Глава 13. Капитан Джон сколачивает себе команду. Стадия шестая (начало)


          Я сижу в трактире «Каса маре» и пью пиво. Спокойно, только без паники! Разобраться, понять что-то, можно только холодной, не одурманенной эмоциями головой. Говорю же тебе, спокойно! Я с силой ударяю кулаком по столу, так что из кружки выплёскивается пиво, и оглядываюсь вокруг. Конечно же, моё поведение привлекло к себе внимание горожан, сидящих за соседними столиками, но, увидев мой взгляд, они поспешно отворачиваются и с преувеличенным интересом продолжают о чём-то разговаривать.
           Чёрт с ними, пусть думают обо мне, что хотят. Так, ещё раз. Того, что случилось, просто не могло быть. Не могло быть, чтобы разработчик не запрограммировал на протяжении целой стадии ни одной драки или поединка. А я перешёл в следующую, ни разу не подравшись, без финального поцелуя Клары и без неё самой. Могла ли Виртуальность, ярая приверженица правил, сама пойти на их нарушение? Что-то здесь не так. Допустим, с моей стороны нарушения наверняка были, но такие, которые допускаются и на компьютере: например, идти тем путём или иным. До сих пор Виртуальность наказывала меня за другое: если я делал что-то, что невозможно осуществить с клавиатуры. Но такого-то в этот раз точно не было! Абсурдно также предположить что роль Бьюти заканчивается пятой стадией. В финале Эдвенчер получает сокровища, и, конечно же, счастливая и не раз спасённая им Красавица обязательно в этот момент должна быть рядом с ним! Не может она отсутствовать и в этой стадии; разработчик ведь должен понимать, что толкнуть её в лапы вампиров – это придаст игре дополнительную остроту! Нет, по всему выходит, что Клара должна была перейти!
                     - … красивая! Говорят, чем красивее, тем больше в них злой силы! – доносится из-за соседнего столика, и у меня в горле перехватывает от предчувствия чего-то страшного.
                     - А откуда она появилась, Ион?
                     - Да в том-то и дело, что ниоткуда. Сосед Димитриу говорит, пошёл он кур покормить, насыпал им зерна, вдруг – раз! – прямо посреди них она появилась. Он сначала подумал, что это курица какая-то в неё превратилась, но потом, уже после всего, пересчитал – нет, все на месте… Тут-то он и понял, кто у него кур ворует! Схватил вилы, направил на неё, сам подходить боится, ну, и давай народ созывать. Соседи прибежали, схватили её, а тут не вовремя городская стража подоспела. Забрали они её и в управу увели. Эх, чего бы им ну хоть немного попозже не подойти! Остались бы от ведьмы одни клочочки! Люди все на неё злые: у Антонеску неделю назад ребёночек помер, у Станку и Петряну в огороде напасть какая-то появилась, всё на корню сохнет… Наверняка её колдовство! Люди говорят, если её сегодня же не казнят на площади, сами на управу пойдут и её отнимут…
           Клара. Никаких сомнений. Почему-то Виртуальность перенесла нас раздельно. Почему – неважно, сейчас надо срочно как-то её спасать. Я внимательно смотрю на местных. Они одеты совсем не так, как я: длинные белые рубахи с поясом, поверх меховая безрукавка… Если пойду по городу и буду выспрашивать, где городская управа, сразу вызову подозрение. Город и так взбудоражен слухами о ведьме, поэтому мигом сообразят, что вот и колдун явился ей на подмогу…
           Я ощупываю карман кафтана. Слава Богу, хотя бы в деньгах недостатка нет. Поднимаюсь с места и подхожу к столику, за которым идёт разговор, всем видом показывая, что уже довольно-таки пьян.
                     - Друзья, - говорю, - скучно сидеть одному. Полгода провёл я в плаванье, всякого перевидал: и сирен, и морских дьяволов, и сдвигающиеся скалы… Про китов и акул уже и речи нет. И не видел только одного: нормальных человеческих лиц. Не откажетесь выпить с человеком, который рад был бы просто сидеть и смотреть на вас, потому что давно не видел никого, кроме своей команды, этой своры грязных ублюдков со свиными мордами, не признающих никаких добрых слов и подчиняющихся только моей грубой силе? Чтоб их осьминоги разорвали на части! Чтоб их прихлопнуло грот-мачтой и вбило в палубу по самую ватерлинию!
           Расчёт был верным. Моря они в жизни никогда не видели, вели свою замкнутую, скучную и бедную на события городскую жизнь, и встреча с таким морским волком была для них просто подарком судьбы. А бесплатная выпивка вообще переносила это событие в ряд тех, что случаются лишь однажды в жизни да и то не у каждого поколения. Они радушно приглашают меня за столик, я щедро заказываю вино и закуску, и это способствует тому, что к нам начинают подсаживаться и из-за других столиков.
                     - А как это – сдвигающиеся скалы? – спрашивает меня совсем молоденький мальчишка, и на его лице я вижу предвкушение от встречи с чем-то страшным, загадочным и ужасно романтичным. На меня же он смотрит, едва ли не как на Бога.
                     - Их зовут Сцилла и Харибда, - мрачно говорю я. – Они не стоят на месте,расходятся и сходятся, сшибаясь так, что гром доносится до небес. Всё вокруг них усеяно обломками кораблей, потому что нет другого пути, кроме как пройти между ними. Но это ещё никогда не удавалось ни одному кораблю, и только я, - я бью себя в грудь, - капитан Джон Неустрашимый, сумел проскочить и заплатил за это всего лишь обломками рулевого весла… то есть, я хотел сказать, несколькими досками с кормы.
           Минут двадцать потчую их пересказом «Одиссеи» в вольной своей интерпретации, с нетерпением ожидая, когда уже будет можно перейти к тому, из-за чего всё это затеял.  Возле меня уже собрался весь трактир, включая хозяина. Мест не хватает, и многие просто стоят на почтительном расстоянии от столика и ловят каждое моё слово. Я залпом выпиваю бокал и, наконец, замечаю это.
                     - Трактирщик! – реву я. – Почему мои друзья стоят? И разве ты не видишь, что у них нечего выпить? Немедленно тащи вино и закуску и приставляй их столики к нашему!
           Они встречают мои слова гулом одобрения, и вскоре весь трактир – это один большой стол, за которым председательствует капитан Джон. Мы ещё выпиваем, и я отмечаю, что хотя вино и не очень крепкое, но опьянение всё же ощущается. Не надо бы этого. Но, с другой стороны, не может ведь отважный морской волк пить, как интеллигентная девица. Напиться вдрызг – вот его нормальное состояние. Нужно как-то балансировать на этой грани.
                     - А что привело вас в наши места, капитан Джон? – почтительно спрашивает меня тот, кто расспрашивал соседа Димитриу.
           Это не застаёт меня врасплох, вопрос из разряда ожидаемых, и я к нему приготовился.
                     - Потому что я поклялся Богу моря, что разыщу деревню, где жил мой штурман Пэту Ионеску. Он из ваших мест, и я приду на могилу его матери и скажу ей, что её сын – настоящий моряк. Раздери меня акула! Этот парень выжег глаз циклопу! А знаете вы, кто такой циклоп? Да нет, откуда вам… Поставьте семерых самых высоких людей один на другого – вот его рост! А глаз у него только один, во лбу. Его-то Пэту и выжег вытащив из костра длинное бревно, когда это страшилище поймало нас в ловушку и собиралось сожрать. И вот все мы спаслись, а он погиб… - я якобы смахиваю с глаз суровую мужскую слезу. – Давайте выпьем за него, вашего храброго земляка! Благодаря ему я жив, а над его останками сомкнулось море – вечная колыбель и могила моряка!
           Это предложение вызывает невиданный энтузиазм, они просто вне себя от счастья, что в их местах жил такой человек, отблеск славы которого упал и на них. Начинается такая пьянка, что я уже вполне могу не пить, потому что в общей кутерьме никто этого не заметит. Пожалуй, уже пора. Я снова наливаю вина.
                     - Тихо! – ору я. – я скажу тост!
           Мгновенно воцаряется мёртвая тишина. Люди с нетерпением ждут, что же ещё скажет им эта живая легенда, капитан Джон Неустрашимый.
                     - Ребята! – я стою, заметно пошатываясь и время от времени закрывая глаза. – Давайте выпьем за море! Клянусь стакселем, это единственное достойное место для мужчины! А вы и есть настоящие мужчины, проглоти меня кашалот, если я не прав! Бросайте-ка вы этот убогий городишко и отправляйтесь со мной! Я вас всех беру в свою команду! – при этих словах они радостно переглядываются и восхищённо гудят, - Ну, что вы видите в своей забытой Богом дыре! Вы же здесь помираете от скуки! Если курица снесёт яйцо – для вас это уже событие! Здесь никогда ничего не происходит и не будет происходить! Разве это дело для мужчины – жить там, где нет никаких опасностей? Расскажите мне хоть один случай, когда вам пришлось проявить смелость и мужество – и я готов бросить свой корабль и поселиться с вами!
           С тайной радостью вижу, что мне удалось их разобидеть и уязвить.
                     - Конечно, мы не такие смельчаки, как ты, капитан Джон, - говорит тот, кого назвали Ионом, - но и мы далеко не робкого десятка. Мой сосед Димитриу сегодня встретился с ведьмой; так не испугался, не убежал… И его соседи тоже: схватили – и отвели в управу!
           Все за столом одобрительно гудят и посматривают на меня: как прореагирует бывалый капитан на пример столь яркого мужества. Я разражаюсь презрительный смехом.
                     - Ведьма! – я хохочу так, что их лица мрачнеют, и на них появляется выражение обиды. - Сухопутная ведьма! Какое-нибудь жалкое создание, которое толком и колдовать-то не умеет! Клянусь гандшпугом, она испугалась вас больше, чем вы её! И сколько вас на неё одну накинулось? Десять? Двадцать? А ну, ведите меня к ней, мы встретимся один на один!
           Моё предложение не находит у них поддержки, и я прихожу к выводу, что они ещё недостаточно пьяны. Надо это исправлять и побыстрее: неизвестно, что там сейчас делают с Кларой. Вдруг пытают, чтоб призналась в колдовстве?
                     - Трактирщик, ещё вина всем! Или вот что – к чёрту вино! Пусть его пьют те, кто толпой набрасывается на какую-то там сухопутную колдунью! Тащи сливянку! Я вам сейчас расскажу, что такое настоящая нечисть!
           На это они, конечно, согласны. Пить и слушать россказни – это не действовать. Ну, ничего, я вас и к этому подведу.
           Трактирщик приносит сливянку и рюмки.
- Убрать рюмки! – командую я. – Стакан – вот единственный сосуд, который признаёт моряк! А вы ведь все уже почти моряки, потому что завтра на рассвете отправитесь со мной на корабль и будете пить солёный морской воздух и смотреть в широкую даль моря!
           Теперь я внимательно слежу, чтобы они пили, а сам стараюсь при возможности этого избегать. Со сливянкой дело идёт быстрее, теперь, пожалуй, надо снова подогреть их воображение.
                     - Ведьма! – снова презрительно фыркаю я. – Уже через месяц плаванья со мной вы будете весело смеяться, когда вспомните этот вздор! Потому что к тому моменту вы уже встретите настоящих чудовищ и испытаете, какое это наслаждение – их победить! Вы все станете героями, про вас будут слагать песни, а ваши знакомые будут смотреть на вас с обожанием каждый раз, когда вы заскочите сюда погостить! Я отвезу вас к детенышам Медузы Горгоны, которую убил сам, вот этой рукой! То есть, не рукой, а… Неважно. Вы слышали про Горгону? Её взгляд превращает человека в камень, и я дрался с ней, надев на глаза чёрную повязку. Бил наугад, по слуху. А что толку? Вот, смотрите, - я выхватываю свою саблю, они в испуге шарахаются, но я просто мирно её показываю, - видите зазубрины? Это я пытался срубить ей шею, но её невозможно отрубить даже топором!
                     - Как же вы справились с нею, капитан Джон? – спрашивает снова тот, молоденький, единственный трезвый из всех.
           Я разражаюсь победным смехом.
                     - Я сунул ей перед мордой зеркало. А ну, догадайтесь, что дальше произошло?
           Они честно пытаются сообразить, но то ли алкоголь уже совсем затуманил им мозги, то ли у них от рождения… Стоп, от какого, к чёрту, рождения, если они виртуальные? Похоже, на меня самого сливянка подействовала… В общем, не было бы нужного эффекта, если бы на помощь не пришёл парнишка.
                     - Она сама окаменела от своего взгляда! – выпаливает он и с победой оглядывает всех, а на меня смотрит просто с обожанием.
                     - Точно, - подтверждаю я и ко всеобщему облегчению прячу саблю в ножны. – А вы говорите мне – ведьма. Нет, - я делаю вид, что страшно раскипятился, - немедленно идём к ней! Вы своими глазами увидите, как расправляется моряк с каким-то там сухопутным убожеством! Все за мной! – я за шиворот выхватываю из-за стола первого попавшегося. – Ты будешь моим штурманом вместо храбреца Пэту Ионеску! И ты докажешь, чёрт возьми, что он не единственный храбрец в этих местах!
           Пожалуй, не так уж я был и не прав, когда в игре «Стань мэром» приписал себе блестящие риторические способности. Вся эта трусливая компания, имеющая обыкновение скопом набрасываться на красивую девушку, дружно вскакивает в порыве небывалой храбрости. Я достаю из кармана золотые монеты, без счёта швыряю их на стол (трактирщик моментально трезвеет, и его глаза зажигаются жадной радостью), мы выходим на улицу и идём к зданию городской управы. Все прохожие в страхе разбегаются в стороны, но тут же следуют за нами, понимая, что предстоит какое-то увлекательное зрелище. Я предусмотрительно велел захватить с собой бутылки, и благодаря этому, пыл моих сторонников по мере приближения к управе не тает, а наоборот, разгорается. Возле здания стоят насмерть перепуганные стражники; я хватаю одного, швыряю за себя и его перебрасывают дальше мои разошедшиеся сторонники. Второй удирает сам.
           Войдя в здание, пинками вышибаю все двери подряд, пока не нахожу нужную комнату. В ней пятеро мужчин и привязанная верёвками к стулу Клара. На столе какие-то бумаги – точно, выбивают из неё признание. Увидев меня, она радостно вспыхивает, но я делаю страшное лицо, и она понимает. Мужчины на моё появление реагируют откровенным испугом и, не зная, что делать, растерянно дёргаются по сторонам.
                     - Вы меня не интересуете, - презрительно говорю я. – Можете убираться. Выведите их отсюда, чтобы не путались под ногами! – командую я, и моя оголтелая команда с улюлюканьем выбрасывает их в коридор.
           Они, правда, попытались сопротивляться, но я очень удачно и своевременно выхватил саблю и нечаянно махнул в их сторону. Им этого хватило.
           Полдела сделано. Теперь нужно избавиться от остальных, ибо на этом этапе мои сторонники уже превращаются в противников. Можно, конечно, просто их разогнать, вся свора мгновенно в испуге разбежится, стоит мне на них зарычать и пару раз взмахнуть саблей; но тогда трудно будет избежать преследования, и я решаю сделать по-другому.
                     - Так это и есть ваша ведьма, которая насмерть всех перепугала? – пренебрежительно спрашиваю я. – Сейчас вы увидите, как я отправлю её обратно в ад!
           Я быстро подхожу к Кларе, перерезаю верёвки и отступаю на три шага.
                     - Ну-ка, нечистая сила, хочу дать тебе шанс. Начинай первой, попробуй сразить меня своими чарами, - говорю я, изо всех сил подмигивая обоими глазами.
           Клара снова меня понимает. Она гордо выпрямляется, закрывает глаза, тут же резко их распахивает, поднимает вверх на уровень головы свои руки с растопыренными пальцами и начинает описывать ими небольшие круги, шипя и фыркая. Затем хватает ладонями пустоту и швыряет в меня. Как я и рассчитывал, этого достаточно, чтобы вся мгновенно протрезвевшая орава в ужасе бросилась вон, опасаясь, что ведьма нашлёт порчу на них. Я быстро захлопываю за ними дверь и закрываю на задвижку.
                     - Бежим! – негромко говорю Кларе и привычным движением швыряю в окно табурет и следом для верности второй.
           Беру Клару на руки, ставлю на подоконник, сталкиваю вниз и выпрыгиваю следом.  Оглядываюсь по сторонам – удачно, никого нет, но это ненадолго. Шагах в двадцати от нас рядом с деревянным тротуаром густой бурьян.
                     - Туда, - командую я и подталкиваю её в ту сторону.
           Мы залезаем в самую середину и замираем. Нам предстоит пролежать здесь несколько часов без движения и в полном молчании, но есть всё-таки одна вещь, которую мне необходимо знать прямо сейчас.
                     - Они тебя пытали? – тревожно спрашиваю я.
                     - Нет, не успели, только собирались, - она чмокает меня в щёку, - но ты, как всегда, вовремя!
           Я успокаиваюсь и прижимаю палец к губам, она понятливо кивает.
           Дальнейшее показывает, что я недооценил суеверного ужаса обитателей этого захолустья. Нас никто не разыскивает, только из управы через разбитое стекло изредка доносятся какие-то невнятные звуки, похожие на скорбные вздохи да за всё время раза три по тротуару проскальзывают мимо редкие прохожие. Тем не менее, мы лежим в бурьяне до тех пор, пока не становится совсем темно. Последними нас навещают Ион и его, незнакомый мне, собеседник по трактиру. Они останавливаются как раз возле нас, чтобы в очередной раз отхлебнуть сливянки.
                     - Вот, сосед, как в жизни бывает, - говорит Ион, - все моря прошёл человек, с какими только чудищами не сталкивался - и всех побеждал. А погиб от простой ведьмы. Утащила она его с собой в своё логово! А какой человек был!
                     - Р-редк-кой хрбсти чловек, - с трудом подтверждает его слова собутыльник.
                     - Вот что, сосед, давай-ка пойдём в трактир и помянем капитана Джона, - предлагает Ион, и я думаю, до чего умно было с моей стороны назваться чужим именем: всё-таки поминки по живому человеку – это неважная примета!

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225763/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 137
Опубликовано: 02.03.2016 в 21:18
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1