Необыкновенное приключение бывшее с Леваном Валерьяновичем Хабурзания летом на даче.


Сто тысяч раз могу сказать, как все прекрасно было
За реку солнце, не спеша, блестящей бляхой плыло.
Во все вонзив свои лучи и растопив как масло,
Гордилась, дуясь сгоряча, краснеющая масса.
Но как не пыжилось оно в своей блестящей силе
Увы, безликое само светило это было.
Зато сестра его, луна, порой за тучи прячась,
Имела сразу два лица, зря на огонь не тратясь.
Что в жизни может быть важней?
Что нежно душу лижет?
Луна, далекий свет ночей?
Иль знойное, поближе?
Леван, мой друг, внутри поэт - художник, декоратор,
Служил в СТРОЙБАТЕ, но скорей, был “ мелкий экскаватор”.
Солдат с лопатой, черенок в одно с руками слился...
Копайте строго на восток, – так старший распорядился.
Тут смысл - правило одно, побольше набираешь,
Кидаешь дальше, а пока… спокойно отдыхаешь,
А в это время, на холме, в прохладе томной тени
Змеился дикий виноград в шпалер переплетении.
За ним, игривый звонкий смех в баритональной строчке,
Там был серьезный генерал для несерьезной дочки.
Потом, мелькание быстрых ног, вниз, меж кустов сирени,
Что скажет горец? Только ВАХ! При этом поведении.
Пришло решение само, что над собой глумиться,
Сегодня, вечером, у ног, решительно открыться.
Подшил, хрустя воротничком, почистил щеткой китель,
Побрил лицо, помыл сапог, букет цветов похитил.
Как кошка пробирался он к возвышенной постройке
К окошку слева, только вдруг, знакомый запах стойкий,
Раздвинул пышную листву, присевший на коленки...
Он видит что? Другой солдат! Другой солдат - КУЧМЕНКО!
Расположившись на траве, без всяких аллегорий,
Дочь генерала на коне, вернее на Егоре.
Тугая плоть, изогнут стан, черты виолончели,
Движения унявши страх, ритмичны как качели.
В слепой разнос летит коса, хлеща нагую спину…
И не возможно и нельзя, и лучше сразу сгинуть.
Упал, рассыпавшись, букет, не удержали руки,
Вздохнул поэт, пошел поэт, сжимая сердцем муки.
Сто тысяч раз могу сказать, как все прекрасно было,
Чего же лучшего искать, когда земля остыла,
Когда, вдруг, замерла листва во всем подлунном мире
И у накрытого стола в ауле иль в аиле
Ты поднял полный до краев, стакан вина искристый
И выпил, так, без лишних слов, без всякой задней мысли.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 119
Опубликовано: 16.03.2016 в 21:24
© Copyright: Андрей Эрдман
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1