе утру — вырывая руку, громко крикнула Оксана оборачивая в половину оборота к лысым парням, что так возбужденно на неё смотрели
Послышался громкий мужской смех, гул которого был громче рычания мотора скопившихся машин, кто-то даже заядло свистел, услышав такое громкое заявление. Потом тут же словно все стихли, посмотрели на своего вожака, в ожидании удивленным взглядом, словно его решение будет окончательным. После чего долгожданную наступившую тишину прервал шум свиста покрышек, обернувшись, Оксана, разглядела, как в периметр оцепленного каменными блоками ограждения, в ворота въехала желтая «Lamborghini Gallardo», сразу же за ней следом серебристая «Porsche 991», а так же до боли знакомая «Audi R8». В сопровождении знакомой синей «Bentley Continental GT», дорогие роскошные автомобили разместились на въезде открытых ворот этого большого плацдарма скопившихся спортивных машин.
— Госпожа Елизавета Валентиновна Власова вы как раз во время — обратился остроносый мужчина в черном фраке, подходя к синей машине — Вы всегда желанный гость в нашем логове
— Филин ты всё такой же жополиз — грязно выразила к удивлению Оксаны, Власова свои эмоции открывая дверь роскошной спортивной машины
— Просто рад встрече желанному гостю — изощрялся он в улыбке при виде Власовой, по мнению Оксаны, что для него была бесподобной женщиной
«Власова, среди этого сброда, но как….»,была все больше удивлена Оксана спектру влияние этой женщины, совершенно не догадываясь раньше о таком потенциале.
— Пойдем отсюда быстро! — дергала Оксану за руку, прошипела тихим шепотом девушка, не давая ей понять, что происходит
— Хотела тебя познакомить с господином Радионовым — громким голосом говорила Власова, находясь в центре окружения нацистских бритоголовых парней и их предводителя
— Господин Шмидт Александр Павлович — услышала Оксана в собравшейся толпе голос Радионова
«Вот сука, ты значит какая, ты у меня за такое Аришку никогда в жизни больше не увидишь», была раздражена Оксана, тем, что узнала, как этот человек посмел вести дела с людьми, которые по её мнению были ей дико противны.
— Так где ваш гонщик которым вы хвастались — спросила гордо Власова, обращаясь к лидеру этих националистов
— Понимаете Елизавета Валентиновна…
— Не понимаю Филин — рассмеялась Власова, опираясь бедрами на край капота синего Bentley
Роскошное красное платье, весьма эротического вечернего стиля, было сшито из шифона, открытые плечи, хорошо прорисованная грудь, а так же шикарное декольте, которым она хвасталась, стоя спиной к взгляду Оксаны. Осиная талия Власовой хорошо подчеркивалось красивым блестящим поясом со стразами, сексуальный изгиб бедер был скрыт под тонкой качающейся по ветру материей платья. Вырезы по бокам на уровне бедер у платья, открывали красоту бархатистой кожи ног Власовой, особую сексуальность, придавали красные туфли на высоком каблуке, которыми она звонко стукала.
— У нас с тобой был уговор еще два месяца назад на эту гонку, и ты все решил сорвать? — делая вид, что огорчилась, Власова вертела этим мужчиной, как ей вздумается
— Уверяю вас дорогая Елизавета Валентиновна — распинался он перед ней, когда Оксана с хищной походкой, подобию пантеры пробиралась через скопившуюся толпу лысых бритоголовых парней
— У тебя нет гонщика — рассмеялась она звонким громким смехом, опираясь руками на капот синего автомобиля — Или может быть машину тебе дать достойную в отличие от ваших помойных корыт, а может все-таки тебе денег занять, могу даже предоставить тебе одного из своих гонщиков, если твои сопляки, не способны выступить в заезде
— Возможно, Елизавета Валентиновна, если позволите я могу выступить в заезде от лица господина Шмидта — внес свое предложение Радионов, положив ладонь руки на гладкий белоснежный капот Audi R8
— В самом деле — рассмеялась еще громче Власова, прислонив руки к своей груди
— Я думаю, что у нас есть гонщик
— Александр Павлович нет, только не….
— Успокойся Коля — уверял этот мужчина, касаясь рукой, словно как у Кащея плеча здорового лысого парня — Ты выступишь в заезде за место моего племянника, а если проиграешь, заплатишь высокую цену
— Но… я — растерялся он, мешкая с ответом
— У нас нет более достойного гонщика, удивить наших дорогих гостей
— Я выступлю от вашего имени — гордо заявила Оксана, подняв подбородок, вышла в центр собравшихся людей важного круга
Власова чуть ли языком не подавилась, увидев перед собой Оксану, среди такого общества, быстро слезла с капота собственного автомобиля. Радионов, настолько был взволнован и шокирован появлением Оксаны, что на его лбу выступили частички пота, от чего в полном молчании, он отступил назад.
— Оксана! — была поражена Власова, когда наступило полное молчание — Где тебя черти носят, Романов всю деревню на уши поднял по просьбе твоего отца
— Оксана Владимировна, но как?! — был шокирован Радионов, расправляя кончиками пальцев пиджак в районе галстука
— У вас ведь нет гонщика — холодно, относясь с безразличием на реакцию Власовой и Радионовой, гордо говорила Оксана — Я выступлю в этом заезде
— Ты же не думаешь ей дать машину Славяна?! — обратился Коля к своему предводителю
— Знаешь ли ты девочка — говорил господин Шмидт, обратив особое внимание, как приткнулась Власова и Радионова при появлении Оксаны — Не знаю какие связи тебя связывают с госпожой Власовой и господином Радионовым, но я заметил ты пользуешься у этих людей огромным уважением и авторитетом
— Оксана Владимировна выступите от моего имени — сразу же предложил Радионов, учитывая прошлый гоночный опыт Оксаны
— Но Алексей Константинович! — обиженно возмутился молодой светловолосый парень, водитель Радионова, подавая голос со стороны водительского места
— Оксана что происходит? — была поражена Власова — Как ты могла оказаться тут?
— Мир ведь настолько тесен да Елизавета Валентиновна — изображая из себя царицу, заявила Оксана, шикарно виляя бедрами подошла к машине Власовой — Скажу честно я была поражена, тем что вы и Радионов заодно, прямо за спиной у Романова
— Романов меня убьет — опуская голову, угрюмо вздохнула Власова — Если конечно не….
— Мне плевать, что там у вас с Романовым у меня тут свои дела
— Ну конечно наша Оксаночка опять в поисках очередной головоломки
— Филин даже не думай — предупредил Коля — Она здесь на правах моей сестры и я за неё решаю
— Скажи мне девочка — обратился он к Оксане, повернувшись спиной к своим гостям — Ты правда сможешь выиграть этот заезд?
— Я могу хотя бы попытаться, если вы дадите мне шанс — заверила Оксана
— Оксана Владимировна выступите лучше от моего имени — снова предложил Радионов
— Филин нет! — возразил лысый парень, пытаясь образумить пожилого мужчину
— Алена дай ей ключи от машины Славика — распорядился господин Шмидт, обращаясь к своей племяннице — Я поставлю на тебя огромную сумму девочка, постарайся оправдать мое доверие
— Филин ты делаешь огромную ошибку!
— Молчать! — крикнул не сдержавшись он в ответ на лысого мордоворота, что пытался его образумить — Вы двое принесите чемодан из моей машины — кинул он двум другим лысым парням связку ключей
— А я уж думал, вы никогда не договоритесь
Послышался голос водителя желтой спортивной машины, когда её дверь открылась и Оксана увидела парня на вид лет двадцати пяти, одетого в стиле московского мажора. Черная майка выказывала мощные плечи, вырисовывая мускулы на его руках. Белого цвета спортивные штаны, удачно, по мнению Оксаны, вписывались к белым кроссовкам. Черная кепка скрывала стиль его короткой прически, а татуировка на его предплечье была в виде какой-то кельтской символики.
— Так в чем проблема Филин гонка будет? — манера диалекта этого парня указывала, что он сынок какого-то очень влиятельного местного депутата
— Безусловно! — развел он руки в стороны, рассмеялся диким истерическим смехом
— Ты хоть понимаешь, что ты наделала — обратился, делая вид, что волнуется лысый парень к Оксане — Он теперь тебя не то, что не выпустит, так если ты проиграешь гонку, вообще убьет
— Ну, это ведь мои проблемы — спокойно улыбнулась Оксана, относясь равнодушно к сложившейся ситуации
— Если она проиграет, отдай её мне Филин — заявила Власова
— Только в том случае если выиграет — возразил господин Шмидт — Если проиграет, я её сам придушу
— Что?! — возмутилась Оксана — Должен же быть у меня выбор
— Тебе наверно переодеться нужно, да девочка?! — обратился господин Шмидт к Оксане, игнорируя её мольбы — Ведь не будешь же ты в этом в машине, я уверен Алёна, тебе что-нибудь подберет
— Что ты наделала! — подошла к Оксане девушка шатенка и дернула её за руку, чтобы обратить на себя внимание — Ты хоть понимаешь, что даже в случае скажем маловероятной для тебя победы, тебя никто просто так отсюда не выпустит
— Я думаю, что в случае победы он изменит свое решение — гордо поднимая подбородок, Оксана прошла мимо лысых собравшихся парней, направляясь в высокое большое кирпичное сооружение
— Только не мой дядя — не согласилась с мнением Оксаны эта шатенка, открывая перед ней железную дверь входа в это сооружение
— С чего ты так решила? — остановившись у раскрытой двери, спросила Оксана
— Не хочу тебя расстраивать, но я слишком хорошо его знаю — пояснила она, указывая взглядом для Оксаны на открытую дверь
«Пиздец значит, придется полагаться только на себя, блядь ну почему именно со мной такая хуйня происходит», выражая грязные мысли, грубо подумала Оксана, повела алыми губками, вошла внутрь огромной машинной мастерской.

***
Просторная комната, стены которой были выложены кирпичной кладкой, была почти не заставлена, убогий интерьер скрашивали пластиковые окна и шторы, закрывающие их бледно зеленого цвета. Кожаный диван, цвета кофе с молоком, два кресла и журнальный столик между ними, располагались у левой стены. У окна прямо по центру располагался небольшой письменный стол, выполненный из дуба, щедро обработанный лаковым покрытием, на поверхности которого стоял жидкокристаллический монитор. Бесконечное количество плакатов, нацисткой символики, германские флаги, времен второй мировой войны, вся эта карикатура украшала, голые кирпичные стены этого помещения. В воздухе пахло табачным дымом и виски, бутылка которого стояла на кофейном столике рядом со стеклянной пепельницей, что вмещала в себя пару дотлевающих наполовину сигарет. Пол рабочего кабинета, управляющего этой мастерской, был выложен из красного паркета, в самом центре лежала шкура медведя, служащая дикостью интерьера этого помещения.
— Температура говоришь 39,5 и держится не спадает
Говорила Оксана по телефону, стукая звонко каблуками по полу, подошла к окну, пока девушка, что вошла за ней сразу в этот кабинет закрыла за собой дверь на замок, оставляя ключ в замке.
— Оксана у него недавно случился припадок — рассказывала Вероника, весьма взволнованным тоном голоса
— Оксана Владимировна он уже на ИВЛ, легкие самостоятельно дышать — пояснила Валентина переживающей интонацией голоса — Может зря мы Валерия Николаевича и Марину Викторовну в отпуск отправили?
— Что насчет пустул на коже нашего пациента? — пропуская мимо ушей такое заявление, спросила Оксана, кончиками пальцев отодвинула штору на окнах
— Может быть ветряная оспа — предположила Валентина, тем самым отвечая на вопрос Оксаны
— И где бы он по-твоему мог её подцепить? — усомнилась Оксана в правильности мышления своей коллеги, заметив за окном на улице Власову распивающую шампанское с хозяином мастерской, тут же задернула штору — Насколько я знаю, его могли привить еще в детстве
«Лживая дрянь, надо будет, как выберусь из этого муравейника, все Романову рассказать, с кем она за его спиной дружбу водит», взбесилась Оксана, резко дернула штору на себя, завешивая полностью окно.
— Оксана ты чего?! — испугалась девушка, что подошла к столу, встав в пару метром от Оксаны
— Власова сука! — прошипела с ненавистью Оксана
— Что прости Оксана?! — услышала внезапно Вероника, как с ненавистью Оксана шепотом произнесла имя Власовой
— Елизавета Валентиновна с вами? — удивилась Валентина — Вы хоть знаете что ваш знакомый Романов, по просьбе вашего отца всю деревню на уши поставил, все вас ищут
— Я скора буду в деревне — заверила Оксана, прикусывая краешек губы
— Оксана у нашего пациента максимум дня три, ну максимум четыре, инфекция распространяется быстрее, чем мы думали — рассказывала Вероника
— Нужно взять посев на кровь, как раз сейчас идет воспалительный процесс — игнорируя доводы Вероники, распорядилась Оксана, медленно направилась к девушке, что стояла у стола так любознательно на неё смотрела — Алена дорогая ты мне не поможешь?
Обратилась Оксана к шатенке, встав возле неё, повернувшись спиной, обернув голову указала взглядом возбужденным лазурных голубых глаз на молнию под декольте платья. Приятной нежностью теплые руки девушки коснулись собачки молнии, медленно кончиками пальцев потянув её вниз. Раскрывая алые губы, издавая едва слышный эротический стон, Оксана с полностью открытыми глазами, оставляя голову, повернутую набок, почувствовала ласку касания приятных женских рук на хрупких плечах бархатистой коже. Девушка, медленно взявшись кончиками пальцев за лямки платья на Оксане, аккуратно развела их в стороны.
— М… ты такая нежная — изумилась Оксана в улыбке, провела коготком большого пальца по сенсору дисплея сотового телефона, включила на громкую связь
— Оксана Владимировна что происходит? — возмутилась Валентина, догадываясь, что происходит
— Оксана мы тут вкалываем с Валентиной, двое суток без отдыха следим за твоим пациентом, пока ты там развлекаешься?! — вспылила Вероника, громко звонким голоском прокричала в трубку телефона
— Ты, кажется, говорила, что тут где-то карта твоего брата — возбужденным голосом, оставаясь стоять спиной к девушке, возбужденным голосом попросила Оксана — Мне нужно на неё взглянуть
— Ты что с сестрой нашего пациента? — угнетала Вероника бессмысленными вопросами
— Хорошо я сейчас её тебе принесу — заверила она, убирая руки с плеч Оксаны, медленно отошла от неё на пару шагов назад — Скажите, пожалуйста, как там Слава?
— Хватит терзать себя переживаниями — прошипела Оксана тихим шепотом, запрокинув чуть повернув голову набок — Поверь, лучше ему от этого, не станет
— Это все дядя виноват, если бы не он со своей дурацкой манией величия не….
— Возможно, возбудитель жил в нем еще до ножевого ранения — не желая слушать жалкое нытье этой девицы, вынесла Оксана свое предположение
— Посев будет готов тока завтра — предупредила Валентина — А сейчас, где вы находитесь?
— Скажем так — заявила Оксана, оставаясь стоять возле стола, лямки белого платья на хрупких плечах были разведены в стороны, открывая первозданную красоту её тела — Занимаюсь основной причиной, которая убивает нашего пациента
— Вероятней всего грибковая инфекция — поделилась своим мнением Валентина
— Хм… я тоже так подумала — согласилась Оксана, обернувшись, посмотрела, как девушка отодвинула ящик стоящего у стены маленького столика, нагнувшись, копалась в его содержимом
— Так что прикажите делать Оксана Владимировна? — поинтересовалась Валентина
— Продержите его в таком состоянии до результатов посева крови
— Он ведь будет всю ночь делаться — возмутилась Вероника
— Вот иди и помоги девочкам из лаборатории — распорядилась Оксана, постукивая коготками по поверхности гладкого компьютерного стола — Я перед ними потом проставлюсь за спешку
— Да и Вероника надеюсь, ты помнишь — предупредила Оксана — Что кровь на посев нужно брать в момент суточного повышения температуры, а не при её максимуме
— Я сделала забор крови в момент, когда температура была 39,2
— Валентина иди контролируй состояние пациента — отдала распоряжение Оксана, взявшись кончиками пальцев за разведенные лямки платья
— Для этого есть дежурная медсестра — послышался жалкий голос Валентины
— Ты врач! — строго дала понять Оксана, оголяя из-под платья шикарную сочную грудь, оставляя его оседать на талии — Это твоя обязанность вести наблюдение за пациентом
— Что сказать вашим родителям, когда они снова придут в больницу? — спросила рыжеволосая девушка, словно не желая заканчивать телефонный разговор
— Придумай что-нибудь — не желая разговаривать по этому поводу, держась за платье, Оксана виляя роскошными бедрами эротическим танцем, позволила белому платью упасть на пол паркет, прикусывая застенчиво краешек губы — А сейчас моя дорогая бестия, иди работай
«Пиздец, кажется, я не могу уже контролировать себя, придется взять её силой», прикусывая краешек губы, извращая эротические мысли, Оксана, сильно возбудилась от мыслительного процесса.
Легкостью движения указательного пальца, Оксана провела по сенсорному дисплею телефона, прерывая разговор, перешагивая через лежащее на полу платье. Обольщаясь красивой улыбкой безупречно алых губ, Оксана коснулась кончиками пальцев резинки черных кружевных трусиков, медленно начала их стягивать с себя. Виляя очаровательной попкой, отражая в каждом движении красоту эластичных бедер, страстно облизывала жаркие губы кончиком языка, была поражена тонким ощущением скольжения резинки трусиков по собственным ягодицам.
— Ты что вообще без белья хочешь быть? — удивилась девушка, обернувшись в тот самый момент, когда трусики, что были на Оксане, скользким трением скатились по её ногам, падая на пол
— На что ты готова пойти ради того чтоб спасти жизнь своему умирающему брату? — перешагивая через лежащие на полу трусики, спросила Оксана с хищной страстью медленным шагом направилась к девушке, что держала в руках карту брата
— Что ты делаешь? — испугалась непонятного взгляда на лице Оксаны, она отошла назад, упираясь бедрами на стол рядом с которым она стояла — Ты в своем уме у тебя ведь гонка будет скора, а если сюда кто-нибудь зайдёт?
— Пускай заходят — Оксана с тяжелым дыханием в груди не могла контролировать свой сексуальный пыл, встала рядом с девушкой — Пойми мне это нужно — кончиками пальцев она взялась за карту, что девушка держала обеими руками, вынудила её бросить на пол
— Я тебе не ле…
Не давая ей договорить, Оксана обвила ладонями теплых рук лицо девушки и тут же впилась в её розовые нежные губы. Бойкая шатенка не хотела так легко отдаваться Оксане, поэтому она схватила её за запястье обеих рук, голодом страсти обсасывала губами с губ девушки мокрую слизь слюны. Девушка с трудом освободила свою руку из-под хватки Оксаны, тут же схватилась за пучок её золотистых роскошных волос, запрокинула ей голову, вынудила оторваться от своих губ. Держа Оксану за волосы, она прижала её бедрами к столу рядом с которым сама стояла, словно боялась другой рукой притронуться к сочному обнаженному телу искушенной развратом блондинки.
— Я тебе не ле…. — пытаясь отдышаться, говорила девушка в раскрытые алые губы Оксаны, испуская из-за рта горячий возбуждающий поток воздуха — Меня женщины не возбуждают как-то
— Ну, хочешь глаза мне завяжи, хочешь руки свяжи — изнывала сладким стоном Оксана, покорно смотрела сгорающим от любви взглядом в глаза этой девушки, опираясь руками на поверхность стола, выгнула спину, выставив грудь вперед — Я пойду на любые твои условия
— Ладно, хорошо — неожиданно согласилась девушка, отпуская волосы Оксаны, коснулась руками черного пояса на платье — Но только при условии, что я тебе завяжу глаза, меня напрягает, как ты на меня смотришь, как будто хочешь раздеть
— Именно это я бы сейчас и сделала — жадно облизнув краешком языка губы, призналась Оксана, придавая очаровательным скулам и румянцу на щечках выражения распущенной застенчивости
— Хочешь, чтобы у нас тут все было — снимая черный пояс со своего платья, говорила девушка, держа тонкую шелковую материю в руках — Боже, что я творю, совсем уже из ума вышла
— Да перестань ты — обвила Оксана руками плечи черного платья на девушке, цепляясь коготками за его грани, желала нестерпимым желанием оголить их — Никто ведь об этом, я думаю, не узнает
— Мне даже от одной мысли изменять Коле нехорошо — держа пояс, намотав на руки, стала приближать его к лазурным возбужденным глазам Оксаны
— Женщины ведь тоже люди и имеют право расслабиться с кем им угодно
Продолжая тяжело дышать, издавая через каждое слово стон, натянуто от возбуждения говорила Оксана, пока девушка завязывала поясом её лазурные голубые глаза.
— Ты с ума сошла — выражая улыбку на своем мило лице, девушка обвила приятными ладонями лицо Оксаны, легонько коснулась её изнывающих губ — Сейчас подожди, я что-нибудь найду постелить на стол и учти, я это делаю, только ради Славика
— А я другого и не могла ожидать — сладким стоном простонала Оксана, почувствовала, как руки девушки покинули её лицо, а жаркое пылающие огнем дыхания розовые губы медленно отдалились — Я думаю, что белая скатерть твоего дяди, постеленная здесь сойдет
Схватила Оксана девушку за запястье, не имея возможно из-за повязки пояса на глазах её видеть, обвивая другой рукой талию, притянула к себе. Изнывая тихими едва слышными стонами, Оксана вздрогнула от сильного порыва возбуждения, впилась тут же в губы этой девушки. Голодом страсти слилась воедино языками с ней, Оксана жадно обтирала поверхность её языка своим, наслаждалась прелестью вкуса слюны девушки. Достаточно было всего одного мгновения, как девушка, с которой целовалась Оксана, сама позволила её шаловливым рукам, снять с себя черное платье. Не имея возможности видеть красоту тела стоящей перед собой девушки, Оксана хищной страстью сорвала с неё платье, позволяя ему подобию раздуваемому парусу на мачте корабля, упасть на пол.
— Тебя не смущает, что там за окном целая банда лысых головорезов моего дяди?
Спросила девушка, обращаясь к Оксане, когда она с диким рвением вцепилась пальцами в застежку её черного кружевного бюстгальтера.
— Да плевать я хотела на них — грубо ответила Оксана, держась пальцами обеих рук за лямки бюстгальтера девушки, медленно сняла с неё его, оголяя грудь, которую не могла видеть
— Ты с ума сошла — улыбнулась девушка шатенка, испуская жаркий поток воздуха в открытые губы Оксаны, обвивая руками её талию
— Ты меня искушаешь — опираясь бедрами на край стола, поверхность которого была накрыта белой скатертью, Оксана медленно залезла на него, ощущая на своем теле нежные женские руки
— Я знаю — прошептала распущенным развратом искусительница, жарко поцеловав Оксану в грудь, оставляя на сочном соске обжигающий леденящий холодом отпечаток слюны
Обвивая ладонями теплых рук, грудь Оксаны, девушка, жарко обсасывала губами её розовый сосок, легонько прикусывая его зубками. Водоворот столь сильных сексуальных ощущений окутал Оксану, издавая едва слышные ноющие стоны, была предельно сильно возбуждена. Повязка на глазах не давала видеть, что происходит в кабинете, когда Оксана полностью легла на поверхность стола, раздвинув согнутые ноги в колени. Стенки влагалища Оксаны переполняла влага сильного возбуждения, когда она находилась в ласке женских поразительных рук. Девушка с поразительным оттенком кашемирового цвета волос, вдруг из парадоксальной неумехи превратилась в опытную искусительницу, поражала нежностью скольжения прохладного пропитанного слюной языка по телу Оксаны, опуская ниже по животу, стремясь к её лобку.
— Ах… — издала Оксана, тихий эротический стон, прикусывая край губы, почувствовала жаркое, пылающее огнем дыхание с губ девушки на пропитанных губах влагалища
Кашемировая извращенная натурой девушка, обвивая руками бедра Оксаны, положила одну руку к ней на живот. Двумя пальцами другой руки медленно развела половые губы влагалища Оксаны в стороны, выпуская в него, с розовых пылающих страстью губ, горячий жгучий поток воздуха. Издавая сладостный стон, Оксана терзала себя искушением, стала живать одной рукой пальцами собственную грудь, положив другую жаркую ладонь руки к себе на живот. Коснувшись кончиком влажного языка, насыщенного холодом слюна которого, девушка провела по вдоль влагалища Оксаны, смачно сплюнув при этом в разведенные её стенки. Оксана от переизбытка сексуальных ощущений, когда похотливая расхитительница впилась жаркими губами в клитор Оксаны, чувствовала как слюна, сплюнутая с губ девушки, проникала вовнутрь промежности разведенных половых губ. Легонько прикусывая зубами клитор Оксаны, кашемировая искусительница вызывала в ней бурю стихийных ощущений, колких ощущений. Стенки влагалища Оксаны покрывались щедрым изобилием влаги, столь сильное сексуальное ощущение, с завязанными глазами, вызывало в ней неконтролируемую страсть, сопровождающуюся тихими стонами.
— М…. — прикусывая краешек губы, Оксана ощущала, как девушка зубками легонько прикусывала её клитор и как густая вязкая слюна, морозящим холодом, проникала, а раздвинутую промежность её возбужденных губ — М…. — словно кошка мурлыкала она, лежа спиной на столе держась одной рукой за свою грудь, а другую, положив на собственный живот
Оксана полностью вдруг раскрыла глаза и открыв рот, не имея возможности даже простонать, почувствовала жгучую прохлада скользкого проникающего языка промеж горячих возбуждением стенок влагалища. Вцепившись когтями обеих рук в скатерть под собой, Оксана почувствовала всю резкость скользкой жгучей силы возбужденными стенками влагалища. Язык девушки довольно ловко проник в покрытое изобилием влаги влагалище Оксаны, подобию стихией страсти морского шторма, ураганом дикой страстью кончиком языка разминая покрытые влагой стенки. Открывая рот, Оксана хотела застонать, раскрыв полностью лазурные голубые полные возбуждением глаза, что смотрели в ткань завязанной на них повязки, держась за грани с обеих сторон покрытого скатертью стола изогнула спину, выставив грудь вверх. Издавая мучительный тихий стон, рухнула на стол, соединив ладони рук, с руками своей искусительницы изливая ей на язык водопад неконтролируемую силу пережитого сокрушительного оргазма.
— М… тебя так легко довести до оргазма
Ухмыльнулась кашемировая искусительница, высовывая медленно скользким движением язык из влагалища Оксаны. По завершению провела по её промежность снизу вверх, язычком легонько задевая кончик клитора Оксаны, сплюнув большой сгусток слюны в возбужденные половые губы.
— Теперь, когда я выполнила свою часть сделки….
— Не до конца — возразила Оксана, улыбаясь хитрой распущенной похотью, держась с ней за руки, когда девушка стояла над её телом на коленях
— Правда я сама теперь завелась — призналась она, выражая нотками смущения, просьбу желанной сексуальной ласки
— Именно это я и имела в виду — обвивая руками талию девушки, Оксана, оставаясь с завязанными глазами, держась коготками за резинку её трусиков, когда она сидела уже рядом с ней, поджав под себя ноги — Иди ко мне — держа трусики на кончиках пальцев, она скинула их на пол



Девушка разместилась своей промежностью раздвинутых ног над лицом Оксаны, когда она лежала под нею. Обвивая руками талию девушки, Оксана вынудила её прижаться, открывая рот, жаркими алыми губами провела по влагалищу развращенной девицы, стараясь их обсасывать. Оксана лежала с раздвинутыми ногами, ничего не ожидая теперь от этой шаловливой кашемировой кошки, жадно облизывала её половые губы. Старательно губами впиваясь в клитор девушки, Оксана, закрыв глаза, оставляя собственные ноги разведенными согнутые в колени.
Девушка с восхитительным оттенком кашемира, по все видимости случайно положила жаркую ладонь руки на возбужденную мокрую промежность Оксаны, когда она так старательно обсасывала её клитор. Раскрыв вновь от неожиданности силы сексуальных ощущений лазурные голубые глаза, Оксана ловким рвением, проникла промеж мокрых возбужденных стенок её влагалища, ощущая как пылающая жаром ладонь этой девицы, плотно прижималась к мокрому влагалищу. Оксана, снова потеряв над собой контроль, жадно облизывала её стенки влагалища, чувствуя, как рука столь ярой искусительницы обжигала плотным прижатием её промежность, с которой сочилась тонкая струйка влаги. Обвивая руками талию девушки, Оксана полностью высунула свой язык к ней во влагалища, извивалась как дикий необузданный зверь, издавая возбуждающие вибрацией звука стоны во влагалище девицы. Находясь в такой ситуации, Оксана не могла определиться с желанием, то чтобы рука сексуальной расхитительницы плотно прижимала её половые губы, толи покинула незамедлительно их, мешая ей контролировать.
— Тише-тише ты чего — удивилась девушка, как Оксана, находясь под ней, виляла неконтролируемо тазом то вверх, то вниз — По-моему, сейчас моя очередь получать своё
— М… — изнывала Оксана глухими стонами во влагалища девушки, жадно слизывая с их стенок влагу, была поражена наглостью столь возбужденной львицы, когда кончик её коготка легонько проник между её возбужденных мокрых стенок — М….
Оксана не могла уже контролировать такую пылкость ощущений, издавая мучительный стон во влагалища девушки. Оставляя в нем свой язык, изогнув спину, Оксана, держась за талию девушки руками, испытала снова молниеносный оргазм.
— Ты что опять? — удивилась девушка, почувствовав видимо пальцем, что находился на промежности возбужденных губ Оксаны, жаркую волну выливающейся влаги
— Прости — медленно высовывая из мокрых, не получивших удовлетворение половых губ девушки свой язык, Оксана, застенчиво улыбаясь, стесняясь собственной неподвластной сексуальной пылкости, лаской, горячих алых губ, одарила поцелуем её влагалище — Я правда не могу контролировать порой себя
— Я заметила — недовольно буркнула девушка, слезая с Оксаны, села на край стола
— Прости, я не хотела — губы Оксаны, словно сами улыбались в распущенной удовлетворенной улыбке — Просто твоя рука, когда ты её положила я….
— Тебе смешно да? — обиженно выразила недовольство неудовлетворенная девушка, когда Оксана сняла с глаз повязку черного шелкового пояса
— Нет — отрицала Оксана собственную ложь, оставаясь за спиной девушки, села на столе, позволяя своим рукам обвить её плечи, прижимаясь к ней своим телом — Ну я правда испытала такое, когда ты просто приложила руку
— Значит, во всем виновата моя рука, так да?!
— Ну… — тянула с ответом Оксана — Хочешь, я могу продолжить? — предложила она, целуя девушку жарким поцелуем в шею
— Нет, не надо, спасибо, обойдусь — возразила она, убирая руки Оксаны со своего тела, встала со стола, касаясь каблуками черных туфель пола комнаты
— Ну, я правда могу все исправить — лживой улыбкой улыбаясь Оксана опустила голову, оставаясь сидеть на столе, поджав под себя ноги, скрывая лицо золотистыми волнистыми волосами
— Хватит Оксана — не согласилась с мнение Оксаны, эта девушка, выражая необычайную гордость, нагнувшись, подняла с пола свою разбросанную одежду — Ты только и делаешь, что нагло врешь, ты даже когда врешь, наверно не краснеешь от стыда, как можно быть такой бездушной отреченной от мира созданием
«Блядь ну что ты мне теперь нотации будешь читать, могла просто не класть свою руку, туда, куда не нужно было», прикусывая краешек губы, Оксана выразила подлую застенчивость, удивительным очарованием прелестью очертания скул.
— Я не такая уж и бездушная — сгорая от стыда собственного эгоизма, снова соврала Оксана
— Нет, Оксана — не поверила она словам Оксаны, прикрываясь черным платьем — Ты даже сейчас, сидишь и имея поразительную наглость лжешь
— Да не вру я! — возразила Оксана, надув губки, отражая красоту прелестных ямочек на щечках, покрытых румянцем
— Вот зачем тебе была нужна эта гонка, скажи?
— Просто хотела снять стресс
— Ты его, кажется и так сняла
— Просто это моя маленькая слабость — оставаясь сидеть на столе, Оксана жадно облизывала оставшуюся слизь влаги с влагалища девушки, которую из-за своей колкости ощущений не смогла удовлетворить — Обожаю адреналин и скорость
— Ты хоть понимаешь что там? — выражая трагическую иронию на своем лице, что уже внезапно пропиталось чувствами к Оксане, выкрикнула из себя эта девушка — Не понимаю, как у тебя мозгов хватило выйти туда и изъявить при всех, что ты лучше любого из людей моего дяди в гонках
— Не понимаю, а ты чего завелась? — коварством блистательной улыбки, улыбнулась Оксана, опуская ноги со стола, звонко стукая каблуками бежевых туфель, коснулась ими пола
— Одной из особенностей моего дяди — застёгивая за спиной застежку бюстгальтера, с чувством необычайных эмоций на лице, отражающих горечь переживания говорила девушка — Он никогда не держит слова, но всегда спрашивает его с других
— Плевать — самоуверенно холодно улыбнулась Оксана — Зато хотя бы получу массу удовольствия
— Для тебя, что это смешно? — подошла она, к Оксане схватив её за запястье обеих рук, со слезами на глазах, посмотрела в лазурные голубые счастливые глаза — Ты хоть понимаешь, что там за люди, что они с тобой сделают, если ты хотя бы не придешь первой к финишу
— Я думаю, что смогу что-нибудь придумать
— Придумаешь, конечно, с членом во рту и во влагалище, когда дядя даст добро своим бездушным свиньям снять с тобой порно в подвале
— Зачем ему это? — ужаснулась Оксана, прижав ладони обеих рук к алым губам, представляя в голове подобный ужас
— Нужно же будет как-то тебе отработать проигранные деньги
— А что будет, если я приду первой?! — спросила Оксана, предполагая только лучший вариант для себя исхода событий
— Он отдаст тебя этой Власовой — выражая отвращение в голосе, назвала она фамилию женщины к которой испытывала по мнению Оксаны, неприязнь
— А что в случае победы у меня не будет выбора?
— Почему ты так уверена в себе? — была возмущена самооценкой Оксаны эта девушка
— Потому что у них на лице написано у каждого аутсайдер
Гордо заявила Оксана, помогая девушке, что стояла повернутой к ней спиной одеть, черное платье, аккуратно ладонями обеих рук, разглаживая складки на талии, поражалась вкусу необычайной силы аромата лаванды, что сохранилась на её теле, глубоко вдыхая его ртом.
— Ты слишком самоуверенна в себе — не согласилась с мнением Оксаны эта девушка, направляясь к шкафу, шикарно покачивая бедрами — Смотри, как бы вышло иначе
— Ой да перестань — возразила Оксана, совершенно не желая её слушать последовала за ней
— Я тут оставила кое-какой гардероб в кабинете своего дяди, так как сама понимаешь, мы тут очень часто бываем — говорила девушка, взявшись обеими руками за блестящие ручки дверей шкафа
— Тогда я выберу можно вот эти шортики и вот этот белый топик — указала Оксана взглядом сгорающих от стыда глаз, на нужные ей вещи
— Хм… зачем такие откровенные шортики тебе не знаю — повела губами кашемировая девица, удивляясь выбору Оксаны — Ну а на счет топика понятно, ибо нет ничего другого позволяющего так эффектно поддерживать твою грудь, ну….
— Тебе что моя грудь не нравиться? — возмутилась Оксана, встав перед ней, посмотрела в её карие, чарующие оттенком глаза, выражение которых отражала до си пор какое-то скрытое желание
— О… грудь у тебя бесподобная — похвалила кареглазая распутница грудь Оксаны, взяв с полки короткие джинсовые шортики — Я еще не у кого не видела столь шикарную грудь
— Ты мне льстишь — заядло улыбнулась Оксана — И дорогая моя Алена ты не подашь мне мои трусики — застенчиво обратилась она к девушке
Внезапный звонок, сотового телефона, резкая ритмичная его стандартная мелодия, подражающая марки Lenovo, заставил Оксану вздрогнуть и оторвать свой взгляд от любознательных глаз кашемировой чертовки. Девушка, что стояла перед Оксаной, заметив, как она вздрогнула, забавно рассмеялась, прикрывая губы ладонью руки. Пытаясь скрыть неловкий момент насмешки, направилась к компьютерному столу, на поверхности которого трезвонил телефон.
— Да Коля я тебя слушаю — ответила она, проведя по сенсору дисплея, как только взяла в руки телефону — Да не ругайся ты, сейчас мы спустимся, просто слегка промыла тут мозги нашей наивной глупышки
Подняв с пола лежащие черные трусики, Оксана, выражая изумление во взгляде, посмотрела на ноги стоящей рядом девушки, их стройность и красота изгиба манили к себе. Специально нагнулась перед ней, Оксана краем взгляда посмотрела, как она взяла шариковую ручку со стола и поднесла колпачок к розовым губам, помада на которых была стерта. Убирая колпачок от своих губ, девушка, разговорилась со своим парнем, убеждая его, что скора, спустятся вниз. Взяв в одну руку платье, а в другую поднятые с пола трусики, оставаясь в таком согнутом положении, Оксана открыв внезапно алые губы, почувствовала прикосновение леденящего слюной колпачка ручки, которым девушка, прислонилась к её влагалищу. Девушка настолько увлеклась разговором и убеждением, объясняя своему парню, что непонятно для Оксаны, по какой причине водя по стеблю ручки, что держала в руке, большим пальцем, медленно ввела на сантиметр плавно его кончик ей во влагалище.
— М…. — облизывая жадно алые пылающие огнем губы, Оксана выронила одежду из рук, опираясь на его поверхность ладонями обеих рук — Ах…. — издавая сладкий тихий стон, ощущала она, как кончик колпачка шариковой ручки проникал все глубже
— О…. боже Коля прости — смутилась девушка, быстро отпустила ручку, что держала в руке, от чего она, выскользнув из влагалища Оксаны, упала звонко на пол
«Ну все пиздец!», сгорая от стыда, перед этой девушкой, смутилась Оксана, как неловко возбудила и получила долю случайного удовольствия.
— Так значит, Коля прости — возмутилась Оксана, падая от бессилия на пол, поджала под себя ноги, обиженно посмотрела на искушающую её извращенную девицу
— Я сейчас спущусь — внезапно она направилась к выходу из комнаты, оставляя Оксану с обидой сидеть на полу — Я… я… у меня просто нет слов
— Еще бы конечно они у тебя были — прошипела Оксана с ненавистью, что не получила желанного удовольствия, с презрением и чувством стыда посмотрела, на ручку, что лежала на полу перед ней
— Коля я все сейчас объясню — уверяла она своего парня по телефону, открывая поворотом ключа замок входной двери — Пусть Оксана оденется, а мы пока поговорим
— Ну конечно Оксана ведь одна может одеться — вредничала Оксана, чувствуя себя покинутой, когда дверь этого мрачного рабочего кабинета закрылась за спиной девушки
Оставаясь сидеть на полу в куче разбросанной одежде, Оксана свесила голову, опираясь руками на пол, поджав под себя ноги, нервно покусывала краешек алой губы, от чувства, того как несправедливо её используют. Лазурные глаза, стали покрываться влагой, нестерпимой душевной болью, что Оксана переживала, считая себя отринутой и никому ненужной, тихо, прикрывая лицо золотистой прядью волос, всхлипнула в тишину пустого кабинета. Яркие лучи солнечного света проникая, неистовой силой через стекла пластиковых окон в кабинет, озарили пол на котором сидела Оксана, вызывая раздражение на глазах, от чего она со психу, взяла в руки бежевое платье и от порыва эмоционального стресса кинула его. Не обращая внимания, как оно упала на край компьютерного стола, Оксана встала на полу на четвереньки, опираясь на локти, прижалась лицом к белью, пропитывая его, вытекающими с лазурных глаз, слезами дикой душевной обиды.



Большая мастерская, воздух которой был пропитан маслами, технической смазкой, а так же растворителями и бензином, вмещала в себе несколько спортивных машин, находящихся разобранными на разной стадии. На каменной плите, пола ремонтного бокса, были разлиты мелкими лужами масла, на кирпичных стенах были изображен знак третьего рейха, словно символ украшающих натуру и сущность людей работающих в этом заведении. Ряд покрышек и колесных хромированных дисков, все было аккуратно уложены в кассеты, стеллажи с инструментами, даже автомобильный подъемник, все располагалась в строго определенном месте и размечено зоной перемещения. Налет на стеклах пластиковых окнах в этом помещении, образовавшейся тонкой маслянистой пленкой, не пропускал достаточное количество света в помещение.
Приятная слуху играла электронная клубная музыка для собравшихся внизу людей, участников и спонсоров гоночного мероприятия. Распущенные развратом девушки в одном сексуальном нижнем кружевном белье, словно как у шеста, танцевали на столах, у подъемника, даже рядом со стоящими сверкающими блеском спортивными автомобилями, нежностью ласковых рук, ублажали корпус бездушного металла. Собравшиеся бритоголовые парни внизу, выпивали пиво, развлекались, потешаясь между собой, кто-то даже целовался дикой страстью с одной из девушек, уложив её на капот своей машины.
— Да успокойся ты Коля — говорил мужчина в черном фраке — Никуда твоя Оксана Владимировна не поедет, неужели ты думаешь, что я настолько глуп, что поставлю свои накопленные сбережения на эту непутевую девчонку
— Спасибо дядя — опуская голову, словно скрывая истинные эмоции, поблагодарила девушка, являющаяся его племянницей
— Как это я никуда не поеду?! — громко крикнула, возмутилась Оксана, спускаясь по железной лестнице со второго этажа, звонко стукала каблуками бежевых туфель — Но я хочу участвовать в этой гонке, вы же обещали
— Ха…. — громко и звонко рассмеялась Власова, держась рукой за свою грудь, другой рукой медленно задержала бокал с шампанским рядом со своими багровыми, щедро накрашенными помадой губами — Оксаночка уже не терпеться нажать каблучком на педаль
— Оксана ты никуда не поедешь — возразил парень, позволяя его девушке обвить сзади его талию, прижаться к его плечу своим лицом — Я так решил
— Да и к тому же — говорила Власова, продолжая держать рядом с губами бокал с шампанским не переставая при этом заядло улыбаться — Что я скажу Романову, он уже каким-то чудом знает что ты со мной, не знаю как ему в голову могло прийти такое — с сарказмом говорила эта женщина опираясь бедрами на капот кирпичного цвета мазды
— Оксана Владимировна достаточно неплохо показала себя в прошлом заезде среди опытных гонщиков и жаркой погони, заняв первое место — вступаясь за честь Оксаны, говорил Радионов стоя за спиной у Власовой
— Благодарю — стервозно улыбнулась Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, спустилась с лестницы, касаясь бетонного покрытия пола — Позвольте мне участвовать, я не возьму с вас никаких денег
— Ой, да пусть себе участвует — махнула рукой Власова — Все равно гаишники её остановят после нескольких поворотов, зажмут в каре — залпом осушила держащий бокал с шампанским
— А кто её потом оттуда вытащит? — испугался Николай такого исхода событий — Оксана нужна мне, она не будет участвовать в гонках
— Ну что же Оксана Владимировна — говорил господин Шмидт обернувшись, взглянул оценивающим взглядом на идущую к ним Оксану
Короткие джинсовые шортики облегали бедра Оксаны, открывая и преображая всю естественную пикантность, преображая красотой изгибов оголенной бархатной кожи ног. Столь же короткий, шелковый топик облегал тело Оксаны, открывая прелесть упругого живота, подчеркивая и придавая невообразимый объемом сочной груди, открывая её красоту благодаря v-образному вырезу. Роскошные золотистые волосы, волной волнообразного потока посыпали хрупкие плечи Оксаны, переливались при каждом её шаге и попадании на них света самыми разными оттенками золота. Звонко стукая каблуками бежевых туфель, Оксана, с каждым шагом демонстрировала красоту собственного тела, положив ладони теплых рук на бархатистую кожу ног.
— Деньги на вас естественно я не поставлю — интригующе говорил этот мужчина, вызывая ужас и смятение в глаза его племянницы и её парня — Но раз уж вы так хотите дам вам шанс себя проявить
— Отлично — хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, хладнокровно прошла мимо девушки, являющейся племянницей этого мужчины, стараясь не обращать никакого внимания на её взгляд сопереживания — На большее я ведь правда не могла рассчитывать, правда ведь Алёна?
— Оксана ты понимаешь, что ты делаешь? — отходя от своего парня, девушка странным образом привлекла внимание собравшихся рядом людей, выражая внезапные чувства образовавшихся на карих глазах влаги — Коля кое-как отговорил дядю от этой гонки, так ты снова туда лезешь
— Для меня это что-то вроде удовольствия — улыбаясь роскошной улыбкой поразительной красоты алых губ, заявила Оксана — И так господин Шмидт, где же предлагаемый вами мой автомобиль?
— Он прямо за вами — ответил Филин, нахмурив брови, словно сова — Машина Славы, думаю она произведет на вас особое впечатление
— Думаю, стоит мне теперь заверить филин — возразила Власова, передавая рядом проходившему лысому парню пустой бокал в руки — Что после того, как Романов узнал, что эта сладкая попка Оксаны находиться где-то рядом со мной, будет не целесообразно пускать её на эту гонку
— Елизавета Валентиновна! — вскрикнула, возмущенно Оксана, стянув белую накидку с корпуса накрытого её автомобиля, кидая её на пол — Это не ваше дело!
— Елизавета Валентиновна — хриплым голосом возразил, господин Шмидт, от звука его тона, окружение, словно стихло до шепота, все словно начали переглядываться между собой — Эта девочка, как я понял, спасла моего дорого племянника на операционном столе, я думаю, она заслуживает шанса, чтоб в неё поверили
— Ну, надо же!
Ухмыльнулась Оксана, заметив уникальный автомобиль «HondaS2000», шикарный спортивный механический конь, был покрыт зеркальной белой краской, а его капот был украшен тонкой карбоновой пленкой. Серые словно пепел сиденья, были обтянутых приятной на ощупь велюровой обивкой, которую Оксана распознала, проведя по его спинке кончиками подушечек пальцев. Обтекаемость такого красивого авто, манила к себе, его гладкий черный спортивный руль, механическая коробка передач, даже выемки на капоте с отверстиями для воздушного охлаждения двигателя, все взывало к себе попробовать такую мощь.
— Впечатляет правда — опираясь бедрами на дверь шикарного родстера с открытым верхом
— Вам нравится правда? — обратился господин Шмидт к Оксане — Слава много времени и сил вложил в него и наконец, добился колоссального результата, увечив, его мощь до 350 лошадиных сил, что примерно на 80 больше от его номинальной вырабатываемой мощности
— Дядя ты, что убить её захотел? — вскрикнула звонким жалким отчаянным голосом племянница этого мужчины, привлекая к себе всеобщее внимание окружающих
— Я ничего не требую — возразил он
— Филин нет, ты же обещал! — возразил лысый парень, не давая своей невесте оцарапать лицо собственному дяди — Мы же с тобой обо всем договаривались
— Коля ну что ты от меня хочешь — уныло вздохнул он — Я и так не буду ставить на неё свои деньги, тем более через пару каких-то кварталов в Москве её остановит полиция
— Ну, это врятли — не согласилась с таким утверждением Оксана
— И так проверьте ваши КПК — привлек внимание к себе светловолосый московский мажор, продолжая сидеть на капоте желтой Lаmborghini Gаllardo — Маршрут в виду больших разыгрываемых сумм в этой гонке обещает быть сложным и пройдет через садовое кольцо Москвы, после возвращаемся обратно, через пункт приема металла
— Пункт приема металла?! — удивилась Власова
— Скажите а что обязательно было выходить на трассу М4 — удивился Радионов, разглядывая в КПК маршрут предполагаемой гонки
— Финишная черта за Домодедово — удивился темноволосый парень, в черной майке с открытыми накаченными плечами, опираясь на дверь серебристой Porsche — Новое Заборье
— Ставка пять лимонов с моей стороны — заявил блондин, достав из открытой, поднятой вверх двери желтой красавицы черную сумку и бросил её на пол
— Коля подай мне мою сумку — обратился господин Шмидт — Я ставлю на вас господин Вермахтов, вы по-моему мнению будите идеальным победителем в этой гонке — обратился он к парню хозяину желтой Lаmborghini Gаllardo
— Учитывая такую громадную сумму — заявила Власова, доставая из открытой двери, синего Bentley Continental GT бросила её в скопление сумок в центре
— При таком условии господин Шмидт — чертовски, привлекательной для Оксаны улыбкой, улыбнулся блондин, почесывая подбородок — Я допускаю участие в этой гонке вашей милой и прелестной девушки
— Он еще и церемониться со мной вздумал — смутилась Оксана, тихо прошептав самой себе, понимая, что нечего предложить
— Проверьте ваши топливные баки, гонка будет очень долгой и жаркой, полиция обязательно подключится — продолжил объяснять этот московский светловолосый мажор
— Оксана можно с тобой поговорить! — оторвавшись от своего парня, девушка с изумительным цветом кашемировых волос направился с обидой на лице к Оксане — Ты хоть понимаешь, что ты делаешь, у тебя мозги вообще есть
— Дорогая моя Алена — рассмеялась Оксана, опираясь руками назад на дверь белого родстера — Я прекрасно понимаю и отдаю себе отчет
— Ты дура Оксана! — громко вскрикнула она, встав перед лицом Оксаны
— Оксана послушай — подключился, встав за спиной, парень этой девушки — Мне больших трудов стоило отговорить Филина от твоего участия, но ты все же настояла на этом, ты хоть понимаешь, что первого места, когда такие суммы денег и тебе нечего предложить, тебе его не видать как своих ушей
— А кто тут говорит о первом месте? — повернувшись к ним спиной, Оксана открыла дверь машины, и расположилась в водительском кресле этого элегантного автомобиля, ощущая на бархатистой коже ног нежность соприкосновения ласки велюрового покрытия обивки сидения
— Ты не представляешь что это за аппарат! — продолжил он наставить на своем — Скажи Филину, что ты отказываешься, что вдруг передумала, прошу тебя
— Почему то ты не был столь же любезен — вставляя клюв в замок зажигания коварством ласкового, говорила Оксана — Когда душил меня в смотровом кабинете клиники
— Что?! — ужаснулась его девушка, с боязнью взгляда посмотрела на своего парня — Коля ты мне об этом не рассказывал
— Тут нечего рассказывать — смутился он, опуская голову, продолжая стоять рядом с закрытой дверью белого родстера, в котором сидела Оксана
— Да ты что — открывая дверь, коварством блистательной улыбки, стервозно посмотрела на него, выгибая спину, медленно высунула ногу из машины, касаясь каблуком бежевых туфель бетонного пола — Совсем уж нечего
— Нам не нужны были лишние свидетели со Славиком
— Коля! — вскрикнула, прижав ладони рук к розовым губам
— Да ладно — вставая полностью в полный рост, оказавшись между этой влюбленной парочки, положила каждому из них ладонь на грудь — Каждому из нас есть что скрывать
— В самом деле — согласился этот лысый парень, отводя взгляд в сторону, словно неожиданно испытал чувство сгорающего стыда
— Коля! — опять прервала его таинственное мечтание, дернула за руку его шатенка — Мне кажется, что этим дело не ограничилось, у тебя ведь с ней что-то было?
— Да не было у него ничего со мной — лживой улыбкой, Оксана спасла его положение — Я с нацистов не люблю, в отличие от нас с тобой да дорогуша
«Пускай это будет нашим с ним маленьким секретом, ведь не могу же я в одно мгновение разрушить их счастье», придавая очаровательное очертание алым губам, решила Оксана сохранить отношения между этой влюбленной парочкой.
— Алена! — сурово посмотрел он на свою подругу, выражая обидчивый неожиданный ревностный характер направился парень в сторону
— Коля! — прокричала его девушка, стукая звонко каблуками, побежала за ним, вцепившись в его руку — Ты не понимаешь, Оксана ну ей это нужно было
— Да, но ты с Оксаной
Переворачивая мысли, высказал он вслух, встав у обнаженной танцовщицы, когда музыка в большой мастерской вновь громко заиграла.
— Как ты вообще могла до такого докатиться
— Да какое мне дело до ваших проблем — чувствую за собой вину совести, прошипела Оксана, оставаясь наедине с шикарным белым родстером — Ладно придется ему все объяснить
— В чем дело Коля?! — обратилась к нему его девушка, дергая его за руку, когда он взял, предварительно открывая переносной холодильник, что стоял рядом со стеллажом инструментов бутылку пива — Ты что теперь хочешь из-за этого со мной порвать?
— Ну же Коля ты ведь не будешь против — медленно шикарно виляя излюбленной красотой открытых бедер, подошла к ним Оксана — Если девочки между собой немного развлеклись, по-моему, больше всего от этого удовольствия, получила я
— Да я не ревную — опуская снова взгляд в пол, открыл он бутылку с пивом — Просто подумать не мог, что Алена могла такое сделать с женщиной
— А что тут такого?! — изумилась Оксана в улыбке, встав опять между ними, выражая при этом красивое очертание формы скул — Это вполне естественно Коля
— Особенно для тебя — пробурчал он, отпивая глоток с бутылки пива — Ты ведь почти отдалась этим двум медсестрам в комнате отдыха медицинского персонала
— Между прочим — коснувшись кончиками пальцев подбородка рядом стоящей шатенки, повернула её убитый горем взгляд на себя — Тогда я не знала, что за всем этим стоишь именно ты
— Мне нужно было, чтоб ты почитала карту Славика, осмотрела его мастерскую
Говорил он, когда Оксана, наглым образом раскрыв алые губы, стоя возле танцующей танцовщицы, медленно коснулась губами розовых пылающим жаром губ шатенки.
— Но я не думал, что с тобой будет так сложно
— А со мной Коля по-другому не бывает
Повернулась Оксана к нему, касаясь теплыми ладонями, его твердых скул мощного лица, раскрыла губы, перед ним ожидая ответного поцелуя. Искушая себя прелестью прохлады слюны девушки, что сохранилась на них, Оксана желала, терзая ожиданием взаимного поцелуя со стороны этого парня.
— Оксана нет! — возразил он, взявшись за руки Оксаны, оторвал их от своего лица, не давая ей поцеловать себя перед своей девушкой — Я не хочу
— Жаль — скривила Оксана от обиды алые губы, позволяя ему держать себя за запястье обеих рук, скрывая глубокое разочарование фальшивой улыбкой — А все могло бы быть иначе, если бы ты не стал меня забирать силой
— Ты мне нужна здесь!
— Зачем? — удивилась Оксана, считая себя отвергнутой — И, кстати, кто тебе позволил снять с меня красные трусики? — решила она подловить его на этом
— Когда я тебя забирал, вытаскивая твое тело через окно — говорил он, взяв за руку свою девушку, скрывая постыдный взгляд от Оксаны — Одна девушка что была рыженькая, очень сильно умоляла меня дать ей твои трусики, не знаю, была одержима, что ли тобой
— Ты сам снял или она сняла? — требовательно, придавая глубокую серьезность лицу, спросила Оксана, встав между парнем и девушкой, опираясь руками на стеллаж, выгнула спину
— Она сама сняла, когда ты лежала на подоконнике открытого окна
— Вот сука — прошипела Оксана
— Она так заботливо ласкала тебя, как я ей мог отказать
— За это ты вынудишь её зайти в мой кабинет, когда все закончится — требовательно завила, обернувшись, Оксана, опираясь бедрами на стол на котором танцевала танцовщица
— Если вылечишь Славика — сделал он встречное предложение, отпуская руку, своей девушки, сделал глоток из бутылки, что держал в другой руке — Эти две сучки что тебя усыпили, сделают все, что ты захочешь
— И так дорогие гонщики! — послышался голос Власовой, как только музыка в мастерской неожиданно стихла — По машинам! — отдала она распоряжение
— Прогревайте моторы — добавил господин Шмидт, словно немецкий сокол огладывал всех рядом стоящих с собой людей
— Оксана ты уверена?! — взявшись за запястье руки Оксаны, спросил лысый парень, обращаясь к ней, развернув её ку себе, когда она хотела направиться к белому родстеру Honda — Еще не поздно отказаться, подумай головой, это опасная гонка, как и опасный маршрут
— Отказаться от чего?! — ухмыльнулась Оксана, пожав гордо плечами, улыбаясь красивой улыбкой, вырвала у него свою руку — От развлечения?!
— Оксана ты совершаешь ошибку, прошу тебя, подумай! — кричал он вслед уходящей Оксане
Ревущий звук механических коней заполонил атмосферу шума в мастерской, рычание спортивных монстров, было столь искусно. Выражая высокую гордость, Оксана подошла к белой машине, открывая её дверь, не обращая никакого внимания на мольбы этого парня, села в удобное кресло, поворотом ключа в рулевой колодке разбудила спящего механического зверя. Звук коленчатого вала в цилиндрах работающего двигателя искушал своей неповторимостью бешеного такта, с каждым нажатием Оксаны каблуком бежевых туфель на педаль газа.

***
Утопая в удобном велюровом кресле, Оксана запрокинула голову, облокотившись полностью на его спинку. В воздухе пахло заурядной свежестью природной искушающей силы цветения зелени, между которой пять гоночных автомобилей выстроились в несколько рядов на гравийной неровной дороге. Солнце постепенно заходило за горизонт, озаряя голубое темное небо, лучезарной красной зябью, погружаясь постепенно в пустоту бездонной ночи. Легкая завораживающая прохлада приятного ветра, приятно обдувало тело Оксаны, скользя по её оголенным плечам, лаская золотистую прядь её волнистых волос. Собравшиеся зрители находились по обе стороны от гравийной дороги, расположившись у больших берез, скрытых мощных веток тополя, ясеня, а так же пышных кустов черемухи. Яркий свет фар освещал место, словно мощным прожектором, когда приготовленные к гонке механические звери рычали неутолимой жаждой скорости, заставляя поршни в цилиндрах своих моторов метаться в танце дикой страсти. Свет вспышек фотоаппаратов, а так же своя телестудия, что оказалась на стартовой черте, где предстояла назреть сумасшедшая гонка, высокий холм, спускаясь плавно по которому, гравийная дорога выходила на автомагистраль, ведущую прямо несколькими потоками в Москву.
— Дорогие гости — вышла Власова в центре между собравшихся дорогих эксклюзивных автомобилей — Мне выпала честь самой начать это торжество
Переливающие блики ксенона осветили красное платье Власовой самыми разными оттенками, вызывая к ней все внимание собравшейся публики. Темноволосая женщина, встав между рядами собравшихся гоночных машин, держала в руке фиолетовый платок, гордо подняв подборок.
— Маршрут гонки обещает быть сильно насыщенным плотностью движения, что усложняет задачу гонщикам — продолжила говорить Власова, подняв резко руку, которой держала платок к верху
Моторы спортивных машин тут же зарычали бешеным гулом, кто-то из собравшейся толпы зрителей даже стал весело подсвистывать, что-то неразборчиво кричать.
— Я желаю всем — гордо говорила Власова, держа красивое очертание подбородка поднятым к верху — Получить от этой гонки максимальное удовольствие
Подбросив фиолетовый платок к верху, Власова символизировала начала гонки, от чего рвущиеся, шлифуя на гравийной дороге автомобили, резко тронулись с места. Расположенный навигатор на приборной панели автомобиля, которым управляла Оксана, быстро прорисовал маршрут гоночного пути. Надавливая каблуком бежевых туфель полностью на педаль газа, Оксана вынудила рьяного механического коня, издавая гулкий механический рев мотора, шлифуя, быстро тронулась с места. Шлифуя, бросая мокрый гравий из-под колес, белая Honda тронулась с места, устремляясь за другими спортивными машинами, что уже двигались к склону спуска с холма.
Крутые повороты при спуске, в которых машина входила почти в идеальное скольжение, Оксана круто выворачивая руль, двигаясь за четырьмя спортивными автомобилями. Камни, мокрая грязь, словно шквал всего этого летел в стекло капот, белой Honda. Потребовалось несколько трудных минут, как Оксана смогла спустить свою машину с холма, оставаясь позади своих соперников. Резкий крутой подъем, выводил на широкую автомагистраль, где поток машин двигался со страшной скоростью. Выжимая полностью при подъеме педаль газа, выдавая поразительную мощность двигателю, Оксана не пропуская встречный двигающийся транспорт в свободное окно вылетела на магистраль, сразу же за серебристой Porsche. Яркое освещение автомагистрали слепили бликами, свет проезжающих мимо машин, что сигналили как ненормальные гонщикам, огромные фуры, выстроились огромное колонной, среди которых пришлось постараться лавировать.
— Ого, так ты еще и дорогой так просто отдаваться не хочешь — улыбаясь шикарной улыбкой, Оксана кончиками пальцев повысила передачу, выжимая полностью педаль газа — Да ты не бойся, я ласково буду — понижая передачу, оставляя выжатой педаль газа, она проехала между двух движущихся фур
Кончиками пальцев легонько повысила передачу, взявшись за её круглую рукоятку, Оксана заметила, как водитель серебристой Porsche сомневался впереди, никак не решаясь на обгон фур из-за двух встречно двигающихся фур. Выжимая вновь педаль газа, белая Honda прошла под прицепом одной фуры, играя каблуком на педали, Оксана сильно вывернула руль встала аккуратно промеж двух сигналящих фур. Виляя задницей, автомобиля Honda S2000, Оксана вывела свою машину вперед, обгоняя водителя серебристой Porsche. Моргая ему оскорбляя его огнями стоп сигналов, резко выжала педаль газа, дожидаясь, как стрелка тахометра уйдет в максимум, плавно повысила передачу. Желанная стрелка тахометра показывала 9000 оборотов, когда Оксана, двигаясь на скорости 285км/ч, быстро настигла Bentley. Синий эксклюзивный автомобиль, пуская машину в изумительное скольжение, лавируя при этом грамотно между потоком попутно двигающихся машин, спускался с автомагистрали.
— Интересно кого тока Власова там посадила?! — тихим шепотом размышляла Оксана, пуская машину в скольжение, плавно маневрируя в потоке попутного движения
Синий Bentley, испытывая неуверенность впереди образовавшихся нескольких машин, плавно выходящих со спуска, играя стоп сигналами задних фар, выходя из скольжения, заметно сбросил скорость. Оксана грамотно на спуске, держа машину в ровном скольжении по спиральному спуску, смогла обойти гонщика синей Bentley. Пролетая подобию пули, со звуком свиста шин, между скопившимися, на светофоре машин, что ожидали своего зеленого сигнала, Оксана вылетела на перекресток, лавируя между потоком поперечно двигающихся машин. Забавно улыбаясь красивой улыбкой алых губ, Оксана заметила в зеркале заднего вида, как автомобиль Bentley быстро стал её настигать.
— Ну, уж нет дорогой — возразила Оксана, обращая беглым взглядом, внимание на КПК прикрепленный к приборной панели, заметила вилку допускающегося маршрута через дворы — Не все будет для тебя так просто
После этих слов, что Оксана прошептала самой себе, она резко вывернула руль влево, сворачивая во дворы пятиэтажек, когда водитель синего Bentley решил не рисковать с выбором такого маршрута. Обращая внимание на следы только что оставленных черных шин, Оксана смогла догадаться, что кто-то из гонщиков тоже выбрал столь сложный маршрут. Узкий тротуар двора был достаточно сложным, так как его заполонили стоящие машины жителей домов. Быстро выворачивая руль, Оксана, делая небольшое скольжение, плавно вошла в поворот по кольцу, игровой детской площадки, огражденной небольшим железным забором. Выход из дворовой местности был убедительно сложным, двигаясь на скорости 60 км/ч постепенно моментами увеличивая до 80. Оксана, резко выворачивая руль, вышла на главную дорогу, удачно проскользнув в окно проезжающих встречных и попутных машин, что одарили её бешеным звуковым сигналом.
— Мда…. и не намного-то я обогнала его — скривила Оксана алые губы, замечая яркий свет ксенона синего Bentley в зеркале заднего вида
Лавируя на главной широкой дороге, между потоком шести полосного попутного движения, Оксана выехала на садовое кольцо Москвы. Блики машин ДПС в зеркале заднего вида и впереди привлекли внимание Оксаны, как два белых автомобиля марки Toyota стремительно двигались впереди. Огромные высотные дома, шикарные магазинные центры, постоянно живой поток машин, яркие рекламные щиты, освещение фонарных столбов, блики машинных фар, все для Оксаны затрудняло движение на большой скорости. Дорога постепенно погружалась в туннель, где свет местного освещения, достаточно приятно освещал дорожное ровное покрытие. Продолжая обгонять безудержное количество попутно двигающихся машин, умудряясь при этом наглым образом приятным звуком свиста, раздирающим уши, шин, виляя машиной то влево, то вправо Оксана вскоре настигла белую Audi R8. Водитель, которой двигался в страшном плотном потоке машин, сомневался даже идти на обгон.
— А я помашу тебе бай-бай — посылая воздушный поцелуй самой себе, Оксана, держа выжатой полностью педаль газа, вышла из подземного тоннеля, обгоняя белую Audi
Чудесным образом, умудряясь проскочить, прямо между двух поперечно двигающихся, на встречу друг другу трамваев. Сзади подключилась к погоне за гонщиками машина ДПС, блики и вой сирены, Оксана смогла разглядеть в зеркале заднего вида. Вскоре после продолжительной езды, Оксана смогла разглядеть впереди две машины ДПС, что стремительно преследовали гонщика желтой Lamborghini, которая стремительно и достаточно ловко уходил от преследования. После чего резко выворачивая руль, пуская машину снова в скольжение, Оксана вышла с садового кольца, приближаясь дальше по маршруту к пункту приема металлолома.
— Блядь! — прошипела Оксана, грязно выругавшись, обращая внимание на сворот, к которому приближалась белая Honda S2000 — Умеете вы выбрать маршрут
Огромная по площади свалка металлолома, была оцеплена железобетонным забором, въезд на территорию даже в ночное время был свободным. Огромные горы металлолома лежали по обе стороны дороги, даже козловой высотный кран, постепенно разбирающий их, казался уже препятствием на столь стремительной скорости. Желая Lamborghini стремительно лавируя между горами груд железа, чугуна и стали, объезжая жеваные автомобили, вел за собой конвой двух белых машин ДПС. Неровная дорога, была покрыта бесчисленными количествами ям, грязи, больших луж, при прохождении по которым, белая Honda рассекая подобию волнореза волны в разные стороны. Шлифуя в скольжении между кучами нескончаемых тонн железа, Оксана пустила свой автомобиль в ржавый длинный отрезок трубы. Двигаясь по нему, мотор белого разъяренного хищника рычание поразительной мощи разносился по всей длине трубопровода. Яркие блики свето-звуковой сирены Оксана заметила вначале трубы, по которой, стремительно увеличивая скорость двигалась. Яркий свет белой хонды внезапно преломился, так-как, труба стала плавно возвышаться вверх. Яростный шум работающего мотора гулким эхом разносился по всей протяженности трубы.
— Автомобиль марки Honda немедленно остановитесь — грубый мужской голос прокричал в рупор полицейской гонящейся машины
— Ага, конечно разбежался тоже
Рассмеялась Оксана озорным смехом, как только при резком крутом подъеме, автомобиль белой хонды вылетел из трубы, влетая в подвешенную на козловом кране трубу. Едва касаясь колесными покрытие покрышек трубы, машина создала сильную вибрацию, после чего покидая обрубленный отрезок, выскочила из неё, падая плавно вниз на большой скорости. Молниеносное падине и искры с обеих сторон, Оксана, круто выворачивая руль, настигла желтую Lamborghini падая сверху цепляя дверями листы железы, ломая боковые зеркала, сминая передние крылья машины.
— Ну, вот и ты мой ковбой — коварством блистательной улыбки, Оксана понизила передачу, выжимая полностью педаль газа, пока стрелка тахометра не показала критический максимум
— Да ты посмотри, она совсем чокнулась — в открытое окно поделился своим впечатление полицейский
— Зажимаем, давай её — прокричал в рупор голос с соседней машины справа
— Зажмете, конечно — переключая рукоятку переключения скоростей, Оксана подняла ступень передачи, быстро выжимая педаль газа — Себя в уголку — стремительно вырываясь вперед, она рассмеялась, заметив в зеркале заднего вида, как две полицейские машины столкнулись между собой, влетели в бетонный забор
— Любишь острые ощущения
Послышался голос водителя желтой Lamborghini из КПК, что был закреплен на приборной панели белой хонды, когда она виляя задней вылетел на трассу с обозначением М4.
— А ты способен мне их обеспечить? — улыбнулась Оксана заядлой улыбкой, вылетая следом за ним на эту трассу
— Достойно ездишь — похвалил он, словно насмехающимся голосом — Но со мной тебе не тягаться
Желтая Lamborghini начала стремительно увеличивать скорость, постепенно превращаясь в точку горячих задних фар. Лавируя между попутно двигающими машинами, Оксана пускала белую хонду в скольжение, обгоняя аккуратно двигающийся транспорт.
— Ну же, вы где-то ведь все-таки оставили для меня подарочную кнопочку — внимательно наблюдая за дорогой, Оксана искала рядом с коробкой передач красную кнопочку, нащупав которую рядом с ручным тормозом — Ух… детка давай
Молниеносный впрыск закиси азота, стал подаваться в цилиндры этой машины, где при сгорании, которого автомобиль выдавал поразительную нереальную мощь. Молекулы сгораемого азота распылялись в цилиндрах мотора белой хонды, заставляя поршни метаться с неконтролируемой скоростью. Вжимаясь спиной в сиденье автомобиля, Оксана стремительно направила машину вперед быстрыми моментами такта коленчатого вала в цилиндрах, догнала желтую Lamborghini.
— Интересно, что ты мне скажешь, когда пойдем по взлетной полосе — резко свернул он перед Оксаной в сторону большого аэропорта
— Обещаю там понравиться тебе своей попкой, виляя перед тобой, пуская пыль тебе в глаза
— Ух... а ты дерзкая штучка — рассмеялся, приятным для Оксаны смехом, этот парень
Две спортивные машины, незаконно нарушая охраняемый периметр аэропорта, разбили шлагбаум, въехали на взлетную полосу. Охранные машины аэропорта тут же устремились за ними, Оксана заметила их светозвуковую сирену в зеркале заднего вида, когда стремительно двигаясь за желтым подхалимом. Оксана выехала на взлетную полосу, где в самом начале, которой уже начал свое движение огромный пассажирский самолет.
Взлетная полоса освещалась навигационными огнями, позволяющими воздушным судам, осуществлять посадку в ночное время суток. Яркие столбы прожектором помимо прочего освещали ровную плоскость взлетной полосы. Ровное покрытие позволяло достичь небывалых скоростей, позволяя разогнать автомобиль до скорости 350 км/ч следуя ровно вслед за желтой Lamborghini. Мигалки, охранных машин службы безопасности аэропорта, настигали автомобили заурядных гонщиков. Огромные крылья, фюзеляж, а так же сам механизм шасси самолета к которому стремительно догоняя желтого гонщика.
— Только попробуй мне — прошипела Оксана, услышала как желтая Lamborghini издавая тонкий звук шипения, стремительно понеслась вперед, проезжая колоссально рядом с передним шасси самолета, что двигался по взлетной полосе — Хм… надеюсь, эти придурки, установили здесь второй баллон азота
Касаясь подушечкой большого пальца, соседней красной кнопки, Оксана произвела впрыск второго резервного баллона азота, позволяющему автомобилю быстро наверстать упущенное, перед желтым лидером гонки. Стрелка спидометра, едва подошла к 400 км/ч, когда Оксана пролетела под крылом громадного пассажирского лайнера, стремительно отдаляясь от охранного эскорта, что преследовал её на взлетной полосе. Обращая внимание как Lamborghini, вначале резко сбавлять скорость ушел влево, оставляя на покрытие взлетной полосы, четырех полосный след сгорающих покрышек. Пользуясь ручным тормозом, резко потянув его на себя, Оксана на стремительной скорости пуская машину в занос, свист покрышек, запах горевших покрышек и след всех четырех колес, когда автомобиль уже двигался перпендикулярно движению которому следовал раньше. Желтый лидер гонки начал неуправляемо вилять из стороны в стороны, мимо проезжающих автобусов с пассажирами и погрузчиков, что развозили груз, после чего Оксана, лавируя между двумя погрузчиками, ловко обошла его.
— Достойно — похвалил он, сверкая фарами в зеркало заднего вида Оксане
— Я же тебе говорила, что со мной шутить не стоит
— Неужели ты считаешь, что я тебе так просто позволю выиграть эту гонку?
— Ты уже мне этот позволил — красивой лучезарной улыбкой, улыбнулась Оксана самой себе в зеркало заднего вида, покидая пространство аэропорта, разбивая капотом шлагбаум в щепки
Ловко маневрируя между двух подъехавших машины ДПС, Оксана не обращая внимания на их угрозы, пронеслась пулей, швыряя в них грязь сырой земли и капли луж, рассекая которую волной потока направила его в машины полицейских автомобилей. Снова выезжая на трассу М4, Оксана разогнала свой автомобиль до максимальной мощи, где стрелка тахометра показывала вновь 9000 оборотов, следуя по указанному маршруту КПК. Поток машин был достаточно плотным, поэтому Оксана, наблюдая в зеркало вида за погоней, когда автомобиль белой хонды разгоняясь плавно, входила в маневр изогнутого шоссе, выходя столь же плавно на Каширское шоссе.
— Ну и кто теперь, по-твоему, дилетант — насмехаясь, Оксана обратилась в КПК
— Признаю, классно ездишь — сделал комплимент водитель желтой Lamborghini — Может, как-нибудь сходим вместе на свиданье
— Ну, ты наглец — рассмеялась Оксана, заметив в зеркале заднего вида полицейские автомобили преследования
— А что в этом такого?
— Да нет ничего — прикрывая ладонью руки алые губы — Просто извини мальчик ты не в моем вкусе, предпочитаю мужчин, знающих толк как угодить девушке
Резко выворачивая руль, Оксана вошла в Новое Заборье, съехав, шлифуя покрышками шин в скольжении с шоссе. Направляя по узким деревенским улочкам свой автомобиль, Оксана заметно снизила скорость до вывески 4-я Линия, после чего ринулась вдоль двухэтажных богатых коттеджей. Маршрут КПК привел к большому двухэтажному коттеджу, выложенному из мощного крепкого бруса, расположенного среди лиственных объемных деревьев. Следуя указанным координатам, Оксана, выворачивая руль, вправо свернула в его открытые мощные ворота. Феноменальным жестом, включая дальний свет озарила им собравшуюся толпу зрителей. Пересекая обозначенную финишную черту, Оксана круто вывернула руль, пуская машину в занос, выполнила разворот на 180 градусов, покрывая машину клубом образовавшейся дорожной пыли.
— Оксана быстро вылезай отсюда — прозвучал мужской знакомый голос, открывая дверь остановившейся белой Хонды — Быстрей нам надо уезжать отсюда
Бурные аплодисменты и вспышке фотоаппаратов, тут же послышались вокруг собравшейся толпы зрителей, тут же окруживших машину незаконного победителя.
— Коля! — удивилась Оксана, разглядев через окутанной туманной пылью автомобиль, как парень протянул ей руку — Что случилось, я думаю, ты должен радоваться мне!
— Коля, что ты там копаешься — перегородил путь черный быстро остановившейся седан — Быстрей хватай эту дуру и валим отсюда — услышала Оксана голос его подруги
Мужские крепкие руки подхватили Оксану, когда она сидела на водительском сиденье белой Хонды, тут же оторвали её от пленительной нежности велюра.
— Ай… что ты делаешь?! — испугалась Оксана, очутившись совершенно неожиданно на руках у крепкого лысого парня
— Молчи дура — прошипел он угрожающе, быстрым шагом с Оксаной на руках направился к открытой двери черного седана
— Коля, что ты делаешь? — возмутился господин Шмидт — Не дайте ему забрать эту девку, она нужна мне — прокричал он к рядом стоящим с ним лысым парням нацистам
— Извини Оксана ну так нужно — подходя к открытой двери седана, он закинул Оксану быстро на заднее сиденье, быстро захлопнув за ней тут же дверь
— Что ты блядь творишь?! — возмущенно прокричала Оксана, свисая головой и ногами с черного сиденья — Ты совсем ебанулся?!
— Нет времени объяснять — нервно теребила руль шатенка, дождавшись пока её парень, прыгнет в салон седана, быстро нажала на педаль газа, включив тут же первую передачу
— Нет, а вы уж постарайтесь — криком Оксана выразила свои эмоции, поднимая голову, когда крепкой рукой парень взял её за волосы и прислонил пропитанный хлороформом белый платок к её лицу — М… — глухим стоном возмущалась она, делая неожиданно глубокий вздох этого едкого вещества, вцепившись когтями в обивку велюрового сиденья
— Зачем ты этот сделал?! — возмутилась его девушка, когда он убрал платок пропитанный хлороформом от лица Оксаны, продолжая держать её за волосы
— Излишняя мера предосторожности — медленно придерживая другой за подбородок, он опустил голову Оксаны, оставляя её лежать на заднем сиденье — Филин бы не отпустил её после такого, по крайней мере, живой отсюда
— А как будто дом, который мы сняли, он не распознает — продолжала возмущаться его девушка, плавно направляя автомобиль по деревенским улицам, свет фонарных столбов с которых проникал через стекло задней двери черного седана — Может уже сейчас за ними уже едут машины
— Дом пока не распознает — заверил он, игнорируя второе пустое волнения своей подруги — А за Оксану я беспокоюсь, она мне уже как сестра
Стараясь из-за всех сил не закрывать тяжелые веки глаз, Оксана сладко засопела, свисая головой и согнутыми в колени обеих ног с сиденья. Лишившись благодаря чудному влиянию хлороформа последнего остатка сил, уснула под укачивание неровно двигающегося автомобиля, что словно корабль в просторном море плыл по морям. Последние ощущения, что Оксана смогла запомнить, это то, как теплая завораживающая касанием ткань пледа окутала её тело теплым одеяние безудержной нежности. Потеряв рассудок, сладко посапывая, Оксана лишилась сознания, оставляя веки глаз открытыми, пыталась запомнить вой сирены полицейских машин и красоту ночного неба, свет ярких звезд которых стремительно пытался через тонировку стекол задней двери черного седана.



Раздражающая сухость во рту, вынудило Оксану проснуться, с мучительной головной болью, находясь в большой кровати. Утопая в нежности бамбуковой подушки, Оксана, не открывая глаза, сладко промурлыкала, ощущала, как яркие лучи восходящего солнца пробивали неистовым светом через стекла пластикового окна в комнате. Голова кружилась подобию бешеной детской карусели, лежа с закрытыми глазами, Оксана чувствовала, как будто вся комната перед ней кружилась. На первом этаже этого дома Оксана смогла распознать, помимо шума проезжающих за окном машин, женские мучительные тянущиеся эротические стоны. Воздух был поразительно свежим, пропитанным ароматом цветения листвы, хотя сквозняка не было. Помимо этого Оксана распознала щедрую прелесть лаванды, чья прелесть насытила манящим запахом атмосферу в этой комнате больше всего.
Открывая медленно уставшие, с трудом поддающиеся веки глаз, Оксана обнаружила, что лежала на большой кровати, каркас которой был выполнен из крепкого дуба. Шелковая белая простынь, лаской обворожительного касания окутывала обнаженное под ним тело Оксаны. Расположившись на огромной кровати, Оксана с согнутыми в коленях ногами, раздвинутыми в разные стороны, терзала себя жаждой, облизывая алые сухие ноющие губы, потянулась рукой к стоящему на тумбочку стакану с апельсиновым свежевыжатым соком. Знакомая теперь уже комната, при которой Оксана проснулась при таких же обстоятельствах, ничуть уже не смущала искусно подобранных светлых тонов её интерьера. Голубые длинные шторы были полностью раздвинуты, позволяя лучам восходящего солнца, пробиваясь через стекло большого пластикового окна и тонкую ткань белой занавески проходить в комнату озаряя её пространство ярким светом.
— Блядь да скока там трахаться то можно — прошипела, выражая недовольство Оксана, садясь на кровати со стаканом сока в руке — Я бы уже там просто охуела от такого, что он с ней там делает?
Жадно глотая апельсиновый сок со стеклянного стакана, Оксана наслаждалась его прелестью кисло-сладкого вкуса, завораживающие капли которого медленно покинули обитель алых губ. Плавно огибая подбородок, падая пленительной свежестью касания на сочную бархатистую кожу груди, вынудили Оксану стонать, ощущая скольжение оранжевой влаги по направлению к розовым соскам. Пленяясь оживленному моменту, когда капля апельсинового сока зависла на грани розового соска груди Оксаны. Открываясь от стеклянного стакана, Оксана с раскрытым ртом, смачно облизывая губы, почувствовала, как капля апельсиновой прелести сорвалась с её соска, плавно падая вниз, упала на шелковую постель промеж её раздвинутых ног, оставляя рядом с промежностью мокрое едва блеклое пятно оранжевой прелести.
— М…. — искусно облизывая губы, Оксана слизывала кончиком языка с их поверхности кисло-сладкую прелесть апельсинового сука — А это как я поняла карта её брата — возбудившись от стонов с первого этажа, она решила сконцентрироваться на её изучении
Поставив пустой стакан из-под сока на рядом стоящую тумбочку, Оксана, кончиками пальцев другой руки, выгнув спину потянулась за толстой тетрадкой, что лежала на её краю. Открыв в руках медицинскую карту Казакова Вячеслава Викторовича, Оксана, расположившись сидя на кровати и положив её на согнутые колени обеих ног, пыталась найти в ней хоть малейшую зацепку. Листая несколько минут карту, Оксана не смогла обнаружить ничего стоящего, казалось ,что этот парень несколько лет вообще не обращался к врачам. Проведенные анализы, были пятилетней давности и не показывали Оксане ничего о внезапном лейкоцитозе и высокой СОЭ, а так же ничего связанного с гематурией, вызывающую одну из проблем с почками этого тридцатилетнего парня.
— Блядь да что он там с ней делает? — возмутилась Оксана, отложив карту на кровать, медленно свесила ноги с неё, касаясь каблуками бежевых надетых на ногах туфель пола комнаты
Поддавшись обольщению чарующих нот женского искушающего стона, Оксана, выгнув спину, выставляя перед зеркалом напротив красоту эластичных бедер, встала с кровати. Звонко стукая каблуками бежевых туфель, Оксана направилась к закрытой входной двери. Открыв которую, касаясь кончиками пальцев шарообразной дверной ручки, Оксана ощутила резкую нежную врывающуюся прохладу сквозняка в комнату. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана слышала, как внизу на первом этаже из гостиной доносились женские стоны развратного секса, от чего сильно возбудилась. Спуская по ступенькам деревянной лестницы на первый этаж, Оксана слышала дикий разврат, происходящей между шатенкой и любящей её лысым мордоворотом.
Разбросанная одежда по всему полу гостиной, свидетельствовала о возникшей необычайной страстью между этим парнем и девушкой. На кухонном столике творился дикий бардак, коробки быстрой еды и бутылка вина с двумя бокалами, на одном из которых остался след розового отпечатка помады. Словно по всей гостиной пронесся ураган дикой любви, о чем свидетельствовали черные кружевные трусики, висевшие на плафоне люстры. Черный кружевной бюстгальтер свисал с подлокотника дивана, где за спинкой которого, торчали поднятые вверх женские ноги, регулярно в такт двигающиеся. Медленно подходя к дивану, Оксана заметила, как парень, расположившись сверху девушки, вводил в её промежность раздвинутых ног мощный больших размеров член наполовину. Этого было достаточно, чтобы заметить, как она металась, вцепившись под собой когтями в обивку дивана, с закрытыми глазами изнывала в сладких стонах.
— Как восхитительно — блистала Оксана коварством улыбки алых губ, прошла мимо дивана и встала рядом с большим зеркалом, наблюдая в его отражение за происходящим
Не обращая на Оксану никакого внимания, влюбленная парочка, слившись губами в дикой страсти поцелуя, продолжили заниматься своим делом.
— Вот охуели — изумилась в улыбке, стоя перед зеркалом, Оксана, кончиками пальцев провела по волнистой пряди золотистых волос, придавая им сокрушительной силы объем
— Ах… — открываясь от губ своего мужчины, издала громкий ноющий стон девушка, запрокинув голову, раскрыла глаза от удивления — Стой, подожди, Оксана, что ты тут делаешь?
Возмутилась она, задыхаясь от оргазма через каждое слово, касаясь ладонью живота своего парня требуя его прекратить.
— Тоже самое хотела спросить у вас дорогуши вы мои — изумилась Оксана в улыбке, встав боком к зеркалу, любовалась красотой изгибов собственного обнаженного тела — Какого хрена вы вчера это сделали снова, что нельзя было как-то по-другому?
— По-другому ты бы нас просто не поняла — вытаскивая возбужденный член из влагалища свой девушки, ответил парень, прикрывая её и свое тело белой шелковой простыню
— Что я бы не поняла?! — изображая иронию дикой обиды, спросила Оксана, повернувшись к ним, медленно виляя красотой упругих бедер, направилась к дивану, на котором они лежали
— Мы все обговорили и решили с Аленой в то время когда у тебя шла гонка и как того никто не ожидал, ты чудесным просто образом победила в ней
— Это была моя заслуга
Продолжая иронизировать перед ними глубокую трагедию, упорствовала Оксана, придавая очаровательным скулам лица выражения обиды, наступила коленом на мягкую шелковую постель.
— Вы не имели права так со мной поступать, не обговорив все со мной
Оксана высказывала недовольства, забираясь на диван, расположилась между парнем и девушкой, что укрыл свою подругу шелковой простыню, встала на четвереньки. Обратила Оксана внимание, как с оголенной головки члена этого парня выступила сочная капля белой жидкости, а бархатистую красную кожицу самого пениса покрывала тонкая вязкая слизь.
«Блядь какой же он лжец, ну сука такой возбуждающий, пожалуй, я смогу позволить себе чуточку наглости», размышляла Оксана, расположившись спиной на теле девушки раздвинула перед парнем ноги согнутые в колени.
— Оксана! — сильно возмутившись намерениям Оксаны, крикнула, выражая недовольство шатенка, взяв за плечи наглую блондинку, скинула её со своего тела — А ты думаешь, я не заметила, как ты возбудился глядя на её обнаженное тело?
— Между прочим — поднимаясь, села Оксана, на колени, находясь между влюбленной парочки, что сидела на диване — Кто из вас двоих придурков на этот раз раздел меня и можно теперь узнать зачем?
— Это я — опуская голову, тихо призналась девушка
— Так и зачем? — сурово посмотрела на неё Оксана, повернувшись к ней лицом, встала перед ней на колени, оставаясь на диване, положила руки к ней на плечи — Что одежду наверху было трудно оставить?
— Я оставила — держа голову опущенной, прозорливая шатенка, скрывая постыдный взгляд от Оксаны за прядью кашемировых прямых волос — Она была в шкафу
— Так хорошо? — согласилась Оксана, присаживаясь рядом с ней на диван, содрала с тела девушки шелковую простынь — А зачем раздела?
— Просто хотела за тобой поухаживать — стесняясь говорила она, тихо взвизгнув, прикрывая руками тут же грудь от взгляда Оксаны
— Заведи блядь себе собаку или кошку — грубо выругалась Оксана, скомкав простынь в руках — А ты почему скотина ты такая молчишь? — кинула она в парня скомканную простынь
— А что ты на мне решила оторваться? — возмутился он, манерой Оксаны, держа в руке пойманную простынь
— У тебя сука ты такая друг в больнице помирает!!! — громко выплеснула Оксана накопившиеся эмоции — А ты тут его сестру трахаешь, блядь ты тупорылая!!! — выражая грязные мысли криком кричала она, встав перед ним уже на колени, находясь на диване
— Какое ты вообще имеешь право, соска рот свой на меня открывать! — вспылил лысый мордоворот, не сдержавшись, влепил он Оксане крепкой ладонью жгучую пощечину
Сильным обжигающим ладонью ударом, Оксану развернуло, уткнувшись лицом в постель на которой происходил дикий сексуальный разврат. Вжимаясь раненой щекой в простынь пропитанную потом и парфюмом мужского и женского тела, Оксана, выгнув спину, выставила перед взбесившимся дикарем привлекательную попку.
— Коля не смей! — вступилась тут же его девушка за Оксану, схватившись за его руку, ладонь которой уже замахнулась на выставленные ягодицы обнаженной блондинки
— Алена отойди — побоялся он по какой-то причине применять грубую силу против своей девушки, опустив руку сел на диван — Не вмешивайся, пока я с сестрой отношения решаю
— Я тебе не сестра — прошипела Оксана, выражая обиду дрожащего голоса во время плача, когда лазурная прелесть глаз, стала покрываться влагой
— Я по твоему пенису вижу, какая она тебе сестра — обратила шатенка внимание этого парня на его гениталии, обвивая ягодицы Оксаны ладонью нежных теплых рук, прижалась к её попки головой
— А ты посмотри на неё — продолжал он упорствовать, но был уже мягче, так как разговаривал со своей девушкой — Да её любой захочет, она всем телом идеальна
— Идеально говоришь — ревностно шепотом повторила его слова шатенка, отрываясь от ягодиц Оксаны — Я это заметила, как ты повторно возбудился, глядя на её тело
— Оксана мне как сестра, мысли о сексе с ней меня не возбуждают
— И между прочим ты это говоришь со стоящим членом рядом с её попкой — надавила на него его девушка, прислонила ладонь к промежности Оксаны, не давая его пенису её случайно коснуться
— Что?! — возмутилась Оксана, прекращая беспомощно плакать в простынь уткнувшись лицом, хотела оторваться от места, на котором лежала — Нет!
— Да успокойся ты — легонько шлепнула шатенка по промежности Оксаны кончиками пальцев, обвивая её за талию другой рукой — Коля хочет тебя трахнуть….
— Да не хочу я Алена — лживыми доводами он уверял свою девушку в обратном, оставаясь сидеть на диване рядом с выставленной попкой Оксаны
— Но твой член говорит об обратном — не поверила ему шатенка, нежностью горячих губ одарила ягодицу Оксаны
— Я же с ней в отличие от тебя не спал — обиженно заявил он
«Вот заливает как гандон», распущенной улыбкой улыбнулась Оксана, чувствовала, как язык девушки скользил по её ягодице, оставляя на эластичной коже морозящий осадок слюны.
— Ну, если сексом меня никто уладить не желает — заявила Оксана, выгибая спину, медленно оторвалась от постели лицом, опираясь на неё выпрямленными руками
— Ты в самом деле считаешь что это был секс? — возмутилась шатенка, встав на колени, оставаясь на диване перед своим парнем — Да я тока чуть языком лизнула она уже испытала оргазм, я еще такой слабой и ранимой как Оксана наверно не встречала
— Это я еще ранимая и слабая — обиделась Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, села на диван ладонью приятной гладкости руки потирала раненную щеку
— Да Оксана это про тебя — с сарказмом говорила шатенка, убирая руку Оксаны с щеки что она назойливо терла, обвила её лицо завораживающим касанием теплых ладоней — И как ты тока догадалась
— У меня нет времени с вами тут в игры играть — возразила Оксана, схватившись тут же за руки шатенки, не смогла вынести её напрягающего душевного взгляда в глаза — Мне срочно нужен сотовый телефон и уж не менее срочно вернутся, в свою деревню и желательно, если можно конечно, без участия хлороформа
— Никто тебя пока еще усыплять и не думал — поддержал слова Оксаны лысый парень, оставаясь сидеть на диване, шарил рукой под ним в поисках нижнего белья
— Оксана — не согласилась с таким резким утверждением Оксаны, шатенка — Если со Славой, хоть что-нибудь там случиться, я обещаю тебе, не Коля тебя уже придушит, а именно я, и мне плевать, кем ты приходишься для моего парня, придушу без капли сожаления
— Но ведь это вы похитили меня, против моей воли — обиженно плачущим голосом возразила Оксана, когда девушка неожиданно вложила в её руки сотовый телефон
— Выкручивайся, как хочешь! — холодно заявила шатенка, вставая с дивана, взяла под руку своего парня — Теперь твоя жизнь, зависит от жизни моего брата, так что имей в виду
«Чокнутая тупая сука и как им после этого доверять?!», обиженно оставаясь сидеть одной на диване, пока влюбленная парочка удалялась в сторону лестницы, что вела на второй этаж их дома.
— Вот сука ебливая — прошипела Оксана, держа в руке телефон, другой рукой набирала знакомый номер, обиженно повернув голову в сторону уходящей обидчицы
— Да я слушаю — послышался недовольный сонный голос Валентины, как только затяжные долгие гудки прекратились
— Что показал бактериологического анализ, вам удалось установить род возбудителя? — спросила сразу же Оксана, облокотившись на спинку раздвинутого углового расправленного белого дивана
— Оксана Владимировна! — тут же пришла в себя Валентина, как будто пробудилась — Что с вами, где вы, вы хоть знаете, что сейчас происходит в больнице, да вообще в деревне
— Тише-тише моя рыжая радость
Дрожащим пережитым шок голосом успокоила Оксана, кончиком указательного пальца стерла образовавшуюся влагу с края глаза.
— Мне глубоко плевать, что сейчас происходит в больнице и тем более в деревне, что показал бактериологический анализ крови?
— Мы не производили этот анализ — тихо призналась Валентина
— Как вы не производили этот анализ? — взбесилась Оксана, громко выкрикнув свои эмоции, раскрыв голубую лазурную прелесть глаз, понимая, что времени уже осталось слишком мало
— Посев крови получился смазанный — объяснила Валентина — Ввиду того что Вероника взяла кровь при слишком высокой температуре
— При какой температуре осуществлялся забор крови? — требовательно дрожащим голосом спросила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы — Проблему с почками вам удалось решить? — спросила она, прикрывая грудь пропитанной теплом и запахом тел простыню
— Оксана Владимировна у него уже геморрагия на конъюнктиве — словно не слушая Оксану, внесла Валентина еще один симптом — Проблему с почками не удалось решить, в моче белок, лейкоциты, эритроциты, цилиндры, содержание хлоридов понижено, мочевины и мочевой кислоты сильно повышено
— Что на счет температуры? — спросила Оксана, поджав под себя ноги
— У него даже сейчас 39,5, почти уже приближается к сорока — взволнованно ответила на вопрос Валентина
— Это пиковые значения температуры — предположила Оксана — У него лихорадка, что на счет дыхания?
— Да его уже нет, он на ИВЛ уже вторые сутки — пояснила Валентина — Образование гнойных очагов снова стало образовываться, мы не решили проблему, когда делали ему аспирацию бронхов раствором
— Что показал биохимический анализ крови? — спросила Оксана, перебирая в голове серологию возбудителя поражающего организм пациента
— Снижение количество лейкоцитов указывает на «лейкопению», что указывает на то, что его организм исчерпал все силы, чтобы бороться с неизвестным возбудителем инфекции
— Что еще?! — требовательно давила вопросами Оксана
— СОЭ 60мм/ч, билирубин 85мкмоль/л, свертываемость крови понижена до 70%
— Все пиздец как плохо — учитывая критические показатели крови этого парня, грязно выругалась Оксана
— Снижено так же содержания кальция и хлоридов в крови — перечисляла Валентина — Уровень альфа— и гамма-глобулинов замено повышен
— Естественная реакция организма — согласилась Оксана
— В палате сделали эхоКГ, прослушивали клапаны сердце и знаете, что удалось нам обнаружить
— Ну и?! — скривила губы Оксана, в надежде услышать что-то интересное
— При прослушивании митрального клапана удалось услышать стойкий органический шум
— Что указывает, что инфекция уже в сердце и поражает его клапаны — предположила Оксана, подразумевая дальше походу мышления, что на этом злобный возбудитель не остановится
— Что прикажите делать? — спросила Валентина, ожидая следующих указаний
— Мне нужно подумать — заявила Оксана, тут же сбрасывая телефонный вызов, проведя по сенсору дисплея коготком указательного пальца
«Вполне возможно инфекция могла перейти в мозг, возможно образование абсцесс не исключено на коре головного мозга», мысленно рассуждала Оксана, оставаясь сидеть на диване, укрывшись тонкой шелковой простынкой, пытаясь разгадать причину головоломки.

***
Материя черного капронового чулка нежностью скольжения приятно взбиралась вверх по ноге Оксаны, когда она сидела на диване. Яркие лучи солнечного света проникали через окно в гостиной, озаряя чудесный золотистый оттенок пышных волнистых волос Оксаны. Белая блузка, достаточно ласковой заботой облегало тело Оксаны, подчеркивая все самые пикантные прелести её тела, особо отражая рельеф сочной груди. Положив ногу на ногу, Оксана отразила красоту упругих бедер, что вырисовывалась отчетливо благодаря вырезу по бокам черной мини юбки. Изумительная прелесть приготовленных блюд, никак не могла заманить к себе сознание Оксаны, своей изысканной вкусовым разнообразием, что заполон6ила атмосферу воздуха кухни совмещенной с гостиной. В голове все вертелась одна мысль, боязнь за свою жизнь, понимание того, что её могут тихо и бесшумно придушить больше всего пугало Оксану, особенно из-за того, что она вообще ничего пока не могла сделать, чтобы спасти жизнь брату этой чокнутой девушки.
— Что даже к нам не хочешь присоединиться за завтрак? — спросил парень, обвивая рукой талию своей девушки, сидя на стуле за кухонным столом
— Нет спасибо — прошипела тихо, выражая ненависть Оксана, поправляя кончиками пальцев резинку черных чулок на бедрах — Я не голодна
— Оксана в чем причина скажи? — взволнованно просила девушка, убирая руку парня со своей талии — Что-то со Славой?
«Я ведь даже не знаю, как ей объяснить, что её брат если и переживет эти сутки, то он уже герой, про вторые я уже и говорить не буду», прикусывая губу, боясь за свою жизнь, переживала Оксана.
— Мне нужно срочно в больницу — тихим шепотом Оксана выразила свое желание, опустив голову, уставилась в пустоту черных надетых на ногах туфель на высоком каблуке
— Оксана поешь, успокойся — уверял парень
— Коля заткнись! — упрекнула спокойно его девушка, вставая со стула, вытерла губы белым вафельным полотенцем, положив его на край стола рядом
— Вы не понимаете — дрожащим голосом, с ужасом в глазах, Оксана, скрывая собственный страх, прошептала в ответ — Мне нужно срочно в больницу, вот прям сейчас
— Оксана что случилось, после разговора по телефону с коллегами ты прям своя не своя, в больнице что-то случилось, со Славой все в порядке?! — будто чувствуя заботу, переживала она за своего брата
— Послушай Алена! — повернулась к ней Оксана со слезами на глазах, выражая иронию глубокого страха и потрясения, за свою жизнь спокойно пояснила ей — Мне нужно в больницу
Вцепившись в обивку дивана, на котором после бурной эротической страсти на постели сохранились скомканные волны горячей любви, Оксана со слезами на глазах повторила свое просьбу. Девушка была одета в легкое фиолетовое платье, материл пошива которого, напоминал Оксане шифон, был поистине легок и достаточно четко выражал все притягивающие взгляду красоту на её теле. Пышный низ этого платья открывал красоту прелесть голых колен шатенки, прорисовывая особо выраженный изгиб икроножных мышц, плавно завершаясь фиолетовыми туфлями, цвет которых, как и сочетание его высокого каблука, был удачно подобран к платью на ней. Прекрасно подобранные чашечки этого платья отразили объемную силу рельефа скромной прелести груди этой девушки. Восхитительный аромат, который почувствовала Оксана, был поистине восхитительным и напоминал только лишь одну коллекцию «Aqua Allegoria Lavande Velours Guerlain». Сочетание в этом парфюме чудесных запахов лаванды и фиалки, кружило голову бурными сексуальными оттенками необузданной страсти, собранной в одной и единой палитре вкусов женских духов.
— Коля иди заводи машину! — грозно потребовала шатенка от своего парня
— Алена ты же не думаешь что….
— Коля у тебя, что со слухом плохо? — понимая всю серьезность выражения лица Оксаны, отражая злость на лице, обратилась она к своему парню — Я сказала, встал и пошел заводить машину
— Что даже доесть не дашь?
— Знаешь что Коля — возразила грубо эта девица — Я наверно тебя придушу за место Оксаны, ведь это ты потащил моего брата на эту скотоводческую ферму, ведь это ты убедил моего дядю, что якобы эти чурки торгуют не вполне качественным мясом, именно ты был там с ним, когда его подрезали, откуда мне теперь знать, что и это был не ты
— Алена ты что?! — ужаснулся он, вставая со стула, опрокинула случайно стул спинкой на пол
— Сейчас я вижу на лице Оксаны переживание, а значит дело плохо, ведь это ты посчитал нужным её привезти сюда, мешая ей делать свою работу там, ведь это ты хотел её придушить
«Ой, кажется, я попала под перекрестный огонь, но все же мне в какой-то степени приятно что эта дура заступается за меня», коварством блистательной улыбки, Оксана выразила довольство сквозь слезы, скрывая прелесть алых губ за прядью волнистых золотистых волос.
— Оксана собирайся мы везем тебя в твою больницу — распорядилась девушка, направляясь из гостиной к выходу в коридор — Я скорее наверно придушу этого Колю, чем причиню вред тебе, ты действительно, если рассудить грамотно, ни в чем не виновата
— А меня-то за что? — возмутился парень, выбегая вслед за своей девушкой в коридор
— Говоришь много — огрызнулась шатенка, встав перед зеркалом напротив входа в гостиную, взяла с его полки помаду
— Иду заводить машину — схватил ключи он с рядом стоящего комода — Буду ждать вас внизу дамочки — с насмешкой в голосе заявил он, открывая входную дверь дома
— Пустулы на его коже говорят, что внутри него инфекция — медленно вставая с дивана, шепотом рассуждала вслух Оксана — Стойкое повышение температуры это доказывает, посев крови они запороли, но никакая из известных мне инфекций так быстро не уничтожает иммунную систему, когда я ввела ему ампициллин
— О чем ты там бормочешь? — удивленно спросила девушка, подходя завершающий штрих помадой на нижней губе
— Ампициллин антибиотик широкого спектра — предположила Оксана, звонко стукая каблуками по линолеуму, направилась к выходу — Он должен был в корне подавить возбудителя инфекционного заболевания, а вместо этого почки твоего брата встали, я не могу понять, почему почки и легкие одновременно
— Оксана в чем проблема? — взволнованно выронив помаду из рук, спросила девушка, с дрожащим и испуганным видом повернулась и посмотрела на Оксану — Что со Славой
— Если инфекция перейдет в мозг — пояснила Оксана, холодно не отображая никаких эмоций или мимике на лице, встала у входа в гостиную — То меньше суток, это в лучшем случае, если я не выясню серологию бактерии, что его убивает
— Но ведь ты же сможешь? — просила она, выражая на карих глазах лучезарные капельки слез
— Отсюда, по крайней мере нет — возразила Оксана, вышла в коридор, покидая гостиную — Мне срочно нужно в больницу, я должна сама осмотреть тело твоего брата, почитать что пишут мои лакеи, а так же самой свериться с анализами из лаборатории
— Тогда пошли — взяла она дрожащей от страха, под руку Оксану, направилась с ней к выходу из дома — Только прошу, скажи, что с ним все будет в порядке, мне это нужно
— Я же не бог — пожала плечами Оксана, мило улыбаясь в ответ, касаясь кончиками пальцев дверной пластиковой ручки входной двери
— Оксана подожди я сбегаю, заберу карточку брата, возможно, она тебе в больнице все-таки сможет помочь — развернулась она, звонко стукая каблуками фиолетовых туфель направилась в сторону лестницы что вела на второй этаж
— Возможно, я в этом очень сильно сомневаюсь — тихо прошептала Оксана, переступая высокий порог открытой двери, глубоко вдохнула ртом насыщенный ароматами цветущей зелени воздух
Молниеносный поток свежего воздуха с запахом черемухи, сирени хлынул в лицо Оксаны, обдувая лицо, касаясь золотистых волос, вызывая стихию, словно море во время шторма, колебля бушующий океан. Воздух был пропитан цветущей зеленью, ароматом роз выращенных в аккуратно ухоженной клумбе, фиалок георгин, а так же бесподобного вкуса нарцисса, особая цветочная композиция Оксана смогла разглядеть за соседним забором, спускаясь по деревянным ступенькам крыльца этого дома. Над этой пригородной зоной Москвы было ясным и удивительно голубым, с проблеском нескольких перистых облаков отдалившихся к горизонту. Легкостью порыва ветра колебала края юбки Оксаны, обнажая прелесть красоты её бархатистой кожи. С соседних домов слышался где-то лай собак, на одном из домов, напротив, на забор, выстроенный из досок, забрался черный кот, гордо выхаживая по его тонкому периметру. По улице проезжал японский грузовичок, развозящий пластиковые окна к дому, строящемуся через несколько домов справа от дома, по крыльцу которого спускалась Оксана. Высокая береза пышностью наклонившихся веток и крупных листьев, закрывала тенью от яркого солнца дорожку, что была выстроена до деревянного забора. Возле самих ворот этого дома стояла черная Toyota Camry, переливаясь разносортной палитрой искушающего черного цвета сверкая яркими отблесками падающего на него солнечного света.
— А где Алена? — потянувшись к ручке задней двери, спросил парень в открытое окно с пассажирской стороны, сидя на водительском месте
— Пошла за картой своего брата — с холодом эмоциональных чувств, ответила Оксана, прикрывая ладонью руки, влажные лазурные глазки, что сияли на солнце, лучезарной забью, переливая в оттенках незабываемого цвета топаза — Она скора вернется не переживай
— Да я не переживаю — саркастичной улыбкой выразил он любезность, отвернувшись в сторону открытого окна водительской двери
«Ебаный блядь проныра», повела алыми губками Оксана, поправляя юбку на бедрах, стоя рядом с открытой задней дверью.
Удобное черное сиденье, было обтянуто велюровой обивкой доставляющая бархатистую нежность касания коже обнаженных ног Оксаны, когда она разместилась на нем.
— Поверь, чтобы там не произошло со Славяном, он мне как брат, я люблю его сестру, и я знаю….
— Не я виновата в том, что ты вывез меня из больницы против моей воли — со слезами на глаз заявила Оксана, раскрыв тут же их веки
— Все это глупо — согласился он, постукивая пальцами по поверхности руля автомобиля — Не так должно было быть все
— Это было надо было думать до того как вы собрались ко мне в деревню и пришли в мою больницу
— Послушай, мне чудом повезло встретить там тебя, если бы на месте тебя Оксана был бы кто-либо другой, возможно Славик был бы уже мертв, а так у него есть хотя бы шанс
— Ты такой пиздабол — Не сдержала Оксана, выплеснула вслух свое мнение его лживых слов
Поджав под себя ноги, Оксана, закрыв влажные, красота которых была покрыта частичками слезных капель, передавая тем самым всю боль душевного переживания и страха за свою жизнь.
— Согласен, что отчасти ты права — согласился он с этим утверждением через некоторое время
— Давай поехали — послышался голос его девушки, когда она открыла дверь села на переднее пассажирское кресло, обернувшись к Оксане, держа карту своего брата в руке — Оксана послушай, вот его карта, изучи её, может, будут хоть каике-то зацепки
— Можно я это сделаю когда окажусь в своем рабочем кабинете? — опустив голову, опасаясь их бурной раздражительно, тихим шепотом спросила Оксана
— Коля нет! — возразила шатенка, не давая своему парню, что-либо сказать — Заводи лучше машину
— Как знаешь — пожав плечи покорно послушался он поворачивая ключом в замке зажигания
Тихое журчание мотора, успокаивало играющие страхом нервы Оксаны, когда она закрыв глаза облокотилась на спинку заднего сиденья закрыла глаза, ощущая под пальцами обеих рук медицинскую карту пациента. Черный седан медленно тронулся с места, под мощным протектором его черных шин слышался хруст гравийного покрытия. Врывающаяся прохлада летнего воздуха через открытые окна, услаждая ароматом, палитрой бесподобного запаха цветения пышных красиво распустившихся кустов сирени, позволяя на какое-то время Оксане отвлечься от навалившихся тягостных проблем.

***
Продолжительные несколько часов измотанной дороги, знакомое дорожное асфальтное покрытие было первым, что увидела Оксана, как только открыла глаза. Черный седан двигался по центральной деревенской площади, словно каравелла в большом просторном море, медленно плыл по волнам дорожных ям. Чистый природный воздух, до боли знакомой хвои, приятный шум с опушки леса, а так же травянистый запах только что политого газона, когда на небе еще сохранились серые тучи прошедшего дождя, насыщая воздух сыростью. Стадо беспризорно разгуливающих коров по деревенским улицам, лай собак, а так же знакомые вывески магазинчиков и павильончиков, мимо которых, параллельно крытому рынку проезжал черный седан. Солнце на небе почти не было, словно было скрыто за темной серой тучею, изредка пробрасывая яркие лучи, постепенно скрывая за горизонтом, крыш деревянным домов, крыши которых были покрыты шифером или металла профилем.
— Узнаю знакомое здание — улыбнулась впервые за все время поездки Оксана
— Как думаешь полиция все еще ищет нас?
— Скорее всего — предположила Оксана — опуская медленно ноги с заднего сидения, коснулась ими мягкого черного коврика пола машины — Не советую вам по крайней мере появляться там, тебе по крайней мере Коля со своей свастикой советую тут вообще не показываться
— А что ты так на меня смотришь? — возмутилась его девушка — Следи лучше за дорогой — упрекнула она вновь, когда он наехал колесом на небольшую ямку
— Признаю мне не нравятся ваша свастика — тихо призналась Оксана, заигрывая с ним сморщила губки, придавая скулам обворожительную черту изгиба
— Так никто тебя не заставляет на неё смотреть — якобы делая ироничную обиду, ответил он, поглядывая искоса в зеркало заднего вида на Оксану
— Остановите лучше у этого лесочка — потребовала Оксана, совместив ноги вмести, положила на колени теплые ладони обаятельных рук — Хочу немного прогуляться
— Ты уверена? — сбавляя скорость, останавливаясь мимо алее, поросшей с обеих сторон пышными игольчатыми елями ведущей через парковую зону к больнице
— Пускай себе идет — согласилась девушка, положив свою руку на руку парня на руле, когда он остановил машину — Оксан, ты ведь меня пустишь хотя бы к брату вечером
— Нет! — касаясь кончиками дверной ручки, возразила Оксана — Дело в том, что палата, в которой лежит твой брат это стерильный бокс, своего рода изолированное помещение, где вход посторонним запрещен — открывая дверь, пояснила она
— Ну, мне нужно его увидеть
— Тогда дождись, когда он выздоровеет — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок, взяла с сиденья карту пациента, высунула ноги, из машины повернувшись набок, касаясь каблуками черных туфель бетонного покрытия тротуара возле которого остановилась машина — А потом приходи и уж поверь, я буду не против
— Эй, Оксана! — окликнула Оксану шатенка, когда она, выгибая спину, выставляя упругую прелесть бедер вылезла из машины — Спасибо!
— Я еще ничего не сделала — мило улыбаясь пожала плечами Оксана, держась за ручку задней двери машины, с внешней стороны, закрыла за собой дверь
«Что может связывать геморрагию на конъюнктиве склер, экзатема в виде пустул на коже, стабильно высокую температуру тела, многоочаговое образование абсцесса, с большей вероятностью уже в мозгу, а так же вызывать острую проблему с почками включая даже гематурию», перебирая в голове все возможные варианты, размышляла Оксана.
По обеим сторонам росли огромные пышные ели, закрывая насыщенностью хвойных веток пространство частичек пытающихся пробиться лучей, через густые темные тучи на небе. Воздух был пропитан поразительной свежестью хвои, мокрой травой, корой хвойных деревьев, словно все напоминало как лесу. Тротуарная дорожка была поразительно убрана, однако на краю бордюра были все же видны бычки сигарет, один из которых были тонкие сохранившие прелесть розового оттенка губ на фильтре окурка. На лавочке сидела молодая парочка из парня и девушки, мимо которой прошла Оксана, звонко стукая каблуками виляя роскошной прелестью бедер. Отображая прелесть красоту изгиба собственных ягодиц, что были скрыты под тонкой тканью короткой юбки, Оксана вызвала у молодого человека бурю сексуальных эмоций, ощутив его пристальный взгляд на своей попке.
Больничный дворик, к которому через несколько минут вышла Оксана, словно погрузился в мрачную тишину, окутавших дождливых сумерек. Подобие большой тени опустилось на эту местность, скрывая тени деревьев, силуэт огромного больничного здания, интерьера больничной зоны. Вдалеке возле главного входа, Оксана смогла разглядеть автомобиль УАЗ, с надписью на двери ППС, а подойдя чуть поближе, увидеть двух полицейских в форме, что допрашивали медсестер стоя на ступеньках больничного крыльца. Слева мимо лавочки, рядом с которой прошла Оксана, сидела пожилая женщина, ковыряя что-то со своим зонтиком, справа из кустов, за которыми росли тернистые ели, вышел черный кот, сверкая зеленым взглядом. Легкость прохлады предвкушающей дождь, колебала волосы Оксаны, когда она подобию царицы шла по тротуарной дорожке, звонко стукая каблуками черных туфель.
— Прошу нас извинить — говорил молодой парень, офицер полиции, обращаясь к рыжеволосой девушке у которой сильно округлились от неожиданности, заметив Оксану, идущую к ним, в нескольких метрах — Ну если вам, хоть что-нибудь будет известно об Орловой Оксане Владимировне, пожалуйста, сообщите нам немедленно
— Здравствуйте девочки — радушно, понимая, что она в розыске полиция, Оксана улыбнулась двум медсестрам, с которыми произошел почти тесный контакт в помещения раздевалки
— Оксана Владимировна — блондинка, при виде Оксаны, выронила из рук шариковую ручку, что забрала у офицера полиции, давая ему заполнить протокол
— М…. гражданка Орлова…. — обратился один из офицеров полиции, когда Оксана наступила каблуком черных туфель на массивную ступеньку центрального крыльца больницы
— Все зависит от того что вы хотели — остановилась Оксана, наступая одной на ступеньку, а другой оставаясь стоять на тротуаре, повернутой в пол оборота к офицерам полиции
— Гражданка Орлова — поддержал своего товарища его коллега, что выглядел чуть постарше, лет на десять — Вас разыскивает полиция, дело в том, что ваши родители, просили вас найти
— Ну, вот вы нашли — обольщалась Оксана, легкой завораживающей прохлады окутывающей её тело, взымая к колебанию её золотистую прядь волос, скользя в том месте, где резинка черных чулок заканчивается, легкостью касания возбуждая холодком — А теперь, если вы конечно не возражаете, офицер, мне нужно работать
Игнорируя его назойливость, Оксана милой взаимной симпатией улыбнулась в ответ, подчеркивая обаятельность красотой формы изгиба алых губ. Выражая в улыбке абсолютное хладнокровие и радушие, продолжила подниматься по ступенькам, виляя роскошными упругими ягодицами.
— Простите — решил проявить настойчивость молодой офицер, после того как его товарищ легонько пырнул локтем в ребро — Это всего лишь простая формальность, но вам придется ответить, на несколько наших вопросов, прежде чем следователь Нечаев будет с вами разговаривать совсем по другому поводу
«Блядь этот клоун все равно ведь просто так не отстанет», глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, закрывая чудесную лазурную прелесть глаз, коснулась массивной ручки входной двери больницы.
— Хорошо офицер — открывая большую входную дверь, согласилась Оксана — Я поговорю с вами, но только в моем рабочем кабинете, вы ведь не будите возражать?
— Я бы предпочел лучше вестибюль больницы — возразил молодой парень полицейский, взявшись рукой за грань открытой двери, оставляя её открытой для Оксаны
— Как пожелаете офицер — скривила губы Оксана, красотой изгиба, согнула ногу в колено, перешагивая через высокий порог открытой двери — Меня в чем-то обвиняют? — заигрывая с этим парнем, она вошла в преддверье больничных дверей
Теплая приятная атмосфера, охватила тело Оксаны, как только она вошла в преддверье, чаруя прелестью изгиба ягодиц, прошла по бетонному полу, стукая звонко каблуками, подошла ко второй больничной двери. Открывая дверь вестибюля больницы, Оксана нисколько не удивилась, видя скоплением людей в больнице. Большинство пациентов скопилось у регистратуры, кто-то занял место в холле, расположившись на стульях в зоне ожидания, смотрел телевизор, другие копались в сотовых телефонах, листали интернет странички на планшетах. Двое мужчин врачей прошли мимо открытой двери, не обращая внимания на Оксану, обсуждая проблемы диагноза одного из пациентов. Три медсестры забавно хихикая, почти без шума, направлялись в сторону коридора кафетерия, рассматривая что-то в телефоне коллеге идущей по центру. Пасмурная большая тень охватила большое помещение фойе больницы, из-за чего тускло светились светильники дневных ламп, настроенные диметром в половину накала.
— Отец ты не посмеешь из-за своей Оксаны отметить мою свадьбу — услышала Оксана голос родной сестры, как только перешагнула порог открытой двери и вошла в вестибюль
— Роксана я все понимаю дочка — голос Рамазанова был такой снисходительный и мягкий, когда он обращался к своей дочери
— Господин Рамазанов — совсем было неожиданно для Оксаны услышать голос следователя Нечаева, что обращался к её отцу — Мы делаем все возможное, чтобы найти вашу дочь, ну вы понимаете в связи с последними событиями мы не в силах пока расширить круг поиска
— Да она скорее всего где-то загуляла — жаловалась Роксана обвивая обеими руками за согнутый локоть Рамазанова — Сейчас наверно с кем-то трахается, как обычно
— Роксана! — упрекнул свою дочь Рамазанов
— Знаете что господин Нечаев — вмешалась в разговор Марина Николаевна — Я как мама Оксаны, требую немедленно расширить ваш круг поиска, бросить все ваши дела, моя дочь пропала
— Марина Николаевна я вас понимаю — радушный голос Марины Викторовны поддержал эту растрогавшуюся женщину — Меня саму Тихонов выдернул из отпуска, из-за того, что отделом Оксаны некому управлять, хотя у неё нет никакого официального дела, не понимаю, куда она могла пропасть
— Ну и как вам Марина Викторовна нравится моя корона, а как сидится на моем троне? — выражая всю подлость характера, стервозно говорила Оксана, направляясь к собравшейся кучке людей, похотливо виляя упругой красотой бедер
— Оксана! — тихо прошептала Марина Николаевна, заметив родную дочь, по которой так страдательно переживала последние дни
— Ну, вот папа! — поразительно подло вела себя Роксана — Ты нашел свою дочь, она нагулялась и соизволила вернуться на работу
— Очень жаль, что для тебя моя дорогая Роксана это слово не вполне знакомо — выражаясь со всем отвращением и испепеляющим взглядом, прошла мимо сестры Оксана
— Оксана, где ты была? — встревоженно спросила Марина Николаевна, не давая никому сказать не слово, однако проявляя поразительное к удивлению Оксаны спокойствие
— Работала — холодно ответила Оксана, встав по левую руку от Рамазанова
— Над кем теперь? — вмешалась тут же Марина Викторовна — Тихонов сказал у тебя ведь нет официального дела, и ты не ставила его в курс дела и почему за место тебя Ларионова в клинике
— А что у вас нет дела? — любознательно спросил следователь Нечаев, своим подозревающим видом косо посмотрел на Оксану
— А вам какое, до этого дело?! — ухмыльнулась Оксана
— Стоило бы тока догадаться, как только банда лысых скинхедов совершила набег на скотоводческую ферму граждан Узбекистана, так непременно в центре всех просто событий обязана быть Орлова, все удивляюсь и как я раньше об этом не додумался
— А почему вы сразу обвиняете меня? — возмутилась Оксана, на обвинения следователя Нечаева, отошла к окну, обернулась, опираясь на подоконник бедрами, положила на него карту, что держала в руках — Как будто я, по-вашему, мнению буду иметь какие-либо дела с вашими там скинхедами
— Оксана Владимировна! — внезапный услышанный голос Валентины приближающейся слева, отвлек Оксану от разговора — Как хорошо, что вы уже приехали, помимо пустул на коже, геморрагия кожных покровов, на конъюнктиве склер, на слизистой оболочке, деснах, УЗИ почек показало образование гнойных очагов на их поверхности
— Абсцесс! — тихо предположила Оксана, оставив карточку лежать на подоконнике, отошла от окна, возле которого стояла — Что-то поражает его легкие почки, сердце и мозг, причем довольно стремительно, организм не отвечает, значит на антибиотики, что ты ему дала без моего указания
— Оксана у тебя что дело? — удивилась Марина Викторовна, посмотрев на Оксану выразительным взглядом — Но Тихонов, сказал, что у тебя в данный момент нет никакого дела
— Оксана Владимировна кого вы скрываете?! — настораживающим тоном голоса, спросил следователь Нечаев
— Оксана я только что из лаборатории
Услышала Оксана голос Вероники, темноволосая кудряшка, держа в руках красную папку приближалась. Выразительно отражая красоту упругих бедер, силуэт изгиба которых отразили темно-синие джинсы.
— Посев крови не удалось выявить точного возбудителя — говорила Вероника, встав между Оксаной и Валентиной — Однако в его крови, после проведения плазмафереза, лейкоцитоз 15-209 • 109/л со сдвигом формулы влево, СОЭ повышена
— Кто ваш пациент? — психологически, вынуждая ответить, давил подавляющим взглядом следователь Нечаев
— Да какое вам дело — огрызнулась Оксана
— Как какое дело! — возмутился Нечаев, схватив Оксану за согнутую в локоть руку, так что она взвизгнула, стиснув зубы, жалостливым взглядом лазурных глаз посмотрела на Рамазанова
— Эй, гражданин следователь — схватил Рамазанов за кисть следователя, когда он в этот момент держал Оксану за руку, надавливая большим пальцем на кисть, делая болевой прием, вынудил его отпустить руку дочери — Оксана моя дочь, я с ней сам разберусь
— У вашей дочери возможно пациент, которого разыскивают внутренние органы за поножовщину на скотоводческой ферме
— Кого говорите, они там разводили? — не обращая внимания, на возникший спор, стала теребить локоть, за который больно схватился следователь Нечаев
— А может это не инфекция — предположила Вероника, прикрывая дифференциальным диагнозом Оксану — Что может еще вести себя как инфекция, выдавать схожесть симптомов
— Нет, это инфекция — не согласилась с таким утверждением Оксана, взяла карту пациента из рук темноволосой кудряшки — «Стафилококковыйсепсис»
— Если так-то когда ты обрабатывала его рану, ты дала ему ампициллин, он бы понизил эффектность — делая пустые доводы, рассуждала Вероника
Перед тем, как обработать рану, Оксана, пользуясь резиновыми одноразовыми перчатками, произвела пальпацию органов, на их повреждения, когда стафилококки находились на печени пациента. Лезвие ножа, которым разделывали зараженное мясо, обратной стороной прошло по печени пациента, оставляя на нем стафилококки. При пальпации Оксана возбудила их пальцами, тем самым их частицы смешались с кровотоком, попадая в сердце, почки, легкие, печень и поражая мозг. Резистентность стафилококка позволила ему противостоять действию ампициллина, восстановить свою фауну в организме пациента, скрывая за маской необъяснимых симптомов, образуя гнойные очаги в органах организма. Существенную роль в этом играют плазмиды, передающиеся с помощью трансдуцирующих фагов от одной клетки к другой. R-плазмиды детерминируют устойчивость к одному или нескольким антибиотикам, за счет продукции бета-лактамазы.
— Так какое же тогда лечение мы выберем для нашего пациента, учитывая его почечную недостаточность? — поинтересовалась Валентина
— Я сама проведу ему гемодиализ — заверила Оксана закрывая красную папку — А после , его организм ждет непрерывная ковровая бомбардировка ампициллином внутривенно плюс антитоксическая противостафилококковая плазма и иммуноглобулин, иммунизированный адсорбированным стафилококковым анатоксином
— Вы же понимаете, что я не оставлю все так самотеком — возмутился следователь
— Господин Нечаев — улыбаясь милой улыбкой, заявила Оксана, поправляя роскошные волнистые пряди волос — Я поговорю с вами завтра, а вам советую задержать немедленно фуры с мясом, вполне возможно стафилококк мог размножаться в нем
— Хм… если это так — смягчил свой гнев на милость Нечаев — Я добьюсь того чтобы их вышвырнули из страны, мало того что нелегально тут устроились, так еще и зараженное мясо
— Я бы советовала поспешить — оставаясь повернутой в пол оборота, говорила Оксана, держа на кончиках пальцев красную папку — Пока фуры с зараженным мясом не поставили его на рыночные прилавки магазинов
— Вы же понимаете, что инцидент с нападением я не могу так просто упускать — возразил Нечаев, пытаясь стоять на своем — И то, что вы все это время покрывали убийц нацистов, вам это Оксана Владимировна ой как откликнется при возбуждении уголовного дела
— Вы сначала только получите очередную звездочку на погоны следователь — быстро ответила Оксана, не давая ни Рамазанову и Марине Николаевне что-либо сказать — А уж потом будите разбираться со мной, а сейчас извините, но жизнь пациента важнее
— Оксана! — громко крикнул Рамазанов — Оксана стой, мы не договорили, у твоей сестры скора уже свадьба, неужели ты….
— Я люблю тебя папочка — остановившись, Оксана обернулась в пол оборота, послала воздушный поцелуй Рамазанову, состроив очаровательное выразительное очертание скул, выражая алые губы бантиком — Но сейчас мне нужно спасать чью-то жизнь
«Блядь ну почему именно я должна решать эти скучные банальные семейные бредни», сморщив губки бантиком, размышляла недовольно Оксана
— Оксана, а как же карта твоего пациента — окликнула Марина Викторовна, когда Оксана подошла к большой массивной лестнице, что вела на второй этаж
— Оставьте её себе — коварством блистательной улыбки, остановилась Оксана, изнуренно вздохнув, наступая каблуком черных туфель на ступеньку — Поверьте там пиздец, как много интересного
— Но… как же…
— Да-да я и я тоже тебя люблю моя рыжая бестия
Прокричала Оксана на весь вестибюль, заядло улыбаясь красивым изгибом алых губ, продолжила подниматься по ступенькам. Виляя роскошной прелесть упругих бедер, скрытых под тонкой тканью черной короткой юбки, Оксана приветливо кивнула двум спускающимся навстречу медсестрам, что так удивленно посмотрели на неё.

***
Стерильная палата интенсивной терапии, вычищенных стен из белого кафеля, отражая в стеклах, надетых на глазах очков Оксаны блеклые блики падающего тусклого света. Свет дневных светильников был чуть притушен, предпочитая полную темноту, Оксана, расположившись в кресле, что стояло в углу палаты, ерзая пальцем по телефону, набирала номер Катерины. Запах асептических средств не был столь резким и чувствительным, благодаря, стерильной марлевой повязки на лице. Аппарат искусственного дыхания, заменил легкие парню, как раз в тот момент, когда он не мог дышать Лысый парень, лежал с трубкой во рту, позволяющей ему дышать, все это время он пристально смотрел на Оксану, когда она в то время на него не обращала никакого внимания.
Аппарат искусственной почки делал свою работу, пропускал взятую из вены кровь через мембрану сделанной из целлюлозных полупроницаемых материалов. По одну сторону мембраны течет кровь, а по другую диализирующий раствор (диализат). Его функция «вытягивать» из крови молекулы вредных веществ и лишнюю воду.
— Поверить не могу — после продолжительных затяжных гудков, послышался голос Катерины из динамика телефона — И у тебя хватило наглости мне позвонить, зная, что я тебя везде ищу, ну и что ты теперь придумала?
— Ничего — ухмыляясь безумной красотой губ, скрывая довольство за стерильной маской, не подавая вида, смотрела на лежащего парня на больничной койке — Просто решила тебе позвонить
— Тебя не было неизвестно сколько, мы же договаривались выпить вина у Кости
— Ну, планы изменились — легкостью безразличия ответила Оксана, положив ногу на ногу, позволила краю белого надетого на ней халата оголить бархатистую кожу и выражая эротический узор резинки черных чулок — Но как только я се решу, нам, думаю ничего не помешает
— Где тебя носило?! — громко грозно спросила Катерина, так что Оксана убрала ухо от динамика телефона, сильно возмутившись такой требовательности вопроса
— А не слишком ли грубовата мы общаемся — кокетливо сделала замечание Оксана, ерзая в мягком кресле попкой — Беситься из-за того что я её попку давно не разминала — прикрывая динамик телефона рукой, объяснила она саркастично парню, что лежал на больничной койке
— Оксанка это не смешно — возмутилась Катерина — С кем ты там еще разговариваешь?
— Спасаю жизнь бедолаги нацисту
— Какому еще нацисту?
— Самому что ни на есть, такого знаешь лысого, здорового со свастикой на груди
— Ты не про тех ли нацистов говоришь, что напали на скотоводческую ферму
— А тебе что они тоже приглянулись? — продолжая насмехаться, говорила Оксана, царапая мягкими пальцами обивку кресла
— Ты дура! — вскрикнула снова Катерина — Их же вся местная полиция пока что ищет, я очень сильно просила влиятельных людей, чтобы пока без лишнего шума, пресса нам здесь не к чему
— Я рада за тебя — холодно ответила Оксана — Все-таки мальчики санитары готовы все ради меня сделать, даже кресло знаешь, в стерильную палату притащили, только лишь для того, чтоб моя попка на нем покрасовалась
— Тебя же могут посадить за пособничество преступникам — взволнованно говорила Катерина — Я сама сдам твоих нацистов
— Нет! — возразила Оксана — Пока я его не вылечу, ты ничего делать не будешь
— А что потом?
— Ну, люди ведь должны нести ответственность за свои поступки
— Ха… — звонко не сдержавшись, рассмеялась Катерина — Сказала та, кто вечно сбегает от ответственности
— Это ты к чему? — возмутилась Оксана, нахмурив губки
— Это я про твою Аришку
— Радионов скотина больше её не получит — поставила твердое условие Оксана
— Он наверно круто перешел тебе дорогу
— Он круто охуел! — выражая недовольство в гордом взгляде, заявила Оксана
Дверь палаты тихо скрипнула, прерывая разговор, пропуская дорожку яркого света ламп в палату с тусклым светом. Красные туфли на высоком каблуке, плавно переходящие в белые чулки, подчеркивающие плавность изгиба икроножных мышц рыжеволосой девушки, завершая красивым очертанием эротического узора их резинки. Белый длинный врачебный халат был наполовину расстегнут снизу, выражая как-будто специально короткую черную юбку, что изумительно сидела на талии Валентины, подчеркивая изящность рельефа её бедер. Плотный белый медицинский колпак, скрывал прелесть рыжих волос девушки, а стекла очков, одетых на её глаза, отразили глубину голубого оттенка манящих к себе глаз.
— Оксана Владимировна! — тихим шепотом обратилась рыжеволосая бестия, закрывая медленно за своей спиной дверь, облокотилась на неё спиной — Прошу извинить, но ваш отец, ждет вас с вашей матерью и сестрой в кафетерии, просил на время сменить вас
— Вечно моя семейка сует свой нос не в свои дела — изумилась в улыбке Оксана, скрывая её истинное коварство за стерильной маской
— Оксанка! — громко крикнула, не сдерживая эмоции Катерина — Что там у тебя происходит?
— Да так ничего — игристой похотью, Оксана провела коготками по белому подлокотнику кресла в котором сидела — Просто папаша с чокнутой мамашей и е мене долбанутой сестрой просят присоединиться к семейному ужину в кафетерии
— Оксана Владимировна у вашей сестры намечается свадьба, идите, вы сейчас должны быть с ними
— Моя рыжая бестия — вставая медленно с кресла, Оксана выгнула спину, изображая красивый изгиб эластичных ягодиц — Порой мне кажется, я и сама могу решать, что мне нужно — расправляя халат на бедрах, заявила она
— Я так не думаю — возразила Катерина, отражая через динамик телефона раздражительный тон собственного голоса
— А ты вообще молчи! — прошипела Оксана, проводя кончиком пальца по сенсору дисплея, разрывая телефонный звонок — Сообщишь мне, как почки этого парня придут в норму, начнем терапию ампициллином
— Вам сейчас нужно побыть со своей семьей — коснувшись кончиками пальцев плеча Оксаны, говорила Валентина, пытаясь возбудить скрытые живые чувства — Ведь после того что произошло, наверняка они будут вашей надежной опорой
«Блядь как же меня иногда бесит эта рыжая сука», глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, убирая руку девушки со своего плеча.
— А что со мной произошло?! — возмутившись, спросила Оксана, обернувшись к рядом стоящей рыжей девушки в пол оборота
— Ну как же вас ведь похитили
— А может я сама инсценировала своё похищение? — поправив воротник белого халата, кончиками пальцев, Оксана направилась к выходу из палаты
— На вас это не похоже
— Ты плохо меня знаешь — касаясь ручки входной двери, говорила Оксана, когда к ней подошла стукая каблуками черных туфель по белой кафельной плитке
— Уж я наверно Оксана Владимировна вас знаю лучше всех
Возразила Валентина, обращая внимание, как сильно было понижено артериальное давление на приборной панели, что выводили показания жизнеобеспечения.
— У него последняя стадия, похоже, стафилококк ведет себя намного агрессивнее
— Делай свою работу — прошипела с угрозой Оксана, открывая дверь, пуская золотистую дорожку яркого света в палату стерильного бокса — Мне лично доложишь, как почки придут в норму
— И что тогда когда вылечим его — поинтересовалась с подлой интонацией голоса Валентина, как только Оксана перешагнула порог открытой двери — Он снова будет резать и убивать, граждан, ну вы понимаете — обрисовала она в воздухе указательным пальцем круг вокруг своего лица
— Ха… — рассмеявшись звонким смехом, Оксана вышла из палаты — И кто тут после этого у нас нацист? — сверкнув искоркой голубых лазурных глаз, Оксана закрыла за собой дверь, направилась дальше по коридору
— Оксана! — голос Вероники был неожиданным, за спиной, так что Оксана остановилась на месте, тихо взвизгнула, стиснув зубы, пытаясь не подавать вида испуга, сжала пальцы в кулаки — Не понимаю, как ты догадалась, что это стафилококковый сепсис
Подошла сзади темноволосая кудряшка, встав перед лицом у Оксаны, закрывая просвет, пластикового окна, заходящего за горизонт солнца. Черную прелесть кудрявых волос девушки, скрывал белый медицинский колпак, розовую красоту губ, прятала стерильная марлевая повязка. Белый длинный халат на её хрупком теле, выражал очертание сущей красоты, подчеркивая скромную изгибом грудь, выражая особой тональность рельефа талию, подчеркивая изумительные бедра. Вероника держала в руке бумажный планшет с собранным анамнезом о пациенте.
— Интуиция — поправляя указательным пальцем дужку очков, ответила Оксана — Проследи, чтобы гемодиализ прошел как по маслу, как почки восстановят свою функцию, незамедлительно сообщить мне, а я сама начну терапию антибиотиками широкого спектра
— Инфекция перешла на крайнюю стадию
— Стафилококк поразил его легкие, почки, сердца, теперь уже подбирается к мозгу — пояснила Оксана, касаясь кончиками пальцев воротника белого халата кудрявой красотки, чья прелесть глаз была скрыта за тонкими стеклами очков — Еще раз повторюсь, как функция почек придет в норму, сразу же доложить мне
— О чем свидетельствует его пониженное артериальное давление — догадалась Вероника
— Ты бы так, моя кудрявая прелесть, на дифференциальном диагнозе идеи свои, вот примерно так же выдвигала
Подметила Оксана, подмигнув лазурной, голубой, как самый чистый топаз глазом, виляя шикарной красотой бедер, направилась к выходу из стерильного отделения бокса. Снимая очки с уставших глаз, Оксана коснулась пластикой ручки двери, нажимая на неё, убирая другой очки в карман, вышла из стерильного отделения.

***
Душистая прелесть кофе, с чудесным ароматом карамели, манила к себе, как только Оксана взяла в руки пластиковый стаканчик.
— Спасибо Танюш — поблагодарила Оксана, поставив стаканчик с кофе на прилавок, рядом с расчетной кассой, доставая из кармана белого халата кошелек — У тебя здесь всегда отменный кофе и пожалуйста, вон те сушки, пусть вон та смазливая мордашка с темненькими волосами заберет
— А… это вы про вашу сестру? — удивилась кассир кафетерия
Девушка шатенка, с изумительной укладкой волос, скрепленной за спиной блестящей заколки в форме бабочки, чудесным отливом серых глаз, одарила радушным взглядом Оксану. Под белой служебной рубашкой на теле этой девушки, Оксана смогла разглядеть пикантный довольно скромный силуэт хрупкого тела, выражающую особую скрытую притягательность. Худые руки, нежные плечи, животик, который благодаря белой рубашке, вообще был незаметен, а скромный размер груди, Оксана смогла увидеть лишь благодаря двум бугоркам напоминающим их. Каштановые волосы, были аккуратно, как всегда уложены, обвивая шею, словно лиана в джунглях завивались на груди в виде колец.
— Нет, она только думает, что мне сестра — не согласилась с мнением этой девушки, Оксана достала из кошелька пятисотенную купюру — Да и пожалуйста, мне можно мне вон тех эклеров и медовое пирожное
— Как пожелаете, Оксана Владимировна — радушно улыбнулась девушка, взяв из рук Оксаны деньги — Вам запаковать или вы здесь будите кушать?
— Ну если другого варианта горячих блюд нету — говорила Оксана, поворачиваясь спиной к девушки, обольщалась приятному запаха карамели, которым так приятно пахло кофе в стаканчике
— У нас ведь тут и есть горячие блюда, есть и первое, и второе….
— Которые, мне отнюдь пока не интересны — возразила Оксана, не давая девушке договорить
— Оксана ну в чем проблема ты мне хотя бы расскажи?! — душевным раздирающим обиду голосом, спросила Марина Николаевна
Белокурая женщина с чудесным отливом соломы, была одета в красное платье с закрытыми плечами и без зоны декольте. Вырез спереди u-образной формы, удачно подчеркивал красоту чашечек её платья, вырисовывая пикантный размер её груди. Тело этой женщины, как искушающий цветок, поистине редкой натуры подобающей, дикой розе, пахло прелестью духов «RoseSauvage». Изящные, до страсти поистине сексуальные ноги Марины Николаевны украшали красные туфли, со стразами, удачно подобранные к цвету платья, а строгий высокий их каблук указывал глубину распущенной натуры к мужчине, к которому она испытывала дикий соблазн и неконтролируемой дикой похотью влечение.
— И с чего это мама в тебе проснулась такая забота? — удивилась Оксана, подходя к столику, где сидела её мать, Рамазанов и Роксана — Насколько я знаю, всю свою молодость я провела взаперти в четырех стенах, зубря книги
— Марина! — ужаснулся Рамазанов, держа на кончиках пальцев граненый стакан с налитым в нем чаем — Ты что действительно держала нашу дочь с заточении
— Ой, а она тебе это не говорила? — насмехаясь, изображая иронию, прислонив кончики пальцев к губам, выражала бурные эмоции Оксана, отодвигая стул другой рукой
— И до какой степени мне терпеть эту дуру?! — возмутилась Роксана, строя из себя примерную дочь, обвила обеими руками согнутую руку Рамазанова, прижалась к нему — Отец у меня скора свадьба, а из-за этой ненормальной, мы даже репетицию семейного ужина с родителями моего жениха…..
— Ну, началось
Присаживаясь на стул, отвернула Оксана страдающий взгляд в сторону окна, рядом с которым сидела, делая вид, что лазурная прелесть заката и его зябь на него куда интереснее семьи.
— Могу я хотя бы этих драматичных событий избежать — согнув пальцы в кулак, Оксана подставила его под подбородок, опираясь локтем на поверхность стола
— Оксана доченька что случилось? — продолжая строить из себя дотошную мамашу, поинтересовалась, повторяя свой вопрос, Марина Николаевна
— Ничего мама — скривила от отвращения алые губы, Оксана даже не могла смотреть на Марину Николаевну — Я просто работаю, как ты этого и хотела
— Я не такой жизни для тебя хотела доченька
— А какой мама?! — вскипела Оксана, резко вскочив со стула, пролила на поверхность столика за которым сидела несколько капель кофе со своего стаканчика
— Оксана прекрати — суровым голосом упрекнул Рамзанов — Да признаю, может Марина не была тебе достойной матерью, она тебе мать и любит тебя
— Да пошла она нахуй со своей любовью!!! — огрызнулась Оксана, оставаясь стоять рядом со стулом, с которого недавно встала
— Я же говорю твоя старшая дочурка полная дура
Непростительный оскорбительный довод в сторону Оксаны, преподнесла Роксана, положив ногу на ногу, отразила через темно-синие потертые джинсы прелесть роскошных ягодиц.
— Оксана сядь — с покойным голосом потребовал Рамазанов
— Нет! — рявкнула оскаленным взглядом Оксана, не желая подчиняться
— Сядь я тебе сказал! — повысив голос крикнул Рамазанов, от чего Оксана тут же села по инерции от испуга на стул на котором раньше сидела
— И вот так всю жизнь — жаловалась Марина Николаевна, сидя по другую руку от Рамазанова, играя на жалость, прижалась к его телу — Володя наша с тобой дочь действительно трудный ребенок, мне было очень тяжело воспитывать её
— Молчала бы блядь выдра — грубо выразилась Оксана, испытывая парадоксальную ненависть к своей матери
— Оксана! — подняв руку, согнутую в локоть и выставив указательный палец вверх, заявил Рамазанов — Прежде всего она твоя мать, она тебя кормила, одевала и воспитывала тебя, как подобает нормальному родителю
— Сидеть взаперти в четырех стенах, даже когда мне было двадцать лет
Снимая плотный медицинский колпак с головы, Оксана помотала головой, придавая волнистых золотистых волосам необычайную пышность и объем.
— У тебя был трудный период, ты училась в институте — придумывала отговорки Марина Николаевна
— А в двадцать пять?! — заявила Оксана, продолжая с ненавистью смотреть на Марину Николаевну
— Да ты из-за этой девчонки голову потеряла
— Эта девчонка — возразила Оксана, отодвигая стаканчик с кофе в сторону — Моя дочь!
— Неродная дочь — неудачно подметила Марина Николаевна
— Я её выходила, выкормила, выносила на руках, встала ночами меняла пеленки, кормила с бутылочки, даже лекарства ей колола сама — разыгрываю драму, Оксана пыталась сыграть на чувствах Рамазанова
— Оксана в чем проблема? — снизив тон и темперамент характера голоса, спросил Рамазанов, коснувшись через стол руки Оксаны, которой держала стаканчик с кофе
— В ней папа — продолжая иронизировать трагедию, подлостью коварство улыбки, лживо улыбнулась Оксана, играя на чувствах отца — Она всю жизнь мной помыкает, даже Аришку отдала какой-то потаскухе за пять штук баксов
— Оксана нам тогда были нужны деньги, мы ведь концы с концами едва сводили — уверяла Марина Николаевна, состроив радушное выражение лица
— Ты не имела блядь права!!!
Громко крикнула Оксана, на весь кафетерий, чем напугала официантку, что подходила к их столу, девушка шатенка едва в руках удержала разнос с заказом, взвизгнув тихим голоском от испуга.
— Ой прости Танюш — сгорая от стыда, не сдержанного характера, искренне перед девушкой извинилась Оксана, коснувшись рукой её руки, что держала разнос
— Я же тебе говорила дорогой отец — заявила, ехидно улыбаясь, Роксана, поправляя кончиками пальцев роскошные пряди черных волос — Что твоя старшая дочурка полная дура
— А ты малолетняя дрянь заткнула бы свой грязный хотя нет, я бы даже бы сказала свой девственный ротик — используя ненормативную грубую лексику, выразилась Оксана
— Чего не скажешь о твоем да сестра! — возразила Роксана — Трудно представить себе отец, что твоя любимая одна из самых красивых по твоему мнению дочерей, шлюха!
— Роксана! — сделала, тут же раскрыв рот от удивления, Марина Николаевна
— Мелкая дрянь да как ты посмела на меня раскрыть свой грязный рот — прошипела с ненавистью подлого характера Оксана, сверкнув частичкой искорки голубых до безумия красивых лазурных глаз — Мало того, я сомневалась в своем присутствие у тебя на свадьбе, так вот радуйся….
— Оксана стой! — возразил Рамазанов, схватившись за запястье руки Оксаны, не давая ей встать со стула — А ты немедленно извинись перед моей дочерью! — приказным тоном скомандовал он, обернувшись, грозно посмотрел на Роксану
— Знаешь что отец! — гордо изъявляя характер царицы, встала со стула Роксана, с диким презрением и ненавистью взгляда голубых лазурных глаз посмотрела на Оксану — Я никогда её не признаю как сестру, мне наоборот будет приятно, если её не будет на моей свадьбе
— Роксана стой! — прокричал Рамазанов, когда его непослушная вредная дочь, гордой самовлюбленной походкой направилась к выходу
— Пускай себе идет — холодно ответила Оксана, коснувшись руки Рамазанова — Папа в кое-то веки мы сможем стать семьей
Заявила Оксана, когда Роксана, толкая рукой в плечо темноволосую медсестру, прижала её к проему открытой двери, быстро выскочила из кафетерия.
— Так вот чего ты добивалась?! — была поражена Марина Николаевна, подлостью характера Оксаны — Ты хочешь чтобы мы все вместе были вместе
— Оксана пойми — уверял Рамазанов — Как бы ты не старалась, твоим мечтам не….
— Роксана не имела права так поступать с нашей Володя, между прочим твоей первой и самой любой дочерью — проявляя столь же коварную гордость, пояснила Марина Николаевна коснувшись рукой за другую Рамазанова
— Оксана Владимировна вы же уважающий себя врач в этой больнице, как вы можете себе позволить так некультурно выражаться — удивилась девушка, медленно поставила разнос перед Оксаной
— Потому что — взяв смачно покрытый шоколадом эклер, заявила Оксана, ярой страстью голода облизывая алые губы — Я могу себе такое позволить
— Да я понимаю Марина — согласился Рамазанов — Но как ты поняла, чего добивается наша с тобой дочь — удивился он посмотрев на то, как Оксана кусает эклер
— Володя я ведь у тебя первая, с кем у тебя сложились нормальные серьезные отношения, а не так знаешь…. — говорила искренне Марина Николаевна пытаясь играть на чувствах Рамазанова — Так вот Володя, Оксана наша с тобой первая дочь, моя и твоя
— М…. просто объедение, как давно я не ела так вкусно
Переживая эклер во рту, мурлыкала от удовольствия Оксана, положив ногу на ногу, открывая прелесть красоту эротического рисунка черных чулок, сексуальной черной необузданной страстью подчеркивающие её стройные ноги. Голубые жалюзи закрывали наполовину просвет, серых облаков мрачного, погружающегося в сумрак ночи неба. Где яркая зябь заката, постепенно тускнела под действие приближающейся ночи. За стеклом пластикового окна было видно как с мигалками, без звуковой сирены подъехала газель скорой помощи к крыльцу приемного покоя. Как двое санитаров вытаскивали каталку с мужчиной, из открытых задних дверей газели с лежащей на ней, почти тут же, занесли её в открытые двери отделения скорой помощи. В кафетерии было не так уж много народу, несколько пациентов, сидевших за двумя разными столиками по обеим сторонам. Три дежурных медсестры весело хихикающих, обсуждающих любовные проблемы одной из подруг, уставились в экран дисплея телефона, что лежал посреди их столика, пока одна из них шатенка с чудесной красотой силой волос, ерзала пальцем по его сенсору, разглядывая фотография интернет странички контакта. Два дежурных врача, один из которых был дежурным хирургом, заказывал чашку черного кофе и тарелку солянки, только что приготовленной в поварском зале за спиной кассирши, откуда веял аппетитный её запах. Яркий свет диодных светильников отдавал тусклые блики покрытых пластиком стен кафетерия, постепенно становясь все ярче с моментом приближающейся ночи. Манящие запахи свежеприготовленных мясных блюд манили к себе, сбивая поистине прекрасный вкус кондитерских изделий, вызывая у постояльцев этого заведения дикий аппетит.
— Оксана ну ведь так нельзя?! — словно из чувства совести обратился Рамазанов, прерывая Оксану, когда она облизывая смачно губы, коснулась зубками второго эклера
— Как нельзя папочка?! — снова обольщаясь иронией чувствительной улыбки, Оксана пошла на безумное коварство, придавая красоту очертания алых губ
«Ну вот блядь, только все начиналось, как ему тут же стоило испортить мне настроение», сморщив губки, Оксана, забавно для себя самой оставила на кончике носа шоколадную помадку от эклера.
— Оксана Владимировна! — послышался голос вошедшей в кафетерий Валентины — Почки нашего пациента пришли в норму, можем уже завершать гемодиализ
— Отлично! — обрадовавшись такой хорошей новостью, ответила Оксана, радуясь душевно, обратив внимание, как Марина Николаевна испытывали друг к другу скрытое влечение — Я сама начну терапию ампициллином
— Чтобы он снова смог начать убивать — пытаясь устроить скандал, раздула внезапно иронию Валентина, встав рядом столика, за которым сидела Оксана
«Сука блядь ебанутая, тебя блядь кто вообще просил ротик свой открывать», повела губа, Оксана, стараясь из-за всех сил сдерживать эмоции при себе.
— Чтобы он мог жить — скрепя зубами заявила Оксана, встала со стула, на котором сидела
— Оксана Владимировна он же скинхед! — прояснила тихим шепотом картину Валентина, для родителей Оксаны
— Да будь он блядь хоть дедом морозом — не слушая такого заявления, говорила Оксана, схватив с краю стола белый колпак — Он заслуживает права жить
— Чтобы завтра пойти и прирезать кого-нибудь из лиц… — обрисовала рыжеволосая девушка указательным пальцем силуэт своего лица — Не ну вы понимаете
— Ну и кто теперь после этого из нас расист?!
Насмехаясь, говорила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы, заметив выразительные, выражающие вопрос, взгляды со стороны Марины Николаевны и Рамазанова. Эмоционально переживая, Оксана встала поспешно со стола, задев пластиковый стол, позволяя стаканчику, что стоял на его краю пролить несколько капель на её черные чулки. Теплая уже жидкость сладкого кофе, вязкой сыростью пропитала ткань капроновых чулок Оксаны, оставляя на её коленках мокрые незаметные глазу липкие пятна.
— Оксана твой что пациент — заикающимся голосом говорила Марина Николаевна — Твой пациент скинхед?
— О… боже и ты туда же — глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, держа белый колпак на кончиках пальцев
— Оксана это что правда?! — строгим голосом, отражая гнев, спросила Рамазанов
— Я врач папа — заявила Оксана, гордо подняв подбородок к верху, надела на голову белый плотный медицинский колпак — А он мой пациент и он заслуживает право
Направляясь быстро к выходу из кафетерия, говорила Оксана, понимая, что значит такой взгляд со стороны мужчины. Стукая звонко каблуками по кафельному полу, выложенной плиткой цвета кофе с молоком, Оксана стремительно пыталась в страхе покинуть помещение кафетерия.
— Оксана стой! — крикнул Рамазанов, когда Оксана подошла к открытой двери кафетерия
— А я что тебе говорила — ухмыльнулась Марина Николаевна — Это ведь Оксана и её ничем не переубедишь
«Да кому блядь какое дело, а с рыжей сучкой я поквитаюсь, я заставлю её за это ответить», в ярости размышляла Оксана, покидая помещения больничного кафетерия.
Направляясь по больничному коридору, Оксана, стукая звонко каблуками по мраморной плитке, под свет моргающих светильников дневных люминесцентных ламп, испытывала сильный испуг, заметив взгляд Рамазанова, перед тем как выйти из кафетерия. Липкая влага от кофе со вкусом карамели, на черных чулках, прилипала к коленям, создавая неприятное раздражение холода. Внутреннее чутье Оксаны правильности подставленного диагноза не давало покоя, собственным интересам убедить себя в своей правоте. Поддавшись искушению головоломки, на которой уже Оксана, поставить точку в решении головоломки терзающей её разум. Оксана, виляя шикарной красотой бедер, вошла в вестибюль больницы, в котором было лишь несколько медсестер и один дежурный врач, расположившиеся возле регистратуры. Яркий свет диодных ламп в фойе больницы, свидетельствовал о надвигающейся ночи, окутавшей сумраком глубокой ночи, небо над деревней.



Направляясь по пустому больничному коридору, Оксана чувствовала легкость врывающейся прохлады, что проникала через открытое окно в коридоре, нежностью касания поднимала белую занавеску, подобию парусу на мачте корабля. Приятный лаской холодок, скользил по телу Оксаны, поднимая кончики между ног белого халата, открывая эротический рисунок черных чулок. Липкая влага кофе, все еще прилипала к коленям, оставляя на бархатистой коже морозящий осадок. Воздух в пустом больничном коридоре, под светом дневных люминесцентных ламп, закрытых герметично в светильниках на потолке, был насыщен природной свежестью деревенского аромата цветущей зелени за окном и мокрой травой. По стенам, краска которых была схожа цвета кофе с молоком, гуляли строптивой страстью тени могучего тополя, качающейся в такт порыва легкости ветра, издавая манящий шелест листьев.
Подобию королевской кобры, Оксана, виляя шикарной красотой бедер, звонко стукая каблуками черных туфель по мраморной плитке, подошла к отделению реанимации. Нажимая на пластиковую ручку двери. Дежурная медсестра сидела на входе в реанимационное отделение, набирая текст на клавиатуре под свет настольного светильника. Девушка с изумительным цветом волос оттенка завораживающего взглядом каштана в белом длинном халате, скрывала по большей части объемную укладку волос под белым большим плотным медицинским колпаком. Сверкая отблеском отражаемых падающих лучей света светильника, она быстро встала, как только из открытой двери соседней палаты интенсивной терапии прибор жизнеобеспечения зафиксировал у одного из пациентов фибрилляцию желудочков. Не обращая внимания, как Оксана, сгибая ногу в колено, выражая эластичность бедер, перешагивая через порог, открытой двери, вошла в отделение интенсивной терапии, где свет диодных светильников, герметично плотно закрытых был наполовину притушен.
— Хм… и кого это там тока привезли — тихим шепотом возмутилась Оксана, подошла едва слышно, стукая каблуками по кафельной плитке к посту медсестры
— Оксана! — из открытой двери дальней палаты послышался шепот Вероники
— Моя кудрявая прелесть — изумилась в улыбке чудесных алых губ Оксана, достав из пачки стерильную марлевую повязку, которая стояла на краю стола, поста дежурной медсестры
— Почки пациента постепенно пришли в норму, я уже приготовила ампициллин капельно, против стафилококковой инфекции, а так же иммуноглобулин, адсорбированный стафилококковым анатоксином — докладывала Вероника, оставаясь в проходе открытой двери палаты реанимации
— Очень хорошо — держа на кончиках пальцев марлевую маску, Оксана одела её себе на лицо, скрывая под ней алую красоту безупречных губ — А теперь пошла вон отсюда — грубо выразилась она, подходя к открытой двери палаты
— Оксана! — ужаснулась Вероника, отступая назад, давая Оксане войти в палату — Что случилось?
— Ничего просто скройся и закрой за собой дверь
Приказным тоном требовала Оксана, проходя по палате, направилась к капельнице с висевшими на ней антибактериальной терапии антибиотиками
— Как пожелаешь — недовольно фыркнула Вероника, покидая палату интенсивной терапии, выражая псих, громко хлопнула за собой дверью
— Правда, ведь дура ненормальная
Обратилась Оксана, блистая скрытой красотой улыбки алых губ под стерильной марлевой повязкой на лице, подошла к парню, что лежал на кушетки.
— Знаешь я вот идиотов, вас не понимаю — заявила Оксана, касаясь кончиками клапана капельницы висевших ампициллина — Все только и говорят мне, чтобы я вас сдала полиции
Лысый парень, с татуировкой свастики с левой стороны, на грудной клетке, просто лежал и злобно смотрел на Оксану. Не имея возможности говорить, из-за трубки аппарата ИВЛ в горле, а так же двигаться, так как был связан в руках ремнями с обеих сторон кушетки. Преобразим за марлевой повязкой губки бантиком, Оксана, рукой расправляя халат на бедрах села на кушетку рядом с лежащим на неё парнем.
— Так вот знаешь, хочется плюнуть на все — искренне говорила Оксана, открывая другой рукой клапан капельницы — Но мне все же дико интересно — тут же открывая другой клапан капельницы, она подала «вазопрессоры», что медленно стали двигаться по трубке катетера
Введенный препарат, «ангиотензинамид», стал оказывать прессорное (повышающее артериальное давление) действие, обусловленное увеличением периферического сопротивления сосудов. Артериальное давление стало медленно увеличиваться, постепенно действуя, сужая кровеносные сосуды, восстанавливая сердечный ритм в норму. Данный препарат усиливает секрецию «альдостерона», основной «минералокортикостероидный» «гормон» «коры надпочечников» у человека. Стимулирует повышение высвобождение «катехоламинов», физиологически активные вещества, выполняющие роль химических посредников и «управляющих» молекул (медиаторов и нейрогормонов) в межклеточных взаимодействиях у животных и человека, в том числе в их мозге. К катехоламинам относятся, в частности, такие нейромедиаторы, как «адреналин», «норадреналин», «дофамин» (допамин).
Взяв с железного столика один из шприцов, Оксана ввела в канюлю прикрепленного к руке катетера иммуноглобулин, адсорбированный стафилококковым анатоксином. Медленно надавливая большим пальцем на поршень, вливая содержимое шприц в канюлю катетера, Оксана не переставала смотреть в глаза пациенту, выражение которых совершенно ничего уже не говорило, пустой потерянный взгляд. Убирая шприц обратно на железный столик, Оксана встала с кровати, на которой лежал её пациент. Отражая в стекле силуэт сексуального очертания упругих бедер, Оксана медленно направилась к креслу, расположенного в темной стороне палаты, где свет светильников на потолке был выключен.
— Постепенно буду вводить тебе эту дрянь — говорила Оксана, направляясь, чувствуя усталость в ногах, к мягкому белому креслу в углу палаты интенсивной терапии
Присаживая в мягкое кресло, пояснила Оксана, откинувшись на его мягкую спинку, положила ногу на ногу, наблюдая сквозь стекла, надетых на глазах очков за артериальным давлением и ЧСС. Расположившись в мягком белом кресле, Оксана, поджав ноги под себя, скинула с ног черные туфли, ощущая бархатистой кожей коленок, на черных чулках, вязкий холод влаги пролитого кофе. Касаясь коготками резинки черных чулок, Оксана медленно стала их, постепенно обнажая прелесть кожи ног, чаруя себя нежностью скольжения капронового лаской одаряющего материала. Оставляя лежать черные чулки, так и лежать на полу, Оксана обула ноги, обратно в черные туфли, снова поджав под себя ноги, облокотилась на спинку удобного мягкого кресла.
Продолжительные четыре часа, Оксана непрерывно вливала постепенно иммуноглобулин, через канюлю, присоединенного к руке катетера. Вазопрессоры, что попадали в организм больного по катетеру капельницы, едва только поддерживали ритм сердца, не давая артериальному давлению упасть еще меньше. Ампициллин, устойчивые к бета-лактамазе, группа «антибиотиков», которые объединяет наличие в структуре «β-лактамного кольца». Пенициллины, цефалоспорины и монобактамы чувствительны к гидролизующему действию особых ферментов — «β-лактамаз», вырабатываемых рядом бактерий. Карбапенемы характеризуются значительно более высокой устойчивостью к β-лактамазам.
Звонко стукая каблуками белых туфель по белому кафельному полу палаты интенсивной терапии, Оксана пыталась не давать себе уснуть, когда ночь за окном разыгралась бурной страсти ветра, барабаня каплями дождя по стеклу окна. Прошел еще час после того, как дождь барабанил по стеклу пластикового окна, парень, что лежал на кровати, лысый мордоворот, в наколках фашисткой свастики, не переставая смотреть то на Оксану, то в потолок пустой побелки. Взяв стетоскоп с края железного столика, что стоял рядом с кроватью пациента, Оксана села на её край. Прислонив ушко стетоскопа к грудной клетке парня, Оксана услышала ритм галопа, преходящий систолический шум на верхушке легочной артерии. На ЭКГ выводилась на дисплей, снижение или даже негативизация зубца Т и смещение вниз сегмента ST преимущественно в передних грудных отведениях, где были прикреплены датчики.
— Первый признаки улучшения, всего несколько часов — удивилась Оксана, скрывая радость красивой улыбки алых губ, за марлевой стерильной повязкой — Поразительно, но ты идешь на поправку
Коснулась Оксана, ладонью одетой в тонкую резиновую перчатку, лба лысого парня, обратив внимание, как снизилась температура, по телу выступил пот. Сыпь на теле, в виде образовавшихся пустул постепенно стала сходить.
— Дыхание все равно не пришло в норму — отчаялась Оксана, прислонив ушко стетоскопа, в надежде услышать хоть каике-то хрипы — Извини, но тебе все еще нужно побыть на ИВЛ, твои легкие еще не готовы дышать самостоятельно
Пояснила Оксана, убирая ушко стетоскопа, с грудной клетки лысого парня, повесила его на шее, медленно встала с кровати, расправляя белый халат на бедрах. Испытывая жуткую усталость, Оксана направилась в кресло, когда за окном в густоте сумрака окутавшей деревню ночи, начала проясняться зарево надвигающегося рассвета. Чувствую жуткую усталость в ногах, как и во всем теле, Оксана направилась, едва передвигая ноги к креслу, расположенного в темной стороне палаты, где половина этой части помещения была без света.
Впадая в нежность мягкого кресла, Оксана, словно лишенная остатка сил, рухнула в него, оставляя ноги на полу, положи их ногу на ногу, сладко постанывая, засопела, положив голову на спинку белого кресла. Погрузившись разумом в пучину сна, Оксана сама не заметила для себя, как быстро без сил вырубилась в белом кресле. Белый колпак, что скрывал, золотистые пряди волос Оксаны, медленно скользил по её голове, падая постепенно на пол. Водопад пышных волос хлынул на плечи и спинку кресла, на котором уснула Оксана, завиваясь в полу кольца на её груди, придавая выразительный объем.
Писклявый пик пульсоксиметра и аппарата жизнеобеспечения разбудил Оксану, когда в палату вбежала дежурная медсестра, хлопнув за собой дверью. Молодая девушка, принимая срочные меры, начала тут же извлекать трубку аппарата ИВЛ из гортани лысого парня. Открывая тут же глаза, Оксана пыталась понять, в чем дело, когда яркие лучи восходящего солнца озарил и палату, пробиваясь через жалюзи, озаряли блеском белый кафель. Сатурация была 80%, что свидетельствовало уже об острой гипоксии, парень, задыхаясь, пытался царапать простынь под собой, когда его руки были прикованы ремнями к перилам кровати.
— Оксана Владимировна ваш пациент! — возмутилась девушка, чье лица Оксана, не могла разглядеть, так как очки упали с глаз на колени — У вашего пациента сатурация на критическом к уровне, как вы могли такое не услышать, да и кто спит из мед персонала в палате реанимации
— Дыхание восстановилось — сонным голосом говорила Оксана, медленно вставая с кресла, на котором сидела — Поразительно я не думала, что так скора
— Дура ты меня чуть не убила! — прокричал с ненавистью парень, как медсестра извлекла трубку аппарата ИВЛ из его гортани
— Вообще-то я спасла тебе жизнь — заявила Оксана, потягиваясь, как озабоченная кошка отразила силуэт эротического изгиба собственного тела
— А если бы она не успела вбежать? — задыхаясь все еще, с хрипом в груди спросил парень, явно выражая недоверие в голосе
— Все в порядке отдышитесь — советовала медсестра, наклонившись к нему — Как вы себя чувствуете?!
— Хреново сестричка и все из-за этой дуры!
— Это я еще дура — возмутилась Оксана, нахмурив губы, посмотрела с обидой на парня что лежал на кушетке — Сатурация приходит в норму уже 85%
— Почему мне так плохо дышать? — спросил он, задыхаясь, дергая ослабленными руками поручни кровати, пытаясь освободить руки от ремней — И как долго я буду, по-вашему, связан?
— Ваши легкие только начали работать самостоятельно — пояснила дежурная медсестра, отключая аппарат ИВЛ
— Мне нужно на воздух = требовательно, испытывая временную нехватку воздуха, заявил парень
— Это исключено — возразила девушка, проходя мимо Оксаны, направилась к выходу из палаты
— Откройте хотя бы окно — видимо, проблема в том, по мнению Оксаны, что руки его связаны, не так сильно волновала его как нехватка воздуха
— Да вы что это же реанимация — открывая дверь палаты строго возразила медсестра, пока Оксана нагнувшись выгнула спину подняла с пола белый медицинский колпак
— Немного воздуха ему не повредит — согласилась Оксана, поправляя колпак на голове, скрывая под ним золотистую красоту пышных волос
— Оксана Владимировна, я конечно ничего не имею против ваших пациентов — намекнула она кивком голову и серых глаз с блеклым зеленым отливом, на наколотую свастику на груди парня, что лежал в кровати привязанный ремнями — Но это уже слишком, сами понимаете, я все донесу Тихонову
«Неужели это малолетняя дрянь станет мне перечить», надулась Оксана, закипая эмоциональной яростью, направилась к девушке, что являлась дежурной медсестрой, схватила её за запястье белого халата.
— Ты не посмеешь
Прошипела Оксана, с угрозой посмотрела в испуганные глаза девушки, когда она тихо взвизгнула, от того как она настойчиво сжимала её кисть руки.
— Иначе я найду способ как тебя здесь раздавить и поверь мне, я это тебе обеспечу — угрожая порывом шипящего шепота, Оксана отпустила руку медсестры
— Вы многое себе позволяете, Оксана Владимировна — назойливо потирала кисть руки, девушка, быстро развернулась и вышла из палаты интенсивной терапии, гордо выказывая недовольство
— Ты со всеми тут так? — удивился парень, что лежал на кровати, как Оксана обошлась с дежурной медсестрой реанимации — Не составишь ли теперь труда освободить меня?! — взглядом полного ожидания он указал на два ремня, что связывали его руки к поручням кровати
— Ах… это — чувствительно нежно вздохнула, застенчиво скрывая красоту улыбки, смутилась Оксана — Излишняя мера предосторожности моих коллег
— Тогда может, освободишь меня
— Думаю, что придется
Закрывая входную створку двери палаты, согласилась Оксана, посмотрела на пациента взглядом гордой самовлюбленной царицы, скрывая истинную подлую натуру улыбки за марлевой повязкой. Согнув ногу в колено, оголяя прелесть бархатистой кожи эластичных бедер, Оксана, опираясь каблуком черных туфель, облокотилась, спиной на закрытую створку двери, прикусывая под марлевой повязкой, от волнения, краешек губы. Капроновые чулки, что Оксана сняла с себя в палате минувшей ночью, все еще напоминали о внезапной ссоре с родителями, из-за которой она чувствовала угрызение совести. Продолжая смотреть на парня, что лежал в кровати, Оксана сунула руку в карман белого халата, достала из него сотовый телефон.
«Блядь ну не могу же я просто так взять и развязать его, а вдруг он меня тут задушит, за то что он чуть не умер сегодня по моей, между прочим, вине», держа телефон в руке, колебалась Оксана в мыслях от собственного страха.
— Перед тем как я тебя развяжу
Набирая номер сотового телефона, дрожащим голосом запинаясь через каждое слово, глотая воздух ртом, говорила Оксана.
— Я бы хотела, чтоб ты кое с кем поговорил по телефону — сжимая телефон в руке, Оксана боялась подойти к этому парню теперь, чувствуя за собой вину
— А что потом этого сделать нельзя?
— Ну, видимо нельзя
— Развяжи меня! — требовательно заявил со хрипом в легких скинхед, оставаясь привязанным ремнями к кровати
— Всего один телефонный звонок — уверяла Оксана, с опаской за свою жизнь, опуская ногу обратно отошла от двери — И после этого мы даже выйдем на улицу
— Как будто от этого что-то измениться
— Поверь мне измениться — убеждая дрожащим голосом, заверила Оксана, медленно направляясь к кровати, на которой лежал скинхед
— Ну, хорошо кх… — хриплым голосом, кашляя, согласился парень, продолжая дышать с тяжелым дыханием ртом — И с кем я, по-твоему, должен поговорить?
— Сейчас узнаешь — набирая номер сестры этого парня, Оксана, волнуясь, ерзала большим пальцем по сенсору дисплея, медленно подошла к кровати, включая громкую связь на телефоне
— Да я слушаю
Послышался взволнованный голос сестры этого парня, девушка, словно от переживания, как смогла догадаться Оксана по интонации голоса, что она не спала всю ночь.
— Угадай, кто с тобой хочет поговорить — придавая интригу собственному голосу, произнесла Оксана, максимально приблизив динамик телефона к губам, говорила, не снимая марлевой повязки — И да представь себе живее всех живых
— Алена! — прохрипел парень, произнося взволнованно имя сестры
— Слава — писклявым голосом, девушка громко и достаточно звонко произнесла имя родного брата
— Ну, благодарности будут потом — присаживаясь на кровать, говорила Оксана — Наверняка ты захочешь его увидеть и узнать самой как он
— Оксана! — продолжая панически волноваться, обратилась сестра этого скинхеда — Я даже не знаю, что и сказать, я уже потеряла всякую надежду
— Славян братан — услышала Оксана голос парня этой девушки и товарища по делу — Оксана все же смогла поставить тебя на ноги
— Она даже не желает меня развязать
— Что?! — удивился его товарищ — Оксана, что тебя держит связанным?
— Мера предосторожности
Уверяла Оксана, ерзая носком черных туфель по белому кафелю, сидела на кровати, сгорая от стыда, даже боялась посмотреть на парня, что лежал рядом на кровати.
— Какая еще мера предосторожности? — спросила взволнованно сестра пациента
— Мои коллеги, две доходяги настолько его испугались, когда он бредил, что решили связать его ремнями к кровати — пояснила Оксана, продолжая смотреть на пол белого кафеля
— Ну, так развяжи его сейчас — попросил парень сестры пациента — Что там у вас происходит?
«Да как вам идиотам, не понять, что я боюсь, а вдруг он меня придушит», прикусывая краешек губы, выражая эмоции в голове, думала Оксана, скрывая истинные опасения.
— Все нормально — глотая собственную слюну, переживая за свою жизнь, ответила Оксана
— Развяжи меня — требовательно заявил парень — Не волнуйся, я тебя не придушу, сил пока нету
«Пожалуй, я попробую на этом сыграть», быстро пораскинула Оксана назревающей идеей
— Тебе нужно отдохнуть — посмотрела Оксана в его злобное выражение лица, раздраженные эмоции уже готовы вырваться из него — Как проснешься, будешь развязан уже
— Развяжи сейчас — настойчиво требовал парень
— Нет! — возразила Оксана, положив телефон на рядом стоящий столик, уложила пациента обратно в кровать, взявшись ладонями в резиновых перчатках за его мощные плечи
— Да я тебя… — хриплым голосом попытался прокричать он на Оксану
— Оксана развяжи его — потребовала его сестра, обратившись настойчиво через динамик сотового телефона — А ты Слава если хоть пальцем её тронешь, я тебя сама убью
— Ой-ой какие мы грозные — ерничал он отвечая своей сестре, когда Оксана ослабляла один из ремней на его руке — Да не трону я твою Оксану
— Даже после того, что она гоняла на твоей тачке? — рассмеялся, в трубку телефона, после этого его товарищ
«Пиздец, вот зачем ты рот свой открыл», испугалась Оксана, не решаясь дальше ослаблять его ремень, на поручне кровати.
— Что?! — чуть не подавился собственной слюной он, узнав такую шокирующую для него новость
— Ты дал ей мою машину?!
— Исключительно для участия в гонках
— Оксана заняла там к удивлению для всех первое место — пояснила сестра этого парня, выгораживая, тем самым, репутацию Оксаны
— Пожалуй — ухмыльнулся он, ловко высунув руку из-под ослабленного ремня, от чего Оксана взвизгнула и вскочила с кровати — Мне стоит теперь с ней о многом поговорить
— Послушай ты зол, я понимаю — сердце бешено стучало, разум метался в смятении от незнания что делать, Оксана отошла на шаг назад от кровати — Но ведь с другой стороны я спасла тебе жизнь и ты жив
— Извини дорогуша, но я не люблю, когда кто-то сидит без спроса, в моей машине, а тем более ездит и участвует в гонках
— Слава послушай — крикнула громко в динамик телефона сестра пациента, обращая все его внимание на себя — Это я ей дала твою машину, теперь, когда ты все знаешь, Оксану не смей даже трогать — выгораживая Оксану, гордо заявила она с угрозой своему брату
— Алена ты что выгораживаешь чужого человека, да еще и девушку — удивился лысый мордоворот, развязывая ремень на второй руке
— Славян брат — возразил его товарищ нарицательным тоном голоса, от чего парень что развязывал рукой ремень, от неожиданности посмотрел в сторону телефона — За то время, что ты бредил и нес как оказывается всякую пургу, Оксана слишком многое для нас уже сделала
— И что же она такого сделала? — усомнился он, освободив вторую руку, спустил с себя легкое одеяло, был сильно удивлен, это Оксана заметила в его взгляде, то как обратил внимание что находился в медицинской рубашке — За что можно узнать вы её так боготворите?
— Ну, во-первых — гордо заявила Оксана, набравшись нерешительной смелости, сделала шаг вперед к кровати на которой находился пациент — Я спасла тебе жизнь
— И это ты…..
— Оксана скажи он поправиться — не давая договорить брату, вмешалась его сестра — Он будет жить?
— Жить будет? — согласилась Оксана — И в этом нет ничего такого, всего лишь медицинская рубашка, ты был после операции, моим коллегам пришлось тебя в это одеть
— Но что-то ведь все равно есть, иначе бы ты не ответила так неестественно — не удовлетворившись ответу со стороны Оксаны, любопытствовала сестра пациента, явно беспокоясь за жизнь брата
— Ему нужно пройти недельный курс терапии
— Для начала мне нужно на улицу я не могу тут уже дышать
— По мне так нормальный воздух — пожала плечами Оксана, очертанием изумительных форму скул отразила улыбку очаровательных алых губ, что скрывались за марлевой повязкой — Послушай ты мой пациент, я твой врач, тут будет все нормально, а сестра твоя, думаю, что-нибудь привезет из одежды
— Ты такая добродушная
Неохотно отражая кислую улыбку, решил в этот раз уступить Оксаны, так как слышал неудовлетворительное шипение дыхание своей сестры через динамик сотового телефона.
— Мы с Колей уже выезжаем — заверила сестра пациента, когда Оксана подошла к столику
— Мы будем ждать вас в больничном дворике — предупредила Оксана, проведя коготком указательного пальца по сенсору сотового телефона, сбрасывая телефонный вызов
— И ты предлагаешь мне в этом идти?! — продолжая выражать недовольство, он скинул в ноги с себя одеяло и указал взглядом уставших и изнеможенных глаз на свой внешний вид
— А почему нет?! — удивилась как будто ни в чем не бывало его выражению лица Оксана, взяв в руки со столика, что стоял рядом с кроватью пациента лежащий сотовый телефон
— Да ничего — выражая недовольство, угрюмым выражением лица — Либо ты найдешь мне одежду либо я сниму её от любого проходящего пациента или врача
— А если она тебе не подойдет? — спросила Оксана, положив сотовый телефон в карман белого халата, коснулась пальцами в резиновых перчатках руки этого парня — Давай пойдем, тебе и правда надо на воздух
— Почему мне так тяжело дышать?
Направляясь к медицинскому шкафу, что находились справа от кровати, Оксана, открыв его ящик, достала из него флакон с медицинским спиртом и упаковку стерильный ватных тампонов. Смочив ватный тампон из флакона со спиртом, Оксана молча направилась к кровати, на которой, задыхаясь хрипами, пытаясь дышать, самостоятельно сидел пациент.
— Легкие начали сами работать — убирая иглу капельницы катетера, что была в вене пациента на руке, пояснила Оксана, нагнувшись к нему, обратила внимание как геморрагия конъюнктивы склер, начала, спадать — Какое, время так и будет — вытаскивая иглу катетера из вены, объяснила она, приложив к месту прокола вены ватный стерильный тампон
— Но почему так тяжело? — спросил он, когда Оксана согнула ему в его мускулистую руку в локоть
— А ты думал после одной ночи иммуноглобулина и ампициллина легкие будут сами как по маслу дышать? — удивилась Оксана, обвивая со спины его мощный торс, положила руку к себе на плечо, помогая ему встать — На меня не рассчитывай, а то упадем вместе, я ведь тебя не выдержу
— Конечно, не рассчитываю — пытаясь рассмеяться противным смехом, поддержал он Оксану, обвивая рукой талию, коснулся её бедер через белый халат — Спасибо тебе
Мелкая дрожь пробежала по телу Оксаны, как только его пальца случайно проникли за грань черной юбки, коснувшись бархатистой кожи её бедер. Ураганный шторм эротических эмоций, возбудил в Оксане дикую развратную похоть и неудержимое влечение к сексу, чувствуя уже как его ладонь, неистовым жаром забираясь по всей видимости случайно обвила мощной ладонью её упругие ягодицы. Начиная внезапно возбуждаться, так как крепкая мужская рука обвивает её тело, Оксана издала едва слышный тихий стон, направляясь вместе с парнем к входной закрытой двери палаты. Не спеша, передвигаясь к закрытой двери, Оксана назойливо отдернула его руку с своего халата, с большим трудом через сильное внезапное сексуальное ощущение, что успела почувствовать через теплоту его пальцев, показала ему недовольство. Приятный осадок столь будоражащего, случайного прикосновения от чего стенки влагалища Оксаны пропитались влагой, выражение голубых лазурных глаз отражала в себе скрытое сексуальное желание.
— Оксана Владимировна! — возмутилась дежурная медсестра, направляясь в соседнюю палату, проходя мимо открывшейся двери, держа миску обеими руками в которой были шприц, флакон спирта и ватные тампоны — Вы, куда это собрались с пациентом?
— Терапия воздухом — заверила сразу же Оксана, с трудом придерживая его за плечо первая вышла из палаты интенсивной терапии — Поверьте мне, как его врачу ему это во вред не будет
— Я сообщу об этом Тихонову! — возмутилась она, испугавшись критичного взгляда со стороны Оксаны, вбежала в палату к другому пациенту реанимации
— Только попробуй — прошипела со злобой в голосе Оксана, помогая своему пациенту придерживая вторую створку двери, позволяя ему выйти из палаты в отделение реанимации — Я найду, поверь, способ испортить тебе тут жизнь
— Только не думайте, что ваша власть тут безгранична
— Именно так я и думаю — заверила Оксана, рассмеявшись звонким озорным смехом, придерживая пациента за плечо, медленно направилась с ним к выходу из отделения
— Постой — обратился он к Оксане проходя мимо рядом стоящей каталки — Я походу сам не дойду
— Блядь, а я и не думала — согласилась Оксана, взявшись за ручки каталки, придержала её, чтобы лысый мордоворот, забрался на неё
— Я даже не представляю, скока я тебе должен
— Ой, да брось — засмущалась Оксана, с трудным дыханием в груди покатила каталку — Вот теперь ты мне стал действительно не интересен
— В каком смысле? — удивился он, когда Оксана подкатила каталку к дверям реанимации
— В самом прямом
— Кажется, я понял — ухмыльнулся он, с хрипом в груди кашляя — Правильно Колян говорил опасаться тебя ты ненормальная дура
— И после этого вот моя благодарность — выражая обиду на лице, возмутилась Оксана, толкая каталкой створки дверей реанимации, выкатила её в пустой больничный коридор
— А чего ты ожидала — рассмеялся он — Я же тебе больше не интересен
— И противен — добавила Оксана, напрягаясь из-за всех сил катила каталку с пациентом по коридору, виляя красивым изгибом упругих бедер, звонко стукая каблуками черных туфель по белой мраморной плитки — До ужаса противен
Тенистые оттенки теней деревьев, играли по голубым стенам этого помещения, создавая в нем необузданную природную стихию. Белые занавески на пластиковых окнах коридора, не сдерживали неистовый проникающий яркий свет восходящего солнца. Мощь встающего из-за горизонта домов жителей деревни солнца, озарила ярким светом этот мрачный покрытый снизу смуглой голубой краской, а сверху белой, как снег, побелкой коридор. Вдалеке, в самом конце коридора, Оксана услышала, как оживала рутинная жизнь больничного персонала и пришедших в больницу пациентов.

***
Легкость завораживающей прохлады и моросящий дождь, пробрасывающий мелкими каплями, мочил тротуар асфальтного покрытия больничного дворика. Танцующей страстью, ветер раскачивал, втеки пышных елей, стряхивая с них только что упавшие капли дождя. В воздухе пахло сыростью, атмосфера была пропитана влагой приближающегося дождя. Пасмурное небо затянуло смуглыми тучами, а в небе над долиной, холмами и опушкой леса, окружающих деревню слышался гул воющего ветра. Чарующая прелесть хвои, пышных могучих ветки ели, завораживала прелестью аромата, мокрая трава, кусты сирени пропитались запахом дождя, излучая, словно в два раза сильнее свою стойкую природную свежесть. Тротуар мокрого асфальта был покрыт мелкими лужами, возле лавочки, были разбросаны окурки сигарет, в урне рядом стоящей, словно как букет украшения составляли пустые пивные бутылки.
Рядом проходила темноволосая женщина, на вид лет тридцать пять, укрывших под черным зонтом, держала крепко его в руке, медленно шла по направлению к больнице. Спортивной комплекции мужчина, в черном спортивном костюме фирмы Nike, с собакой выгуливал лабрадор, пробегал по направлению спускающейся к речке. Девочка лет пяти играла на цветочных клубах рядом растущих, украшающих интерьер внешнего окружения больничного деревенского здания. Газель скорой помощи стояла задними дверями к крыльцу приемного покоя, пока её водитель, находясь в пару метров сторонке, спокойно докуривал сигарету, скрывших от мелкого назойливого жгучим холодом дождя, под крыльцом, ступеньки которого вели вниз к помещению местного морга.
— Черт бы побрал этот дождь! — нервно выругался лысый мордоворот, что сидел на больничной каталке укрылся одеялом — Мы же когда выходили его даже не намечалось
— Природа иногда бывает так непредсказуема — открывая черный зонт, держась за его ручку из крепкого дуба, поделилась своим впечатлением, Оксана — Представь каково мне, когда по голым ногам падают холодные капли
— Хочешь, залазь ко мне под одеяло — предложил он, легонько вздрогнув от того, как с пышной ветки ели, под которой стояла каталка, упали несколько крупных капель на его голову
— М… нет спасибо — почувствовала Оксана как белый халат, на лавке которой она сидела пропитался заметной влагой, оставляя на белой материи едва заметный след мелких капель — А то неизвестно что еще и люди подумают
— А что они могут подумать? — удивился он
— У тебя насколько я понимаю, девушка есть! — возразила Оксана, положив ногу на ногу, отразила сочную пикантную прелесть роскошных бедер, из-под белого халата — И вообще пациентам твоего заболевания выходить на улицу, после одной ночи бактериальной терапии вообще самоубийство
— Колян! — скривил он губы, отражая на лице какое-то странное смущение и недовольство — Вечно сует свой нос не туда куда нужно
— Одному не могу понять — ухмыльнулась Оксана — Твоя девушка, что проститутка из борделя?
— А эта Алена со своими бреднями — коснувшись рукой свой челюсти, он почесал пальцами подбородок — Моя девушка заведует этим борделем
— Да что вы говорите — изображая сарказм, улыбнулась Оксана, поправляя другой рукой белый медицинский колпак на голове — И как же вас угораздило связать свою судьбу с управляющим притоном развратных шлюх
— Не поверишь — поправляя одеяло, закрыл он оголившееся плечо — Воля случая, удача так подвернулась завалиться пьяному в бордель
— Мда… я бы тоже не прочь завалиться туда пьяной
Поделилась впечатлением Оксана,, выражая смущение ярким румянцем на щечках, покачивала спокойно ножкой, пока мелкие капли дождя покрывали носик черной туфельки.
— Да ну ты! — удивился он, отражая кривой улыбкой сильное потрясение от Оксаны
— Ну да меня тоже иногда поверь, к женщинам тянет
— Да тебе-то, куда, ты посмотри на себя, да на тебя тут любой мужик залезть готов
— С женщиной не так как с мужчиной, с ней нежность и ласка, совсем в других тонах
Сгорая от стыда признания, Оксана опустила голову, скрывая распущенность взгляда за золотистыми волнистыми волосами.
— Если хочешь, я могу устроить это, поговорив со своей девушкой — решил он удовлетворить скрытое похотливое желание Оксаны
— Да нет спасибо — возразила Оксана — По крайней мере у меня есть пока еще с кем
Медленно к месту, где расположилась Оксана с каталкой своего пациента, подъехал черный знакомый седан Toyota Camry, по крыше которого легонько постукивали мельчайшие капли моросящего дождя. Дворники плавным касанием ерзали по его лобовому стеклу, пытаясь постоянно стирать падающие на него капли дождя. Водительская дверь плавно открылась, когда его мотор тихо урчал под капотом, касаясь каблуками фиолетовых туфель, девушка коснулась мокрого тротуара, покидая автомобиль, выгнула спину, изображая красивое очертание формы собственного тела. Фиолетовое платье, материал которого служил атлас, достаточно выраженно подчеркивал плавность пикантных изгибов её прелестей. Пышная укладка каштановых волос, не имела никакой прически, словно она только что покинула постель вместе со своим кавалером.
— Слава! — вскрикнула девушка, ускорив шаг направилась к каталке, на которой сидел её брат свесив ноги вниз, стукая звонко каблуками туфель, девушке не терпелось обнять его
— Славян братан
Открывая переднюю дверь с пассажирской стороны вышел из машины его товарищ, такой же лысый здоровый парень. Черная куртка фирмы adidas облегала силуэт его могучего торса, такой же фирмы спортивные штаны, даже кроссовки делали его неприемлемым фантом этой брендовой одежды. Улыбаясь кривой, противной, по мнению Оксаны улыбки, выражал он приветливое радушие при веди в здоровом здравии своего друга, медленно направляясь к его каталке.
— Оксана — обратилась девушка, являющейся его сестрой — Я даже не знаю, как благодарить тебя, за то, что ты спасла жизнь этому идиоту
— Ален ну почему сразу идиоту — возмутился обиженный брат, позволяя тонким худым ручкам сестры обвить его талию, через одеяло — Я только поправился, а ты сразу на меня напала
— Да башку бы я тебе пробила — грозно заявила она, отразив частичку слез переживания, прижалась головой к коленям своего брата, стоя рядом с его каталкой
— Послушайте — обратилась Оксана, прерывая их банальную драму — Я не могу больше оставлять его в больнице, медсестры при виде его свастики на груди, скора выдадут меня начальству, а местный следователь уже вас разыскивает
— Да-да мы конечно все понимаем — согласилась девушка, поправляя рукой, взъерошенные пряди волос, отпрянула от колен своего брата, к которым прижалась лицом через одеяло
— Оксана! — внезапно услышала Оксана голос Коновалова, когда встала с лавочки, на которой сидела
Обернувшись, Оксана заметила, как Коновалов, шел под руку с молодой девицей лет двадцати на первый взгляд, в черном делом костюме, он гордо вышагивал в обществе приятной спутницы. Поправляя пальцами одной руки свой пиджак, он словно потерял свою гордость взгляда при виде Оксаны, отпустил тут же руку девушки, что хотела прижаться к его плечу. Девушка в черном вечернем коротком платье, где зона декольте особо подчеркивала отражением формы чашечек сочную грудь. Пышная каёмка, заканчивающаяся в зоне бедер её платья, при каждом шаге открывала прелесть кожи, цвета спелого персика, колеблясь легкостью касания волн раздуваемых слабым ветром. Черные волосы девушки, имели выразительную пышную сексуальную укладку, как и взгляд её карих глаз с которыми она, так любознательно смотрела на Коновалова.
— Оксана что ты тут делаешь? — удивился Коновалов, отпрянув от своей спутнице медленно подошел к Оксане
«Ну, пиздец, как ты вовремя Коновалов!», прикусывая от волнения краешек губы, подумала Оксана, почувствовав себя неловко.
— Сережа! — тихим шепотом прошептала Оксана, позволяя его рукам коснуться своих плеч, стояла перед ним не могла сказать ни слова
— Оксана кто это?! — был явно возмущен лысый мордоворот, разминая кулаки, тут же направился к Оксане — И почему он тебя обнимает?! — стряхнул он пальцами одной руки крупные капли дождя с черной ветровки
— Я её парень! — заявил Коновалов, набравшись колоссальной гордости, произнес это вслух
«Нет блядь конечно мне это приятно, но не в тот момент, когда твою морду, будут разминать скинхеды», снова покусывая, краешек губы испугалась Оксана, повернувшись к нему спиной преградила путь лысому скинхеду.
— Коля послушай! — заступилась Оксана, загораживая Коновалова спиной — Да он мой парень и он имеет на меня право
«Блядь что я несу», тут же подумала про себя Оксана, понимая какой бред она сейчас сказала.
— Только, пожалуйста, не трогай его — преграждая путь лысому скинхеду, вступилась Оксана, сама чувствуя парадоксальную панику, переживая больше за Коновалова
— Да какое такое право! — вскрикнул бешено скинхед, встав лицом к лицу к Оксане, суровым недоверчивым взглядом посмотрел на Коновалова
— Сережа что происходит?! — возмутилась спутница Коновалова, что была в полном ужасе от неожиданной картины, тут же подбежала к нему, дергая за рукав черного пиджака — Кто эта чокнутая девица?
— Оксана ты мне как сестра и я не позволю этому дрещу лапать тебя! — грозно выразился лысый скинхед, схватив Оксану за руку дернул к себе
— Ай, что ты делаешь?!
Взвизгнула, возмутилась Оксана, спотыкаясь каблуком о ямку на тротуаре, чуть не упала, когда лысый скинхед подхватил её, придерживая за предплечья, прижал её спиной к своему телу. Белый медицинский колпак слетел с головы Оксаны, освобождая напоказ роскошную прелесть золотистых волос. Выронила тут Оксана же из рук черный зонтик, что упал на асфальт мокрого тротуара и покатился по нему в траву рядом с пышно растущей елью.
— Пошел отсюда пока я тебе башку, не проломил! — с угрозой в голосе выразился он свое желание, держа Оксану за плечи рядом с собой
— Оксана это кто?! — был в полном шоке Коновалов — Объясни своим пациентам, что я твой парень
— Тогда как ты объяснишь девку рядом с собой — упрекнул его другой лысый скинхед, что сидел на больничной каталке
— Оксана моя вам ясно — игнорируя этот упрек, высказал своё Коновалов — Отпусти её немедленно
— Я тебе сейчас знаешь, как отпущу….
— Коля нет! — прокричала Оксана
Лысый скинхед быстро отпустил Оксану, направился к Коновалову, явно не ожидая такого, он резким апперкотом, мордоворот нанес ему удар в челюсть. Сильный ударом Коновалов отбросило в куст с рядом мокрой травой, где он порвал свой пиджак о рядом стоящую лавочку, зацепившись за неё зоной v-образного выреза о спинку, когда летел. Поднимая тут же голову, Коновалов получил носком черного кроссовка в челюсть от чего ударился затылком о мокрую землю, с его челюсти потекла тут же тонка струйка крови.
— Сережа! — испытывая сильный испуг, громко крикнула Оксана, звонко стукая каблуками по тротуару, побежала к нему, переживая за жизнь Коновалова, чем потрясла своих новых знакомых
— Оксана сестра, что ты делаешь?! — возмутился лысый мордоворот, что избил Коновалов, хотел схватить Оксану за предплечье рукой
— Колян оставь её! — приказным тоном крикнул, обращая к своему товарищу, лысый скинхед, что продолжал сидеть на больничной каталке
— Но как же
Обиженно желая не соглашаться с этим, возразил он, встав за спиной у Оксаны, когда она, падая на колени на мокрую траву. Оксана обвила руками голову Коновалова, испуганным взглядом смотрела в его пустые глаза. Целуя тут же его в губы, без зазрения какой либо неприязни, что с его губы стекала тонкая струйка крови, Оксана прижалась головой к груди Коновалова, что лежал в мокрой траве. Слезы водопадом обжигающей ручейков влаги, выступили на лазурных, подобию топазу голубых глазах Оксаны, жгучим касанием переживания катились по её щекам.
— Что здесь происходит?! — послышался, за спиной у Оксаны, голос следователя Нечаева
— Вот черт! — грязно выругался лысый скинхед, продолжая стоять за спиной у Оксаны потирая разбитые казанки кулака
— Так вот значит как! — был сильно удивлен следователь Нечаев
Когда Оксана обернулась, отрываясь от груди Коновалова, увидела следователя Нечаева с двумя сотрудниками полиции. Сзади прям за черным седаном, Оксана разглядела, что стоял уже автомобиль УАЗ с надписью на двери ППС.
— Стоило только подождать да Оксана Владимировна — холодно говорил Нечаев, коварно улыбаясь посмотрел на лежащего в траве Коновалова — Помогите ему — обратился он к одному из полицейских
— Вы из полиции — тут же, как заводная изливая тысячу эмоций, громко заговорила спутница Коновалова — Арестуйте их всех немедленно этого лысого и упеки туда же эту блондинку они избили моего Сережу
— Спокойно дамочка — возразил Нечаев, даже не посмотрев на панически испугавшуюся молодую брюнетку — Сейчас мы во всем разберемся так ведь Оксана Владимировна, здесь ведь нет вашего отца, что помешает нам отвести вас в участок, где на вас как раз и составим протокол признаюсь я уже давно мечтаю отправить вас за решетку
— Да пошла ты!!! — оттолкнул Коновалов от себя Оксану, от чего она упала на мокрую траву, едва успев, запрокинув руки назад, чтоб не упасть в мокрую землю
— Сережа! — испугалась, взвизгнула Оксана, падая в мокрую траву, поджав под себя ноги, выражая всю боль переживания слезами поджала, испугавшись под себя ноги, скрывая обиду пышной прядью золотистых волос — Что ты делаешь?
— Я тебе сейчас так пойду сука!
Не сдержавшись, лысый мордоворот, кинулся к пытающемуся встать Коновалову и сильным ударом кроссовка в подбородок ясно и вполне доступно объяснил ему, где его место.
— Держи его — распорядился Нечаев своим сотрудникам полиции
— А ну стой! — заломали руки лысому скинхеду, тут же завели их за спину, поднимая вверх, вынудили его, упасть на колени
— А… суки легавые!!! — прокричал он грязным бранным матом, от боли, когда офицер полиции надевал на его запястье наручники
— Молчать! — крикнул на него офицер полиции, держась за его плечи уже, прижал его к земле
— Вставайте Оксана Владимировна — встал рядом с Оксаной следователь Нечаев, протянул руку помощи
— Сережа! — дрожащим голосом Оксана произнесла имя Коновалова, ощущая через белый халат, как одежда под ним пропиталась сыростью дождя от мокрой травы
— С ним все будет нормально — ухмыльнулся Нечаев, помогая Оксане подняться на ноги — Вы знаете, Орлова вы мне уже как кость в горле, даже хуже этих скинхедов, для меня наверно будет праздник запихнуть вас за решетку
— Нет! — возразил парень, что сидел на больничной каталке — Эту кашу заварили мы с Коляном, значит отдуваться нам, Оксану не трогайте!
— А это кто это тут у нас такой наглый — делая вид, что возмутился Нечаев, состроил саркастичную ухмылку, сам поправил рукой белый халат на талии Оксаны — Оксана Владимировна вы, что теперь под покровительством этих скинхедов?!
— Он мой пациент! — тихо, опустив голову, произнесла Оксана — Я же не думала, что Коновалов тут будет проходить и испытает внезапные чувства ко мне
— Эта мразь Коновалов — неожиданно для самой Оксаны, следователь Нечаев повел себя по-другому — Честно вам признаюсь по праву заслужил своё
— Да какое вы имеете право так говорить!
Вспылила спутница Коновалова, встав тут же между Нечаевым и Оксаной, создав тем самым своим объемным черным зонтом большое расстояние между ними.
«Малолетняя дрянь, ты бы свой грязный ротик бы заткнула, знала бы ты какая история нас объединяет с Коноваловым», испытывая неприязнь к этой девушке, подумала Оксана, прикусывая от волнения краешек мокрой губы, на которой осталась привкус капли дождя.
— Простите дамочка, а вы кто?! — возмутился Нечаев, рукой отталкивая легонько зонтик темноволосой девушки — Можно посмотреть на ваши документы?!
— Сначала покажите мне ваши! — фыркнула недовольно она ему в лицо, после чего разъяренно посмотрела на Оксану — И вообще я требую, чтобы вы арестовали эту блондинку — раскрывая черную сумочку, высказывала она свои незначительные пожелания
— Проверьте у неё документы — распорядился Нечаев, обращаясь к офицерам полиции, не желая тратить на эту девушку свое время
Встав справа от этой девушки, Оксана смогла распознать коллекцию бесподобного аромата женского парфюма «CoutureCoutureJuicyCouture». Величественные верхние ноты мандарин, апельсин первого цветения и грейпфрут, придавали поразительную композицию запаха. Базовую структур этого парфюма скорее можно отнести к волшебной палитре собранных оттенков таких как амбра, ваниль и сандаловое дерево. Сокрушающей страсть феном необычайности вкуса сыграло будоражащее слияние воедино таких нот сердца, как жасмин, жимолость и чарующее дуновение которым пахла слива.
— В таком случае я требую, чтобы ты заткнулась — прошипела Оксана, отодвигая рукой зонтик, встала под него вместе с девушкой, посмотрела в её наглые карие, подобию тигрицы выражение глаз — Слишком много ты говоришь, где только Сережа тебя нашел, или даже осмелюсь спросить, что он в тебе тока нашел?
— Да как ты смеешь?! — надулась она словно мелкая песчаная гадюка, скрывая от испуга взгляд от Оксаны
— Поверь мне, смею — заверила Оксана, касаясь холодной нежностью касания пальцев, за руку девушки, которой она держала зонтик, под которым они вместе находились — А ты….
— Орлова! — отвлек голос Нечаева, заставляя Оксану обернуться к себе
— А с этим что делать? — обратился офицер полиции к Нечаеву, держа руки лысого мордоворота скованными наручниками за спиной
«А это ведь идея, Коновалов и эта цыпочка, что если мне попробовать немного развлечься, тем более, когда эти националисты так хотят меня отблагодарить», размышляла Оксана, предвкушая эротическую фантазию, случайно другой рукой обвила талию рядом стоящей девушки.
— Пакуйте его и того тоже, в отделении разберемся — распорядился Нечаев, кивая взглядом коллегам из полиции на лысого скинхеда, что сидел на больничной каталке
— Нет! — возразила громким криком Оксана, не позволяя молодой красотке, высвободиться из её объятий
— Что значит, нет, Орлова?! — возмутился Нечаев
— Что тут происходит?! — послышался голос Тихонова, который как нельзя, кстати, испортил назревающий эротический план Оксаны
Тихонов направился ускоренным шагом в сопровождении двух охранников службы безопасности больницы. Поправляя одной рукой, кончиками пальцев, блестящую заколку черного галстука, заведующий больницей, по внешнему виду был крайне встревожен произошедшему событию. Заметив окровавленное лицо Коновалова, что сидел на коленях в мокрой траве, рядом с лавочкой, рядом с пейзажем урны с пустыми бутылками пива, под десятками льющихся на него мелких капель дождя. Выражая крайнее беспокойство и злобу на лице, ускорив шаг, он держал в другой руке черный раскрытый зонтик, перешагнул через высокий бордюр и подошел к следователю Нечаеву. Оксана, опустив голову, сгорая от стыда, когда Тихонов разглядывал её новых лысых знакомых, являющимися зачинщиками подобного беспорядка.
— Орлова и почему меня это не удивляет — выказывая возмущение своим голосом, говорил Тихонов с презрением полного отвращения, посмотрел на Коновалова
— Валерий Валерьевич — импровизируя на его чувствах, Оксана, пытаясь выгораживать, зачинщиков беспорядка — Мы просто отдыхали никого не трогали
— Так вот значит вот ваши пациенты да Оксана Владимировна — посмотрел он в сторону лысого мордоворота, что офицер полиции подвел к задней двери автомобиля УАЗ
— Орлова за вами часы клиники — строго отдал распоряжение Тихонов, даже не посмотрев в сторону Оксаны — И какой же диагноз теперь, мне просто интересно как вам удалось так вляпаться, нет конечно вас отправят, в ваш личный рабочий кабинет клиники где вы отработаете до конца рабочего дня
— Господин Нечаев! — не слушая Тихонова, встревоженно подбежала к нему Оксана, стукая звонко каблуками вырвав перед этим зонтик из рук темноволосой девушки — Возьмешь мой — указала она на лежащий на земле черный зонтик что убирался в ножку деревянной лавочки
— Вы что-то хотели Орлова?! — спросил Нечаев присев на корточки рядом с сидячим на коленях мокрой травы Коноваловым — И как же тебя бедолага угораздило так нарваться, я даже с самой Орловой связываться не хочу, а уж с её пациентами и подавно
— Вы ведь взяли вчерашних узбеков, перед тем как мясо отправилось в Москву? — пытаясь пойти на торг, говорила Оксана, встав рядом со следователем
— Протокольчик оформлять будем? — обратился Нечаев к Коновалову, раскрывая черную кожаную папку, что держал в руках
— Да пошел ты мент — сплевывая кровавый сгусток крови, огрызнулся грубо Коновалов
— Ай-ай-яй, как некультурно — покачал следователь головой, выражая саркастичной улыбкой довольство убогой картины разбитого лица Коновалова
— Господин Нечаев! — повысив голос, крикнула Оксана, лишь бы только обратить на себя внимание
— Да Орлова мясо уже направлено на экспертизу, молитесь, чтобы там оказался стафилококк
— Значит все-таки стафилококковая инфекция! — удивился Тихонов
— Оксане удалось победить стафилококковый сепсис у моего брата — пояснила сестра лысого мордоворота, которого офицер полиции, скинув одеяло, сковав его руки наручниками
— Я чуть-чуть не успела — прикусывая краешек губы, Оксана с чувством жалости посмотрела на Коновалов, что сидел на коленях возле её ног — Ничего бы не было если бы не Ко… то есть Сережа не прошел рядом с этой шваброй
— Это я еще швабра?! — вспылила, отражая частичку ярости на милом лице брюнетка, направилась к Оксане — Арестуйте эту блондинку немедленно — прокричала разъяренная девица, обращаясь такой наглостью к следователю
— Успокойтесь дамочка! — возразил Нечаев — Здесь я решаю, кого буду арестовывать, если хотите я могу составить протокол на Орлову, за то, что она вас оскорбила
— Оскорбила?! — подобию гремучей змеи встала между ним и Оксаной надулась она — Да она меня унизила арестуйте её немедленно
«Ебанутая дура, но такая сука горячая!», посмотрела на неё с презрением Оксана, прикусывая краешек губы, скрытым чувством влечения, чему еще способствовали мелкие капли дождя, что барабанили по зонту в её руке, возбудилась она от зоны декольте груди этой брюнетки.
Пикантные формы выреза на груди черного платья темноволосой девицы, как и её чарующие ноты парфюма, взыграли дикую соблазном похоти влечение Оксаны. Очертание стройных бедер, упругих бедер, манящих изгиб икроножных мышц, как высокий каблук её черных туфель все это притягивало к себе внимание Оксаны. Пышная укладка, черных, как уголь, добытый из недр шахты, начала терять форму, преломляясь под влиянием падающих мелких капель. Розовые, манящие к себе губы, стали покрывать капли падающего дождя, выражение влаги которой манили к себе язык Оксане, скорее бы их слизать нежностью касания, слившись потом воедино в поцелуе.
— Гражданка Орлова! — прервал мечтания Оксаны, когда она так возбужденно смотрела в глаза молодой брюнетки, уже желая в тайне её насильно взять — Вы что-то хотели?
— А…?! — пришла в себя после эротических мечтаний Оксана — Ну так вот следователь Нечаев, вам удалось задержать фуры с мясом, что отправлялись в Москву?!
Повторила свой вопрос Оксана, скрывая специально за прядью золотистых волос разыгравшейся румянец похоти на прекрасных щечках.
— Послушайте! — вставая полностью во весь рост, обратился следователь к Оксане — Я давно работаю с такими вот людьми как именно вы Орлова, чего вы хотите, чтоб я отпустил головорезов которые в розыске из-за ваших там предрассудков?
— Я могу вам сдать рыбу побольше, это ведь всего лишь безграмотные мелкие пешки, зачем они вам, когда обеими руками вы можете свергнуть с трона их короля — решаясь пойти на торги, убедительной речью говорила Оксана, не переставая смотреть в его пустые серые глаза
— Что вы предлагаете? — ухмыльнулся Нечаев, которому явно понравилась убедительная речь Оксаны — Я давно знаю, что у них есть какая-то организация, если я их прихлопну, отсеку голову змеи, эти мелкие черви сами разбегутся
— Ну, так вот я сдаю вам главаря и их логово — придавая интригу своему голосу, пыталась выторговать Оксана свободу для своих лысых националистов — Взамен вы их отпустите
— Оксана сделай же что-нибудь, прошу тебя, Слава ведь, после такой болезни он ведь не выживет в тюрьме — изображая иронию полного отчаяние со слезами на глазах, подбежала к Оксане сестра лысого мордоворота, когда её брата запихивали через заднюю дверь уазика
— Вы же понимаете, отправляя его в тюрьму в таком состоянии нельзя — коснулась Оксана руки следователя, вынуждая его принять скоропостижное решение
— Чего вы хотите Орлова?! — не понимая, к чему клонит Оксана, решил повторить свой вопрос Нечаев — Чтобы я отпустил преступников, держащих в страхе все эти дни деревню
— Он не выживет там вы, что не видите — уверяла Оксана, не обращая никакого внимания как Тихонов, вел какой-то разговор с Коноваловым
— Но и отпустить за то, что они сделали, я не могу, это же преступление против государства грозящие устроить межнациональный конфликт интересов — пояснил Нечаев
— Вы возьмете их главаря, лишите их логова, к тому же если история с мясом сработает, вы получите повышение — продолжала упорствовать силой убеждения, не давая спуску, говорила Оксана
— И тем самым окажусь очередной вашей пешкой, что будет решать ваши же проблемы
— Я возьму любое дело, которое вы только попросите — отчаянно начала торговаться Оксана
— Ладно, хорошо Орлова — неожиданно поддался Нечаев — Я вас за язык не тянул — вложил он Оксане ключи от наручников, которыми сковали руки скинхедов
— Господа офицеры
Улыбаясь шикарным обольщением алых губ, направилась Оксана к автомобилю УАЗ, сжимая пальцами от возбуждения ручку зонтика. Оксана, виляя при каждом шаге шикарной прелестью упругих ягодиц, когда офицеры полиции, уже собирались в него сесть.
— По-моему, личному распоряжению, повиливаю вам немедленно и прямо сейчас отпустить этих вот лысых двух мордашек под мое попечение — требовательно заявила Оксана, обращаясь к офицерам полиции
— Оксана Владимировна! — окликнул Нечаев Оксану, когда она направлялась к полицейскому автомобилю УАЗ — Все, что они сделают, будет на вашей совести, теперь вы за них в ответе
— Слушаюсь, господин следователь — обернувшись в пол оборота, Оксана, заигрывая, отдала честь свободной рукой, пока другой рукой держала в руке черный зонтик, согнув при таком жесте ногу в колено, отражая просто сногсшибательную красоту кожи и эластичность изгиба манящего бедер
— Орлова не знаю как — возмущенно заявил Тихонов о своем решении — Чтобы их сегодня же не было в нашей больнице и в нашей деревни, решайте сами эту проблему
— Я распишу лечение — заверила Оксана, когда стукая звонко каблуками по мокрому тротуару, подошла к автомобилю полиции — Которое, они сегодня же заберут и покинут деревню
— Оксана Владимировна! — заставил Нечаев снова обратить на себя внимание Оксаны — Давайте ваш там адрес, облаву сегодня же совершим, пока ваша банда националистов снова там чего не учудила — застегивая собачку замка кожаной папки, говорил следователь
— Коля дорогой — обратилась Оксана к лысому скинхеду, передала одному из офицеров полиции ключи от наручников — Тебе ведь не составит труда сдать своего знойного родственничка с потрохами — улыбаясь шикарной улыбкой алых губ, спросила она, держась кончиками пальцев за открытую дверь уазика
— Давно мечтал это сделать — отражая улыбку лицемерия, согласился лысый парень, повернувшись спиной к офицеру полиции, позволяя ему расстегнуть браслеты, сковывающие его руки
— Ты же понимаешь что это война?! — пояснил его лысый товарищ, являющейся пациентом Оксаны
— Ты же понимаешь, что по-другому вас просто не выпустят отсюда
Подтвердила Оксана серьезность своих намерений, сверкнув искоркой отражаемого света, пробившегося через покров густых туч на небе.
— Орлова не знаю, что у вас там, на уме, в клинику быстро! — приказным криком крикнул Тихонов, вынуждая обратить внимание Оксаны, от чего она тихо взвизгнула, стиснув от страха и смущения зубы — К вечеру, чтобы этих вот… ну вы понимаете, чтобы их даже в деревне не было, вам ясно?!
— Слушаюсь и повинуюсь мой господин — саркастично улыбнулась Оксана, пожав плечами от того что уже ничего больше не может решить повернулась спиной к открытой двери уазика ППС
— Послушай Слава — вскипела сестра лысого мордоворота подбежав со слезами на глазах к открытой задней двери уазика полицейской машины — Ты дашь им адрес мастерской нашего дяди, пускай лучше он, чем я снова тебя потеряю
— Алена….! — вскрикнул парень, на свою сестру вылезая при помощи офицеров полиции из машины, наступая белыми, надетыми на ногах кроссовками в лужу
— Нет, а что все так на меня смотрят?! — изумилась в улыбке Оксана, обернувшись, заметила на себе взгляды собравшихся сзади людей
— Оксана Владимировна марш, в клинику! — грозно повторил своё требование Тихонов — Иначе велю господину Нечаеву отправить вас в тюрьму, сами понимаете, на каких условиях сейчас весит ваша свобода
— Советую вам Оксана Владимировна прислушаться к требованиям Валерия Валерьевич вы нужны этой больнице как специалист, в своей области, но если вы станете ему бесконтрольны, то поверьте, я найду способ вас упрятать за решетку — с угрозой в голосе предупредил Нечаев
— Ах… вот значит как!
Прикусывая от раздражения краешек губы, Оксана, выражая недовольство очертанием очаровательных скул, назло этим людям нашла в себе силы изобразить прелесть улыбки алых губ,
«Жалкая кучка недомерков, уверена, что я найду способ поквитаться с каждым из них», с тяжелым дыханием в груди Оксана направилась в сторону главного больничного крыльца, скрывая эмоциональное потрясение за черным зонтом.
— Оксана Владимировна! — обратилась рыжеволосая медсестра, спускающаяся по ступенькам каменного крыльца, держа в руке красный зонтик, подобающий цвету красного на ней коротенького платья — С вами все нормально?
— Тебе блядь какое дело — огрызнулась Оксана, наступая на ступеньку, звонко стукая каблуком черных туфель, стала подниматься по ним, виляя шикарной красотой упругих бедер
Капли на белом халате, уже пропитывали сыростью черную короткую юбку, влагу которых Оксана чувствовала оголенной кожей ягодиц под ней. Кусая возбужденные сгорающие, по поцелую, алые губы, Оксана испытывала сильное волнение и стыд, перед которым, так низко опустил Тихонов её авторитет. Сжимая ручку зонтика, который Оксана держала в руке, Оксана на некоторое мгновение представила это как стебель возбужденного члена мужчины, испытывая в эмоциональной растерянности сильную сексуальную похотью желание.
Неконтролируемой страстью влечения, поднимаясь по ступенькам, Оксана поднялась на крыльцо деревенской больницы. Стукая напряженно каблуками черных туфель, Оксана подошла к массивным деревянным дверям, предварительно сложив зонтик и держа его уложенным одной рукой, схватилась тут же за ручку в форме большого шара пятерней пальцев, Оксана дернула на себя дверь. Чувствуя поток врывающегося теплотой скопленного воздуха, дуновение которого волосы Оксаны раздула в разные стороны, придавая потрясающий объем, тут же вошла в преддверье больничного входа. Где две молодые девушки, являющиеся посетителями больницы, одна из которых была шатенка, а другая брюнетка. Обе в джинсах в темно-синих потертых джинсах девицы, одна из которых с темными волосами, что-то рассказывала своей подруге, по поводу непристойного статуса её парня интернет странички контакт. Жестикулируя в момент диалога со своей подругой, девушка брюнетка с короткой длинной волос, до плеч, по всей видимости, случайно зарядила жгучим шлепком по ягодицам Оксаны, когда она, испытывая эмоциональное раздражение, прошла между ними.
— Ай! — тихо взвизгнула Оксана, стиснув зубы, стерпела обжигающую боль на бархатистой коже ягодиц, по которым пришелся удар ладошкой
— Ой, простите, пожалуйста — выронив из рук телефон, девушка обе руки, прижала к своим губам, явно отражая своим взглядом стыд, была потрясена тем, что случилось
— Да я тебе знаешь, что за такое сделаю!!!
Раскрыв тут же лазурную прелесть голубых сказочных красивых глаз, шипела подобию королевской кобры Оксана. Наступая случайно каблуком на сенсор выпавшего из рук сотового телефона, выронила из рук зонтик, что держала в руке.
— Что вы наделали! — брюнетка была просто в ужасе, как экран сотового телефона изобразился начертанием паутины от каблука туфель Оксаны
— Малолетняя дрянь — продолжая выражаться оскорблениями, прошептала Оксана в розовые губы, на вид как тогда ей показалось, восемнадцатилетней девушки — Ты смеешь мне перечить
— Прошу вас не надо! — вступилась тут же девушка шатенка, встав между своей подругой и Оксаной — Валя немедленно извинись перед этой женщиной
— Не буду я извиняться перед какой-то медсестрой — надув губы отказалась девушка, с жалостью отчаянного взгляда посмотрела на сотовый телефон, что Оксана случайно раздавила каблуком черных туфель — Пускай сама извиниться и купит мне новый телефон
— Ты что соска совсем охуела! — возмутилась Оксана, схватила девушку за волосы, силой принуждения запрокинула ей голову и притянула к себе
— А….!!!!
Закричала от боли громко девушка, оказавшись в насильственной власти Оксаны, оставляя раскрытые розовые блеклые губы во время крика раскрытыми. Позволила Оксане, смачной слюной, сплюнуть прямо в открытый рот. Девушка тут же перестала кричать с полностью открытыми серыми глазами, поперхнувшись слюной Оксаны, стала кашлять. Кончиком покрытого слизью слюны языка, Оксана провела по губам восемнадцатилетней девицы. Слизывая с них тонкий слой помады, Оксана обольщалась её сладкому притягательному вкусу, выставив перед её подругой упругую прелесть ягодиц. Поток возбужденного дыхания, что исходил из губ этой брюнетки, горящий манящей к себе страстью шоколада с молоком, проникал в раскрытый рот Оксаны, пока она вела своим языком по невинным, почти девственным губам, молодой девушки.
— Прошу вас не надо
Продолжая выгораживать, подругу вступилась шатенка, стоя за спиной у Оксаны обращая на себя внимание, положила приятную нежность рук, на выставленные ягодицы. Оставляя язык промеж раскрытых розовых губ девушки Оксана, раскрыла лазурные голубые глаза, была поражена такой наглостью. От чего, испытав такое прикосновение, черные кружевные трусики Оксаны, как и стенки влагалища, пропитались неконтролируемой текучестью влаги сексуального искушения страстью. Задержав на мгновение какой-то неподвластной похотью соблазна взгляд со взглядом этой девицы, Оксана, изнывая сильным возбуждением, простонала в её открытый рот.
— Этого можно было избежать, если бы ты сказала просто, банальное прости
Заядло улыбаясь, Оксана отпустила волосы девушки, повернувшись к ней спиной, направилась к входным дверям вестибюля.
— Удачи вам девчонки — нагнулась Оксана, отражая эластичность ягодиц через короткую черную юбку, одетую под белым врачебным халатом, подняла зонтик с пола
— Валя она так-то была не медсестра — пояснила шатенка для своей подруге, когда Оксана, нагнувшись, расставив ноги порознь, поднимала с пола упавший черный зонтик
— Вы не представляете как мне приятно, что у вас хватило ума до этого додуматься — выгнула обратно Оксана спину, коварством блистательной улыбки алых губ, одарила девушек
Оставляя девушек в полном потрясении, Оксана с голодной сексуальной похотью вошла в вестибюль больницы, перешагивая, сгибая ногу в колено высокий порог открытой двери. Яркий свет, пробивающихся через расступившиеся смуглые тучи, лучей солнечного света озарил фойе больничного помещения. Большие пластиковые окна, наполовину закрывали огромные, вертикальной длины жалюзи, Спертый запах влаги и сырости принесенный с улицы, был насыщен помимо всего потом тел и парфюмом разносортных оттенков людей, терпеливо ожидающих своей очереди в зале для ожидания рядом с регистратурой. Оксана, подобию величия царицы, шикарно виляя бедрами, прошла между пациентами, влюбленной пары ждущей своей очереди. По стенам этого большого помещения, закрытых пластиковыми пластинами, бегали тенистые оттенки могучего тополя, что строптивой страстью танцевал танго с ветром за окном.
Бросая беглый взгляд на влюбленную парочку, стоящую возле окна, уткнувшись в экраны сотовых телефонов, игнорируя двух идущих врачей клиники, толкнула специально плечом медсестру чтоб бедная девушка выронила из рук карты пациентов. Улыбаясь коварной улыбкой, Оксана была крайне довольна тем как девушка вскрикнула от того как небрежно поступила с картами пациентов выронив их на пол. Рассмеявшись при этом звонким смехом, Оксана довольная собой направилась дальше по коридору ведущей в поликлинику. Оксана, была крайне довольна тем, как сидящей в зале ожидания парень желанием эротической страсти мысленно раздевал её взглядом. Отдавая ему при этом дань уважения лучезарной улыбкой, Оксана холодно, на эмоциональном уровне, виляя эластичными ягодицами, прошла мимо него, гордой походкой вошла в больничный коридор.

***
За стеклом пластикового окна рабочего кабинета клиники стала прорисовываться лучезарная зябь надвигающегося заката солнца, что плавно уходило за горизонт, скрываясь за опушкой леса. Необычайный аромат сирени в сочетании с легкостью нежной прохлады проникал в кабинет, колебля белую занавеску на окне. Яркий свет светильников на побеленном потолке падал прямо на рабочий стол Оксаны, когда она принимала последнего посетителя на сегодня. Гармоничная стихия запаха горячего стаканчика с кофе, что стоял на краю рабочего стола, со вкусом карамели заполонил обстановку атмосферу этого помещения. Тенистой игривой страстью играл тополь за окном, огромные ветки которого, сливаясь в гармонии с тихой страстью ветра, вырисовывал по стенам этого кабинета необычайно интригующие жесты. Лазурная зябь заходящего за горизонт солнца, предвкушала на небе над деревней надвигающейся постепенно густой сумрак ночи. Вдали которого через стекло рабочего кабинета можно было разглядеть, как засверкали искорками, сотни домов деревенских жителей, что зажгли свет.
Расположившись на больничной кушетке, Оксана, прислонив ушко стетоскопа, к спине молодой рыжеволосой девушки, выслушивала диастолический шум, ко­торый следовал сразу за II тоном и занимал всю диастолу. Молодая девушка с оголенным прекрасным торсом сидела повернутой спиной к Оксане. Прислоняя ушко холодного стетоскопа, Оксана заставляла вздрагивать девушку, пока пальцами другой руки держалась за плечо белоснежной кожи рыжеволосой красотки, с чудесным отливом голубых глаз. Едва слышный шум, привлекший внимание Оксаны, был убывающий, распространялся вдоль левого края грудины, образо­ван струей крови, возвращающейся из аорты в полость левого желудочка во время диастолы. Рыжеволосая девушка, сидела повернутой спиной на кушетке, обнаженный торс подчеркивал розовый бюстгальтер, на её груди отражающий при этом чарующей формы чашечек выразительный объем. Черные вельветовые брюки облегали стройные ноги каштановой львицы, а плотная их ткань, эластично обволакивая, прорисовывая манящие взгляду эротические изгибы.
— Мария — обратилась Оксана к медсестре, снимая аккуратно обеими руками стетоскоп, оставила его висеть на шее — Мы госпитализируем эту малышку
— Простите доктор, а что все так плохо? — испуганно поджала губу девушка, отражая в очертании милых скул яркость выраженных веснушек
Тело приятной внешности красотки, пахло «Pure woman от Bruno Banani», изысканной неповторимостью утонченного вкуса. Базовые ноты, которого, служили ваниль и необычайный оттенок амбры. Гармоничное слияние верхних нот этого потрясающего аромата служили зеленый мандарин, черная смородина и белая фрезия. Утонченность нот сердца вызывающих страсть и искушение принадлежала сокрушающей силе слияния, служил запах пиона, цикламена и завораживающей стихию вкуса манго.
«Блядь ну как бы ей сказать, что я еще и захочу нежности от ручек этой рыженькой бестии», прикусывая краешек губы, возбужденными глазами посмотрела Оксана в голубоглазые глаза девушки, обвила ладонями теплых рук её хрупкие нежные плечи.
— Дорогая ты не могла бы снять с себя эти брючки, хочу осмотреть тебя на предмет окклюзии сосудов нижних конечностей?
Спросила Оксана, придавая, через надетые на глазах очки, серьезность и выразительность распущенному лазурному, подобию самому чистому топазу взгляду глаз.
— А Мария пока прикроет дверь, а я всё сама проверю
— Простите, а это так важно?! — смущая такого взгляда, спросила девушка, посмотрела на Оксану, когда она положила руки к ней на колени
— Дорогая здесь я врач — изумительной улыбкой улыбнулась Оксана, краем глаза провожая медсестру, что встала со своего стула направилась к двери, чтобы её закрыть — И я решаю, что должно быть сейчас для тебя важно
— Я просто немного стесняюсь — играя в застенчивость, говорила девушка, выражая румянец на покрытых веснушками щечках
— Нечего тут стесняться — возразила Оксана, недовольно косым взглядом вскользь заметила недовольное отражение лица в зеркале у медсестры, когда она прошла напротив него
— Ну ладно — соглашаясь с утверждением Оксаны, рыжеволосая красотка, встала с кушетки, отразив прекрасный изгиб скрытых за черными брючками ягодиц
— У тебя хорошая по…., то есть брючки — сдерживая темперамент собственного характера, Оксана удачно вывернулась, не выдавая своих истинных сексуальных намерений
— Оксана Владимировна! — обратилась медсестра, встав у входной двери — Вы не возражаете, пока вы будите проводить свой осмотр, я минут на пятнадцать может двадцать до кафетерия сбегаю
«Меня удивляет ход мыслей этой белокурой девушки, возможно без неё она будет более раскованной», прикусывая краешек губы, допустила Оксана характер эротических мыслей, царапала ручкой надпись на белом листе.
— И это Мария
Обратилась Оксана к медсестре, что направлялась к входной двери, поворачивая листок, с надписью на котором было написано «каталку через десять минут, у пациентки будет обморок».
— Постарайся не задерживаться — улыбнулась Оксана, лучезарной прелестью улыбки, до блеска накрашенных алых губ
— Закроешь дверь с той стороны — распорядилась Оксана, медленно вставая с кушетки, подошла к тумбочки, рядом с которой девушка, расстегивая ремень черных брючек — У меня есть свой ключ
— Хорошо Оксана Владимировна
Испытывая скрытую застенчивость, медсестра, что работала в кабинете с Оксаной, быстро открыв дверь, покинула кабинет, закрывая поворотом ключа с той стороны, тут же её за собой.
— Не стесняйся, я просто посмотрю тебя на предмет окклюзии — заверила Оксана, озабоченной кошкой, выгнула спину, опираясь руками на тумбочку
Выставив упругие эластичные ягодицы перед рыжеволосой молодой девушкой, Оксана, впадая в крайнюю озабоченную фантазию, старалась делать вид, что смотрит в карточку пациентки. Дыхание становилось учащенным от одного только взгляда рыжеволосой красотки, в жилах потоком безграничной силы энергии пульсировала кровь, Оксана уже с трудом могла контролировать к ней свое влечение. Раскрывая алые прекрасные красотой губы, Оксана издала едва слышный изнуренный стон, на который рыжеволосая девушка, не обратила внимания так, как снимая с себя черные брюки, положила их рядом с собой сидя на кушетке.
— Оксана Владимировна — застенчивым голосом обратилась рыжеволосая красотка, выражая на скулах очаровательного лица, прекрасное очертание веснушек
— Ах… да-да
Обернулась Оксана, опираясь руками на тумбочку, поддавшись сильному сексуальному искушению, процарапала когтями гладкую поверхность тумбочки.
— Дорогая трусики тоже сними — изъявила свое желание Оксана, отрываясь от тумбочки направилась к кушетке на которой, положив ногу на ногу сидела рыжеволосая девушка
— А это еще зачем?! — возмутилась девушка, но словно испугавшись взгляда Оксаны, коснулась кончиками пальцев обеих рук резинки розовых трусиков, что так прекрасно облегали её талию
— Я же сказала чтобы обнаружить окклюзию половой вены — наступая коленом на кушетку, подражаю гордому взгляду царицы, Оксана посмотрела на неё сверху вниз
— Такое чувство, что вы прям гинеколог
Продолжая сидеть на кушетке, положив на неё свои ноги, рыжеволосая бестия, снимая, подняв упругую стройную попку, скользила резинкой розовых трусиков по икроножным мышцам ног.
— Можно подумать ты врач — возразила Оксана, не контролируя свой пыл учащенного возбужденного дыхания, забралась к девушке на кушетку, расположилась на коленях, между её согнутых в колени ног — М…. какое, красивое у тебя тело
Оксана пристально начала смотреть в голубые полные опаской и волнения глаза девушки, коснулась двумя пальцами сонной артерии рыжеволосой девушки. Выставив сочную грудь вперед, Оксана, закрывая медленно глаза, запрокинула голову, пальцами другой руки, словно уже имея на это право, пробороздила между каштановых волос девушки. Вдыхая глубоко прелесть утонченного вкуса парфюма девушки, Оксана тут же открыла возбужденные полные блеском отражаемого света глаза, медленно стала приближаться к губам рыжеволосой красотки.
— Что вы делаете? — пытаясь выразить недовольство, случайно коснулась ладонью руки через халат сочной объемной груди Оксаны, остановив дальнейшее продвижение её алых пылких горячих жаждой поцелуя губ — Нет!
— Успокойся, я просто слушаю пульс
Изнуренно простонала Оксана, испуская горячий возбужденный поток воздуха в раскрытые розовые губы, была приятно удивлена с какой нежностью, девушка держалась за её грудь.
— Все нормально — прошептала Оксана, оставаясь сидеть на коленях промеж ног девушки, немного наклонилась вперед к её телу
— Нет, послушайте — уже начиная так же учащенно дышать как Оксана, останавливая продвижение наклона тела Оксаны, коснулась ладонью её живота — Я явно ошиблась врачом, я пожалуй….
— Сидеть! — приказным тоном распорядилась Оксана, держась за волосы девушки, запрокинула ей голову, гордым самовлюбленным взглядом посмотрела в наполненные паникой её глаза
— Что вы себе позволяете! — возмутилась девушка, оказавшись полностью во власти нежных рук Оксаны, не могла даже пошевелить головой — Я буду кричать
Не давая дальше выговорить девушке, Оксана впилась в её губы, насильно сливаясь в дикой страсти поцелуя с рыжеволосой голой красоткой. Строптивая львица первые несколько секунд безудержно пыталась противостоять воли Оксаны, глухим стоном стонала в её открытый рот. Вцепившись в белый халат Оксаны в районе предплечья, она хотела оттолкнуть от себя её, во время поцелуя непокорно вела своим языком. Пальцы Оксаны, легкостью скольжения резиновых перчаток спускались по талии девушки. После чего, Оксана не спеша перешла пальцами на живот, плавно медленно сползая вниз, оказались на лобке раздвинутых ног непокорной рыжеволосой девицы. Изъявляя явное непокорство и бунтарство девушка, сопротивлялась, выворачивалась, но как только пальцы Оксаны на промежности половы губ. Неподвластная львица стала ручной и послушной вмиг плавно закрыла глаза, покорно подставила язык под ласку языка Оксану, которым она так нежно скользила по гладкой поверхности, наслаждаясь эликсиром слюны девушки подобию головокружительной сладости вина.
— Что вы делаете? — спросила она, страдая сильной возбужденной отдышкой, дышала ртом, выражая возбужденность голодным сексуальным взглядом — Я даже не могу вам отказать
— А ты разве хочешь мне отказать?!
Сама, задыхаясь сильным возбуждением, спросила Оксана, расстегивая пуговицы белого халата, искушая рыжеволосую девушку прелестью искушенного распустившегося похотью взгляда. Другой рукой Оксана, обвивая под бедро девушки, водила по промежности раздвинутых ног рыжеволосой красотки, пальцами резиновых тонких перчаток касаясь возбужденных половых губ.
— Я не могу — застенчиво опуская взгляд на ноги, тихо прошептала рыжеволосая девушка, страдая приступом серьезной отдышки
— Тише успокойся — возразила Оксаной ласковой нотой пленительного аккорда собственного голоса — Никто ведь тебя никуда не гонит — шептала она под ухо девице, оголяя плечи из-под белого халата
— Вы же женщина я не могу у меня есть парень — задыхаясь, хватая воздух ртом, твердила рыжеволосая львица, пытаясь в момент такта разговора тянуться к губам Оксаны
— Но почему-то — легонько коснулась Оксана губ девушки, продолжая сидеть на коленях, на больничной кушетке для осмотра между раздвинутых ног рыжеволосой распутницы — Твои губы так безудержно требуют меня поцеловать
Оставляя раскрытые алые губы раскрытыми, тихим шепотом говорила Оксана, испуская горячий поток воздуха прямо в открытый рот девушки. Скинув с себя белый халат, Оксана неожиданно и была шокирована тем как рыжеволосая расхитительница, вцепившись в кончики воротника белой блузки Оксаны притянула, её к себе впиваясь диким голодом распутной страсти поцелуя. Золотистые волнистые волосы Оксаны, были полностью распущены, покрывая необузданной страстью водопада её плечи, приобрели в порыве сексуальных ощущений выразительный объем.
— Ах… — нежностью эротического возбуждающего стона простонала Оксана, оторвавшись от губ девушки — Ты меня так искушаешь — вела она кончиками указательного и среднего пальца по животу рыжеволосой девицы
— Я прям, не знаю, что со мной — вцепилась она в пуговицы белой блузки Оксаны, успела расстегнуть пару верхних пуговиц, оголяя шикарную сочную грудь, оковы которой сковывал черный кружевной бюстгальтер — Не могу остановиться
— Тише-тише
Позволяя рукам молодой развратницы трогать и сжимать пальцами её грудь, Оксана коснулась пальцами тонких одноразовых перчаток, возбужденного влагалища рыжеволосой развратницы.
— Успокойся, дыши ровнее — специально вызывая приступ волной эротических эмоций, шептала Оксана под ухо девушке
— Я не могу — изнывала отдышкой, мучительных стонов, от нехватки воздуха, рыжеволосая девушка, поддавшись сильному сексуальному возбуждению, когда Оксана медленно всунула два пальца в её влагалище — М…..
— Ну вот, а ты боялась — ухмыльнулась Оксана, начиная медленно вводить два пальца во влагалище девушки, большим пальцем, разминала её клитор — Чувствуешь как приятно да
— Голова…. — простонала она ноющим эротическим стоном, жадно ртом глотая воздух
— Это значит, что тебе хорошо — понимая, это как один из симптомов неизвестной болезни девушки — Поцелуй меня — требовательно заявила Оксана, отодвигаясь от девушки специально оставляя пальцы в её влагалище по среднюю фалангу
— М…. я уже вся жажду — сидя на кушетке, она стала наклоняться к Оксане, делая так, чтобы пальцы, что были во влагалище стали входить глубже
— Это же хорошо — чарующей красоты улыбки алых губ, улыбнулась Оксана, раскрывая их перед нею, когда её пальцы полностью вошли во влагалище рыжеволосой львицы
— Хочу тоже залезть тебе под юбку — заявила строптивая красотка, искушая Оксану прелестью возбужденного взгляда
— Поверь я тоже этого хочу — изнывая, призналась Оксана, ответила теплотой взаимного взгляда посмотрела в возбужденные глаза девушки
— Голова кружится — легкостью стона простонала она под ухо Оксане, вцепившись в застежку ремня её черной короткой юбки — Ах… в глазах словно стало все темно
— Я на это и рассчитываю — улыбнулась застенчиво Оксана, держа девушку за волосы, когда она изнывая громким стоном потеряла сознание — Интересно — предположила она вытаскивая пальцы из влагалища потерявшей сознание девушки
Уложив аккуратно, рыжеволосую девушку головой на кушетку, Оксана сия рядом с ней и поджав под себя ноги, застегивала пуговицы белой смятой в порыве страсти блузки. Поправляя одной рукой в тишине кабинета волосы, Оксана слышала, как через открытое окно врывалась прохлада ночного деревенского воздуха. Оставляя девушку лежать в одном тока розовом бюстгальтере на кушетке, Оксана встала с неё, касаясь каблуками черных туфель, едва слышно пола линолеума рабочего кабинета клиники. Виляя шикарной прелестью бедер, Оксана прошла по кабинету в сторону висевшего зеркала над умывальником, расположенного у стены, напротив открытого на вертикальное проветривание пластикового окна. Обольщая в игристых оттенках теней могучего растущего за окном тополя, листья которого тенистой страстью вырисовывали танец страсти по стенам этого кабинета.
Дверной замок начал открываться поворотом ключа, после чего дверь открылась, Оксана в этот момент подводила очертание размазанной помадой губ в прежний вид. Белокурая девушка медсестра вкатила медицинскую каталку прямо в кабинет, от удивления раскрыв рот заметив рыжеволосую почти обнаженную девушку на смотровой кушетке без сознания. Встав словно в ступор, даже не закрыв дверь, молодая медсестра не знала, что и делать.
— Может, хотя бы дверь закроешь — тихо обратилась к ней Оксана, придавая алым губам сокрушающий оттенок багрового цвета помады
— Как….?! — заикаясь едва выговорив это, спросила белокурая девушка, оставаясь стоять с каталкой посреди кабинета
— И представь себе без всякого хлороформа — подколола её Оксана, вспоминая при этом недавние события в комнате отдыха медицинского персонала — Вези её в отделение и распорядись, чтобы подготовили палату мы её госпитализируем, вещи положи в ячейку
— Но как вам это удалось? — до сих пор девушка была в шоке, немного смутилась от того, как Оксана знойно напомнила про случай с хлороформом
— Немного практической магии и чуточку обольщения
Коварством шикарной улыбки алых губ улыбнулась Оксана, повернувшись к ней лицом, опираясь бедрами черной юбки на белую керамическую раковину.
— Даже думать боюсь, что тут было, пока меня не было — смутилась медсестра, глядя на белую блузку на Оксане
— Кто бы говорил — вредничала Оксана, направляясь к рабочему столу, на краю которого излучая приторно-сладкий аромат карамели, стояла белая керамическая кружка
— Оксана!
Услышала Оксана голос девушки, являющаяся братом скинхеда, лечением которого она занималась в последнее время. Столь же прекрасное фиолетовое платье, облегало тело очаровательной шатенки, подчеркивая всю гармоничность колебания сексуальных изгибов при каждом её шаге. Тело этой девушки пахло знакомым уже до боли ароматом «Aqua Allegoria Lavande Velours Guerlain», где слияние вкусовых оттенков объединилось в одной страсти лаванды и фиалки. Каблук фиолетовых туфель на стройных ногах изумительной шатенки, звонко стукая при каждом шаге, выражал в ней гордую самовлюбленную похоть.
— О… боже! — встав посреди кабинета, девушка прижала ладони обеих рук к губам, явно была не готова к тому, что увидела
— Ты тоже так думаешь — изумилась Оксана в улыбке, встав рядом со столом, опираясь на его край бедрами, выразила легкую застенчивость румянцем на щечках — А по мне нормально
— Мда… уж — повела шатенка губами, подходя медленно к Оксане — Оксана я пришла поблагодарить тебя
— Может, дашь ей хотя бы вывезти мою теперь пациентку из кабинета — возразила Оксана, повернувшись спиной к шатенке, опираясь руками на гладкую поверхность стола, выгнула спину, выставив шикарную красоту бедер — А то даже знаешь, я начну чувствовать себя неловко
— Я понимаю, мы доставили тебе огромную тонну проблем Оксана — игнорируя слова Оксаны, говорила девушка, встав у неё за спиной — Но, я даже не знаю, чтобы было бы, если бы не ты, если бы Слава попал в Московскую больницу
— Да ничего бы не было — изнуренно вздохнула Оксана, коснувшись пальцами теплой ручки кружки с кофе — Ваша карта со всей расписанной дальнейшей методикой лежит на краю стола
Медленно поднося белую керамическую кружку к губам, Оксана предвкушала сладость бодрящего аромата карамели.
— Оксана! — обратилась девушка шатенка, встав за спиной у Оксаны, легонько позволила себе овить рукой её талию — Спасибо и я думаю это ведь не конец
— Что?! — чуть не поперхнулась Оксана сладостью кофе, с трудом проглотив его — О…. нет дорогая это самый настоящий натуральный конец — пытаясь отдышаться, возразила она
— Ты вернула мне брата — не согласилась с таким утверждением девушка — Я просто обязана тебе поблагодарить — положив обворожительную теплом ладонь руки на ягодицы Оксаны, она кончиками пальцев, коготками проникла за грань её черной короткой юбки
— Хочешь меня поблагодарить — понимая, что эта назойливая девица так не отстанет, обернулась в пол оборота Оксана, обольщаясь теплом ладони её ладони на своей попке — Помоги этой лапочке перетащить эту рыжеволосую красотку, на каталку и можешь быть свободна
— Ладно — радушно улыбаясь, пожала плечами она, словно удовлетворившись подобному ответу
— Мария! — обратилась Оксана к медсестре, что стояла с каталкой, рядом с кушеткой, на которой лежала почти обнаженная, в одном только розовом бюстгальтере, рыжеволосая девушка — Я пошла домой, скажешь Тихонову, что сегодня я как всегда честно отработала день в его клинике
— Не день, а половину дня Оксана Владимировна — недовольно буркнула тихой нежностью голоса медсестра, опуская голову, пока Оксана, укладывая сотовый телефон и тюбик с помадой обратно в белую кожаную сумочку — Я возьму её за ноги, а вы за руки — предложила она, обращаясь к девушке шатенке
Повесив белую сумочку на плечо, Оксана направилась к выходу, виляя шикарной красотой бедер, достала из открытой сумочки сотовый телефон. Сжимая в руке сотовый телефон, Оксана, издавая едва слышный изнуренный стон, вышла из кабинета в коридор, половина которого была покрыта сумраком приближающейся ночи. В коридоре клинике уже никого не было, лишь в дальнем конце, где находился вестибюль, доносился стук женских каблуков. Дуновение прохлады из открытого окна, вносило в помещение коридора поликлиники, ароматы цветущей зелени и свежесть прошедшего днем дождя. На стеклах пластиковых окон, вырисовывалась стекающие дождевые капли, оставляя кривые дорожки влаги. Испытывая сильное сексуальное возбуждение, которое Оксана не смогла добиться от рыжеволосой девушки, была готова уже почувствовать это с первым встречным. Ерзая большим пальцем по сенсору телефону, Оксана набирала номер Катерины, смачно облизывая при этом алые изнемогающие губы кончиком языка, после чгео услышала в динамике телефона продолжительно долгие гудки вызова.
— Сейчас погоди, отвечу на звонок — говорила кому-то Катерина весьма веселым и заплетающимся от алкоголя голосом — Да-да я слушаю вас, кто вы там не были я вся во внимании
— Что так налакалась, что уже не узнаешь, кто тебе звонит?! — возмутилась Оксана, пьяному голосу Катерины, звонко стукая каблуками по бетонному покрытию пола, вошла в вестибюль больницы
Тихая благоуханная обстановка царила в фойе больницы, две девушки пациентки клиники, разговаривали с медсестрой из регистратуры. Яркий свет диодных светильников на потолке ярко отразил белокурый, пепельный оттенок холодного цвета волос девушки в красном коротком платье. Подруга столь очаровательной блондинки, на вид которой было скорее, как догадалась Оксана лет тридцать пять не больше, была почти такого же возраста, столь кашемировой оттенок волос переливался оттенками от поразительного загадочного цвета шоколада до сияющей яркости каштана. Восхитительная собой девушка блондинка в белом топике и синих потертых джинсах, цвет волос которой напоминал спелую солому, сидела на подоконнике в фойе, ерзая пальчиком по сенсору экрана сотового телефона. Два дежурных врача, один из которых был хирург, а другой невролог, Александр Николаевич поднимались по массивной лестнице на второй этаж. Из больничного кафетерия в дальнем конце противоположно начинающегося коридора, слышался звонкий женский смех. Лазурная зябь заката, постепенно заходящего за горизонт солнца, даже под густотой листьев могучего тополя, растущего за окном в этом месте, смотрелась лучше всего. Интерьер столь шикарного помещения украшали жидкокристаллические телевизора висевшие на стенах в зале ожидания. Огромные фикусные, пальмовые домашних растений, растущие в белых керамических горшках, даже прелесть апельсинового дерева дающие плоды пахла изумительной свойственной силе аромата.
— Оксанка! — удивилась так Катерина, что её голос показался Оксане сразу же идеально трезвым и рассудительным — Вот это сюрприз
— Никакого сюрприза нет — возразила Оксана, прошла по вестибюлю мимо двух идущих навстречу медсестер, покачивая роскошной красотой ягодиц — Ты, где сейчас? — подошла она к окну, расположенному рядом с входными большими деревянными дверями
— У Романовых — рассмеялась Катерина звонким пьяным смехом, так что Оксане пришлось отодвинуть телефон от уха — Приезжай
— Хм… с удовольствием
Услышала Оксана на заднем фоне помимо голоса Катерины, разговорную речь мужчин, а так же женских пьяный смех.
— Но при одном условии — заявила Оксана, покусывая краешек губы, коснулась пятерней пальцев гладкого пластикового подоконника, выставив излюбленную прелесть попки
— Ох…. Оксанка — изнуренно вздохнула Катерина — Говори, что там у тебя
— Этой ночью я тока твоя, а ты тока моя — изложила Оксана свои требования, постанывая едва слышно почти через каждое слово, понимая даже, что при отказе, она все равно приедет туда, ввиду разыгравшихся сильных сексуальных эмоций — Ну или возможен другой вариант
— Приезжай давай — радостно подозрительно быстро согласилась Катерина — Или если желаешь, господин Романов, может отправить собственную карету за своей белокурой королевой
— Пожалуй, на этот раз я обойдусь своим железным конем — возразила Оксана, выпрямив спину встала в полный рост возле окна в вестибюле
— Ну как знаешь
— Приготовь мне лучше бутылку хорошего вина — заявила Оксана, направляясь к открывшейся входной двери, через которое вошла темноволосая женщина в темно-синем элегантном вечернем платье — Я очень сильно устала, сегодня был день просто ужас
— Мне уже обо все доложили — рассмеялась Катерина — Эх… Оксанка умеешь ты выбирать себе компанию, хорошо, что все благополучно закончилось и знаешь, не чуточку не жаль даже твоего Коновалова, за которого ты так рьяно заступалась.
«Блядь Сережа, досталось ему конечно, ну зачем он тока там оказался, как я ему в глаза теперь буду смотреть», отчаянно подумала Оксана, глубоко вздохнула, набирая воздух раскрытым ртом.
— Он сам повел себя как свинья — темпераментом и нотой собственного голоса, выдавала Оксана противоречия своим словам
— Что-то мне подсказывает, что ты лжешь Оксанка — недоверчиво, Катерина не поверила слова Оксаны
— С чего ты взяла?! — пропуская темноволосую женщину, давая ей войти в фойе, удивилась Оксана такому заявлению
— Ты бы никогда так своего Коновалова бы не оскорбила — пояснила Катерина, когда Оксана вошла в преддверье больничных дверей
— Все-то ты знаешь — нахмурила Оксана от обиды алые губки, дверь за её спиной плавно закрылась, она подошла к последней ведущей на улицу двери
Завораживающей силы сквозняк знойного прохладного воздуха почувствовала Оксану волной необузданной силы, он ударил ей в лицо, раздувая пышным объемом золотистую прядь волос. Черная короткая юбка Оксаны, подобию парусу на мачте корабля раздувалась легкостью порыва ветра, проникая за её черную ткань, обволакивая нежностью скольжения потока частиц обнаженную бархатистую кожу стройных ног. Свет заходящего за горизонт солнца, слепил красотой лазурного ярких лучей. Небо постепенно стало голубым, с отливом оттенка преданного заходу солнца красного цвета. Воздух на улице деревенского простора пропах сыростью, прошедшего дождя, усиливая первозданную силу природного аромата растущего тополя, кусов сирени, пышных елей в парковой зоне рядом с самой больницей.
Рядом с входом больницы в четырех метрах от его крыльца, стоял знакомый черный седан Toyota Camry, заднее окно которого было наполовину спущено, Оксана с легкостью разглядела лысую макушку парня, что выглядывала из неё уставшим, лишенного остатка сил взглядом. На больничном крыльце стоял мужчина, рассматривая что-то в своей медицинской карте, тихо бурчал себе под нос. Поднималась по ступенькам массивного крыльца, звонко стукая каблуками, женщина, на вид которой было лет тридцать пять, с небольшим натягом, как показалось Оксане на первый взгляд. Черные брюки, черный пиджак и белая блузка, что вырисовывалась под пиджаком, благодаря v-образному вырезу под ним, а так же черные туфли на высоком каблуке, делали в ней скорее офисного работника, чем простого посетителя деревенской больницы. У крыльца приемного покоя, расположившись к нему задними дверями, стола газель скорой помощи, водитель которой спокойно курил в паре метрах от машины.
— Ты даже не представляешь, как скора, я приеду — пленяя нотой чарующего голоса, заверила Оксана, касаясь каблуком черных туфель начала спускаться
— Буду с превеликим нетерпением этого ждать — радостно согласилась Катерина
— Жди — ответила Оксана, проведя большим пальцем по сенсору дисплея, прервала телефонный разговор
— Оксана!
Услышала Оксана голос надоедливой шатенки, из открытых больших больничных дверей, через высокий порог которой он перешагивала. Обернувшись в пол оборота, Оксана, стоя на ступеньках, заметила в проходе открытой двери девушку в прекрасном фиолетовом пышном платье.
— Оксана может тебя подвезти?! — обратилась она к Оксане медленно, держа карту брата в руке, принялась спускаться по ступенькам
— Милая Алена — шикарным изгибом алых губ, отказалась Оксана — Как бы я не хотела повторить с тобой наш дуэт, я все же откажусь от этого, у меня самой машина тут, уже которые сутки подряд простаивает — пояснила она, продолжая спускаться по ступенькам виляя шикарной красотой ягодиц
— Привет Оксана — пытаясь улыбаться через силу, приветствовал брат этой шатенки, оставаясь сидеть на заднем сиденье черного седана
— Ну, надо же вся банда в сборе — ухмыльнулась Оксана шикарной улыбкой безупречно алых губ, полностью спустившись по ступенькам крыльца
«Блядь как бы объяснить этим долбанутым скинхедам, чтоб еще без риска для собственной жизни, что они мне теперь больше не интересны», прикусывая от волнения краешек губы, подумала Оксана, свернув отблеском отражаемого света в лазурных сказочно голубых глазах.
— Оксана привет — вышел из машин лысый мордоворот, на его белых кроссовках еще оставался след крови Коновалова — Спасибо тебе, а то браслеты и правда давали, было столь же противно сидеть в м…
— Так понятно — не став дальше слушать Оксана спокойно направилась в сторону стоянки
— Что даже не попрощаешься? — крикнул из окна задней двери другой скинхед — По-моему, этот шикарный черный зонтик должен вернуться в руки своей обладательницы
— Блядь! — прошипела Оксана, оставаясь стоять к ним спиной — А эта плата будет за ваше освобождение — повернувшись в пол оборота, она отразила возбуждающий изгиб ягодиц, что прекрасно отразила их ткань черной короткой юбки
— Ты ведь не будешь против, если мы, снова тебе позвоним?! — спросил лысый мордоворот, оставаясь сидеть на заднем сиденье, вытащил кончик острия зонтика
— Я буду просто пиздец как зла — коварством блистательной улыбки одарила его Оксана, направляясь к машине, где он сидел
— Давай хоть тебя подвезем? — предложил он, когда Оксана, взявшись пятерней пальцев за шпиль зонтик, смотрела на него гордым самовлюбленным взглядом прекрасных лазурных голубых глаз
— У меня здесь машина на стоянке — возразила Оксана, плавно медленно вытащила зонтик из машины из рук парня, через открытое окно задней левой двери
— Наверняка какая-то развалюха — насмехаясь над Оксаной, выразила свое мнение злорадная шатенка
— Ну конечно — изумилась Оксана в улыбке — На что хватило зарплаты врача — говорила она, доставая из сумочки брелок сигнализации
Легким прикосновением пальца Оксана заставила, стоящий Mercedes-Benz SLS AMG Red подать звук сигнала и тут же заурчал тихой страстью мотор резвого коня.
— Стой-стой — удивилась шатенка, раскрыв рот от удивления — Это что правда твоя машина
— Нет — шутливо возразила Оксана — Я пойду её сейчас пиздеть
— Оксана хватит материться — упрекнул лысый мордоворот, стоя рядом с открытой дверью черного седана
— Ну, я пойду — застенчиво опустив голову, словно спросила разрешения Оксана, опуская взгляд сказочно прекрасных лазурных глаз на землю
— Что даже не обнимемся на прощание? — расправив руки подобию как орел расправляет крылья спросил он улыбаясь шикарной его схожести кривой отвратительной, по мнению Оксаны, улыбки
— Скажешь, может, поцелуемся — вредничала Оксана, позволяя лысому скинхеду обнять себя
— Поцелуешься ты со мной — теплом обворожительной нежности положила руку на ягодицы Оксаны, изъявила желание шатенка, встав у неё за спиной
— Да что вы говорите — улыбаясь шикарной улыбкой алых губ, Оксана, освобождаясь из объятий скинхеда, повернулась к этой расхитительнице, лишившись при этом ласке её руки на попке
— Алена тебе что уже женщины стали нравятся? — удивился брат этой шатенки
Напряженный момент ожидания, завораживал взглядом, Оксана, раскрыв немного алые губы, испуская горячий поток возбуждающего воздуха прямо в рот девушки, что стояла к ней лицом к лицу. Обвивая обеими руками плечи девушки, Оксана почувствовала нежность её рук на своих ягодицах. Продолжая так смотреть на неё, Оксана не решалась сама нарушить гармоничного насыщенного страстью момент, медленно переступая с ноги на ногу, искушая её прелестью взгляда. Кончиком языка Оксана легкостью скольжения провела по розовым губам шатенки, оставляя на поверхности скользкий осадок обжигающей прохладой слюны.
— Ах… — изнывая прелестью искушаемого момента, Оксана простонала в открытый рот девушки
— М…. — взаимной нежностью стона ответила кашемировая чертовка впившись тут же от искушения в губы Оксаны
Сладость слияние губ, предвкушала оттенками легкой похоти, от чего в жилах Оксана бурлил поток неконтролируемой страстью, продолжая даже во время поцелуя стонать в рот обольстительной искусительницы. Чувствуя как нежность пальцев, сжимала шатенка ягодицы Оксаны, она столь же продолжительно в момент строптивой непокорности поцелуя провела по поверхности языка девушки своим. Сжимая пальцами, зонтик, что держала в руке, Оксана не могла контролировать свою возбужденность, ерзала большим пальцем по поверхности его согнутой ручки в форме полмесяца. Подобию стихийной необузданности, Оксана танцевала танец страсти во рту с языком развратной девицы, обволакивая его при этом нежностью собственной слюны. Жадно облизывая при этом губы девушки, Оксана оставляла на его губах богатый слой алой помады, виляя в момент слияния их губ роскошной красотой бедер, переступая медленно с ноги на ногу.
— Я конечно не одобряю подобную связь — кашляя сухим кашлем поделился впечатлением лысый мордоворот, что сидел на заднем сиденье черного седана — Но и ничего не имею против такой красоты
— Да брось ты Оксана нам сестра — поддержал его товарищ, садясь в водительское кресло — Ничего тут такого нет, если девки, маленько порезвятся
— М…. — нежно лаской Оксана губами обсасывала губы девушки, феноменально скользя по их поверхности своим языком, оставила на её губах чарующий осадок слюны
— Ты бесподобна — призналась шатенка, продолжая держаться обеими руками за ягодицы Оксаны, словно не желая её отпускать из своих объятий
— Другого такого же подобия
Искушая пленительной нотой возбужденного голоса, говорила Оксана, обольщаясь ласке пальцев этой девушки на своей попке, освободилась от её пленительных объятий.
— Мир просто не вынесет — направилась Оксана в сторону стоянки, где стоял красный мерседес
— Спасибо Оксана
Поблагодарила девушка, когда Оксана направлялась на стоянку, сжимала ручку зонтика, раскрывая алые покрытые слизью слюны губы, искушала себя легкостью стона.
— За все, что ты для нас сделала спасибо — повторила она повысив голос
«А сделала я для вас пиздец как много», ухмыльнулась Оксана, направляясь по бетонному тротуару, чувствовала проникающее влияние похотливого ветра, что скользил по эрогенной зоне её ног, проникая под юбку.
Мотор красного мерседеса тихо урчал, пока Оксана направлялась между рядами стоящих на стоянке машин. Роскошной прелестью бедер, виляла Оксана медленно подошла к машине, взявшись за ручку двери, медленно приподняла её вверх. Изгибая, как кошка спину, Оксана влезла в салон мерседеса, утопая в его черном кожаном кресле, положила на соседнее пассажирское кресло зонтик. Тепло салона тут же начало окутывать тело Оксаны, как только она закрыла за собой дверь. Свет ярких фар въезжающего на стоянку автомобиля в темноте охватившего вечера озарил красный мерседес, от чего его матовая красная краска засеяла миллионами искорок.
— Как же я по тебе соскучилась — поставив белую сумочку на сиденье, на котором лежал черный зонтик, Оксана коснулась гладкой поверхности руля
Выжимая плавно каблуком черных туфель педаль газа, красный мерседес радовал слух Оксаны озорным рычание двигателя. Каблуком другой ноги, Оксана плавно выжала сцепление, коснувшись рукоятки переключения скоростей, включила заднюю передачу. Плавно отжимая сцепление, добавляя газа, красный мерседес медленно тронулся назад. Разворачивая его по направлению к выезду из стоянки, Оксана выжала снова сцепление, включая первую передачу, плавностью нажатия добавляя газа, заставляя резвого коня рычать, стихией вращения коленчатого вала, метать поршни в цилиндрах. Ушераздирающий свист покрышек от чего в воздухе запахло жженой резиной, облако пыли и дыма, образовалось за красным мерседесом, как только он быстро тронулся между рядами стоящих на стоянке машин, направляясь к выходу. Быстро выворачивая руль, пуская машину в скольжение, Оксана пронеслась мимо въезжающей другой машины на стоянку, что одарила её громкостью звукового сигнала. Набирая скорость быстрыми темпами, продолжая давить каблуком на педаль газа, Оксана проехала по больничному дворику, обгоняя эффектно черный седан Toyota Camry, вышла на деревенскую площадь, виляя при этом красивым задом. Сверкая в темноте надвигающейся ночи задними стоп сигналами, Оксана тут же резво выжала педаль газа. Быстро набирая скорость, красный мерседес, под ярким светом фонарного освещения деревенской улицы, молнией неистового ослепительного света пронесся. Адреналин в крови набирал обороты, по мере того как стрелка тахометра набирая обороты со страшной силой, заставляя при этом мотор зверя под капотом рычать ревом голодного рычания.



Сумрак надвигающейся ночи, пленил лазурной зябью заката, постепенно скрывающегося за горизонтом солнца. В домах на холме горели ярким светом окна, на улице богатого района деревни ходили люди. В воздухе пахло ароматом распустившейся зелени, чьи кирпичные заборы, словно как заброшенные строения в джунглях обросли порослью вьющихся растений, излучающий приятный вкусу аромат. Атмосфера была пропитана сыростью прошедшего дождя, мокрое покрытие каменной разноцветной плитки, все еще сохранили потеки стекающих, по ним в водоприемник у дороги бес кончаемого количества влаги. Богатая роскошь этого района впитала в себя, помимо огромных больших домов, периметр которых был в основном окружен кирпичной стеной, весь разврат, жители некоторых домов, не скрывая, обнажая свои тела перед окном прозрачных штор, где при ярком свете в комнате был отчетливо виден обнаженный силуэт женского тела.
Набирая обороты двигателя, автомобиль поднимаясь в гору, где на холме богатого района деревни располагалось огромное количество домов весьма дорого архитектурного стиля. Нажимая каблуком черных туфель на педаль газа и полностью утопая в нежности кожаного сиденья, Оксана ловко крутила руль где при свисте шин, раздирающий уши шум которого проносился по округе, красный мерседес входил в плавное скольжение. Резво набирая колоссальную скорость, при крутом подъеме, после поворота, Оксана вывела автомобиль на ровную прямую, где красный мерседес обгоняя черный двигающийся лимузин, выехав на встречную в момент заноса, при свисте шин вскоре занял свою полосу. Пуская пыль и грязь из-под колес красный негодник, устремился вверх, где в нескольких десятков метрах уже были видны открытые красные ворота виллы Романовых.
— Порой я сама себе восхищаюсь — ерзая попкой в водительском кресле, Оксана нажала каблуком черных туфель на педаль газа
Рычание мотора усилилось свет ярких фар, осветил площадь возле дома Романовых, как только красный мерседес, разгоняясь, влетел на площадь, заставляя обратить на себя внимание собравшихся там людей. Испугавшиеся крики женщин, словно резкостью визга охватили площадь, а вспышки фотоаппаратов, когда автомобиль находился в небольшом полете, озарил его сияние изумительным отблеском матового красного цвета. Касаясь земли, Оксана тут же нажала полным нажатием на педаль тормоза, резко выворачивая руль, пуская машину в занос вокруг большого фонтана в центре, красный мерседес вошел в идеальное скольжение. Одна из женщин, в черном длинном вечернем платье, в метре от которой остановился красный мерседес, выронила из рук от страха бокал, с шампанским отскочив тут же назад. Громкий крик или даже скорее визг этой женщину смутил Оксану, когда она находилась в водительском кресле автомобиля, мотор которого тихо урчал. Красный мерседес находился окутанный клубом пыли и дыма от сгоревшей резины покрышек, четырехколесный след которых остался на каменной цветной плитке, на площади.
— Вы в своем уме, у вас вообще мозги есть?! — возмущенно кричала женщина, находясь на осколках разбитого бокала
— В отличие от тебя курица ты тупая — открывая поднятие вверх водительскую дверь, грубо выразилась Оксана — Они у меня присутствуют — выставив ногу и касаясь каблуком черных туфель каменной плитки, говорила она, оставаясь сидеть в водительском кресле
— Да как вы смеете! — надулась она подобию пустынной гадюки, стала учащенно дышать
— Я много чего смею — поворотом ключа, Оксана заглушила мотор красного мерседеса, покидая автомобиль при свете въезжающего на площадь черного лимузина
Стоя рядом с открытой дверью, Оксана нагнулась, выставив упругую прелесть бедер, взяла сумочку с пассажирского сиденья. Выпрямившись во весь рост, Оксана мило улыбнулась женщине, что стояла за её спиной с возмущенным видом. Повесив сумочку на плечо, Оксана закрыла дверь красного мерседеса. Не придавая никакого значения её недовольству, Оксана, держа в руке брелок сигнализации красного мерседеса, замкнула его, направилась к большому каменному крыльцу большого дома Романовых. Мужчины что стояли у ступенек главного крыльца один из которых с профессиональным фотоаппарата проводил фотосъемку девушки, позирующая, ему прямо на ступеньках, позволил роскошью себе запечатлеть себе образ Оксаны, что с холодом взглядом прошла мимо него шикарно покачивая бедрами.
— Госпожа мэр — обратился высокий темноволосый мужчина, что стоял на самом верху главного крыльца, когда Оксана по нему поднималась — Может вам все-таки побыть в доме, мы сами встретим вашего гостя
— Такого почтения заслуживая только я да Катерина — взглядом королевской кобры посмотрела на темноволосую брюнетку в фиолетовом платье Оксана, поднявшись по ступенькам встала рядом с ней — Раз уж сама Катерина решила меня встретить а не прихвостень Беллы
— Просто волновалась, чтоб с тобой ничего не случилось — радушно улыбнулась Катерина, вручив Оксане бокал с вином
Фиолетовое платье из шифона, достаточно четко отразило красоту тела прозорливой брюнетки, вырисовывая сексуальные изгибы её тела, чашечками подчеркивая грудь. Феноменальностью сногсшибательного платья на Катерине служило, то как оно делала очерк на талию, отразив в ней всю неровность, достаточно возбуждающе подчеркнув бедра вырезами с боков. Черные чулки, что облегали ноги, вырисовывали эротический рисунок узором на их резинке, что очень хорошо был виден Оксане благодаря вырезам по бокам фиолетового платья. Искушающая сила аромата фиалки «Les Fleurs: Violette от Molinard», манила к себе необычайностью вкуса, вызывая стихию эротических эмоций.
— Ну, надо же сама Катерина — изумилась Оксана в улыбке, взяв у неё из рук бокал с вином
— Романовы построили новую бильярдную у себя дома, не хочешь присоединиться их празднику
— Ну, разве что с тобой — согласилась Оксана, позволяя Катерине взять себя под руку
— Госпожа мэр, а как же?
— Скройся — тихим голосом приказала мужчине в черном деловом костюме, покинуть их компанию
— Он мог, возможно, предложить что-то дельное — предположила Оксана, входя в открытые двери большой гостиной дома Романовых
— Дельное, готова предложить тебе тут только я — заявила Катерина, выражая отблеском серых глаз, поразительным голубым оттенком странные скрытые намерения
Свет большой хрустальной люстры на потолке озарил огромное помещение гостиной, в которой не так много было людей. Две девушки в откровенных платьях с разносами в руках, на которых было шампанское, ходили по гостиной. На большом рояле играла тихую мелодичную музыку девушка в красном вызывающем длинном вечернем платье. Елизавета Валентиновна Власова была в красном коротком платье, открывая прелести сочного тела, стояла с бокалом с шампанским, заигрывая с каким-то странным мужчиной. Виктория что сидела на диване в красном бальном пышном платье, общалась, задорно хихикая с молодым приятной внешностью человеком, что стоя перед ней на одном колене, протянул красную красивую розу.
— Это пиздец какой-то — грубо выразилась Оксана, наблюдая как багровые стены гостиной, как тенистые оттенки хрусталя от люстры отразили на ней свою тень
— Тебе что-то не нравится? — удивилась Катерина, наблюдая с изумлением, как Оксана, остановившись в центре гостиной, медленно поднесла бокал с вином к алым изнывающим губам
— Не пытайтесь молодой человек — звонко стукая каблуками с бокалом вина в руках, Оксана встала за спиной парня, что стоял на одном колене, перед Викторией предлагая ей руку и сердце — Вы не поверите, но сердце этой прекрасной милашке давно уже принадлежит мне
— Оксана! — дрожим голосом, подняла Виктория свой взгляд
— Скажи еще, что это не так — ухмыльнулась Оксана, начиная стоя перед парнем пить жадно вино с бокала
Сладостью насыщенные сахарные вкусовые оттенки вина будоражащей страстью вливались в раскрытый рот Оксаны, оставляя на её губах сладкий осадок. Приятная нежность этого алкоголя начала разогревать кровь в жилах Оксаны, подобию закипающего перед извержением вулкана, погружая сознание в водоворот нахлынувшей страсти. Питательная сила столь поразительно вкусного алкогольного напитка заставляла испить с каждым глотком все больше и больше, вызывая при этом дикую жажду. Согревающая его способность разжигала огонь внутри Оксаны диких необузданных сексуальных эмоций, заставляя сердце трепетаться в бешеном такте искушающего похотью ритма.
— Можно подумать как будто ты раньше не пила вино
Удивилась Катерина, положив руку на ягодицы Оксаны, изумилась в улыбке как алая капля, сахарной вязкости вина, стекая с губ огибая подбородок, плавно начала скатываться, плавно устремляясь вниз. Ублажая себя легкостью эротических стонов, Оксана, ощущая поразительную нежность ладони девушки на своей попке, переступала стоя перед диваном, на котором сидела Виктория, раскрыв от удивления рот.
— Тише-тише Оксанка — убаюкивала она шепотной речью, позволяя в этот момент, Катерине оторвавшись губами от бокала с вином коснуться алыми губами подбородка, по которому стекала плавно багровая капля вина — Ты так возбудишься раньше времени
— А что в этом плохого? — повернув голову набок чуть запрокинув, возбужденной похотью лазурных голубых глаз, обратилась Оксана, постанывая легкостью эротического стона
— Оксана послушай — встала тут же с дивана Виктория, удивившись возбужденности Оксаны — Все только и говорят о твоих скинхедах
— Не думала, что слух распространился досюда — поставив пустой бокал из-под вина на разнос проходившей рядом девушки с ним — А что говорят то?
— Говорят что ты теперь королева скинхедов — пояснила Катерина, обвивая рукой талию Оксаны
— Что за бред — рассмеялась озорным смехом Оксана — Не покажешь ли теперь новую бильярдную Романовых — обольщаясь нежности руки на своей тали, спросила она, повернувшись к ней лицом
— Сам следователь Нечаев был просто поражен тем, как ты сегодня заступалась за этих рецидивистов, что избили твоего Сережу — говорила Катерина, направляясь вместе с Оксаной по залу гостиной
— Да что ты говоришь — изумилась в шикарной улыбке безупречных алых губ Оксана, с трудом сдерживая эмоции чувств, скрытых к Коновалову
— Боится как бы не стать одной из пешек белокурой королевы — пояснила Катерина, когда они подошли к лестнице, что вела вниз над перилами, которой висел портрет Наполеона
— Я думал что Изабелла Романова не пускает к себе больше в дом блондинок — удивился парень сгорая по образу Оксаны
— Для Оксаны у нас всегда исключение — нервно объяснила Виктория, позволяя своему кавалеру взять её под руку
— Оксана королева скинхедов — рассмеялась Катерина, спускаясь под руку с Оксаной по винтообразной лестнице вниз, подвал этого дома
— Заткнись ты уже — огрызнулась Оксана, любуясь прелестью сгорающих диким пламенем восковых свеч в подсвечниках на стенах
— Сам Нечаев так сказал — продолжая смеяться, говорила Катерина — Что скинхеды усадили на свой трон белокурую наглую молодую девку
— Я тебе сейчас врежу — с угрозой прошипела Оксана, была крайне недовольна тем, что говорила Катерина
Большая, довольно просторная комната, была покрыта зелеными стенами с большими зеркалами и картинами эпохи возрождения в дорогих лакированных рамках. Четыре шикарных бильярдных стола располагались в центре этого помещения. Даже лампы зеленого плафона висели над каждым из столов по три штуки, освещая каждый его угол с максимальной яркостью. Безупречно гладкий кий попарно лежали крест, накрест на каждом из столов, а сами шары были уложены в форму треугольной фигуры в центре стола. Обнаженные девушки танцовщицы танцевали у шеста, возбуждающий эротический танец под тихую музыку dubstep. Романов стоял со стаканом, наполненным до половины виски, разговаривал с одной из молоденьких темноволосой официанткой, обсуждал весьма похотливый разговор. Девушки официантки, все были либо шатенки, либо брюнетки, даже с явной прелестью кашемира, но к удивлению Оксаны даже из танцовщиц не было ни одной блондинки. В воздухе этого бильярдного помещения пахло сигаретным дымом, изысканным вкусом коньячных изделий, а так же парфюмом женской прелестью жасмина и фиалки. Безупречный запах помады Оксана почувствовала, когда прошла мимо стоящих у стены целующихся обнаженных девушек, прелесть их страсти оставляла на их лицах размазанный след помады с каким насыщенным пьяным голодом они ублажали себя прелестью слияния горячих возбужденных губ.
— Чего только не ожидала от дома Романовых — восхитилась Оксана лучезарной улыбкой, спустившись полностью с лестницы под руку с Катериной — Но бильярдную и такой праздник, должна признать они прекрасно постарались
— Еще бы пока ты была в Москве, тут шла полномасштабная стройка — рассмеялась Катерина, взяв у рядом проходившей официантки бокал с вином
— А откуда ты знаешь, что я была в Москве? — удивилась Оксана, проходя мимо бильярдного стола
— Романов кое-что сделал, чтобы эти снимки не распространились дальше этого дома
Указала Катерина взглядом возбужденных искушающих похотью глаз на снимки, что лежали на столе, возле которого они с Оксаной остановились. Снимки с камер московских улиц зафиксировали автомобиль Honda S2000, за рулем которого была Оксана. Аэропорт, трасса М4, садовое кольцо, снимки были сделаны с разных ракурсов, причем на одном из них, на заднем фоне, было явно видно мигалки полицейских машин.
— Представляешь, как ты дорого обходишься Романову теперь
Пояснила Катерина, аккуратно указательным пальцем развела снимки в сторону, чтоб Оксана могла достаточно хорошо разглядеть там свое лицо.
— Естественно такая услуга Оксана не бесплатная тебе придется расплатиться
— Я с тобой сегодня же расплачусь — улыбаясь шикарной улыбкой, согласилась Оксана, взяв из рук Катерины бокал с вином
— Не со мной — рассмеялась Катерина, заметно снизила тон возбуждающего голоса — Изабелла чуть ли не на коленях просила у Романова наказать тебя самым естественным и неприятным для тебя образом и ты знаешь, ей удалось
— Пускай сосет член своего мужа
Рассмеялась Оксана, медленно поднося бокал с вином к своим губам, раскрывая алую прелесть, издала легкой насыщенностью эротический полный страстью стон.
— Представить даже не могла, что нашу Оксану решили проучить — встала за спиной Виктория, нежностью своих худых рук обвила плечи Оксаны
— Тебя такой честью не удостоили — возразила Катерина, недовольно посмотрев на девушку, что стояла за спиной у Оксаны, прижимаясь лицом к её спине
— Ну, я бы с удовольствием на это посмотрела — выразила она желание страстью насыщенного похотью голоса, проурчала подобию дикой возбужденной кошки
— Только сначала я накажу тебя и тебя
Отрываясь от бокала с вином, ощущала Оксана во рту сладкую сахарную прелесть вина, гармонично сливающуюся, со слюной, поставила его на край бильярдного стола.
— Давай пока не будем думать об этом — предложила Катерина, встав лицом к лицу с Оксаной
— Разыграем партию — улыбаясь пьяной красивой улыбкой алых губ, сделала предложение Оксана
— А ты умеешь? — удивилась Катерина, с какой настойчивостью Оксана взяла в руки кий
— С каждым забитым шаром, соперник снимает по одной из вещей — протирая кий мелом, внесла некую, коррективу в правила Оксана
— Ты хочешь раздеться здесь при мужчинах? — удивилась Катерина, поддержав такую идею взяла в руки кий
— Они же целуются голые — указала Оксана взглядом возбужденных похотью глаз на двух целующихся девушек у входа
— Поддерживаю — согласилась Катерина, протирая кончик кия мелом — Желаю раздеть тебя тут до полного обнажения, а так же самой из моих рук напоить тебя вином
— М… да ты у нас извращенная натура — рассмеялась Оксана, кивая Виктории убрать треугольную форму, встала напротив большого висевшего за спиной зеркала
— Я разобью — предложила Катерина, наклоняясь к столу, опираясь на него локтем
Легкостью руки Катерина ударила кием по белому шару в центре стола, заставляя его силой молниеносной инерции покатиться к шарам, находившимся в центре. Сильным ударом шары разбросало по столу в разные стороны, рядом с лузами. Темно-синий покрашенный сплошной шар катился спокойно по направлению крайней правой лузы, достаточно плавно попал в него.
— Ну и?! — спросила, обращаясь к ней Оксана, присаживаясь на край стола, указывая на себя взглядом какую вещь снять
— Снимай блузку — на отмажь ударив требовательно заявила Катерина, от чего белый шар разбил собравшуюся кучу в дальнем левом углу стола но случайно не забив не одного в лузу
— Ну не всегда же будет тебе везти
Надула алые губки бантиком Оксана, расстегивая пуговицы белой блузки, легкостью порыва скинула её на бильярдный стол. Наклонившись к столу, Оксана, держа кий, выбрала красный полосатик, легкостью плавного удара по белому шару забила красный полосатик в лузу, рядом с которой, он находился.
— Полагаю, ты попросишь платье? — застенчиво обратилась Катерина, посмотрев на Оксану искоса из-под прядей черных, густых как уголь волос
— Полагаю, ты отлично умеешь читать мои мысли — наклонилась Оксана к столу, выставив изящную красоту бедер, нацелилась на оранжевый полосатый шар
— Это последнее что ты можешь сделать — рассмеялась Катерина, позволяя рукам прозорливой Виктории освободиться от легкого фиолетового платья
Столь же плавно почти по касательной Оксана ударила по белому шару, направляя его в сторону оранжевого полосатика. Ударившись о борт стола, шар отскочил обратно прямо по направлению к центральной правой лузе. Плавное и достаточное легкое попадание его в лузу поразило Катерину, от чего она, раскрыв рот, так удивленно посмотрела на Оксану.
— Чулки снимешь — приказным тоном, распорядилась Оксана, пока извращенная похотью брюнетка сидела без платья на краю бильярдного стола
— Но туфли одену — возразила Катерина, скидывая туфли с ног
— Одевай
Холодно согласилась Оксана, нацеливаясь на коричневый полосатый шар, в момент, когда рука дрогнула. Ударив по белому шару, Оксана в пустую, ударила его о борт стола, от чего шар, коснувшись коричневого шара, остановился, прокатившись всего несколько сантиметров.
— Ой, нашей Оксанке вновь не повезло — саркастично улыбнулась Катерина
— Молчала бы кошка — огрызнулась Оксана, уступая место на столе, отошла в сторону
— Ты только дорогуша не плач — выражая сарказм, пожалела Катерина, состроив подлую улыбку на манящих к себе алых губах
— Посмотрим, кто будет плакать, когда ты голая тут будешь стоять, хотя нет туфли так и быть я тебе оставлю, а вот трусики стяну сама — держа кий обеими руками, Оксана одной рукой, сжимая его пальцами, провела по его гладкому стержню
Выбрав красный шар на столе, Катерина нагнулась, подняв ногу, забираясь на стол, наступая на него правым коленом. Отразив шикарную красоту бедер и выразительный объем обнаженной груди, Катерина ударила по белому шару. Плавностью и легкостью удара по касательной вскользь, Катерина забила белым шаром красный шар в лузу.
— Черный бюстгальтер — улыбаясь коварством завораживающей взглядом улыбки алых губ, выразила Катерина своё желание, оставаясь сидеть на столе в согнутом положении
— Позвольте мне Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Романова за спиной — Вижу, игра становиться напряженной, надо было тебе Катерина хоть бюстгальтер одеть, все же была бы равна с Оксаной Владимировной
— Я и так её выиграю — гордо заявила Катерина
— Еще посмотрим — возразила Оксана, обольщаясь пальцам Романова с какой поразительной нежностью, он застегнул застежку черного бюстгальтера — Сергей Викторович у вас такие нежные руки я прям, таю в них
— Вы же моя белокурая королева — прошептал Романов под ухо Оксане, когда она, облокотившись на него спиной, запрокинула голову к нему на плечо
— И как такое я могла забыть — рассмеялась Оксана, довольствуясь ноткой завораживающего мужского шепота, заметила, как вместе с коричневым шаром Катерина вогнала белый шар в лузу.
Лямки черного бюстгальтера плавно скользили по рукам Оксаны, обнажая сочную объемную красоту её груди. Романов обеими руками придерживал за чашечки черного бюстгальтера, освобождая от стягивающих оков грудь Оксаны, представив её на обозрение Виктории и Катерины. Полностью освободившись от этого нижнего белья, Оксана сжала крепко пальцами кий, что держала в руках, отпрянула спиной от тела Романова, которым так пленительно пахло виски и табачным дымом.
— Ты даже не представляешь, что ты следующим снимешь — коварством блистательной улыбки, Оксана, обольщаясь поддержки ладоней теплых рук Романова на своих бедрах, забралась на стол
— Как бы ты их быстрее не сняла — обиженно возразила Катерина
— На мне еще и юбка есть — рассмеялась Оксана, ставя белый шар в удобное для себя положение оставаясь сидеть на столе в согнутом положении, нацелила на него кончик кия
Легкостью касания Оксана коснулась кием белого шара, направляя его в сторону коричневого полосатика, поразительно просто вогнала его в лузу. Катерина просто обомлела смутившись того что с ней сейчас сделают. Прозорливая брюнетка, оставаясь стоять у стола, положила свой кий на его край, разводя руки, в стороны позволяя победителю раздеть её.
— О…. да как я об этом мечтала
— Из-за того что у меня не было бюстгальтера снимай сначала юбку — заявила испугавшись Катерина, заметив с каким хищным взглядом Оксана отложила бильярдный кий
— Что мелочиться — улыбнулся чертовски привлекательной, по мнению Оксаны улыбки, Романов, встав между Катериной и Оксаной — Предлагаю доиграть партию голыми
— Что?! — возмутилась Оксана, ощущая на своей талии руки Виктории, нежность которых вцепилась тут же пальцами в собачку молнии — Только после выпитого бокала вина
— Я согласна — изъявила желание Катерина
— При таком только условии Сергей Викторович
Строгостью голоса выразила Оксана свои требования, ощущая как под властью нежных рук, приятным завораживающим скольжением скользила юбка по бедрам, падая плавно на пол.
— Виктория — обратился Романов, нежностью теплых рук снимал фиолетовые трусики с Катерины, допустил, чтобы они плавно упали на пол — Распорядись, чтобы у Оксаны Владимировны был бокал вина
— Хорошо Сергей Викторович — радушно улыбаясь, согласилась Виктория, вцепившись коготками в резинку черных трусиков Оксаны
— Давай быстрее
Прошипела ненавистью испытываемой к этой девушки Оксана, чувствуя, как резинка нежностью скольжения плавностью трения скользила по бедрам, падая плавно на пол.
— Жду не дождусь когда выиграю эту партию — выражая наглость характера, заявила Оксана, перешагивая через лежащие на полу трусики
— Позволь я тебе помогу его забить — выразила свою помощь Катерина, взявшись за кончик кия, что держала Оксана руками
— С удовольствием, если победа будет принадлежать исключительно мне
Облокотившись, спиной на стол, Катерина взглядом поманила за собой Оксану, когда она наклонилась к ней, держа кий одной рукой. Выставляя два пальца между кончиком кия, что располагался рядом с белым шаром. Направляя кончик кия в таких горячих объятиях, в которых сердце Оксаны трепеталось под жаром искушающего дыхания Катерины, что направила кончик кия на белый шар под таким углом, чтобы он после удара о белый шар задел красного полосатика.
— Тише-тише Оксанка ты вся дрожишь — шептала Катерина в открытые алые губы Оксаны
— Это потому что я пиздец как хочу тебя — изнывая возбужденным эротическим стоном, простонала Оксана, положив другую руку на руку Катерины
— Сейчас все будет — заверила Катерина
— Скорее бы — стонала от переизбытка сексуальных ощущений, чувствовала, как трепетно дышала под ней Катерина
— Оксана вот бокал вина — доложила Виктория, поставив его на край стола
Достаточно хорошо ударив кием по белому шару, Оксана заставила его пронестись, не задевая шары, окрашенные сплошной краской. Ударившись о красный полосатик, он силой инерции толкнул его о борт бильярдного стола. Отражаясь о стенку стола, красный полосатик устремился в центральную левую лузу. Ударяясь о грани лузы, он словно никак не хотел заходить, но все же спустя продолжительное волнительное мгновение, которое Оксана провела с раскрытым ртом возле губ Катерины, обрадовалась тому, как желанный шар зашел в лузу. Не сдержавшись, Оксана забралась тут же на стол, слившись с губами Катерины в единой силе эротического поцелуя. Гармоничность слияния страсти языков, во рту у Оксаны вынудили её, оставаясь стоять на коленях бильярдного стола развести немного ноги в стороны.
— Поразительно красиво правда
Коснулась Виктория снизу кончиками пальцев лобка Оксаны, когда она слилась жарким поцелуем с Катериной на бильярдном столе.
— Сергей Викторович разрешите, пожалуйста — едва контролируя свой пыл, спросила Виктория разрешения, у Романова проводя кончиком указательного пальца по промежности возбужденных половых губ влагалища Оксаны — Уж очень как хочется
— Не надо Виктория
Возразил Романов, коснувшись запястья руки Виктории, вынудил её убрать руку с промежности мокрого влагалища Оксаны.
— У нас для Оксаны Владимировны есть особый подарок на эту ночь — коварством скрытого характера заявил он, положив жаркую ладонь руки на выставленные упругие ягодицы Оксаны
— Надеюсь, он мне будет по душе?!
Задыхаясь от нехватки воздуха, оторвалась Оксана от губ Катерины, стоя на коленях, над её телом, что лежало на бильярдном столе, поинтересовалась Оксана. Смачно облизывая покрытые слизью слюны губы, Оксана испытывала сильное возбуждение, взяв в руки бокал с вином, что стоял рядом с её коленом. Ощущая нежность обворожительно теплых ладоней Катерины на своей сочной груди, Оксана, закрыв лазурные голубые возбужденные глаза, с жадностью начала пить вино с бокала, делая большие глотки. Сахарный поистине сладкий эликсир фонтаном водоворота страсти вливался в рот Оксане, сказочно гармонируя с прелестью вкуса слюны, остатка после поцелуя. Головокружительная сила алкоголя кружила голову, комната, словно уже плыла, даже когда Оксана обольщалась его сладкому вкусу с закрытыми глазами.
— М… какое вкусное — оторвалась Оксана, от бокала позволяя нескольким багровым каплям попасть сначала на губы, плавно стекая, огибая подбородок, начали падать вниз — А как возбуждает я прям вся…
Случайно откинувшись назад, Оксана упала прямо в руки Романову, что тут же поймал её не давая упасть с бильярдного стола на пол, а пустой бокал чудом успела поймать Виктория. Оказавшись в приятных крепких желанных объятиях Романова, Оксана, искушая взглядом Катерину, Викторию и самого мужчину, что держал её на руках, запрокинула голову, вниз издала насыщенный эротической страстью стон. Такое блаженство продолжалось всего несколько секунд и вскоре Романова, поставил Оксану на ноги, придерживая рукой за талию.
— Да она же налакалась вдрызг! — возмутилась обиженно Виктория
— Виктория распорядись, чтоб девушкам принесли халаты, отдал распоряжение Романов, держа Оксану на руках
— Хорошо Сергей Викторович — послушно согласилась Виктория, направляясь по бильярдной комнате к девушке официантке — Но думаю, Оксане он врятли понадобится — тихим шепотом прошептала она потом, чем вызвала у Оксаны после такого неприязнь к себе
«Порой мне кажется, что эта сука, просто пиздец, как много себе позволяет», прикусывая краешек губы, выражая недовольством учащенным дыханием, грубо подумала про себя Оксана.
— Оксана Владимировна, как себя чувствуете?!
Спросил Романов, придерживая сзади Оксану за талию не позволяя ей упасть, когда слабость, под влияние сокрушающей силы алкоголя, вынуждало её снова упасть.
— Было бы лучше окажись я сейчас в вашей постели — изнывая сильным возбуждающим стоном, ответила Оксана, запрокинув голову на плечо к Романову, повернула к нему раскрытые алые губы закрывая глаза — Или в постели с моей Катериной — добавила потом она
— Ну, это можно будет устроить, как только Виктория принесет вам халаты — успокоил Романов, теплотой нежностью обеих рук обвил бедра Оксаны, своей грудью, пленяющей касания черного пиджака, не давал ей упасть — И вы сразу же пойдете, проводить свою ночь в плену соблазнов
— Вы так искусно говорите Сергей Викторович — коварством подлого характера прошипела Оксана, поддавшись сильному сексуальному искушению голоса Романова
— Вот ваши халаты
Почти тут же вернулась Виктория, держа на согнутой в локоть руке пару халатов черного и белого цвета, выполненного из колоссально легкого и нежного шелка. Черный материал, которого, Оксане пришелся по вкусу, она резко сдернула его с руки девушки, вцепившись в его ткань когтями. Поразительная ласка соприкосновения с бархатистой кожей, сводила Оксану с ума, когда она надевала его на себя, ерзая ягодицами через черный халат, по деловому костюму Романова. Искушая себя стонами, Оксана, позволяла рукам Романова взяться за сочную красоту объемной груди, скрыть поистине зрелую её красоту за тонкой тканью черного халата. Повернувшись тут же к нему лицом, Оксана жаждала поцелуя от Романова, раскрыв перед ним пьяные, извергающие перегар горячего дыхания, губы.
— Катерина проводи Оксану Владимировну в комнату — распорядился Романов, взявшись обеими руками за согнутые в локти руки Оксаны, отодвинул её от себя
— Сергей Викторович я, что вам уже не нужна?! — ранимо воспринимая близко к сердцу этот поступок, отразила Оксана влагой наворачивающихся слез на лазурных голубых глазах
— Именно это я и собиралась сделать — заявила Катерина, одевая на свое тело белый халат, скрывая за его тонкой материей красоту сексуального тела
— И сама проследи, чтобы ночь прошла для неё сказочной
Игнорируя пустые доводы Оксаны, изложил свои требования Романов, прощаясь с ней, лаской сказочной нежности тепла ладони, провел он по её ягодицам. Проникая при этом пальцами за грань одетого на Оксане черного халата, оставляя на коже приятный осадок прикосновения.
— Я ведь рассчитываю на большее
Прижимаясь вновь к телу Романова, заявила Оксана, согнув в его объятиях ногу в колено, на уровне его талии. Сгорая голодной страстью сексуального искушения, Оксана допустила так, чтоб его пальцы оказались на промежности возбужденных половых губ.
— И думаю, вы меня понимаете
Требовательно возбужденного взгляда изъявила желание Оксана, прошептав завораживающим слух шепотом под ухо Романову, продолжая впадать при этом в его объятия. Позволяя его среднему пальцу слегка лишь подушечкой проникнуть в промежность влагалища Оксаны. Запрокинув голову назад, держа руки на плечах Романова, Оксана, издавая эротический стон, чувствовала, как нежность его гладкого поразительно приятного теплотой пальца проникала внутрь влагалища. Обнажая при этом случайно сочную грудь, держа голову запрокинутой, а возбужденные похотью глаза закрытыми, Оксана всеми стенками влагалища чувствовала это проникновение пальца Романова, что трением сокрушающей разум скольжения, скользил по кончику мокрого клитора.
— Так все Оксанка пошли и отсюда — схватившись за руку Оксаны, она дернула её на себя, не давая пальцу Романову пройти в её влагалище по среднюю фалангу
— Ебанулась блядь! — взвизгнула Оксана, с дикой болью сорвавшись с пальца Романова, что уже был в ней — Мне больно ведь — стиснув зубы от боли, стерпела она резкую боль промежности ноющих половых губ
— А мне плевать — холодно заявила Катерина, взяв под руку Оксану — Я забираю тебя отсюда, потому, как ты не умеешь себя вести
— Тем более давно пора было это сделать
Улыбаясь подозрительной улыбкой, выразила Виктория свои желания, держа в руке пустой бокал из-под вина, провела указательным пальцем по его грани, по той части, на которой, остался щедрый алый след от губ Оксаны.
«Что за блядь бред, я ласки хочу, а они хуйню тут несут», возмутилась Оксана надув обиженно губки, начиная учащенно дышать, треснула ладонью руки Катерину ягодицам через халат.
— Ай….! — стиснув зубы, взвизгнула Катерина, по выражению её угрожающего лица, Оксана, поняла какую боль, она вытерпела, когда сжимая другую руку в кулак, потрясла её несколько раз
— Не заставляй меня, пожалуйста, ждать — выразила Оксана собственное желание, сжимая тут же раненную попку пальцами наглой руки
— За это ты заплатишь, дорогой ценой — прошипела недовольно Катерина, ударив по руке Оксаны, что сжимала пальцами её ягодицы, направилась вместе с ней к другому выходу
— Уже мечтаю это сделать — говорила Оксана, повернувшись к губам Катерины, когда она так удивленно на неё посмотрела, остановившись у большой двустворчатой черной двери, щедро покрытой лаком — Оказавшись вместе с тобой в одной комнате
— Уверена, тебе понравится сюрприз, что тебе приготовили Романовы, я лично была поначалу против — словно пытаясь найти отговорки, говорила Катерина, открывая перед Оксаной дверь, позволяя ей войти первой
Большая винтовая лестница, багровые стены, пламя горящих свеч в подсвечниках, все взывало к дикой необузданной страсти. Аромат этого помещения пропитался сокрушающей похотью дикой розы, чем были заправлены свечи, излучая столь сильный вкусовой сексуальный оттенок. Тенистые блики теней пламени свечи, искушали танцем ритмичного движения по стенам, когда Оксана, виляя роскошной красоты упругих ягодиц, поднималась по ступенькам лестницы, сразу на второй этаж дома Романовых. Через стены этого помещения было слышно, как играла тихая музыка рояля, слышался женский пьяный смех, эротические стены с комнат на втором этаже.
— Тишина одного тока этого места меня уже настораживает — поделилась впечатлением Оксана, поднявшись на второй этаж дома Романовых, коридор которого был погружен в полумрак ночи
— Ты же ведь со мной идешь — поддержала Катерина, коснувшись слегка кончиками коготков обнаженных ягодиц Оксаны
— Вот поэтому и настораживает — рассмеялась пьяным смехом Оксана, ощущая нежность теплой руки на попке, направилась по красной ковровой дорожке — В любой момент захочу, тебя потому что тут взять
— Оксана нам не туда — возразила Катерина, быстро схватив Оксану за запястье, потянула на себя
— Дура блядь — прошипела Оксана, спотыкаясь, едва удержавшись на ногах, чуть не потеряла равновесие — Я чуть не упала
Второй этаж был окутан сумраком предвкушающей ночи, лишь тихий танец пламени нескольких горящих свеч, слегка разогревал атмосферу света. Тенистые оттенки пламени восковой свечи танцевали необузданный танец, пленяя взгляд плавностью горячего плавностью горячего пламени, что отражалась тенью по стенам этого коридора. Две девушки, одна сидела на комода, рядом с керамической вазой алых роз, горячей страстью поцелуя слились, воедино находясь под горящей свечей настенного подсвечника. За стеклом большого окна на подоконнике, которого сидела темноволосая девушка в черном коротком вечернем платье, раздался мощный салют на площади возле дома Романовых, от чего девушка вздрогнула, тихо издавая едва слышный стон испуга.
— Насколько я понимаю это комнаты Изабеллы — удивилась Оксана, заметив знакомые черные большие двери — Уж не думаешь ли ты что мы с тобой настолько сильно охуели, чтобы позволить себе спать в её змеином логове
Обратилась Оксана к Катерине, подходя по красной ковровой дорожке, расстеленной по всей длине коридоре, от волнения сжала легонько ладонь её руки.
— А тебя разве это смущает? — удивилась Катерина, встав спиной к закрытой двери, посмотрела возбужденными, сияющими блеском глазами на Оксану, в которых отразился блеск взрывающегося в ночном небе салюта — Уж я то ведь знаю, в душе ты себя тоже считаешь такой же стервой что и Белла
— В какой-то мере да — согласилась Оксана, когда Катерина открыла ведер ней двери комнаты Изабеллы Романовой
Багровые стены, отдавали частичкой оттенка необузданной страсти сирени, цвета черного кофе с красным отливом паркет пола. Стеклянные двери, что вели на балкон, были открыты, занавесь черных штор в гармонии слияния с белой за ними занавеской заколыхались подобию порыва ветра, как будто тормоша парус на мачте корабля. Большая белая кровать, на которой белоснежного цвета были шелковые пышные простыня, бамбуковые подушки, все было аккуратно уложено и заправлено. Электрические светильники в форме серебряных подсвечников стояли на тумбочках по обеим сторонам кровати. Большая хрустальная люстра, что висела в центре этой спальни, были полностью выключена, позволяя электрическим подсвечникам создавать атмосферу искушающей романтики. В центре комнаты стоял роскошный накрытый щедрым изобилием фруктов, горячих блюд дубовый стол, кончике белой накрытой скатерти накрытой на нем колебали при порыве врывающегося в комнату сквозняка деревенского ночного воздуха. Белые мягкие стулья с высокой спинкой в количестве четырех штук, стояли по периметру стола. В самой комнате помимо ночного воздуха цветущей на улице зелени, дико пахло ароматом лаванды, сокрушающей страстью запаха Изабеллы Романовой.
— Ах…. я всегда знала, что ты нежная натура — рассмеялась Изабелла железным чертовски привлекательным голосом, завораживая нотой слуха — Пойдем наверно Оксана с Катериной уже пришли
— С кем она там говорит? — возмутилась Оксана, суровым взглядом одарила Катерину, входя в комнату, перешагивая через порог открытой двери
— Сейчас все узнаешь это сюрприз для тебя — осторожничала с ответом Катерина, медленно едва слышно закрывая дверь за спиной Оксаны, создавая скрытой мимикой лица интригу
— Моя дорогая Оксана все-таки решила нас посетить — вышла с балкона, входя в комнату с распростертыми объятиями возбуждая интонацией голоса, говорила Изабелла
Темноволосая женщина, образ который был схож с Клеопатрой, гордой самовлюбленной походкой, располагая ноги в момент каждого шага крест накрест вошла в комнату. Зеленое, ядовитого цвета платье на этой женщине облегало все самые пикантные прелести её тела, отражая чашечками сочную большую грудь, осиную талию, а вырезами с боков роскошные упругие бедра. Высокий каблук столь обаятельных зеленых туфель, удачно подобранных к цвету платья со стразами, излучали едва видный блики падающего на них света. Бархатистая кожа оголенных плеч, рук, даже бедер, чья красота которых вырисовывалась благодаря вырезу с боков платья, а так же грудь все было пропитано щедрым блестящим слоем лавандового масла. Запахом, которого, сгорала сильным сексуальным предвкушением эта темноволосая зеленоглазая искусительница.
— Как же я по тебе соскучилась — коварством щедро накрашенных алых губ, выразила Изабелла свое впечатление, направляясь к стоящей Оксане, возле входных дверей её комнаты
— Чего не скажешь о тебе
Скривила недовольно губы Оксана, позволяя ей обнять себя холодными леденящим прикосновением руки за ягодицы, её пальцы тут же проникли за грань материи черного халата.
— Хотела сказать взаимно — выдавила из себя ложь Оксана, позволяя пальцам этой зеленоглазой женщине разминать пальцами свои ягодицы, находясь у неё в объятиях
— Ну же Оксаночка поцелуй меня — требовательно сморщив губы, заявила Изабелла
— Нет Белла! — не давая сказать не слова, вмешалась тут же Катерина, коснувшись пальцами открытого плеча Изабеллы — У нас тут другие намерения
— Ах…. ну-да, ну-да и как же я могла забыть — выражая саркастичное сочувствие, делая вид, что как будто огорчилась, вздохнула Изабелла, отпуская Оксану из своих объятий
— Здравствуй Оксана — набравшись смелости, вышла загадочная гостья Изабелла, от вида которой Оксана раскрыла рот от удивления, не зная, что и ответить
— Роксана! — потеряв дар речи, Оксана тут же протрезвела, делая шаг назад, впадая в объятия Катерины — Какого блядь хуя?! — повернулась она лицом к брюнетки, что до сих пор скрывала истинную цель прибытия здесь её
Темноволосая молодая девушка была одета в сиреневое пышное легкое платье, с закрытыми плечами, длинными рукавами. Прелесть стройных, манящих взгляду, ног, вырисовывалась силуэт пленительным изгибом, скрытых под тонкой материей платья. Пышные черные, подобие углю, лежащему на глубине недр земли, были волнистые волосы, огибающие её шею, струей волнообразного потока падали на её плечо. Удивительным сочетание был лазурно голубые глаза, что сияли блеском отражаемого в них света, очертания их выразительности прятали скрытые замысловатые ранимые душевные чувства и вдруг неожиданную симпатию. Взгляд Роксаны помимо всего прочего казался словно раздавленным, как будто столь сильную и характерную натуру смогли сломать, под влиянием эмоций окружающих людей.
— Что папочка тебя отверг да — прошипела Оксана, впадая в объятия к Катерине, повернула голову чуть набок — И ты пришла плакаться накануне своей свадьбы этой змее — давила беспощадно она потоком выплескиваемых спьяну эмоций
— Оксанка! — игриво возмутившись полностью раскрыв блестящую красоту глаз Катерина, шлепну через черный халат легонько ладошкой Оксану по ягодицам
— Изабелла — обратилась к Романовой темноволосая пьяная девушка, держа дрожащими руками бокал вина — Вы же говорили, что Оксана, как моя старшая сестра меня поймет
— Хочу тебе заверить милая моя — пытаясь отлипнуть от объятий Катерины, осталась к ней на полусогнутых руках Оксана — Изабелла Романова через чур много любит пиздеть!
— Оксанка прекрати!!! — громко крикнув, смутилась Катерина, грязной некультурной речи пьяной Оксаны
— А я прекращу — согласилась Оксана, переводя дух, повернулась спиной к Катерине — Когда эта малолетняя дрянь свалит нахуй отсюда!!!
— Оксана прекрати немедленно — приказным тоном распорядилась Изабелла, направляясь в сторону Оксаны — И давай не будем ругаться, сейчас мы все вместе сядем и поужинаем, решим все наши вопросы, я уверена Роксане есть тебе что именно рассказать, даже согласилась сделать тебя свидетельницей на своей свадьбе
— Пускай…..
— Оксана — прикрывая рот Оксане указательным пальцам, не давая ей выговориться, тут же возразила Изабелла — Садись за стол рядом со своей сестрой, сейчас мы все и обсудим
«Зеленоглазая блядь, да как ты смеешь мне приказывать», возмутилась Оксана, надувшись подобию королевской кобры, от переполняемой гордости даже не смотрела в сторону Роксаны.
— Оксанка — обвивая поразительной лаской утопающих в нежности рук плечи Оксаны, обратилась лаской пленяющего слух голоса Катерина — У меня аж сердце кровью обливается, глядя как ты цапаешься со своей сестрой, не могу уже правда на это смотреть
— И что ты предлагаешь мне с этим сделать?! — позволяя Изабелле взяться за свою руку, спросила Оксана, обернувшись в пол оборота
— Предлагаю сначала сесть и спокойно поужинать — благоразумно предложила Изабелла, насильно медленно повела Оксану к столу — А уж потом решить кто с кем будет спать
— Я с Катериной
Сразу же изложила свое желание Оксана, назло Катерине шикарной красотой бедер гордой самовлюбленной походкой прошла по комнате мимо Роксаны, даже не посмотрев на неё. Желая смотреть, как колебались черные шторы в момент проникающей ночной деревенской прохлады через открытые двери балкона, представляя интерес в горении лампочек электрических подсвечников, лишь бы тока не смотреть на Роксану. На белом мягком кресле в левом углу комнаты лежали темно-синие джинсы Роксаны и её кофточка, даже кроссовки девушки стояли рядом с креслом, на котором, по мнению Оксаны, её сестра переодевалась. Белый платок, лежащий на краю стола, за который села Оксана, присаживаясь на теплую прогретую поверхность стула, символизировал иронию драмы, лживых выплаканных слез, произвести и разорвать грань между сочувствием и эгоизмом к своей сестре.
— Катерина дорогая ты не нальешь мне бокальчик вина — презирая даже взглядом Роксану, обратилась Оксана к Катерине, что села напротив неё
— С удовольствием — выражая злобу на лице, ответила, вставая со стула Катерина, взяв в руки графин с вином
— Делай, как я тебе говорила — словно приказным тоном потребовала Изабелла, обращаясь к Роксане, вынуждая её на разговор с Оксаной
— Оксана послушай — положив теплую, приятной нежности ладонь руки на обнаженное колено Оксаны, обратилась Роксана к своей сестре — Я должна о многом с тобой поговорить, во-первых
— Во-первых — строгостью голоса прошипела Оксана, отражая оскал злобы и хладнокровие королевской кобры — Убери нахуй руку с моего колена — гордостью собственного голоса изъявила она свои требования
— Нет! — возразила Изабелла — Не иди никогда на поводу у Оксаны
— Белла прости, ты, что действительно ебанулась решив помирить меня с этой соской — вспылила Оксана, отдергивая руку сестры со своего колена, тут же вскочила со стула
— Оксанка прекрати немедленно — возразила первая Катерина, наливая Оксане в бокал вино, внезапно отразила грань румянца смущения на прекрасном лице — Сядь на свой стул
— Ты смеешь мне приказывать — надула обиженно губки Оксана, с обидой посмотрев на Катерину, повинуясь её воли, выгибая спину отражая красоту эластичных бедер села на стул
— Я же говорила вам Изабелла — вставая со стула, Роксана, находясь в пьяном состоянии, выразила очертания трогательной грани на лице, направляясь к балкону, звонко стукая каблуками сиреневых туфель — Я не желаю с ней иметь больше ничего общего
— Что и следовало доказать еще раз — ухмыльнулась Оксана роскошной бесподобной улыбкой красивых алых губ
— Так стоять! — схватив темноволосую девушку за руку, остановила её Изабелла, вынудив с бокалом вина, проливая смачные его капли себе на грудь — А ты дорогуша, моя прекрати немедленно так себя вести, иначе сильно об этом пожалеешь — грозно посмотрев на Оксану, говорила она ей
«Так понятно, что Белла, что Катерина надеяться, что я пересплю со своей сестрой, я и так это конечно сделаю, только вот, пожалуй, я решу сама, как и насколько красиво это будет для меня», размышляла Оксана, понимая, что исход этой ночи один и зависит он только от неё самой.
— Отец даже не воспринимает меня всерьез — слезно говорила Роксана, залпом осушив остатки вина с бокала — Все время, мне только говорит, а что скажет наша Оксана, да плевать я хотела теперь на то, что она скажет
— Правильно я ведь его самая любимая дочь — назло говорила Оксана, пытаясь ранить так же, как когда-то её ранила своей резкостью Роксана
— Оксана ты, что любишь боль? — удивилась Катерина, подавая в руке Оксаны полный бокал с вином — Ты хоть представляешь, что сейчас может начаться?
— Я пересплю с тобой — взяв бокал из рук Катерины, спокойно мило улыбаясь, ответила Оксана, пожимая плечами, встала со стула
«Блядь даже блефовать не дают, Белла вынуждает меня пойти на примирения с Роксаной через постель», изнуренно вздохнула Оксана, понимая, что иного выхода просто нет, как только по доброй воле пойти на уступки.
— Ага, как же — не согласилась с этим утверждением Изабелла, взяв из рук Роксаны, пустой бокал с вином, пока она, делая так же как Оксана, слизывала смачно остатки вина с губ кончиком языка
— Белла, по-моему, я сама могу решать с кем и как мне спать
Заявила Оксана, обходя стол с обратной стороны, что и Роксана, постукивая по нему коготками, другой рукой изнывая сладостью эротического стона. Медленно поднесла бокал с вином к ноющим по поцелую губам, отразила, находясь при плохом освещении в комнате темный силуэт очертания изгиба сочной прелести ягодиц. Искушая себя прелестью вкуса вина, Оксана, жадно глотая его, стараясь лишиться рассудка перед предстоящей насильственной ночью. Потеки вина стекали с алых губ, огибая плавностью скольжения подбородок падали на черные чашечки черного халата, что сковывали оковами сочную грудь Оксаны, оставляя на них мокрые пятна. Стук женских каблуков, словно куда-то удалился, закрывая за собой входную дверь комнаты, погружая комнату в пустоту сумрака нагрянувшей ночи, под мелодию врывающейся прохлады.
— М…. как прекрасно — танцуя в медленно танце ритма, шикарно покачивая бедрами, оторвалась, задыхаясь от нехватки воздуха, Оксана, от холодной грани пустого бокала, проливая несколько капель себе на халат — Я прям вся горю — изнывая на пике сексуальных пьяных эмоций, прошептала она самой себе
— Так может сестра, позволим себе чуточку расслабиться — прошептала Роксана под ухо Оксане, оказавшись за её спиной
— Ты, правда, так считаешь? — обернулась Оксана, посмотрев в глаза своей сестре, переде медленно ей в руки пустой бокал из-под вина, на котором сохранился смачный след алой помады
— А почему нет Оксана?! — ухмыльнусь пьяной улыбкой Роксана, не понимая, что происходит, пользуясь внушением Изабеллы Романовой
— Вот и я о том же думаю, почему нет да сестренка — раскрыв, мокрые от вина алые губы, горячим возбуждающим похотью шепота Оксана прошептала в рот Роксане
— Нам стоит прекратить вражду — опуская взгляд, согласилась Роксана, взявшись, стоя лицом к лицу с Оксаной, за руки
— Я так устала — изнывая сладостью эротического стона, простонала Оксана, обвивая плечи Роксаны — Как на счет прилечь на кровать Беллы и все обговорить
— На кровати Изабеллы Романовой — удивилась Роксана, с восхищением наблюдая, как Оксана виляла перед ней роскошной красотой бедер, направлялась, ставя ноги крест накрест, к кровати
— А ты видишь здесь где-то еще кровать? — задавая риторический вопрос, наступила Оксана коленом на мягкую постель, выставив шикарные эластичные ягодицы
Голова кружилась под дурманом выпитого большого количества алкоголя, комната словно плыла водоворотом неконтролируемых чувств. Чувствуя согревающую силу вина в своем теле, Оксана, не отдавая себе отчет, развязала черный пояс халата, забираясь на кровать, скинула его с себя. Обнажая нежно плечи, чувствительно приятный материал черного халата, скользил по спине Оксаны, обнажая безупречную упругую красоту ягодиц, подобию листку бумаги, парящему в воздухе, столь же плавно упал на пол. Поразительно мягкая постель, слегка холодила, когда Оксана расположилась стоя на ней на коленях, вцепившись в белую спинку кровати.
— Может, снимешь с себя это платье — предложила Оксана, не имея возможности контролировать неподвластный сексуальный пыл, выставив перед Роксаной шикарную красоту ягодиц
— Только ради тебя сестра — обнажая поразительную красивую кожу хрупких плеч, согласилась Роксана, оставаясь стоять посреди комнаты, окутанной тенью мрака ночного сумрака
— Не бойся — убеждала её Оксана, оставаясь стоять на коленях в кровати, опираясь руками на белую спинку кровати — Белла же тебе сказала, что лишь постель нас с тобой пьяных сблизит
— Я знаю сестра — продолжая оголять скромную размером грудь, согласилась Роксана, сама едва стояла на ногах была под властью сильного алкоголя и силой убедительных речей Изабеллы
— Иди быстрее сюда, мне ведь холодно тут одной стоять — изнывала Оксана, сладостью собственных стонов, закрывая лазурные пьяные глаза, чуть запрокинула голову назад
— Оксана это ночь ведь будет принадлежать нам с тобой?
Скидывая с себя сиреневое платье, поинтересовалась Роксана, медленно стукая каблуками точно такого же цвета туфель, направилась к кровати. Блеклый свет светильником озарил прелесть кожи Роксаны, когда она попала под его поток. Темноволосая девушка была поистине прекрасна, хрупка и невинна, стараясь удержаться на ногах, подходя к кровати, она рухнула на неё, скинув тут же с ног высокие неудобные ей каблуки. Пьяная улыбка розовых губ манила к себе, а поразительное очертание лазурно голубых глаз, ввиду сильно пьяного состояния не отдавали себе отчет в происходящем.
— Будешь так смотреть на меня или может, поцелуешь? — требовательно заявила Оксана, вновь закрывая глаза
— Ты требовательна — заметила Роксана, закрывая глаза, расположившись рядом с Оксаной на коленях в кровати, опираясь так же руками о спинку кровати, выставила красоту упругих ягодиц
— Я просто знаю, чего хочу — заверила Оксана легкостью касания, коснулась губ сестры, сливаясь с ней воедино в поцелуе
Роксана словно не умела целоваться, ерзала губами по губам Оксаны, окончательно слизывая с её губ алую помаду. Оксана старательно раскрывала рот перед ней, но она увиливала от поцелуя, тут же смыкая губы обратно. Поразительная нежностью и неожиданностью оказалось, то как Роксана положила теплую ладонь руки на ягодицы Оксаны. Подловив момент в этой битве поцелуя, Оксана тут же раскрыла рот и всунула язык в рот Роксане. Девушка, раскрыв полностью от такой наглости лазурные голубые глаза, с ужасом посмотрела на Оксану, когда она старательно вцепилась в танец страсти с её языком во рту.
— Оксана я хочу тебя — жаждой нехватки воздуха изъявила Роксана свое желание, оторвавшись от губ Оксаны — Но я не знаю, что делать я девственница и обещала родителям, что лишусь её с мужем в первую брачную ночь
«Блядь ну почему все так сложно», изнуренно простонала Оксана в открытые губы Роксаны, обольщаясь приятной нежности её руки на своих ягодицах.
— Сестренка — прошептала Оксана в её раскрытый рот убедительной нотой пленительного стона, чувствуя сама, как сильно пульсировала волной лавинного потока кровь в жилах — Я не позволю себе нарушить данное тобою обещание
— Но я хочу провести с тобой ночь сама — обидевшись, возразила Роксана
— Ты её и проведешь
— Но как же мы тогда
— Предоставь это мне решать — встав перед ней на коленях в кровати, решила Оксана взять инициативу в свои руки
— Что ты собираешься делать? — поинтересовалась нежностью возбужденного шепота Роксана, обвивая бедра Оксаны, встав перед ней на колени
— Я, брать по праву, что принадлежит мне — заявила Оксана, обвивая плечи сестры, прижалась к ней — Скажу даже, заявляю на тебя свои права
— Я кажется, люблю тебя сестра — укладываясь в постель, неожиданно призналась Роксана
«Пиздец конечно как эту дрянь занесло, не хочу же я быть связанной и против воли своей, быть изнасилованной ею», прикусывая губу, решила Оксана сыграть на чувствах девушки.
— Это же хорошо — улыбнулась взаимной симпатией улыбки Оксана, лежа в кровати, прижалась к телу Роксаны
— Я люблю тебя Оксана — страстью жаждущего голоса, сжимая пальцами ягодицы Оксаны, начала она голодом возбужденной похоти целовать её шею
— Я тоже тебя люблю Роксана — коварством лживой улыбки, решила искушать свою сестру Оксана, впадая в океан её обжигающих шею поцелуев
— Не могу поверить, что мы с тобой вместе Оксана
— Тише-тише — убаюкивающей речью прошептала Оксана под ухо сестре, позволяя её губам впиться губами в розовый сосок сочной своей груди
Роксана старательно сосала грудь Оксаны, водя жаркой рукой по её животу случайно начала опускаться ниже. Расставив ноги порознь в кровати, Оксана почувствовала, как девушка случайно оставила, поддавшись пленительному соблазну выставленный средний и указательные пальцы. Волна сексуальных неподвластных для Оксаны ощущений охватила её, когда девушка жаром дыхания покусывала губами её сосок. Обвивая хрупкие плечи Роксаны, медленно виляя попкой, поддавшись сильному искушению, Оксана начала медленно сползать вниз. Коготки выставленных пальцев девушки уже коснулись возбужденного мокрого влагалища Оксаны, после чего понимая желания этой девушки, решила получить от этого свою выгоду. Раскрыв тут же лазурную красоту голубых глаз, Оксана нежностью ладоней пальцами вцепилась в плечи девушки, издавая стон, сама позволила её пальцам проникнуть промеж мокрых стенок влагалища.
— Ах… — издавая насыщенный сексуальной страстью стон, раскрыв губы, простонала Оксана, держась руками за плечи Роксаны
— У тебя шикарная грудь — похвалила Роксана, обратив внимание, как Оксана уже запрокинув голову держась за её плечи, раскрыв алые губы, садилась на выставленные пальцы этой девушки
— М…. — прикусывая краешек губы, Оксана не могла дальше сесть на пальцы Роксаны, так как третий пальцы коготком задел кончика её клитора
— Оксана что-то случилось? — не понимая, почему так себя вела Оксана, спросила удивленно Роксана
— Мне больно Роксана — изнывая сильным эротическим стоном, Оксана ощутила, как впился коготок третьего пальца Роксаны в её клитор
— Я знаю сестра
— Да не блядь — грубо выразилась Оксана, стиснув от боли зубы — Подогни безымянный пальчик
— О…. прости — поняв, в чем дело Роксана вытащила подушечки двух пальцев из влагалища Оксаны
— Блядь! — лишившись такого удовольствия, огорчилась Оксана
— У меня еще не было секса я не знаю что да как
— Понятно — повела алыми губами Оксана, забравшись на Роксану, расставила сидя на коленях в кровати ноги порознь
— Что ты собираешься делать?
— А тебя что это так сильно волнует? — положив теплую ладонь руки, на живот Роксаны, что колыхался от волнения подобию страсти шторма волн в океане, спросила Оксана —
— Просто хотела спросить — говорила Роксана, подвергая бархатистую кожу ягодиц Оксаны, что оказалась под её лицом жарким огненным возбужденным дыханием — Ты ведь не собираешься лишить меня девственности
— А что если так? — спросила Оксана, коснувшись двумя пальцами лобка Роксаны, медленно скользила подушечками по его гладкой коже
— То я тебе разрешаю — не отдавая отчет, что с ней происходит, согласилась Роксана, обвивая рукой ягодицы Оксаны, она двумя подушечками пальцев коснулась его мокрых половых губ
— Даже если тебе будет больно? — удивилась такому ответу Оксана, разводя в сторону двумя пальцами стенки влагалища Роксаны, она заставила её издать громкий стон — Тише-тише сестренка это всего лишь прохладный холодок проникает в тебя
— Ты ведь не причинишь мне боль Оксана? — спросила она дрожащим от страха голосом, держа два пальца одной руки на влагалище Оксаны
— Как я тебе могу причинить боль сестра — покрывая жаром алкогольного дыхания с алых губ влагалища Роксаны, легкостью возбуждающего голоса успокоила её Оксана — А сейчас я легонько пальцами сожму тебе клитор и проведу языком по стенкам твоего нежного девственного влагалища
— Мне ведь будет больно? — испугалась Роксана, ерзала она в кровати волнами дикой страсти, находясь под телом Оксаны
— Дорогая в первую брачную ночь в тебя войдет член твоего мужа, порвет тебе все там к фарш, будет пиздец просто как больно, будет кровь и он будет грубым — грубостью голоса пояснила Оксана, напугав тем самым девушку
— Давай лучше ты — испугалась Роксана — Ты ведь все-таки врач
— Ну как скажешь — ухмыльнулась Оксана
Легонько двум пальцами Оксана сжала клитор девушки, находясь в темноте сумрака комнаты, под сильным действием алкоголя в голове. Прижимаясь к ней своим телом, Оксана легкостью касания дотронулась кончиком языка до клитора девушки в темноте. Столь сильный жест сексуальных эмоций вызвал в Роксане дикую волну, от чего она сильно испугавшись, начиная извиваться под телом Оксаны, резко силой поразительной боли ввела два пальца ей во влагалище. Издавая дикий эротический стон, Оксана выгнула спину, крайне не ожидала, что эта пьяная девушка засунет в неё полностью два своих пальца. В теле все затрепетало, руки затряслись, опираясь на них, Оксана, раскрыв полностью голубые лазурные глаза, открыв шикарным изгибом алые губы, не могла проронить ни слова оставаясь стоять над девушкой на четвереньках. Волна эротических ощущений пробежала тут же по телу Оксаны, ощущая всеми мокрыми стенками влагалища, пальцы Роксаны в себе, ощутила мокрыми раздвинутыми половыми губами жар плоскости её нежной ладони. Роксана словно не желала вытаскивать пальцы из влагалища Оксаны, а наоборот, обвивая другой рукой её бедра, не давала ей слезть с них. Извиваясь на них подобию танца страсти королевской кобры, Оксана, словно делая большой сексуальный выстрел на эмоциональном уровне, от чего стенки её влагалища покрылись изобилием влаги, а из её раскрытой промежности вытекала тонкая струйка горячей прелести пережитого оргазма.
Оксана рухнула на тело девушки, медленно сползла с него на кровать, лишившись полного остатка сил, изнывала сладкими эротическими стонами. Жарко целуя влагалище Роксаны, начиная тут же его обсасывать, закрывая медленно глаза, Оксана желала, чтобы она вытащила из неё свои пальцы. Не имея возможности даже пошевелиться, делая алыми губами сосательные движения, Оксана касалась несколько секунд влагалища девушки. После чего потеряла сознание, прижавшись к её телу, Оксана даже через сон чувствовала пальцы девушки в своем влагалище, и как из его раздвинутых стенок половой промежности сочился тонкой струйкой эликсир горячей возбуждающей похоти, пропитывая им простынь на которой лежала. Легкостью порыва тихого шелеста листьев, тормоша шторы в комнате, прохлада деревенского воздуха, врывалась в комнату, окутанной тишиной стонов ночного сумрака охватывала, обнаженное тело Оксаны, обжигая холодом её все еще возбужденное влагалище, в котором были пальцы Роксаны. Улыбаясь во сне развратной распущенной похотью улыбкой, Оксана с каждым вдохом, выдыхая потом воздух, издавала стон, сладко при этом посапывая носом во влагалище Роксаны.

***
Холод наступившего деревенского утра, вынудил Оксану проснуться, медленно открывая глаза, когда по телу пробежала легкая дрожь, бархатистую кожу будто схватил озноб. Ощущая щекой, как ночью с алых губ стекала слюна и пальцы Роксаны в своем влагалище, Оксана ерзала губами, чувствуя сильное раздражение промежности половых губ. Поверхность ладони Роксаны уже холодила половые губы Оксаны, поэтому она, набравшись сил, вцепившись когтями в простынь под собой, пропитанной женской прелестью оргазма. Покусывая краешек губы, Оксана медленно сползла с пальцев Роксаны, ощущая каждой стеночкой сухого раздраженного влагалища, как медленно выходят миллиметр за миллиметром из неё. Указательный палец, медленно покинул обитель сухих стенок влагалища Оксаны, когда она стояла уже перед ней на четвереньках, вцепившись когтями в простынь под собой. Покидая влагалище Оксаны, острием коготка он немного поцарапал клитор Оксаны, от чего она, стиснув зубы, чтоб не разбудить Роксану, надувшись как кобра, стерпев поразительную просто невыносимую для неё самой боль, стояла на четвереньках, кипела от злости и от нестерпимого мучения. Подушечка среднего пальца девушки была все еще во влагалище Оксаны, когда она вся тряслась от жуткой боли, набралась сил, плавно вынула рукой палец Роксаны из своего влагалища, положив её руку рядом с собой.
Постель была вся буграми пропитана, пережитой ночной похоти, ароматам женских тел, влагой с их влагалища. По полу комнаты, паркет которого был цвета черного кофе, была разбросана одежда, в комнате пахло свежестью проникающего через дверь открытого балкона деревенской свежестью наступившего утра. На столе, стоящем в центре комнаты, так и остался банкет фруктовых блюд, белая скатерть которого была покрыта каплями багровой прелести вина. За открытыми стеклянными балконными дверями было видно, как колебался могучий тополь, растущий рядом с домом Романовых, на котором было слышно трепетание птиц, окутавших его ветки в хаотичном порядке, подобию солдат формирующие боевое построение на плацдарме.
— Малолетняя дрянь — прошипела Оксана, с презрением посмотрела на спящую пьяную сестру, села на кровати, поджав под себя ноги — Блядь как же голова раскалывается, промежность болит просто пиздец
Говорила Оксана, шепотом дотронувшись кончиками пальцев лишь до лобка сразу же испугавшись боли, отдернула руку, положив ладонь на смятую буграми простынь. Медленно опуская ноги с кровати, касаясь каблуками черных туфель прохладного паркета комнаты.
— Блядь наверно сейчас эта швабра Виктория или её змея Белла сюда припрутся — покусывая нервно краешек губы, услышала Оксана за закрытой дверью комнаты пьяный женский смех
Выгибая спину как кошка, держась руками за край поистине мягкой как перышко край кровати, Оксана встала с кровати, отразив в зеркале, висевшем напротив прекрасное очертание бедер, изгиб роскошных ягодиц, объем сочной большой груди. Пышные золотистые волосы, цвета спелой соломы, покрывали шею, плечи Оксаны, завиваясь в кольца на её розовых упругих сосках. Стукая звонко каблуками по паркету комнаты, Оксана направилась к открытой двери комнаты, из которой веял щедрый запах лавандового масла.
— Поверить блядь не могу — высказывала Оксана недовольства самой себе в тишину комнаты — Что ебливая сука Катерина, как и её змея Белла заставили меня переспать с этой дрянью
Касаясь кончиками пальцев дверного проема, открытой двери, Оксана остановилась в нем, посмотрев, на девушку, что лежала обнаженной в кровати, тихо посапывала во сне.
— Блядь — прошипела Оксана змеей, услышав за дверью стук женских каблуков, быстро зашла в ванную, касаясь каблуками зеленого подобию нефрита цвета кафельной плитки
Прохлада завораживающим прикосновением холода окутывала Оксану, когда она стояла посреди ванной комнаты, обернувшись в пол оборота, положа руку на бедро, смотрела на неожиданного вошедшего гостя в комнату. Колебание фиолетового платья, изгиб икроножных мышц очаровательно прекрасных ног, каблук фиолетовых туфель, все взывало к себе, к образу вошедшей в комнату незнакомки. Девушку с поистине черными, подобию угля добытому в недрах земли, волосами прошла по комнате.
— Кого-то потеряла? — крикнула из ванной комнаты Оксана, вошедшей незнакомки
— Оксанка! — испуганно тихо прошептала Катерина, направляясь к дверям открытой ванной комнаты — Ну как ты себя чувствуешь
— Было бы лучше, если бы ты не была такой сука, как вчера — отражая ненависть и неприязнь на своем лице, выплеснула негативные эмоции из себя Оксана
— Ну, прекрати — изображая милосердие и радушие на лице, полным лживого сочувствия вошла в ванную комнату Катерина, касаясь каблуками зеленой кафельной плитки — Ты же понимаешь, что это только ради того, чтобы вы с сестрой прекратили кусаться между собой
— Да что ты блядь говоришь! — схватила Оксана стеклянную миску с полки, рядом с которой стояла и кинула её в Катерину — А быть изнасилованной против воли это тоже ради блядь ебучего твою мать сочувствия!!!
Стеклянная миска, для лавандового масла набирая силу ускорения, пролетела рядом с Катериной, ударившись, о стену зеленой, нефритового цвета кафельной плитки. Разбившись на десятки мелких осколков от удара о стену, стеклянная посуда посыпалась на пол градом стеклянных осколков. Катерина взвизгнула, испугавшись такого громкого звона, начиная быстро топать каблуками фиолетовых туфель ногами боясь, чтоб осколки стеклянной посуды, не повредили красоту её обнаженных ног.
— Оксанка что ты творишь! — прокричала Катерина, выражая иронией собственного голоса панический испуг, держась ладонями за чашечки платья своей груди
— Убирайся нахуй отсюда!!! — прокричала в истерике на неё Оксана, посчитав себя в душе за её проступок вчера, сильно униженной
— Дура нет! — возразила Катерина, направляясь к Оксане, что стояла голой в конце ванной комнаты, схватив с полки закрытый графин с лавандовым маслом — Белла тебя убьет
— Нет блядь, это я куплю ей сука блядь фаллос, и так глубоко ей засуну, чтоб она навсегда выкинула из головы эротические мысли со мной — прокричала Оксана, хотев, кинуть в Катерину от ненависти графин с маслом, но она успела схватиться за него во время
— Да что с тобой — держась одной рукой за ручку графина, Катерина влепила Оксане крепкую пощечину, свалив удар