Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 3


Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 3

Оставалось чуть меньше часа до наступления нового года, праздник приближался с неумолимой скоростью. За окнами домов в ограде уже начинали постреливать фейерверки и новогодние хлопушки, предшествующие грандиозному празднику целого года. Лай собак не умолкал по всей деревенской округе, будто бурно радовались или пугались от неожиданности разорвавшихся в небе цветных искорок новогодней петарды. Тихим дуновением задувала вьюга на улице, медленно в такт её песни падал мелкими блестящими хлопьями снег. Погода за окном сразу же в новогоднюю ночь обещала радовать жителей деревенской местности, даже колкий мороз, решил сбавить обороты, слегка лишь веял прохладой зимней стужи, совсем не обмораживая жителей поселка, что в пьяном состоянии уже возвращались домой в хорошем состоянии за час до наступления нового года.
Протектор черного представительского класса седана, приятно вминал снег под собой, плавно двигаясь, словно фрегат по волнам под покровом приближающейся новогодней ночи, он стремительно набирал скорость. За черными окнами было видно, как падал мелкими снежинками снег, приятно дул теплый ветер, погода в этот праздник просто радовала жителей поселка. Кожаный салон такого автомобиля приятно доставлял удовольствие Оксане, в момент, когда она соприкоснулась с ним своей спиной, пытаясь переодеться для новогодней эротической вечеринки, что устраивает Изабелла Романова. Скинув с себя абсолютно все, она оставила только красное кружевное белье, а так же красные туфли на высоком каблуке, что отлично сочетались с белыми шелковыми чулками, придавшим сокрушительную эротическую силу ногам Оксаны. Катерина была крайне недовольна поведением Оксаны, пыталась образумить её не принимать никакого участия в доме, что устраивает хозяйка эротической новогодней ночи.
— Оксанка ну зачем тебе это? — вмешивалась Катерина, наблюдая, как Оксана поправила свой красный кружевной бюстгальтер, что сковывал пышную прелесть её груди
— Ну как зачем — удивилась улыбнувшись пошлой улыбкой Оксана — Просто хочу приятно развлечься на эротическом вечере Изабеллы — взяв красную накидку, поджала под себя ноги сидя на кожаном приятно согревающем сиденье
— Оксанка — коснулась Катерина кончиками пальцев колена Оксаны — Только прошу тебя, не поддавайся не на какие игры Изабеллы, она ведь действительно больная женщина
— Да успокойся ты — возразила Оксана, накидывая на обнаженные плечи красную шелковую накидку с красным капюшоном — Все будет нормально
Приятная нежная ткань настолько соблазнительно коснулась спины Оксаны, доставляя немыслимый возбуждающий сексуальной страсти эффект. Тело Оксаны все еще сохраняло прелесть аромата возбуждающих диких роз, скрывая под маской соблазна тонкие эротические ноты. Вкусовой оттенок, которого таил и заставлял впадать людей, как только почувствовав такую прелесть в желание неутолимой страсти возжелать обладателя такой возбуждающий похоть запаха. Дополнением к этому развратному карнавалу, кто согласиться, в нем участвовать была бардовая маска, которая Оксана надела на свое лицо, накинув потом на голову красный капюшон накидки на голову.
— Оксанка ты хоть шубу наденешь? — удивилась Катерина, положив ногу на ногу, чуть приоткрыла с выреза на черном зимнем пальто прекрасную прелесть своих сексуальных ног
— Ну конечно — улыбнулась Оксана, смачно оставляя на своих алых блестящих покрытых блеском помады губах тонкий слой слюны — Зима же ведь
— Оксана ну я тебя прошу — притронулась Катерина к талии Оксаны — Не играй в игры этой дуры Изабеллы, кто знает, что она там придумала
— Все нормально будет — заверила её Оксана, поднимая с пола машины белую норковую шубу
Черный седан въехал через открытые большие красные ворота поместья Романовых, до наступления новогоднего торжества оставалось около получаса. Объезжая вокруг огромного фонтана в центре, черный седан искал место парковки, где все было заполнено дорогими автомобилями. На каменном большом крыльце скопилось человек десять, в основном это были мужчины, но одна дама, в черной карнавальной маске и такой же черной шубе, явно истерически смеялась, кто-то из гостей чем-то её так смешил, от чего она едва держала бокал с красным вином на морозе. Смех и бурные разговоры уже были слышны из открытых окон этого полного развратом дома, даже еще не успел автомобиль остановиться, возле крыльца уже ждал молодой парнишка в черном деловом костюме, играющего роль мальчика на побегушках. Огромное большое каменное крыльцо было украшено красиво светящейся гирляндой, а над входом в дом, где был небольшой свод с крышей, подпирающий огромными каменными колоннами была написана надпись из мишуры эротический карнавал.
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — покачала обеспокоенно головой Катерина — Ты ведь не обязана одеваться так как они это делают, ты особенный гость в этом доме и тебе не нужно принимать участия в этом дурацком новогоднем карнавале
— Но я хочу — приложив указательный палец к губам, Оксана слегка сексуально его прикусила губами — Можно мне хотя бы попробовать, я всегда могу отказаться
— Только когда в тебя засунут член, а потом второй член в рот, отказаться у тебя варианта не будет, Изабелла в этот раз решила обойтись без всяких границ и рамок на карнавале, она обещает мужчинам в эту ночь сделать с женщиной все, о чем они только мечтали
— Ну и ладно — ответила Оксана, как только автомобиль остановился у крыльца и молодой парень, что стоял перед ним, открыл дверь, протягивая руку
— Я улажу некоторые проблемы с Романовым и зайду за тобой — заявила Катерина, открывая дверь с другой стороны машины — Я не позволю этой дуре извращаться над тобой
— Ух-ты — удивилась Оксана, вылезая из автомобиля — Какое разнообразие карнавальных костюмов у этих женщин
— Да и ты выбрала именно самый откровенный — продолжала высказывать недовольство Катерина, взяв Оксану за руку, начала подниматься с ней по ступенькам крыльца
— Да какое тебе дело до того, что я выбрала — возмутилась Оксана, прикусив губу, звонко стукала каблуками по каменным ступенькам
Легкий холод обволакивал ноги Оксаны, пытаясь проникнуть под шубу, окутывая своим чарующим прохладным эффектом. Некоторые гости с весьма любопытным взглядом смотрели именно на Оксану, даже кое-то из женщин одетая в яркий бардовый вызывающий эротический костюм, одарил её своей откровенной вызывающей похоть улыбкой. В доме уже начиналось бурное веселье, гости уже сидели за праздничными столиками в гостиной. Только Катерина открыла дверь перед Оксаной, жаркий одурманивающий поток воздуха смешанный с разными запахами вина, парфюма и женского обольщенного соблазна, уже начинал дурманить разум.
— Прошу позвольте вашу шубу — обратился парень, что помог Оксане выйти из машины — Вы будите участвовать в вечеринке, что устраивает хозяйка этого дома?
— Так все я в это даже слушать не хочу — заявила Катерина, оставляя Оксану одну в этом незнакомом обществе, она направилась к большой лестнице, что вела на второй этаж
«Ну и пошла ты дура, м…. какой милый юноша», подумала Оксана, пользуясь помощью этого парня, сняла с себя белую тяжелую норковую шубу.
— Наверно хозяйка не приготовила для вас столик — говорил парень, держа шубу Оксаны обеими руками, она чувствовала, как он сверлит её взглядом — Если хотите я поставлю в известность, что гостья Катерины Владимировны прибыла в этот дом
— Пожалуй, я сама могу это сделать — заявила Оксана, мило улыбнувшись — Не подскажите, как мне найти Изабеллу?
— Да хозяйка пока что в своей комнате с двумя очень важными обаятельными гостями
«Хм.. кого же он имеет ввиду под словом обаятельными?», подумала Оксана, приветливо улыбнувшись ему, блеснув из-под маски лазурными блеском, что отражали свет большой хрустальной люстры над головой в центре гостиной.
— Не утруждайте себя — заявила Оксана, одарив парня прелестью совращающей улыбки — Я сама разберусь, как мне провести этот вечер
Жидкокристаллический большой телевизор, что висел на стене в гостиной, где на нем вела вечерний предновогодний выпуск новостей телеведущая, когда до нового года, оставались считанные минуты. Тихая романтическая музыка играла с белого рояля, девушка в вызывающем красном эротическом раскрепощенном платье играла на нем чудесную мелодию. Стукая звонко каблуками, Оксана пробиралась между небольшими круглыми деревянными столами, возле которых стояли угловые кожаные черные диваны, на которых уже были проблески сексуального разврата. Мужчина раздел полностью свою девушку, выставляя её тело, что лежало обнаженное на одном из черных кожаных диванов всеобщему обозрению.
«В этом доме ничего наверно никогда не меняется», заметила Оксана как на приготовленную сцену эротического карнавального вечера вышла Виктория, прихвостень Изабеллы.
Виктория была одета в бардовое красное карнавальное платье, что делало её весьма скрытой королевой своих женских прелестей. Золотистые русые волосы этой девушки были сплетены в аккуратный хвостик, связаны красивым бантиком. Лживые голубые глаза этой девушки украшали стеклянные маленькие очки, красная оправа которых смотрела на её глазах, очень даже возбуждающе.
На одном из столов, Оксана заметила Коновалова, что так мило любезничал с какой-то девушкой в загадочном черном эротическом костюме. Черная маска этой блондинки отличалась удивительной на первый взгляд красотой, прекрасно сочеталась с её русыми волосами, была точно такого же цвета, что и её платье, отчетливо прорисовывая ярко выраженные эротические черты её тела. Поведение и манеры этой женщины, больше напоминали какой-то прототип Изабеллы, только волосы были противоположного цвета. Ярко выраженный аромат гардении очень сильно напоминал по запаху одну женщину, что тоже любила злоупотреблять этим чудесным вкусовым оттенком, при одном тока вздохе которого, что Оксана сразу же почувствовала, проходя мимо этого столика поддавшись искушению, не смогла устоять. Потому, как вела раскрепощенно эта женщина, Оксана сразу же предположила, что она была очень сильно пьяна.
— Вы знаете Сергей — говорила загадочной интонацией своего возбуждающего голоса эта женщина, притронувшись ладонью руки к его пиджаку — Очень хорошо, что вы сюда на этот вечер
— Да я думал… — не успел он договорить, как эта женщина впилась в его губы, начала страстно целовать его с диким голодным сексуальным инстинктом
— Прошу меня извинить — подходя к их столику, вежливо обратилась Оксана, прервав их дикий голодной страстью поцелуй — Я на этом вечере никого не знаю, могу я присоединиться к вашему столику, ну чтоб лучше ознакомиться с обстановкой
— Что не видишь мы заняты — грубо ответила женщина — Иди найди себе кого-нибудь другого
— Хм… — усомнился Коновалов, но по его интонации Оксана поняла, что он тоже был пьян не смог узнать Оксану — Почему бы и нет, присаживайтесь, пожалуйста
— Ну Сергей — возразила эта наглая женщина, не желая уступать место Оксане на диване, положила на него свои ноги — Нам и так хорошо вдвоем зачем нам еще кто-то — проела она легонько пальцами по его щетине
— Ну раз ваша дама не хочет — пользуясь манерами обольщения собственного голоса говорила Оксана — Тогда я пойду, поищу себе достойную пару
— Стойте! — остановил её Коновалов схватившись за руку — Прошу присоединяйтесь к нам
Оксана поняла, что он как мальчишка поддался чарам её обворожительной улыбки, которой она когда-то его совращала.
— Ваша улыбка — говорил он держа Оксану за руку встал перед ней на колени — Вы мне очень сильно напоминаете одну очень любимую мной девушку
— Возможно, это она и есть — не устояв перед соблазном, Оксана призналась ему и словно, как дух захватило, когда он посмотрел в её глаза
— Нет, не думаю — не согласился он, одарив руку Оксаны жарким поцелуем пылающих губ — Оксана не за что бы сюда не пришла, нет, только не Оксана я её знаю
— Ну, раз я не ваша Оксана — ухмыльнулась Оксана — Так я думаю, буду очень рада провести новогоднюю ночь в вашем обществе
— Ну, Сергей — возразила эта женщина — Я думала, нам будет хорошо вдвоем
— Простите — обратился назойливый юноша, встав за спиной у Оксаны — Но я сообщил о вас хозяйке дома и она очень желает познакомиться с таким важным и обаятельным гостем
«Блядь, вот надо было тебе встрять, ну считай наглая кошка, тебе повезло», прикусив краешек губы из-за эмоционального раздражения, подумала Оксана.
— Даже моя девушка так делала — стоял Коновалов на коленях перед Оксаной — Она так же так делала, моя Оксаночка, что же я то дурак то наделал — такое чувство, будто он хотел уже разрыдаться
— Ну, вы что Сергей — сидя на диване, женщина, что была с ним, коснулась его плеч — Не стоит так отчаиваться, наш вечер еще только начинается
— Передайте вашей хозяйки — заявила Оксана, повернувшись к назойливому парню в черном смокинге — Что я отказываюсь в её прошении
«Пиздец, что же я делаю, вполне возможно я об этом круто пожалею ну, в конце концов, это ведь Сережа», смотрела Оксана на сидящего перед ней на коленях мужчину, что спьяну уже начинал нести бред.
— Простите — извинилась Оксана, проводя нежности руки по его волосам — Мы ведь можем с вами поговорить наедине?
— Вы мне так её напоминаете — заявил он, продолжая смотреть на Оксану и до сих пор её не узнавал
— Эй стой милочка — заявила женщина что была с ним — Это мой мужчина, если хочешь с кем-то переспать, то иди, найди себе кого-нибудь
— Если вы только желаете провести новогоднюю ночь со мной
— Только одно условие — заявила Оксана, не обращая внимания на строгий взгляд этой женщины — Вы не будите снимать с меня маску, чтобы между нами не произошло
— Ваше желание таинственная незнакомка для меня закон — вставая с колен, даже такая мразь по мнению Оксаны, как Коновалов казался вполне очень даже добропорядочным соблюдающий манеры ухажера кавалером
— Эй, меня тут кто-нибудь вообще слышит — прокричала женщина, вскочив с дивана, поняла, что привлекла к себе излишнее внимание, предпочла удалиться стремительно направляясь к лестнице, что вела на второй этаж
— Ой простите — начала играть Оксана в любезности прислонив ладонь руки к своей щеке — Я наверно чем-то затронула вашу даму, мне так неловко — скрывая за прядью золотистых волос манипулирующий стесняющийся взгляд говорила она
— Ничего страшного — ответил он, едва коснувшись волос, его пальцы начали приближаться к маске на лице Оксаны — Эту женщину мне подослал Романов, видимо хочет добиться от меня компромисса в сфере бизнеса
— М… так вы бизнесмен — облизывая, совращая его жестом своего языка, Оксана так пленительно водила им по своим губам — Очень интересно
— Теоритически только я бизнесмен — ласка его рук и игра пальцев в волосах Оксаны, начали её искушая позволяя впадать сознанию в искушению бездну соблазнов
Несомненная знакомая на нем прелесть аромата, еще при встрече с его женой в больнице, произвела на Оксану глубокое впечатление. Оксана хорошо знала этого мужчину и то что он будет использовать парфюм именно такой коллекции типа как «Volume Eau de Toilette». Древесный запах такой туалетный воды, верхние ноты которого с чудесной чудодейственной силой бергамота. Самую жгучую страсть вкусовых оттенков достигал, конечно, непревзойденный тончайший запах рома, выражающий свою скрытную интригу в нотах сердца, в этой вполне доступной для всех туалетной мужской воде.
— Нет-нет! — возразила Оксана — Вы должны соблюдать мое условие, если хотите, чтоб между нами что-то было этой ночью
— Но я так хочу узнать кто вы — как жалкий пес скулил он, смотрел в лазурные голубые блестящие при свете освещения глаза Оксаны
— Вам это со всем не важно — прикусив специально губу, ласковой интонацией голоса ответила Оксана, опровергнув его мысль — Прошу давайте займем одну из комнат этого дома и в эту новогоднюю ночь, позволим себе абсолютно все
— Рядом с такой королевой — тихо соблазнительно говорил Коновалов шепотом Оксане на ухо — Я среди такой толпы буду чувствовать себя королем
— Ха… — рассмеялась Оксана веселым озорным смехом, показывая ему специально прелесть роскошных алых блестящих губ, щедро пропитанных помадой — Смотрите только не зазнавайтесь, помните о моих условиях
— Ваши условия для меня закон
— Тогда думаю — нежно говорила Оксана, понимая, что своим видом и собственными манерами обольщения вскружила ему голову — Нам стоит найти пару бутылок красного вина, белый пористый шоколад и местечко, где нас никто не побеспокоит
— Эй, парнишка! — обратился Коновалов, к проходящему рядом парню с серебряным разносом — Принеси нам с моей дамой две бутылки красного вина в комнату, которую выделил для Коновалова в эту ночь
— Вы прям заботитесь Сергей о благополучие вашей дамы — сладким голосом говорила Оксана, почти возле его уха, вцепившись обеими руками в его руку
— О своей королеве! — внес он корректные радующие поправки в этот разговор, когда они вместе направлялись к большой массивной лестнице, что вела на второй этаж этого огромного особняка
— Как мне нравится, как вы это говорите
Поднимаясь с ним по ступенькам, держась за руку, Оксана, словно уже желала отдаться в его объятия, почувствовать ту страсть, что когда-то в далеком прошлом между ними была.
Проходящие мимо люди, Оксана заметила, как они завидовали Коновалову, словно уже облизывались взглядами, глядя только на её открытую из-под красной накидки всю изящную красоту ног. Такой эффект любознательных глаз вдохновлял Оксану, чувствуя как все так на неё смотрят, мужские ароматы одеколона и прелесть одного тока запаха их табака, что они курили на лестничном марше. Распивая спиртные напитки, мужчины и гости этого дома в эту новогоднюю ночь возле столиков, что были там расположены на лестничном пролете, а так же со скрытой завистью смотрели на кавалера Оксаны.
Учащенный стук женских каблуков послышался с первого этажа, какая-то женщина быстро поднималась по ступенькам, когда Оксана направлялась по коридору второго этажа этого развратного дома, двери комнат которого были кое-где открыты. Заметив краем глаза, как собравшихся кучка высокопоставленных бизнесменов, что занимали у Романовых особое положение. Оксана предположила, что сам Романов настолько боится потерять свой огромно накопленный капитал, который он действительно по праву заслуживает. Создавая для этих людей все самые наилучшие условия, чтобы они никогда не прекращали, приносить ему огромный денежный оборот денег в его теней финансовой структуре.
Несколько мужчин, сидели в отдельной комнате за накрытым шикарным столом, так же с ними были молодые раскрепощенные девушки, лет около тридцати не больше. Подобранные специально по своему новогоднему имиджу их костюмы и платья, отлично прорисовывали всю ярко выраженную сексуальность их тел. В такой дикой развратной похотью обстановке, все доходило до тонкостей, девушки были словно как картинки из секс журналов. Женский парфюм, чем так удивительно пахло из комнаты, был специально подобран самой Изабеллой, чтобы окончательно совратить столь дорогих гостей, завершив подписание многомиллионных договоров успехом.
— Стойте! — окрикнул писклявый юный голос Виктории, как только Коновалов хотел вставить ключ в замочную скважину своей комнаты — Господин Коновалов, кто это с вами?
— Простите Виктория вам разве не все равно кто — держась еще в состоянии на ногах и сохраняя трезвость характера, грубо ответил Коновалов — Что вы вечно лезете не в свое дело, мне сам Романов выделил комнату и разрешил развлекаться, как я только вздумаю
— Да но все гости нашего дома — говорила Виктория убедительно, подходя к нему держа в руке бумажный планшет и прикрепленных к нему несколько листков — Все девушки одетые в костюмы должны быть занесены в список, а ваша спутница, я её не узнаю
— И тем лучше для тебя милочка — съязвила Оксана
— Этот голос, кого-то он мне напоминает….
— Скажешь хоть слово Виктория — Оксана максимально приблизилась к её лицу, сверкнула отблеском отражаемом в глазах горящих свеч, что создавали романтическую обстановку этому дома — И я размажу тебя по стенке, тебя не только вышвырнут из этого дома, я тебе гарантию даю, ты даже работу нормальную после этого найти не сможешь
— Постойте — ухмыльнулась Виктория, видимо по выражению её лица, она не на каплю не испугалась убедительных угроз Оксаны — А я ведь тебя знаю ты ведь….
— Так где нужно расписаться? — прикрыла её наглый ротик Оксана, ладонью руки, не давая возможности ей договорить — И лучше бы тебе помалкивать ясно, у меня тут свои дела
— Дано Изабелла
— Мне плевать на Изабеллу, ты же знаешь
— Ух-ты — удивился Коновалов, улыбнувшись роскошной красивой пьяной улыбкой, которая Оксане почему-то в этот момент очень дико понравилась — Я еще не встречал не одну девушку в этом доме, которой было плевать на хозяйку, если конечно она не пользуется особым уважением у самого Романова, а это только может быть
— Сережа — ласково обратилась к нему Оксана, направляясь к нему особо вызывающий похоть эротического желания — Давай не будем предполагать или гадать, нам ведь так хорошо вместе, ты ведь помнишь мое условие, остальное я все сама для тебя сделаю
— Ты хоть понимаешь, что с тобой сделает Романов, если узнает, что ты соврала его сделку? — предположила Виктория
— Ой Виктория — обернулась Оксана к ней в пол оборота, положив руку согнутую в локоть на талию — Я поступаю по совести, а не для ваших там многомиллионных сделок
— Знаешь Оксана — говорила шепотом Виктория, когда Коновалов уже вошел в комнату — Делай что считаешь нужным, но не в коем, случае не испорть Романову весь сюрприз этого вечера, теперь он уже на твоей совести
— Это ты что хочешь этим сказать? — возмутилась Оксана, остановив эту девушку, схватила её за руку, когда она хотела уже уйти, повернувшись спиной, она её быстро развернула и притянула к себе — Что я теперь обязана тому, чтобы у твоего Романова удачно совершилась сделка с ним?
Крепко сжимая руку Виктории, Оксана поддалась эмоциям, заставляя девушку вскрикнуть от боли, выронила из рук бумажный планшет, что держала в руках, но боялась возразить, так как заметила, по всей видимости, лазурный злой голубой отблеск, в глазах своего обидчика.
— Оксана! — вскрикнула она — Мне больно
— А мне наплевать — возразила Оксана, отпуская её руку, заметив, как она уже начинала корчиться от боли — Я уже однажды спасла тебе жизнь или ты забыла?
— Да но ….
— Что?! — настойчиво спросила Оксана, испытав сильное желание сделать ей больно
— Моя королева — голос Коновалова заставил расслабиться Оксану — Скора уже нам встречать новый год и я бы искренне желал его встретить в твоих объятиях
— М… Сережа — обернулась Оксана к нему лицом, провела нежно ладонью руки по его щетине, пользуясь манерами обольщения, строила милый заманчивый взгляд из под маски, что скрывала её лицо — Как ты смотришь на то, чтобы эта милая малолетняя дрянь, присоединилась к нашему с тобой торжеству?
— Что?! — возразила криком на весь коридор Виктория, чем привлекла к себе особое внимание
— А что? — строго выражая особое недовольство посмотрела на неё Оксана — Ты разве будешь против или так и будешь шестеркой на побегушках у своей Изабеллы?
— Дорогая моя таинственная незнакомка — подошел Коновалов со спины
Судя по тону разговору, с которым начал разговаривать пьяный Коновалов, Оксана поняла, что он сильно пьян и совсем не понимает на какую тему тут идет откровенный разговор. Обжигающая нежность его губ, так сладко поцелуями ласкала шею Оксаны, с какой он страстью впивался в её чувствительную бархатную кожу, оставляя на ней потеки жгучей слюны. Прижимаясь к его телу, Оксана чувствовала через красную накидку, что обволакивала её тело, скрывая всю сочную эротическую прелесть под ней, как ласкающая ткань пиджака, доставляло непревзойденное удовольствие спине, когда оказалась в его крепких объятиях.
— Послушайте — стараясь говорить, убедительно сказала Виктория — Через несколько считанных минут начнется уже новогоднюю ночь, ну зачем я вам, мне еще вести новогоднюю программу и конкурсы для наших гостей устраивать
— И в самом деле, моя таинственная незнакомка, зачем нам эта шестерка? — грубо выразился Коновалов ласкаясь как кот своей щетиной о нежную бархатную щечку Оксаны
— Ну, Сережа — ласково начала говорить Оксана, ощущая нежную колкость его щетины на своей коже — Я ведь твоя королева, а королева не привыкла отвечать на такие вопросы, я сказала надо, значит надо
Заявила Оксана, с поразительной легкостью освобождаясь от его объятий, подошла соблазнительно походкой, показывая изящную красоту тела, мужчине, что сверлил её взглядом в спину, к Виктории.
— Изабелла сильно разозлится, если мы сорвем ей вечер — предупредила Виктория, когда Оксана схватила её за руку, не пытаясь слушать, потащила в открытую дверь комнаты — Но….
— Только попробуй! — прошипела на неё Оксана, сильно разозлившись и испугавшись, что она может выдать её тайну Коновалову
— Боже мой — ухмыльнулся хитрой ухмылкой как кот Коновалов — Моя таинственная незнакомка ты слишком уж настойчива для достижения своих целей используешь любые средства
— Все только ради того Сережа — проходя в комнату спиной и держа обеими руками за руки Викторию, так пленительно говорила Оксана — Чтобы эту новогоднюю ночь, я все-таки провела в твоих объятиях
— Зачем тебе это? — спросила Виктория, оказавшись с Оксаной посреди темной комнаты
За окном, что было сразу за ними светил яркий свет новогодних фейерверков, что стремительно поднимались ввысь и разносились волшебными чудотворными оттенками ярких красок.
— Просто хочу чтобы ты принесла нам с Сережей две бутылки красного моего любимого вина, ты ведь знаешь какое я люблю — спросила Оксана, отпуская её нежные хрупкие пальцы, ощущая своими её прохладу, что как волна холода разносила по коже, покрывая её мурашками
— Стойте! — удивился Коновалов — Ты, что её знаешь? — пьяным голосом говорил он, будто что-то начинал соображать
— Даже если так Сережа — подошла Оксана к нему, строя милый взгляд своими глазками, одарила его волшебной чудотворной силой красоты собственной улыбки — Она не за что не посмеет выдать меня, а ты согласился на мое условие, что не будешь интересоваться кто я, это единственное о чем я могу попросить
— Ай в принципе — махнул он рукой, так как будто ему все равно — Чтобы с такой королевой провести ночь, я должен, нет я просто обязан согласиться на любые условия
«Блядь, ну ты хоть бы поломался что ли, а то как-то мне самой уже не интересно», прикусив краешек губы, подумала Оксана.
— Виктория ты еще тут?! — повысив тон строгого повиливающего голоса, спросила Оксана
— Да-да конечно — так послушано согласилась Виктория — Для нашей самой обаятельной гостье этого вечера, только самый дорогой и изысканный вкус этого вина
— Давай — согласилась Оксана, присаживаясь на кровать из темных простыней, нежность и прохлада шелка которого дарила её ногам, обворожительное удовольствие — Лучше не испытывай мое терпение, ты ведь меня знаешь
— Конечно! — как-то слишком просто и легко Виктория согласилась удовлетворить капризы Оксаны, что вызвало у неё самой сразу массу подозрений
— И это Виктория — обратилась к ней Оксана, опираясь руками на большую постель, что явно предназначалась королеве новогодней ночи для Коновалова — Только попробуй мне испортить эту ночь, узнаешь, что я с тобой тогда сделаю
Скрывая под красной маской на её лице угрожающий взгляд, говорила она, словно змея шипела, от ненависти прошипела к этой девушке.
— Да-да я все понимаю — послушно она покинула комнату, даже аккуратно закрыла дверь за собой
— М… как же я мечтала оказаться рядом с тобой Сережа — поднимаясь с кровати, говорила Оксана, направляясь к нему, звонко стукала каблуками красных туфель по паркету пола, когда он так забавно для неё улыбался пьяной кривой улыбкой, что когда-то её даже смешила
— Ты мне все больше и больше напоминаешь мою девушку
Едва выговаривая слова, стоя на ногах возле столика, он прикладывал наверно немало усилий, по мнению Оксаны, чтобы устоять на ногах, будучи так пьян.
— Может, на эту ночь я буду именной той, о которой ты так думаешь — предложила Оксана, скрывая под маской прелесть застенчивого взгляда — Только не за что не пытайся угадать кто я, тебе ясно Сережа, я буду, кем ты хочешь только маску с меня не снимай
— Почему ты так боишься, если я увижу твое лицо? — спросил он, когда Оксана, прильнув к его губам не решаясь его поцеловать, наслаждалась обжигающим губы дыханием перегара от его губ
— Просто хочу — говорила Оксана шепотом, почти касаясь его пленительных к себе губ — Чтобы все оставалось, так как есть
Стук в дверь прервал напряженный момент, когда губы Оксаны, изнемогая голодом поцелуя, должны были слиться с губами этого мужчины.
— Ты кого-то ждешь? — спросила Оксана, отойдя от него на шаг к окну
— М… — вздохнул он изнуренно, будто лишаясь последних сил — Кто там еще?
— Господин Коновалов — послышался за дверью жалкий невыносимый для самой Оксаны голос Виктории — Ваша дама заказывала вино к вам комнату, вот специально для вас его принесла, вы разрешите войти?
— Да-да входи дорогуша — ответила за него Оксана — Пока можешь входить — продолжила она говорить, в тот момент, когда дверь комнаты открылась, яркий свет от свечей в коридоре простирался по полу комнату, словно дорожкой лазурного золотистого света
— Вот как и просила ваша дама — подходя к столику на который опираясь руками держался на ногах Коновалов — Если позволите, я могу идти, а то скора уже начнется новогодняя программа, Изабелла повесила на меня всю эту ночь
— М… мое любимое — облизывая изнемогающие жаждой губки, восхитилась Оксана соблазнительной прелесть улыбки алых блестящих губ — Ты прям, знаешь, что мне надо да Виктория?!
— Как вы и просили — пытаясь не выдать тайну Оксаны, ответила Виктория, поставив две стеклянные бутылки на стол, скоропостижно покинула комнату, закрыв опять же за собой дверь
— Ну, наконец-то — улыбнулась Оксана — Сережа ты не нальешь своей даме бокал вина, ты ведь уже налакался, как я вижу, а мне чтобы я смогла сделать с тобой все о чем мечтала, нужно несколько бокалов вина
— Моя таинственная незнакомка — взяв в руки приготовленный специально для него один из стеклянных бокалов со стола, любезно согласился он — Для тебя я исполню все, что ты только пожелаешь
— Ты даже не представляешь, как мне приятно это слышать — обрадовалась Оксана, подошла к нему со спины, обвила нежно руками его плечи, ощущая нежность материала его черного пиджака
— А ты не представляешь, как я хочу — наполняя бокал красным вином, раздраженно начал говорить Коновалов — Как я хочу, чтобы эту ночь я провел с ней со своей Оксаной
«Хм… а ты даже не представляешь, что именно ночь ты проводишь с ней, как мне нравиться с тобой играться как кошка с мышкой», проводя ладонью руки по его шелковой белой рубашке, думала Оксана.
— Сережа — ласково говорила Оксана — Мы же договорились с тобой, что ты можешь называть меня именно именем той девушки, о которой ты так думаешь
— Да, но ты ведь не она — словно огорчился он — Я вообще не знаю кто ты
— А зачем тебе это знать — выдыхая горячий завораживающий поток воздуха из своих губ прямо ему в ухо, ответила Оксана — Нам ведь и так хорошо Сережа весте, не стоит все портить
— Было бы еще лучше, если бы ты была ею — взяв другой рукой наполненный бокал — Да ты даже говоришь как она, моя Оксаночка, что же я наделал, был бы у меня шанс искупить свою вину
«Интересно, он, что все десять лет об этом думал?!», хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, взяв у него наполненный бокал вина из рук.
— Представь Сережа — прошептала Оксана ему на ухо — Что у тебя именно сегодня такой шанс появился, мы же договорились я это она — роскошная улыбка алых губ предназначалась именно этому мужчине
— Господи! — видимо заметив отражения в зеркале улыбки Оксаны — Да у тебя даже улыбка как у неё — чуть ли не выронил бутылку вина из рук, когда наливал второй бокал для себя
— Ну вот видишь — восхитилась Оксана его неожиданности, отпивая глоток сладкой прелести красного вина — Я вполне могу на эту ночь быть твоей мечтой
— Ну если ты только моя таинственная незнакомка бы чуть приоткрыла бы завесу своего лица
— М… Сережа это исключено — возразила Оксана, присаживаясь на край красивого деревянного столика, материал которого был удивительного красоты красного дерева — Ты же должен помнить мое условие так ведь — делая специально, приоткрыла завесу роскошных эластичных бедер из-под красной накидки
— Да-да конечно — согласился он, почти залпом осушил наполненный почти до краев бокал вина, капли красного вина пленительно стекали по черной материи её пиджака
— Может, не будем искушать судьбу — предложила Оксана, развязывая красный бантик на шее — Скора, ведь начнется уже совсем новый год, и мы можем осушить еще по бокальчику вина и продолжить эту ночь в постели, что нам мешает это сделать?
Оксана решила подтвердить свою настойчивость, скинув с себя красную накидку, что прикрывала скрытую сексуальность её тела. Красная ткань упала на поверхность стола, так заманчиво по нему проскользила и упала на пол. Обнаженное пленительное к себе тело Оксаны вызвало в этом мужчине волну диких сексуальных эмоций, которую она заметила в его взгляде, что отражали миллионы искорок в небе разрывающегося фейерверка. Частота его дыхания заметно стала учащаться, было видно по нему, как он облизывался слюнками, только лишь взглядом совращал Оксану, что сидела перед ним на столе кокетливо покачивала ножками. Мужчина смотрел и восхищался телом незнакомки, когда Оксана так жадно допивала оставшееся в бокале вина, капли которого так чарующе упали на её бюст, который находился в пленительных оковах красного кружевного бюстгальтера. Завораживающее прикосновение холодных капель красного вина, что так пленительно стекали по бархатной коже пышной груди Оксаны, начали сильно заводить её, погружая в соблазн эротического искушения страсти.
— Ты ведь не хочешь провести эту новогоднюю ночь, в пустую? — слезая со стола на пол стукнув звонко по паркету комнату каблуками, Оксана поставила пустой бокал на стол — Я ведь для тебя Сережа просто так, не ради выгоды Романова, а просто для тебя, провести эту ночь вместе в объятиях друг друга
— М… Романов — ударил он раздраженно кулаком по столу, так что рядом две стоящие бутылки вина зазвенели, соприкасаясь друг с другом стенками стекла — Если бы ты только знала, как я ненавижу эту сволочь, он во всем ищет выгоду
— Я знаю! — согласилась Оксана, чарую своего мужчину подошла к окну, соблазнительно покачивая упругой прелестью ягодиц — Но я то ведь не такая
Подняв одну ногу и согнув её в колено пленительным жестом, Оксана наступила каблуком туфель на подоконник окна, ублажая при этом ладонями рук сексуальную прелесть ног. Размазывая по ним потеки красного вина, что остались на них с бокала, когда Оксана специально облилась вином, чтобы окончательно пленить этого самца своим эффектом сексуального обольщения. Выгибая красиво спину перед ним, выставляя эластичную прелесть бедер, Оксана заметила в отражение окна, как он вновь наполнял бокал вином.
— Скажи — спокойно сказала Оксана, красиво играя своим телом в сексуальном изгибе — Если бы я была той Оксаной, о которой ты так думаешь, как бы ты представлял нашу встречу?
— А что для тебя это так важно?
— Ну, просто ты ведь можешь ответить? — любуясь отражением в окне, прекрасной улыбки алых губ, зачаровывала Оксана, своим телом играя с ним любезности, отвечая вопросом на вопрос
— Это наверно была самая лучшая бы ночь в моей жизни — согласился Коновалов медленно двигаясь к Оксане держа в каждой руке по бокалу вина
— Так зачем же портить — согласилась Оксана, была крайне очарована его пьяной улыбкой и блеском взрывающихся фейерверков отражаемых в его глазах — Нам ведь так хорошо вместе Сережа
— Но я ведь даже тебя не знаю — его язык уже под дурманом выпитого алкоголя уже начал изрядно запинаться — Кто ты? — словно терялся он в догадках, желая распознать чье лицо, скрывается за красной маской, на лице Оксаны
— Давай оставим все как есть Сережа — коснувшись аккуратно кончиками пальцев прохладного стекла наполненного бокала вином — Нас и так все устраивает — взяв медленно бокал из его рук, Оксана одарила блеском отражаемых блеском алых накрашенных щедрым слоем помады губах
Согревающая сладкая прелесть вина, начала сливаться со слюной, как только Оксана коснулась губами бокала, вино сразу же потекло в её открытый рот. Чудотворная сила алкоголя, крепости вина, словно мощным ударом срази мозг Оксаны, будто отключая мораль и этику поведения наглухо, позволяя животному инстинкту совокупляться взять над собой верх. Жадность, с которой пила Оксана вино, стекала прохладными завораживающими каплями по нижней губе, плавно повинуясь изъяну подбородка. Сладкие капли красного вина в замедленном падении падали на пышную сочную прелесть упругой груди. Прохлада сахарной прелести алкоголя, что мельчайшие частички вина наносили коже Оксаны обворожительный эффект заставляя улыбаться восторженной улыбкой, когда она так жадно допила остатки вина в бокале.
— Ты даже вино пьешь как Оксана — удивился Коновалов, когда Оксана с тяжелым возбужденным дыханием в груди оторвала медленно оторвала губу от холодного стекла пустого бокала
— Боже мой, Сережа прекрати! — улыбнулась застенчиво ему Оксана, прикрывая застенчивый взгляд за прядью золотистых русых волос
— Ну что! — удивился он, когда Оксана просто наглым образом всучила ему пустой бокал вина
— Ты не поможешь мне? — спросила нежным тоном Оксана
Оксана опять повернулась к нему спиной и медленно подошла к окну, в этот момент небо озарило сильным грохотом разрывающегося в воздухе фейерверка. Соблазнительно виляя своими бедрами, вновь согнув ногу в колено чарующим жестом соблазна, вызывая в этом мужчине, за её спиной эмоции неконтролируемого эротического соблазна. Поставив каблук звонким эхом по пластику на подоконник, Оксана вызывающим к себе жестом жаркой страсти завела руки за спину, понимая его не решительность, сама решила взять вверх своим руки. Легким завораживающим прикосновением металла металлической застежки, Оксана расстегнула красный кружевной бюстгальтер, освободив грудь от жестоких не возможных больше терпеть оков.
— С удовольствием! — согласился Коновалов медленно подходя со спины
— Ты такой милый Сережа — улыбнулась Оксана, ощущая у себя под ухом его возбужденное горячее дыхание
Теплые нежны пальцы его рук, нежно обхватили чашечки бюстгальтера, ощущение такой ласки от его рук, вызвало у Оксаны молниеносную волну возбужденных сексуальных эмоций. С гостиной на первом этаже было слышно, как по телевизору говорил уже голос президента Российской Федерации и его новогоднее поздравление для жителей страны. Время новогодней сексуальной ласки уже приближалась, особенного с того момента, как нежная материя подушечек бюстгальтера оторвались от сочной груди Оксаны. Прикусив краешек губы, Оксана ощутила, как стенки её влагалища стали насыщаться влагой. Притягательная сила аромата мужского парфюма, начала одурманивать разум, а завораживающий запах шампуня, чем пахли его волосы, когда он водил своей щетиной по щеке Оксаны, доставлял немыслимое удовольствие, при каждом глубоком вдохе испытывая столь сильные сексуальные эмоции.
— Сережа нежность твоих рук заставляет меня мокнуть — призналась Оксана, скрывая от него застенчивый взгляд своего отражения глаз в окне за прядью русых золотистых волос
— Так это же хорошо — согласился Коновалов, прошептав Оксане под ухо
Сладость горячего дыхание от его окончательно сразило Оксану, а ощущение крепких теплых рук, как сжимали её груди, когда Оксана стояла у окна, красива выгибая спину, выставляя изящную красоту эластичных бедер перед своим мужчиной.
— Предлагаю выпить еще по бокальчику — предложил Коновалов
— Вот сначала — возразила Оксана, освободившись с ярко выраженным недовольством от его объятий — Дело сделай, как мужчина, а потом мы с тобой и выпьем на рассвете новогоднего утра
— Моя королева — видимо заметив пышную прелесть груди, когда Оксана к нему обернулась — Все что мне прикажешь
Коновалов, был готов уже упасть на колени перед Оксаной, что с восхищенной улыбкой радовалась, что она, наконец, сразила сердце мужчины, чувства к которому возвращаются с неутолимой молниеносной силой. Встав посреди комнаты, блестящие металлические пуговицы черного пиджака Коновалов, не переставал любоваться обнаженным телом Оксаны, что стояла перед ним, скрывая собственный облик лица, под красной блестящей маской. Красные кружевные трусики и такого же цвета алые туфли на высоком каблуке были единственным ассортиментом Оксаны на её теле, когда она с восхитительной улыбкой. Оксана использовала манеры обольщения самца, которого желала вкусить его сексуальную мощь в собственном теле, в постели впасть в его крепкие согревающие огнем эротического искушения страсти оков.
— Ну же Сережа это не так сложно — улыбнулась Оксана, прикусив коготок указательного пальца, одарила его теплотой нежной улыбки
Черный пиджак мужчины упал на пол комнаты мертвым грузом, когда он, задыхаясь от собственного возбуждения, смотрел на Оксану возбужденным сексуальным взглядом. Искорки в его глаза, что светились и отражали разрывающиеся фейерверки за окном, отражали чистоту и истинное его желание совокупиться. Отдаться воли животным инстинктам, вести себя словно омерзительный зверь со своей белокурой королевой, что сразила его разум. Разрывая на мельчайшие частички рубаху в клочья, из-за не возможности её расстегнуть, жест такой немыслимый силы для Оксаны силы, заставил её удивиться. Преображая алые блестящие губы в улыбки восхищения перед этим могучим львом, сексуальное тело, где обнаженные могучие руки и плечи, произвели на неё огромное впечатление.
— Тише-тише Сережа — Оксана, медленно стукая каблуками по паркету, подошла к нему, беспокоясь о его состояние — Ты прям, весь напрягся
— Твое тело — улыбнулся он кривой улыбкой, находясь под влиянием алкоголя — Твои волосы, твоя грудь… — не давая ему закончить разговор, когда он стоял возле кровати с темными простынями, Оксана впилась в его губы
Сладость слюны на его языке в момент поцелуя, была схожа с насыщенной сахарной прелестью эликсира для Оксаны, количество выпитого залпом с жаждой сексуального голода вина, быстро дало о себе знать. Коновалов даже ремень не успел расстегнуть, налегая на него в сексуальной игре поцелуя Оксана, опираясь ладонями на его грудь, медленно толкала его к кровати. Вдруг нога Коновалова неожиданно дрогнула, неожиданно для всех согнувшись, после чего он начала плавно падать спиной на постель. Оксана, явно не ожидая такого неудачного поворота событий, оторвалась губами от его горячих обжигающих поцелуем губ, тихо взвизгнув от испуга, прижалась к его телу как кошка, словно испугавшись воды. Забавно улыбнувшись этому мужчине, когда они лежали на кровати, Оксана, скрывая в темной комнате ярко выраженный румянец на щечках, с легкостью пальцами сидя на нем, расстегнула металлическую бляшку на его ремне.
— Ты даже пугаешься как Оксана — неожиданно для Оксаны сделал заявление этот мужчина
— Ну, Сережа — смущаясь, ответила Оксана — Я же не знала, что ты так легко упадешь, поддашься влиянию моего тела — продолжая все так же прижиматься к нему, говорила она дрожащим от внезапного пережитого легкого шока
Нежность волос на груди этого мужчины щекотала пышную грудь Оксаны. Пленяющая ласка его пальцев зачаровывала при каждом движении по талии Оксаны, когда она стояла над его телом на четвереньках. Приятно под действием пальцев этого мужчины резинка трусиков Оксаны медленно оторвалась от её бархатной кожи. Одаряя этого самца обворожительной чарующей женской красоты улыбки, Оксана с ярко выраженным блеском в глаза от взывающего за окном фейерверком которые наверно не умолкали, даже когда еще слышался голос президента из гостиной на первом этаже.
— Стой! — возразила Оксана, освобождаясь дальше сама от назойливой ткани трусиков — У тебя презерватив хоть есть?
— Подожди-ка! — улыбнулся он взаимной кривой пьяной улыбкой, показывая волшебную прелесть до блеска начищенных белых зубов, выпуская горячий возбуждающий прикосновением поток воздуха на грудь Оксаны — Где-то был, Виктория мне его специально сама еще всунула, пока я был с девкой Романова
— Ну, так найди же его уже!
Простонала, изнемогая уже от невозможности больше терпеть, Оксана чувствовала, что уже не может устоять перед жаждой искушения сексуального голода, извиваясь на нем пленяющим разум, движениями своего тела, обхватив пальцами обеих рук свою голову.
— А вот он! — шепотом с тяжелым от возбуждения дыханием в груди ответил Коновалов, вытаскивая из кармана блестящую упаковку презерватива
— Давай его сюда — вырывая его словно из рук, заявила Оксана
Спустив с этого самца черные брюки с его нижним бельем, Оксана была крайне удивлена ярко выраженными размерами его раскаленным от возбуждения пульсирующим членом. Разрывая в порыве дикой нахлынувшей эротической страсти упаковку презерватива, с чудотворной легкостью натянула презерватив на его член. Мужчина что был под ней, не переставала смотреть и держать Оксану за талию, даже когда она аккуратно пользуясь чарующей ловкостью своих пальцев так приятно, для него самого держала стебель его члена, надевая на него тонкую ткань презерватива.
— Все будет хорошо — Оксана одарила его прелестью блестящей улыбки
Держав пальцами обеих рук за его плечи, Оксана передала инициативу в его руки. Завораживающее прикосновение его пульсирующей головки к мокрому, пропитанному влагой возбуждения половым губам влагалища, заставила Оксану прикусить губу. Холодная обворожительная нежность презерватива натянутого на его члене, одаряла собственной смазкой влажные половые губы влагалища Оксаны. Было слышно, как на первом этаже под бой курантов заиграл гимн Российской Федерации, используя всю мощь акустики в этом доме, хозяева этого дома явно хотели, чтобы их гости знали наступление нового года, чтобы не делали в этот момент их гости. Словно испугавшись взгляда этого самца, что вынуждал Оксану психологически поддаваться его воли, медленно начиная всовывать в неё возбужденный член. Настойчивость сексуально озабоченного льва быстро дала о себе знать, когда он так рьяно пропихнул в неё свой член, заставив Оксану громко вскрикнуть от неожиданной сексуальной боли.
Яркий мощный хлопок сильного фейерверка силой волшебного чудотворного света озарил комнату, как раз в тот момент, когда Оксана, выгибая спину назад, вцепившись, как кошка своими когтями в его плечи, громким сексуальным стоном не переставала кричать. Выраженный отблеск, в глазах этого мужчину вынуждал Оксану делать свое дело, принуждая извиваться на нем, чувствуя, как резко проникает в неё член этого самца. Каждой своей стенкой влагалища, Оксана чувствовала пленяющий эффект пупырышек презерватива, как они столь рьяно пытаются в неё проникать.
— Что же ты не можешь решиться? — тяжесть дыхания, с которым говорил этот мужчина, говорила о его высокой степени возбужденности
— Ну, Сережа — простонала Оксана, сексуально облизывая губы, чувствуя, как руки этого сексуально озабоченного зверя быстро уложили её на спину — Я хочу чтобы ты сам поливал своей королевой ой король
Заявила это Оксана, чувствуя как прогретая теплотой тела этого мужчины поверхность застеленного бамбукового одеялом постель, доставляла нежный согревающий эффект её коже. Простонала Оксана, ощущая как скользил, проникая в неё член, чудодейственная смазка презерватива и мелкие его пупырышки массировали нежно каждый миллиметр стенок влагалища, по которым текла уже влага, обволакивая нежно пенис мужчины. Коновалов продолжал добиваться своего. Член мужчины не давал даже отдышаться Оксане, когда она с открытым ртом и ярко выраженной сказочной красотой лазурных голубых глаз покорно смотрела в глаза этого зверя. Скрестив ноги за его спиной, стараясь прижаться вплотную к его телу, Оксана, выгибая спину под ним, чувствовала, как настойчивая неконтролируемая эротическая сила проникает в неё, доставляя при каждом движении нестерпимую сексуальную боль.
Схватившись в порыве сексуальной страсти за пышные волосы Оксаны, он изогнул, её голову заставляя, громко вскрикнуть от боли. Находясь в столь крепких, почти железных, оковах рук этого мужчины, Оксана вынужденная подчиниться властью столь рьяного самца, неожиданно для себя испытала оргазм. В постели с этим мужчиной Оксана ощутила всю его настойчивость и волю принуждения. Даже когда он вцепился своими мощными руками в её сочную прелесть груди, плавно сохраняя темп сексуального танца страсти, Оксана, испугавшись его строго голодного звериного взора, боялась даже ему возразить.
Совсем скора сексуальный порыв неконтролируемый порыв энергии, перестал действовать вообще, Оксана, тихо вскрикнув. Почувствовала, как его хватка на груди ослабла, а член покинул влажную насыщенную влагой обитель её влагалища. Мужчина почти камнем без сознания упал на кровать рядом с Оксаной, тут же громко захрапел на всю комнату, уткнувшись лицом в подушку.
— Блядь Коновалов! — вскрикнула Оксана, сильно возмутившись — Ты, что совсем уже что ли?
В ответ этот мужчина не издал ни звука кроме собственного храпа, поняв, что он поистине испытал, то чего так долго хотел, Оксана стала выбираться из-под его тела. Сидя на кровати обиженная поведением этого мужчины, Оксана шарила в темноте комнаты своими пальцами по полу в поиске своих трусиков. Обиженно поджав губу, Оксана не могла контролировать начинающую накапливаться слой влаги на её глазах. Чувствовала внутри себя, что этот мужчина обошелся с ней второй раз как с какой-то тряпкой, Оксана все еще продолжала испытывать к нему вновь вспыхнувшие чувства. Слезы сами лились из-под маски по щекам Оксаны, пока она в темной комнате, совещенной взрывами разрывающихся фейерверков в ночном небе, надевала на себя красные трусики. Стенки влагалища давали о себе знать, боль, что нанес этот мужчина в момент столь грубого и голодного прикосновения, никак не могла стихнуть. Жидкая, текучая смазка оргазма, который Оксана испытала, находясь в его железной хватке, только обжигала свеженанесенную рану на стенках влагалища.
— Ну Коновалов — тихо прошипела Оксана от недовольства, опуская каблуки туфель на паркет пола, встала медленно с кровати — Ты еще ко мне приползешь на коленях сука будешь меня умолять, простить тебя
Даже испытав такое унижение, она не могла отказаться от него, в глубине души, Оксана чувствовала, что именно этот мужчина нужен ей для полноценного счастья в жизни.
Звонко раздраженно стукая каблуками по паркету, Оксана подошла к окну, нагнулась, чтоб поднять красную накидку. Накидывая на свое обнаженное тело красную накидку, Оксана направилась к выходу из комнаты. Завязывая руками бантик на шее накидки, Оксана с грустью и сожалением посмотрела на мужчину, что несколько минут назад казался ей львом, а теперь размазанной тряпкой, что так низко её унизил. Повернув ручку двери, Оксана открыла её, яркий казавшийся свет свечей освещения коридора доставлял неудобства чувствительным влажным глазам, с которых сочились ручьями потеки слез. Накидывая капюшон накидки на свою голову, а другой рукой закрывая дверь, Оксана направилась вдоль по коридору к кабинету Романова.
С первого этажа слышался оживленный накал страстей беседы и конкурсы новогодней программы сексуального развращения, что вела Виктория, развлекая гостей этого дома. С открытых дверей некоторых комнаты были слышны женские изнывающие стоны и шлепки, в одной из комнаты, Оксана заметила, как двое мужчин занимались сексом с одной из девушек на столе. Мужчина держал девушку за прядь каштановых густых волос, с дикой голодной страстью имел её в рот, пока другой самец держал её за бедра, разрывал, растягивая стенки её влагалища своим членом. Улыбнувшись столь приятной картине сексуальной боли, Оксана направилась, дальше по коридору мечтая, вновь оказаться в объятиях Коновалова, пускай даже он казался для неё самой грубой, но зато она понимала, что истинный мужчина, должен знать чего он хочет от своей девушки в постели.

***
Плавно открывая дверь кабинета Романова, Оксана сразу же услышала веселый женский смех, а так же увидела настоящую развратную похоть этой новогодней ночи в этом доме. Изобилие сказочных ароматов парфюма, парило в воздухе, насыщая его всем своим разнообразием вкусовых оттенков. Запахи разных блюд, уже пленили разум, на таком огромно столе, который был полностью завален разной едой, начиная от горячих мясных картофельных блюд, до чудотворной прелести салатов. Богатый ассортимент табачных вкусовых запахов витали в воздухе, качества табака которых Оксана сразу же оценила, как только вошла в кабинет.
Изабелла сидела в ярко зеленом длинном платье спиной к входу, выраженное декольте на её спине, отчетливо прорисовывало чудесную кожу на её спине. Весело общаясь с Молотовым, чему Оксана была крайне удивлена, что такой человек согласился посетить столь развратную ночь семьи Романовых. Платье Изабеллы отображало в ней особую сексуальность, аккуратно подчеркивая каждый эротический изъян на её теле, особенно выражало всю красоту её сочной большой груди. Густые черные волосы, прекрасно отражали свет свечей, что так ярко горели по всему периметру кабинету, установленных в серебряные подсвечники, а так же большой белой свечи в центре стола, установленной в огромном большом позолоченном подсвечнике. Волшебная сила цвета туфель этой развратной хозяйки этого дома, очень сильно удивило Оксану, тем, что такой насыщенный зеленый цвет, очень красиво отображал блески переливающихся цветов ярко выраженная всю переливающуюся красоту этого чудесного ядовито-зеленого цвета. А так же запах лавандового масла, что Оксана почувствовала, как только вошла в кабинет, столь сильный щедро пропитанный аромат на теле этой женщины казался уже, словно запатентованном её продуктом, что очень естественно дополнял эту женщину.
Ярко-красное платье Власовой, было удивительной красоты длинного цвета, рисунок прекрасных цветов на нем черными блестящими нитками отображал больше дорогой сорт этого материала. Встав у окна с наполненным бокалом шампанского, она кокетливо терзала коготками своих пальцев красную бархатную штору, находясь в объятиях самого Романова, что вдыхал насыщенный аромат Жасмина с её тела. Поставив каблук красных туфель на низкий подоконник огромного по величине пластикового окна, глубокий оттенок который отображал всю насыщенность на нем переливающихся разных цветных гамм. Романов как кот, стоял у неё за спиной, терся своей щекой о нежную кожу шеи этой женщины, обеими руками пытался сжимать её пышную сочную грудь. Видимо, по мнению Оксаны декольте на спине Власовой красиво отображали всю красоту её кожу, покрытую каким-то чудесным маслом, создавая на ней легкий отблеск насыщенного волшебного цвета. Прекрасно выраженные чашечки на самом платье, отлично прорисовывали всю изысканную сексуальную силу её груди, что Романов так и пытался обхватить своими руками, ластясь к ней как кот со спины.
Катерина восседала в черном кожаном кресле за столом Романова, держа в руке наполненный бокал вина, она словно любовалась его красотой. Откинувшись на мягкую спинку кресла, положив ногу на ногу, оголяя красоту своих бедер, она даже не заметила, как вошла Оксана. Черная шелковая большая накидка, смотрелась поверх её фиолетового платья, просто идеально, даже красивая позолоченная цепочка, что скрепляла эту накидку в шейной зоне, выглядела сногсшибательно. Отлично прорисовывая плечи, черная шелковая ткань, очень элегантно выражало весь сексуальный рельеф груди, подчеркивая изящную красоту плеч. Задорный веселый смех этой чудотворной брюнетки, был весьма восхитительным, по мнению Оксаны, она уже достаточно пьяна, раз любовалась, как прекрасно моргала гирлянда на наряженной новогодней елке в кабинете Романова. Обнаженная сексуальная шатенка, в нижнем эротическом белье, черного цвета, что стояла возле кресла, где сидела Катерина, стояла как покорная её сексуальная рабыня с большим хрустальным графином, который был наполовину наполнен вином.
— Я же ясно предупреждала Викторию, чтоб не пускала девушек в костюмах в кабинет моего мужа, для вас там веселье — возразила первая Изабелла, заметив, как Оксана вошла в кабинет
— О… Оксанка — заметила тут же Катерина, выдав её — Наконец-то ты пришла, где блудила?
— Оксана! — удивилась сильно Изабелла — Но ведь Катерина нам даже ничего не сказала о твоем присутствии на нашей новогодней ночи
— Наверно потому что я её попросила — угрюмо ответила Оксана, чувство обиды от неудавшегося секса еще терзало её сильной обидой
— Оксана Владимировна — сухой кашель Молотова сразу же снова привлек внимание Оксаны, однажды она его уже где-то слышала — Такой человек как вы, просто не может себя так распутно вести в обществе
— Вам то какое дело Андрей Михайлович, до того как я себя веду в обществе — обиженно ответила Оксана
На диване что находился слева от Оксаны, двое молодых парней совращали белокурую девушку, словно два сексуальных накаченных льва, одаряли лаской своих мощных рук её хрупкое нежное полностью обнаженное тело. Светящийся искорками блеск голубых блеклых глаз этой девушки и кривая пьяная улыбка, вызвала в ней довольство столь сильным вниманием со стороны двух этих мужчин. Один из мужчин явно отвлекся, засмотрелся на тело Оксаны, когда она проходила мимо дивана, на котором творился весь этот разврат. Следом за его товарищем обратил свой голодный взор и другой мужчина, что засовывал свой напряженный член в рот белокурой девушки, держа её за пучок белокурых волос, сжав их в кулак. Розовые нежные губы этой девушки медленно обхватили красную пульсирующую головку этого члена, после чего пользуясь беспомощностью девушки, мужчина сам пропихнул ей свой член в рот.
Специально Оксана решила сама совратить одного хотя бы из этих привлекательных е мужчин, скидывая, проходя мимо дивана, красную накидку, что окутывала её тело. Нежная шелковая красная ткань медленно поползла вниз, подчиняясь рельефу телу Оксаны, она плавно упала на пол, оставив после себя приятный осадок ласки на коже. Мужчины, что насиловали сексуально блондинку на диване, сразу как-то оживились такую обнаженную прелесть груди. Изабелла была просто в восторге, от того что увидела. Власова преобразилась в развратной вызванной желанием улыбке, освобождаясь от объятий Романова, направилась на встречу к Оксане, соблазняя коварной эротической походкой.
— Елизавета Валентиновна! — возразила Катерина — Даже не думайте, это белокурая сучка моя
— Даже так — улыбнулся Романов, вставив в рот подкуренную сигару, сделал небольшую затяжку, выпуская дым кольцами из-за рта — Оксана Владимировна это разве так?
— Ну, Катерина — обиженно надула алые губы Оксана, замечая как парни, что ублажали сексуально девушку на диване, сверлят её взглядом — Мне и так не повезло сегодня, секс с Коноваловым был просто ужас какой-то
— Что?! — строго возразил Молотов
— Андрей Михайлович успокойтесь — сразу же вмешала Изабелла — Просто наверно произошло небольшое недоразумение, мы ведь не знали, что Оксана будет у нас ночью
— Одно дело если мой зять спит с незнакомой ему девушкой
Начал высказывать недовольства Молотов, строго продолжая смотреть на распутство, что устраивала Оксана, подходя к столу за которым, сидели Изабелла и этот строгий пожилой мужчина с диким раздражающим сухим кашлем. Елизавета Валентиновна, словно как будто испугалась взора Катерины, решила просто подойти к столу, с противоположной стороны от Оксаны, держа в руках почти пустой бокал с вином.
— Но совсем другое господин Романов — продолжал нагнетать обстановку Молотов — Когда мой зять спит с девушкой к которой даже когда он пьяный у него к ней есть чувства, поначалу до встречи с Оксаной Владимировной я и понятия не имел о ком конкретно идет речь
— Андрей Михайлович я понятия не имею честно — уверял Романов, еще при этом улыбаясь хитрой улыбкой — Что тут делает Оксана Владимировна, нет правда я всегда рад её присутствию, но тут…
«Хм… странно, у Молотова сухой кашель и едва заметный цианоз лица, так же, интересно еще тот факт, что я вижу, наблюдается цианоз фаланг пальцев левой руки», рассуждала Оксана походя к столу, внимательно наблюдала за Молотовым.
— Острая нехватка воздуха и ваш сухой кашель Андрей Михайлович, так же вполне естественны признаки тахикардии — вслух начала излагать Оксана свои мысли, не придавая никакого значения что все смотря её обнаженное тело
— О чем она говорит? — возмутился Молотов — Эта девочка едва меня знает, а еще какие-то мне тут диагнозы пытается ставить
— Сергей Викторович — обратилась Оксана к Романову — Прошу принесите мне какое-нибудь платье, если вас это не затруднит
— Оксана Владимировна я надеюсь что все мужчины тут, ну кроме Андрей Михайловича, крайне восхищены вашим телом
— Нет! — возразила криком Катерина, вскакивая с кресла, проливая несколько капель вина на стол со своего бокала — Оксанка быстро надень на себя что-либо!
— «Экссудативныйплеврит» или может быть «Пневмония», хотя нет, тут кашель вроде как показался мне сухим — предположила Оксана, отодвигая стул, решила пойти ва-банк — Вы знаете, Андрей Михайлович, ваш зять настолько хорош в сексе, вы просто не представляете, какую долю сильного оргазма я испытала, ощущая его член в себе
Манипулируя этим человеком, Оксана ясно и четко расположила характер всех возможных последствий, отчетливо заметила, как ему становилась трудно дышать. Признаки «ортопноэ», тоже Оксана не могла исключить, располагая мысленно в голове варианты и симптомы, пыталась сложить головоломку воедино.
— Да как вы смеете! — вскочил Молотов со стула, грозно посмотрел на Оксану, признаки возбужденного эмоционального состояние сразу были видны — Я думал вы человек рассудительный, а вы на самом деле очередная Романовская шлюха!
— Да-да Андрей Михайлович — восхитилась Оксана, шикарно улыбнулась ему улыбкой изобилием красоты эротической подлой улыбкой — Я позволяла делать вашему зятю со своим телом все то, что он только захочет
— Что?! — вскрикнула Катерина с яростным видом на лице обошла стол, направляясь ускоренным шагом к стулу, на котором сидела Оксана
— А вот и признак удушья — улыбнулась Оксана, взяв бокал со стола, что стоял рядом с Изабеллой
Молотов будто схватился за горло, словно ему было нечем дышать, на его лице выступил холодный пот, а цианоз лица, словно был уже серого цвета, так же как показалось Оксане, что она заметила нитевидные шейные вены.
— Что ты сделала Оксана? — испугалась Изабелла, вскочив со стула на котором сидела, сильно при этом испугавшись
— Ой, похоже, я себе нашла еще одно дело — застенчиво улыбнулась, Оксана, скрывая прелесть румяных щечек за прядью русых золотистых волос
— Оксаночка! — ужаснулась Власова, прижав ладони рук к своим губам — Что же ты наделала, это же Молотов, как ты могла?
— Оксанка прошу, скажи, что ты знаешь, что делать дальше? — Катерина была просто потрясена картиной, Молотов едва стоял сам на ногах, задыхаясь приступом сильной отдышки
— Знаю — ответила спокойно Оксана, вставая со стула с бокалом вина в руке — Нужно вызвать скорую помощь и все дела
— Боже мой, Оксана Владимировна да помогите же ему вы, что не видите что ему плохо — ужаснулся Романов
— Хорошо-хорошо — радушно согласилась Оксана, залпом осушив почти пустой бокал вина — Блядь ну почему именно в новогодние праздники мне придется провести опять за книгами
— Что нужно делать? — спросила Власова, посчитав нужным первой оказать помощь
— Помогите ему хотя бы сесть в полусидячее положение — распорядилась Оксана, совсем не желая как-то помочь больному — Да и сделайте так, что ноги у него свисали на пол
— Ну что вы встали — вскрикнула Изабелла, обратившись к двум мужчинам, что были шокированы увиденной картиной — Помогите своему боссу
— Боссу?! — удивилась Оксана — Так это его охрана так-так
— Сергей — обратилась Катерина, подходя к Оксане, коснулась кончиками пальцев её плеча — Найдете платье для нашей Оксанки, хватит ей уже
— Так все я вызываю неотложку — заявила Изабелла, взяв телефон со стола
— Нет! — возразил Молотов, помогая при помощи здоровых парней сесть на диван, с трудом мог дышать, хрип его легких был слегка явным выраженным свистом — Я не хочу в больницу
— Ах.. ну ладно — вздохнула, играя иронию Оксана — Какая жалость ведь там некому будет его лечить в новогодние праздники
— Оксанка прекрати! — возразила Катерина, расстегивая в спешку цепочку на шее, освобождаясь от черной шелковой накидки — Вот возьми, накинь быстро это на себя!
— Ну! — возразила Оксана — А может, я не хочу
— Надень! — снимая накидку со своего платья, настойчиво заявила Катерина — Или иначе я тебе по заднице так тресну, ты меня знаешь, я могу!
— Ладно-ладно — согласилась Оксана, взяв у неё из рук черную накидку
— Оксана что с ним? — обратилась к ней Изабелла, с ужасом в глазах наблюдая, как парни из охраны Молотова помогали ему сесть на диван в удобное положение
— Если бы я только знала — ухмыльнулась Оксана, накидывая на обнаженное тело черную шелковую накидку — Нет, я честно Белла не знаю, что с Молотовым, но мне дико интересно понимаешь это узнать
— Оксана Владимировна — говорил Романов, затушив сигару в стеклянной пепельнице, поставил, нагнувшись её на подоконник окна — Я могу на вас рассчитывать, что вы возьмете дело Молотова под свой личный контроль?
— Возьмусь — согласилась Оксана, коварно улыбнувшись — Но после праздников
— Оксана Владимировна — возразил Романов, направляясь к праздничному накрытому столу — Боюсь, Андрей Михайлович может не перенести эта праздничные выходные, перейдем к делу, чего вы хотите?
— Коновалова! — тут же без сомнения ответила Оксана — Ну и эту темноволосую сучку в придачу — ухмыльнулась она, обвивая рукой талию Катерины, притянула её к себе
— Оксанка! — вскрикнула недовольно Катерина, возмутительным взглядом посмотрев на Оксану
— Катерину забирайте себе в качестве задатка и можете делать с ней все то, что считаете нужным — согласился Романов пойти на уступки — Но что касается Сергея Коновалова, тут вопрос, который потребует очень большого количества времени
— Да-да теперь темноволосая сучка ты моя — прошептала возбуждающим шепотом Оксана, прильнув максимально близко к губам Катерины
— Оксана — обратилась к ней Власова — Ты примерно хоть можешь предположить, что с Андреем Михайлович — по её лицу было видно, как эта женщина переживает больше чем Романов
— У меня конечно тут несколько версий — хитрой ухмылкой, Оксана пыталась скрыть недовольство прерванного поцелуя — Ну тут на выбор несколько еще вариантов «митральный стеноз» или предположим мой последний случай «аортальная недостаточность», все эти случаи вызывают отдышку с отеком легких, что я вижу у Андрея Михайловича
— Да-да конечно — согласилась тут же Власова — Одних предположений тут мало и вы как наш врач Оксаночка это понимаете, что Андрею Михайловичу нужно будет провести полное обследование
— Хорошо — согласилась Оксана, чувствуя внутри, как её раздирает жажда искушения разгадать эту головоломку, она все-таки смогла устоять перед соблазном — Но как минимум завтра или даже послезавтра, а пока пускай дежурные врачи стабилизируют его состояние в больнице
— Боже мой — вскрикнула девушка, что сидела в гулу на диване, зажавшись своим обнаженным хрупким телом в угол — У него кашель с кровью — прижала от страха она ладони к губам, смотрела на Молотова запуганными от страха глазами
— А вот «миксомы» могут вызывать кровохарканье — удивилась Оксана новому симптому — Белла проконтролируй, чтобы выездная бригада скорой помощи доставила Молотова в больницу, а вы Сергей Викторович поставьте Тихонова в известность, что дело этого пациента возьмет под полный контроль мой отдел сердечнососудистой диагностики и хирургии
— Что ты собираешься делать? — спросила Катерина, когда Оксана схватила её за руку
— Ну, учитывая тот факт, дорогая моя — улыбнулась застенчивой улыбкой Оксана — Что Коновалов не достаточно выполнил свой долг, я хочу, чтобы ты закончила начатое
— Можете занять вашу комнату Оксана Владимировна — распорядился Романов — Она всегда для вас свободна и делайте с Катериной до утра все, что сочтете нужным, вино или что вам там еще будет нужно, вам непременно доставят в комнату, я распоряжусь
— Вы так щедры господни Романов — восхитительной улыбкой одарила его Оксана, потянув Катерину за руку к выходу из кабинета
— Но Сергей! — возразила Катерина, покорно следуя, повинуясь воли Оксаны
— Да-да дорогая моя ты ведь заявляла на меня свои права — ласково улыбаясь коварной улыбкой, требовательно сказала Оксана, подходя к двери — Теперь я заявляю права на тебя
— То что ты моя я не отрицаю тот факт — согласилась Катерина — Но зачем тебе Коновалов я могу сделать для тебя все то, не лучше его стручка
— О… дорогая моя — восхитительной чарующей улыбкой улыбнулась Оксана — У коновалов совсем не стручок — открывая дверь кабинета Романова, откровенничала она
— Оксанка! — вскрикнула недовольно Катерина
— Ладно-ладно — пойдя на уступки, согласилась Оксана — Без твоего языка я ведь никуда не денусь
— Ну, ты и сука! — выразила свое мнение Катерина, покидая кабинет Романова вслед за Оксаной
— Я знаю! — призналась Оксана, вдыхая аромат прелести цветов роз, что находились в коридоре этого дома, возбуждалась от стонов, что доносились с закрытых дверей соседних комнат — И сейчас эта сука хочет получить свое
Блаженные ароматы изобилия женского парфюма веяли по коридору, так же ходили почти обнаженные девушки, в разных костюмах, вызывающих сексуальное искушение, скрывая свое лицо под маскарадными эротическими масками. Вызывающие соблазн похоти страсть женских стонов, что так прекрасно слышались с закрытых дверей комнат, мимо которых проходили, звонко стукая каблуками Оксана, держась за руку с Катериной, вызывали соблазн поддаться подобному искушению. Прикусив нижнюю губу, Оксана представила, как её изнасилует Катерина, когда она будет лежать полностью обнаженная на кровати, изнывая громкими сладостными стонами, пока язык этой брюнетки будет так нежно и рьяно влажный клитор влагалища. Даже озорной женский смех, что слышался с первого этажа, где проходил новогодний эротический конкурс, вызвал внутри у Оксаны волну сексуальных нахлынувших эмоций.
— Оксанка вижу, по твоим глазам ты уже хочешь — улыбнулась взаимно Катерина, в её глазах ярко отражался свет свечей, что так заманчиво горели в подсвечниках на стенках
— М…. Катерина не искушай меня — простонала сладостным стоном Оксана, ощущая, как руку этой брюнетки согревала своим теплом спину через тонкую ткань шелковой накидки
— Я пойду, предупрежу Викторию, чтоб распорядилась на счет вина в нашу комнату — предупредила Катерина, когда они подходили к двери комнаты
— Надеюсь — прислонившись кончиками пальцев, к позолоченной ручки двери говорила Оксана возбужденной интонацией собственного голоса — Ты не заставишь свою королеву долго ждать
— Королеву ха… — рассмеялась Катерина, направляясь вдоль по коридору
— Ну да, а что?! — возмутилась, крикнула ей вслед Оксана
— У тебя слишком завышена самооценка, моя дорогая — ответила Катерина, коснувшись рукой перил массивной лестницы, что вела на первый этаж
— Ну, ты и сучка! — обиженно крикнула Оксана, поворачивая ручку двери, вошла внутрь, громко за собой дверью хлопнув
Темная комната, была окутана мраком, а завораживающий запах свежих роз, что Оксана сразу же успела почувствовать, как только вошла внутрь. Нащупав выключатель на стене, Оксана легким щелчком включила свет в комнате, озарив её непривычным ярким ослепительным светом. На спинке стула, что стоял возле стола, в двух метрах от окна, Оксана обнаружила белое шелковое мини платье. На столе в белой керамической вазе стоял букет из пяти красных роз, чудесный запах которых насытил комнату своих восхитительным ароматом. Белые простыни расправленной постели и даже бамбуковое пышное одеяло с пышными подушками на кровати, что своим чудесным вкусовым оттенком роз, пленила обоняние Оксаны.
«Хм… Романов как ты грамотно все просчитал, ты ведь все-таки сволочь знал, что я приеду к тебе», улыбнулась Оксана, улыбкой развращенной похоти, направляясь к стулу, на котором висело платье, покачивая бедрами расстегивая застежку на накидке.
Ласка прикосновения шелковой накидки в момент, когда она скользила по коже Оксаны, доставляла незабываемое сексуальное наслаждение. Стукая звонко каблуками по паркету комнаты, Оксана услышала, как дверь за её спиной тихо скрипнула ручкой, после чего под стук женских каблуков в комнату кто-то вошел. В отражении на стеклах окна, Оксана смогла разглядеть ядовито-зеленое платье Изабеллы, что так сексуально облегало её тело. Головокружительный аромат лавандового масла, что Оксана смогла ощутить от этой женщины, словно молниеносной волной разнесся по комнату, приглушая аромат чудесных красных роз.
— М… Изабелла — сладкой интонацией голоса сказала Оксана, касаясь кончиками пальцев — Вот тебя-то я крайне не ожидала тут увидеть
— Пришла обсудить с тобой наше соглашение по поводу Катерины
Говорила Изабелла весьма возбужденным тоном голоса, подходя к столу, нежно побарабанила по его гладкой поверхности кончиками своих коготков
— Я не могу её тебе просто так отдать, ты же понимаешь, ты должна её заслужить
— А разве я это не сделала, прооперировав тебя на операционном столе, я спасла тебе жизнь, ты мне должна — напомнила ей Оксана, развязывая бантик на маске
— Да, но ты ведь просишь у меня самую дорогую мне девушку — возразила Изабелла, в отражении на окне Оксана заметила подлость её улыбки — Брось Оксана будет весело, ты и я
— Если ты опять не затеешь какой-нибудь дурной план — снимая маску с лица, согласилась Оксана
— Я так поняла, ты согласна — радостным тихим шепотом прошептала Изабелла, подходя к Оксане со спины — Была бы моя воля, я бы и тебя сделала бы своей девушкой, но мой муж крайне запретил мне этого делать
— Интересно почему?! — удивилась Оксана прохладной нежности рук этой женщины, что ласкали приятными прикосновениями её плечи
— Он считает, что ты слишком достаточно сделала для нашей семьи и всего поселка, что я даже думать не имею права об этом — возбуждающим шепотом шептала Изабелла на ухо Оксане
— А Марина Викторовна тоже каким-то боком относиться к вам? — поинтересовалась Оксана, ощущая, как пальцы этой кобры вцепились в резинку её трусиков
— Это особый эксклюзив, почти, как и ты — подтвердила Изабелла, коснувшись холодным влажным пропитанным слюной языком нежной шее Оксаны — И она тоже сегодня здесь на вечере, только в моей комнате
— У тебя Белла столько девушек — восхитительной прелестью улыбки улыбнулась Оксана, заметив, что эта женщина никак не решается стянуть с неё трусики — Да сними ты их уже, наконец — изгибая спину сексуальным жестом, простонала она, изнемогая от сильного сексуального желания
— Да ты мокрая уже вся Оксаночка — видимо заметила это, когда коснулась трусиков Оксаны между ног
— Да! — громко простонала Оксана, ощущая, как начали сползать красные трусики по её упругим эластичным бедрам
Сексуально виляя своими ягодицами, освобождаясь от приятных объятий этой женщины, Оксана перешагнула через трусики, что лежали на полу, направилась к постели. Соблазнительно покусывая коготок указательного пальца, Оксана чувствовала, как стенки её влагалища стали насыщаться богатым изобилием влаги. Дыхание становилось учащенным, почти невозможным, тело стало пылать огнем неутолимой страстью, лишь нежность белых шелковых простынь смогла на немного притушить столь бурно кипящее пламя, что бурлило внутри Оксаны.
— Что на счет Молотова? — спросила Оксана, заползая на кровать, словно хищная возбужденная страстью похоти кошка
— Разве в такие минуты тебя может волновать Молотов? — удивилась Изабелла её вопросу — Хотя для тебя отвечу, что за ним уже приехала бригада скорой помощи и если выглянешь в окно кабинета моего мужа, то сможешь еще заметить, как его погружают в машину
— Это все что я хотела знать — расположившись на кровати, Оксана раздвинула ноги, согнув их в колени, с диким чувством сексуального голода, наблюдала за этой женщиной
— Как я рада тому — говорила Изабелла, медленно приближаясь к кровати, на которой лежала Оксана — Что мы с тобой в эту новогоднюю ночь нашли компромисс всех наших с тобой проблем
Расстегивая лямки своего платья, Изабелла приближалась к кровати хищной чарующей походкой, словно змея виляя своими бедрами, пыталась одурманить свою жертву. Оксана с тяжелым дыханием в груди восхищалась телом этой женщины, особенно в тот момент, как она соблазнительно начала оголять грудь от стягивающих оков платья. Платье словно повинуясь рельефу, каждому эротическому изъяну на теле этой женщины медленно сползало вниз. Алые покрытые щедрым слоем помады губы этой женщины пленили сознание Оксаны, а зеленые глаза этой колдуньи отчетливо отражая блики светящейся хрустальной люстры над головой, таили в себе кучу неизведанных сексуальных тайн. Волнующий слух волшебный звон каблуков Изабеллы по паркету комнаты, завораживали при каждом соприкосновении с ним. Словно эта кобра знала, как нужно управлять своим телом, как нужно идти, даже мимика на лице все говорило, о её высоких манерах обольщения своего партнера. Зеленое платье упало на пол и к удивлению Оксаны, под ним на этой женщине ничего не было, только вот трусики такого же идеального цвета что и платье, скрывали самое сокровенное места, по мнению Оксаны. Дотронувшись это этого самого сокровенного влажного влагалища Изабеллы, Оксана могла бы возбудить дикую страсть в этой женщине заставляя её изнемогать громкими стонами на кровати.
— Скажи Оксана — говорила Изабелла возбужденным тоном своего железного голоса — Зачем тебе именно Коновалов у тебя ведь есть Костя, а он намного лучше этого Коновалова, по крайней мере наскока мне известно
— Ты пришла допрашивать меня — наблюдая, как эта женщина пленительным жестом, как хищная кошка залезает на четвереньках на постель Оксаны, поинтересовалась она — Или может быть, скрестим наши с тобой узы, узами любви
— Я просто хочу сказать, что ты можешь получить намного больше, чем просто одного скучного как нельзя, кстати, Коновалова — прошептала эта кобра, прильнув максимально близко к губам Оксаны
— Серьезно?! — удивилась Оксана, ощущая сладкий обжигающий губы, аромат вина, что веял от губ этой женщины — И что же это?
— Мое покровительство и поддержку моего мужа — уверяла зеленоглазая колдунья, пытаясь пленить своими манерами обаяния
— Звучит заманчиво — решив взять инициативу в свою руку, Оксана оказалась сверху этой женщины, восседая над нею, как императрица над своей подданной стоя на четвереньках — Только вот почему ты еще в нижнем белье?
— Я просто хотела чтобы ты сама его сняла — прошептала пленительным слух шепотом Изабелла, блеснув подозрительным блеском своих губ, состроила коварную улыбку
«Хм… за все время, что я знаю эту стерву, она никогда мне сама не позволяла себя раздеть, что же произошло теперь», удивилась Оксана, но все же искушение сексуального обыденного голода взяло над нею верх.
— Ну же — прикусив краешек губы, согласилась Оксана, медленно коснулась своими коготками резинки шелковых трусиков Изабеллы
Оксана настолько возбудилась от движения телом этой женщины, что не заметила когда стягивала с её бедер зеленые трусики, как дверь их комнаты плавно открылась, и кто-то вошел внутрь. Даже не придав никакого значения, что дверь потом тут же плавно закрылась, Оксана пыталась добиться своего, когда по комнате звонко стучали каблуком мужские туфли. Поддавшись соблазну этой искусительницы, Оксана держала в руках легкие шелковые зеленые трусики. Запах лавандового масла на этой легкой шелковой тряпице, еще сохранял свою пленительную силу аромата оттенка, которого при вздохе возбуждал внутри дикую голодную сексуальную страсть.
— Меня всегда поражало, как ты это делаешь — тихим шепотом прошептала Оксана, снова оказавшись над её телом на четвереньках в районе раздвинутых ног этой девушки
Нежность мужской гладкой руки завораживало прикосновением по бархатной коже Оксаны, двигаясь плавно по её спине к бедрам. Другая рука этого мужчины вцепилась в роскошный пышный пучок русых волос Оксаны, крепко схватив их, загибая легонько её голову к верху. Заметив Романова, вместе с ними в комнате Оксана немного испугалась, но хватка его в волосах Оксаны была настолько сильной, что она ничего не могла сделать, только лишь дальше продолжать наслаждаться прелестью его руки на своих ягодицах.
— Оксана Владимировна — пленительный звук его шепота сводил с ума и в тот момент полностью обездвиживал тело — Ну что же вы постоянно меня унижаете, выставляете дураком и вечно ставите меня в неудобную ситуацию?
— М…. Сергей, зачем же вы так грубо со своей королевой — простонала Оксана, ощущая грубость и решительность руки в волосах, пока другая рука кончиками пальцев сжимала её упругие ягодицы
— Вот именно с моей королевой — заявил он, когда его рука оказалась между раздвинутых её ягодиц, а его средний палец уже оказался на анусе Оксаны
— Нет, вы этого не сделаете — улыбнулась Оксана, поддавшись невероятному соблазну ощущений, как его палец круговыми движениями без проникновения ласкает её анус
— С чего вы так решила? — поинтересовался он, принудительно опуская голову Оксаны к раздвинутым ногам Изабеллы — Вопрос лишь в том, чего хотите вы сами?
— Ваша королева…. — задыхаясь от сильного возбуждения, Оксана не могла дальше говорить
— Давай девочка моя — прошептала чарующим разум шепотом Изабелла, прислонив теплую нежную ладонь к щеке Оксаны — Сейчас наша королева получит, то чего поистине заслуживает
— Не надо упорствовать Оксана Владимировна — тихо прошептал Романов, опуская средний палец к влажным, пропитанным мокрой влагой губам влагалища — Или может быть вам помочь?
Романов начал медленно плавно вводить палец вглубь стенок влагалища Оксаны, ощущая столь сильное насильственное проникновение, к которому она была не готова, она раздвинула губы. Романов настойчиво приближал голову Оксаны, имея её пальцем во влагалище, заставляя стонать громкими изнемогающими стонами. Оксана чувствовала каждой своего стенкой влагалища, продвижение его пальца, даже то, как собственная влага половых губ обволакивала его палец в момент проникновения.
— Сергей, что ты делаешь? — возразила Катерина, открывая дверь, входя в комнату с двумя полными бутылками вина
Губы Оксаны медленно приблизились к влагалищу Изабеллы, она ощутила на своем языке, что тут же начал облизывать её смазку, щедрый эликсир, что сочился тонкой струйкой уже из половых губ. Медленно пропихивая язык во влагалище Изабеллы, Оксана чувствовала, как её смазка обволакивает ей язык. Пальцы Изабеллы, словно маленькие змеи впились в волосы Оксаны, прижимая её лицо к своему пропитанному неутолимой влагой влагалищу. Романов словно не ожидал появления Катерины, вытащил быстро палец из влагалища Оксаны и отпустил хватку, что была в её волосах. Заставив Оксану таким мимолетным резким жестом взвизгнуть глухим стоном, когда она так старательно вылизывала стенки влагалища Изабеллы языком. Изабелла извиваясь громкими сладостными стонами на кровати, в тоже время плотно прижимала лицо Оксаны к собственному влагалищу. Со стенок влагалища на язык Оксаны щедро сочился её эликсир, что густым сладким потоком обволакивал его нежную поверхность.
— Катерина! — возмутился, обхватив ладонями выставленные во всю красоту ягодиц Оксаны, словно они его собственность он так тщательно и нежно их массировал — Вечно ты выбираешь неудобное время, когда появится, разве не видишь, мы заняты, тебя что Власова не предупредила?
— О чем?! — сердито спросила Катерина — Так быстро оставьте её в покое, она не понимает уже что творит, а вы этим пользуетесь!
— Оксана Владимировна сама этого желает — возразил Романов, одарив ягодицы Оксаны ядреным крепким шлепком заставляя её взвизгнуть, оставляя на них розовый отпечаток своей руки — Как же я люблю их
Словно голодной озабоченной страстью он прикоснулся горячими обжигающими кожу губами к причинному вред бедру Оксаны. Стал так смачно языком его облизывать, одаряя его прохладной нежностью собственной слюны.
— Сергей немедленно прекрати! — крикнула на него Катерина — А ты Изабелла немедленно отпусти Оксанку, здесь кроме меня, никто больше не имеет права к ней прикасаться
— Ну почему ты все портишь Катерина — обиженно заявила Изабелла, отрывая лицо Оксаны от своего влагалища
Оксана, не успев толком отдышаться, почувствовала, как пропитанный щедрым изобилием слюны язык Романова вошел промеж половых губ влагалища, а два пальца это мужчины, начали его, медленно массируя, раздвигая его стенки шире. Другая его рука со всей горячей страстью и насыщенным сексуальным голодом сжимала сочную пышную грудь Оксаны, пыталась нежно теребить её сосок.
— Ах… а… — стонала громко Оксана стоя на четвереньках на кровати — Дааа…! — простонала она изогнув спину и задрав голову, ощущая как глубоко входит во влагалище язык Романова и с какой силой он сжимает её грудь
— Хватит! — крикнула Катерина подошла к Романову со спины
— Да-да… — кричала Оксана, изнемогая собственными громкими, чувствуя как прохладный язык Романова творил такие чудеса
Сжимая когтями простынь, на которой стояла Оксана на четвереньках, она испытала сильный оргазм, который полностью выбил её из сил. Изогнув спину и пытаясь запрокинуть голову, Оксана издала громкой силы сексуально эротический стон. Выплескивая на язык Романова, что так настойчиво массировал стенки пропитанного щедрым изобилием влаги влагалища Оксаны, приличный сгусток своего эликсира. Язык этого мужчины начал медленно покидать теплую влажную обитель Оксаны, а его хватка на груди заметено ослабла, оставив легкий осадок на коже потом от теплых нежных подушек мягких пальцев на нежном розовом упругом соске.
После чего изнемогая от недостатка сил, Оксана упала на кровать с тяжелым дыханием, она пыталась доползти до подушки, ощущая как из влагалища вытекает обжигающее изобилие густой влаги прямо на простынь под нею, оставляя на ней ярко выраженное пятно.
— Что вы наделали! — вскрикнула в ужасе Катерина, быстро кинулась к кровати
— Доставили нашей королеве незабываемое сказочное удовольствие — с улыбкой на лице вставая с постели, ответила Изабелла
— Что других девушек не было? — яростно прокричала Катерина, прижимая Оксану к своей груди
— Успокойся Катерина, наша Оксана Владимировна сама этого хотела — возразил Романов
— Оксанка — нежным голосом говорила Катерина, прижимая её лицо к своей груди — Ты меня слышишь, девочка моя? — обвила она руками обнаженное тело Оксаны, яростно смотрела на её сексуальных обидчиков
— Все хорошо Катерина — уверяла её Изабелла — Оксана просто устала, дай ей отдохнуть — говорила она, нагибаясь, поднимая зеленое платье с пола
— Оставьте нас слышите — подняв голос, прокричала Катерина — Слышите, вы оба оставьте нас
В глазах становилось все темнее, картинка комнаты словно стала заметно тускнеть, единственное, что ощущала Оксана, когда лежала обнаженной на кровати, это как теплые нежные руки Катерины обвили её тело, прижимая к себе. Не было сил даже раскрыть тяжелые веки глаз, после чего они сами закрылись, погрузив сознание Оксаны во мрак теплых нежных рук. Катерина что-то еще продолжала кричать на Романовых, но Оксана не могла разобрать её слов, отдавшись полностью в руки этой брюнетки. Оксана тут же сладко засопела, уснув в её объятиях обнаженной на кровати, ощущая только еще теплоту её рук. Сладость усыпляющего возбужденного дыхания, а так же пленительной силы аромат ночной фиалки, было последним, что Оксана успела запомнить, как полностью потеряла сознание, находясь в объятиях приятных согревающих теплотой своей любви рук Катерины.
Вскоре дверь комнаты за Романовыми плотно закрылась, покидая комнату, Изабелла щелкнула клавишей выключателя, погрузив комнату в ночной мрак новогодней развратной ночи. Оксана с трудом смогла разобрать, как Катерина склонилась над её телом на кровати, обнимая своими руками заплакала. Даже нежность прохлады слез Катерины, не смогли взбодрить Оксану в ночном мраке, в котором погрузилась эта комната.
— Оксанка любая моя — держала Катерина кончиками нежных подушек пальцев подбородок Оксаны, пыталась поднять взгляд её закрытых глаз на себя — Что же ты наделала, вот зачем тебе такое, почему ты нормально-то жить не можешь? — шептала она сумрачной пустоте комнаты, на ухо, используя пленительный усыпляющий шепот

***
Нежных согревающих рук Катерины, была настолько сильно обворожительной, что Оксана, когда открыла едва глаза. Подняв тяжелые уставшие веки, чувствовала, как руки этой девушки обхватили пышную грудь Оксаны, прижимая спиной к своему теплому согревающему обнаженному телу. Бамбуковое толстое одеяло накрывало их почти полностью, а теплая бамбуковая подушка, была настолько чарующей, что даже голову не хотелось поднимать в этот момент. Катерина так сладко и пленительно сопела под ухо Оксаны, видимо уснула крепким сном, полностью раздевшись, обвивая руками обнаженную грудь.
В комнате все было как обычно, раскиданные по полу вещи Оксаны, а так же аккуратно висело на спинку стула фиолетовое платье Катерины. На полу красиво были разбросаны фиолетовые трусики Катерины, лежали прямо под кроватью, даже они сохранили прелесть чарующего запаха ночной фиалки. Красные очаровательные розы, все еще радовали прелестью своей красоты, что стояли в белой керамической вазе на столе. Стол был залит красным вином, на полу под ним была небольшая разлитая красная лужа. В углу был разбитый в дребезги стеклянный бокал, а возле него была разлита лужа вина, оставленные на обоях капли потеков вина ярко выражали эмоциональные истерики Катерины по поводу случившегося прошлой ночи.
— Я знаю, что ты не спишь — тихо прошептала Катерина под ухо
— М… Катерина, как ты узнала? — удивилась Оксана, ощутив на своих бедрах её теплую ладонь
— Не хочешь поговорить о случившемся? — поинтересовалась Катерина, массируя попку Оксаны ладонью руки
— А разве тут есть о чем говорить? — застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая голову под одеялом
— Оксанка! — легонько шлепнула Катерина по ягодице — Почему ты так со мной я ведь тебя люблю, а ты сама ложишься в постель с Романовыми
— Ну, вообще-то в постель я хотела лечь с Изабеллой — бросая косой недовольный взгляд заявила Оксана, поджав от обиды губу — Ну а Романов, ну так получилось ну ты понимаешь…
Застенчивый румянец на щечках Оксаны выдавал как ей стыдно перед любимой девушкой, от чего она прикрыла голову одеялом, так что торчала только макушка её волос.
— Нет, не понимаю — не согласилась Катерина, приподнявшись с постели, облокотилась на локоть, строгим выраженным взглядом обиды посмотрела на Оксану
— Ну и не надо — надула обиженно губки Оксана
— Значит, так ты теперь стала разговаривать да Оксанка?!
Взъерошенные волосы и вполне голодный возбуждающий взгляд выражал такую дикую сексуальность, что Оксана не смогла устоять перед соблазном, чтоб поцеловать эту ненаглядную вредину. Выраженная до совершенства грудь была прикрыта нежной материи бамбукового одеяла, скрывая розовый сосок Катерины от ненужного внимания белокурой сексуальной хищницы. При виде её образа обнаженной Катерины, Оксана не могла контролировать вновь нахлынувший порыв бурной эротической страсти.
— Оксанка даже не думай — возразила Катерина, как только Оксана, опираясь на локти чуть приподнялась на постели — Я сказала нет, тебе ничего не светит ты провинилась вчера!
— Ах… это значит я провинилась — нежно вздохнула Оксана, скрывая свой хищный развращенной эротической похотью взор — Ну сейчас и ты провинишься
Похотливая игра страстных голодных взглядов набирала обороты, Катерина хотела возразить не позволить Оксане прикоснуться к её телу, но Оксана умудрилась исхитриться и настойчивостью, схватив Катерину за талию, повалила её на кровать.
— Только попробуй! — прошипела, играя в сексуальные игры Катерины
Оксана заскочила на неё сверху, взяв её руки, прижала их к подушке и любовалась её обнаженным телом стоя над нею на четвереньках.
— Оксанка! — вскрикнула громко Катерина, когда губы Оксаны начали медленно приближаться к губам Катерины — Ты не заслужила моей ласки, моих нервов и капризов
Кричала развращенная брюнетка, пытаясь вырваться из-под оков Оксаны, извиваясь на кровати, она пыталась скинуть белокурую обидчицу с себя. Губы Оксаны плавно приближалась к её губам, Оксана понимала, что даже в такой эмоциональной игре грез любовных утех, брюнетка просто пытается завести бурлящий огонь страсти.
— Оксанка!
Улыбнувшись, успокоилась Катерина, видимо посчитав свое поражение в этой игре перед упорством и настойчивостью Оксаны.
— Вот ты всегда умела добиваться своего
— Я знаю!
Прошептала Оксана, ощущая приятное, сохранившую силу аромата вина, учащенное возбужденное дыхание Катерины, что горячим жгучим страсть потоком воздуха обжигал чувствительные нежные алые губы. Сладость поцелуя все-таки объединила губы девушек воедино, наслаждение которых каждая из них хотела получить с максимальной выгодой для себя. Поддавшись искушения поцелуя, Оксана позволила у себя во рту, нежному, пропитанному щедрым изобилием прохладной сахарной слюны языку Катерины поистине вытворять такие чудеса, всячески пытаясь доказать превосходство в момент такого голодного поцелуя. Потеки слюны вытекали с губ девушек, смачно густыми сгустками катились по щекам Катерины, падая плавно на бамбуковую подушку оставляя завораживающий взгляд след на ней.
Раздражающий звонок телефона прервал дикую страсть поцелуя, заставив тело Катерины заерзать в мучительных движениях в отчаяние вырваться и прервать этот надоедливый звук. Проклятый электронный затейник жужжал, как ненормальный, издавая мелодию Dubstep.
— Оксанка погоди — задыхаясь голодной неутолимой жаждой поцелуя, отрываясь от губ Оксаны, пыталась выговорить Катерина — Какой-то болван мне звонит!
— Пошли его к черту! — прошептала хищным тоном голоса Оксана, хотела снова соединиться с ней губами в жарком пленяющим разум поцелуем
— Хорошо погоди
Согласилась Катерина, выползая из-под тела Оксаны, она нагнулась на кровати, выставляя изящную красоту своих бедер напоказ, пыталась найти телефон под кроватью. Видимо при сумеречном зимнем новогоднем рассвете коснулась кончиком коготка сенсорной кнопки принятия вызова на дисплее своего телефона.
— Оксана Владимировна я знаю вы там — говорил настойчиво Ларионов на громкой голосовой связи телефона, когда телефон все еще находился под кроватью — Сколько можно себя так вести, мало того что вы взяли дело в новогодние праздники, так еще и трубку не берете
— Валерий Николаевич — возразила Катерина — Вы звоните на мой телефон, Оксаны вообще-то рядом нет
— Ах... вот как — будто сделал вид, что его это удивило, продолжил дальше Ларионов — Тогда передайте ей, что мы думали, что это просто воспаление брюшной полости, применив антибиотики широкого спектра «Аугментин», чем вызвали у больного….
— Вы идиоты! — вскрикнула Оксана, вскочив на колени на кровати — Блядь у вас мозг в жопе точно, чем вам удалось нормализовать состояние пациента, когда он пережил «анафилактический шок»?!
— Оксана Владимировна — удивился теперь еще сильнее Ларионов
— Валерий Николаевич — кричала Оксана набирая обороты ярости вставая с кровати громко со психу топнула каблуком — Аугментин, препарат, который широко используется в лечении инфекционных заболеваний у детей и взрослых
— Ну да! — согласился Ларионов — А как вы узнали про анафилактический шок?
— Вы давали пациенту это лекарство в надежде что у него возможно «бронхиальнаяастма» или того хуже «пневмония» — предположила Оксана
— Но ведь симптомы и данные собранные анамнеза подтвердили наш диагноз — выразил несогласие Ларионов
— Да тут я с вами согласна, симптомы сильно подходят, но тут вы ошиблись, я бы не взяла такое плевое дело, если бы и так было известно о его результатах и как его лечить — рассуждала Оксана подходя к окну за которым пышными хлопьями падал снег — Скажите, а побочные действие вашего антибиотика вызвали у Молотова такой симптом как «отек Квинке»
— Реакция на воздействие различных биологических и химических факторов, часто имеющая «аллергическую» природу — пояснил Ларионов — Что свидетельствует явному проявлению ангионевротического отёка
— Валерий Николаевич — возразила Оксана, подошла к столу едва могла контролировать возбудившейся в ней порыв ярости, который она хотела выплеснуть — Не надо мне перечислять, что я и так знаю
Треснула Оксана сильно ладонью по столу, от чего сильно обожгла ладонь руки в момент такого удара, сильно взвизгнула начала тереть ладонь и дуть на неё, испуская холодный поток собственного воздуха.
— Что там у вас происходит Оксана Владимировна? — послышался возмущенный голос Ларионова на громкой голосовой связи телефона
— Да просто наша Оксанка психами, себя изводит — рассмеялась Катерина, сидя на кровати, озорным смехом, откинувшись на подушку
— Катерина! — упрекнула её Оксана, обиженным взглядом посмотрела на неё, поджав губу — Мне нужно срочно попасть в больницу
— Ну, может для начала тебе стоит сначала одеться — прикрывая лицо белым бамбуковым одеялом улыбнулась Катерина — Ты ведь голая туда не поедешь, правда ведь?
— Оксана Владимировна вы, что там голая? — голос Ларионова по громкой голосовой связи сотового телефона казался больше нравоучительным — Что там у вас, черт возьми, происходит?
— Ничего! — возразила скрепя зубами Оксана, от волнения прикусив краешек губы — А пока я не приехала, постарайтесь снабдить меня идеями Валерий Николаевич, мне нужно много идей, неважно уже каких для начала любых, даже самых безнадежных
— Боже мой Оксана голая там! — послышался насмешливый голос Вероники в телефоне
— Вероника! — крикнула со психу Оксана — Уволю!
— Ладно-ладно Оксана с кем не бывает, у тебя ведь новый год хоть удался в отличие от нас — начала она тут же жаловаться, чтоб загладить неловкую свою вину
— Ну от кого от вас — послышался веселый смех Валентины, по мнению Оксаны она все еще была пьяная — У меня между прочим он прошел очень даже отлично
— Валентина протрезвей пожалуйста к моему приходу и соберись с мыслями, мне нужны свежие головы и много идей — заявила Оксана, подходя к подоконнику красиво изогнула спину поднимая с пола красные залитые вином кружевные трусики
— Прости! — тихо прошептала Катерина — Просто я на тебя вчера была очень зла
— Так ладно я промолчу — чувствуя, как накаляется страсть гнева внутри Оксаны, решила промолчать этот факт — Так все ждите меня в течение часа приеду, а пока постарайтесь для меня что-нибудь придумать и стабилизируйте на время состояние нашего пациента
— Мне наверно стоит сбросить телефон да! — играя в застенчивые любезности, тихо прошептала Катерина, боясь посмотреть на Оксану
— Не утруждайте себя Катерина Владимировна — заявил Ларионов — Я это сделаю сам — после чего связь телефонного звонка на сотовом телефоне, что до сих пор находился под кроватью на полу, была прервана
Оксана едва сдерживала терпение, чтоб не сорваться на Катерину, чувствуя как её переполняет злость. Звонко стукая каблуками по кофейному паркету пола комнаты, Оксана, схватилась усердно за краешек шторы и начала нервно перетирать ворсинки красного бархата. Пытаясь успокоиться, смотрела, как падает пышными хлопьями снег в сумрачном рассвете после новогодней ночи.
Дверь внезапно открылась, когда Оксана стояла спиной к входной двери, полностью обнаженной находясь в объятиях прохлады комнаты, вдыхая пропитанный с пола аромат вина, что каплями был разлит в нескольких местах на паркете. В комнату под стук каблуков вошла Виктория, её белое шелковое платье, Оксана отчетливо смогла разглядеть в отражение стекла на окне. Не заметив ни единой эмоции, никакой сторонней мимике ни лице девушка прошла по комнате, держа в руке вешалку с костюм для Оксаны.
— Тебя хоть стучаться учили? — упрекнула её Оксана, прикусывая краешек губы
— А то я тебя голой ни разу как будто не видела — возразила Виктория, забавно выражая в отражение окна свою улыбку, что сразу же заметила Оксана — Я даже вылизывала эликсир твоего влагалища Оксана, разве ты забыла!
— Так все хватит! — крикнула Оксана, повернувшись всей красотой собственного тела к этой наглой обидчице — Что решила мне угодить?
— Не просто выполняю поручение Сергея Викторовича, он искренне беспокоится за твой наряд в больнице — уверяла её Виктория, аккуратно повесила деловой белый костюм Оксаны на спинку стула — Так же он запретил покидать тебе помещение больницы до тех пор, пока не будет хоть какого-то результата по делу Молотова
— Что?! — вскрикнула Оксана
— Какого хера! — крикнула Катерина, вскакивая в сидячие положение на постели — Романов, что вообще уже рехнулся
— Без его сопровождения — заявила Виктория — Теперь поскольку ты запросила слишком высокую цену за то, чтобы Сергей Викторович больше перестал терроризировать во всех смыслах этого слова нашу Катерину, ты будешь на время его утехой во всех его делах
— Заебись, что сказать! — покусывая нервно губу, Оксана почувствовала, как начало трепетно биться сердце, чувство неутолимого страха начало в ней преобладать
— Стой! — возразила Катерина — Романов тебе не начальник ведь
— Тут дело в другом Катерина — застенчиво скрывая стеснительный взгляд за прядью роскошных золотистых волос, ответила Оксана
— Да и Оксана — стервозно говорила Виктория, расправляя рукава белого пиджака на вешалке — Сергей Викторович разрешил мне сегодня использовать твое тело в своих фантастических сексуальных фантазиях
— Нет! — возразила Катерина
— Ага — возразила Оксана, подходя к нахальной белокурой сучке, что действительно её обидела
Пленительными движениями Оксана, сексуально покачивая упругими бедрами при каждом шаге звонко стукая каблуком туфель выражая особую сексуальную красоту собственного тела. Оксана заметила, как Виктория обомлела, потеряла дар речи, глядя на её тело. Пользуясь манерами сексуального обольщения, она подошла к ней вплотную, пока девушка даже не знала, что и возразить и как противостоять психологическому давлению со стороны Оксаны на неё.
— Ну, вот же я — спокойно сказала Оксана, выдыхая горячий поток возбуждающего воздуха из своих губ прямо в её открытый от удивления рот — Давай используй мое тело, как тебе вздумается в своих сексуальных фантазиях, ты ведь этого хотела?
— Да только знаешь — коснулась она кончиком коготка указательного пальца чувствительного соска Оксаны — Мне нужно будет еще два очаровательных самца, чтобы полностью осуществить задуманное, хочу, чтоб тебя поимели, как только могли
— Сука!
Прошипела со всей накопленной злостью на неё Оксана, одарив при этом её смазливое милое прекрасное личико пощечиной, свалив сильным ударом девушку перед собой на колени.
— Тупая дрянь! — прокричала на всю комнату Оксана, схватив девушку за пучок белокурых волос, с такой силой заставив её вскрикнуть от нестерпимой грубой силы — Поиметь меня вздумала
— Оксанка! — вскакивая с постели на пол, Катерина звонко стукнула каблуками фиолетовых туфель по паркету, направилась к девушкам ускоренным шагом
— За это ты мне ответишь — тихо прошептала Виктория, стараясь не поднимать обиженного взгляда на Оксану — Я тебе все влагалище твое расцарапаю дрянь!
— Оксанка стой! — остановила руку Оксаны, Катерина, когда она хотела одарить наглую обидчицу еще несколькими ударами пощечин, крепко держа её при этом за пучок волос — Она этого не стоит, поверь мне
— Да щас же! — возразила Оксана, вырывая свою руку из якобы крепкой хватки Катерины — Я ей только раз врежу и все
— Оксанка!
Схватив заново за руку Катерина, дернула её на себя, заставив Оксану отпустить бедную белокурую девушку, что сидела перед ней на коленях, склонив голову от обиды. Крики и истерики Оксаны не смогли противостоять настойчивости Катерины и умению обольщения, с которым она пыталась одурманить свою жертву, крепко держа её за руку. Оксана, звонко стукая каблуками направилась к столу где стоял почти пустой бокал, на его дне находились несколько миллилитров вина. Схватив бокал вина, Оксана в порыве истерики швырнула его в закрытую дверь комнаты. Ударившись о дверь хрустальный бокал, разлетелся вдребезги, на тысячи мелких частичек по полу комнаты, оставив на двери, на стенах, расплывшийся рисунок обоев в красивом сочетании потеков вина.
— Я же говорила что Оксана у нас дура! — тихо прошептала Виктория, боясь даже подняться с пола, так и осталась сидеть на полу
Капли красного вина от разбившегося о дверь бокала попали к ней на платье, а лужа вина на полу стала въедаться в нежную эротическую ткань белых чулок, что так соблазнительно на первый взгляд обволакивали её ноги. В комнате даже не чувствовался прекрасный чарующий изобилием женский парфюм, все было пропитано вином, даже его пропитанный сахарной сладостью запах насытил воздух сказочным ароматом, вызывающим при вдохе тошноту у Оксаны. По платью белокурой девушки стекали капли вина, в волосах блестели при свете лучезарного зимнего солнца бликами мелкие осколки стекла, что так удачно попали ей в волосы. Поджимая под себя ноги она скрывала лицо, но по щекам Оксана заметила как стали скатываться слезы обиды, что она ей нанесла и как почти до смерти её испугала впадая в свою неконтролируемую истерику.
— Оксанка успокойся немедленно! — прокричала в истерике Катерина — Так ты встала и пошла вон отсюда, даже не мечтай о ней тебе ясно
— Так все — заявила Оксана, повернувшись к Катерине в пол оборота, весьма удивленным и невинным взглядом посмотрела на неё — Мне нужно одеться и ехать в больницу
— Эй ты вставай, давай — прикрикнула Катерина на Викторию, встав возле неё — И чтоб я тебя больше рядом с Оксанкой не видела
— Нет! — возразила Виктория, подняв голову с гордым настырным взглядом полных залитых слез посмотрела на стервозную брюнетку, что стояла перед ней — Что скажет на это Оксана?!
— Ах… вот оно теперь как — Катерина словно как кобра надулась схватив бедную девушку за волосы, хотела её ударить за оскорбление крепкой ядреной пощечиной — Забыла да, как тебя Романов почти при всех нас трахал на своем рабочем столе, чтобы снять стресс, когда его акции крахом провалились на одной из фондовых бирж
— Так все хватит! — возразила Оксана, направляясь звонко стукая каблуками к двери ванной комнаты — Больше ничего не хочу слышать, пойду приму душ и чтоб когда я выйду, вы двое угомонились вам ясно!
— Я с тобой! — отпустив волосы Виктории, заявила Катерина
— Нет! — возразила тут же Оксана, отдергивая тут же её руку, когда она хотела её схватить — Хватит с меня на сегодня твоих розней Катерина, поеду в больницу без тебя
— Но Оксанка!
Обиженно надула губы Катерина, посмотрев на Оксану чувствительным ранимым взглядом карих глаз. Лучезарный блеск появившихся слезинок на глазах Катерины, так прекрасно излучали отблески лазурного рассвета, что своими лучами ясно озарял комнату.
— Лучше езжай домой — поворачивая блестящую металлическую ручку двери ванной комнаты, спокойно ответила Оксана — Ко мне домой, успокой эту выдру и моего отца, что со своим семейством обосновались у меня дома
— Но что я им скажу?! — возразила Катерина, в её дрожащем от страха голосе, боясь потерять Оксану, чувствовались нотки неуверенности
— Оксана я могу идти? — продолжая все еже с поджатыми ногами сидеть на полу, спросила Виктория, словно как будто ей уже начинало нравиться подчиняться воли Оксаны
— Ну не знаю, скажи, что ты хочешь с ними со всеми получишься познакомиться — застенчиво улыбнулась Оксана — А ты принеси мне мою шубу
Обратилась она в Виктории, что поднималась с пола, скрывая свой обиженный взгляд за чарующий блеском розового цвета оттенок чувствительных губ, преобразившись в приятной улыбке для Оксаны.
— Позволь мне принять с тобой хотя бы душ — возразила Катерина, держа дверь рукой, не давая её закрыть, когда Оксана вошла в ванную комнату — Я настаиваю Оксанка!
— Что думаешь, Виктория?! — с хитрой стервозной ухмылкой алых губ спросила Оксана
— Оксанка! — вскрикнула возмутительным тоном голоса Катерина, посмотрев на неё весьма удивленным не ожидавшей такой подлости взглядом
— Хотя нет знаешь — не дав сказать никому и слова, Оксана быстро вышла из ванной комнаты, топнув со психу по кафельной плитке каблуком — Я наверно так поеду в больницу
— Ну, учитывая, что ты пропахла вся запахом моей фиалки то выглядит весьма изумительно — согласилась Катерина последовав за ней следом
— Виктория я долго буду ждать — поднимая со спинки стула свой приготовленный костюм, спросила Оксана, посмотрев на девушку, что стояла в дверном проеме открытой двери — Хотя бы дверь закрой мне холодно
— Да и люди ведь смотря — присаживаясь на кровать поддержала Катерина
— Пускай себе смотря — ответила Оксана, скрывая коварство злорадной улыбки за прядью русых золотистых волос — Я хочу, чтобы Коновалов знал, что он потерял и что он мог бы еще пока приобрести
— Оксанка! — возразила Катерина
— Оксана я пойду, распоряжусь, чтобы твою шубу доставили….
— Доставили в кабинет Романова — не дав договорить девушке, что собиралась покинуть комнату, звонко стукая каблуками по паркету комнаты, вмешалась Оксана
— Но… — хотел выразить свое несогласие Катерина
— Никаких но — упрекнула её Оксана — Я хочу чтобы он лично попросил меня заняться делом Молотова, в ногах валясь
— Оксанка, по-моему, своим извращенным жестом вылизывая тебе кое-что, он это и так попросил
— Ах… ну да ну да, какая ирония — выражая всю подлость своего сочувствия перед зеркалом говорила Оксана, присаживая на мягкий белый пуфик в правом углу комнаты
Насыщенный изобилием разных оттенков белый четко выраженный каблук, прекрасно сочетался с идеально белыми шелковыми чулками, переходя плавно в короткую мини юбку с разрезом спереди, приоткрывая всю красоту и прелесть бедер Оксаны. Прекрасная ткань белого пиджака, отлично облегало тело Оксаны, выражая на нем весь эротический рельеф её тела. Изумительная шелковая блузка, пряталась под белой материей пиджака, нежность ткань этой блузки просто завораживала прикосновением. Расстегнутый воротник блузки показывал краешек золотистой ткани бюстгальтера Оксаны, как только спустя продолжительных, двадцать минут её превращение увенчалось успехом. Материал белого пуфика, на котором сидела Оксана, был на удивление мягким, прикосновение которого, она чувствовала своими бедрами, что доставляли на удивление сказочную мягкость. Расчесывая роскошные пряди волос расческой, Оксана радовалась шикарной прелесть алых губ, удивительный фантастический оттенок помады, выражал в отражение зеркала поразительную красоту блеска при рассвете лучезарного зимнего солнца, что своими лучами озаряло комнату.
— Я все равно не понимаю Оксанка — не согласилась Катерина, причесывая роскошные пряди черных густых волос, стоя за спиной Оксаны, пыталась смотреть на собственное отражение в зеркале — Ну вот зачем тебе Коновалов, у нас ведь с тобой все прекрасно?
Фиолетовое изумительной красоты тонкая материя платья, очень сексуально облегало тело Катерины. Сочетание черных чулок, что так эротично обволакивали её стройные ноги, красота которых была видна из-за выреза спереди платья, предносило образ этой коварной развратной поведением брюнетки, вызывая при одном только взгляде в отражение зеркала на неё у Оксаны голодное волной нахлынувшее сексуальное желание, которое она могла контролировать. Каблуки на удивление подобранного цвета, прекрасно подходили к её платью, настолько вызывало впечатление изобилие его разных сортов фиолетовых оттенков, при бликах рассвета зимнего согревающего теплом солнца. Чарующий аромат ночной фиалки, которым было щедро пропитано тело Катерины, уже начинал завораживать сознание Оксаны при каждом глубоком вздохе этого насыщенного прелестью чудесного вкуса запаха парфюма.
— Аха-ха… — рассмеялась Оксана, положив расческу на тумбочку с косметикой, возле которой она сидела — Дорогая моя Катерина у нас с тобой всегда будет все прекрасно, ну как ты не понимаешь мне тоже охота своими коготками немного поиграть с сердцем Сережи
— Как банально даже для тебя Оксанка — возразила Катерина, любуясь поистине прекрасным телом Оксаны, как только она поднялась с пуфика, на котором сидела — И ради всего этого весь этот маскарад?
— Да! — подтвердила Оксана, красиво виляя своими бедрами, направляясь к входной двери комнаты, сохраняла прелесть коварства изумительной прекрасной улыбки алых губ — Только не при каких обстоятельствах не говори ему, что было у нас с ним прошлой ночью
— Да он был пьян и наверно не признал тебя — говорила Катерина так, будто не поверила словам Оксаны, направляясь за ней следом, подняла черную кожаную сумочку с края стола — До каких пор это будет продолжаться Оксанка? — возмущенно поинтересовалась Катерина, повесив сумочку на плечо
— Пока это поистине доставляет мне удовольствие — говорила Оксана нажимая на блестящую ручку входной двери комнаты — И конечно же я больше не буду моя дорогая Катерина впредь играть на твоих чувствах
— Только попробуй — заявила строгой интонацией собственного голоса Катерина, покидая комнату вслед за Оксаной, тихо прикрыла дверь за спиной — У тебя тогда задница будет такого же цвета как твои губы
— М… Катюша ты меня заводишь
Улыбнулась застенчивой улыбкой Оксана, отражая всю её красоту в зеркале, что висело в коридоре на стене, при свете восковых свечей, поддерживало первозданный вид коридора, в комнатах которых до сих пор творился разврат. Ароматы разного парфюма витали в воздухе, когда Оксана, направлялась по коридору, звонко и отчетливо стукая каблуками, чувствовала, как насыщенное, прелестью тошнотворного запаха вина в этом доме уже начинало дико её отвращать, вызывая неприятные чувства к этому напитку. Запахи разных сигар и сигарет тоже присутствовали в коридоре, отлично подобранный крепкий наполненный богатым сочетание табак, обладал высоких вкусовым качеством, которым провонял весь коридор, говорило о строгом доведенном до идеала выборе мужчина, что платил за столь дорогое удовольствие немалую сумму денег. С закрытых дверей некоторых комнаты все еще слышались изнывающие женские стоны, их тонкость и чувствительность вызвало внутри у Оксаны чувство легкой сексуальной возбужденности. Заставляя собственное эротическое желание внутри Оксаны, в своих скрытых фантазиях, так же громко стонать в сжатая в оковах такого же дикаря, который мог бы так с ней обходиться.
Спускаясь по большой массивной лестнице, красиво уложенной белой мраморной плиткой, Оксана оказалась на первом этаже. Здесь все оставалось так же, как было прошлой ночью, лишь только несколько гостей этого дома, разбежались по комнатам в неутолимой жажде уединиться, у других сорвав напрочь голову, решили устроить разврат прямо на людях, ничего не стесняясь. Разнообразие парфюмерии преобладало на этом это именно оно красиво сглаживало весь этот общественный перегар что почти не чувствовался на фоне прекрасной коллекции каких-то изумительных женских духов садов Испании. Судя по запаху, эта необычная редкая коллекция цветов, вкусовой оттенок которых был по вкусу Оксане. На удивление Оксаны в этой огромной комнате отлично чувствовался запах изящного по вкусовому запаху коньяка. Мускатная прелесть, которого притягивала к себе, завораживая при каждом глубоком вздохе пары этого чудесного изумительного напитка. На столиках, что были расположены возле кожаных угловых черных диванов, оставалось все такое же большое изобилие разных блюд, а вот бутылки из-под спиртного особенно водки, были почти досуха высушены. Одна девушка спала в объятиях сразу двух мужчин в обнаженном виде, ничего не стесняясь, так и уснула пьяная с членом во рту. За другим столиком женщина, сорвав с себя бюстгальтер, швырнув видимо его на соседний столик случайно в порыве и в бреду дикой неутолимой страсти, так и не смогла полностью раздеться уснула в объятиях какого-то мужчины, прижимаясь к нему своей грудью, она сладко сопела ему в ухо.
За одним из свободных столиков, находился Романов с каким-то незнакомым человеком в черном элегантном костюме, так же напротив него сидел и Коновалов в белой рубашке, на которой ясно красовался след той самой алой помады, что красовалась на губах Оксаны прошлой ночью. Коновалов был словно как не свой, держась за голову, он все бормотал какую-то чушь, пытаясь привести свое состояние в нормальный рабочий лад, отпиваясь крепким черным чаем в ядреным запахом лимона. Внимание Оксаны сильно привлек человек в черном костюме, особенно то как он начал разговор с Романовым.
— Сто тысяч долларов начальная ставка для заезда в наших гонках господин Романов — говорил таинственный человек — У вас наверно есть свой гонщик, который примет участие от вашего имени
— Да и он сейчас стоит именно за вами — быстро в нетерпеж выкрикнула Оксана
— Что?! — вскрикнул Коновалов — Ты же меня уверял, что Оксаны тут и в поныне не было этой ночью — он был крайне сильно обеспокоен тем, что Романов его всячески обманывал
— Успокойтесь Сергей — возразил Романов, Оксана заметила со спины его, как он, пуская дым кольцами, положил ногу на ногу — Нет Оксана Владимировна это категорически исключено
— Оксанка! — вскрикнула за её спиной Катериной, когда Оксана ринулась ускорив шаг на первый этаж
— Это как еще нет! — возразила Оксана, спуская звонко стукая каблуками изумительных белых туфель — Я ведь прирожденный гонщик Сергей Викторович, я могу выступить от вашего имени
— Кто эта девушка? — удивился наглости Оксаны этот пожилой темноволосый мужчина
— Нет Оксана Владимировна я же сказал, вы не будите участвовать — упрекнул её Романов — Простите мою гостью, она у нас на особом положении, дочка Рамазанова как-никак
— А… дочка Рамазанова — удивился он приложив мощные пальцы своих рук к своему массивному подбородку весьма задумчивым взглядом посмотрел на Оксану — Я думал что ты Роксана еще маленькая, а ты вот как вымахала, я видел тебя еще маленькой в Грозном, тогда ты была еще темнее в волосах
— Простите господин Леонов — возразил Романов, стряхивая пепел с сигары в стеклянную пепельницу, что стояла перед ним на столе — Это его старшая дочь, которую он успел сделать до отъезда на военные действия в Чечне
— Так это не Роксана? — удивился этот наглый прыщ, физиономия которого напоминало больше огромную массивную скалу
— Это моя девушка!
На удивление Оксаны слова Коновалова показались весьма кстати, хоть он высказал их, не подумав, находясь еще в пьяном бреду, но эти слова начали её влечь к нему с неконтролируемой силой. Столь ярко выраженный блеск его глаз и его настойчивость заставляло Оксану подчиниться желанию и воли Коновалова, принять на удивление приятное предложение. Однако понимая, что он все еще не знает, что за девушка была с ним прошлой ночью, Оксана решила импровизировать на его чувствах, поиграть с ним в любовные любезности.
— И прошу вас господин Леонов относиться к ней с наивысшим почтением — заверил он свои слова хорошим ударом рукой по столу
— М… Сережа ты прям мой лев — сладким завораживающим слух голосом похвалила его Оксана, пытаясь его приревновать села специально на колени к Романову
— Простите, но про старшую дочь Рамазанова я даже и знать не знал, слышал, что у него есть еще младший сын и то, что он болен неизвестной болезнью — не обращая видимо внимания на мелкую иронию событий, продолжил говорить этот таинственный мужчина
— Сергей Викторович — нахмурила губки Оксана, прижимаясь к телу Романову — Я думала, вы просветили нашего гостя — ластясь назло Коновалову о черный пиджак, говорила она
— Ах… ну-да, ну-да — засмеялся неловко Романов скрасив свое неудобство хитрой ухмылкой — Прошу представить вам человека, гордость нашего поселка, так сказать золотая его жилка
— Оксана вылечила больного мальчика Рамазановаых — пояснила Катерина медленно стукая каблуками фиолетовых туфель подходя к столу за которым шла оживленная беседа — Провела операцию, на сердце, с заменой аортального клапана на механический
— Господин Романов — возмутилась Оксана, обиженно поджав губу, вытащив из его губ толстую сигару — Вам нельзя курить в моем присутствии вы что забыли — беспощадно раздавила сигару в стеклянной пепельнице
— Оксана почему ты так со мной? — хотел высказать свое мнение Коновалов, но его никто не слушал
— И так хочу за дело Молотова сто штук — рассматривая прелесть блеска лака на своих коготках хладнокровно заявила Оксана, сидя на коленях у Романова
— А вам не кажется, что это слишком круто? — возмутился Романов, показывая свое удивлением выражением округленных глаз
— Или моя команда передаст это дело другому врачу — играя на его чувствах, говорила Оксана, любуясь как корчился, изменялся в выражение лица Коновалов от ревности
— Я не позволю вам участвовать в гонках — предупредил настойчиво Романов — Ваш отец меня точно убьет, если я допущу этот факт
— Хм… а он не убьет, узнав, что вы сделали вчера со мной? — злорадная коварная улыбка настолько красиво преобразилась, когда заметила как сильно Коновалов обомлел насколько Оксана может глубоко ранить
— Езжайте в больницу — заявил Романов, сделав настойчивый сердитый взгляд — Делайте то что у вас получается лучше всего
— Я довезу её — заверила Катерина, положив ладонь руки на плечо Оксаны
— Нет! — возразил, вскрикнув громко Коновалов, своим криком разбудил девушку, что чуть не упала с дивана находясь в расслабленных объятиях мужчины — Я попрошу своего водителя и она поедет со мной
— Сережа — удивилась Оксана, словно беспокоясь, что он с ней может сделать в машине, что он может ей наговорить — У тебя ведь есть жена и ребенок, думаю это будет излишнем
— Ты моя Оксана — вставая с дивана, возразил он, едва держась на ногах, его вытянутая рука с указательным пальцем тряслась в диком похмельном синдроме — Тебе это ясно, как бы ты этого хотела или не хотела ну ты моя
— Коновалов успокойтесь — вскрикнула Катерина, заметив как от страха побледнела Оксана, именно этому мужчине она действительно не могла возразить
— Катерина! — спокойно произнес повелительной интонацией голоса Романов — Оксана Владимировна поедет с Коноваловым, ты мне нужна здесь!
— Но! — попыталась возразить Катерина, заметив, по всей видимости, как Оксана чуть не проглотила язык, боясь возразить Коновалову — Он ведь неизвестно, что может сделать с ней пока она с ним ехать будет
— Катерина успокойся! — повысил на неё голос Романов, когда Оксана, чувствуя дрожь от страха в ногах, вставала с его колен — А вы господин Коновалов, надеюсь, понимаете всю ответственность, которую на себя возьмете и что с вами может произойти случись хоть с нашей Оксаной Владимировной хоть что-нибудь не так
— Оксана вот твоя шубу!
Нежность сладкого голоса Виктории из-за спины Оксаны, заставила её вздрогнуть и тихо взвизгнуть от страха, прикрыв легонько губы ладонью, так как все её эмоции были натянуты как струна. Скрывая испуганный взгляд, боясь посмотреть на мужчину, которому она просто была не в силах возразить и отказать, просто слепо следовала тому, что ей велят. Взяв медленно шубу из рук девушки, Оксана едва от страха чуть её не выронила, принялась медленно накидывать тяжелый меховой норковый доспех на свои нежные хрупкие плечи.
— Не беспокойтесь господин Романов — успокоил его Коновалов, поднимая с дивана на котором он сидел черный пиджак — С Оксаной все будет в порядке
— Только попробуй с ней что-нибудь сделать грязное ты животное! — грозно прошипела на него Катерина, но тут же успокоилась, так как Романов дернул легонько пальцами её за кончик платья
— Сережа ты что так пойдешь?! — удивилась Оксана, пытаясь как-то сменить тему, заметив как сильно напряжены скулы на его лице, его словно косило от её развратного поведения
— А почему нет — ухмыльнулся он, надевая пиджак поверх белой пропитанной запахом коньяка и табачного дыма рубашки, на которой красовался след поцелуя алой помады — Машина ведь уже ждет возле входа
— Сережа — дрожащим голосом говорила Оксана, застегивая блестящие пуговицы норковой шубы, боясь даже на него посмотреть — Прости ну правда….
— Оксана! — посмотрел он на неё взглядом ужасного дьявола, чем очень сильно напугал её — Давай поговорим как-нибудь в другой раз, а пока давай я тебя просто подвезу до больницы
— Как скажешь — согласилась Оксана, одарив его прелестью забавной улыбки алых губ блестящих при свете солнца — Только не ругайся, на меня сильно — скрывая испуганный взгляд за прядью роскошных русых золотистых волос испуганным голосом, говорила она
— Пойдем уже — улыбнулся он взаимно — Мне вот дико интересно, что за девушка, сильно была похожа на тебя, провела со мной ночь, но её лица я так и не увидел, ведь оно было скрыто под красной красивой маской
— Аха-ха… рассмеялась Оксана, выходя через открытую перед ней входную дверь на улицу — Глупенький, ты все еще обо мне мечтаешь?
Колкий завораживающий свежестью морозной стужи ударил сразу же в лицо Оксаны, как только она вышла на улицу, каменное крыльцо было присыпано тонким слоем снега. Накидывая капюшон на голову, Оксана сразу же ощутила обжигающую силу холода на своих розовых щечках, почувствовала как мороз наглый затейник, прокрадывается снизу под шубой, обволакивая своей потенциальной энергией стужи её ноги. На крыльце остались бутылки от шампанского, вина, водки и коньяка, так же были бычки сигарет, как и женских с остатками явных розовых и алых оттенков помады на их фильтрах, так и мужские дорогие поистине по их вкусовому табачному запаху бычки. На перилах крыльца смачно были развешаны серые шелковые чулки какой-то женщины, видимо кто-то уже не мог дождаться, пока они окажутся в теплом доме, раздевая прямо на крыльце свою ночную новогоднюю спутницу.
Элегантный весьма галантный манерам мужчина в черном зимнем меховом фраке стоял, держал открытой заднюю дверь, пропуская прохладу зимнего воздуха в теплый прогретый салон автомобиля. Черный седан сиял красивыми блесками солнца, отражая на своей поверхности разные оттенки этой прекрасной покрытой поверх его корпуса черной краски. Мощная поистине сила мотора, как показалось Оксане, в этот момент работала настолько тихо, что едва было слышно, хотя сам седан выглядел на первый взгляд очень объемным по своим габаритам и в тоже время отличался очень дорогим представительским классом.
— Не хочешь поговорить о девушке, что провела с тобой эту новогоднюю ночь? — спросила Оксана, спуская медленно стукая каблуками по каменному крыльцу, с которого под действием снежной метели словно раздувался в пыль снег перед её ногами
— А что для тебя это так важно? — спросил Коновалов, взяв Оксану под руку
— Ну, я ревную — настойчиво посмотрела на него Оксана, скрывая взгляд наполненный смущением
— Я тоже — посмотрел этот мужчина на неё обиженным взглядом глаз, в которых ясно отражались его чувства к Оксане — Больше не подлизывайся так к Романову
— Сказал человек, у которого есть жена и ребенок — рассмеялась Оксана, подходя к роскошному черному седану — Какая интересная у твоего швейцара шляпа — похвалила она, пытаясь сменить тему
— Не пытайся сменить тему — заявил он, пропуская Оксану влезть первой в салон автомобиля
— Ладно-ладно все молчу — усаживаясь на прохладное кожаное черное заднее сидение автомобиля, Оксана предпочла не злить попросту этого мужчину
— Ты ведь моя девушка — залезая в салон автомобиля, следом говорил он — И я не хочу снова тебя потерять — закрывая дверь за собой продолжить высказывать Коновалов
— А тот факт, что у тебя есть жена, это ничего не меняет? — удивилась Оксана его наглости, почувствовав как горячий теплый воздух салона автомобиля начал согревать теплотой её тело
— Забудь про неё — успокоил якобы он её, но скрыв гармонию своего взгляда, уставившись в окно, как будто падающий снег крупинками для него казался в этот момент самым важным в его жизни
— Как скажешь — спокойно согласилась Оксана, продолжая смотреть в другое окно за прекрасной прелестью зимнего пейзажа за окном
Автомобиль медленно тронулся с места, приятный хруст снега под его протектором оказывал волшебное воздействие на слух Оксаны. Все остальное время их пути, Оксана провела молча, словно Коновалову было не о чем поговорить с девушкой своей мечты. Даже теплая рука на ноге Оксаны, что так нежно и приятно массировала её колено, не доставляло уже желанного удовольствия, хотя не понятно, почему она испытывала глубокие живые насыщенные гармонией краски чувства к этому мужчине. Любуясь падающими снежинками за окном, посыпанным покровом снега на деревьях, заваленным пышной коркой осадков на заборах и крышах домов. Оксана, на протяжение всего пути, всячески пыталась радовать мужчину, что сидел рядом с ней прелестью отражения своей улыбки в окне.



***
Опустивший двор больничной стоянки, был покрытым слоем снега, по которому черный седан с приятным хрустом двигался к главному крыльцу больницы. Мощные стволы и ветки деревья, были окутаны зимним одеялом стихи, боясь даже шелохнуться лишний раз, они стояли уснувшие мертвым сном. Даже в парковой зоне отдыха, никого не было, лавочки были покрыты толстым слоем снега, хотя, однако, на алее валялись несколько стеклянных бутылок, и две из них было из-под шампанского. Сгоревшие петарды свидетельствовали о том, что работники больницы тоже праздновали новый год, на самой стоянке были разбросаны десятки свежих окурков. Место на стоянке, где когда-то стояла машина, был виден свежий след протектора, а так же украшал периметр из стеклянных бутылок алкоголя разных сортов, начиная от вин, заканчивая самой простой банальной водкой. Голуби на крыше массивного здания ворковали птичьим базаром, разбирая полеты новогодней ночи, но их шум был почти не слышен, за толстыми стеклами черного элегантного седана.
— И все-таки мне интересно кто была та девушка в красной маске, что провела со мной ночь и ушла под утро? — внезапно спросил Коновалов, после долго их молчания, когда автомобиль подъезжал к главному крыльцу приемного покоя
— Не знаю тебе ведь лучше виднее, кто там у тебя был — обиженно заявила Оксана, посчитав нужным ему не отвечать пока на этот вопрос — Ты всю дорогу молчал, а когда подъехали, решил заговорить со мной
— Потому что ты ведешь себя так — заявил он так, как будто то что он увидел в окне своей машины, намного важнее девушки, что сидела с ним рядом
— Ой, вот не надо а — отдернула Оксана его назойливую руку с колена — Не прикасайся ко мне Сережа, признайся честно ты ведь никогда меня даже и не любил
— Оксана!
Словно сделал вид, что обомлел от услышанных слов, в тот момент, когда машина остановилась у крыльца приемного покоя, рядом со скорой помощью.
— Так все хватит — возразила Оксана, когда машина остановилась у крыльца приемного покоя, потянулась кончиками пальцев руки к блестящей металлической ручки, чтобы открыть дверь — Что это значит Коновалов? — громко вскрикнула она, когда он схватил её за руку
— Оксана я сделаю тебя своей королевой, обещаю, ты не в чем никогда в жизни больше не будешь нуждаться — словно жалкий пес умолял он Оксану остаться с ним
— Руку отпусти!
— Оксана подумай!
— Я сказала, руку отпусти!
Вскрикнула Оксана на мужчину, с такой силой и убеждением собственного голоса, что он тут же увидев раскаленный блеск лазурных голубых глаз. Коновалов, тут же забыл про все претензии, стал смотреть умоляющим взглядом смотрел на Оксану.
— Так-то лучше — улыбнулась Оксана стервозной улыбкой, открывая дверь машины, а другой рукой накинула на голову капюшон
— Почему ты так со мной? — обиженно спросил он, посмотрев вслед Оксане, как она красиво изгибая спину показывая даже скрытую красоту под шубой, покидала его автомобиль
— Хотя бы скажи, может, ты знаешь эту девушку, что была со мной вчера ночью…
Не дав ему договорить, Оксана тут же за спиной захлопнула дверь машины, самодовольная улыбка, не сходила с её губ. Довольство тем, что она может управлять человеком которому сама хочет сделать больно на сердце, доставляло Оксане непревзойденное удовольствие.
«Чертов самонадеянный придурок, решил мной помыкать, пускай немного хер полупит, зато потом я ему обеспечу достойную награду», поднимаясь по каменным ступенькам крыльца приемного покоя скорой помощи, думала Оксана, сохраняя прелесть коварной ухмылки.
Колкий мороз завораживал своей термально низкой температурой, обволакивал тело Оксаны, пытался проникнуть через вырез спереди белой норковой шубы, окутать её стройные сексуальные ноги холодом морозной стужи. Лазурный голубые глаза отражали в себе миллионы падающих мелких снежинок в глазах Оксаны, выражая в них яркий чудотворный блеск. Приглушенный звон каблуков с хрустом сминаемого снега под её туфлями завораживал слух, к счастью такое наслаждение требовало быстрее скрыться в теплое помещение, так как сила морозного холода уже начинала брат превосходство на улице.
Помещение приемного отделения царила праздничная обстановка, атмосфера сжатого горячего воздуха, аромат мандаринов, шоколада, а так же шампанского. Дежурный врач мужчина, сидел возле окна, за которым царила вьюга раздувая падающие мелкие снежинки в пыль, свесив тяжелую, как будто чугунную голову, он придерживал её обеими руками. Медсестра что сидела рядом с ним, извергая из себя пламя горячего потока насыщенной сладкой прелестью вина запах, с алых губ рыжеволосой девушки сочился кисло-сладкий сок мандаринов.
На присутствие Оксаны в коридоре приемного покоя, словно никто не обращал внимания, выездная бригада фельдшеров, готовилась к выезду, двое парней санитаров, копошились перед входной дверью. Валентина оказалась как нельзя, кстати в проходя коридора, что вел в главный холл больницы. Красное элегантное мини платье отлично обтягивало прелестный рельеф её тела, подчеркивая ярко выраженные прелести её тела. Прекрасно выраженный оттенок её красных туфель показывал всю элегантный сексуальность и как отлично сочетались с черными чулками, что так эротично обволакивали её ноги, вызывая уже дикую похоть. Судя по её состоянию, она явно не была готова к такому повороту событий, некое волнение в её глазах показывала обратное, словно как будто, что-то произошло, что было заметно по её угрюмому подавленному выражению прекрасного личика.
— Оксана Владимировна — дрожащим голосом обратилась девушка к своему начальнику — Сделали ЭКГ ну и…. — держа в руках папку анамнеза, никак не решилась продолжить говорить дальше она
— Но что?! — вскрикнула Оксана, устав уже от всяких неожиданностей со стороны своей команды
— Как бы это сказать — Валентина никак не решилась сказать, понимая неловкий поступок, как без разрешения своего руководства накачали пациента антибиотиками
— Говори, давай уже — снимая капюшон с головы, резко заявила Оксана, сверкнув яростным взглядом лазурным глаз, при свете восходящего в окне с кабинета, дверь которого была открыта и яркий свет зимнего морозного солнца, освещал коридор своими бликами — Дай посмотрю, что вы там наделали
— Ну в общем — хотела начать рассказывать Валентина, но видимо заметила как Оксана открыв папку с анамнезом, достала из кармана шубы черный футляр с очками
— Хм… интересно уже — проходя звонко стукая каблуками в приемное помещение, где сидели дежурные врачи, Оксана положила папку с анамнезом на стол, открыла футляр с очками — Я и без очков прекрасно вижу, как регистрируется QS характерный для трансмурального поражения сердца, а вот причем здесь подъем сегмента RS пока мне не понятно
— У Молотова резкие боли в животе, которые он не может уже терпеть, хотим назначить ему морфий, чтоб хоть как-то сдержать его невыносимую боль, так же тошнота рвота ну и как бы, это не было неловко, был понос с кровью
— Блядь! — крикнула Оксана, кинув черный обшитый бархатной тканью футляр на стол — Какого хрены ты раньше молчала, пошли, давай нужно срочно осмотреть пациента
— Оксана Владимировна я впервые вижу, что у такого серьезного человека как Андрей Михайлович было столь глубокое шоковое состояние, он корчится от боли, поджав ноги к животу
— Хм… — приложив палец к губам задумалась Оксана, направляясь по коридору приемного отделения скорой помощи в главный холл больницы — Тут возможно теперь уже раз такие боли в животе то скорее всего они вызваны «кишечнаянепроходимость»
— Что, по-вашему, может выдавать кишечную непроходимость? — поинтересовалась Валентина
— Не знаю, но думаю что самое худшее — ответила Оксана, расстегивая блестящие пуговицы норковой шубы, входя в холл больницы — Скорее всего это может быть «остраяокклюзиямезентериальныхсосудов»
— Но ведь это же — была крайне шокирована Валентина — Острое нарушение кровообращения в брыжеечных сосудах, приводящее к ишемии кишечника
— Да-да — согласилась Оксана — Именно это заболевание проявляется резкой, нестерпимой болью в животе, рвотой и поносом с примесью крови, а так же шоковым состоянием, про которое ты говорила — пояснила она, направляясь к большой массивной лестнице выложенной белой мраморной плиткой и красиво украшенной новогодней мишурой
— Да, но тогда единственным решением в этом случае будет «тромбэндартериоэктомия»
— Говори проще Валентина, резекция пораженных участков кишечника с наложением «анастомоза» — поправила её Оксана — Соединения между нервами, мышцами, кровеносными или лимфатическими сосудами
Пояснила Оксана, игриво постукивая коготками по массивному ограждению лестницы, выполненному из крепкого дуба, когда поднималась на второй этаж.
— Мне нужен хирург, чтобы удалил поврежденный участок кишечника — требовала Оксана хладнокровной интонацией собственного голоса — И мне не важно где вы его возьмете, я хочу, чтобы он это сделал
— Мне очень жаль Оксана Владимировна — словно почувствовав себя неловко ответила Валентина, прикрывая губы с которых ясно сочился перегар ядреного сладкого вина — На сегодня единственный квалифицированный хирург в этой больнице это вы
— Заебись! — рассмеялась Оксана — Я еще и кишками бы тока не занималась, ладно проведу операцию, мне нужна вся моя команда, будите мне ассистировать
— Да-да конечно — любезно согласилась Валентина, направляясь со своим начальником по коридору в сторону рабочего кабинета
— Оксана Владимировна — обратился к своему непосредственному руководителю Ларионов, как только они с Валентиной поднялись на второй этаж — Где вы ходите, мы успели сделать обзорную рентгенографию брюшной полости Молотова и вот свежие снимки уже готовы
— Как вы во время Валерий Николаевич — улыбнулась Оксана ему взаимной симпатией — Можете дать мне снимок, чтобы взглянуть? — спросила она, заметив, как его руки словно тряслись от нетерпения отчитаться перед начальником
— В этом нет особой необходимости — вмешалась Вероника, встав за спиной своего отца — В области тонкого кишечника видны «чашиКлойбера», что свидетельствует о кишечной непроходимости
— Меня один вопрос только беспокоит — чувствуя, как её переполняет гнев ярости, поинтересовалась Оксана — Где все ваши хирурги, вы что думаете, я в кишки еще полезу?
— Мы пока подготовим операционную — решил уступить Ларионов — Девочки займитесь пациентом, пока Оксана Владимировна подготовиться к операции
— Валерий Николаевич — заявила Оксана, блеснув недовольно отблеском на стеклах своих очков — Поимейте совесть, я не хочу в новый год еще и скальпелем орудовать
— Очень жаль Оксана Владимировна, но кроме вас, некому провести такую операцию, что касается меня, так я выпил изрядно прошлой ночью, а вы единственная кто находится в добром трезвом уме — признался Ларионов
— Вас бы отстранить Валерий Николаевич — грозно намекнула ему Оксана, направляясь по коридору больницы к рабочему кабинету
— Но как! — возразил Ларионов, словно его действительно испугали слова начальника — Новый год же был, такой же повод
— Вот именно! — крикнула с такой силой интонацией своего голоса Оксана, что эхо разнеслось вдоль по всему коридору — Почему я, почему все гуляют, пьют и трахаются, а я буду тут у вас в кишках ковыряться?
— Потому что больше некому — спокойно ответил Ларионов
— Вот именно этот ответ я и ожидала услышать — согласилась Оксана, ничего не ответив подошла к двери рабочего кабинета
— Вероника подготовьте вместе с санитарами из приемного отделения скорой помощи нашего пациента к операции — было слышно как распоряжался Ларионов, когда Оксана открывая дверь вошла в кабинет
Атмосфера новогоднего праздника царила в кабинете, аромат женского парфюма с особым сочетанием кашемирового дерева, преобладал большего всего, сбивая даже надоедливый тошнотворный запах красного вина. Бутылка красного вина, что была, открыта на столе, заваленном бумагами, так же рядом с ней красовалась открытая коробка шоколадных конфет. На диване, который располагался по левую сторону стены, была раскидана небрежно одежда, только лишь прокуренный и провонявший кофе пиджак Ларионова висел на вешалке справа от входной двери. Черное пальто Валентины красиво висело на вешалке слева от окна и именно от него так прекрасно пахло нежность кашемирового дерева. К удивлению духов Вероники в кабинете совсем не чувствовалось, а ведь она в больнице или столь привычный и надоевший своей едкостью запах черной орхидеи, уже стал незаметным для обоняния Оксаны.
Звонко стукая каблуками белых туфель, Оксана направлялась к черному рабочему креслу, бросив на стол скоропостижный взгляд, была крайне удивлена, что её команда некоторое время проводила дифференциальный диагноз. Записи на листке бумаги черным тонким маркером симптомы, а на другом листке, возможные его последствия, вместе с вариантами возможных развивающихся последствий. На подоконнике окна, Оксана заметила, когда вешала свою шубу на спинку кресла белую керамическую кружку с прекрасным сочетанием черных молотых зерен арабики и изумительной красоты белых сливок. По всей видимости, как предположила Оксана, Валентина пила кофе размышляя стоя у окна, нервно теребила его жалюзи, на которых остались вмятины от её коготков.
Дверь кабинета внезапно открылась, пока Оксана, погрузившись в страстные эротические мечтания, разглядывала вмятины от коготков на жалюзи окна. Стук женских каблуков и нежное всхлипывание слез, а так же парфюм, который обладал высоким и ароматным сочетанием, редких необычайных по красоте и запаху, духов из садов Франции. В отражения окна Оксана заметила, как спокойно вошла в кабинет Алина Андреевна, дочка Молотова и та бездушная стерва чью фамилию Коновалова, она забрала себе.
— Оксана — начала она говорить, словно ка язык проглотила из-за её дрожащего голоса, Оксана с трудом разбирала слова — Я знаю, ты можешь на меня злиться, ненавидеть, сделать со мной все что хочешь, но пожалуйста, я умоляю тебя — темп её голоса уже набирал обороты
— Стоп! — возразила Оксана — Заткнись и ответь мне, пожалуйста, только на один вопрос
— Хорошо-хорошо — словно как загнанная в угол овца, повинуясь строго взору Оксаны, она нашла свободный стул у стола спокойно села на него поправив элегантное черное платье
— Где твой сын?
Оксана словно скрипела когтями по лакированной гладкой поверхности стола, сжимая в кулаке кончик листка бумаги, что тут же попал к ней в руку, именно такая была дикая ненависть к этой девушке у неё.
— С ним посидит моя, дом работница — ответила Алина, словно боясь оторвать взгляда от стола с бумаг, как будто там что-то интересное
— С ним должна сидеть ты! — крикнула Оксана, ударив рукой по столу с такой силой, что взвизгнула от сильной боли жжения, стала нервно потирать ладонь руки — Ты вообще хоть имеешь немного представление, где и с кем провел ночь твой муж?
— Я… я… — заикаясь от свирепого взгляды Оксаны, девушка не могла выговорить не слова — Я не знаю, правда Оксана, что мне делать, папа там, в палате корчась от боли умирает, задыхается, а Сережа, где он когда он должен быть так рядом со мной
«Ой, Коновалов, как мне это до боли знакомо, однако с другой стороны мне так хочется тебе сука ты такая рассказать с кем сегодня ночью был твой муж», злорадно улыбнулась Оксана, отвернувшись, посмотрела в окно.
— Я знаю, что тебе делать — заявила Оксана, скрывая всю подлость собственной улыбки, смотрела в окно, любуясь падающими крупинками снега — Езжай домой к сыну, сейчас он твоя первостепенная задача, он тот за кого тебе стоит больше всего переживать, а вот о здоровье твоего отца я позабочусь сама
— Спасибо Оксана — ответила девушка, в отражение окна, Оксана заметила всю радушную красоту её искренней улыбки — Жду не дождусь, когда же мы с тобой станем лучшими подругами
— Ты знаешь — обернулась Оксана, словно её это фраза задела — В отношение между подчиненными и мной я требую строгой конкретики, так же и как и в отношении с пациентами, вы мои пациенты я ваш врач, вам все ясно
— И все-таки люди правы — тихо вымолвила девушка, направляясь к входной двери кабинета — Ты бездушная калека, ты людей за людей не считаешь, они для тебя инструмент твоих головоломок
— Меня хотя бы тут уважают и ценят то, что я делаю — усмехнулась Оксана, желая высказать этой нахальной девушке, всю накипевшую в ней боль — Иди лучше домой к сыну Алина — проявила максимальное терпение с доброй улыбкой продолжила говорить она
— Но почему мы не можем стать подругами?
— Алина иди домой!
Заявила Оксана, опираясь руками на стол, выгнула спину, выставляя изящную красоту бедер и со строгим взглядом, вынуждала девушку покинуть её рабочий кабинет.
Девушка ничего не ответила, а лишь спокойно открыла дверь, так же тихо покинула кабинет заведующего отделением кардиохирургии и диагностики сердечнососудистых заболеваний. Оставшись в кабинете Оксана, нисколько не смутилась, а лишь улыбнулась словам этой девушки, посчитав её слишком глупой, чтобы тягаться душевными беседами. Мягкое кожаное кресло, все еще сохраняло яркий насыщенный аромат насыщенного оттенка диких садовых роз, изысканного сокрушительного оружия обольщения Оксаны.
«Так согласна чаши Клойбера, показывают на снимках кишечную непроходимость, но они не вызывают сухой кашель отдышку, а тем более кровохарканье, а сейчас как выяснилось у Молотова жидкость в легких скапливается», рассуждала Оксана погрузившись в глубину своих мыслей.
***
Яркий свет операционных ламп, излучал мощный свет, запах специфических медицинских бактерицидных препаратов витал в воздухе. Каталка с пациентов, подъезжала к операционному столу, двое санитаров, парней в темно-синей дезинфицированной одежде подкатывали медленно каталку к столу.
— И так Оксана Владимировна — обратился доктор Ларионов к своему начальнику — Не поясните нам какой вид данной операции вы будите проводить нашему пациенту
— Будем делать резекцию тонкой кишки, с наложением анастомоза — пояснила Оксана, направляясь к операционному столу, блески на стеклах её очках отчетливо переливались при каждом новом шаге, отображая новый яркий оттенок — Именно там по снимку рентгенографии располагается большое количество чаш Клойбера
— А это как мы все понимаем — продолжил говорить Ларионов — Патогномоничный рентгенологический симптом «кишечной непроходимости», проявляется картиной, наполненных чаш, на снимке брюшной полости при вертикальном положении пациента
— Какой вид вскрытия мы будем использовать? — шокировала Вероника своим вопросом
— Вероника?! — удивилась Оксана, скрывая насмешку под стерильной марлевой повязкой — Срединная лапаротомияlaparotomia mediana — пояснила Оксана
— Вы так красиво говорите, на латинском языке Оксана Владимировна — похвалила Валентина
— Попрошу не отвлекаться — сделала замечание Оксана — Валентина обработай место, где буду производить разрез специальным бактерицидным раствором, доктор Ларионов на вас анестезия, Вероника ну а тебе самое основное подготовь мой инструмент к операции
— Оксана Владимировна место разреза тщательно обработана — отчиталась Валентина
— Хорошо вижу пациент получил дополнительную дозу наркоза, а теперь уже сладко спит — подтвердила Оксана
— Да действительно — согласился Ларионов — Можем начинать
— Срединный разрез обычно выполняют с обходом пупка — рассекая ткани брюшной острым лезвием блестящего при свете операционных ламп скальпелем, говорила Оксана — Дальше производим ревизию вскрытой брюшной полости
Оксана вместе с Валентиной, пользуясь бактерицидными салфетками, обложила поверхность вокруг раны, после чего начала локализацию кишки для осмотра.
— А теперь внимание — обратилась Оксана к своей команде — В большинстве случаев патологически измененный участок тонкой кишки локализуется в пределах 100 см от «илеоцекального угла»
— Структура, разделяющая «тонкую» и «толстую» кишки — пояснила Валентина
— Очень интересно — согласилась Оксана — А что ты нам еще пояснишь Валентина
— Основная функция илеоцекального клапана соответствует его названию, он пропускает «химус» из «подвздошной кишки» (последний отдел тонкой кишки) в «слепую кишку» (первый отдел толстой кишки)
— Совершенно верно — похвалила её Оксана — Знание этого факта очень важно для хирурга, так как позволяет ему начать осмотр тонкой кишки от слепой кишки, а не от «Трейтца связки»
— Связка, подвешивающая двенадцатиперстную кишку — пояснила ВероникаСоединяет «двенадцатиперстную кишку» с «диафрагмой»
— Она содержит тонкие тяжи скелетных мышц диафрагмы и фиброзно-мышечные тяжи гладких мышц от горизонтальной и восходящей частей двенадцатиперстной кишки — продолжила Валентина
— Когда эти мышцы сокращаются, связка Трейтца расширяет угол дуоденоеюнального изгиба, что позволяет продвигаться кишечному содержимому — закончила опять мысль Вероника
— Давайте не будем отвлекаться, вы себя все очень хорошо показали — похвалила Оксана, радуясь познаниями своей команды
Оксана, аккуратно пользуясь скальпелем, пересекла «брыжейку», дупликатура брюшины, посредством которой полые органы брюшной полости прикреплены к задней стенке живота. Пересекая брыжейку вблизи кишечной стенки в области прохождения прямых сосудов, идущих от аркад, расположенных наиболее близко к кишке. Используя кровоостанавливающие зажимы, захватила небольшие участки брыжейки V— образным разрезом, после чего аккуратно скальпелем начала делать их рассечение.
— Валентина — обратилась Оксана — Мне нужны салфетки, смоченные теплым изотоническим раствором натрия хлорида, да и придержи большим и указательным пальцем вот этот участок кишечника
Оксана начала создавать маленькие отверстия в бессосудистых участках брыжейки вдоль линии разреза, Валентина удерживала резецируемую кишку. После чего пережав мелкие сосуды, Оксана стала перевязывать их дексоновой нитью.
— Следует отметить, что рассечение кишки предпочтительнее выполнять по косой линии, чем по перпендикулярной — пояснила Оксана, производя тщательную перевязку мелких сосудов дексоновой нитью
— Мы знаем — подтвердила Валентина — Так как кровоснабжение тонкой кишки таково, что при перпендикулярном пересечении питающей ее сосудистой аркады наступает ишемия противобрыжеечного кишечного края
— Да и второе — согласилась Оксана, скрывая радость за опытную квалифицированную команду, продолжила говорить — При косом разрезе формируется анастомоз большего диаметра и уменьшается число случаев сужения просвета
После чего Оксана начала пересекать пораженный участок кишки, используя «аппарат линейного шва» ТА-55, произвела её отделения от здорового участка терминального отдела подвздошной кишки и слепой кишки. Пораженный участок кишки Оксана сместила в сторону, а здоровый проксимальный сегмент (П) подвздошной кишки свела для анастомозирования к ее здоровому дистальному сегменту (Д). Формирование этого анастомоза, Оксана решила использовать, наложение «кишечный шов» Ламбера, тщательно перевязывая его дексоновой нитью 3/0 через брыжеечный край кишки на расстоянии приблизительно одного сантиметра от края слизистой. Цель этого шва, чтобы снять напряжение с линии будущего шва и удержать кишку в непосредственной близости для последующего анастомозирования.
— И так сейчас кишка готова для наложения анастомоза по Gambee — пояснила Оксана, оглядывая уставшим взглядом унылую команду врачей
Используя метод Gambee в наложении анастомоза двухрядным послойным швом, Оксана стала завязывать все узлы в просвет кишки.
— Отметим, что начальный шов Lembert накладывают на брыжеечный край кишки, и после завязывания он подворачивает слизистую оболочку — продолжила рассказывать Оксана
Пользуясь швом Gambee, Оксана наложила через слизистую вкол кишки и выкол на «серознойповерхности», тонкая плотная соединительнотканная мембрана толщиной около одного миллиметра, выстилающая внутреннюю поверхность полостей тела человека и животных. Оксана сначала сделала вкол на серозной поверхности противоположной стороны, через всю толщу стенки кишки, и выкол на слизистой оболочке. Аккуратно пальцами Оксана, подворачивая край кишки, производила завязывание шва, пользуясь техникой Gambee производя шов на расстояние трех миллиметров.
Процесс формирования шва охватил уже почти всю окружность кишки, а когда осталось дефект около пяти миллиметров, Оксана стала накладывать вворачиваемый шов, чтобы, когда его начала завязывать он начал вворачиваться во всю линию шва.
— Отметим, что вворачивающий шов типа «близко-далеко» — начала пояснять Оксана для своей команды — Единственный в методе Gambee, который предпочтительнее завязывать на серозной поверхности кишки, чем на слизистой
— Да так как — вмешалась Валентина — Шов начинают накладывать через серозную поверхность одного сегмента кишки, приблизительно в одном сантиметре от края
— Совершенно верно — подметила Оксана — Потому, что он проникает через всю толщу кишки и выходит на слизистой оболочке, приблизительно в одном сантиметре от края
Продолжая накладывать обратно шов, говорила Оксана, чувствуя, как напряжение в глазах уже начинало нарастать, пользуясь методом через всю толщу кишки этого же сегмента, в трех миллиметрах от края на слизистой оболочке кишки, с выколом на серозной поверхности.
— Это «близкие» и «далекие» точки данного шва — стараясь оставаться хоть как-то в сознание, Оксана продолжала говорить — Затем шов накладывают через ближний край противоположного сегмента кишки на расстоянии трех миллиметрах от его края, прокалывают всю толщу стенки кишки и выкалывают на слизистой оболочке
Направляя иглу через слизистую сразу же обратно в одном сантиметре от края, Оксана начала прокалывать всю стенку кишки и тут же выкалывать на серозную поверхность, приблизительно в одном сантиметре от края кишки. Оксана начала завязывать шов, вворачивая при этом аккуратно анастомоз.
— Четыре шва Ламбера, уменьшающих натяжение, накладывают дексоновой нитью 3/0 на севере — рассказывала Оксана — Восток, запад и юг все эти швы еще более вворачивают анастомоз и при этом снимают натяжение в линиях швов, улучшая заживление
Используя синтетическую рассасывающуюся нить 3/0, Оксана стала ушивать узловыми швами брыжейку, чтобы предотвратить развитие внутренней грыжи.
— На этом я вас оставлю — уже не выдержав нервного напряжения, Оксана отложила иглу с нитью — Прошу доктор Ларионов произведите сращивание тканей брюшной полости сами, прошу меня извинить я не могу
— Оксане действительно надо отдохнуть — заметила тут же Вероника, обращаясь к своему отцу — Она действительно устала
— Хорошо Оксана Владимировна — согласился Ларионов — Вы и так произвели на сегодня гениальную работу, идите домой уже, мы сами зашьем пациента и доставим в палату
— Спасибо Валерий Николаевич — даже не было сил выразить радость, Оксана уставшей сильно изнемогая от недостатка сил направилась к выходу из операционной — Если что-то случиться, сразу же звоните мне на мобильный
— Мы обязательно вас известим в этом — согласился Ларионов
Ноги почти уже не слушались, становились ватными, такое чувство возникало у Оксаны, что она скора свалится от полного недостатка сил, глаза не могли уже смотреть через стекла очков. Покидая двери операционной, Оксана быстро сорвала с себя бактерицидную повязку на лице, чтобы вдохнуть хоть немного глоток свежего воздуха. Тошнотворный запах антисептических средств уже начинал изводить, а напряженный свет ярких операционных ламп, быстро сменился сумрачным вечером в коридоре при свете люминесцентных мерцающих ламп. Снимая с головы плотный медицинский колпак, что так окутывал прелесть золотистых русых волос, Оксана поплелась по коридору, в котором даже привычных медсестер не было, все казалось настолько пусто, что даже было отчетливо слышно эхо собственных шагов медицинской стерильной обуви.
«Проклятые очки», грязно про себя выругалась Оксана, снимая эти надоевшие стекла с глаз.
Резиновые бактерицидные перчатки были все полностью запачканы кровью и пропитаны бактерицидным раствором хлоридом натрия. Быстро освобождаясь от них, Оксана тут же выкинула их в ближайшую урну, только после этого дальше продолжила двигаться по коридору под сопровождение мерцающих ламп и собственного шороха белых стерильных кроссовок.
За окном было видно, как сумрак ночи окутывает деревню, ветки покрытого толстым слоем снега медленно качаясь в такт зимнего ветра, приветливо радовались появлению Оксаны в окне. За окном задувала вьюга, мела пурга, поднимая ввысь крупинки снега, а в небе над полночной пустотой густого зимнего мрака, покрытого пеленой зимней стужи, красовалась полночная яркая золотистым светом луна.

***
Прохладная завораживающая сила воды в душевой кабинке, омывала миллионами капель обнаженное тело Оксаны, покрывая её с ног до головы своей чудодейственной силой бодрости. Пышными пучками скопления размытого геля стекали по сочной упругой груди, повинуясь рельефу и упругому эластичному изъяну на её теле. Эффект сильного чарующего аромата роз от использования такого геля для душа, пленил сознание Оксаны, заставляя повиноваться впадая разумом в полное искушение страсти. Нежные капли воды, так приятно падали на голову, оставляя мокрыми золотистые русые волосы, медленно скатываясь вниз по спине, доставляли блаженное удовольствие при соприкосновением приятной прохлады воды с кожей Оксаны.
«Хм… но мне все же интересно, ведь на кардиограмме, что мне показала Валентина я отчетливо видела как фиксируется подъем сегмента RS-r, что уже свидетельствует, о том, что у Молотова проблема в сердце, вот тока какая», оставив лазурную прелесть глаз, Оксана пыталась размышлять под нежно падающие капли прохладной воды, что так приятно омывали её тело.
— Все же кишечная проходимость, которая я устранила, исключив из его кишки чаш Клойбера, ведь это явно была вызвана острой окклюзии мезентериальных сосудов
Сжимая силой собственную руки пенистую мочалку, Оксана испустила из неё густой пучок пены на свою грудь, пытаясь хоть как-то отвлечься от головоломки, но мысли сами лезли в голову, такое чувство, что сознание её не стало слушаться.
— Интересно, а что если предположить, что сегменты RS-T и зубцы T, что мне показались на кардиограмме, свидетельствует о мелкоочаговом инфаркт миокарде
Предположила Оксана, кинув с психу, мочалку в кафельную стенку, от чего от удара она оставила пышный пучок пены, что под действием силы тяготения, она стала плавно скатываться вниз оставляя густой след пены на белом кафеле.
— Чертовщина какая-то — согласилась Оксана со своим рассудком, который требовал плотной хорошей еды и хорошего отдыха
Изогнув спину красивым жестом в душевой кабинке, Оксана подняла мочалку с пола, ощущая, как тысячи мелких капель покрывали её тело сверху. Сполоснув мочалку под мощным напором струи с душа и смыв со своего тела густые потеки геля, что так пленительно скатывались по её телу, оставляя сахарный сладкий осадок запаха на коже, Оксана перекрыла воду, повернув блестящие металлические вентили смесителя душевой кабины. Плавно стянув с двери душевой кабины белое махровое полотенце, приятно окутав плотно свое обнаженное тело, с которого скатывались плавно вниз десятки капель прохладной воды, доставляя её коже приятный завораживающий пленяющий эффект. Стянув сочную упругую прелесть груди, Оксана, открыв дверь, медленно вышла из неё, ощущая нежными ступнями ног, пленяющую прохладу воды, на прохладном кафельном полу.
Направляясь к входной двери, Оксана, изящно виляя бедрами, радовалась отражению привлекательности собственного тела, что отражалось в зеркале, которое висело справа от входа. Подчеркивая каждый изъян на её эротическом теле, Оксана была рада своим телом, плотная ткань белого махрового полотенца, сдавливающими тисками оков оказывала уже сексуальное влияние для её груди. Щелкнув кокетливо клавишей выключателя света, открыв тут же дверь, вошла в бытовые помещения медицинского персонала.
К удивлению Оксаны, она была сильно поражена, увидев Марину Николаевну, что сидела на диване, держа в руке белую керамическую чашку с кофе. Особенно поразило, то что Алина, дочка Молотова так мило с ней общалась, пытаясь забавно шутить, не смотря на то, что её отец перенес сложнейшую операцию на пищеварительном тракте, девушка выглядела достаточно радостной и счастливой. Единственным приятным человеком в этой комнате была Катерина, что стояла у большого окна, теребила нежно коготками вертикальные жалюзи окна, как будто заметив что-то интересное в за окном в эту сумрачную ночь.
Марина Николаевна восседая ни диване, словно королева, использовала самый изысканный интерьер одежды, как поняла это Оксана, сама Катерина лично выбрала для неё этот грациозный наряд. Черное элегантное платье выражало в действительности все прелести сексуально привлекательного тела матери Оксаны, подчеркивая даже самую мелочь, этот материал нейлона выражал всю красоту женской привлекательности. Поверх него был изысканный белый пушистый воротник песца, делающий её облик поистине изысканным. На фоне такой женщины такая девушка как Алина Андреевна казалась дешевой простушкой, даже не считая как её дорогое по всей видимости, как предположила Оксана, итальянское платье не смогла преобразить эту девушку в поистине достойную королеву.
— Хм… я заметила, вы уже подружились — обратилась Оксана к неожиданным гостям, что сидели на диване, распивая кофе, совершенно не заметив её появление
— Оксанка! — грубо вскрикнула Марина Николаевна
— Марина Николаевна — тут же заступилась Катерина, обернувшись, строго посмотрела на мать Оксаны — Вы помните, что вы мне обещали, ваша дочь сегодня только что на какое-то время помогла отцу этой девочки отсрочить его мучительную кончику от неизвестной болезни
— Так что успокойся! — недовольно посмотрев на неё сказала Оксана, но все же зная, на что способна её мать сделала пару шагов назад
— Нет вы только посмотрите — поставив чашку с кофе на маленький деревянный столик возразила Марина Николаевна — Эта соплячка мне еще указывать будет
— Марина Николаевна — вмешалась совершенно неожиданно для Оксаны, дочка Молотова — Послушайте вы успокойтесь, ваша дочь сегодня спасла жизнь моему отцу, давайте может, хоть как-то порадуемся в четь этого события
— А тебя вообще никто не просил встревать — раскрыв глаза как испуганная кошка, Оксана прошла по комнате к окну, где стояла Катерина — Я тебе говорила чтоб ты ехала домой, а ты что?
— Оксана пойми — поставив белую керамическую кружку говорила внушительно Алина — Я очень благодарна тому что ты сделала для моего отца, в помещение фойе больницы нам доктор Ларионов все рассказал
— М… Ларионов, может пусть он руководит отделом и делом твоего отца, раз он такой умный — возразила Оксана, замечая, как Марина Николаевна встала с дивана и внушающей ужас походкой направилась к своей дочери — Зачем ты ко мне идешь а?
— Нет вы только посмотрите на неё — усмехнулась Марина Николаевна — Спряталась за спиной своей подруги, думаешь я тебя не достану, я приехала к тебе чтобы провести с тобой всю оставшуюся жизнь, новогодние праздники хотя бы, а ты так бессовестно себя ведешь
— Тебе то что? — встав за спиной Катерины, Оксаны искоса боязно смотрела на приближающуюся мать — Живешь у меня дома за мой счет, пьешь вино дорогой моей коллекции, да еще и одеваешься в мои тряпки, что тебе еще от меня нужно?
— Ты так и не поняла? — рассмеялась Марина Николаевна — Дура ты Оксанка бз тебя мне всего этого и не надо, мне хорошо только когда ты рядом
— Хм… обычно я рада этому, когда мне это говорит Катерина — будто специально Оксана решила пошутить над матерью
— Марина Николаевна послушайте — заградив матери Оксаны, путь к своей дочери вмешалась Катерина — Давайте сядем и поговорим, пока наша Оксана оденется
— Наша Оксана?! — возразила громким криком Марина Николаевна — Это я её рожала, это я её воспитывала, я её терпела все её выходки все эти годы, она моя дочь, что вам-то всем от неё надо
— Вот выдра все заслуги на себя берет — обиженно поджав губу огрызнулась Оксана
— Что ты сказала — Марина Николаевна хотела замахнуться, чтоб пощечиной воспитать наглую дочь — Катерина, что вы мне препятствуете, она моя дочь и я решаю что мне с ней делать
— Много на себя ты берешь — продолжала бросаться оскорблениями Оксана, встав за спиной Катерины, почти уже наступая ступнями ног на низкий подоконник пластикового окна
— Оксанка прекрати! — возразила Катерина, удерживая Марину Николаевну за руки
— Нет вы тока посмотрите как мать оскорблять она может — пытаясь прорваться к своей дочери возражала Марина Николаевна — А как выйти поговорить с ней лицом к лицу так боится, правильно ты всегда была трусихой
— А ты всегда была выдрой — оскорбив мать грубой насмешкой, крикнула Оксана
— Я тебе сейчас так врежу! — кричала Марина Николаевна, но Катерина из-за всех сил сдерживала бунтаря беспокойства
— Оксанка ты мне потом за это лично ответишь — прошипела Катерина, яростно пытаясь не дать матери Оксаны прорваться к своей дочери
— Послушайте хватит! — крикнула Алина Андреевна — Вы все взрослые люди, неужели надо решать вопросы именно таким путем, Марина Николаевна это я к вам обращаюсь, я не позволю вам ударить вашу дочь, нет дочь она конечно ваша, но она спасла сегодня жизнь моему отцу, если это произойдет….
— Нет, вы, что теперь все против меня — опустила руки Марина Николаевна — Ну дайте я хотя бы раз то ей пощечину влеплю — поджав губу от обиды, точно так же как это делает Оксана, заявила она
— Себе влепи выдра! — крикнула на неё Оксана, поистине испытав личную ненависть к матери — Только и делаешь, что бьешь меня всю жизнь, да помыкаешь мной, Оксана, то Оксана это
— Оксанка если ты не успокоишься я тебе сама влеплю — упрекнула её Катерина — Как у тебя вообще язык поворачивается, так с матерью разговаривать
— Да Оксана — вмешалась снова на зло Оксане, дочка Молотова — Нельзя так с разговаривать, она ведь твоя родная мать
— А ты вообще заткнись — выходя из-за спины Катерины, Оксана не испытала не капли сочувствия к плачущей матери
— Я же говорила ты калека — снова привела в пример неудачный аргумент Алина — У тебя мать плачет, ты хоть пожалей её, до какой степени нужно быть так без души
— Алина! — рассматривая с любопытством красоту своих алых ногтей заявила Оксана — Ты хочешь чтобы доктор Ларионов сам руководил лечением твоего отца, чего ты добиваешься?
— Я.. .я… — как будто язык проглотила, даже слова не могла вымолвить эта девушка, сев обратно на диван — Ну нельзя же так Оксана разговаривать, она ведь твоя мама
— Которая всю жизнь мной помыкает и бьет меня — возразила Оксана, направляясь к дивану где лежала её одежда — Ты хоть знаешь сколько я от неё вытерпела упреков и побоев
— Ты без души Оксана — заливаясь слезами ответила Марина Николаевна, подходя к окну, начала нервно теребить коготками пальцев его вертикальные жалюзи — Не стоит за меня заступаться Алиночка, у моей дочери просто больше нет чувств не к кому из нас
— Можно подумать будто у тебя они когда-то были — насмехаясь над своей матерью, проявила всю отрицательную сторону собственного характера Оксана
— Оксанка одевайся— спокойно сказала Катерина, что была в ужасе от поведения Оксаны — Мы с тобой в машине поговорим, я уверена ты изменишь свое мнение о своей матери
— Знаешь Катерина — возразила Оксана, поднимая с дивана черные с золотистой каемочкой кружевные трусики — Не тебе меня учить
— Ну да конечно, а как бегать всю новогоднюю ночь за Коноваловым так что? — сказала Катерина со злости, не подумав
— Что?! — вскрикнула Алина Андреевна, облившись на себя с чашки черное кофе — Она спала этой ночью с моим мужем?
— Я всегда знала что эта дура будет бегать за мужчиной, который её не достоин
Хладнокровным голосом без всяких эмоций ответила Марина Николаевна пытаясь смотреть в окно на падающий снег.
— Говори за себя — присаживаясь на диван продолжала дерзить матери Оксана — Сама не нашла себе достойного мужика, после того, как папа нас бросил
— Господин Рамазанов вас не бросал! — заступилась тут же Катерина — Ты не знаешь всей истории жестокости через что прошел твой отец
— Так или иначе, его сломали — без чувства какого-либо сожаления Оксана выразила свое мнение
— Да пошла ты Оксана! — прокричала Алина, направляясь к входной двери звонко стукая каблуками — Тебе повезло, что ты единственный врач, который может действительно вылечить моего отца
— Давай вали щелка
Рассмеялась, крикнула ей вслед Оксана, наблюдая, как эта психованная девушка в порыве истерики громко хлопнула за собой дверью.
— Мама прости — опустив голову, тихо прошептала Оксана, сидя на диване надевая трусики на бедра, игриво ими виляя — Просто не хотела чтобы эту сука подумала, что у меня еще есть чувства
— Девочка моя — словно камень с души упал у Марины Николаевны — Так это ты специально это все устроила
— Ну конечно мама — одарив мать взаимной улыбкой, согласилась Оксана — Ты мне ведь разрешишь провести ночь с Катериной?
— Только если я поеду с вами — стала напрашиваться Марина Николаевна — Обещаю, я не буду вам мешать, ну а ты Катерина не навреди моей девочке
— Да вы, что Марина Николаевна — засмущалась Катерина, нервно стала теребить черные густые пряди волос — Ну ты Оксанка и умеешь импровизировать, такую клоунаду тут закатила
— А-то! — ухмыльнулась Оксана — Просто хочу, чтоб эта сука думала, что я еще продолжаю быть бесчувственной стервой
— Девочка моя — нежно говорила Марина Николаевна — Ну так что вы возьмете меня с собой, просто хочу поближе и дольше побыть со своей дочерью
— Ну, если ты только не будешь нам мешать
Облизывая смачно изнывающие от голода поцелуя алые губки язычком, согласилась Оксана уступить матери.
— Скажи честно — внезапно стала интересоваться Марина Николаевна — Ты этой ночью спала со своим Коноваловым?
— Ну, мама! — засмущалась Оксана, не зная, что и ответить матери — Такие вопросы неприлично задавать, даже родной дочери, я имею полное право, спать с кем захочу
— Я твоя мать — возразила Марина Николаевна, присаживаясь на диван с дочерью — И я имею право знать — строго она посмотрела на свою дочь
— Ну раз так — разматывая полотенце, что плотно стягивало оковами грудь Оксаны, ответила она, посмотрев с нежностью на собственную мать — То да спала и что тут такого я сама к нему в постель прыгнула и Романову позволила сделать со мной то что он сделал
— Оксана!
— Успокойтесь Марина Николаевна 0— вмешалась Катерина — Романов с ней не спал, просто немного подсластил её ночной пирог своей романтикой, могу вас заверить, ничего такого запрещающего не было
— Это правда мама— посмотрев в глаза матери нагло врала Оксана — Ничего такого не было, просто позволила ему поухаживать этой ночью за мной
— Надеюсь эти ухаживания до постели не дошли? — строго продолжала смотреть Марина Николаевна на свою дочь
— Нет, мама ты что! — уверяла Оксана мать, скидывая на пол белое махровое полотенце и обнажив свою сочную прелесть груди на обозрение публики
— Боже мой, Оксанка! — засмущалась тут же Катерина
— Ой, Катерина — рассмеялась Марина Николаевна — Что я там не видела и в трусах у неё уже все видела, ты меня этим не удивишь
— Вот так что поняла какая у меня мама — съязвила Оксана, улыбнувшись изящной улыбкой, блеск люминесцентных ламп четко отразил при этой улыбки яркой алый оттенок губ
— Уважала бы ты еще её достойно Оксанка — поддержала смехом Катерина, присаживаясь рядом с Оксаной, подняла с края дивана черный бюстгальтер с золотистой каемкой
— А я её и так люблю и уважаю, пока она ничего мне не начнет запрещать — ухмыльнулась Оксана
— Катерина позволь мне — попросила Марина Николаевна черный бюстгальтер своей дочери взять в руки
— Мама! — удивилась Оксана, внимательно раскрыв широко удивленные глаза, посмотрела на мать — Может я лучше сама, на крайней случай ведь есть Катерина
— Нет! — возразила Марина Николаевна — Я хочу сама помочь своей дочери и тем более, когда у меня еще будет такая возможность тебя немного потискать
— Мама! — упрекнула её игриво Оксана — Я тебе не маленькая девочка — покорно поворачиваясь к ней спиной, смущалась дико она
— Для меня ты всегда такой останешься Оксанка — Марина Николаевна приятно прикоснулась своими теплыми согревающими ладонями матери к плечам собственной дочери
Приятные теплые подушечки бюстгальтера очень нежно прикоснулись к розовым чувствительным соскам сочной груди Оксаны, после чего плотными цепями нежной страсти застежка бюстгальтера приятными пальцами Марины Николаевны застегнула его застежку. Оксана немного стала смущаться, когда Марина Николаевна обняв её, прижала к себе, стала дышать своим горячим согревающим дыханием в ухо, стараясь как будто никому её не давать и не отпускать никуда. Почувствовав неловкость перед Катериной, Оксана нервно заерзала сидя на диване, покусывая губу, быстро с ловкостью освободилась от объятий матери.
— Мама прекрати, в самом деле я уже не маленькая — возразила Оксана, вставая с дивана обиженно посмотрела на свою мать
— Оксанка ну чего ы стесняешься — сразу же упрекнула её Катерина — Ну пусть Марина Николаевна тебя немного потискает
— Ой успеет еще, но не при тебе — вредничала Оксана, поднимая с подлокотника дивана белые шелковые чулки
— Ой а я в плане меня Оксанка я с тобой такое вытворяла этой ночью — ухмыльнулась Катерина, но заметив строгий взгляд Марины Николаевны тут же притихла — Да мы просто спали вместе я просто охраняла её сон и ничего больше
— Ой да Катерина — начала говорить Марина Николаевна, в тот момент когда Оксана отошла к белому мягкому пуфику, стала натягивать на свои ноги шелковые белые чулки — Знаю я все ваши игры, только ты аккуратнее ладно, мне еще в внуков от неё хочется увидеть
— Мама! — вскрикнула недовольно Оксана, наслаждаясь ощущением нежности, как белая шелковая ткань приятно начала налезать на её ногу — Забудь про внуков и про женитьбу меня это вообще не интересует
Дверь бытовых помещений медицинского помещения, где переодевалась Оксана открылась, когда вошли две девушки Вероника и Валентина. По их внешнему виду, что отразились в большом зеркале, возле которого она сидела, Оксана поняла что они сильно измучены и истощены от недостатка сил.
— Оксана Владимировна — начала говорить Валентина уставшим голосом — Там эта ненормальная, ну дочка нашего пациента сейчас такой разнос устроила, пришлось Тихонова выдернуть с дома, чтоб он её угомонил
— А раз Тихонов, значит, тут скора будет Романов — предположила Оксана
— С чего ты так решила? — удивилась столь неожиданному мнению Катерина
— С того, что должен кто-то разумный принимать решения за Молотова, пока он находится в тяжелом не способным разумно мыслить и принимать решения
— Как меня уже достала эта вся ваша буржуазия Оксана — начала ворчать Вероника, снимая медицинский колпак с головы, прошла по комнате щеголяя изящными эластичными бедрами — И как ты только в вязалась в эту свору?
— Ой Вероника не начинай — возразила Оксана, взяла из рук Катерины белую мини юбку, что она к ней поднесла — Расскажи лучше, как Молотов себя чувствует после операции?
— Ну состояние стабильное, пока еще после наркоза не оклемался — отчиталась Вероника перед своим начальником
— Ты ведь понимаешь, что это еще только самое начало
Делая вид, что любуется телом Катерины, поинтересовалась Оксана, стараясь искоса наблюдать, как переодевается темноволосая кудряшка Вероника.
— И так что вызывает отдышку, ортопноэ, сильную потливость да и к тому же как нам удалось исключить «окклюзия мезентериальных сосудов», да и еще самое главное, что я заметила на ЭКГ у Молотова тяжелое нарушение сердечного ритма
— Оксана Владимировна вы же не думаете сейчас начинать дифференциальный диагноз? — взвыла Валентина, швырнув со психу медицинский колпак на пол, возле дивана
— Так я сказала, быстро! — приказным тоном, словно королева требовала Оксана от своих подчиненных — Мне нужны идеи, даже самые безнадежные
— Ну, может тут все быть «бронхиальная астма», ну или «пневмония» — высказала глупое предположение Вероника, расстегивая пуговицы белого медицинского халата врача
— Исключили вашей безалаберностью, когда вы дали ему «Аугментин», чем вызвали у него «анафилактический шок» и это хорошо Вероника, что дело не дошло, как я поняла до «отека Квинке» — Оксана, настойчиво психологически надевая на свои излюбленные сексуальные бедра белую мини юбку, давила на команду врачей
— Оксанка все прекрати мучать девчонок— заступилась Марина Николаевна — Несомненно вы все хорошо поработали без исключения
— Чуть не угробив мне пациента — выразила свое несогласие, вставая с пуфика Оксана, когда Катерина поднесла к ней её белые туфли — И заметь мама, моего пациента, дело, которое я веду
— Да я все понимаю — согласилась Марина Николаевна — Ну нельзя же так давить на девочек
— Я сказала идеи Валентина Вероника — крикнула Оксана, игнорируя нравоучения собственной матери — Не будет идей, вы мне тут до утра в больнице останетесь, пока не выложите мне хоть одну достойную теорию
Красиво сгибая ногу в колено, Оксана демонстрировала всем изящный изъян своих сексуальных ног, одевая, белые туфли на высоком каблуке, совсем не стесняясь самокритичного взгляда матери на этот счет.
— Оксана Владимировна — заскулила Валентина — Ну будьте милосердны мы и так все за вас тут делаем
— Что вы делаете Валентина?
криком возразила Оксана, блеснув яростным отблеском лазурных голубых глаз, в которых отчетливо отражался свет люминесцентных ламп
— Операция вся эта моя заслуга, вы только зашили пациента и все, вы не забыли, что каждый из вас кроме меня отлучался на время операции, то в туалет, то в кафетерий, то отдохнуть, потом заново одевали чистую одежду и дезинфицировались перед в входом в операционную
— Но ведь операция была слишком долгая — пытаясь убедить своего начальника, вымолвила едва Вероника, уставшим тоном голоса
— «Экссудативныйплеврит» — вынесла свое предположение Валентина, только чтоб успокоить яростного начальника
— Хм… что же подходит — согласилась Оксана, обрадовавшись единственной подходящей теории на этот счет — «Рентгеноскопия легких» и «УЗИ плевральной полости» для подтверждения можете еще сделать «биохимическом анализе крови»
— И когда нам все это сделать?! — возмутившись, спросила Вероника, обиженным жалким взглядом посмотрела на начальника
— Блядь вы тупые, что ли совсем! — вскрикнула со злостью Оксана
— Оксанка ну-ка не матерись! — тут же упрекнула свою дочь Марина Николаевна, подходя к Оксане, провела по её золотистым русым волосам ладонью теплой нежностью материнской ласки руки
— Мама! — отходя от Материна недовольно заявила Оксана — Не мешай мне разговаривать с подчиненными
— И это ты разговариваешь — высказала свое несогласие Марина Николаевна — Да ты этих девчонок даже за людей как я вижу не считаешь, дай им отдохнуть
— Вот сделают, все то что я требую и отдохнут
— Но Оксана! — жалобно вымолвила Вероника, подходя к начальнику, положила руки к ней на плечо, посмотрела ангельским умоляющим взглядом в глаза Оксане
— Я так понимаю нам не переодеваться? — спросила Валентина, заметив строгий непоколебимый взгляд в глазах Оксаны
— А ты куда-то собралась Валентина?
— Уже никуда — обиженно ответила она, присаживаясь на диван тяжело вздохнула
— Завтра чтоб подтвердили мне экссудативный плеврит!
Одевая белую блузку, что вырвала со психу Оксана из рук Катерины, строго заявила она. Пальцы не слушались Оксану, когда она застегивала пуговицы белой блузки. Однако Оксана была приятно удивлена своей повиливающей властью над бедными девушками, заставляя их таким жестоким для неё образом работать и выполнять её капризы.
— Вы сами знали, на что шли, работая со мной, смотрите, тут пол больницы как-бы не вся желает отдать все за ваше место, только чтоб работать под моим чутким руководством — оставив верхнюю пуговицу белой блузки расстегнутой, заявила Оксана
— А ты что будешь делать? — проявив наглость поинтересовалась Вероника
— Есть, пить и развлекаться — ухмыльнулась Оксана, взяв из рук Катерины белый пиджак — Да и еще моя дорогая Катерина, я сегодня ночью буду особо требовательная в своих сексуальных предпочтениях
— Оксанка! — упрекнула дочь Марина Николаевна, видимо догадавшись, на что намекает Оксана
— Да вы не волнуйтесь Марина Николаевна — успокоила её Валентина — Наша Оксана Владимировна уже давно не скрывает не от кого свое распутство
— Ну да! — злорадно подтвердив это коварной улыбкой застегивая пуговицы белого пиджака, согласилась Оксана — А что в этом такого?
— Я тебе дома это Оксана объясню — затаив обиду на дочь, грозно сказала Марина Николаевна, недовольно осмотрев в глаза Оксаны
— Ой пошли уже! — заявила Оксана направляясь звонко стукая каблуками в входной двери — Я сначала поднимусь за шубой в кабинет, а вы пока разогрейте мою машину, ты ведь на ней приехала да Катерина?
— Нет — ответила Катерина, чем очень сильно шокировала Оксану
— Что значит, нет?! — раскрыв от удивления широко глаза, спросила Оксана
— Твоя мама Оксанка — начала говорить Катерина подходя к Оксане весьма соблазнительными движениями собственной соблазняющей обольщением походки, красиво виляя бедрами — В общем Марина Николаевна как огня боится твоего мерседеса, а вернее когда ты за рулем
— Заебись! — грязно некультурно выразила Оксана свои эмоции, открывая входную дверь
— Что ты сказала — громко крикнула Марина Николаевна, направляясь к дочери ускоренным шагом
— Ничего! — испугавшись такого строго взора матери, Оксана выбежала за дверь со страху, громко за собой хлопнув дверью
«Учить меня вздумала, всю жизнь учит и учит», обидевшись на мать, размышляла Оксана, направляясь по больничному коридору в фойе больницы, от обиды поджав губу.

***
Поднимаясь по лестнице на второй этаж больничного здания, Оксана отчетливо слышала истерический голос Алины, дочки Молотова, а особенно, что поразило больше всего, это то что её уговаривал сам Тихонов сохранять спокойствие. Девушка словно потеряла самообладание и забыла где, она находится и с кем конкретно разговаривает в ярости пытаясь спасти жизнь своего отца, она орала словно ополоумевшая.
— Госпожа Коновалова! — уверял её Тихонов, как только Оксана поднялась на второй этаж — Прошу вас успокойтесь, вашим отцом занимаются лучшие врачи и я уверен, если и произошло какое-то недопонимание, то мы быстро это уладим
Тихонов явно перебрал сам в новогоднюю ночь, по его внешнему виду, Оксана посудила, что он явно выпил больше одного литра коньяка высочайшего качества, о чем свидетельствовал перегар из его рта. Растрепанная белая рубашка и криво надетый черный пиджак, не расчесанные волосы на его седых висках, а так же уставшие глаза, говорили о том, что с постели его буквально вырвали с руками и ногами. На его зимних черных ботинках, таил снег и на месте где он стоял образовалась уже маленькая лужа зимней стихии. Запах от его тела, Оксана успела почувствовать находясь еще на лестничном марше, поднимаясь на второй этаж больницы, этот табачный одеколон смешанный с потом на его рубашке, а так же с перегаром казался просто отвратительным.
— И это вы называете, лучшие врачи да!!! — кричала девушка, по её голосу Оксана догадалась, что довела её до слез своим безразличием — Да она даже собственную мать не во что не ставит, вы бы видели, что она там устроила в ординаторской на первом этаже
— А это вы про нашего заведующего — ухмыльнулся Тихонов, заметив, как Оксана бесшумно подошла к Алине со спины — Ну… как бы вам конкретнее Алина Андреевна бы сказать
— Говорите уже как есть! — рявкнула, она на заведующего больницей, совсем потеряв рассудок
— Ну, я же говорила вам Валерий Валерьевич, что с не нормальными людьми я работать не могу, пожалуйста, пусть она покинет помещение больницы, чтобы я могла спокойно заниматься её отцом — проходя мимо ревущей девушки, хладнокровной безразличной походкой заявила Оксана, даже не посмотрев на неё
— Ах… как ты меня назвала — раскрыв рот от удивления возразила Алина — Да ты что о себе возомнила, ходит тут себе как королева, думаешь ты тут незаменима
— Хм… Валерий Валерьевич — не обращая внимания на её угрозы, Оксана подошла к двери своего рабочего кабинета — Вам ведь есть кого вместо меня поставить, чтоб руководили делом Молотова?
— Оксана Владимировна даже не вздумаете! — произнес он с такой интонацией голоса, что Оксане показалось, что у него сердце остановится, от того как она решила его напугать
— Насколько я понимаю — хладнокровно говорила Оксана, открывая входную дверь — Транспортировать сейчас больного в другой медицинский центр очень опасно, есть очень большой риск для жизни, так что вам остается, только найти мне достойную замену
— У вас она есть Валерий Валерьевич?! — в надежде и глазах полных счастья спросила Алина, чуть ли не падая на колени и не начиная его умолять
— Боюсь — замолк он, видимо заметив, каким строгим взглядом Оксана на него смотрит — Что лучше врача, чем Оксана Владимировна вам не то, что в этой больнице не найти, вам и во всем мире не сыска, я уверен, эта девочка во всем разберется
— Я против Валерий Валерьевич — не согласилась Алина — Я хочу другого врача для своего отца, я требую чтобы вы отстранили её от лечения
— Но я не могу! — уверял её Тихонов
— Ах… как хорошо — обрадовалась Оксана, держа дверь открытую, облокотилась спиной на дверной проем, согнув ногу в колена опиралась ею на открытую дверной косяк — Можно уже начинать пить гулять и трахаться!
— Нет, вы видите! — Алина чуть язык от поведения Оксаны не выронила — Вы видите, что она себе позволяет, как такой врач, как она может себя так распутно вести
— Валерий Валерьевич — обратилась Оксана, проводя кончиком коготка указательного пальца по изнывающим влажным смоченным слизью собственной слюны алым губам — Можете передать это дело кому угодно, ведь родственница нашего пациента так настаивает
— Никто никуда никого не передаст! — Тихонов словно взорвался — Вы Алина Андреевна, я бы вас пока еще вежливо попросил покинуть помещение этой больницы
— Да как вы смеете! — возразила девушка
— Что касается вашего поведения Оксана Владимировна! — не обращая никакого вообще внимания, продолжил Тихонов орать на весь коридор, пытаясь даже угрожать — То с вами я разберусь с господином Романовым, надеюсь, его слова будут более убедительны для вас, он обо всем меня предупредил
— Говорите все что угодно — рассмеялась Оксана, входя в кабинет — Вашему Романову я ничего не должна и боюсь, он не тот человек, кто бы мог меня заставить работать над делом Молотова
В кабинете уже чувствовался аромат насыщенного черного кофе, именно такой, какой пьет Ларионов, а так же отвратительный запах табака. По всей видимости, Валерий Николаевич просыпал его когда доставал из кармана пиджака, свернутый кулек бумаги и трубку, в тот момент когда его руки нервно тряслись из-за истерики под которую он попал из-за дочки пациента. Рассыпанные частички этой мерзости не давали покою обонянию Оксаны, этот отвратительный вкус травы, что курил Ларионов, носил в себе череду разных оттенков отвращений. Благодаря только насыщенной сладости черного молотого кофе, которым этот мужчина злоупотреблял как самый поддавшийся искушению наркоман, в кабинете еще можно было как-то находиться. Рассыпанные крупинки черного кофе на краю стола и разлитая влага воды на его поверхности, что намочила несколько листов, что были разбросаны небрежно по всему столу, говорили о паническом стрессе, в котором находился Ларионов.
— Оксана Владимировна — возмутился, словно надувшийся индюк вбежал в кабинет следом за Оксаной — Хватит мной везде и во всем помыкать, больница и так вам предоставляет непозволительную роскошь, вы здесь и так словно королева
«Блядь этот запах табака Ларионова, меня просто убивает, надо будет ему запретить приносить в больницу эту гадость», подумала Оксана, прикрывая кончиками ладони пальцев нос Оксана, сдерживая терпение и самообладание перед Тихоновым.
— Что вы мне предложите, если я решу дело с Молотовым? — решила поиграть на чувствах заведующего, поинтересовалась Оксана
— Смотря, чего вы захотите — сменил быстро он тон разговора, видимо заметил, как Оксана пошла ему на уступки
— Хочу отпуск до марта как минимум — заявила Оксана, подходя к столу, заваленному бумагами, присела на его край — И чтоб не один телефонный звонок с этой больницы или с какой-либо еще не побеспокоил меня, вам ясно!
— Боюсь! — замешкал Тихонов, будто не зная, что и ответить перед достойным ультиматумом — Но вы ведь можете руководить делом из дома, за вас какое-то время может работать ваша команда
— Боюсь, Валерий Валерьевич у меня здесь глаз нету, и я не смогу видеть результаты ЭКГ и снимков рентгенографии и уж тем более не смогу проводить операции, находясь дома — насмехаясь над этим мужчиной без капли сожаления говорила Оксана
— Ладно — прошипел он недовольно — Мы и так требуем от вас слишком много
— Вот-вот — согласилась Оксана, подходя к креслу, на спинке которого висела её шуба
— Найдите себе замену на какое-то хотя бы время
— Да никто из этих бездарей — ругаясь заявила Оксана — Даже не сможет разгадать плевое дело
— Вот тогда и нечего тут обижаться, что вам покоя не дают!
— Я пошла домой — схватив с психу шубу со спинки кресла, звонко стукая каблуками белых туфель по паркету, Оксана направилась к открытой входной двери
— Оксана Владимировна — прокричал ей вслед Тихонов — Оксана Владимировна я согласен на любые ваши условия, только разберитесь с делом Молотова
— Может, вы еще на колени передо мной упадете — рассмеялась Оксана, обернувшись, посмотрела на жалкий ничтожный вид заведующего больницей
— Оксана Владимировна ну что же вы так — послышался смеющийся голос Романова за спиной Оксаны — Вы даже заведующего больницей Тихонова уже приструнили нельзя же так!
— Сергей Викторович! — ринулся Тихонов к нему в надежде, что Романов сможет убедить Оксану
— А что вы на меня так смотрите Валерий Валерьевич — возмутился Романов, Оксана заметила в этот момент как из-за его спины вышла Виктория
Виктория была одета в красное бархатное длинное платье, красота её плеч и бюста была скрыта за белой пушистой шубкой из меха, а белые волосы, были скрыты под капюшоном, из темноты, которой светили отчетливо яркий оттенок голубых распущенных глаз. Аромат лавандового масла и парфюм на экстракте сильного вкуса жасмина преображал эту, невинную на первый взгляд, девушку в самый прекрасный цветок, которая даже, по мнению Оксаны, казалась распущенной. Черные зимние сапоги, отлично сидели на её ногах, что даже с выреза с передней части красного бархатного платья, Оксана заметила, как они красиво сочетаются с черными чулками, что так прекрасно и сексуально обволакивают её ноги, придавая им невообразимый эротический шик.
— Оксана прости — говорила она, скрывая под прядью красивых прямых белых волос свой как будто в чем-то провинившейся взгляд — Но Сергей Викторович, как только узнал про скандал, что устроила эта Алина Коновалова, так сразу же схватив меня, примчался сюда
— Виктория! — удивился такому неожиданному повороту событий Романов — Насколько я знаю, ты всегда призирала Оксану Владимировну, что же произошло теперь?
— Оксана прости, я не хотела — не обращая внимания на Романова, говорила эта несчастная девушка — Но он правда очень хотел сам знать, что тут происходит
— Все нормально Виктория — видя, как искренне говорила перед ней эта девушка, успокоила её Оксана — Тут уже все закончилось и я еду домой отдыхать, а вас дорогие вы мои мужчины, попрошу не мучать меня звонками и допросами
— А что вы на меня так смотрите — ухмыльнулся Романов, на реакцию Тихонова — Она сделала операцию Молотову, спасла на какое-то время ему жизнь, заслужила отдых, вот только!
— Вот только что?! — рявкнула, уже не сдержав терпение Оксана, подходя к лестнице
— Не желаете ли отдохнуть в нашем обществе, я думаю что раз вы с Викторией подружились так близко, то возможно будет приятно ей провести время именно с вами
— Нет! — возразила тут же Оксана
«Мне еще с молокососами водиться приходиться, да она как минимум лет на десять меня наверно младше», подумала Оксана, взглянув на девушку, глаза которой светили как самые далекие космические звезды в ночном небе среди этой млечной пустоты.
— А теперь прошу меня извинить — спускаясь по лестнице, говорила Оксана, стукая каблуками по мраморной плитке ступенек — Но меня ждет моя мать
— Насколько я понимаю, вы же её терпеть не можете — попытался образумить Романов
— Да — согласилась Оксана, улыбнувшись стервозной милой улыбкой, застегивая блестящие пуговицы норковой белой шубы — Но тогда она такое устроит, если я и сейчас её обману, она и так настрадалась, надо хоть немного её порадовать своим присутствием, вы и без меня не пропадете
Не придавая никого больше значения словам Тихонова, что пытался возмущаться и Романову, который уверял его, что ситуация пришла в нормальный черед событий, Оксана продолжила спускаться по ступенькам. Чувство сильного голода и дикой жажды уже давало о себе знать, невыносимое изнеможение от полного недостатка сил, едва держал на ногах Оксану маленький запас её жизненной энергии, которой двигал сексуальный интерес к Катерине. Предвкушая именно сладость ожидаемой ночи с этой брюнеткой, Оксана нашла в себе все возможные силы,, продолжая спускаться по ступенькам, накинула на голову огромный капюшон белой норковой шубы. Скорее это было лишь единственной утехой, что не позволяло её состоянию впасть в истерику после череды дуратских событий, в обществе которых ей пришлось пережить, особенно, что касается дочки Молотова.
На первом этаже в фойе больницы ждала Катерина, всматриваясь в сумрак нахлынувшей деревни ночи, она любовалась падающими снежинками за толстым утепленным стеклопакетом пластикового огромного окна. Оксана, медленно спускаясь по ступенькам, кивнула головой в знак приветствия двум дежурным сменным врачам, не придавая значения их чрезмерному вниманию, проигнорировав их просьбу выпить чашечку кофе с ними за компанию. Ничего не ответив двум обаятельным мужчинам в белых халатах, Оксана направилась по вестибюлю здания больничного деревенского комплекса.
Стукая звонко каблуками по мраморному покрытию зеркальному покрытию пола, Оксана проходила мимо прекрасно украшенной новогодней елки, чья сила хвойного дерева завораживала сказочные чувства при каждом вздохе этого насыщенного аромата леса. Наряженное хвойное дерево красиво излучало свет горящих на ней новогодних гирлянд, что ярким отблеском отражалось в лазурных голубых глазах Оксаны. Новогоднее дерево было украшено в блестящую мишуру, а так же чудесным сочетанием наряда служило несколько слоев стеклянными большими шарами, что висели на высоте примерно двух с половиной метра от пола. Чтобы маленькие любопытные посетители больничного комплекса не смогли испортить столь фантастическую красоту новогоднего дерева, его поставили почти на полутораметровую подставку.
— Хм… я думала, ты уже не появишься
Почувствовав, по всей видимости, запах от тела Оксаны, чей фантастический оттенок аромата излучал запах диких садовых роз, от геля для душа, который она использовала в душе, еще сохранял первозданную насыщенную силу.
— Как ты могла только об этом подумать? — удивилась Оксана её высказыванию
Подходя достаточно близко к Катерине, тихо прошептала Оксана, используя силу пленяющего сексуальной страсти шепота, шептала ей на ухо.
— Я ведь не могу бросить сегодня свою эротически развращенную темноволосую прелесть безнаказанной
— Ах… — вздохнула она чувствительной нежностью сексуального голоса — Это кто кого еще Оксана наказать у нас должен — ухмыльнулась Катерина хитрой распущенной улыбкой, повернувшись лицом к лицу к Оксане
— Хм… Странно! — сделала Оксана хитрый взгляд, нахмурив губки, внимательно посмотрела на Катерину
— Что?! — удивилась Катерина выражению её лица
— А ты куда эту выдру отправила, что-то её я тут не вижу?
— Оксанка! — крикнув на Оксану, сделала Катерина замечание — Она твоя мать, как ты так можешь говорить
— Ничего перебьется — заявила Оксана, подходя медленно к окно, смотрела через толстое стекло стеклопакета на плавно падающие блестящие крупинки снега — Ну так, где она или я чего-то не знаю? — поразила она похотливую брюнетку прелестью очаровательной улыбки
— Пока ты ходила за своей шубой — начала нервно ерзать каблуком фиолетовых туфель по мраморной плитке пола больницы, не решаясь, будто говорить, мямлила Катерина
— Ну давай выкладывай что там у тебя? — ухмылка Оксана не сходила с алых блестящей притягательной красотой
— Костя звонил — будто выдавила она это из себя
— Ну и…?! — играя в любезности с коварной извращенной похотью брюнеткой, настойчиво спрашивала Оксана
— В общем, у них там какая-то подруга приехала — нервничала Катерина, скрывая смущенный взгляд за прядью роскошных блестящих густых черных волос
— Ну а я-то тут при чем? — продолжая заигрывать с темноволосой искусительницей, интересовалась Оксана
— Ну может если хочешь…..
— Ай ладно — изнуренно вздохнула Оксана — Поехали лучше к тебе домой
— Ну… Оксанка! — обиженно поджала губу похотливая темноволосая развратница — Давай может там повеселимся
— Ну не хочу я пока видеть этого Костю — возразила Оксана — Вот не хочу и все, нет Елена у него прекрасная сестра, да и он сам иногда бывает ничего, но сегодня
— Ну пожалуйста…..
— Ладно! — согласилась нервно Оксана — Но если меня там что-нибудь не устроит
— Обещаю — прошептала Катерина возле уха Оксаны, ласкающим сексуальной пленительной страстью своего голоса — Ты будешь королевой этой ночи
— Поехали уже искусительница — рассмеялась Оксана, взяв её под руку, направилась к выходу из вестибюля

***
Чарующая прелесть хруста снега, что вминалась под мощным протектором шин черного «Porsche Panamera», что принадлежал Катерине, словно как хищник под покровом ночи двигался по деревенским темным улицам. Новогодний мороз уже стихал, начиная радовать на какие-то считанные градусы легким повышением температуры, на улице даже чувствовался легкий теплый ветер прохлады. Окутанный зимней пеленой словно туман, снежная мгла казалась яркой и блестящих при свете фонарных столбов освещения улиц и излучения фар роскошного автомобиля. С труб домов, рядом с которых по улице проезжал этот седан валил густой пышный насыщенной гарью дым, пропитывающий воздух своим изобилием изысканного деревенского аромата чистого морозного воздуха.
— Нет мне все-таки интересно — облокотившись на черное элегантное водительское сиденье автомобиля, спросила Катерина — Что тебе такого особенного говорил Романов в больнице?
— А мне интересно как ты сбагрила мою мать с хвоста — ухмыльнулась Оксана — И вообще, почему не я за рулем?
— Потому что я еще жить хочу Оксанка — ответила Катерина, одарив её похотливой развратной прелестью собственной улыбки — Марину Николаевну под предлогом, что мы заскочим в одно место и к утру примерно будем дома, удалось, как ты сказала сбагрить, вызвав для неё служебный автомобиль
— Интересный вариант — улыбнулась хитрой ухмылкой Оксана — Но а к Кости то мы зачем едим
— А ты до сих пор не поняла
— Я голодна Катерина и очень устала — заявила Оксана, отвернувшись от Катерины
В салоне этого элегантного автомобиля четко чувствовался запах ночной фиалки, сокрушительной силы обольщения, которой пользовалась Катерина. Въевшийся запах этого прекрасного оттенка незабываемого вкусового запаха уже пропитал весь материал кожаного сиденья. Возбуждающие его верхние ноты отлично гармонировали, возбуждая при первом вздохе легкую вкусовую гармонию, вызывающие эротический нежный соблазн к обладателю этого чудесного аромата. Интимная обстановка при выключенном свете в салоне автомобиля, только еще сильнее заводила Оксану, заставляя её влагалище вновь насытить стенки возбуждающей душу и плоть смазкой.
— Не волнуйся — заверила Катерина, постепенно ускоряя автомобиль, когда он выехал на центральную деревенскую площадь — Там тебя накормят и дадут отдохнуть и ублажают
— Да меня и ты можешь вполне ублажать — кокетливо похлопала Оксана глазками своей собеседнице
— И я тебя ублажаю
— Так Катерина! — возразила похотливым тоном голоса Оксана — Я что-то не поняла
— Да все нормально будет
Успокоила её Катерина, выворачивая руль автомобиля, направляя его вдоль узких деревенских улиц, где освещения вообще не было. Дорога, сменившаяся с асфальтного на гравийное покрытие, была плотно усыпана укатанными шинами автомобилей толстым слоем снега. Однако неровность такого полотна, заставляла качаться черный Porsche словно фрегат по волнам.
— Согласись — начала успокаивать Катерина — Тебе сейчас необходимо просто снять накопившейся стресс
— Да— подтвердила Оксана кивнув плавным жестом головы — Плотно при этом перекусив
— Естественно! — согласилась Катерина, улыбнувшись при этом, ярко выражая Оксане свою прелесть алых губ в отражение зеркала заднего вида — Костя с Еленой там такой стол сделали
— А что их подруга?
— А что с ней не так? — удивилась Катерина, будто этот вопрос может кого-то волновать
— Зачем мы-то туда едим? — задала прямой вопрос Оксана, положив ногу на ногу, удобнее облокотилась на спинку кожаного пассажирского кресла — Ведь у них там гости — теребила она коготками краешек норковой шубы
— Костя хочет представить тебя, их давней знакомой как своей девушкой — призналась Катерина остановив машину напротив нужного дома
— Ах… вот оно как — улыбнулась Оксана — А мое мнение здесь хоть кто-нибудь спрашивал?
— А мое мнение ты спросила, когда позволила Романову такое с собой сделать?
— Но мне же было приятно
— Вот знаешь Оксанка! — крикнула Катерина, заглушив мотор двигателя автомобиля — Мне будет приятно, если Костя тебя трахнет сегодня
— Что?! — возразила Оксана, раскрыв глаза от удивления полные шока, посмотрела на злорадную брюнетку
— Пошли, давай! — рассмеялась Катерина, заметив бурную реакцию Оксаны и её выражение глаз, как она поджала губу от обиды на неё — Я пошутила, слышишь Оксанка, пошутила
— Ну и шуточки у тебя Катерина — заявила Оксана, выражая явное недовольство в своей голосе и угрюмом поникшем выражение лица — Запомни если у меня что-то и будет ночью, то только с тобой и только, когда я плотно хорошо поем
— Ой ну надо же какие мы капризные — вытаскивая ключ из замка зажигания съязвила неловкой шуткой Катерина — Пойдем нас наверно там уже ждут
— Ну что же Катерина — хитрой ухмылкой улыбнулась Оксана
«Сегодня ночью я тебя так поимею!», злорадно подумала Оксана о развращенной похотью романтической страсти брюнетки, открывая при этом дверь машины.
Чувство резкого прохладного холода, что Оксана ощутила по своим ногам, как только открыла дверь, поставив ноги на прокрытую тонким слоем снега землю, она ощутила, как мороз завораживающей силой пытался проникнуть к ней под шубу. Лаская чарующей прохладой нежные щечек, на которых выражался яркий красный румянец от стыда и сексуального развращения, от которого она никак не могла отказаться. Изнывающие от жажды голода поцелуя, алые губы придавались нежности зачарованной свежестью мороза. Стройные ноги, что были в белых туфлях на высоком каблуке уже начал охватывать легкий озноб.
— Надеюсь в этот раз ты взяла свой телефон? — упрекнула Катерина — Я больше не буду разговаривать с твоим Ларионовым или Тихоновым по своему телефону
— Не волнуйся — успокоила её Оксана, губы скованные морозной лаской не могли даже преобразиться в улыбке — Он у меня в кармане шубы
— Смотри мне — начала высказывать возмущение Катерина, обходя машину спереди — Больше я с твоей командой разговаривать не собираюсь, и спасать твою задницу, от матери не собираюсь теперь уж ты как-то сама
— Ну, спасибо — выразила Оксана свое недовольство и на морозном холоде от обиды поджала слегка губу = Подруга, еще называется
Блеск только что выпавших снежинок на капоте черного Porsche ярко отражался в лазурных голубых глазах Оксаны, наполненных чувствами и жаждой сексуального голода.
Путь через ограду дома Кости и Елены, казался весьма зарядным, так как, продвигаясь по глубоким сугробам, что посыпали основную дорожку, выложенную из цветной каменной плитки. Снег стал проникать через туфли Оксаны, намочив её белые чулки, узы холодного воздуха начали сковывать ноги. Проникая под толстый покров норковой шубы, злорадный мороз обволакивал своей колющей морозной свежестью тело Оксаны.
— Блин я и не думала, что будет так холодно
Губы Оксаны уже тряслись от холода, когда она с Катериной поднималась стукая каблуками по деревянному крыльцу дома Кости, вминая своими белыми каблуками туфель, только выпавший на ступеньках снег.
— А чего ты ожидала, так одеваясь — возразила Катерина, подходя к входной двери — Хочешь завораживать и покорять сердца мужчин своим сексуальным обликом, так вот тебе и расплачиваться придется
— Ой Катерина перестань! — упрекнула её Оксана, испуская из своих губ горячий воздух, что тут же превратил на морозе в густой пар — Уж не тебе точно меня учить
— Нет, это ты перестань Оксанка — не согласилась Катерина — Ты даже с матерью со своей споришь
— Это мои с ней проблемы
Заявила Оксана, открывая входную дверь, ощущая как горячий хорошо прогретый воздух атмосферы воздух, сразу же хлынул ей в лицо, в глубоком сочетании разных экзотических запахов. Оксана смогла почувствовать, как он хорошо был наполнен чудесным ароматов апельсинов. Чувство насыщенной свежести своим изобилием насытили воздух разными ароматами женского парфюма.
— Костя сходи, посмотри, кто там пришел
Послышался с гостиной их дома, пьяный веселый голос Елены, которая никак не могла сдержать смех из-за чего-то что, что-то её так рассмешило.
— Нет необходимости Елена это мы — сразу же крикнула в ответ Катерина, заходя в дом следом за Оксаной, закрыла за собой входную дверь — Вижу праздник у вас полном разгаре
— М… дорогие мои девочки — там смачно эротично простонала Елена, из гостиной было слышно звон её каблуков — Тогда Костя я сама лично встречу наших дорогих гостей и конечно же сама раздену твою девушку
— Да щас же!
Недовольно выразила свое недовольство Оксана, расстегивая медленно блестящие пуговицы шубы одной рукой, а другой стряхивала мелкие снежинки снега с капюшона норковой шубы.
— Оксанка! — упрекнула её тут же Катерина — Будь вежливее
— Ладно! — согласилась глубоко разочарованно вздохнув Оксана
Елена была просто поразительно красива, красное вечернее платье, с большим декольте на спине, что заставляло обладательницу такого шикарного платья не использовать к нему сковывающие оковы груди бюстгальтера. Вырез справа на бедренной части этого платья, открывал всю сексуальную прелесть ног этой женщины. Оголенные плечи, выставляли напоказ всю прелесть её бархатной нежной кожи, а чудесный аромат каких-то странных французских, по всей видимости, духов, начинал сводить своими верхними романтическими нотами страсти, завораживая вкусовыми оттенками бурную сексуальную страсть.
— Дорогая моя Оксана — говорила ласковым чарующим похотью возбужденным пьяным голосом Елена, скриви алые блестящие при свете губы — Как я по тебе соскучилась
— Да ладно! — не согласилась Оксана — Как будто тебе меня так сильно не хватало
— Мне не хватало девушки моего брата
— А мне кажется , что вам вдвоем и так достаточно хорошо — выразила свое недовольство Оксана снимая толстую норковую шубу со своих плеч, передала её этой женщине — Особенно я про тот момент, когда у меня дома на моем диване вы такое устроили
— Ах… ты про это — почувствовав себя видимо неловко рассмеялась Елена одной рукой прикрыла свои губы, а другой держала с трудом норковую шубу — Ну Оксана ты моя дорогая, ты ведь тоже меня должна понять
— Я не ревную Елена — успокоила её Оксана — Кроме того Катерина тоже достаточно порой часто использует член твоего брата в своих собственных целях, я просто хочу, чтобы первая удовлетворение получала я
— Конечно-конечно — великодушно открывая дверь встроенного шкафа в коридоре, согласилась Елена — Сегодня, хотя Катерина наверно тебе говорила, что ты королева этой ночью и все внимание будет исключительно тебе
— Хм… посмотрим — облизывая от возбуждения губы Оксана, заметила страстный строптивый взгляд в глазах этой женщины — И как королева я очень голодна, весь день провела в больнице ковыряясь в кишках Молотова — рассказывала она, входя под звон каблуков по паркету в гостиную
Огромный стол стоял посреди гостиной комнаты возле черного углового кожаного дивана, насыщенность богатого изобилия на нем продуктов и бутылок вина начинала просто сводить с ума. Слегка притушенная романтическая атмосфера, была скрашена зажженными белыми толстыми восковыми свечами, что горели в подсвечнике на стенах возле входа. Сияние гирлянд новогодней, красиво наряженной елки ярким блеском отражалась в глаза Оксаны.
Девушка, что сидела возле Кости была обаятельной милой внешности, особенно, что поразило Оксану,, это то что она была в одном только нижнем белье. Шелковый белый кружевной бюстгальтер красиво подчеркивал красоту её бюста, сковывая их так сексуально оковами, придавая им изящную форму. Белые кружевные трусики, отлично сочетались с черными чулками, что так эротично обволакивали её ноги, прекрасно гармонировали с черными туфлями на высоком каблуке. Рыжий или даже можно сказать каштановый цвет её волос, выражал явный блеск, при красивом излучении гирлянд новогодней елки. Розовые, покрытым щедрым слоем помады губы этой девицы, были преображены в красивой улыбке, а красивый взгляд на удивление фантастических карих глаз, таил в себе загадочную скрытую похоть. Положив ногу на ногу, она облокотилась на нежную, спинку дивана и держа в руке наполненный красный вином бокал, приветливо улыбалась вошедшей Оксане в помещение гостиной.
— Ах… это наверно та самая завораживающая взглядом Оксана — рассмеялась девушка, улыбаясь красивой улыбкой смотрела изучающим взглядом на Оксану — Я так давно мечтала с тобой познакомиться, тем более эта семья столько всего о тебе рассказывала
— Ой простите — играя с ней в любезности, начала импровизировать Оксана, подходя к дивану, красиво при каждом движении играла своими бедрами — Они наверно преувеличивают
— Нет ни капли — возразила Девушка — Я Элина, друг этой чудесной семьи
— По всей видимости мое имя ты уже знаешь — блеснув коварным блеском своих лазурных глаз, присела Оксана на диван рядом с этой девушкой
— И очень хочу с тобой поближе познакомиться — наклонилась она к Оксане положив так сексуально руку на свое колено — Костя с Еленой так много о тебе рассказывали
— Костя! — пропустив мимо ушей слова этой девушки, сделала строго замечание Оксана — Ты не поухаживаешь за своей дамой, ведь она очень голодна
— Надеюсь в сексуальном смысле тоже Оксана? — страстным возбуждающим тоном голоса спросила эта девушка
Знакомая мелодия телефонного звонка, что стояла на телефоне Оксаны, ярко выражалась фоновыми басом. Катерина вошла в гостиную, держа телефон, и явно была недовольна, абонентом, который потревожил их покой.
— Оксанка! — вскрикнула Катерина — Только не говори, что ты сейчас в больницу поедешь, я тебя никуда не отпущу, ты меня поняла!!!
— Кто звонит? — поинтересовалась Оксана, голодными глазами любуясь на картофельное пюре и несколько аппетитных сочных пропитанных соусом котлет — М… Костя ты меня балуешь
— Балуешь!!! — кричала в ярости Катерина, швырнув телефон на стол перед Оксаной — Я тебе сказала, я тебя тут привяжу, ну ты у меня с места не сдвинешься, сегодня ты поняла
— Блядь Ларионов! — Оксана сама аж расстроилась такому звонку — Костя налей мне стаканчик сока, мне нужно выйти в соседнюю комнату поговорить
— Хорошо — согласился он, взяв пустой стеклянный бокал — Что-то серьезное?
— Надеюсь, что нет — с угрюмым видом, Оксана, взяв телефон в руки, встала из-за стола — Да Валерий Николаевич, что у вас опять там случилось?
Уставшим изнывающим от работы голосом простонала Оксана, направляясь к выходу из гостиной, Костя направился за ней следом, держа в руке наполненный бокал апельсинового сока, вслед за своей девушкой вышел из гостиной.
— Оксана Владимировна судя по ЭКГ и по симптомам, что нам удалось выяснить у Молотова, как не странно это может быть для вас, ну у него сильное подозрение на «Тампонадасердца», по крайней мере, по мере выпота что нам удалось дренировать из полости перикарда
— Да ведь не прошло и часа наверно после операции, он только должен в себя прийти после операции — возмутилась Оксана, подходя к пластиковому окну на кухне, стала нервно коготками теребить штору красную бархатную штору
— Мы знаем — послышался голос Валентины в телефоне — И поэтому уже принимаем меры, мы не знаем, до каких пор нам придется дренировать жидкость
— Вы хоть сами-то представляете, что вы говорите? — возмутилась Оксана, ощущая горячие возбужденное дыхание от губ Кости, что подошел к ней со спины, медленно всунул к ней в руку прохладный стакан с апельсиновым соком
— Патологическое состояние, при котором происходит скопление жидкости между листками перикарда, что приводит к невозможности адекватных сердечных сокращений за счет сдавления полостей сердца
— Хм… возможно и представляете — согласилась Оксана — Так Валерий Николаевич, быстро возьмите лист с ЭКГ и четко дословно мне продиктуйте, что вы там видите
— На ЭКГ заметны так же низкая амплитуда комплекса QRS — не давая сказать и слова своему отцу, вмешалась Вероника — Уплощенные или отрицательные зубцы T, а нет, хотя подожди, видна полная электрическая альтернация зубцов P и T и комплекса QRS
— Что еще раз нам говорит о большом скопление жидкости в области перикарда
Ощущая как мощные приятные руки Кости обвили её талию, Оксана даже улыбнулась на фоне этих трагических событий
— Что вызывает такие симптомы как непроходимость кишечника, а теперь и тампонаду сердца, остальные симптомы у вас и так видны, так давайте дифференциальный диагноз
— Ну не знаю ну правда Оксана что ты нас мучаешь
— Это я вас мучаю — возразила строго Оксана на заявление Вероники
— Может быть, Экссудативный перикардит — предложила Валентина еще раз свою теорию
— Хм… действительно — задумалась Оксана — Мне нужно срочно домой к книгам
— Но Оксана! — возмутился Костя, прижимаясь к телу Оксаны, когда она стояла возле окна и с печальным взглядом смотрела на падающие крупинки снега за окном
— Сделайте полную рентгенографию области грудной клетки — распорядилась Оксана, поднося к губам холодный бокал с соком — А пока дренируйте полость перикарда, возможно тут следует дать сильные антибиотики теперь уже
— Вы на самом деле теперь думаете, что его убивает инфекция?
— Если это последствия Экссудативного перикардита — начала отвечать Оксана на вопрос Ларионова — То вполне возможно, что инфекция, так же вполне возможно дать пациенту гормональные препараты
— Ладно — послышался угрюмый расстроенный голос Вероники
— Если что-то серьезное случиться — предупредила Оксана, ощущая как пальцы кости расстегивала блестящие пуговицы на её пиджаке — Сразу же звоните мне
Прервав связь телефонного звонка, она улыбнулась, положив телефон на подоконник пластикового окна. Повернувшись к Кости, Оксана посмотрела в его глаза, в которых отражался блеск падающих за коном снежинок и свет фонарного столба, что освещал улицу их дома.
— Как я устала от всего этого Костя — тихо прошептала Оксана, прижимаясь к его телу, позволила его оголить её плечи, от белого пиджака скинув его на теплый паркет
— Я знаю — тихо прошептал он, позволив Оксане положить голову на его плечо
— Им всем понимаешь
Всхлипывая сквозь наворачивающие на глазах слезы, говорила Оксана, чувствуя душевную душераздирающую боль внутри себя.
— Постоянно что-то надо, всем понимаешь Костя, всем, что-то надо от меня, хоть бы один спросил, чего на самом деле хочу я
— Так давай я буду первым, кто это спросит
Предложил Костя, взявшись кончиками пальцев обеих рук за подбородок Оксаны, принудительным жестом нежности заставил её посмотреть в его глаза.
— Покормишь меня? — тихо через слезы плачущим голосом спросила Оксана
— Конечно дорогая моя — чарующим момент жарких пламенных губ поцеловал её в лоб — Может нам стоит уединиться в моей комнате?
— Я была бы этому очень рада — улыбнулась Оксана, продолжая смотреть в его чудесные, наполненные прелестью сияющих блесков глаза
— Тогда иди в мою комнату, я все принесу туда — предложил Костя, глубоко вдыхая фантастический чарующий аромат с волос Оксаны
— Ты правда мной тока одной восхищаешься? — спросила Оксана, сознание металось внутри неё, ведь Коновалов для неё был по своему дорог и было что хорошего про него вспомнить — А как же твоя сестра, Катерина и Марина Викторовна?
— Ой, Оксана прекрати — настойчиво упрекнул он её — Для меня только ты представляешь наибольший интерес
— Странно — ухмыльнулась Оксана развратной улыбкой — Ну а все же из всех этих девушек, кого бы ты предпочел больше всего
— Больше всего тебя — тихо прошептал он ей на ухо
— Да ладно — рассмеялась Оксана, прикрыв неловко ланью алые покрытые слоем слез губы
— Оксана не надо! — настойчиво он посмотрел в её глаза — Иди в мою комнату я все принесу, давай эту ночь проведем с тобой вдвоем
— Как скажешь — покорно согласилась Оксана, улыбнувшись ему в ответ развратной похоти улыбкой
Покинув помещение кухни под громкий звон каблуков, Оксана вышла в коридор, где тут же почти не столкнулась с Катериной, что как пуля летела на кухню.
— О… Оксанка — заявила она — А я тебя моя прелесть уже потеряла, все хорошо?
— Да все — скрывая застенчивый слезоточащий взгляд за прядью русых блестящих волос ответила Оксана, всхлипывая — Просто прекрасно
— Что-то по тебе и не скажешь — скривила недоверчиво в кривой улыбке губы Катерина
— Извини Катерина, но мне надо побыть одной — выразила свое мнение Оксана, проходя мимо неё
— Это еще почему? — схватив за руку Оксану, возмутилась Катерина — Что случилось, ты мне рассказать можешь?
— Дай мне побыть одной Катерина!!! — громко крикнула на неё Оксана, сильно выражая злость в своих глазах
— Нет! — возразила Катерина — Пока ты мне не расскажешь что случилось?!
— Да пошла ты!!!
Вырывая свою руку из-под её хватки, крикнула в порыве ненависти Оксана, быстро развернулась и побежала на второй этаж дома, звонко стукая при этом каблуками по деревянным ступенькам.


***
Разбросанные вещи по всей комнате Кости, были признаком внезапно нахлынувшей истерики Оксаны. Сорванная белая блузка, лежала на полу возле входной двери, прямо почти у ножки черного мягкого кресла, ткань которого была нежностью сравнимая с бархатом. Белая мини юбка, лежала почти на середине комнаты, сверху неё лежал ремень, что сковывал оковами талию Оксаны. Оставшись в одном тока нижнем белье, чулках и белых туфлях Оксана расположилась на большой расправленной кровати, что так ослепительно украшали белыми, как воздушный шелк простынями, запах свежести завораживал чувства, предвкушая нахлынувшую внезапно на неё бурную страсть.
Среди обоев, на удивление прекрасного кремового цвета, комната Кости, отлично выделялся паркет кофейно-молочного цвета, выражал особый притягательный интерьер комнаты, ко всей этой нежной романтической обстановки, чья женская рука, по мнению Оксаны, здесь изрядно постаралась. Запах резкой свежести одеколона, по всей видимости, как посчитала Оксана, ему подобрала его сестра, захватывал своими чарами дух. Вдыхая его тонкие верхние нотки, одеколона, которого имело такое чудесное название, как «Penhaligon′s Racquets Formula». Чувствительные свойства чарующего запаха как бергамот, лимон, гвоздика в прекрасном сочетании с лавандой просто вскружили голову любой женщине разбирающихся в этом чудесном аромате изысканных вкусов. Пленительная красота белоснежных, штор, материл на удивление легкого по виду напоминающего льна, что при каждом резком движении, порхал как бабочка, яростно взмахивая крыльями сам по себе, что висели на деревянной красивой вырезанной гардине. Покрытой щедрым слоем лака, что блестел при свете ламп люстры, что освещала эту комнату тусклым приглушенным светом.
Вся эта обстановка сильно заводила Оксану от возбуждения нахлынувшей страсти. Даже само ухаживание мужчины, что сидел на коленях перед ней, возле кровати, рядом с которой маленькая деревянная табуретка, на которой находился серебряный поднос с разными вызывающий дикий голодный аппетит блюдами. Костя сам с ложки кормил свою белокурую королеву, делал это так нежно, что Оксана только подставляла открытый рот, прелесть алых губ, что блестели и отражали приглушенный тусклый блеск, вскружили ему голову, лишив его рассудка.
— М…. Костя как аппетитно — ощущая, как рассасывается во рту смачная филе курице, пропитанной майонезным соусом, похвалила Оксана — Я почти уверена, что в этой семье ты наверно занимаешься мясом
— Ты у меня такая догадливая — улыбнулся он обворожительной улыбкой, весело посмеявшись, проводя при этом свободной рукой по волнистым русым волосам Оксаны
— А ты у меня такой гениальный повар — похвалила Оксана, поджав под себя сидя на кровати ноги, опираясь руками на постель, выставила вперед всю прелесть шикарной сочной груди
— По крайней мере, тебе хотя бы нравится
— М… Костя, почему ты такой приземленный — нахмурила, обидевшись губки Оксана, состроив ему кокетливый взгляд
— Потому что мы с тобой разные по интеллекту
— Ой, да перестань — оспорила его точку зрения Оксана, схватив быстро стакан холодного апельсинового с подноса, медленно поднесла его к полуоткрытым губам — Ничего мы не разные, тем более ты мне машину починил
— Да и ты мне теперь должна
— А ты ничего не путаешь — возразила Оксана — Я вообще-то ваше сокровище с Еленой спасла от неминуемой смерти, и не смей мне тут сравнивать жизнь человека с машиной
— Ну да конечно — начал рассуждать Костя, чем задел самомнение Оксаны — Жизнь человека, при выше всего для врача, особенно, такого как ты
— А что разве не так? — посмотрев на него суровым, критичным взглядом спросила Оксана, красиво перед ним распрямила ноги
— Ты хочешь сказать, что я тебе по гроб жизни теперь должен?
— Именно так — подтвердила Оксана, чмокнув смачно губами, посылая ему воздушный поцелуй
— Ах… вот ты какая — ухмыльнулся хитрой улыбкой Костя, зачерпывая с горой в ложку картофельного пюре
— Ты же не думаешь, что это я за раз тебе проглочу? — с удивлением смотрела Оксана на наполненную ложку, медленно приближающуюся к её губам
— Придется постараться — настойчиво твердил он, медленно всовывая ложку с картофельным пюре в открытый рот Оксаны
Стук каблуков раздавался с лестницы, за дверью комнаты Кости, когда в этот момент Оксана со своим молодым мужчиной так мило беседовали, дверь их комнаты плавно открылась.
— Вот она значит где — громким криком возразила Катерина — Да ты хоть знаешь Оксанка, что я там пережила, да я даже Елену не стала слушать
С таким трудом Катерина, скорчив алые обиженные губы, выговорила имя этой женщине, что Оксане на первый взгляд показалось, что оно уже ей стало противно.
— Катерина! — прикусив от волнения губу, начала нервно ерзать Оксана, облизывая так смачно серебряную ложку, что находилась на кончиках её губ — Разве что-то случилось, что ты так скоропостижно стала меня искать
Сделав вид, что как будто для неё внизу дома ничего не случилось, начала импровизировать Оксана. Состроив ей милую ухмылку своим губам, Оксана сексуально язычком начала слизывать майонезный соус, что так сочно сочился с её губ.
— Оксанка прекрати! — направляясь к кровати, упрекнула её Катерина — Что ты вечно прикидываешься такой наивной дурой, а сама сто процентов прям в голове какой-то план проворачивает
— Интересно послушать еще какой? — придав чарующую прелесть улыбки алым блестящим от соуса губам, поинтересовалась Оксана похотливой манерой собственного голоса
— Ой, не притворяйся дорогая моя — присаживаясь на кровать, сделала ей замечание Катерина, не обращая никакого внимания на присутствие Кости между ними
— Я и не притворяюсь
Встав на четвереньки перед этой эротически раскрепощенной темноволосой львицей, Оксана красиво сексуальным жестом выгнула спину. Выставив изящную красоту упругих эластичных бедер, Оксана сделала глубокий насыщенный сладостью вдох чарующей разыгравшейся в ней прелести похоти ночной фиалки, чем так прекрасно пахло тело Катерины.
— Костя — тихо прошептала Оксана прильнув максимально близко к губам Катерины — По-моему, эта извращенная похотью искусительница, желает избавиться от своего платья
Намекнула Оксана взглядом и алмазным блеском глаз этому мужчине на платье пышногрудой брюнетки, что сидела перед ней на кровати.
— Оксанка! — взвизгнула Катерина, возмущенно вскочив с кровати — Я не то имела в виду
— А я то!
Хищной интонацией эротической похоти, прошептала Оксана, стоя на кровати на четвереньках, возбужденным чувством сексуального голода смотрела на Катерину, что испуганно отошла от кровати на пару шагов.
— Оксанка может я лучше сама!!
По всей видимости, как показалось Оксане, Катерина испугалась настойчивости Кости угодить белокурой королеве, что заставило её убедить свою ненаглядную любовь этого не делать.
Восседая на кровати Оксана, словно королева этой развращенной похоти соблазнов ночи, сидела, поджав под себя ноги. Опираясь руками на прогретую, теплотой собственного тела белоснежную, как словно выпавший только снег простынь, Оксана любовалась как повелительной ласки собственных рук Катерины, её фиолетовое платье, подчинилось законом силы тяготения.
— М… Катерина, ты меня всегда удивляла тем, что никогда не носила бюстгальтер — восхитилась Оксана, любуясь прелестью груди брюнетки, совсем не обращая внимания на Костю
— Только в особых случаях
Пальцы Катерины вцепились так сексуально в резинку её трусиков, когда она так сексуально опираясь одной рукой на собственные бедра, позировала своих восхитительным телом перед Оксаной. Нежный слабый стон, что Оксана смогла разобрать в её возбужденным до придела дыханием, когда эта извращенная кошка. Двигалась к кровати хищной походкой, Катерина своим стоном вызывала бурю сексуальных эмоций, заставляя трусики Оксаны насытиться возбужденной влагой промокшего стенок влагалища.
— Вижу Оксана у вас все серьезно
Костя словно обиделся, когда это произнес, вставая с колен, возле кровати, на которой расположилась Оксана.
— Костя стой! — окликнула его Оксана, встав на четвереньки снова на кровати — Не уходи прошу тебя — жалкий обиженный взгляд лазурных её глаз умолял его остаться с ней
— Давай как-нибудь в другой раз — спокойно ответил он — Не хочу тебе мешать портить вечер
— Но… Костя — не замечая, как Катерина пристраивается сзади, кричала Оксана — Прошу тебя не уходи — ощущая холод пальцев брюнетки на застежки бюстгальтера, она пыталась уговорить своего мужчину остаться с ними
— Да успокойся ты Оксана — заверил её Костя, встав у входной двери, кофейного цвета — Я скора, к вам присоединюсь
— Но…!
Попыталась возразить Оксана, чувствуя, как притягательная сковывающая нежность чашечек бюстгальтера освободила свое притягательное сильное влияние. После чего Оксана почувствовала, как их ласкала, стала постепенно отрываться от её розовых чувствительных сосков сочной упругой груди.
— Я скора буду!
Открывая входную дверь, говорил Костя так, что Оксана не поверила его словам. Краем обиженного взгляда заметила как её бюстгальтер, Катерина запустила на полу комнаты, в стопку раскиданных по всему полу женских вещей.
— Ты ведь не придешь! — не согласилась с ним Оксана
Опустив голову, с угрюмым видом на лице успокаивала себя Оксана разными догадками, ощущая, как резинка её трусиков, под действием пальцев Катерины начала постепенно, плавно сползать, лаская своим прикосновением её эластичные бедра.
— Костя! — крикнула Оксана вслед закрывающейся двери
— Да успокойся ты Оксанка — стягивая с ног Оксаны трусики, успокоила её Катерина
— Ну, вот надо было тебе прийти и все испортить! — прокричала в порыве ненависти Оксана, стоя на четвереньках на кровати
Оксана хотела развернуться к своей обидчице, но Катерина, схватив её за руку, завела её руку за спину. Оксане ничего не оставалось, как подчиниться воли темноволосой похотливой искушенной сексуальной страсти искусительнице.
— Как ты не понимаешь Оксанка — говорила темноволосая развратница, используя боли знакомую интонацию возбужденного голоса с легким постаныванием — Я ведь люблю тебя и хочу быть с тобой всегда и везде — загибая силой руку Оксаны за спину, она пыталась говорить убедительно
— Я…. Я… — пытаясь говорить через боль, Оксана ощутила на своем лобки нежность кончиков коготков Катерины, что так пленительной лаской дарили ей ласку
— Я знаю, Оксанка и потому — нагнувшись к Оксане, угрожающим шепотом прошептала на ухо Катерина — Я сделаю тебе больно, если ты будешь сопротивляться
— Но… а… — Оксана попыталась возразить, но Катерина так загнула её руку, встав за её спиной, прижимая её головой к простыне
— Ты уже так меня достала Оксанка своими капризами и истериками — начала жаловаться Катерина, пытаясь силой доказать свое превосходство над беспомощным телом Оксаны
Почти тут же Катерина продемонстрировала свою убедительность, в этот момент Оксана ощутила как промеж её возбужденных пропитанных влагой половых губ, начали настойчиво проникать два пальца. Столь сильная настойчивость заставила взвизгнуть Оксану, открыв рот широко, насколько это было возможно, она чувствовала, как пальцы Катерины глубоко пытаются проникнуть свою резкостью вглубь стенок мокрой вагинального отверстия. Почувствовав в действительности каждой своей стенкой мокрой вагины, как проникают под действием насильственного убеждения пальцы Катерины. Оксана предпочла не сопротивляться, а поддаться её влиянию коварной сексуально извращенной искусительницы на неё.
Широко раскрыв рот, Оксана громко возбужденно стонала, находясь на четвереньках на кровати, когда её одна рука была все еще заведена за спину. Сильно заламывая ей руку, Катерина прижала голову Оксаны, к белоснежной простыни кровати. Другая рука темноволосой обидчицы, пытаясь настойчиво двумя пальцами проникнув только по средние фаланги, пыталась легонько царапать коготками, нежные пропитанные богатой прелести влаги стенкам влагалища Оксаны. Большой палец руки Катерины, два пальца которой находились во влагалище Оксаны, рьяно массировал кончиком ногтя её возбужденный клитор.
— А…. а…. — кричала в порыве возбужденной страсти Оксана, ощущение, что должно было доставить ей боль, приносило наоборот сказочное наслаждение
— Моя девочка — заявила Катерина, сильно возбудившись, отпустив руку Оксаны
Обвила талию Оксаны, этой рукой она сковала её тело, оковами возбужденной страсти прижимая к себе. Встав на четвереньки теперь уже Оксана держала голову прижав её к мягкой шелковой белой простыни, открыв широко рот, громко сладостно стонала от возбуждения.
— Аааа…. Аааа…. — извивалась Оксана, как дикий зверь, почувствовав волну сметающей силы возбуждения
— Как же я люблю, когда ты так начинаешь делать — с хищной похотью в голосе прошептала Катерина, отпустив тело Оксаны

Оксана рухнула на кровать, лишившись полностью собственных сил, она едва успела перевернуться на спину. Раздвинув ноги согнутые в колени перед темноволосой расхитительницей, Оксана чувствовала, как по её возбужденному, пропитанному щедрым изобилием влаги влагалищу, сочилась тонкая струйка испытанного сильного оргазма. Тяжелое дыхание затмевало разум Оксаны, заставляя жадно глотать спертый, душный воздух, испытывая кислородное голодание, её сочная грудь поднималась все выше и выше. Не давая даже отдышаться, Катерина встала на четвереньки, над изнывающим в недомогании телом Оксаны, что лежала на кровати, жадно пытаясь глотать воздух. Нежность её ладони просто сводила с ума, настолько ласково и приятно она водила по измученному промокшему влагалищу Оксаны. Испуская горячий поток возбужденного воздуха в изнывающие губы Оксаны, в котором она смогла распознать будоражащую страсть, смешанную со сладкой прелестью вина.
— Я люблю тебя Оксанка
Тихо прошептала Катерина шепотом в туманном рассудке, в котором уже находилась Оксана, ощущая лишь только её нежность ладони её руки на изнывающем влагалище. С возбужденных половых губ, мокрого влагалища Оксаны, сочилась тонкая обжигающая струйка сочной прелести страсти, оставляя на белой шелковой простыне слегка мокрое, но явное видное пятно.
— И я тебя не с кем больше не хочу делить — продолжала настойчиво шептать угасающим шепотом Катерина
Сохранившееся запахи пота и женского парфюма на белой шелковой простыне, скорее было единственным, что успела запомнить Оксана, поле того как сладко засопела в объятиях сексуальной темноволосой львицы. Нежность рук Катерины и правота её голоса была настолько пленительной, что волшебной силой чарующей интонацией голоса заставило Оксану крепко уснуть в её объятиях. Сладко постанывая, Оксана ощущала нежность пальцев Катерины на половых губах влагалища, с которого сочилась обжигающая струйка пережитого сильного оргазма, плавным самотеком обжигало анус, после чего скатывалась на простынь, оставляя легкий холодок под спиной.



***
Яркий проникающий свет лучей солнца, назойливо проникал палящей силой сквозь пластиковый стеклопакет большого окна комнаты Кости. Не смотря на то, что комната этого мужчины и так была украшены наиболее светлыми женскими тонами, то при таких ослепительных лучах, и белоснежного снега за окном, комната, словно вся сияла, отражая на обоях яркие блески. Блестящая поверхность столика, возле кровати которой он находился, отражал блески в глаза Оксаны, заставляя её проснуться от раздражительного отблеска в глазах.
Наполненная разными пряностями атмосфера комнаты, сочетала в себе, как ароматы изысканных свежих красных роз, так же непревзойденного аромата ночной фиалки с женским потом на белоснежной просты. Сочетание столь сильных питательных запахов вместе с диким чувством голода манили к себе. Вкусовой оттенок апельсинового свежевыжатого сока, а так же поджаристая курочка с запеченным картофелем, сразу же вызвали дикий голод. Хрустящая корочка мягкого хлеба еще таила в себе теплую только что приготовленную энергию притягательности, а так же завораживала одним тока его пленительным, сводящим с ума запахом.
Жажда столь сильного голода заставляла течь апельсиновый сок с алых изнывающих губ Оксаны. Пряный запах мягкого куриного филе во рту у Оксаны вызывал бурю столь сильных, разных вкусовых ощущений. Расположившись удобно на кровати, поджав под себя ноги, Оксана, словно голодный зверь удовлетворяла свой ненасытный аппетит разными пряностями, что приготовил для неё Костя. Сила запечного картофеля в майонезном соусе, сливаясь со слюной Оксаны во рту, заставили даже не обращать внимания, что темноволосая плутовка так сладко и сексуально постанывала во сне, чарующими движениями своих бедер ерзая по кровати, обсасывая указательный палец губами.
Дверь комнаты тихо скрипнула, в тот момент, когда Оксана с жадностью удовлетворила могущество ненасытного голода, с жадностью глотала апельсиновый сок, что так пленительно сочился с её рта, падая плавно на грудь. Не обращая внимания на стуки женских каблуков по паркету комнату, Оксана придалась искушению холодной капли кисло-сладкого сока. Завораживающим слияние с кожей Оксаны, капля апельсинового сока приятным для тела движением скатывалась по её сочной пышной груди, обвораживая чувствительный розовый сосок своим прохладным прикосновением.
— Так забавно смотреть, как ты ведешь себя Оксана
Рассмеялась веселым смехом Елена, прижав ладонь к губам, наблюдала с какой жадностью обнаженная Оксана пила апельсиновый сок со стакана.
— Пришла позлорадствовать — отрывая мучительные страдающие нежностью кисло-сладкого оттенка апельсинового сока, алые губы изнывали по поцелуям
— Нет — не согласилась Елена, с утверждением Оксаны присаживаясь на кровать
Не смотря на то, как эта женщина была не приятна Оксане, в этот момент она вызывала у неё массу положительных эмоций. Сочетание красного строго выраженного фасона её платья, в великолепном слияние с белыми чулками, что так сексуально обволакивали её стройные вызывающие при одном тока взгляде похоть, ноги этой женщины вызывали огромную волну восхищения. Хорошая укладка её пышных черных густых волоса, а так же заколка огромной бабочки с чудесными бардовыми крыльями просто чудесно смотрелась в её волосах. Выраженный черный каблук её экстравагантных туфель, отображал особую эротическую привязанность к этой женщине, её манерам, как она легко и в тоже время доступно ведет себя в общении с Оксаной. Поддавшись столь сильному образу такой ярой искусительницы, Оксана не сводила с неё глаз, пока Елена любовалась, как Катерина во сне, вцепившись одной рукой в мягкую подушку, крепко вминала в неё свои коготки. Выставила красоту эластичных бедер Катерина, сексуально обсасывала, обволакивая его богатым изобилием собственной слюны свой указательный палец.
— Впечатляет правда — удивилась такой картине Елена — Даже и думать не хочу, что между вами вчера было, учитывая несколько высохших мокрых пятен на простыне кровати моего брата
«Ну, вот сейчас опять начнет», подумала Оксана, решив проигнорировать последние заявление этой критичной женщины.
— Ой, как будто он был так одинок без нашего внимания? — съязвила Оксана, бросив на эту извращенную искушению столь сильных соблазнов недовольный взгляд
— Ты ведь не должна так поступать с моим братом Оксана — пытаясь завязать душевный разговор, говорила Елена, внушительной силой доброты интонацией собственного голоса
— Я и не поступала — обиженно нахмурила губки Оксана, раздвинув почему-то перед этой женщиной ноги, сидя на кровати
«М… интересно тока, что за запах такой головокружительной силы, так приятно пахнет от тела этой кошки», сексуально облизывая насыщенную влажную прелесть губ языком Оксана, облокотилась, руками на кровать.
— Ну все же как прошла ночь?
Позволив себе, эта женщина прикоснулась прохладной ладонью руки к раненным губам влагалища Оксаны, от чего она легонько взвизгнула, прикусив от сильной боли губу, но все же отчасти получила громадное удовлетворение от ласки.
— Что больно? — поинтересовалась Елена, заметив как Оксана начала нервно кусать губы, ерзая попкой, вцепившись когтями в белую простынь — Что же эта мерзавка вчера с тобой сделала?
— Все хорошо!
Сладким изнемогающим стоном простонала Оксана, позволяя этой женщине нежно водить теплыми согревающими движениями ладони руки по влагалищу. Елена, так нежно пальцами массировала тщательно изнемогающие половые губы Оксаны. Влага с влагалища Оксаны, уже от одних только продольных движений уже начинала стекать тонкой струйкой на белую простынь.
— Почему ты так поступаешь с моим братом?
Сладкий нежный тон Елены пленил слух Оксаны чувствительными эротическими нотками звучания. Загадочная прелесть туалетной воды «Chance Chanel», верхние ноты которого пачули в великолепном сочетании с вкусовым страстным оттенком ананаса туманил сознание и пленил разум. Добивающей прелестью и силы этого изысканного вкуса служил цветок гиацинта, что завораживал все вкусовые качества при одном тока вздохе этого чудесного запаха. Можно было уже впасть в искушение страсти с женщиной обладательницей такого сокрушительного сексуального аромата.
— Он ведь действительно хочет на тебе жениться, судьбу с тобой скрепить
— Я…. — словно дух перехватило у Оксаны, как только кончик коготка коснулся клитора влагалища, затрудняясь ответить в этой ситуации, она открыла губы, издала легкий возбуждающий стон — Я могу быть просто, быть с ним
— Ты же понимаешь этого не достаточно — возразила Елена, убирая руку — Но хотя бы убедительно, поужинай с ним сегодня после больницы — взяв со столика телефон, она кинула его на кровать рядом с Оксаной
— Много пропущенных звонков было за ночь? — поинтересовалась Оксана, боясь от страху нажать пальцем на сенсорный дисплей сотового телефона
— Сначала советую позвонить своей маме — вставая с кровати, ответила Елена — А уж потом доктор Ларионов, сказал, что у твоего пациента проблемы в больнице и как это угораздило тебя взять дело в новогодние праздники
— Вот именно маме то я боюсь звонить — прикусывая губу, Оксана потянулась за трусиками, что лежали на полу возле кровати
— Ты что даже мыться не будешь? — заметила Елена как Оксана, с какой настойчивостью схватила черные кружевные трусики
— А где Костя? — проигнорировав её вопрос, спросила Оксана, нагнувшись с кровати, на пол рыскала по полу в поисках бюстгальтера
— У него какие-то дела в мастерской возникли — ответила Елена, после чего положив теплые ладони на выставленные упругие эластичные ягодицы Оксаны, прижалась к ним головой — Ты в ванну то пойдешь?
— Думаю, что приму ванну дома — возразила Оксана
Возбудившись от сильных ощущений и горячего обжигающего дыхания с губ Елены на влагалища, Оксана выгнула спину, держа на кончиках пальцев кружевной черный бюстгальтер
— Но почему?
Удивилась столь неожиданному ответу Елена, раскрыв широко от удивления прелесть карих глаз, посмотрела на Оксану весьма возмутительным взглядом.
— Так нет — возразила тут же Елена выхватив у Оксаны из рук кружевной черный бюстгальтер — Ты пойдешь примешь ванну у нас, а заодно пока позвонишь своей матери, пока я её для тебя наберу
— М… — облизывая изнемогающие по поцелую алые губы, нежно языком простонала Оксана, оставляя на них тонкий, как пленка слой слюны — Ты такая убедительная, когда проявляешь настойчивость — согласилась она, коснувшись кончиком пальца экрана телефона
— Ну что впечатляет? — спросила Елена, заметив, как глубоко и резко вздохнула Оксана, как увидела, сколько там пропущенных звонков
— Да я всегда знала, что моя выдра дура — горечью печали на глазах, Оксана выдохнула плавно воздух
— Оксана! — поразилась Елена, направляясь к входной двери — Как ты можешь так говорить, она же твоя мать, за тебя ведь переживает
— Ага, переживает — опровергла точку зрения этой женщины Оксана — Распивая мое вино и надевая мою одежду на себя, сразу видно как она там переживает
— Я вчера с ней, кстати, поговорила — призналась Елена, коснувшись блестящей металлической ручки деревянной красиво лакированной двери комнаты — Вполне нормальная женщина — говорила она, пристально наблюдая, как Оксана удивилась её наглости
— Вот кто тебя просил это делать?
Прошипела, словно змея от недовольства Оксана, свесив ноги с кровати, легонько коснулась каблуками белых туфель прогретого лучами солнца паркета комнаты.
— Успокойся Оксана, я рассказала ей, что однажды ты спасла нашу дочь с Костей от неминуемой гибели — продолжала откровенничать Елена, открывая входную дверь, подняв одну ногу согнув в колено, выставила напоказ, изящную красоту эластичного бедра
— Вот именно вашу дочь Елена! — вырвалось у Оксаны — Вашу дочь! — повторила она еще раз более убедительной интонацией голоса
— Так как твоя мама, так и сам Костя, да и я желаю тебе забеременеть от моего брата
— Что?! — вскрикнула Оксана, чем своим изысканным высоким тоном голоса разбудила спящую Катерину не кровати — Вы, что тут сговор вступили против меня, а вы никогда не думали, чего хочу я?
— Что тут происходит?! — возмутившись резкому крику Оксаны, открыла глаза Катерина, скорчив лицо так как будто испытала сильное раздражение от внезапного шума
— Ничего просто кое-кто переходит уже черту
Оксана подошла к креслу, стукая каблуками по паркету, она выражала свое недовольство, схватив висевшее на спинке кресла белое махровое полотенце, накинула его на свое обнаженное тело
— Знаешь, что я тебе скажу Елена, хочешь детей, выкуси — обернувшись плотно махровой материей полотенца, Оксана от обиды поджала губу и с дикой ненавистью посмотрела в глаза этой женщине
— Я примерно предполагала, почему ты так ответишь Оксана
Начала рассуждать Елена, не обращая на капризы Оксаны, было видно, как с трудом удавалось сдерживать нахлынувшую волну эмоций на лице этой женщины, каждая скула словно была в парадоксальном напряжении
— Многие люди готовы отдать последнее ради того, чтобы увидеть вот ту самую кровиночку счастья, что будет радовать тебя улыбкой счастья каждый день, но твои мысли о детях, словно кто-то выжег каленым железом, почему ты так боишься, стать матерью?
— Ах… вот оно в чем дело — истерически рассмеялась Катерина — Мне нравиться эта девочка такой какой она есть, я не против что у неё есть Костя, но то что она станет матерью уж извольте, тут я не соглашусь
— Рад, что хоть кто-то меня поддерживает — радушной улыбкой Оксана одарила обнаженную темноволосую девицу, что с развращенным видом на лице смотрела на неё
С разъяренным взвинченным видом Оксана подошла к кровати, схватила телефон, направилась к входной двери, в дверном проеме котором стояла Елена, облокотившись на спинку дверной коробки, она наблюдала за происходящим.
— Ну и куда ты в таком виде? — возразила Елена, перекрыв Оксане проход рукой
— В жопу! — крикнула на неё Оксана
— А ну тогда проходи — ответила с улыбкой Елена, убирая руку с дверного косяка
Звонко стукая каблуками по деревянным ступенькам лестницы, Оксана начала поспешно спускаться вниз. С открытой двери комнаты Кости был слышен разъяренный истерический смех Катерины, такое чувство возникло у неё в голове, что эту темноволосую суку радовало, как беситься из-за пустяков Оксана.
«По крайней мере, эта дрянь на моей стороне», обидевшись тому, что Катерина таким смехом отреагировала над поведением Оксаны, обиделась она, проворачивая мысли в голове.

***
Горячая пенистая ванна была покрыта толстым слоем пены, аромат розового масла, что покрывал тонкой пленкой верхние слой воды в ванной манил пленительными чарующими оттенками изысканного вкуса. Плотные потеки пены стекали с губы по сочной груди Оксаны, оставляя на ней размазанные потеки сахарной прелести, чья сила аромата начинала завоевывать разум. Расположившись в белой блестящей акриловой ванне, Оксана омывала свое тело плотными потеками пены, что подчиняясь рельефу её тела и законам физики, скатывались вниз вводу, едва касаясь розовых чувствительных сосков. Яркий свет восходящего солнца озарял помещение ванной комнаты через прозрачное сплошное пластиковое окно, озаряя плитку голубого морского цвета кафельную плитку, оставляя на ней четко выраженный солнечный отблеск.
Разбросанные белые чулки на полу, были покрыты тонким слоем воды на кафельной, морского цвета, плитке. Белые сияющие при свете ярких лучей солнца, были раскиданы посреди ванной, обладательница таких туфель в порыве яростного гнева небрежно скинула их на и без того мокрый кафель. Белое полотенце, в котором Оксана вошла в ванную, лежала на полу возле ванны, залитое многочисленными массами воды с пеной, оно было больше похоже на половую тряпку.
— Ладно, говорите, что там у вас по «биохимическому анализу крови»? — запрокинув голову на спинку в ванной, Оксана требовала ответа от своей команды
— В крови ничего не удалось обнаружить даже уровень «сиаловой кислоты», «серомукоида», «фибрина», α2 и ƴ-глобулинов, понимаете все при «показателях анализов при плевритах», все в норме — отчиталась Вероника по громкой связи сотового телефона
— Раз нет повышения этих показателей в крови — рассуждала Оксана, любуясь, как лучезарно блестит пена в ванной при проникающих лучах солнца через пластиковое окно — Это дает нам возможность исключить экссудативный плеврит
— Да но…. — начал Ларионов и тут же замолчал
— На ЭКГ заметны комплекс QS, а так же смещения сегмента RS-T выше изолинии, что указывает уже на ишемические повреждения — доложила Валентина звонким хорошо отчетливым голосом
— Что на счет остроконечных симметричных коронарных зубцов T? — поинтересовалась Оксана, открыв глаза, начала уже сопоставлять в голове проделанную вновь процедуру ЭКГ своему пациенту — Хотя стойте комплекс QS действительно свидетельствует о некрозе
— Оксана Владимировна — послышался голос Валентины по громкой связи телефона — У нас уже закончились все варианты, постоянно приходиться дренировать жидкость из перикарда Молотова, но мы все еще не знаем, что его убивает
— То, что его убивает, бьется у него в груди — ответила Оксана — Мне нужно знать место и что конкретно — подняв ногу вверх, она легонько провела по ней мочалкой, скатывающие вниз потеки густой пены завораживали нежностью прикосновения
— Какие будут указания? — поинтересовался Ларионов
— Продолжайте дренировать жидкость из перикарда — распорядилась Оксана — Мне нужно подумать
Ответила недовольно Оксана, швырнув пенистую мочалку со психу на пол, оставив от удара её о кафель густой плотный потек пены на кафельной плитке, стала вылезать из ванны.
— Мне нужны идеи — распорядилась Оксана — Давайте даже самые безнадежные, ну же!
— Вполне возможно «гнойныйперикардит» его убивает — вынесла свое предположение Вероника
— Ты, в самом деле, думаешь хм…
Задумалась Оксана, поднося указательный палец к влажным от воды губам, ощущая, как знойная прохлада окутывает её тело, по которому стекали частички влаги и сгустков пены.
— Интересное суждение Вероника — похвалил её Ларионов — Инфекционное воспаление серозной оболочки сердца, сопровождающееся образованием гнойного выпота в околосердечной сумке
— Да действительно все подходит — согласилась Оксана, нагнувшись в ванну, окунула в воду руку, чтобы вытащить плотно засаженную резиновую пробку, скорчила губы — Нарушение «гемодинамики», что дает нам отдышку, цианоз губ, приступы сердцебиения и болей в области сердца — выдергивая пробку из ванны, напрягала постепенно тон голоса она
— В любом случае Оксана Владимировна без вас нам эту загадку не решить — признался Ларионов
— Нам её не решить — положив выдернутую пробку на борт белой акриловой ванны, заявила Оксана, играя красотой упругих бедер, направилась к вешалке с полотенцами, что была расположена справа у входной двери — Если не начнем работать командой
— Вас сегодня ждать в больнице? — поинтересовался Ларионов, не обращая на реплики своего начальника
— Да только вот переоденусь и сразу к вам — схватив белое махровое полотенце с вешалки, ответила Оксана, покусывая от знойной прохлады нервно губы — Я принимала ванну, если у кого-то вдруг возникнут дурные мысли
— А… да-да — начала испытывать терпение своего начальника Вероника, состроив такой ироничный голос по громкой связи телефона — А принимала ванну, после чего или может быть кого, а еще более интересно узнать у кого?
— Вероника! — быстро упрекнула её Валентина, не давая Оксане даже вмешаться — Это же наш начальник нельзя же так
— А почему?! — выразила свое несогласие Вероника — Пока она где-то блудит, мы должны отдуваться за жизнь её пациента
— Ну во-первых потому дорогая моя Вероника — окутывая обнаженное мокрое тело нежной ласковой материей полотенце начала отвечать Оксана — Ты сама решила работать на меня, а во-вторых, тебя ведь никто не держит
— Ты бессердечная Оксана — чувствуя обиду в голосе Вероники, заявила темноволосая кудряшка
— Валерий Николаевич — не обращая внимания на обиды своего персонала, обратилась Оксана к более рассудительному человеку
— Да Оксана Владимировна?! — словно ожидая новых указаний, откликнулся Ларионов
— Я хочу, чтобы вы лично с девочками рассмотрели внимательно «рентгенографию органов грудной клетки», пытаясь найти там интенсивную треугольную тень, как раз то, что вызывает заполнением гноем наддиафрагмальных и передневерхнего заворотов перикардиальной полости
— Я займусь дренированием жидкости перикарда — доложила Валентина
— Вероника — обратилась Оксана, сковав оковами нежной материи полотенца сочную упругую, покрытую мельчайшими капельками воды грудь — Что-то тут явно не вяжется, попробуй подобрать мне более эффективную теорию, в качестве запасного варианта
— Но ведь на это же уйдет много часов, как бы ни дней — пытаясь убедить своего начальника, в том, что это очень объемный труд, жалобно говорила Вероника
— А мне плевать! — крикнула раздражительной интонацией голоса Оксана
Направляясь снова к ванне, на борту которой лежал её телефон, нежно наступая чувствительными ступнями ног на мокрый кафель. Оставляя за собой дорожку, состоявшуюся из нескольких десятков мелких капель воды, что ярким отблеском светили, отражая свет солнца в лазурных глазах Оксаны. Потеки капель воды до сих пор стекали по бедрам Оксаны, мокрые волосы, цвета настоящего золота, завораживающим чувством холода ласкали своим нежным соприкосновением спину, заставляя покрываться кожу мурашками.
— Чем тебя гнойный перикардит не устраивает? — возразила Вероника
— Единственное подтверждение гнойного перикардита, это то, что надо будет сделать «пункцию перикарда», только так мы можем рассуждать о том, что это гнойный перикардит
— Валентина — удивилась Оксана столь тонкой логики её мышления — Ты меня сегодня как никогда удивляешь, я проведу сама эту процедуру
— Как скажите — согласился Ларионов
— Ждите меня в больнице и ничего, повторяю еще раз, ничего без меня пока не делайте
Распорядилась Оксана, нажимая ласковым жестом на сенсорный дисплей сотового телефона, подошла к месту в ванной комнате, где посреди которого, были разбросаны белые туфли. Красиво изгибая спину, выставляя в отражение ванного зеркала сексуальную прелесть своего тела. Нежный плотный материал туфель красиво облегал её ступни, а высокий каблук выражал особую эротическую силу серьезности намерений Оксаны. Звонко стукая каблуками по мокрому забрызганному каплями воды и сгустками пены кафельному полу, Оксана прошла мимо лежащей на полу пенистой мочалки, в сторону ванной, где красивым журчанием стекала вода.
«Хм… интересно, ведь гнойный перикардит не мог вызвать «окклюзия мезентериальных сосудов», но с другой стороны это единственное объяснение «тампонады сердца», по крайней мере, пока у меня ничего другого нет», размышляла Оксана, направляя к входной двери ванной комнаты с телефоном в руке.
***
Поднимаясь по ступенькам дома на второй этаж, Оксана слышала звонкий отчетливый смех Катерины и Елены, по их бурным эмоциям она смогла предположить, что они что-то бурно обсуждали. Запах ароматного кофе, что распивали эти женщины, чувствовался на входной двери комнаты. Особенно удивило, то с какой любезностью Катерина общается с сестрой Кости, даже положила ладонь своей руки к ней на колени, когда они вместе рядом сидели на кровати, тем самым заставив Оксану проявить на глубине души яркие эмоциональные чувства ревности.
— Ты знаешь, Катерина я не разделяю, конечно, твоих взглядов по поводу ребенка от Оксаны, но все же почему ты не хочешь, чтоб она забеременела — спросила Елена серьезно выраженным взглядом карих глаз посмотрела на рядом с ней сидевшую темноволосую похотливую развратницу
— Она и так счастлива и глядя в её глаза она когда-то пережила очень глубокий стресс, не исключено, что он связан с детьми, но он никак не связан с Коноваловым
Рассуждала Катерина, держа в одной руке белую керамическую кружку с кофе, а другой ладонью руке гладила колено Елены.
— Какая ты проницательная Катерина — входя в комнату, высказала свое мнение Оксана, недовольно поджав от обиды губу, посмотрела на этих стервозных женщин
— Оксанка! — словно потеряв язык, вскрикнула от удивления Катерина и ненадолго замолчала, позволяя Оксане подойти к кровати, на которой лежали уже приготовленные вещи — М… как от тебя приятно пахнет — промурлыкав, изнывая, как кошка поделилась она впечатлением
Свежесть наполненных ароматов в этой комнате, сочетало в себе очень глубокую гармонию вкусового оттенка. Начиная от прекрасного обворожительного запаха Елены, которым так чудесно пахло её тело, до чарующей прелести аромата ночной фиалки, коронного оружия Катерины, которое отображала и дополняла в ней особый пункт сексуальности. Пленительной силой аромат пахли розы, что стояли на столе возле большого пластикового окна, а так же нельзя было не отметить, что эти женщины пили совсем разные по вкусам кофе. Катерина пила черный кофе без сливок, чарующая сила этого запаха вдохновляла на новые предвкушения при каждом глубоком вздохе аромата, что веял из кружки, что она держала в руке. Елена больше предпочитала нежный кофе со сливками, совершенно два противоположных аромата кофе, что распространили свою силу запаха на всю комнату, так отлично гармонировали в чудесной атмосфере воздуха этой комнаты.
— Как я поняла, это вы для меня приготовили да? — взглянув с пафосным чувством безразличия на приготовленные вещи, спросила Оксана
— Ну да — ответила тут же Елена, посмотрев в глаза Оксане — А тебе что не по вкусу ходить в штанах
— Нет! — возразила тут же Оксана — Хочу платье и красное
— Но почему? — удивилась Елена столь критичной резкой реакции со стороны Оксаны
— А что ты на меня так смотришь — Катерина поразилась впечатлением взгляда Елены, с которым она на неё посмотрела — Вот теперь представляешь, как я её такую терплю
— Но Оксана! — дрожащими губами, Елена, словно не знала, что и ответить, особенно когда Оксана на неё смотрит как на загнанную кошкой мышь в угол — На улице ведь сильный мороз, образумься
— Ой, не смеши — рассмеялась Катерина — Ты думаешь, этими банальными репликами ты переубедишь нашу Оксану?
— Я сказала! — настойчиво посмотрев на Елену, повторила Оксана, доказав свою убедительность топнув звонко каблуком по паркету — Хочу платье и красное
— Ладно-ладно — испугавшись, видимо посчитав, что Оксана её своим принуждающим взглядом истерзает на мелкие клочки, решила пойти на уступки — Будет тебе платье и красное, что на счет туфель?
— А ты сама как думаешь — продолжая дальше принуждать, задала риторический вопрос Оксана
— Ладно — согласилась вежливо Елена, поставив допитую кружку, в котором еще сохранялся аромат кофе, на маленький столик с едой, что стоял возле кровати — Подберу что-нибудь именно к твоему платью
— Желательно побыстрей Елена — продолжая дальше издеваться, говорила Оксана, импровизируя настойчивостью своего голоса — Меня ведь в больнице ждут — наблюдая как Елена звонко стукая каблуками по паркету покидает комнату
— И зачем ты тока взяла дело этого Молотова — уныло покачала головой Катерина
— Случай интересный — неловко пожав плечами, так что обволакивающее её тело беловое махровое полотенце, чуть с неё не слетело, ответила Оксана, быстро вцепившись в него когтями руки
— Ах… ну-да, ну-да — нахмурила алую прелесть только что накрашенных губ Катерина — Ты ведь всегда стремилась разгадать свои головоломки, тебя ведь больше ничего в жизни не интересует
— Тем не менее — присаживая на кровать рядом с Катериной, положив ногу на ногу, заявила Оксана, посмотрев на неё гордым взглядом — Я помогаю людям
— Да но какой ценой — согласилась Катерина, опуская взгляд в сторону пола
— А что ценой, они ведь живы — поправляя полотенце, застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая красивый румянец на щечках за прядью золотистых мокрых после ванны волос
— Я не про них говорю — возразила, обидевшись, Катерина — А про тебя, это же насколько нужно быть такой дурой, чтобы взять дело в новогодние праздники, время когда все врачи, пьют, трахаются и просто отдыхают от работы, а ты там пашешь как лошадь!!! — прокричала она, вскочив с кровати разливая с кружки несколько капель на свое фиолетовое платье
— Не понимаю, что ты в этом видишь плохое — ухмыльнулась Оксана, скрывая в душе подлость своей коварной улыбки
— Сдвинутая ты Оксанка — призналась Катерина, поставив кружку на столик, начала нервно стирать капли кофе с платья — Причем сильно сдвинутая, но дело тут далеко не в Коноваловом, что-то еще терзает тебя еще более душевной боли переживания
— Тебе какая разница — ответила Оксана, почувствовав как её такие беседы начинают сильно раздражать — Хватит копаться у меня в душе, я ведь в твое дерьмо Катерина не лезу, даже совсем не против что ты трахаешься с моим Костей, с Романовым ну или с кем-то там еще
— Дура ты Оксанка! — тихо опровергла её мысли Катерина — Вот дура честно слово, но я ведь люблю тебя такую дуру, за что ты просто у меня есть
— А если бы дурой не была не любила бы да?
— Это еще раз доказывает, что ты сдвинутая дура — рассмеялась Катерина, пытаясь растереть въевшиеся пятна кофе на платье — Ладно моя машина скора подойдет, тебя подвести
— Сходи лучше пригони мою машину — заявила Оксана — Ключи ты знаешь где
— Как скажешь, я просто хочу помочь — радушно улыбнулась Катерина, направляясь к отрытой двери выхода из комнаты
— Когда помощь мне абсолютно теперь не нужна
Тихо прошептала Оксана, оставшись одна в комнате, плавно провела по белой теплой простыни ладонью руки. Глубоко вдыхая сохранившийся на ней запах женской прелести испытанного оргазма, что так глубоко въелся в материи этой белоснежной простыни, особенно после бурно проведенной ночи с Катериной.

***
Ярко-красный силуэт красного тела, особо украшал рельеф непревзойденной сексуальной прелести на теле Оксаны, когда она стояла перед зеркалом приделанному к дверце шкафа, что находился в комнате Кости. Особая обворожительная черта образа Оксаны, украшали черные легкие капроновые чулки, что так эротично обволакивали её ноги, вызывая даже легкую похоть, когда она любовалась своим телом в отражение зеркала. Пару нажатий на кнопку брызгалки на стеклянном одеколоне, испустили на Оксану завораживающую прелесть садовых диких роз, духов которых, лично подбирал для неё Костя, учитывая естественно её вкусы и предпочтения.
— Оксана! — послышался возбужденный радостью голос Маргариты, и топот её ботинок на которых сохранился еще приличный слой снега, сбрасываемый на паркет комнаты при её ускоренном движении к Оксане — Я так давно тебя не видела, где ты была?
— Маргарита — словно смутившись пристального взгляда матери этой девочки, опустила Оксана взгляд в сторону паркета, на котором тут же начал постепенно таять снег с ботинок девочки — Да ты знаешь, то здесь, то там
— А когда ты к нам переедешь? — внезапно к удивлению Елены, спросила маленькая девочка — Я очень хочу, чтобы ты стала женой моего дяди и родила мне братишку или сестричку
— Хм… Маргарита для своего возраста ты слишком требовательная — быстро сообразив, что нужно ответить в данной ситуации, приветливо улыбнулась Оксана, позволяя рукам этой девочки обвить её талию, прижимая головой к животу
— Я правда Оксана по тебе очень скучала — в голосе этой девочки, Оксана распознала нотки отчаяния — Приходи к нам пожалуйста чаще, а вообще переезжай к нам, вы ведь с с дядей уже давно вместе
— М… Маргарита — смущаясь перед настойчивым взглядом Елены, начала говорить Оксана, нервно покусывая губу — Ну ты же понимаешь, тут не все так просто, я конечно люблю твоего дядю, ну ты понимаешь во взрослой жизни есть свои особые трудности и обстоятельства, мешающие мне это сделать
— Какие?! — тут же спросила назойливая девочка, посмотрев оживленным слезоточащим взглядом в глаза Оксаны
— Да в самом деле какие Оксана — входя в комнату поинтересовался Костя, будто назло объединившись со своей дочерью — Мы все для тебя устроим, будешь жить как королева у нас, любой твой каприз, лично я буду выполнять
— Я подумаю над твоим предложением — чувствуя неловкость в данной ситуации Оксана нервно начала постукивать каблуком красных блестящих туфель по паркету— Тем более у меня мое семейство живет дома, которое я в душе не переношу, но мне ничего не остается, как принять ваше предложение
— Вот и хорошо — улыбнулась Елена, коснувшись кончиками пальцев плеча Оксаны
— Ну вот тогда и не будем откладывать — обрадовавшись ответу Оксаны, вошел в комнату Костя, снимая с головы пушистую меховую шапку — Сегодня же ты живешь у нас и ни о чем не беспокойся с твоей мамой я договорюсь, тем более телефон у меня её есть
— Да но… — Оксана хотела возразить, но заметила чувствительный обиженный душевной душераздирающей боли глаза ребенка, что обнимая, прижимался к ней, посчитала лучше промолчать — Но ведь пока отец мой тут, он не за что не разрешит и не отпустит меня просто так жить к вам
— Ой Оксана прекрати — рассмеялась Елена, расправляя роскошные черные пряди волосы кончиками покрытых алым цветом коготков — Все будет нормально, а давай сегодня всю твою семью пригласим на ужин к нам?
«Блядь, мне, что к Романовым уже поехать жить», глубоко вздохнула Оксана, почувствовав как на неё психологически давят, покраснела от стеснения.
— Хорошо — любезно улыбнулась Оксана, освобождаясь от объятий девочки, подошла к Кости, играя с ним любезно иронии — Костя дорогой
Провела Оксана ладонью руки по его грубой щетине, прижимаясь к его темно-синей дутой пуховой куртке, ощутила через платье на теле сохранившуюся прохладу холода с улицы.
— Я сегодня буду поздно — прошептала Оксана на ухо этому мужчине, позволяя его рукам с нежностью объять её упругие эластичные бедра, чуть заголив краешек платья — Костя! — недовольно вскрикнула Оксана, возмущенно посмотрев в его глаза, испытывая легкое чувство стеснения
— Да Костя — подтвердила Елена — Дети ведь смотрят, пойдем милая, нам с тобой надо будет сейчас сделать очень важное дело — отвлекая дочь, нежным жестом положив руку к ней на плечо, направилась с ней к выходу из комнаты
— Правда, а какое? — поинтересовалась Маргарита, посмотрев оживленным взглядом полной детской улыбки на свою мать
— Ну, для начала нам следует подготовить комнату для королевы твоего дяди, ты ведь понимаешь, у неё должны быть самые лучшие условия — говорила душевным голосом со своей дочерью Елена, покидая комнату через открытую дверь
— Когда ты вернешься? — спросил Костя, когда его дочь с сестрой покинули комнату
— Не знаю — скрывая подлость своего взгляда, холодно ответила Оксана, положив голову к нему на плечо, чтобы добавить частичку иронии позволила ему слегка заголить её платье — У Молотова начались осложнения, после неправильного лечения, что выписала ему моя команда врачей
— И что без тебя тут дело никак не решить? — решив испытать надежду, задал внушающий вопрос Костя, поднял кончиками пальцев холодной руки её подбородок, посмотрев в глаза Оксане
— Он ведь мой пациент Костя — состроив мило ему глазки, улыбнулась душевной улыбкой Оксана, растопив в нем нежные чувства которые смогла распознать в его оживленном возбужденном взгляде
— Ну и что — возразил он — Это ведь не значит, что ты допоздна должна себя гробить на этой работе?
— Ну что ты все одно, да потому Костя мы ведь взрослые люди — психанула Оксана, от обиды поджав губу — Тем более видеться с этой выдрой у вас дома у меня нет никакого желания, опять будет читать мне нотации и во всем меня попрекать
— А как иначе — возразил Костя — Она ведь твоя мать и перестань уже, наконец, её так называть, это несправедливо по отношению к ней, достаточно того, что она тебя вырастила, выкормила и мне замуж отдала
— Эх… ладно — глубоко огорченно вздохнула Оксана, боясь посмотрев его глаза, почувствовав при таком вздохе всю зимнюю силу свежести, что оставалась на одежде Кости — Я буду сегодня вечером на вашем званном ужине
— Ты не только там будешь — упрекнул её Костя, с чувствительной лаской холодных пальцев провел по волосам Оксаны, не переставая смотреть в её обиженные сияющие блеском солнца глаза — Разве ты забыла Оксана, ты все теперь со мной живешь и ты тепреь официально моя девушка
— Охо-хо… Костя — раскрыв сексуально рот удивления, возразила Оксана — Это с каких это пор мы перешли на такую формальность?
— С таких все хватит Оксана — положив руки на её плечи заявил Костя — Ты теперь моя, но не волнуйся с Катериной вы можете дальше продолжать свои шалости, могу тебя заверить я ревновать не буду
— Как же я иногда хочу чтобы ты поимел Катерину в её прекрасный ротик — проводя кончиком коготками по алым блестящим блеском солнца губам, улыбнулась Оксана ему похотливой развратной улыбкой
— Оксана! — удивился такому заявлению со стороны своей девушки, был весьма поражен Костя
— Ну я же твоя королева — похлопав нежно ресницами лазурных глаз, потребовала от него Оксана, скрывая за подлостью своей улыбки коварные сексуальные чувства — Так что ты сделаешь, то что я прошу, не беспокойся я её предоставлю в самом лучше готов для тебя виде
— Какая ты коварная у меня Оксана — улыбнулся Костя проводя обратной стороной ладони по щеке Оксаны, едва касаясь кончиками пальцев роскошных золотых прядей волос
— Ну вот и договорились!
Обрадовалась тому, как быстро он согласился исполнить один из её капризов, Оксана звонко стукая каблуками направилась к выходу из комнаты специально перед этим мужчиной показывая шикарную красоту эластичных упругих бедер.
— Я люблю тебя — тихо прошептал Костя, когда Оксана покидала его комнату
«Блядь, но зачем ты так, сука мне одного придурка Коновалова по горло всей моей жизни хватило, теперь еще ты тут со своими чувствами», спуская по ступенькам по ступенькам лестницы, рассуждала Оксана, в голове проворачивая мысли, нервно покусывая губы.
Спустившись на первый этаж этого дома, Оксана обнаружила, как Елена со своей дочерью и их давней знакомой о чем-то бурно и весело беседовали в гостиной. Аромат доносившейся из чашек их кофе разносился по всей гостиной и частично вылетал в коридор, завораживая чудесными оттенками вкуса изысканного первозданного вкуса. Женский смех разносился приятными дружелюбными нотками даже в коридор, выражая их довольство проведенными праздничными выходными. К удивлению Оксаны их подруга, давняя знакомая, что так сильно пользовалась огромным уважением в этой семье, как-то завоевала их доверие, что даже пользовалась розовым нейлоновым халатиком Елены. К великому удивлению, эта девушка носила на себе аромат изысканного мускатного вкуса туалетной воды, с чудесными запахами цитрусовых растений, которыми иногда в редких случаях пользовалась хозяйка этого дома.
— Я так давно у вас не была Елена — рассмеялась она, одарив дочку Елены чудесным радушным взглядом — Все никак не могла найти время, чтобы вырваться из этой Москвы
— Ну да… — покачала Елена угрюмо головой — Тебя наверно там работой завалил
— Совсем нет — возразила эта девушка — Как раз занимаюсь одним делом
— Интересно — ухмыльнулась Елена, совершенно не замечая Оксану, что встала в дверном проеме гостиной за стенкой, решив подслушать их разговор — А что за дело?
— Дело красного мерседеса — заявила эта девушка, чем вызвала неконтролируемый приступ шока у Оксаны — Говорят, что один очень влиятельный человек при конструкции этого автомобиля запрятал в нем огромный бриллиант стоимостью в несколько сотен миллионов долларов
— Боже мой! — Елена чуть чашкой с кофе не подавилась, разлив на платья от удивления несколько капель изысканного, что вытекла с её открытого рта — Это же кому так крупно повезло
— У меня годы ушли, чтобы распознать точную марку автомобиля, но установить владельца этой машины мне пока не удалось, там как-то все повязано сильно
«Эта сука что-то знает про мою машину, значит и ей вполне известно про мою награду, но я её достойно заслужила, она моя, тебе ясно дрянь моя», думала Оксана, встав за стенкой слушая разговор этих женщин.
— Наверно интересное дело — согласилась Елена, растирая на платье салфеткой капли разлитого въевшегося кофе — Несомненно, ты найдешь загадку этой истории, но все же как ты сама поживаешь Элина, есть кто-то у тебя на личном фронте?
— Ах… Елена в Москве так сложно найти достойного мужчину — говорила эта девушка, Оксана смогла распознать в её нотках голоса чувства легкого сожаления
— Оксана! — удивился Костя заметив её в проходе, чем сразу же выдал её местоположение этим женщинам — Что ты тут делаешь?
— Да так собиралась уже уходить, как… — словно потеряв дар речи от пристального взгляда двух женщин в её сторону, что были весьма сильно удивлены её поведению
— Ах… моя дорогая Оксана — словно почувствовав неловкость за невестку её брата начала улаживать ситуацию Елена, вставая с черного кожаного дивана — Что-то случилось, тебя может что-то беспокоит?
— Да нет просто было любопытно слушать ваши беседы — взаимной улыбкой ответила Оксана, понимая, что попала в неудобную ситуацию — Простите Элина, а кем вы работаете?
— Вам удалось все-таки подслушать наш разговор — скривила некрасивой улыбкой губы эта женщина — Я частный детектив и в данный момент расследую одно очень интересное дело, вот уже много лет пытаюсь….
— Так все хватит! — возразила Оксана — Костя не подашь мне мою шубу?
— Вам совсем не интересно Оксана какое дело я расследую, хотя однако, вы с большим чувством любопытством слушали наш разговор, пока Костя вас не выдал — будто что-то начинала предполагать, рассуждала эта женщина
— Вам бы было бы интересно слушать об ишемических болезнях сердца или приступах эндокардита? — импровизируя на чувствах и интересах Элины, задала риторический вопрос Оксана
— Ты не говорила мне — удивилась сильно Элина такому повороту событий — Что ваша невестка врач и судя по таким заявлениям, врач кардиологии
— Да-да согласилась Елена
Почувствовав легкую неловкость, прикрыла донью губы, взглянула сначала на Костю, а потом на Оксану, но все же сочла необходимостью дальше продолжить незавершенную беседу.
— Оксана спасла нашу дочь от генетического заболевания, против моей воли, конечно, мне неловко это говорить, но она вытащила нашу Маргариту из могилы, когда одной ногой она уже была там
— Елена! — удивилась, как грубо Елена выразилась, сделала замечание Элина — Она ведь ваша дочь, как ты можешь такое говорить?
— Так все с меня хватит — возразила Оксана — Где моя шуба Костя?
— Да вот она — ответил Костя, держа в руках тяжелую белую норковую шубу
— Поеду, узнаю, что там наделала моя команда бездарей — взяв из его рук этот тяжелый зимний доспех, Оксана принялась его надевать — Надеюсь еще пока, не угробили, моего пациента — поделилась она, впечатлениями, застегивая пуговицы шубы направляясь к входной двери
Завораживающая свежесть прохлады зимнего холода окутывала сразу же тело Оксаны, как только она открыла входную дверь дома, позволив омерзительной колкой прохладе ударить прямо в лицо. Словно густой пеленой зимней туман окутывал деревню, даже в ограде дома, пространство было окутано плотным колпаком зимней стихии. Покрытые толстым слоем снега деревья в саду, посыпанная коркой морозной стужи дорожка в ограде, даже ступеньки лестницы крыльца дома, были окутаны плотной шубой белоснежных снежинок. Ощущение морозной свежести чистого деревенского воздуха, в котором чувствовался запах гари и дыма с дымоходов рядом расположенных домов, сводили с ума своей поразительной изысканной волшебной силы неповторимости при каждом глубоком вздохе, завораживая дыхания зимней стихией. С соседских домов был еще слышен лай собак, над головой было слышно как ворковали голуби оккупировав мощные ветки огромного тополя, что рос в в саду возле этого дома. Своим заурядным лепетом разжижали и скрашивали банальную среду деревенского образа жизни, пытаясь найти теплое местечко. Спрятавшись под мощным густым покровом его голых облезлых веток, заурядные птицы хотели укрыться от мощной силы холода.
Спускаясь по деревянным ступенькам, на которых были четко выраженные явные следы женских туфель, в которых, известная Оксане незнакомка несколько минут назад прошла, двигаясь в том же самом направлении. Вдыхая изысканную свежесть этого воздуха, Оксана чувствовала как её тело и ноги через толстую шубу окутывают сокрушительной силы узы холода. За большими железными воротами дома Кости было слышно, как работал мотор двигателя автомобиля, Оксана сразу же с улыбкой распознала это чудесное звучание красного мерседеса.
— Ну вот а я уже думала ты никогда не появишься — обратилась Катерина, как только Оксана покинула ограду дома, закрыв за своей спиной небольшую железную дверь огромных ворот
— Издеваешься — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как колкий мороз сковывает мышцы губ — Как же я могла пропустить такое
— Ну да как же не пустить тебя за руль своего собственного автомобиля — открывая водительскую дверь, Катерина предложила сесть в салон хозяйки автомобиля
Прекрасный красный красавец Mercedes-Benz SLS AMG был слегка присыпан легким слоем нежных маленьких снежинок, что так приятно отражались в глазах Оксаны, наполненными искорками неописуемого счастья при виде своего вороного коня. Волнообразное тихое звучание мотора, как показалось Оксане, приветствовало её, то повышая, то понижая автоматически обороты двигателя на холостом ходу. Хромированные диски сверкали блесками лучей лучезарного зимнего солнца, а так же ксеноновый свет фар автомобиля все это завораживало дух.
— Блядь сейчас точно надавлю со всей силы на педаль — рассмеялась от счастья Оксана, залезая в салон автомобиля, садясь на водительское кожаное кресло — Ты едешь?
Поинтересовалась Оксана, обратившись к Катерине, сразу же закрывая за собой дверь, чувствуя вскоре как оживленный горячий поток воздуха в салоне автомобиля начал согревать её тело. Оживленный запах нежной вонючки, что пахла приятным запахом лаванды, все еще сохранила свою первозданную силу аромата, вкусовой оттенок которого завораживал самые разные чувства, предвкушая изысканную страсть при каждом глубоком вздохе.
— А как же — ответила с улыбкой Катерина, открывая дверь с пассажирской стороны — Ну и напугала меня твоя мать честно слово Оксана
— Что там у вас произошло? — поинтересовалась Оксана, выжимая в пол педаль сцепления, включила первую передачу, плавным жестом переместила рукоятку переключения скоростей в нужное положение
— Ничего не произошло — глубоко вздохнула Катерина моргнув кокетливым взглядом в отражение зеркала заднего вида Оксане — И это меня радует, твое семейство там напилось, что ли вдрызг и спит, поэтому даже никто не вышел, пока я угоняла твой автомобиль
— Пускай себе спят — с улыбкой радушным голосом ответила Оксана
Выжимая плавно педаль газа, отпуская педаль сцепления, позволяя красному зверю плавно сдвинуться с места, нежным хрустом вминая снег под черным протектором шин автомобиля.
— Не хочешь с ними видеться? — спросила Катерина, заметив видимо холодную реакцию со стороны Оксаны в отношении родителей — Ну ты знаешь это и к лучшему, меня устраивает Оксанка полностью то, какая ты есть сейчас
— Ой да ладно — возразила Оксана, улыбнувшись похотливой развратнице чарующим светом губ улыбкой — По моему сегодня ночью ты так не считала
— Сегодня ночью, понимаешь — положив ногу на ногу Катерина, поправила свое пальто, прикрывая от голодного сексуального взгляда Оксаны сексуальную прелесть ног, что так прекрасно обволакивали черные чулки — Это был особый случай, ты меня вывела, и я решила тебя наказать таким образом
Ах… надо же вывела — Оксану словно взбесило поведение этой мерзавки — А я думала ты таким жестоким образом решила меня ублажать
— Жестоким! — удивилась Катерина ответу Оксаны на её признание — Да я тебе даже дальше средних фаланг пальцы не пихала и то до косточки и все, едва тока кончиками тебя пощекотала
— Кончиками значит — ухмыльнулась Оксана — А что мне было больно, тебе было наплевать?
— Да ладно тебе — возразила с ухмылкой Катерина, я вижу, как тебе было больно, вся простынь пропиталась твоей болью, особенно ты это выразила улыбкой, когда заснула в моих объятиях
— Так все хватит! — возразила Оксана — Перестань!
Чувствуя, как её одолевает чувство стеснения, она стала скрывать смущенный взгляд, отвлекаясь на дорожное, покрытое снегом покрытие дороги.
Постепенно усиливая нажатия на педаль газа, Оксана стала заметно увеличивать скорость автомобиля, что плавным потоком скорости ветра пронзал холодный промерзший воздух словно игла. Шум мотора и динамика движения поршня в его цилиндрах завораживали слух Оксаны, усиливая нажатия на педаль. Увеличивая подаваемое впрыском топливо в его цилиндры, где под сгоранием свечи оно сгорало, преобразуя тем самым энергию сгорания топлива в механическую. Обороты двигателя заметно стали расти и это стало видно на тахометре, стрелка показателя топлива заметно стала уменьшаться при холодной температуре воздуха, машина требовала гораздо больше объемов потребляемого топлива.
— Высадишь меня возле здания администрации сельского совета — попросила Катерина, заметив стеснительный взгляд в глаза Оксаны
— Как скажешь — спокойно ответила Оксана, стараясь не подавать и знака в выражение обиженного своего лица
— Оксанка ты чего? — удивилась Катерина, видимо заметив как Оксана стала напрягать лицо, чтобы не подать лишних эмоций — Ты что плачешь?
— Нет! — спокойно ответила Оксана, заморгав часто, пытаясь сдержать неконтролируемый поток слез, что стал наворачиваться на её лазурных голубых глазах — Просто соринка в глаз попала — пытаясь растереть глаз рукой в белой перчатке
— Оксанка ты чего — стала ластиться к ней Катерина — Ты бы знала, как Романов, Викторию трахал, это был ужас, я с тобой так по-детски по играла тем более твоя мама мне запретила, что-либо с тобой сделать, якобы ты может, передумаешь и одаришь её внуками
— Не дождется — ответила Оксана, растирая кончиками пальцев в перчатке, нежные слезинки, что плавно скатывались с её влажных слезоточащих глаз
— Вот и правильно — обрадовалась Катерина — Оставайся такой, какой ты сейчас есть, я тебя такую просто обожаю
— Да заткнись уже Катерина — сдерживая порыв едва контролируемого гнева грозно, упрекнула её Оксана, пытаясь сосредоточиться на заметенной снегом дороге

***
Завораживающий сахарный оттенок вкуса кофе с карамелью, радовал Оксану, когда она находилась в кафетерии больницы. Сладкий приторный его аромат, производил огромное впечатление и раскованность в фантазиях, а запах заварного кольца, что лежал на блюдечке перед Оксаной проявлял легкое чувство голода. На спинке стула, на котором сидела Оксана, аккуратно висела огромная норковая шуба, свисая маленькой частью на кафельный пол.
Яркий свет лучей солнца проникал через толстые стеклопакеты пластиковых окон кафетерия, жалюзи которого, были наполовину прикрыты, чтобы не раздражать глаза постояльцев больницы, что проходили особенное лечение под контролем дежурных врачей в новогодние праздники. Аромат заварных и разных кондитерских изделий заполонили помещение коридора, смешиваясь с чудесной силой только, что приготовленного кофе великолепно гармонировали в помещении. Покидая его просторы мощь этих волшебных запахов, простираясь вдоль всего больничного коридора, пленяя силой чарующих оттенков изысканного вкуса.
В это утреннее время почти в кафетерии никого не было, только лишь пару пациенток, что общались за столиком в дальнем углу, распивая аромат кофе арабики, девушки мило беседовали между собой. Два врача мужчины, примерно средних лет чуть старше сорока, стояли у кассы, мучая кассиршу расспросами о свежести заварных колец, они не могли никак решиться на покупку. Молодая девушка на вид чуть старше восемнадцати лет, в белой шелковой сорочке, завивала кончиками пальцев чудесной красоты каштановые волосы, играя кончиками коготков на сенсорном дисплее своего телефона.
— Оксана Владимировна
Начала первая говорить Валентина, опустив уставший взгляд на блестящую при свете солнечных лучей поверхность стола, медленно отодвинув стул от стола села на него, поправив красиво выглядевшие кончики белого халата.
— У Молотова почки отказывают, обнаружена кровь в моче, а так же замечена тенденция снижения уровня «диуреза» — продолжила говорить она, держа в руке пластиковый стаканчик с только что приготовленным кофе — Не исключено, что при такой картине может хорошо развиться «артериальнаягипертензия»
— Хм… сначала кишечник, потом тампонада сердца, а теперь еще и почки отказывают
Рассуждала Оксана, положив ногу на ногу, откинулась на удобную мягкую спинку стула, поднося пластикой стаканчик с кофе к алым блестящим на солнце губам.
— И все это протекает вместе с сильной ортопноэ, цианозом губ, сильным сердцебиением и естественно с серьезным нарушением сердечного ритма
Перечисляла симптомы Оксана, нервно покусывая нижнюю губу, постукивая указательным пальцем по стаканчику, что держала в руке, никак не решаясь сделать глоток кофе.
— И так дифференциальный диагноз — требовательным взглядом Оксана оглядела свою команду врачей — Что может вызывать все эти симптомы?
— Вполне возможно «экссудативныйперикардит», только он проявляется сильной отдышкой, с набуханием шейных вен, тампонадой сердца — вынесла свою версию Валентина
— «Сердечнаяастма» тоже подходит — высказала свое мнение Вероника
— Не объясняет выпот в перикардиальном пространстве
Возразил Ларионов, перелистывая толстую энциклопедию кардиологии на столике, поправив тем самым от нелепого заявления свою дочь.
— Но объясняет цианоз лица, сильную отдышку, потливость, так же кашель с небольшим отделением прозрачной мокроты — возразила Вероника, на заявление своего отца — Так же вызывает отек легких, повышенное артериальное давление
— Согласна — подтвердила Оксана — Но никак не связывает «окклюзия мезентериальных сосудов» и никак не связывает сюда проблему с почками, почему у него даже кровь в моче
— Сгустки крови в моче могут быть вызваны вследствие отказа почек — предположил Ларионов
— Но что это могло спровоцировать? — раздраженно спросила Оксана, сжимая слегка пластиковый стаканчик в руке — Блядь в том деле, что-то лишнее вот что-то мы упускаем, вот какой-то симптом
Оксана встала со стула, звонко стукая каблуками по кафельному покрытию пола в кафетерии, подошла к окну, любуясь только что начавшемуся падающему снегу. Нервно теребя жалюзи, пытаясь собрать все кусочки головоломки воедино, Оксана напрягала память, из-за всех сил пытаясь вспомнить, заболевание, что сводит все симптомы пациента воедино.
Спустя пару часов изучения толстой книги энциклопедии в кафетерии команда Оксана боролась за жизнь пациента, пытаясь найти и подобрать нужный диагноз, но постоянно чего-то не хватало, какого-то важного фрагмента симптома болезни, который пока еще себя не проявил. Некоторые пациенты, посетителя больничного кафетерия с косыми взглядами смотрели на команду врачей. На небольшом круглом пластиковом столике разложили кучу книг и справочников диагностики сердечнососудистых заболеваний пытаясь найти подходящий ответ.
— Может «постинфарктный кардиосклероз», но все этим симптомы нам четко указывают на причину и проблему сердечной астмы — предположила Вероника
Постинфарктный кардиосклероз — пытаясь тут же выручить свою подругу, вмешалась Валентина, не давая даже сказать Оксане слово — Форма ишемической болезни сердца, характеризующаяся частичным замещением сердечной мышцы соединительной тканью в исходе инфаркте миокарда
— Не объясняет проблему с кишечником и почками — возразила Оксана, снимая очки с глаз, уставшим взглядом глаз быстро начала моргать, пытаясь сбавить перенапряжение
— Да что вы все эти симптомы берете, Оксана Владимировна — недовольно вскрикнула Валентина, посмотрев на начальника жалким изнывающим от усталости взглядом — Мы уже тонны информации перебрали, но нет ничего даже близко
— Если так рассудить — вынес Ларионов свое предположение — «Сердечнаянедостаточность» близко подходит к нашим симптомам
— Все равно не объясняет симптомы кишечной непроходимости и проблем с почками — возразила Оксана нервно щелкая ручкой, водила кончиком стержня по листку с записями — Валюша принеси пожалуйста еще кофе, что-то голова разболелась
— Ой Оксана знала бы ты как у нас голова болит — начала тут же жаловаться Вероника, уставших карих глазах темноволосой кудряшки чувствовалось полное уныние и разочарование — Мы уже вторые сутки в этой больнице, а ведь новогодние праздники идут!
— Ты так говоришь — не согласилась с её мнением Оксана — Будто меня с вами нет
— Тебя не было ночью — обиженно заявила Вероника, теребила кончик лепестков книги — А почему мы до сих пор в кафетерии, а не в нашем кабинете, там спокойней, не слышно разговоров посетителей больницы
— Потому что там — говорила Оксана, наблюдая внимательно за входящими посетителями в кафетерий
Оксана сразу же распознала Коновалова в черном смокинге и его жену, нарядившись в черное платье особо строго фасона, материал которого по внешнему виду напоминал шифон. Прекрасно открытая скованная оковами нежной ткани платья грудь, выражала особую сексуальность, ну а роскошное декольте на спине, отобразило всю изящность нежности кожи этой девушки. Коновалов, выглядел намного лучше, чем в сам новый год, однако вид у него был немного задумчивый и расстроенный, по его внешнему виду, Оксана смогла быстро предположить, что его терзают какие-то глубокие сомнения. Следом за ними вошел Тихонов и явно пытался их в чем-то убедить, поскольку даже сам пиджак заведующего больнице и его растрепанная белая рубашка, давала сразу же понять, что собираясь в больницу, он сильно торопился.
— Алина Андреевна я вас уверяю — говорил он вбегая за ними — В нашей больнице работают лучшая команда врачей, я уверен они просто обязаны найти ответ
— Ваши врачи уже двое суток ничего не могут даже предположить — прошипела она недовольно, как кобра на него — Сколько моему отцу тут мучатся еще?
— И долго нам тут прикажите прятаться Оксана Владимировна?!
Поинтересовался Ларионов, наблюдая через небольшую собравшуюся толпу посетителей кафетерия за происходящей сценой.
— М…. а сейчас будет самое интересное — удивилась Оксана как Тихонов заметил Валентину в кафетерии, а потом и сам Коновалов обнаружил столик, за котором сидела их команда
— Оксана — пробираясь через толпы собравшихся посетителей кафетерия, произнес Коновалов в надежде, что она на него обратит особое внимание
— Сережа — сделав вид как будто она его первый раз тут видит, оторвала глаза от книги — Что тут делаешь?
— Ах… вот она ваша вертихвостка Валерий Валерьевич — вскрикнула Алина указывая взглядом сверкающих при свете солнца глаз указала на Оксану — Посмотрите, мой отец там умирает, они тут видите ли празднуют, якобы тут книжки читают, ну конечно же, признайтесь Валерий Валерьевич….
— Признаюсь — с гордостью заступился тут же Тихонов — Оксана Владимировна ищет причину по которой болен ваш отец
— И с каждым разом почему-то сокращаем дистанцию между мной, запрятавшись в этих жалких убогих стенках как мышь, выпячивая свою якобы красивую задницу на показ!!! — оскорбила грубо выразившись эта девушка была явно недовольна поведением Оксаны и самим её присутствием
«Сократительная способность и выпячивание стенок, хм… вполне возможно это она имела ввиду миокард, аха… ну конечно же причина в нем», обрадовалась Оксана, собрав наконец-то головоломку воедино.
— Ну вот смотрите она же дурнушка — начала истерику Алину — Я её сейчас оскорбила, она сидит мне тут и улыбается сказать, то нечего да
— Оксана Владимировна вы хоть ответьте ей — возразил Ларионов, не понимая, что происходит, когда Алина стояла уже возле их столика
— Валерий Николаевич направьте Молотова на УЗИ я хочу чтобы вы лично доказали мне что у него есть отсутствие расширения чашечно-лоханочной системы….
— После чего для коррекции нарушении свертывающей системы крови показаны прямые антикоагулянты: гепарин натрия 5000 ЕД 2-3 раза в сутки, эноксапарин натрия, клексан, 1 мг/кг 2 раза в сутки — вмешалась тут же радостно Вероника
— Догадалась все-таки — удивилась Оксана проницательной способностью темноволосой кудряшки
— Стойте — подходя со стаканчиками кофе в руках — удивилась Валентина услышанному лечению, тут же решила внести свое предположение — Это ведь эффективное лечение при «инфарктепочки»
— Что?! — удивилась шокирующему вердикту Алину, слушая внимательно разговоры врачей
— Оксана что такое инфаркт почки? — обратился к ней Коновалов, но состроив глаза, явно попытался предоставить её в лучшем свете для своей жены
«Заебал меня уже этот тупица, со своей дурой», недовольным взглядом Оксана посмотрела на Коновалова, явно хотела уже высказать, все то, что она подумала
— Валерий Николаевич может быть, вы просветите родственников нашего пациента, о чем мы с вами тут говорим — хотела Оксана оскорбить этого мужчину нехорошим словом
— Инфаркт почки — начал рассказывать Ларионов повинуясь напрягающему повелительному взгляду своего начальника — Коагуляционный очаговый некроз одной или обеих почек, возникающий в результате окклюзии кровеносных сосудов почки
— Как красиво рассказывает
Восхитилась Оксана, положив локти на стол, поддерживала подбородок улыбающегося лица на обратной стороне ладоней, явно пыталась. Строив глазки девушкам из своей команды, чтобы заставить проявить чувства ревности у Коновалова
— Но как это связано с основным диагнозом? — удивилась Валентина, так и не понимая, к чему клонит Оксана
— А теперь смотрите сюда — взяв шариковую ручку в руку, Оксана привлекла взгляды команду врачей — Вот что будет, если совместим «окклюзия мезентериальных сосудов», плюс «тампонады сердца» ну и к заключению еще «инфарктпочки» — производя такие записи симптомов рассуждала она чтобы надоумить свою команду
— Это «аневризмасердца» — первая догадалась Валентина — Выпячивание в виде «мешочка», истонченной стенки сердечной мышцы миокарда
— Сопровождается одышкой, сердцебиением, ортопноэ, приступами сердечной астмы, тяжелыми нарушениями сердечного ритма, тромбоэмболическими осложнениями — перечислила все поверхностные симптомы данного заболевания Вероника
— Подтвердите на УЗИ инфаркт почти — распорядилась Оксана — Потом делаем катетеризацию сердца, для подтверждения аневризмы сердца
— Что это значит? — Алина была в шоке, как легко решается судьба её отца
— Я же вам говорил — настойчиво Тихонов еще раз видимо ей это повторил — Эта девочка гениальный врач во всем мире, просто нужно время, Оксана Владимировна вы опять спасли репутацию больницы ценой долгих трудов и загадок
— Девочки вы подтвердите на УЗИ отсутствие расширения чашечно-лоханочной системы, что свидетельствует о сохранности пассажа мочи по мочеточникам — передал указания Ларионов оставшейся части женской команды — Так же подтвердите отсутствие камней или вполне не исключено при инфаркте почек, возможно, их наличие, которое крайне нам сейчас нежелательно
— Надеюсь, доктор Ларионов не согласится меня еще озадачить делать такую мелочную процедуру как УЗИ почек? — постукивая коготками по столу Оксана чмокнула губками послала воздушный поцелуй Коновалову, чем вызвала бурную реакцию его жены
— Советую вам отдохнуть Оксана Владимировна — вмешался тут же Тихонов, не давая даже рта раскрыть Алине — Вам предстоит делать катетеризацию сердца и искать вашу аневризму
— Это не моя аневризма — повела кокетливо губками Оксана, вставая из-за столика, поправила платье, взяв в руки стаканчик с кофе — Это еще нужно доказать, мне ведь дико интересно права я или нет в этом случае…
Решила Оксана прервать свое рассуждение долгим затяжным глотком свежего теплого кофе с насыщенной сладостью карамели. Пленительным жестом, облизывая губки, глотая сахарную карамельную прелесть, Оксана не переставала околдовывать Коновалова взглядом, выставив при этом всю красоту сокрушительную сексуальную силу бюста. Алина даже возразить не могла своему мужу, на то как Оксана строила ему глазки, особенно когда оторвала губки от пластикового теплого стакана с кофе, так эротично облизала губы языком слизывая паточный неповторимый вкус карамели.
— Да вы тока посмотрите, что она делает! — вскрикнула Алина
— Успокойся Алина, меня Оксана не столько волнует
— Да ну — возразила тут же она — А не с ней ли ты переспал в новогоднюю ночь, что она даже тебе свой бюстгальтер красный оставила
— Так это девушка в красной маске это была ты? — вопросительно возмущенным взглядом посмотрел он на Оксану — Все это время я гадал кто это, а эта девушка все время была рядом
— Упс… — тихо прошептала Оксана, ерзая нервно губами покусывая краешек нижней губы, быстро схватила шубу и направилась к выходу пока Коновалов, там что-то размышлял
— Оксана Владимировна вы куда? — забеспокоился Ларионов, когда Оксана, была уже в центре кафетерия
— Буду у себя в рабочем кабинете — крикнула Оксана в ответ, пробираясь мимо двух парней санитаров, чуть не выронила у одного из них поднос из рук
— Оксана стой, погоди! — прокричал Коновалов, когда Оксана хотела извиниться перед парнем за спешку — Нам нужно поговорить
— Блядь сейчас будет мучать вопросами о чувствах — прошипела недовольно Оксана, держа шубу обеими руками с трудом покинула кафетерий выбегая как ошпаренная в кафетерий
— Оксана стой! — Коновалов как ошпаренный выбежал за Оксаной — Нам нужно поговорить
— Мда… — восхитилась стервозной ухмылкой Оксана — Мне кажется ты в новогоднюю ночь высказал уже все что думаешь
— Я думал тогда о тебе!
Схватил он Оксану за руку, дернуй силой на себя, так что она выронила шубу на пол, прижалась к его телу. Встав посреди коридора, когда мимо проходили дежурных врачей, санитаров, медсестер, пациентов больницы, что лежали под наблюдением даже в новогодние праздники, все окружающие люди косо смотрели на них. За открытой входной дверью кафетерия, было слышно, как Алина Андреевна устраивает истерику прям на глазах у многочисленных врачей и пациентов. Крики, визг, а так же некультурная матерная речь, все это разносилась на просторы больничного деревенского комплекса.
— Пойдем в кабинет Сережа там поговорим — любуясь пленительным взглядом этого мужчины, тихо предложила Оксана, покинуть это мрачное и надоевшее место
— Почему ты такая Оксана — придав иронию собственного голоса, спросил Коновалов, нагибаясь поднимая с пола белую норковую шубу — Ты ведь знала все, зачем мучала меня?
— М… — промурлыкала Оксана, вдыхая этот чудесный запаха его мужских духов — Узнаю эту коллекцию это же «Creed Tabarome», блядь ты что специально решил меня совратить, попав в точку этим восхитительным аромата загадочной прелести табака?
— Почему же загадочной — будто сделав вид, что удивился, спросил Коновалов — Ты ведь с первого раза отгадал коллекцию моих духов, как ты это делаешь ты, что все знаешь или ясновидящая?
— Просто в детстве много читала, ты же знаешь — застенчиво улыбнулась Оксана этому мужчине, что стоял перед ней, держа шубу обеими руками
— О…да тут не поспоришь — рассмеялся Коновалов, положив шубу под мышку, обнял Оксану за талию, направился с ней вдоль коридора, в сторону вестибюля — Помню, как я тебя дразнил книжным червем
— Ну а что в этом плохого — восхитительной прелестью блестящей улыбки, одарила его Оксана, на которой еще сохранился блеск слизи её слюны — Я же ведь не дура — поддержала она свою речь пленительной ноткой смеха, после чего эротично состроив ему губы бантиком
— Думаю, нам следует теперь о многом поговорить у тебя в кабинете? — настойчиво посмотрел он в глаза Оксане, что светились от счастья, когда он находился рядом
— Надеюсь только поговорить — шлепнула Оксана себя по бедру, чуть заголяя платья
— Оксана тебе ведь нужно еще работать
— Ну…. — нахмурила обиженно губки Оксана — А вечером знакомить семью с моим женихом
— Ты что выходишь замуж?
— Нет! — воспротивилась Оксана, когда пальцы этого мужчины, что обвивали её талию, хотели еще больше заголить изящную прелесть её бедер — Так просто пыль в глаза пускаю, ты же меня знаешь
— Хм…понятно
Такое чувство возникло у Оксаны в голове, что он был действительно рад её такому ответу. В фойе было несколько пациентов, что собрались в мелкую кучу, держа свои сенсорные телефоны в руках, что-то так активно искали по интернет ссылкам. Две медсестры вели бурную беседу на счет предстоящей ночной смены, направляясь с картами больных пациентов в руках, они составили компанию Коновалову и Оксане, что поднимались как влюбленные голубки по лестнице, одаряли влюбленными взглядами друг друга. Яркий свет солнца, что своими могучими лучами пробивался через огромное пластиковое окно в вестибюле, озарял воспламеняющимся светом массивной лестницы. Мраморное покрытие ступенек отчетливо отражала отблески солнечного света в глазах Оксаны, заставляя их гореть как самые далекие космические звезды в космосе.
— Ты хоть немного скучал по мне? — спросила Оксана, чарующим жестом похлопала глазками в ожидании, поднимаясь вместе с ним по ступенькам массивной лестнице на второй этаж
— Естественно — взаимной теплой улыбкой мужской нежности одарил он её — Особенно теперь, когда знаю, кто была та загадочная девушка, что провела со мной новогоднюю ночь в постели
— Не перегибай палку Коновалов — рассмеялась озорным смехом Оксана, почувствовав неловко себя перед этим обаятельным для неё мужчиной
Атмосфера нового года все еще царила в больницы, чувствовался яркий аромат апельсинов даже в фойе, запах шампанского, а так же сладко приторный оттенок черного чарующего своей прелестью приторностью вкуса шоколада. Именно такое столь богатое изобилие разных ароматов хоть немного сбивала противную тошнотворную вонь медицинских препаратов, что веял со второго этажа, отделения стационара. Восхитительный запах наряженной елки в холле больницы все еще сохранял силу прошедшего нового года, радуя людей завораживающей прелестью оттенков хвои.



***
Чарующая прелесть изобилия разных сортов кофе в рабочем кабинете, заполняла атмосферу воздуха, начиная от самого крепкого терпкого, до самого мягкого, нежный вкус которого до сих пор сохранял в себе волшебную силу сливок. Столь сильный запах этого бодрящего напитка, исходил от кружек, что была расположены на рабочем столе, на котором все было по старому, несколько толстых книг по кардиологии, листки бумаги, исписанные с двух сторон. Крупинки рассыпанного табака Ларионова, что были небрежно рассыпаны на краю стола и на полу излучали от себя неприятный противный вкус, что сражу слегка начал раздражать Оксану. Наполовину прикрытые жалюзи и могучие ветки старого присыпанного снегом тополя, не позволяли ярким лучам зимнего солнца проникать в кабинет, озаряя его своим неистовым светом.
Плавно покачивая бедрами, звонко постукивая каблуками красных туфель, Оксана прошла по кабинету, обращая внимания, на разбросанные на диване бамбуковые подушки. Небрежно был скомкан в углу дивана шерстяной плед, такое чувство, по мнению Оксаны, что девушки из её команды спали, укрываясь нежностью этого материла, завораживая себя бурными эротическими фантазиями. Одарив мужчину чудесной прелестью улыбки искушенной похоти в отражения зеркала, что висело справа от стены относительно входа, когда он вошел следом за Оксаной в кабинет, держа шубу под мышкой,, закрывая за собой дверь.
— Сережа — обратилась ласково к этому мужчине Оксана, подходя к столу, кончиками пальцев, отшвырнула небрежно со стола листки на пол — Повесь, пожалуйста, шубу на спинку моего кресла Говорила Оксана, соблазняющей интонацией собственного голоса, присаживаясь на край стола, слегка оголила роскошную прелесть упругих сексуальных бедер.
— И так о чем же ты со мной хотел поговорить? — облокотившись, рукой на поверхность стола, Оксана выставила напоказ шикарную прелесть сочной груди
— Может, пойдем, присядем на диван — предложил мужчина, аккуратно повесив шубу на спинку черного кожаного кресла
— Я так не думаю — выразила Оксана свое несогласие, улыбнувшись ему, выражая непокорность своей скромной улыбкой, в которой скрывался слабый намек на похоть
— Ну как знаешь — не став дальше уговаривать согласился Коновалов — Почему ты мне сразу не сказала, что это была ты той ночь?
— А что для тебя это было так важно? — ухмыльнулась Оксана, подходя к стулу над которым весело большое зеркало — Ты ведь всю эту новогоднюю ночь только и имя Оксана твердил — призналась она, ему раздвигая аккуратно пальцами лямки красного платья
— Ну а что в этом такого, если я без тебя не могу уже — согласился он с утверждением Оксаны
— Зачем тогда отпустил меня? — спросила Оксана, явно издеваясь над этим мужчиной
Виляя телом как змея во время исполнения танца, Оксана спустила плавно платье вниз, позволяя ему плавно скатиться по её телу и упасть на пол. Завораживающее взгляд красное кружевное белье, что скрывало сексуальные прелести тела Оксаны, сразу же пленило взгляд Коновалова. Двигаясь к нему чарующей походкой, показывая изящный изъян сексуальной красоты собственных бедер, Оксана в каждом шаге пыталась выразить всю свою эротическую силу обольщения.
— Ты ведь был действительно рад тому — прижимаясь к его телу, Оксана ощутила, как его руки обвили её талию, впала в его нежные объятия — Что это я была той загадочной девушкой, что связала с тобой сексуальные узы этой новогодней ночи — поинтересовалась она, глядя в его глаза расстегивала пуговицы на его пиджаке
— А тебе, что было плохо? — спросил он, позволяя рукам Оксаны манящей женственной нежностью снять с его тела черной пиджак
«Блядь, а как еще это можно было назвать, когда ты сделал свое дело и уснул, оставив меня лежать под собой», скрывая обиженный взгляд за прядью золотистых волос, подумала про себя Оксана.
— Да нет — тихо ответила она, освобождая его плечи от пиджака, неуверенно ответила Оксана, прикусив губу — Все было хорошо — держа пиджак обеими руками, она направилась с ним к стулу
— Оксана — возразил Коновалов направляясь за ней следом — Я знаю, когда ты покусываешь губу, в тебе не хватает еще грязного мата, значит, ты волнуешься и переживаешь, из этого следует, что что-то пошло не так
— С чего ты так решил? — блеснула Оксана отблеском роскошной улыбки обворожительных алых губ, как раз когда луч солнца слегка пробился через мощь веток тополя за окном
— Не хочешь мне рассказать, что было на самом деле?
— А ты разве не помнишь? — удивленно спросила Оксана, повесив пиджак мужчины на спинку стула — Ты ведь трахнул меня, тебе, что мало было?
— Оксана! — удивился он такому строгому заявлению
— Что?! — возмущенно вскрикнула Оксана, изрядно нервничая, расстегивая за спиной застежку красного кружевного бюстгальтера
— Мы занимались любовью — поправил её заявил Коновалов
— Ну если для тебя такие плотские фантазии это любовь — ухмыльнулась Оксана, предвкушая как нежная подушечка кружевного бюстгальтера ослабляет оковы прижатия к её розовому чувствительному соску, выразила несогласие — То мы просто банально трахались
— Но ты ведь получила удовольствие
— Коновалов заткнись!
Повысив на него голос, приказным тоном заткнула его Оксана, скинув на пол под стул красный кружевной бюстгальтера, представила этому мужчине в отражение зеркало, на обозрение сочную прелесть большой груди.
— Дай мне просто перед сложной процедурой испытать хоть какой-то оргазм — заявила Оксана, обернувшись к нему — Ты ведь будешь очень сильно рад, если для этого я использую твой член?!
Покусывая кончик коготка указательного пальца соблазнительно алыми изнывающими губами, поинтересовалась Оксана, направляясь к нему, изящно выражая в каждом шаге сексуальную мощь своего тела.
— Боже мой — возразила Оксана, когда подошла к мужчине, что стоял перед ней, взялась кончиками пальцев за его галстук — Какой отвратительный галстук, это жена тебе выбирала? — принялась она тут же развязывать нежные путы этой материи
— Я всегда удивлялся твоей логике Оксана — возразил он, позволяя Оксане содрать с его шее галстук — Если тебе что-то не нравится на мне, ты всегда высказывала, что эту вещь мне именно кто-то навязал и заставил одеть, не спросив моего мнения
— А что разве не так?!
Нахмурила Оксана кокетливо губки, повесив на свою шею ласковую материю этого галстука, запах мужских духов, просто кружил голову своим непревзойденным оттенком вкуса этого табака. Состроив глазки, чей блеск отражения светящихся лучей солнца пленил весьма обаятельному для неё мужчине, что стоял перед ней в белой рубашке, верхние пуговицы которой Оксана без зазрения совести расстегивала, как на своей. Запах гигиенической помады на основе цитрусовых растений на его губах, щедрый слой которой давал блеклый отблеск на его губах.
— Сколько тебя помню, у тебя Коновалов всегда губы обветривались — заявила Оксана, поднося нос, к его губам наслаждаясь запахам кисло-сладкой прелести — Но блядь в этот момент это меня просто пиздец как заводит
— Ты мне даже на первое твое утверждение ответить не даешь — возмутился он, видимо боясь даже что-либо возразить Оксане, сморщил губы, как будто лимона кусок зажевал
— А что тут отвечать — ухмыльнулась Оксана, скривив губы сексуальной улыбкой
Оксана повернулась спиной к этому мужчине, чье горячее возбужденное дыхание завораживало, предвкушая поддаться искушению страсти. Горячий поток возбужденного воздуха дышел был направлен на нежную шею Оксаны, когда она, встав возле стула, красиво выгнула спину, опираясь руками на его спинку. Сексуально виляя бедрами, Оксана ощутила, как теплые мощные мужские пальцы коснулись резинки её красных кружевных трусиков. После чего резинка трусиков Оксаны плавно начала сползать вниз, доставляя непревзойденное удовольствие от трения о соприкосновения с нежной бархатной кожей.
— М… Коновалов ты знаешь чего хочешь — промурлыкала, изнывая как кошка Оксана
Перешагнув через лежащие на полу трусики, Оксана, поставила одну ногу на стул, перед зеркалом, на спинке которого висел мужской пиджак. Сексуально, выгнула спину, Оксана, выставив изящную красоту бедер перед этим мужчиной.
— Удовлетворить свою королеву — прошептал он, легонько коснувшись пальцами роскошных золотистых волос Оксаны
Теплота мощной мужской руки, едва охватывала большую грудь Оксаны, ладонь в которую даже не помещалась сочная упругая прелесть бюста. Плотно кончиками пальцев, мужская рука захватила грудь Оксаны, сковав её своими путами. Другой рукой этот самец нежностью свой ладони вел по ребрам Оксаны, охватывая рельеф другой груди, повинуясь каждому эротическому изъяну, ладонь плавно сползла на живот. Оксана была словно околдована лаской соблазна, слегка приоткрыв рот, прикрыла веки глаз, с тяжелым дыханием в груди она отдала свое тело на растерзание этому мужчине. Поддавшись чудесной невообразимой мягкости и теплоте рук, оковы которой сковали все тело Оксаны, прижимая к себе.
— Что не помещается? — улыбнулась Оксана с закрытыми глазами, ощущала, как мужчина пытался ладонью руки обхватить сочную её грудь
— Ты всегда отличалась невообразимым объемом груди — прошептал он, сгорая от сильного возбуждения
Медленно теплая завораживая нежность мужской руки, опускаясь по животу Оксаны, тянулись с поразительной настойчивостью к нежному интимному месту. Приближаясь с таким стремлением, пальцы этого самца едва коснулись кончиками, лобка Оксаны, как на стенках влагалища тут же стала накапливаться влага, обволакивая половые губы своим неистовым покровом. Вкушая утопающую бархатистость мужской руки, что охватила грудь Оксаны, сжимая её розовый чувствительный сосок, словно тиски, другая рука этого льва была более убедительна. Лаская мокрое влагалище Оксаны, он нежно водил, по их покрытой слизью влаги прям половых губ, совершенно даже не стремясь допустить проникновения внутрь.
— Сейчас ты у меня испытаешь оргазм — тихо прошептал сексуальный лев, в отражение зеркала Оксана увидела, как он намотал кончик галстука себе на кулак
— М…. а… давай — изнывая от сильной неконтролируемой волны нахлынувшей волны страсти, Оксана напрочь, потеряла рассудок
Нежная ткань галстука, что была на шее у Оксаны, медленно начала завязываться по мере того как этот самец терся через свою одежду по её обнаженному телу. Оксана открыла внезапно глаза, когда ткань этой ласковой материи под действием пальцев этого мужчины затянулась на шее. Становилось труднее дышать, но такое чувство еще более возбудило Оксану, открыв рот, она хотела хватануть глоток свежего воздуха. Вместо этого указательный и средней палец с закрученным на них материей галстука, этого мужчины плавно вошли в её открытые губы, заставляя принудительно их обсасывать. Обволакивая эликсиром собственной слюны, мужские пальцы у себя во рту Оксана чувствовала изрядно острую нехватку воздуха, но боялась возразить мужчине, что насиловал простым трением половые губы мокрого влагалища, не пытаясь даже проникнуть внутрь. Обрабатывая нежно языком пальцы этого мужчины, она чувствовала, как удачно промеж них была эта нежная ткань галстука, что так приятно ласкала поверхность языка своим сочетанием гармонией прикосновения с ним. Дотронувшись кончиками пальцев мокрого клитора Оксаны, он заставил её утопать в собственных изнемогающих сладких стонах, принуждая обсасывать его пальцы, покрывая их щедрым изобилием собственной слюны.
— Вот черт!
Грязно выругался он, когда телефон, что был в кармане шубы Оксаны, внезапно зазвонил. В том звонке Оксана испытала свое спасение, так как хватка на галстуке, что был в руке этого мужчины, сковывая горло плотным настойчивым зажимом чуть ослабла. Пальцы из-за рта Оксаны начали плавно выходить, а зажатый в этой руке галстук стал мокрым от богатого переизбытка на нем слюны. Палец, что насиловал клитор Оксаны, даже не пытаясь проникнуть в обитель чувствительных нежных стенок, чем бы вызвал громкий неконтролируемые стоны. Принудительной волью своего пальца, он мог бы заставить Оксану в момент столь неожиданного насильственного проникновения, извиваться в его крепких мужских объятиях, но вместо этого он медленно и плавно покинул мокрую, покрытую тонким слоем слизи и влаги половых губ влагалища.
— Подойди! — переводя дух, Оксана была возбуждена от шока, пытаясь отдышаться — Возьми…
— Уверена?!
— Да…!
— Ладно, как скажешь — согласился он, проводя нежно ладонью руки по спинке Оксаны — Мы с женой часто пробуем такую тактику в сексе, ей нравиться
«Блядь не знала, что когда тебя душат в сексе, тебе это хоть как-то может нравиться», с жадностью хватая воздух, Оксана от обиды поджала губу, с разочарованием посмотрела на этого мужчину.
— Да… но — пытаясь возразить мужчине, Оксана посмотрела на него со стразом в глазах
— Это Катерина! — удивился словно он, доставая телефон из шубы Оксаны и звонящему на него абоненту
— Ну, так возьми! — пытаясь отдышаться, Оксана настойчиво приказным тоном попросила его
— Уверена, что ты хочешь слушать её истерики?
«Блядь они хоть гораздо лучше, чем когда тебя душат», подумала в тот момент Оксана, опираясь руками на спинку стула, наступая каблуком на его сидушку, силой выдавила, пытаясь выразить свои эмоции.
— Да-да возьми! — хватая с поразительной жадностью воздух, Оксана с трудом говорила
Изнемогая от усталости, прикрыла глаза, пытаясь теперь из-за всех сил хоть как-то отвлечь от себя этого садиста.
— Да слушаю — так вальяжно говорил он, отвечая на звонок — Хм…подожди, сейчас лучше громкую связь включу — ответил он, отодвигая ухо от трубки, где было слышно много женского крика визга
— Коновалов! — крикнула по громкой телефонной связи в истерики Катерина, от чего Оксана слегка зажмурила глаза от неприятного раздражающего шума — Что там у вас происходит, где Оксанка, что ты тут с ней сделал?
— Да тут она, пытается отдышаться, я её тут слегка придушил — ухмыляясь злорадной улыбкой, говорил он — А между, прочим ей это нравиться, она ведь теперь моя и ей нравиться все, что я с ней делаю
— Какого хера там у вас происходит — кричала в истерики Катерина — Я уже еду к больнице с Романовым, попробуй за это время мне Оксанку хоть пальцем тронь, убью нахрен, ты меня понял?!
— Оксана ну скажи
Проигнорировав угрозы Катерины, он подошел к стулу, на котором была Оксана, нежно провел по её волосам. Схватился силой за пучок роскошных золотистых волос, притянул изнемогающие жадно хватающие воздух губы Оксаны к трубке телефона.
— Тебе ведь нравится, как с тобой обращаются? — мужчина с такой силой схватился за волосы Оксаны, заставив её взвизгнуть, издав глубокий ранимый стон
— Оксанка! — крикнула громким истерическим криком Катерина — Что там у вас происходит, уходи, давай от него
— Я не могу — изнывая от сильного сексуального желания, придала страдающую иронию своему голосу Оксана
— Сергей — послышался на громкой связи голос Романова — Я конечно не сторонник Катерины Владимировны, но я бы с радостью бы хотел послышать, как наша Оксана Владимировна изнемогает в собственных стонах
— Романов! — возразила криком Катерина — Скажи быстрей своему водителю, чтоб доставил нас в больницу
— Хм… боюсь Сергей — обратился Романов к Коновалову, в его голосе Оксана смогла распознать легкую хитрую задумку
Руки этого мужчины массировали упругие бедра Оксаны, одаряя их пламенными жаркими поцелуя. Изобилие мужской слюны, которая скатывалась плавно по ягодицам, падала на покрытые возбуждающейся слизью половые губы мокрого влагалища.
— У нас с вами мало времени, наш лимузин, только что въехал во двор больницы — пояснил Романов — И я не смогу сдержать Катерину, что уже сейчас готова из него выпрыгнуть, только чтобы остановить ваше безумие
Стук, в дверь кабинета, прервав бурные эротические фантазии мужчины, что как тиран принуждал Оксану к своей разразившейся сексуальной фантазии. После чего, спустя пару секунд дверь открылась, на пороге с удивленным видом на лице стояла Валентина, с Вероникой.
— Блядь! — недовольно прошипела, сгорая от стыда Оксана
Высвобождаясь от мужских объятий, встала со стула, где опираясь руками на его спинку и наступив каблуком красных туфель, Оксана, выставив всю изящную привлекательности тела, ублажала своими изнывающими утехами самца.
— Боже мой, Оксана Владимировна — впихивая быстро Веронику в кабинет, пока та еще ничего не успела сообразить, уткнувшись взглядом в папку с анамнезом и результатом УЗИ — Ну имейте хоть совесть, это же больница, а не притон — быстро захлопывая дверь за спиной Вероники, говорила рыжеволосая девушка
— Ого, Оксана — оторвалась от карточки пациента Вероника, была крайне удивлена представленной перед ней картине — Ты уже действительно стыд потеряла
— Что в это такого — неловко скрывая румянец смущения за прядью густых золотистых волос, сгорала от стыда Оксана, чувствуя прохладу слюну на мокром изнемогающем влагалище
— Сергей Коновалов! — обратилась Валентина, посчитав нудным взять на себя всю ответственность произошедшего — Попрошу вас покинуть кабинет, нам нужно обсудить с начальником дальнейшее лечение вашего так называемого тестя
— Ой можно без иронии пожалуйста Валентина — присаживаясь на прохладный паркет пола, Оксана подогнула под себя ноги и опустила голову — Здесь и так все прекрасно понимают, что мне нужно как-то справляться со стрессом, когда на меня все как-то давят
Развязывая узел галстука на шее, продолжала Оксана жаловаться, чувствуя сильное смущение перед своей командой врачей. Боялась даже поднять взгляд в их сторону, Оксана просто скинула галстук с шеи на пол.
— О боже, он, что тебя им душил — заметила с какой настойчивостью, Оксана развязывала галстук, еще больше ужаснулась Вероника — А почему он мокрый, так все, больше ничего не хочу знать
— А тебе и не нудно ничего знать — обиженно пробурчала Оксана, положив к себе на колени, лежащие на полу красное платье
Звук женских каблуков коридору больницы, еще больше насторожил Оксану, когда она продолжала так сидеть перед своими подчиненными на полу. Коновалов, спокойно одевал пиджака, пропитанную потом, мятую, белую рубашку, верхние пуговицы которой были расстегнуты. Через несколько секунд дверь в кабинет Оксаны раскрылась и на пороге с разъяренным видом стояла Катерина, за спиной которой как лис прятался Романов.
— Оксана я наверно, пожалуй, пойду — притворяясь жалкой невинной овцой ответил Коновалов, направляясь к выходу, боясь даже посмотреть в разъяренное лицо Катерины
— Катерина Владимировна — обратилась тут же Валентина
Заметив строгий взгляд со стороны Катерины, когда она, перешагивая через дверной порог, вошла в кабинет. Оставив позади закрытой за собой дверью Романова, что не решался заходить в кабинет так, как, по всей видимости, у него был вынужденный разговор с Коноваловым.
— Давайте мы сначала по работе закончим — продолжила Валентина дальше свое обращение
— Ладно — согласилась Катерина, проходя по кабинету, посмотрела разъяренным взглядом на сидящую на полу Оксану — Я подожду
— Оксана Владимировна на УЗИ проявились такие симптомы как тошнота, а последствие рвота, так же наблюдается повышение температуры и симптомы «хроническая почечная недостаточность», чем как раз был вызван нарушение «диуреза», так же нарушение кровоснабжение почек и «гематурия»
— Это все и так понятно — обиженно заявила Оксана, прикрывая грудь платьем, встала с прохладного пола — Мне нужна картинка, то что действительно подтвердит, что это инфаркт почки — требовательно завила она, держа кончиками пальцев красные кружевные трусики
Оксана, направляясь с одеждой к столу, заваленному бумагами, выхватила из рук Вероники карту пациента с результатами проделанного УЗИ,
— Разрывы кортикального слоя почки без вовлечения собирательных полостей почки — быстро тут же добавила Валентина — Что свидетельствует об инфаркте сегмента почки
— Так же Оксана — решила проявить инициативу в дифференциальном диагнозе Вероника — На снимке УЗИ должно быть хорошо видно, как крупный артериальный сосуд, что снабжает кровотоком почечную систему, был нарушен вследствие закупорки «эмболом»
— Любой несвязанный внутрисосудистый субстрат — проявила смекалку Валентина прояснить немного картинку — Циркулирующий по «кровеносному руслу», не встречающийся там в нормальных условиях, способный вызвать «закупоркуартериального сосуда» на достаточно большом расстоянии от места появления
— Может, ты мне еще расскажешь, что такое кровеносное русло?
Задала риторический вопрос Оксана, кинув небрежно папку со снимками УЗИ на стол. Хитро ухмыльнулась, направляясь к дивану, ерзала коготками на нежной ткани трусиках, что держала очень ловко подушечками пальцев.
— Эластичные трубчатые образования в теле «животных» и «человека», по которым силой ритмически сокращающегося «сердца» или пульсирующего сосуда осуществляется перемещение «крови» по организму: к органам и тканям по артериям, артериолам, артериальным капиллярам, и от них к сердцу, по венозным капиллярам, венулам и венам
— Блядь да ты издеваешься!
Присаживаясь на диван, Оксана косо взглянула на Катерину, что стояла у окна, нервно теребила жалюзи, смотрела на падающий снег за окном. Не обращая внимания, как Валентина штудировала ей прочитанную и усвоенную информацию, Оксана принялась надевать на себя красные кружевные трусики.
— Эмболия — продолжила дальше ВалентинаТиповой патологический процесс, обусловленный присутствием и циркуляцией в крови или лимфе частиц, не встречающихся там, в нормальных условиях «эмбол», нередко вызывающий «окклюзию», закупорку, сосуда с последующим нарушением местного кровоснабжения
— Валентина! — крикнула раздраженно Оксана — Хватит тут мне учебники пересказывать, вижу, что знаешь, молодец, а теперь марш готовить пациента к катетеризации сердца, нужно подтвердить еще одну маленькую формальность
— Вижу, ты близка к разгадке по делу Молотова
Тихо сказала Катерина, повернувшись в сторону Оксаны, была с крайне недовольной физиономией на лице. Катерина с недовольным видом на лице продолжила наблюдать, как Валентина с Вероникой направились к входной двери кабинета.
— Так объясни мне, какого хера тебе Оксанка не хватает вечно, ты сегодня знакомишь свою семью с семьей Кости, что ты твою мать делаешь — крикнула Катерина, когда девушки покидали быстро кабинет, заметив разъяренный взгляд этой темноволосой искусительницы
— Мне просто нужно снизить накопившейся стресс — едва слышно ответила Оксана, опустив голову скрывая свое недовольство за прядью густых золотистых волос — И вообще, какое тебе дело до того с кем я трахаюсь
— Да нет Оксанка! — возразила Катерина, подходя к дивану, с такой силой тут же схватила Оксану за волосы, заставив её взвизгнуть от нестерпимой боли и посмотреть на себя — Чтобы тебе не говорил этот полудурок Коновалов ты ему не будешь никогда уже теперь принадлежать
— Это еще почему? — решила проявить настойчивость, огрызнулась Оксана, ощущая как крепкие пальцы Катерины, держат её за волосы, продолжала смотреть ей в глаза — Я имею полное право жить так, как мне вздумается
— Нет! — крикнула громко Катерина и разъяренным ударом пощечины подтвердила свое превосходство, чем свалила Оксаны с дивана на пол
— Дура ненормальная — прошипела обидевшимся тоном голоса Оксана, оказавшись на полу, растирала ладонью порозовевшую щеку, на которую пришелся удар
— Что ты сказала?! — рявкнула Катерина, встав перед Оксаной
Черные капроновые чулки, были отчетливо видны из-за выреза на её черном пальто, прекрасные блестящие на солнце ярким отблеском черные туфли отлично сочетались с её ногами, а высокий черный каблук, выражал особую сексуальность. Светящаяся бляшка на поясе черного пальто бляшка, явственным светом лучей солнца отражалась в лазурных голубых глазах Оксаны. Прекрасно выражая черное пальто, отлично прорисовывало рельеф груд темноволосой сексуальной искусительницы. Великолепно сочетался фиолетовый шарф, нежная ткань хлопка прекрасно гармонировала с черным пальто Катерины. Пышный огромный капюшон, что скрывал распущенность и изящность красоты волос этой девушки, закрывал всю её голову, словно могучий купол, скрывая от глаз Оксаны красоту и естественную силу её волос.
— Скажи мне он тебя трахал?! — внезапно спросила Катерина, нагнувшись к лицу Оксаны
— Да он даже палец боялся в меня засунуть, не то, что там член — обиженно нахмурила губки Оксана, отворачиваясь специально от блестящих на солнце алых губ Катерины
— Я бы ему его оторвала нахрен, если бы он хотя бы попытался бы это сделать — разъяренно выражая эмоции, говорила Катерина, топнув каблуком по линолеуму — А это что его галстук?
Поинтересовалась Катерина, подходя к галстуку, что лежал на полу, по всей видимости, как смогла предположить Оксана, Коновалов его просто забыл, когда в спешке покидал кабинет. Нагнувшись, Катерина, подняла с полу этот влажный кусок нежной материи, что так прекрасно ласкал кожу Оксаны, когда заворачивался в узел у неё на шее, как раз, в этот момент, обсасывая пальцы мужчины, она покрывала его ткань огромным изобилием слюны.
— Фу…. — держа кончиками пальцев, мокрый, пропитанный слюной Оксаны галстук, выразила свое отвращение Катерина, тут же выронила его на пол — Что это за гадость, что он с тобой делал?
— Только то, что помогло бы мне сбавить стресс — заявила Оксана, сидя ан полу поджав под себя ноги, достала с пола красный кружевной бюстгальтер — Я может сама этого хотела
— Он что засовывал его тебе в рот? — Катерина своим ужасом глядя на материю галстука смогла показать свой страх и ужас
— В прекрасном сочетании своих пальцев — призналась Оксана продолжая смотреть тусклым и блеклым взглядом на пол, подтягивая к себе кончиками пальцев на нем красный бюстгальтер
— Блин Оксанка ну ты извращенка — Катерина словно вздрогнула, когда представила, что этот мужчина делал с Оксаной — Я настоятельно попрошу Коновалова, больше к тебе не приближаться и тебе к нему тоже, ясно? — направляясь к входной двери кабинета заявила она
— Но…! — вскрикнула Оксана, прикрывая бюстгальтером сочную прелесть упругой груди, хотела возразить темноволосой искусительнице её похотливых соблазнов
— Никаких но — опровергла возражения Катерина строгим взглядом в сторону Оксаны — Иди делай свою процедуру, подтверждай свои догадки, но помни вечером тебя ждет ужин с семьей Кости и твоими родителями
— Как же я такие мероприятия терпеть не могу — выразила Оксана свое недовольство, стала нервно покусывая краешек губы
Накладывая мягкие чашечки бюстгальтера на чувствительные розовые соски, Оксана, завела руки, за спину наблюдая за темноволосой искусительницей, сомкнула застежкой лифчик в оковы грудь. Восхищаясь прелестью ног Катерины, что так красиво обволакивали черные чулки, лоснились при отблесках проникающих лучей солнца в кабинет.
— Давай для тебя же головоломки твои это важно — положив ладонь на блестящую металлическую ручку входной двери начала выговариваться Катерина — Иди, доказывай всем свою правоту и гениальность, но помни, что этой ночью я заставлю Костю сделать с тобой такие вещи, ой ты как у меня пожалеешь Оксанка
— Смотри, как бы это тебе потом боком не вышло — улыбнулась Оксана коварной улыбкой, задумывая коварной план, отразила в своих глазах прекрасный отливок голубых лазурных глаз
— Как бы тебе боком твои такие игры не вышли — рассмеялась Катерина — Только не говори, что он тебя не душил, завязывая в узел у тебя на шее эту мерзость
С чувством призрения она взглянула на галстук, после чего открыла дверь, покидая кабинет, Катерина еще раз посмотрела на Оксану живым и насыщенным чувством любви и пронизывающей симпатией взглядом. Убедившись в холодности и безразличия взгляда Оксаны, она закрыла за собой дверь кабинета. Оставив Оксану сидеть на полу, поджав под себя ноги, держа у себя на коленях красное платье. Поджав губу, Оксана нервно сжала красное платье в своих кулаках и со психу кинула его в закрытую дверь.
— Как же вы меня все блядь достали! — с жестокой ненавистью собственного голоса через наворачивающуюся влагу слез на глаза, выговорила это из себя Оксана
Прикрыв ладонями заплаканные глаза, Оксана опустила голову, тихо заплакала, ударив в истерики ладонью руки по прохладному линолеуму, от чего тут же взвизгнула. Растирая жадно раненную ладно, Оксана даже боялась посмотреть в отражения зеркала на порозовевшую щеку, по которой пришелся удар пощечину, скрывая этот позорный поступок за прядью золотистых волос.
— Почему только я в этой жизни не могу получить по заслуженному, то чего желаю — тихо прошептала Оксана, оставшись одна в кабинете, оценивая обстановку
Разбросанные, исписанные листки, что находились на столе, так же сваленные куча книг, были в полуоткрытом положении разбросаны по полу. Красное платье, что небрежно лежало у закрытой двери, разбитая кружка с вытекшим из неё содержимым и куча осколков продолжала украшать линолеум кабинета. Нежная материя все еще мокрого галстука, так же лежал, излучая запах прекрасного сочетания духов табака с завораживающей для Оксаны прелестью мужского тела и пота владельца этой чудесной материи.

***
Помещение ангиографии, словно королевство, было так же пропитано тошнотворными бактерицидными препаратами, один только их запах уже выворачивал из себя. Однако именно это помещение Оксана по достоинству считала именно место своего королевства, что выделил заведующий больницы Тихонов для неё. Яркий свет ламп над ангиографом озарял своим излучением место проведение процедуры. Собравшаяся команда врачей, ожидая своего руководителя, собрались над пациентом. Ларионов вместе с двумя парнями санитарами, закреплял ремнями тело Молотова к столу. Валентина приготавливала катетер тщательно его, обрабатывая и весь содержимый к нему комплект стерильным раствором. Вероника подготавливала ампулы контраста, аккуратно раскладывая их на маленьком столике возле аппарата ангиографии. Заметив, как руководитель вошел в кабинет ангиографии, врачи тут же внимательно принялись оглядывать своего начальника, во взгляде девушек, Оксана заметила, как они переживают, по поводу перенесенного ей стрессом.
— Оксана Владимировна — обратился тут же Ларионов, не придавая никакого значения подозрительным оглядкам девушек — Не поясните ли нашему отделению данный метод этой процедуры
— «Коронарография» — тут же ответила Оксана, подходя медленно к аппарату ангиографии, над которым весело несколько жидкокристаллических мониторов — Рентгенокотрастное эндоваскулярное исследование состояния коронарного сосудистого русла
— Коронарография показана, при объективных признаках ишемии миокарда, постинфарктной или нестабильной стенокардии, остром коронарном синдроме, перед плановыми операциями на сердце и других состояниях с целью определения дальнейшей врачебной тактики — пояснила Валентина
— Спасибо — скрывая под стерильной повязкой на лице раздражение, Оксана предпочла не выражать, сильное недовольство — Давайте не будем отвлекаться, Андрей Михайлович, как себя чувствуете?
— Он что не должен быть под наркозом? — удивилась Вероника?
— Коронарография выполняется под местной анестезией — объяснила Оксана, слегка дотронувшись плеча пациента — Мне нужно чтобы вы Андрей Михайлович оставались в сознании на протяжение всей процедуры, после этого мы дадим вам время отдохнуть
— Что с моей дочерью — с тяжелым хрипом спросил Молотов, схватившись за руку Оксаны — Почему её не пускают ко мне, это вы настояли да Оксана Владимировна?
— Вас должно сейчас беспокоить только ваше состояние Андрей Михайлович — возразила тут же Оксана, не давая вмешаться Ларионову — Дайте мне поставить вам верный диагноз, прооперировать, если потребуется, потом я вас никогда не потревожу
— Я пока установлю датчики, контролирующие артериальное давление и частоту сердечных сокращений на груди больного — посчитала нужным Валентина не вмешиваться в этот спор
— Я все-таки введу легкое обезболивающие, через капельницу нашему больному — счел необходимым Ларионов дальнейшее продвижение катетера по артериальной системе пациента безболезненным
— Манжеты для измерения кровяного давления — не придавая внимания возмущениям пациентам продолжила Оксана — А вот «пульсоксиметр», измеряет количество кислорода в крови
— Это все хорошо — согласился Ларионов — Но нас интересует суть данного метода, некая конкретика — испытывая нетерпение, утверждал он, одарив Оксану неприятным взглядом сверкнув отблеском света на стеклах своих очках, когда чуть наклонил голову
— Вероника обработай рану — распорядилась Оксана, указывая пальцем в резиновой перчатке, место на бедре мужчины, где будет происходить прокол бедренной артерии — А я пока поясню Валерию Николаевичу, некую как сказать конкретику
— Вот эта трубка диаметром не больше двух миллиметров — держа резиновыми перчатками в руках маленькую пластиковую трубку, перед стеклами своих очком, объясняла Оксана — С помощью её манипуляций я буду проводить катетер в тело нашего пациента
— Вижу вы достаточно убедительны — подтвердил Ларионов — Ввожу дозу новокаина в место, где будет происходить прокол кожи, не волнуйтесь Андрей Михайлович вы ничего не почувствуете
— Помните Валерий Николаевич — вмешалась тут же Оксана — Концентрация раствора новокаина должна быть от 0,25 — 0,5% , чтобы не потерять пульсацию артерии
После небольшой дозы анестезии, Оксана начала производить небольшой разрез не больше трех миллиметров, для облегчения прохода иглы.
— Помните еще — обратила Оксана к себе внимание команды врачей — Иглу проводят под углом 45°, фиксируя артерию средним и указательным пальцами левой руки, естественно это делают только при пункции правой бедренной артерии
— Потому что — вмешалась Валентина в разговор — Когда её конец соприкасается с передней стенкой артерии, можно ощутить пульсовые точки
— Именно — согласилась Оксана — Ты сегодня просто молодец Валентина
Осуществляя прокол бедренной артерии резким коротким движением иглы, Оксана старалась пунктировать только переднюю её стенку, так чтобы струя крови начала поступать сразу через просвет иглы. Дождавшись, появление крови, Оксана наклонила иглу к бедру пациента, после чего в этот просвет закрепила маленькую пластиковую трубку. После чего медленно начала вводить маленький проводник. Продвижение проводника по кровеносному сосуду Оксана осуществляла через постоянный контроль, за ним через жидкокристаллический монитор, который выглядел в виде тонкой тени.
— Внимание вот мы видим как наш проводник пробирается к нужному месту — медленно продвигая тонкую струнку говорила Оксана команде врачей — Тонкая пластиковая трубка, служит лишь манипулятор и облегчает мне продвижением к коронарным сосудам сердца
— А в случае закупорки крови в момент продвижения катетера по кровяной системе нашего пациента, мы можем использовать антикоагулянты? — поинтересовалась Вероника, задав дельный вопрос, по мнению Оксаны
— Непосредственно — говорила Оксана, наблюдая в монитор, как проводник медленно продвигается к коронарным сосудам сердца — В случае внезапной закупорки кровью кровеносных сосудов, при продвижении нашего катетера, мы просто обязаны ввести нашему пациенту дозу антикоагулянтов
— Так Оксана Владимировна, зачем же мы тогда применили нитроглицерин, давая перед процедурой эту таблетку нашему больному — поинтересовался Ларионов
— Нитроглицерин служит для расширения периферических отделов коронарных артерий, их лучшей визуализации — пояснила Оксана
После того как катетер был установлен в верхнюю часть аорты, в просвет коронарных сосудов, Оксана начала плавно продвигать по нему катетер. Продвижение катетера по проводнику хоть и было долгим, но не дольше чем движение самого проводника. С помощью автоматического двуколбового инъектора, Оксана начала вводить йодсодержащие контрастные вещества последнего поколения, аллергические реакции, на введение которых чрезвычайно редки. Объем вводимого контрастного вещества, Оксана смогла быстро рассчитать, он составил около 80 миллилитров. Закончив введение контраста, Оксана принялась вводить физиологический раствор, его объем не превышал 60 миллилитров, позволяющий оптимизировать болюс и минимизировать риск побочных реакций.
— Ощущая легкое тепло по телу — доложил Молотов
— Это реакция на контраст все в норме — успокоила его Оксана, заметив у мужчины легкое покраснение на теле, что служило следствием влияние контраста
— Валерий Николаевич дайте на одном мониторе четкую трехмерную картинку место аневризмы сердца — распорядилась Оксана — Так же выведите на другие мониторы местоположения снятое с разных ракурсов, я уверена это только малая часть функций нашего ангиографа
— Вот она смотрите — заметил тут же Ларионов, нажимая на пульт управления монитором — В левом желудочке, наблюдается отмирание тканей мышцы сердца, это препятствует её кровоснабжению
— Очень опрометчиво Валерий Николаевич — похвалила Оксана, наблюдая в монитор, как сильной образовался рубец, который приводит к выпячиванию сердечной мышцы левого желудочка — Так же вы видите со стороны что на поверхности сердца наблюдается углубление в форме чаши
— Обычно как я считала — предположила Вероника, глядя в монитор — Что стенки аневризмы не превышают более двух миллиметров, но тут похоже ситуация сильно тяжелая
— Валерий Николаевич, прошу вас, сделайте несколько хороших и четких рентгеновских снимков, чтобы нам было, что обсудить в кабинет — потребовала Оксана, всматриваясь в монитор на очаг поражения аневризмой сердечной мышцы
— Хорошо сейчас сделаю — услужливо согласился Ларионов
— Да и в полости хронической аневризмы сердца часто обнаруживается пристеночный тромб различного размера — продолжила Оксана, согласившись с утверждением Вероники — Который может выстилать только внутреннюю поверхность аневризматического мешка или занимать почти весь его объем
— Дело настолько плохо — словно как будто расстроился Молотов — Но ведь есть шанс как-то решить эту проблему
— Шанс есть! — скрывая загадочную хитрую ухмылку на своем лице под стерильной маской на лице, успокоила его Оксана — Начинаю извлечение катетера из кровеносной системы
После того как катетер был извлечен из кровеносной артерии пациента и его проводник, Оксана извлекла маленькую пластиковую трубку манипулятор, принялась ушивать рану место прокола. Зажав место разреза ручным сжатием, Оксана начала зашивать, используя при этом еще зажим, завершив последний штрих шва. Оксана обработала рану пациента бактерицидным раствором и наложила плотную медицинскую повязку на рану.
— Санитарам доставить пациента в палату — начала распоряжаться Оксана — Остальным пройти в кабинет для дальнейшего дифференциальной диагностики
— Вы, в самом деле решили обсудить метод проведения удаления такой операции? — удивился Ларионов
— Блядь, а почему нет! — вскрикнула раздраженно Оксана, чувствуя, как под стеклами очков глаза начинали перенапрягаться
— Но тебе ведь нужен отдых Оксана — возразила Вероника, когда Оксана уже направлялась к входным дверям
— Отдых подождет — опровергла заявление своего коллеги Оксана — Быстро все в кабинет
Крикнула Оксана, после чего покинула кабинет, для проведения ангиографии сильно хлопнув за собой дверью. Ноги словно не слушались Оксану, на глаза выступило легкое покраснение от перенапряжения, во всем теле была неумолимая слабость. Направляясь по одиночному больничному коридору, Оксана чувствовала, как её тело изнемогает уже от сильной усталости, требуя длительный отдых. Лишь мерцания света люминесцентных ламп над головой было спутником её продвижения. Скинув плотный медицинский колпак на пол с головы, дав свободу золотистым пышным волосам, освободив руки от резиновых окровавленных перчаток, Оксана тут же сняла эти надоедливые стекла этих очков.
«Заебись я провожу новогодние праздники, нечего сказать», раздраженно подумала Оксана в этот момент.
Пнула Оксана со злости, валявшейся на полу медицинский колпак, разбросав тем самым в разные стороны резиновые окровавленные перчатки по полу, оставив на полу от них окровавленный след. Раствор бактерицидных препаратов, которым команда врачей обрабатывала тело пациента, тут же волной разнесся по всему коридору. Положив очки в карман белого халата врача, не спеша поплелась по длинному больничному коридору, протирая аккуратно пальцами веки глаз, испытывая сильное глазное раздражение.
— Как же меня все это уже достало! — крикнула Оксана в пустоту длинного коридора
За её спиной в самом начале коридора, где был кабинет ангиографии, было слышно, как открылась дверь и двое санитаров, вывозили на каталке пациента. В такой глухой тишине больницы, было слышно, каждый шорох, каждый шаг, даже скрип колесиков каталки, все это потихоньку начинало раздражать Оксану. Только лишь падающие за окном в другом конце коридора больших хлопьев снега, лишь как-то доставляло радость, посыпая своей неистовой силой стихии огромные ветки старого массивного тополя.



***
Прелесть мягких рук Валентины, просто вдохновляло Оксану, освобождая её тело от излишнего изнеможения. На специальном массажном кресле, состоящим из нескольких мягких подушечек, лежала обнаженная Оксана. Чудесной нежности руки рыжеволосой девушки ласкали её спину, разминая каждый хрящик, каждую косточку на ребре Оксаны, когда она лежала в мягком удобном кресле животом вниз. Опираясь ладонями руками на прохладный пол линолеума в кабинете, Оксана с принужденной внимательностью, всматриваясь в снимки проведенной ангиографии. Богатое изобилие массажного масла покрывало тело Оксаны, стекая потеками по её бархатистой коже. Аромат лавандового масла, что насытил атмосферу в кабинете, просто сводил с ума, чаруя своими изысканными таинственными оттенками первозданного вкуса.
— М… Валюша ты так нежно делаешь — простонала Оксана, изнемогая от ласки рук Валентины
— Оксана Владимировна — сделал Ларионов замечание — Вашей наглости нет предела конечно, но как я вижу, вы ставите жизнь пациента превыше собственного здоровья и тем самым вызываете огромную гордость у меня за вас
— Валерий Николаевич — возразила Оксана на его замечание без капли стеснения лежала обнаженная на рабочем столе в своем кабинете — Я и так делаю для этой больницы слишком многое, так что уж прошу простить мою такую непозволительную роскошь
— Зона поражения аневризмой занимает больше 20% поражения левого желудочка — не обращая внимания на розни своего отца начала рассуждать Вероника — Что сопровождается недостаточностью кровообращения I-IIA степени
— Какое решение вы тут предлагаете, Оксана Владимировна, исходя из снимков проведенной коронарографии — поинтересовался Ларионов
— А вам что до сих пор не понятно? — удивилась Оксана, его простоте вопроса, ощущая, как Валентина чудесным образом разминает тщательно её бедра — «Резекция аневризмы» левого желудочка
— Оксана! — ужаснулась Валентина, шлепнув своего руководителя легонько ладонью по бедру, оставив четкий смачный след растекающегося масла — Данная операция выполняется на неработающем сердце, с использованием искусственного кровообращения и «кардиоплегии»
— Да-да — согласилась Оксана
Играя бедрами по креслу, на котором лежала, Оксана ощутила легкую жгучую боль и скатывающиеся потеки масла по коже.
— Что по-вашему такое кардиолегия? — поинтересовалась Оксана, чувствуя, как пальцы Валентины разминали её ягодицы
— Комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца, асистолию, кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда — сразу же отчеканила как по учебнику Вероника, положив ногу на ногу, облокотилась на спинку кресла своего начальника
— Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения» — продолжила дальше речь Валентина, покрывая из ладоней спину Оксаны богатым изобилием масла, начала тут же его растирать
— Насколько я понимаю, аппарат для искусственного кровообращения у больницы есть — подтвердила Оксана — Тогда я не вижу проблем провести данную операцию
— Да но… — усомнилась Вероника, сминая жестко в руке лист бумаги — Разве что сегодня
— Ну а когда Вероника? — Оксана хотела поднять голову во время массажа, но заметив строгий взгляд Валентины, тут же покорно её опустила — У пациента и так повреждено больше 20% тканей сердечной мышцы из-за этого рубца, что нарушает кровообращение и снижает сократительную способность сердца
— Вы Оксана Владимировна нас просто уже замучили — взвыл как жалкий пес Ларионов, поднимаясь со стула, снимал с глаз очки, после чего швырнул очки на стол — Пойду, подготовлю операционную для вашего безумного плана
— Я спасаю человеку жизнь — заявила Оксана, ощущая как между ног на половых губах, Валентина начала медленно водить пальцами, обволакивая поверхность влагалища щедрым изобилием масла
— Да только какой ценой — начал читать бессмысленные нравоучения Ларионов — Могло бы и подождать до завтра
— При такой форме аневризмы уже не могло бы — возразила Оксана, наблюдая, как он открывает входную дверь
— Не слушай его Оксана — успокоила своего начальника Вероника, как только её отец покинул кабинет Оксаны, закрыв за собой дверь — Он уже от старости рассудка лишился
— Хм… Валерий Николаевич хороший врач и его рассудок, как и он сам, нам все тут пригодятся, как и все вы — выразила несогласие Оксана, сладко облизывая языком губы, оставляя на нем тонкий слой слизи собственной слюны
Завораживающее движение рук Валентины по губам влагалища, заставляло захватить дыхание, предвкушая дикую страсть, которую в тот момент испытывала Оксана, желая всем, чтобы хоть палец проник вглубь её стенок. Изнывая в собственных стонах, Оксана чувствовала как по губам влагалища, скатывались крупными каплями потеки масла, а ласках нежных пальцев рыжеволосой девушки ласкала уже кончик клитора. Оксана ничего, не делая опустила голову, стала смотреть на черные капроновые чулки ног Вероники, что так сексуально обволакивали её ноги под коротким белым халатиком. Стенки влагалища от такого массирования клитора Оксаны, сами открылись, как только Валентина поднесла к ним свой указательный и средний палец. Затаив дыхание, Оксана ощутила как под действием волшебной смазки масла, пальцы начали проникать внутрь, легкое скольжение невообразимой теплотой прогревало стенки влагалища, которые и без масла уже были покрыты богатым изобилием собственной влаги.
— Валюша заставь её стонать — распорядилась Вероника, шикарно улыбнулась похотливой улыбкой, стала сексуально покачивать ногами в кресле начальника, на которых красовались черные туфли на высоком каблуке
— Уже это делаю — улыбнулась коварной улыбкой рыжеволосая страстная львица, медленно просовывая два пальца промеж стенок мокрого влагалища Оксаны
Извиваясь на кресле в собственных сладких стонах, Оксана чувствовала, как пальцы медленно входят в неё, пока другая рука этой девушки с жадностью массировала большим пальцем её клитор. Потеки масла стекали по спине, бедрам, ягодицам, даже маленькая струйка стекала с влагалища из-под нежных пальцев Валентины прямо на кресло, оставляя под лобком у Оксаны приятное согревающее тепло жидкости. Прикусив губу, Оксана вцепилась когтями в поверхность белого кресла, изнывая сладкими стонами, извивалась под бешенным чудесным влиянием пальцев Валентины на стенки и клитор её влагалища.



***
Свет ярких операционных ламп светящимся отблеском отразился в стеклах очков Оксаны, как только она вошла в операционную. На больничной каталке к операционному столу, двое парней санитаров, подвозили пациента. Ларионов, изучая технику использования аппарата искусственного кровообращения, одного из главных ключевых моментов в предстоящей операции, старался понять, как он работает. Валентина была крайне удивлена изучению его канюли, держа в руке венозную двух секционную модель канюли, эта рыжеволоса девушка, сразу же привлекла внимание Оксаны тем, что взяла в руки одну из самых важных канюль. Вероника подготавливала необходимые хирургические инструменты, необходимые для операции.
Завораживающий блеск кафельной плитки в операционной отсвечивал ярким отблеском света операционных ламп, расположенных над операционным столом, начинал доставлять легкое раздражения глазам Оксаны. Санитары, помогая Ларионову, перекладывали пациента под наркозом на операционный стол. Один из санитаров начал подготовку операционного белья, накрывая тело пациента, для защиты тела больного от инфицирования. Стерильность и чистота этого помещения просто была поразительно, все сияло и блестело, даже сам воздух был пропитан «октенисептом». Спектр антимикробного действия этого раствора охватывает спорообразующую и аспорогенную микрофлору, грамположительные и грамотрицательные бактерии, аэробные и анаэробные, грибы, вирусы, микоплазмы, уреаплазмы
— Оксана Владимировна — обратился сразу же Ларионов, как только двери операционной плотно закрылись за спиной Оксаны — Не объясните нам суть данного метода операции
— Срединная «стернотомия» — начала говорить Оксана, сверкнув блеском на своих стеклах от света операционных ламп — «Хирургическая операция», заключающаяся в рассечении «грудины», выполняется для обеспечения доступа к органам и патологическим образованиям переднего «средостения»: «сердцу», отходящим от него крупным кровеносным сосудам и другим
— Как я понимаю, для этого метода мы будем использовать аппарат для искусственного кровообращения — перебил Ларионов своего руководителя
— Пожалуй, вы все узнаете сами во время операции — сдерживая эмоции, Оксана чуть прикусила краешек губы, скрывая раздражение, под стерильной повязкой на лице — Вероника обработай, пожалуйста, место грудной клетки, где будет производиться разрез, Валентина, подготовь канюли для канюляции полых вен и восходящей аорты именно той, что ты держишь сейчас в руке
— Оксана поверхность грудной клетки обработана «раствором бетадина» — отчиталась Вероника, бросив в специальную миску мокрый тампон
Оксана сразу же почувствовала в воздухе, как действие ионов йода этого вещества начали гармонировать с тканью кожи пациента, нанося для неё противогрибковую, антипротозойную активность. Высокое содержание йода и его сильная концентрация сразу же заполонила воздух в операционной цепью противного и тошнотворного запаха для Оксаны.
— Валерий Николаевич — начала распоряжаться Оксана, взяв в руки «электронож», медленно подошла к операционному столу — Подготовьте гепарин примерно около 300 ЕД/кг и «вазодилататоры», для улучшения микроциркуляции крови
Используя электронож, Оксана срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Рассекая электроножом «фасцию» и «надкостницагрудины». После чего Оксана, используя электронож, сделала разрез «белой линии живота», на протяжении нескольких сантиметров, тем самым обеспечив доступ в загрудинное пространство.
— Я использую этот инструмент — объясняла Оксана, держа в руках электронож — Чтобы не только делать высокой точности точный хирургический разрез тканей грудной клетки, но и для того, чтобы выполнять коагуляцию крови с целью предотвращения кровотечения
— Используя в нем токов высокой частоты — подтвердил Ларионов, приветливо кивнув своему руководителю
— Именно — любезно согласилась Оксана
Затем Оксана произвела тщательную обработку тампоном, хорошо пропитанным на нем «Раствором Бетадина», который применяется при малых хирургических вмешательствах, промыла дистальную часть грудины и мечевидного отростка. Сам же мечевидный отросток, Оксана предпочла отвести в сторону. Используя указательный палец левой руки сверху грудины, Оксана, пользуясь указательным пальцем правой руки снизу грудины, сделала освобождение «ретростернальноепространство», промежуток между грудиной и сердцем с сосудами. Передав дальше электронож Валентине, Оксана принялась выполнять рассечение грудной клетки.
Используя «стернотом», марки System 6 Stryker, Оксана произвела рассечение грудины, Валентина пользуясь специальными крючками, поэтапно стала раздвигать в стороны. Вероника, используя стерильный хирургический «воск», произвела гемостаз, из краев грудины. Дальше используя «ранорасширитель», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, Валентина полностью раздвинула края грудины.
— Теперь будем производить «канюляцию» полых вен и восходящей аорты — распорядилась Оксана, когда пространство плевральной полости пациента было полностью готово к операции
— И так Оксана Владимировна, самое время задействовать наш аппарат для искусственного кровообращения — согласился с мнением своего руководителя Ларионов
— Будем использовать двухсекционную канюлю, как для правого предсердия, так и для нижней полой вены — объяснила Оксана — Валерий Николаевич вводите в кровь нашего пациента гепарин и вазодилататоры, используя для этого специальный катетер, установленный в его руке
Для проведения канюляции правого предсердия, Оксана пережала зажимом Статинского, ушко правого предсердия, после чего пользуясь одной канюлей, аккуратно провела её в правое предсердие, а другую канюлю провела в нижнюю полую вену. Плавно отжимая зажим Статинского, Оксана освободила ушко правого предсердия, накладывая на него кисетный шов. Аккуратно скальпелем, Оксана отсекла край ушка и разделила содержащиеся там «трабекулы», перегородки и тяжи, образующие остов органа, над зажимом. Валентина тут же наложила два зажима на края разреза, а Оксана открыла другой зажим и начала проводить канюлю в правое предсердие. Для канюляции полой вены правого предсердия, Оксана, используя наложенный кисетный шов, в ушке правого предсердия, стала проводить канюлю в нижнюю полую вену, пережав предварительно край ушка зажимом Статинского. Затем отжала зажим Статинского, что был закреплен на ушке правого предсердия, когда канюля была уже установлена в нижнюю полую вену.
— Теперь будем делать турникет восходящей аорты — заявила Оксана, закончив с канюляцией правого предсердия
— Боже мой какие тонкости — взвыл Ларионов, уставшим голосом
Производя пальпацию аорты в месте предполагаемой канюляции, Оксана хотела исключить там «атероматозные» бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Выбрав правильное место на внутренней кривизне интраперикардиального участка аорты, Оксана сочла его достаточно устойчивым для канюляции в отличие от большой кривизны или внеперикардиального участка восходящей аорты, так как он более устойчив как к «диссекции», хирургическому рассечению или разрыву.
Подготавливая двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, стараясь чтобы игла при наложение кисетного шва не проникала на всю толщину стенок аорты. Зафиксировав трубку турникета зажимом, типа москит, но не затягивала его сильно. После этого Оксана разомкнула кровеносные магистрали искусственного кровообращения. Дальше производя аккуратную очистку места канюляции восходящей аорты от «адвентиции», внешняя оболочка органа, образованная в основном волокнистой соединительной тканью. Только после этого Оксана стала аккуратно, удерживая в правой руке скальпель, а в левой руке артериальную канюлю, выполнила поперечное рассечение аорты в поперечном направлении, длинной около пяти миллиметров на всю глубину, включая «интиму аорты», расслоение. Затягивая турникеты на кисетных швах, Оксана зафиксировала их дополнительным прочным швом к корпусу артериальной канюли.
— И так теперь — начала рассказывать Оксана, рассматривая прочность затянутого шва турникета, чтобы удостовериться в его надежности — Сейчас будем убирать зажимы с восходящей аорты и начинать её искусственное кровообращение
Говорила Оксана, чувствуя усталость в ногах, в руках, что почти ей уже не подчинялись, плавно начала снимать зажимы с артериальной линии. Не допуская попадания пузырьков воздуха внутрь, Оксана принялась присоединять артериальную линию к контуру искусственного кровообращения. Убедившись в отсутствие пузырьков воздуха внутри канюли и кровеносной магистрали, Оксана принялась закреплять канюлю на ранорасширителе. Удостоверившись в правильности установки, Оксана принялась измерять давление в артериальном контуре аппарата искусственного кровообращения. Производя нагнетания небольшого количества раствора из объема первичного заполнения в просвет аорты под контролем давления. Подтвердив для себя лично, что колпачки артериальной канюли надежно закрыты, так как они предотвращают кровотечение из просвета аорты, а так же позволяют выпустить весь воздух из просвета канюли, без накладывания зажима на её корпус, Оксана принялась отслеживать показатели искусственного кровообращения.
— И так в течение двух или даже трех минут — начала отдавать распоряжение Оксана — Будем постепенно увеличивать производительность аппарата, проходящей через него крови до 2,2-2,4 л/м2/мин, затем переходим только на искусственное кровообращение
— Это делается для того — решила помочь своему руководителю Валентина — Чтобы добиться баланса между притоком крови в аппарат и её оттоком
— Спасибо Валентина, ты меня сегодня просто очень сильно радуешь — душевно похвалила Оксана своего ассистента — И так начинаем переходить на искусственное кровообращение
— Насколько я понимаю — вынес свое предположение Ларионов — Сейчас в крови должно начаться увеличение концентрации «катехоламинов», «АДГ», «ангиотензина», «кортизола» и других стрессовых гормонов
— Именно — согласилась Оксана — Общая анестезия лишь частично способна блокировать стрессовую реакцию, именно для этого, чтобы улучшить микроциркуляцию крови мы ввели в кровь нашего пациента вазодилататоры
— Вазодилататоры применяются еще для того — пояснила Вероника — Во время перфузии среднего АД поддерживают на уровне 50-60 мм рт. ст., повышение среднего давление выше 100 мм рт. ст., добиваются именно вазодилататорами
— Девочки вы меня просто удивляете сегодня — похвалила Оксана команду ассистенток, но заметив строгий обиженный взгляд со стороны Ларионова — Но и вы Валерий Николаевич блеснули сегодня изрядно на операции умом
— Оксана Владимировна — проигнорировав похвалу в свой адрес, возразил Ларионов — Давайте уже начнем делать резекцию аневризмы
— Ах... ну да-да конечно — любезно согласилась Оксана, прикусив от нервов краешек губы
Оксана аккуратно пропитанным тампоном с содержанием на нем «йодонатом», применяется для антисептической «обработки операционного поля», произвела ревизию левого желудочка для идентификации области рубца и утончения стенки. Дальше Оксана начала выполнять аккуратно скальпелем рассечение тканей аневризмы вертикально, отступая на один сантиметр «ПМЖВ», передняя межжелудочковая ветвь для левой коронарной артерии. Обрабатывая аккуратно рану тампоном, Оксана произвела ревизию внутренней поверхности рассеченной аневризмы, это она сделала для определения объемов максимального сохранения здоровой ткани миокарда. Внутрисердечный тромб, Оксана тщательно пинцетом отделила и постепенно плавно извлекла его.
— И так сейчас будем накладывать пластику, и усилить стенку миокарда, после резекции — довела до сведения своей команды Оксана
— Сейчас подготовлю проленом 2 на тефлоновых прокладках — подтвердила Валентина, пытаясь помочь своему руководителю
— Некоторые хирурги считают, что наложение пластики на линию шва левого желудочка сердца
— Тут я с вами согласна Валерий Николаевич — подтвердила Оксана — Но в данном случае мы будем накладывать пластику
Полностью удалив частички тромба, Оксана начала аккуратно скальпелем производить резекцию аневризмотической стенки, оставляя только лишь три сантиметра от края рубца, чтобы обеспечить реконструкцию нормального левожелудочкового контура.
— Проленом 2 на тефлоновых прокладках накладывается двухрядный — начала говорить Оксана, для своей команды — Используя для этого матрацный и «обвивной шов», но мы будем использовать обвивной шов по Мультановскому
— Интересный выбор — похвалил обрадовавшимся голосом Ларионов
— Он нужен папа для того — вмешалась Вероника — Чтобы создать надежную герметизацию в полости желудочка
— Совершенно верно — похвалила Оксана, накладывая пластику для усиления поврежденной сращенной стенки сердца — Вы меня сегодня все просто удивляете
— Сейчас будем уже проводить отключение аппарата искусственного кровообращение — заметила Валентина
— Да и мне нужно 5 мкг/кг/мин. «допамина» для инотропной поддержки — запросила Оксана необходимы препараты, чтобы ввести их в кровь пациента — И еще «нитроглицерин», для предотвращения спазма коронарных артерий, а так же «нитропруссид натрия», для снижения постнагрузки
— Начинайте удаление зажимов Оксана Владимировна — обратился доктор Ларионов, в его голосе чувствовалась изрядная усталость
Оксана начала удаление плавно зажимов с участка, где происходило искусственное кровообращение с аорты и ушка правого предсердия. Валентина начала вымывать кардиоплегический раствор, пока Вероника производила согревание сердца, используя теплообменник в аппарате искусственного кровообращения. Вероника пыталась пристально следить за тем, чтобы при повышении температуры крови, проходящей через аппарат искусственного кровообращения, не появились пузырьки воздуха.
— Часто сердечная деятельность восстанавливается самостоятельно — пояснила Оксана, снижая постепенно подавая давление на аппарат искусственного кровообращения — Иногда это восстановление происходит через фибрилляцию желудочков
— В таких ситуациях производят прямую электрическую дефибрилляцию — объяснила Валентина — Применение прибора, использующийся в медицине для электроимпульсной терапии нарушений сердечного ритма
— Совершенно верно — полностью прекратив подачу кровообращения крови через аппарат искусственного кровообращения, подтвердила Оксана — Но я уверена, что в нашем случае этого не произойдет
— Вы слишком самоуверенны Оксана Владимировна — с сарказмом в голосе заметил Ларионов
— Отнюдь нет — возразила Оксана, постепенно начиная извлекать и освобождать закрепленные канюли
Перед закрытием грудины, Оксана через отдельное отверстие начала производить дренаж грудины, с удалением «гемоторакса», скопление крови в плевральной полости, что являлось следствием проведенной операции на сердце. Используя для этого синтетическую трубку длинной около 40 сантиметров, установив дренаж в самой высокой точке плевральной полости, во второе межреберье по средней ключичной линии.
Валентина аккуратно извлекла ранорасширитель из грудины, позволяя дальше проводить сращивание грудины хирургу. После чего Оксана шилом проколола шесть отверстий, на края рассеченной грудины, через которые начала проводить толстую нержавеющую проволоку. Начав проводить проволоку, через межреберья обеих сторон, Оксана вдевала проволоку в ушко толстой иглы, которую тут же проводила через грудину. Тщательно начала потом щипцами скручивать концы толстой проволоки на четыре витка, Оксана снова их потом приподнимала щипцами и снова скручивала. Пытаясь добиться таким сложным методом плотного сращения грудины, после этого Оксана стала загибать концы проволоки, укоротив их до нужной длинны, она погрузила их в ткани кожи пациента. Используя частые швы, Оксана надежно сшивала «надкостница», соединительнотканная пленка, окружающая кость снаружи. Кожу и «подкожнуюклетчатку», начала сшивать узловыми швами.
— Валентина, пожалуйста, обработай рану раствором «ПОВИДОном-ЙОда» — распорядилась Оксана, завершив последний узловой шов, срастив полностью ткани кожи и подкожной клетчатки
— Господи Оксана Владимировна — обрадовался от счастья Ларионов — Неужели это все
— Причем Валерий Николаевич — положив иглу на столик с хирургическими инструментами, сказала Оксана с гордой интонацией голоса — Все именно с большой буквы
— Оксана Владимировна — обратилась к ней Валентина, смачивая тампон в бактерицидном растворе — Вам просто необходимо передохнуть, вы проделали просто гениальную на сегодня работу — беспокоясь за состояние своего начальника, говорила с волнением в голосе она
— Именно этим я сейчас и займусь — направляясь к входным дверям операционной, заявила Оксана, снимая резиновые перчатки с рук, выбросила их в урну у входной двери в операционную
«Фу… блядь неужели это все», быстро покинув операционную, Оксана захлопнула за собой дверь.
В тишине коридора и мрачной атмосфере больничного комплекса, Оксана поплелась в его даль. Уставшие ноги не слушались её, глаза уже начинали, изнемогая от раздражения, поэтому Оксана быстро сняла очки. Вдали коридора слышались голоса медсестер, а на его середине, Оксана заметила, как поднимались по массивной лестнице двое, дежурных врачей. Мужчины были слишком заняты своими врачебными вопросами и душевным спором, даже не обернувшись, чтобы посмотреть на Оксану. Снимая марлевую стерильную повязку с лица, скинула её в проходящую мимо урну, сразу же успела насладиться вкусным запахом апельсиновой кисло-сладкой прелестью, что разносилась дикой страстью аромата цитруса по всему больничному коридору.

***
Подходя к двери рабочего кабинета, Оксана заметила, как возле неё стоял Коновалов, а его жена Алина нервно ходила кругами возле двери, покусывая губу, женщины по внешнему её виду, сильно изводила себя глубоко пережитым нервным стрессом. Заметив Оксану в дальнем конце коридора, мужчина, что стояла возле входной двери, опустил голову, боясь, по всей видимости, даже посмотреть в её сторону, а вот его жена сразу же ринулась к ней.
Темно-синее вязаное мини-платье, прекрасно облегало тело этой девушки, придавая ему чарую форму, выражая каждый бугорок, всю сексуальность женской плоти этой девицы. Сочетание к платью белых чулок было просто сексуально, а выраженный на них эротический узор, отлично гармонировало с чудесной мягкой материей платья. Белые зимние сапоги, что так сексуально обволакивали её ноги, сокрушая силой невообразимой похоти. Особый аромат французских духов, носил в себе особое название «L`Eau par Kenzo», пленил своей сладостью и неповторимостью разных оттенков цитрусовой сладостью, в великолепном сочетании сирени и мускуса.
— Оксана! — крикнула девушка, направляясь в сторону лечащего врача хирурга, что произвел операцию её отцу — Как все прошло, с папой все будет в порядке?
«Блядь как же заебись, что тебя беспокоит лишь твой рассыпающийся папаша, а не то, как я с твоим мужем тут шашни, за твоей спиной строю», подумала в тот момент Оксана, направляясь к этой девушке на встречу, приветливо улыбнулась, слегка кивнув головой.
— Все прошло хорошо — ответила, одарив радушной улыбкой эту девушку, ответила Оксана, прошла мимо неё холодной раздражающей её походкой — Вот только есть одно но….
Наворачивая интригу и страсть в этих отношениях, Оксана подошла к входной двери кабинета, коснулась пальцами дверной металлической ручки.
— Вот только что? — серьезной интонацией голоса спросила Алина
Поняв, что такая реакция задела эту девушку, Оксана начала импровизировать давить на жалость, пытаясь раздавить её как букашку.
— Ты же знала, что у твоего отца был «инфарктмиокарда» и почему ты об этом мне не сказала, ты же знала что это важно для дела — решила попробовать надавить на девушку, выбрала хитрую тактику ведения разговора Оксана
— Что это значит? — удивился Коновалов удивленными глазами посмотрел на Оксану
— Коновалов блядь, ты, что совсем тупой что ли! — вскрикнула в истерике Оксана, чувствуя в душе как её раздирает от радости, когда она играет с их психикой
— Оксана ну здесь ведь не все такие грамотные как ты — якобы придумал он красивую отговорку, ответил он кривой улыбкой, чем выставил себя немного глупым в глазах Оксаны
— Одна из клинических форм ишемической болезни сердца, протекающая с развитием ишемического некроза участка «миокарда», обусловленного абсолютной или относительной недостаточностью его кровоснабжения — пояснила Оксана, поворачивая ручку входной двери
— Я просто подумала, что это не будет так важно для дела — говорила эта девушка, пытаясь найти себе оправдания — Тем более это было несколько лет назад
Открывая дверь рабочего кабинета, Оксана была приятно удивлена, увидев там Катерину, что сидела в её черном кожаном кресле. Катерина вертела в руке стеклянную прозрачную миску с остатками содержимого масла. Содержимое, что находилось в этой стеклянной миске, во время сеанса массажа, что делала Валентина, покрыла тело Оксаны, богатым изобилием этой чудесной и скользкой, на ощупь приятной жидкостью. Экстракт лавандового масла еще все сохранял всю силу этого завораживающего при одном тока вздохе этого запаха разум и путал сознание.
— Я даже представить себе боюсь, что тут было — ухмыльнулась Катерина, поставив стеклянную миску на край стола
Яркое фиолетовое платье, в котором была эта темноволосая искусительница, очень плотно и эротично облегало тело. Подчеркивая каждый сексуальный изъян, нежная материя шифона, отлично выражало всю красоту тела Катерины, вызывая голодное искушение похоти при одном тока взгляде. Вырез справой части бедра приоткрывал всю изящность прелести её бедер, ноги которых были плотно облачены в черные нейлоновые чулки с содержанием красивого эротического узора на них. Фиолетовый легкий шарфик, легкий материл льна, что красиво обвивал шею этой брюнетки, только придавал изрядную сексуальность к её сокрушительной силе похоти образу. Пленяющая прелесть аромата духов фиалки, чем всегда пахло тело Катерины, словно удачно гармонировала с запахом лавандового масла, чем пропахла атмосфера воздуха в кабинете.
— Что?! — удивилась Оксана
Входя в кабинет, Оксана ловки движением руки, снимая с головы плотный медицинский колпак, красиво помотала головой, расправив золотистые волосы, придав им невообразимую пышность и свободу. Алина словно как ополоумевшая вбежала за Оксаной в кабинет, словно жилая услышать от лечащего врача её отца то, что и так ей дали понять. Коновалов зашел следом за женой, прикрывая плавно дверь кабинета, однако все же вызывал глубокое сомнение своей нерешительности у Оксаны.
— Я просто сняла стресс с помощью массажа — улыбнулась Оксана, кинув медицинский колпак на пол, прошла по кабинету
— Коновалов — обратилась Катерина к мужчине, что вошел последним в кабинет — Это не ваш этот тут стресс с галстуком, она тут пыталась снять?
— Что?! — вскрикнула тут же Алина
— Катерина! — рявкнула Оксана на темноволосую садистку — Так ты вообще заткнись, я сегодня спасла жизнь твоему отцу, ты мне по гроб жизни теперь обязана — тут же переключилась на жену Коновалова она, грозно посмотрев на эту девушку
— Оксана….
— Коновалов не смей — крикнула Оксана, сильно повысив интонацию собственного голоса — То, что было тут никого не касается и тем более ты меня даже не трахнул
— Романов бы ему тогда устроил
Рассмеялась Катерина, вставая с кресла, поправила платье, а другой рукой кончиками пальцев распрямила роскошную прелесть пышных густых черных волос.
— А все же что за массаж тебе делали, может я смогу ублажать прелесть твоего тела своими руками так же прекрасно как руки искусительницы, что ублажали тебя
— Много себе позволяешь Катерина — обиженно поджав губу, выражая горькую рану своего голоса, призналась Оксана, присаживаясь на диван
— Правда — удивилась Катерина, состроила такое выражение лица, будто это её задело — А мне так не кажется
— Так, а вы что хотели? — грозно посмотрела Оксана на девушку и её мужа, что находились возле входной двери
— Как прошла операция Оксана? — спросил Коновалов, заметив видимо как его жена язык прикусила из-за злого взгляда Оксаны
— М… Сережа — промурлыкала Оксана, издеваясь над этой парочкой, положив ногу на ногу — Тебе в деталях рассказать, что там было? — поправила она кончиками пальцев золотистые завивающиеся пряди волос
— Оксанка! — крикнула, не сдержавшись, Катерина — Просто расскажи им как все прошло и все
— Ну сначала я вспорола грудину твоему отцу — начала хладнокровно издеваться Оксана
— Оксанка — ужаснулась Катерина — Как ты можешь так безразлично рассуждать о людях, которых ты лечишь
— Ладно-ладно — стервозно рассмеялась Оксана, прикрыв кончиками ладони алые губы, на которых уже выцвел волшебный завораживающий цвет помады — Будет твой старикан жить не волнуйся
— Довольно — обратилась Катерина к бедной девушки, что впала в объятия своему мужу, расплакавшись — А теперь попрошу нас оставить в покое
— Скажи Оксана — обратился Коновалов, игнорируя просьбу Катерины, продолжал находиться в кабинете обнимая, поддерживал плачущую у него на плече жену — Как мы можем с тобой расплатиться?
— Хм… Сережа — внушающей интонацией голоса начала говорить Оксана, вставая с дивана, провела кончиками пальцев по груди, разглаживая материю белого халата
— Оксанка! — крикнула возбуждающей разъяренной интонацией голоса Катерина — Коновалов бери уже свою жену и иди отсюда
— Сережа — обратилась к мужчине Оксана, что открывал дверь, поддерживал за плечо свою жену — Я с тобой по поводу оплаты позже обсужу
— Оксанка! — Катерина подошла к Оксане со спины и хорошенько треснула ладонью руки по бедрам, от чего она сильно взвизгнула
— Блядь! — вскрикнула Оксана, прикусив губу, посмотрев на обидчицу разъяренным взглядом — Что же ты мать твою делаешь
— Хватит так себя вести! — грозно посмотрела Катерина в глаза Оксане — Тебе между прочим сейчас ехать к своему жениху
— Так ехать-то мне — улыбнулась застенчиво Оксана, потирая нервно ладонью бедро по которому пришелся удар — Ты то что завелась?
— А то что мне твоя мать работать спокойно не дает — раскричала Катерина в тот момент, когда Коновалов со своей женой в спешке покинул кабинет — Сорвала мне своими звонками важное деловое совещание, к нам в деревню на днях приедут из министерства здравоохранения, между прочем по твою душу
— А я-то здесь причем? — поинтересовалась Оксана, когда входная дверь кабинета за её спиной плотно закрылась
— На твой отдел уходит в нашей области огромный поток денег — пояснила Катерина — Сейчас Романов думает, каких бы людей привлечь, чтобы не вызвать слишком больших подозрений
— Каких подозрений Катерина — рассмеялась Оксана, начала теребить завивающиеся кончики своих волос, направилась к столу шикарно виляя бедрами
— Тебе даже сорока лет нету — возразила Катерина — А ты руководишь самым серьезным отделом во всей мать её области
— Слушай, а ты на машине? — пропуская мимо ушей нотации Катерины, спросила Оксана, проходя мимо стола, кокетливо постукала коготками по его гладкой поверхности
— Нет, пришлось вызвать служебную машину? — ответила Катерина
— Жаль! — сделав вид, что расстроилась, ответила Оксана
Подходя к креслу, плавно положила руки на его спинку, ощущая нежный мех норковой шубы, что висела на нем, на своих ладонях.
— Мне хоть душ можно принять? — заметив настойчивый вымораживающий взгляд Катерины, задала вопрос Оксана
— Нет! — возразила Катерина — Бери свою шубу, и поехали
— Дай хотя бы переоденусь — поджав от обиды губу, не согласилась Оксана, нервно сжимая мех норковой шубы, на спинке кожаного кресла
— Шубу бери дура — грубо оскорбила Катерина, подходя к вешалке справа от входной двери сняла с неё черное элегантное пальто
— Это кто из нас дура — опровергла возражения темноволосой обидчицы Оксана
— Что ты сказала?! — упрекнула её Катерина, накидывая на себя черное пальто — Давай одевайся, я подожду тебя на первом этаже
— Ой, будто у тебя есть выбор — возразила Оксана, внимательно наблюдая, как она подходит к входной двери кабинета, застегивая пуговицы пальто
Ничего не ответив в ответ, Катерина открыла дверь, внушающим взором своих карих блестящих глаз посмотрела на Оксану. Оставаясь в дверном проеме Катерина, послала Оксане воздушный поцелуй, после чего похлопав длинными ресницами, покинула кабинет, закрывая за собой дверь.
Оставшись одна в кабинете, Оксана заметила, как в сумраке зимней ночи, возрастающая луна ярко отражалась на поверхности стола. За окном продолжал падать пышными хлопьями снег, покрывая все в округе толстым неистовым покровом стихии, а так же было слышно, как завывал морозный ветер, раздувая снег с покрытых им деревьев, он развеивал их в пыль в атмосфере прохладной зимней стужи. Под густой пеленой холодного пропитанного ужасной стужей воздуха, Оксана смогла разглядеть как ярко под блеском и светом больничных фонарей падают снежинки, которые тут же раздувались ветром.

***
Вминаемый с хрустом снег, плотно ложился под мощью черного протектора шин красного мерседеса, что двигался по узким деревенским улочкам в сумраке ночной зимы. Густой пеленой, окутал пространство над деревней, едва было видно дорогу в нескольких метрах. Покрытые снегом крыши домов, забором, деревья, все было окутано плотным ковром стихии снега. Через пелену густого тумана можно было увидеть как из дымоходов расположенных рядом с гравийной посыпанной снегом дороги, коптил плотным слоем дым. Раздирающий уши собачий вой, словно по всей улицы разносился громким перелаем дворовых псов.
Плавно падающие снежинки, плотно укладывались на дорогу, что потом тут же вминались шинами красного мерседеса, придавая такому неровному гравийному полотну еще большую гладкость и мягкость поездки. Сильным порывом ветра, смело частики мелких снежинок с огромной березы, мимо которой проезжал красный мерседес, которого слегка присыпала по капоту и лобовому стеклу небольшими комками снега. Могучая стихия ветра не давала автомобилю даже разогнаться, а густой туман, что окутывал всю деревню, настораживал, предостерегая неожиданность за каждым поворотом, перед формальным деревенским перекрестком которого постоянно лежали кучки нападающего с горой снега
Находясь в салоне прогретого автомобиля, Оксана чувствовала как околевшие от мороза ноги в черных чулках, что она была, пока шла по улице к автостоянке от больницы, начинали постепенно прогреваться. Теплый поток воздуха с печки автомобиля, завораживающей пленяющей волной проникал через вырез спереди белой норковой шубы, обволакивая ноги Оксаны своей неистовой силой. Промерзшее под сильным морозом тело Оксаны, находясь в объятиях пленительного потока прогретой атмосферы в салоне машины.
— И все же ты долго одевала — обиженно завила Катерина, облокотившись на черное кожаное кресло пассажирское сиденье автомобиля
— Ой скажи спасибо, что хоть в душ не пошла — ответила Оксана, всматриваясь через густой туман в неровность дорожного покрытия
Стараясь уверенно вести машину, Оксана вела машину на первой скорости, не поддаваясь даже соблазну нажать на педаль газа. Аромат духов ночной фиалки, не мог сравниться с прелестью духов Оксаны. Экстракт на основе диких роз, что Оксана брызнула на себя в кабинете, когда переодевалась, чтобы сбить с себя этот надоедливый тошнотворный запах операционной, чудесно гармонировал с прелестью вкуса оттенка ночной фиалки Катерины.
— Еще бы ты и мыться пошла — начала недовольно высказывать Катерина, строив при этом глазки Оксане в зеркало заднего вида — Заблудила бы там с кем-нибудь
— Ой ну сейчас конечно — возразила Оксана, нажимая плавно на педаль тормоза, вдавливая её в пол, сворачивая на улочку деревни где располагался дом Кости
— А что нет? — ухмыльнулась злорадно Катерина, нервно теребила кончик пальто на вырезе спереди, чуть приоткрывая красоту черных чулок
— Да заткнись ты! — грязно выругалась Оксана, останавливая автомобиль напротив дома Кости
— Знала бы ты меня как достала меня твоя мать — начала жаловаться Катерина, дотрагиваясь до дверной ручки пассажирской двери машины
Открывая плавно дверь, легким поднятием вверх, Оксана ощутила, как захватывающий дыхание холодный воздух тут же хлыну в салон автомобиля, окутывая ноги силой морозной стихии. Коснувшись каблуками красных туфель поверхности бугристого снега, Оксана почувствовала, как он своей обволакивающей силой стал окутывать её ноги в чулках. Закрывая плавно дверь автомобиля, Оксана ощущала, как холод окутывает ноги, стараясь проникнуть под толстый покров белой норковой шубы, прикасаясь нежностью мороза к её коже.
Продвигаясь по ограде дома Кости, Оксана ощутила, как мокрый снег проникал через её туфли, мочил черный чулок, сковывал в движениях силой неподвластного холода. С покрытых снегом деревьев, ветер зимней стужи стряхивал как будто специально мелкие снежинки снега. Проникая под толстый покров норковой шубы, мерзкий мороз окутывал своими путами тело Оксаны, стараясь проникнуть силой нежности прохлады под красное облегающее платье.
— М… думаю, мне горячая ванна сейчас будет просто необходима — поджав губу от голода, говорила сквозь зубы Оксаны, поднимаясь по ступенькам веранды дома
— Конечно, не повредит — застенчивой улыбкой одарила её Катерина, подходя к входной двери
— Без тебя! — возразила Оксана, сразу же заметила этот взгляд
— Хм… без меня никак — не согласилась Катерина, открывая деревянную входную дверь дома — Я просто обязана тебя теперь оберегать
— От кого? — рассмеялась Оксана, стряхивая нападавший снег с деревьев, что улегся на макушку капюшона норковой шубы
— От твоего распутства — пояснила Катерина
Ностальгия разных ароматов, сразу же почувствовалась на входе только на дверной порог этого дома. Насыщенные сорта вкусовых оттенков дорогих французских духов, а так же духов из коллекции Оксаны, Елены и многих других разносортных приятных запахов. Смех Марины Николаевны, сразу же привлек будоражащее внимание Оксаны, отец Рамазанов, собравшийся в этом доме со своей новой семьей, что-то так бурно рассказывал постояльцам этого дома. В гостиной было видно, как сияла красивыми гирляндами новогодняя наряженная елка.
— Ой, пойду, проверю, кто там пришел — послышался с гостиной голос Елены
— Ой, пойду, проверю, кто там пришел — начала воображать Оксана, издеваясь над этой женщиной шепотом своего голоса — А то блядь сама не догадалась — снимая капюшон с головы, покусывая губу, говорила она
— Оксанка! — шепотом упрекнула Катерина, строго посмотрев на неё, дернула Оксану за краешек шубу на плече
— Ладно-ладно — продолжая говорить шепотом, Оксана согласилась, радушно улыбаясь пойти на уступки Катерине
— Оксана дорогая моя невестка — с распростертыми объятиями эта женщина направлялась к Оксане
Пленяющей красотой темно-красное мини платье с V-образным разрезом на горловине, материал которого, по мнению Оксан больше был сделан из сочетания вискоза, в великолепной гармонии с полиэстером, придавал сексуальную обтяжку телу этой женщине. Открытая красота чарующей силы бедер, что были чудесным образом в черных чулках. Сочетание с эротического узора с явным силуэтом блеска перламутры на чулках и черных туфель на высоком каблуке, придавали просто невообразимый шик Елене и вызывали в ней голодное желание похоти. Приятный чарующей страсти силы аромат ананаса в головокружительной гармонии гиацинта, что сочетали в себе духи этой женщины. При одном уже вздохе у Оксаны, начало кружить голову пытаясь пленить разум соблазна эротической силы оттенка запаха, что он в себе таил.
— Оксана дорогая моя
Не давая даже расстегнуть пуговицы белой норковой шубы, Елена обнимала Оксану, прижимала её к себе. Пытаясь выразить на глазах её родственников, как сильно она дорожит присутствием Оксаны на этом вечере.
— Ты чем-то расстроена у меня? — поинтересовалась Елена, видимо заметив угрюмое выражение на лице Оксаны
— Да и знаешь….
— Оксанка! — упрекнула её тут же Катерина, одарив Оксаны легким шлепком через шубу по бедрам
— Ай! — взвизгнула уже Оксана, хотя даже не почувствовала прикосновение руки Катерины на своем теле — Да хватит уже, тока и знаешь что бить меня — начала импровизировать она жалуясь на свою несчастную судьбу
— Оксана доченька — показалась в проходе гостиной Марина Николаевна
— Блядь! — прошипела недовольно Оксана, высвобождаясь от объятий Елены — Мама вот тока не надо этих телячий нежности
— Оксана! — ужаснулась Марина Николаевна поведением собственной дочери — Вот Володя что я тебе говорила, она не в какую не хочет меня уважать
— Вот только не надо а — недовольно возразила Оксана — Поехали отсюда Катерина, мне тут явно не рады — заметив, как Марина Николаевна начала жаловаться отцу, она словно испугалась
Накинув от обиды капюшон шубы на голову, Оксана развернулась к входной двери и хотела уже пойти на улицу, но Катерина вцепилась в её руку.
— Господин Рамазанов прошу не надо — голос Марины Викторовны, что доносился с гостиной, был сильным удивлением и шоком для Оксаны — Пускай Оксана со своей матерью сама разберется
— Вы правда так считаете Марина Викторовна….
— Оксана послушай — не давая дальше слушать Оксане разговорную речь, вмешалась Катерина, держа её за руку — Сейчас ты пройдешь в гостиную мило начнешь улыбаться, скорчив в улыбке свою мордашку, и потом мы с тобой и с Костей удалимся в спальню, ты меня поняла?
— Только если там Костя тебя хорошенько трахнет — со злостью вырвалось у Оксаны
— Оксана! — ужаснулась Елена, почувствовав себя явно неловко за поведение своей гостьи
— Оксана — тихо прошептала Марина Николаевна — Я конечно не против всех ваших сексуальных уже наклонностей, вот тока не надо отцу своему об этом говорить, ты же знаешь, как он это может теперь воспринять
— Вот кто тебя просил рот открывать — прошипела недовольно Катерина, повесив во встроенный в коридоре шкаф своё пальто
— Господин Рамазанов — уверяла Марина Викторовна в гостиной — Это наша Оксана так справляет свои психи, не обращайте внимания, они с Костей любят друг друга
«Лапшу блядь на уши вешать они любят друг другу», подумала Оксана, испытывая нервный раздражительный стресс скинула свою шубу на пол и спокойно прошла мимо неё в гостиную.
Гостиная этого дома внушала количеством народу, что в ней находились, даже Роксана, дочка отца Оксаны, тоже присутствовала на этом вечере. Марина Викторовна заняла эффектное положение возле Рамазанова и Кости, восседая, как королева на угловом диване, в темно-синем платье, она выражала свою женственность в своей скрытой эротической силе. Элина, девушка семье Кости тоже расположилась по левую руку от него самого, белое платье из шифона, создавало эротический контент с её телом и прекрасно гармонировало с рыжим оттенком волос этой загадочной для Оксаны девушки. Жена самого Рамазанова сидела от него по правую руку, пыталась что-то так рассказывать или даже поучать дочь жизни. Даже мальчишка Ахмед, которому Оксана когда-то спасла жизнь, проведя сложную операцию, вел интересную беседу с дочкой Елены, о чем-то так весело и бурно смеясь, мальчишка рассказывал занятную историю девочке. Ко всему этому великолепию собравшихся здесь людей, атмосфера праздника перешла границы разумного, учитывая, что мужская его половина уже явно находилась не в трезвом уме.
— Оксана! — вскрикнула от радости дочка Кости, не успев, Оксана даже войти в гостиную
— Маргарита — улыбнулась взаимной симпатией ребенку Оксана, позволив этой назойливой девочке обнять её за талию
— Я же говорила, что она придет — заявила девочка, показывая язык своей матери — А ты мне не верила, она будет женой нашего дяди да?
«Блядь, ну что тут ответить», тяжело вздыхая, Оксана решила не расстраивать маленькую девочку.
— Конечно дорогая моя — проводя по волосам девочки, тихо прошептала Оксана, позволяя девчонке все еще обнимать её тело — Марго дорогая моя ты ведь уже познакомилась с моим братом так ведь, идите пока поиграйте, а я пока перекушу
— Пойдем Ахмед — весело позвала девочка мальчишку, что сидел с тоскливым взглядом на лице — Я же говорила Оксана у нас хорошая
— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась Оксана у мальчика, когда он проходил мимо неё, прикусив губу от волнения за неимением других слов
— Я скучал по тебе сестра — мальчик кинулся к Оксане, объяв своими маленькими детскими руками за талию, прислонился ухом к её животу — Спасибо, что спасла меня
— Ах… ты про это — рассмеялась Оксана посчитав эту благодарность как за сущий пустяк — Не благодари, я просто выполняла свой долг в качестве врача
— Но ты ведь беспокоилась обо мне как о своем брате — не согласился мальчишка с утверждением Оксаны, отпуская её, отошел назад на шаг
— Как о своем пациенте — с коварной улыбкой на лице подтвердила Оксана — А сейчас иди, поиграйте с Маргаритой наверху, а я пока немного поговорю со взрослыми
— Ты несправедлива! — прокричал мальчишка в истерике, одарив Оксану крепкой пощечиной по лицу, когда она хотела нагнуться поцеловать его в щеку
«Заебись, вот значит какая твоя благодарность!», потирая жгучую порозовевшую щеку по которой пришелся удар, думала с раздражением Оксана.
— Оксана все в порядке?! — ужаснулась Елена такому повороту событий, когда мальчишка уже вбегал по лестнице на второй этаж этого дома — Больно? — прижав ладонь к губам, она даже не знала что и сказать
— Ахмед подожди меня! — Маргарита быстро поняла как будто что нужно делать побежала по лестнице вслед за мальчиком
— Не обращай внимания Елена — успокоила её Катерина — Оксанка сама этого заслужила или что я не права? — легонько шлепнула её по ягодицам, спросила она
— Забудь! — прошипела недовольно Оксана, потирая щеку — Лишь бы тока никто не увидел, что тут произошло
— Хочешь, я постараюсь принять меры? — забеспокоилась Елена, но заметив, как Оксана холодно отреагировала, входя в гостиную, решила промолчать
— Марина Викторовна — входя в гостиную, сделав вид, что удивилась, обратилась Оксана, встав в открытом дверью дверном проеме, облокотилась на дверной косяк — Я и не знала, что вы тоже будите на этом вечере
— Оксана дочка — улыбнулся Рамазанов — Подойди сюда дорогая моя, хочу поздравить тебя с с таким знаменательным событием… — говорил он так, что язык у него явно заплетался
«Хм… будем надеяться, что случай с этим мальчишкой в коридоре, никто не заметил, тем лучше для меня», заурядной улыбкой, приветливо одарила Оксана всех присутствующих в гостиной.
Продолжая держать ладонь на своей щеке, Оксана хотела показать всем, что она под большим впечатлением от большого присутствия здесь людей.
— Ой да ладно — засмущалась Оксана входя в гостиную — Подумаешь, провела всего на всего операцию Молотову, спасла ему жизнь, что тут уж такого
— Я не о нем сейчас говорю — возразил Рамазанов — Нет, я конечно горжусь твоими заслугами, но речь идет сейчас явно не о Молотове
— Правда — удивилась Оксана, состроив весьма впечатлительное выражение своего лица — А я думала, ты беспокоишься за его судьбу
— Молотов! — словно вскрикнув, сказал, он так громко, что его жена вздрогнула от столь могучей силы мужского голоса — Да плевать я хотел на него и на зятя его тоже плевал, между прочим, я не разделяю твоих к нему интересов и что ты тока в нем нашла?
«Ой, блядь тебя тока забыла в этом просить, папаша», прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала, как её охватывает легкое чувство волнения.
— Володя! — упрекнула его жена
— Ничего! — недовольно нахмурила губы Оксана, присаживаясь на свободный угол дивана рядом с Роксаной — Это мое дело — не обращая внимания на строгий взгляд со стороны Кости, продолжила говорить она
— Дорогой мой муж — обратилась к нему Захира — Я не разделяю твоих взглядов по отношению к своей старшей дочери, она спасла нашего сына, нашего единственного сына, хочешь ты этого или нет, но я теперь с ней заодно
— Блядь ну хоть кто-то со мной заодно
Шепотом прошептала Оксана, схватив серебряную вилку со стола, не придавая, никакого внимания на то, что все так внимательно стали смотреть в её сторону.
— А что ты на меня так смотришь — ухмыльнулась Марина Николаевна, присаживаясь с дочерью на диван — То, что она меня выдрой называет это нормально да, а то что она материться как сапожник так все да
— Оксана я давно с тобой хотела поговорить — решила сменить тему Марина Викторовна — Я хотела попросить тебя принять меня к себе в команду, обещаю, я буду делать все, что ты мне скажешь
— Марина Викторовна — с жадностью голодного зверя Оксана разделывала вилкой котлету, забрав тарелку у Рамазанова — Чтобы работать в моем отделе, нужен опыт, знания накопленные годами
— Оксана я обещаю, я прям завтра же, сяду за книги прошу….
— Оксана — обратилась Захира, посмотрев на старшую дочь своего мужа своим суровым кавказским женским взглядом — Это ведь женщина помогла тебе в деле с нашим мальчиком, прошу тебя, дай ей шанс
— Хм… шанс говорите — задумалась Оксана, улыбаясь кривой улыбкой — Если хотя бы хоть что-нибудь пойдет не так, и вы не будите участвовать в дифференциальных диагнозах….
— Оксана спасибо — обрадовалась Марина Викторовна, словно уже хотела полезть целоваться
— Так ну раз все в сборе — решил поддержать атмосферу праздника Костя — Тогда может мы с своим дорогим тестем выпьем за знакомство — разливая самогонку по стопкам говорил он пьяным голосом, что язык заметно уже заплетался
— Костя ты, что на Роксане уже собрался жениться?!
Решила подурачиться Оксана, посмотрев на него весьма удивленным взглядом, придав серьезное выражение и очертание глаз, в которых отчетливо отразился отблеск горящих восковых свеч на столе. Положив ногу на ногу, Оксана облокотилась на спинку элегантного кожаного дивана, почти выхватив из рук бокал красного вина наглым образом прямо из рук Захиры, когда она сама хотела его взять со стола.
— Между прочим Тихонов мне пообещал просторный кабинет, если я решу дело Молотова
— Да ты что! — удивилась Катерина — Я уверена, дочка ему точно уши все промоет про тебя, забудь
— Я её потом промою, Романов мне поможет
— Ну вот посмотри опять она за своего Романова — начала возмущаться Марина Николаевна
— Оксана! — серьезным голосом обратился к ней Рамазанов — Объясни мне, какие у тебя дела с этим Романовым я понять то не могу, что ты за ним бегаешь, то за Коноваловым своим, а ведь Костя твой вот сидит
— Господин Рамазанов — вмешалась еще раз не вовремя Марина Викторовна, пытаясь вновь спасти ситуацию — Оксана ваша сегодня разгадала еще одно важное дело и в конце концов, никто не имеет права занимать такую высокую должность, хотя бы как минимум до тридцати пяти лет
— Потому что ни у кого другого
Отпивая большой глоток вина с бокала, Оксана оставила на его прозрачном стекле четкий отпечаток алой помады, щедрое изобилие слоя которой покрывало её губы.
— Не хватит даже мозгов разгадать какой-нибудь простой случай — постукивая коготком указательного пальца по стеклу бокала с остатками вина на дне, заявила Оксана — А где Елена, куда она подевалась?
— Я здесь дорогая моя невестка — заявила Елена, входя в гостиную — Просто готовила для вас стол с моим братом, вам же наверно есть о чем поговорить наедине
— Что даже так? — удивилась Оксана — Я очень голодна
— Оксанка! — шепотом прошипела как змея Катерина, почувствовав неловкость
— Я вот только с Катериной кое-что наедине решу Костя — вставая с дивана, Оксана держала бокал вина в руке, быстро залпом осушила его чудесную вкусовую прелесть
— Оу… — прижала ладонь к губам Марина Викторовна — А нельзя ли это решить завтра Оксана
— Нет Марина Викторовна — посмаковав остатки вина во рту возразила тут же Оксана, поставив пустой бокал вина на стол — Но думаю Костя пока выпьет немного с моим так называемым отцом и получше с ним познакомиться
— Ну конечно, что же ему еще остается — Марина Николаевна как будто специально начала заводить собственную дочь на скандал
— Да успокойся ты мама! — упрекнула мать Оксана, громко стукнув бокалом по стулу — Я тебе сказала внуков тебе не видать и ты сама прекрасно знаешь почему, я просто не хочу при всех напоминать — прошипела, словно надутая кобра она, покидая гостиную
— Это что разве из-за Коновалова опять что ли? — поинтересовался Рамазанов, когда Оксана громко стукая каблуками красных туфель по паркету, выбежала из гостиной
— Нет — печально ответила Марина Николаевна — Все намного глубже
— Жаль — холодно ответил Рамазанов — А я хотел ей сообщить, что Романов нам подобрал хороший дом в этой местности
— Что?!... — было слышно, как возмущенно не согласилась Захира
«Ну надо же какой неожиданный поворот событий», ухмыльнулась Оксана поднимаясь по ступенькам на второй этаж.
— Оксанка стой — выбежала за ней Катерина — Подожди меня….



***
Пленяющий оттенок неудержимой, неподвластной страсти будоражил кровь, как только темная повязка накрыла глаза Оксаны, закрывая облик белого света лампы комнаты, превращая его во мрак. Нежность рук Катерины, что завязывали повязку на глазах Оксаны, завлекала предвкушением соблазна голодного сексуального голода.
— Все равно не понимаю, зачем тебе это — ухмыльнулась Оксана, ощущая горячее возбужденное дыхание развращенной темноволосой искусительницы, что дышала ей в ухо
— Чтобы зажечь страсть — тихо прошептала Катерина, слегка облизнув холодной прелестью языка, оставляя на нем прохладу пленяющего холода слюны
— М… чувствую восхитительный аромат роз — промурлыкала Оксана, изнывая от сексуального возбуждения, когда руки Катерины уже не знали границ
Ощущая через подушечки бюстгальтера, как руки Катерины пытались охватить грудь Оксаны, подводя её медленно к кровати, нежность простыни которой она ощутила своим коленом.
— Как считаешь, Костя мог бы нам с тобой составить компанию? — поинтересовалась Катерина, с голодной страстью облизывая мочку уха Оксаны
— Если только — возразила Оксана, чувствуя, как прохладный осадок слюны с уха коснулся завораживающей лаской её шеи — Его член окажется в твоем влагалище
— А если наоборот? — Катерина прислонила к спине Оксаны свою ладонь и заставила насильно её встать на четвереньки, оказавшись в кровати
Оксана услышала, что входная дверь в комнате тихо скрипнула и в комнату, кто-то тихо вошел, однако почувствовала по возбужденному дыханию Катерины, что этот таинственный незнакомец её дико возбуждал. Изнемогая от невозможности ничего не видеть, когда черная повязка туго была завязана у неё на голове, Оксана в этот момент лишилась ласки рук на своей талии и как будто взор этой темноволосой искусительницы, был направлен совсем в другое направление.
— Катерина кто здесь еще? — испытывая некомфортное волнение, поинтересовалась Оксана, находясь в кровати в одном нижнем белье
— А ты сама как думаешь? — спросила Катерина, после чего Оксана смогла услышать стук женских каблуков по паркету пола — Костя я так считаю, свет в этой комнате нам будет просто излишним
— Хм… Костя
Покусывая краешек губы, сладкой возбуждающей похоть интонацией голоса, прошептала Оксана, вдыхая этот восхитительный аромат мужского одеколона, которым так прекрасно в комнате.
— Ты и тут находишься в лапках своей сестры, «Penhaligon′s Racquets Formula», ты думаешь, я не узнала что ли этот аромат лаванды в великолепной гармонии гвоздики
— Тебя не обманешь — ответил он, после чего Оксана услышала, как щелкнула металлическая бляшка ремня
— Давай я тебе помогу уже сорвать с тебя эту рубаху — с голодным сексуальным гонором простонала Катерина
— Что там у вас происходит? — удивилась Оксана, укладываясь на постель, почувствовала теплоту согревающей простыни под своей спиной
— Посмотри на неё, она все уже течет — обратилась Катерина к мужчине — Давай я ей немного помогу
Оксана почувствовала как матрац, на котором она лежала легонько начал прогибаться под её спиной, как будто на кровать кто-то взошел. Нежность ласки женских рук, по которой Оксана узнала Катерину, и её настойчивость с какой голодной страстью руки этой похотливой развратницы заползли к ней под спину.
— Я думаю в данном случае — заявила Катерина, когда её кончики пальцев коснулись застежки красного кружевного бюстгальтера на груди Оксаны — Что это нам сейчас явно не понадобиться
Обворожительная мягкость чашечек бюстгальтера плавно оторвалась от груди Оксаны, когда оковы стягивающего бюстгальтера разомкнулись под властью пальцев темноволосой искусительницы. После чего легкий шлепок мягкой ткани бюстгальтера на пол, смогла распознать Оксана в глухой мрачной пустоте. Темноволосая искусительница ярых эротических соблазнов и на этом не успокоилась.
— М… Катерина ты меня искушаешь — простонала, изнывая Оксана, ощущая, как резинка красных трусиков, что были на ней, плавно начала сползать по бедрам
— Я — будто придала такую удивительную интонацию своему голосу Катерина — Даже и не думала, вот Костя сейчас искусит
— Я всегда восхищался телом Оксаны — произнес Костя, оказавшись на кровати, рядом с Оксаной
— Сегодня у тебя будет шанс не только восхититься — снимая полностью трусики с Оксаны, заверила Катерина — Но и насладиться им вдоволь
Крепкие мужские руки обхватили бедра Оксаны, она почувствовала, как они начали медленно их тянуть к себе. Оказавшись на мужских коленях с раздвинутыми ногами, Оксана старалась из-за всех сил вслушиваться в происходящие вокруг неё события.
— Нет-нет Костя — возразила Катерина, закрыв ладонью влагалище Оксаны, стенки которого уже успели насытиться влагой — Сначала поработай язычком
— Катерина тебе нравиться мучать людей
— А разве сделать своей девушке приятное это разве мучать? — опровергла Катерина, играя подушечками пальцев с влажными половыми губами влагалища Оксаны
— Что происходит? — заволновалась Оксана, стала нервно теребить коготками простынь под спиной
Мужские руки Кости, что держали Оксану крепко за бедрах, когда она находилась на его коленях, медленно положили её попку на простынь.
— Оксана — обратилась Катерина, крепко обхватив грудь Оксаны — Советую запрокинуть голову и высунуть язык
Говорила внушающим тоном голоса Катерина, как раз в этот момент мужские руки раздвинули ноги Оксаны, после чего она ощутила возбужденное тяжелое дыхание на влажном влагалище.
— Костя как договорились — настойчиво говорила Катерина, сжимая руками грудь Оксаны — Больше слюны
— Это еще зачем… ?!

Не успев задать этот вопрос, Оксана ощутила голодное раздирающее влияние мужских обжигающих губ на своем влагалище. Изобилие мужской слюны, пленило своей прохладой, а колкость его щетины, когда он прикасался к стенкам влагалища Оксаны, была просто невообразима. Вылизывая словно дикий голодный самец нежный влажный клитор Оксаны, покрывая его ливнем своей слюны, что скатывалась по влагалищу в богатом многообразии неконтролируемых соблазнов на анус, обжигая прохладой соприкосновения, а потом на простынь. Такой сильный порыв сексуальной страсти, от чего у Оксаны захватило дух, запрокинув грудь, она пыталась глотнуть воздуха, но все внутри неё словно замерло, а тело сковала в области бедер, сковала крепкая железная мужская хватка.
Вытащив слегка язык из открытого рта, Оксана сразу же ощутила нежность стенок влагалища Катерины. Даже во влагалище Катерины, Оксана чувствовала, как щедро пахнет её телом загадочной страстью аромата ночной фиалки, коронного оружия обольщения этой темноволосой искусительницы. Впиваясь с дикой голодной страстью во влагалище Катерины, Оксана настойчиво тут же пропихнула промеж его стенок свой язык. Вцепившись в собственную грудь, Оксана вылизывала влагалище Катерины, пока дикий разъяренной возбужденной страстью самец, насиловал языком её клитор, слегка пропихивая язык вглубь мокрых стенок влагалища. Обрабатывая слизистой поверхностью языка кончик клитора Оксаны, он настойчиво проникал внутрь, захватывая таким проникновением дыхание и возбуждая неконтролируемый порыв сексуальных эмоций.
— В чем дело — возмутилась Оксана, открываясь от влагалища Оксаны, чувствовала, как потеки её влаги стекали по её губам — Почему Костя остановился?
— Сейчас узнаешь — изнывая от эротического искушения, простонала нежным стоном Катерина

Вновь крепкие мужские руки обхватили бедра Оксаны, она снова ощутила своими ягодицами, что её попка находится на его коленях. Потеки влаги и слюны стекали с влагалища Оксаны, оставляя легкую чарующую прохладу на кончике клитора. Пленяющее сознание ласка женских рук Катерины обхватила своими нежными ладонями сочные крупные груди Оксаны, слегка их начиная сжимать. Возбужденная до предела своих возможностей, Оксана почувствовала, как её влажному влагалищу прикоснулась раскаленная головка мужского члена.
— М… Катерина, что вы там задумали? — изнемогая от сильного возбуждения, простонала Оксана
— Тише Оксанка — тихо прошептала Катерина, обхватив руками голову Оксану
Катерина, настойчиво крепко держа Оксану за голову, примкнула её рот к своим мокрым влагалищем. Ручей изобилия страсти которого тут же начал стекать в открытый от неожиданности рот Оксаны. Возбужденной настойчивой крепостью крепкий член начал медленно проникать во влагалище Оксаны. Растягивая своей настойчивостью их, он настойчиво проникал во влажное царство женских угодий, Оксана смогла ощутить стенками своего влагалища, как пульсировала его дикая страсть промеж её растягивающихся стенок под его вынуждающим влиянием. Крепкие мужские руки прочно обхватили грудь Оксаны, пока она извивалась в оковах своих насильников, словно дикий зверь вцепилась когтями в простынь.
— Ах… а…. — стонала возбуждающим похоть страсти шепотом Катерина
— Как я скучал по этому телу — словно дикий зверь прошептал Костя в пылу возбужденных до придела сексуальных эмоций — Оксана действительно умеет преподнести себя мужчине
Понял он это по богатому содержанию жидкости внутри влагалища Оксаны, где разъяренно буйствовал его член.
— М… — простонала, изнемогая от сильного возбуждения Катерины, так как язык Оксаны со своим богатым содержанием слюны проник глубоко промеж стенок её влагалища — И не только мужчине
Громкие изнемогающие стоны, которые Оксана хотела вытолкнуть из себя, были замкнуты влагалищем Катерины, вынуждая её стонать ей вовнутрь. Катерина чем громче Оксана стонала, извергала ей в рот в огромных, непостижимых количествах эликсир будоражащих эротического искушения. Мужчина вел себя словно дикий зверь, чем сильнее он возбуждался, держась, словно как разъяренный зверь за грудь Оксаны, сжимая её своими могучими тисками пальцев, тем крепче становился его член, что двигался в агрессивной сексуальной гармонии промеж стенок влагалища. Производя гармонию похоти обмениваясь при этом женскими и мужскими частичками жидкостями внутри влагалища Оксаны, в столь голодной игре искушения страсти.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 362
Опубликовано: 29.05.2016 в 15:43
© Copyright: Вадим Песегов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1