Глава 12. Коварство паши и страшный поступок Виртуальности. Стадия пятая (окончание)


          По всему чувствуется, что мы подъезжаем, потому что снаружи вдруг доносится окрик, карета останавливается, возница что-то коротко отвечает, и мы двигаемся дальше. Наверное, это была охрана у дверей дворца.
                     - Вообще-то, кое в чём ты прав, - признаёт Клара, - действительно, всё произошло из-за совпадения, но не только фамилии, но и имён. У меня есть младший брат, Роберт…
           На сей раз карета останавливается окончательно, дверца открывается, и я вижу человека явно в одежде слуги, который в восточной манере нас приветствует и приглашает выйти.
           В отличие от арабского султана, паша нас на крыльце не встречает, и мы в сопровождении слуги идём куда-то вглубь дворца. Дважды свернув, подходим к двери в большую залу, по сторонам которой стоят полуголые стражники с кривыми саблями на боку; они на наш приход никак не реагируют, но тут подходит ещё один, одетый полностью и даже в кольчуге – вероятно, начальник охраны - и требует, чтобы я отдал свою саблю. Я отказываюсь, резонно думая, что вряд ли по игре Эдвенчер дерётся без оружия: до зубов вооружённые турки – это всё-таки не эфиопы и не пигмеи. По видимому, оказываюсь прав, так как он не очень настаивает и в итоге пропускает. Но меня настораживает, что на этой стадии постоянно идут какие-то провокации: то офицер не хочет пускать во дворец Клару и даже собирается со мной драться, но потом уступает, а теперь вот с оружием.
           Почему меня пропустили с саблей, становится ясно, едва мы входим в зал. Там не меньше трёх десятков стражников, да ещё и все без исключения гости пируют с ятаганами на боку.
                     - Фрэнк, - боязливо шепчет Клара, - это, наверное, ловушка, смотри их сколько…
                     - Не бойся, - говорю, - если бы стадия была непроходима, меня бы не повели через эту игру. И не забудь, что это всего лишь первая попытка.
           Это я ей так говорю, но сам-то помню, что мне было по-настоящему больно, когда дрался на саблях с Хоуком, и что будет здесь, тоже далеко не ясно. Однако, я очень старался, чтобы мои слова прозвучали убедительно, и она успокаивается.
В зале стоят столы, выстроенные буквой «П», вероятно, чтобы посередине танцовщицы могли исполнять какой-нибудь танец живота для увеселения участников пира. Мы с Кларой неожиданно оказываемся как раз в центре этого пространства, и вся жующая и пьющая компания бросает своё занятие и выжидающе смотрит на нас. Жестом показываю, что прибыл сюда не для танцев, но на меня никто и не смотрит. Красота Клары производит своё обычное действие, и все ждут чего-то от неё.
                     - Надеюсь, в их программке я не обозначена в качестве стриптизёрши? – негромко спрашивает она меня. - Или паша предполагал, что его наряды я буду примерять прямо здесь?
                     - Не исключено. Возможно, эфиопы или пигмеи расписали им красоту твоего тела, и теперь они хотят убедиться сами, - говорю в ответ, но, увидев её реакцию, тороплюсь с извинениями. – Прости, не буду больше так шутить. Возьми меня под руку, чтобы они заметили, что рядом с тобой есть ещё кто-то.
           Клара немедленно это делает, и реакция оказывается прямо анекдотической: раздаётся гул разочарования, и все снова возвращаются к еде.
           Паша, наконец, соизволили обратить на меня своё всемилостивейшее внимание. Я вижу, что он подаёт рукой знак к нему приблизиться.
                     - Пойдём, - говорю я Кларе. – Руку мою не выпускай и вообще во всём делай вид, что ты тут не сама по себе, а в качестве приложения ко мне.
                     - Хотя это и унизительно для моего человеческого достоинства, но я буду делать это с редким старанием, - заверяет она, и мы подходим.
           За спиной у паши вижу того самого Орхана Арды, советника, который ему что-то шепчет. Вероятно, коротко знакомит с моей биографией и даёт рекомендации, как верней со мной расправиться. Последнее – наверняка, потому что, слушая его, паша кивает с самым довольным видом. Что кроме этого могло бы так его обрадовать?
                     - Приветствую тебя на моём празднике, капитан Эдвенчер! – говорит он, я кланяюсь в ответ и заставляю Клару сделать реверанс. – Слышал, что ты обошёл весь свет в поисках камня Алардах. Разве никто не сказал тебе, что он у меня?
           Так вот, оказывается, что я ищу! Зачем бы он мне? Ну, ладно, будем считать, что паше лучше знать, что мне нужно.
                     - Узнал совсем недавно, - говорю я, - и сразу же полетел на всех парусах, чтобы… чтобы…
           А чего – чтобы? Посмотреть? Украсть? Купить? Так ничего и не придумав, развожу руки в стороны и в восхищении поднимаю глаза к небу. Раз паша такой умный, пусть сам догадывается, что я хотел этим сказать.
                     - Я согласен, - сразу же говорит он. – Владеть много лет одним и тем же сокровищем – скучно. Хочется чего-то нового. Ты подходишь для этого. У меня есть сокровище, у тебя есть сокровище – он кивает на Клару, – предлагаю обмен.
           По лицу Клары не заметно, чтобы она считала это предложение удачным.
                     - Как ты думаешь, - шепчу я ей, - мне сразу согласиться или поторговаться для виду?
           В ответ она одаряет меня ещё тем взглядом, но потом не сдерживается и прыскает от смеха. Чёрт, она и вправду не боится!
                     - Мне жаль огорчать отказом такого достойного человека, - говорю я, - но мне обладание моим сокровищем ещё не наскучило, - в подтверждение своих слов я окидываю Клару восхищённым взглядом, для чего и лицемерить-то совсем не надо. – Надеюсь, всемилостивейший паша дозволит хотя бы взглянуть на этот чудесный камень?
           К моему удивлению, он не настаивает, чего я очень опасался, а подаёт знак Орхану и сам отворачивается, явно утратив интерес и ко мне, и, что особенно удивительно, к Кларе. Орхан направляется к выходу из зала, показав нам, чтобы следовали за ним. Подойдя к дверям, не удерживаюсь и оборачиваюсь назад, обеспокоенный тем, что в зале наступила полная тишина. Но оказывается, всё в порядке, просто чревоугодники во главе с пашой оторвались от своего занятия с целью рассмотреть Клару сзади. Их поступок расцениваю как вполне естественный и успокаиваюсь.
           Мы снова идём по коридору, который всё время разветвляется, сворачиваем то туда, то сюда, и в конце концов, я полностью теряю всякую ориентировку, чего, возможно, советник и добивался. Ещё раз сворачиваем, и я вижу, что этот коридор заканчивается тупиком - значит, пришли. Орхан открывает какую-то дверь и предлагает пройти вперёд него. Войдя в комнату, успеваем сделать лишь несколько шагов: пол расходится на две створки, и мы с Кларой летим куда-то вниз, а створки, освободившись от нас, над нашими головами возвращаются на место.
           Приземлившись, первый раз искренне благодарю разработчика за то, что и лететь было недалеко, и упали мы на большую кучу сена.
                     - Не ушиблась? – на всякий случай спрашиваю Клару.
                     - Нет, мягко, - говорит она. – Ещё не начал жалеть, что отказался от обмена?
           Но я сейчас не расположен к шуткам. Странно как-то всё на этой стадии идёт, - размышляю я. Пожалуй, я был бы меньше встревожен, если б оказался один. Где же похищение Клары? Неужели это Виртуальность какие-то свои номера откалывает? Или на этой стадии похищение не предусмотрено? Ответить всё равно не могу, поэтому начинаю осматриваться. Мы в маленьком полуподвальном помещении с каменными стенами; вверху небольшое окошко, через которое проникает солнечный свет. Никакой двери нет, а в окошко, даже если каким-то образом к нему забраться и выбить решётку, пролезть абсолютно невозможно.
                     - Ладно, - уже вслух размышляю я. – На начало нас не бросило, значит, стадия продолжается. А это может быть только в одном случае: отсюда можно как-то выбраться. Давай осмотрим всё внимательно. Прежде всего,стены.
           Клара поднимается первой, выходит на середину и поворачивается ко мне. При этом она попадает в тот самый солнечный луч, и он немедленно выполняет функцию рентгена: просвечивает насквозь её платье, и передо мной предстаёт чётко очерченный силуэт её фигуры. Надо ли говорить, что такое зрелище мужскому взгляду очень приятно? По моему виду Клара всё понимает и отходит в сторону.
                     - Сейчас ты смотрел на меня так же, как те в зале, - замечает она.
                     - Не думаю, что это худший для тебя вариант, - парирую я, тоже поднимаясь, - если мы застрянем здесь надолго, мне может показаться, что пигмейский взгляд был более правильным.
                     - Так вот для чего ты взял с собой саблю! – догадывается Клара, а чёртики в её глазах так и прыгают. – Признайся, ты знал, что это случится!
                     - К сожалению, нет, а то бы уж, конечно, прихватил с собой и жаровню, - я вынимаю саблю и начинаю рукояткой последовательно обстукивать стены.
           Снова мысленно хвалю разработчика, что тюрьма наша маленькая. Поэтому минут через пять противоположная к окну стена отзывается гулким звуком пустоты.
                     - Здесь, - сообщаю я, и мы с Кларой начинаем внимательно рассматривать и ощупывать стену.
                     - Смотри, Фрэнк, - показывает она пальчиком, - здесь камень какого-то другого цвета.
           Я подхожу и вижу, что действительно есть чужеродное вкрапление. Остриём сабли начинаю его ковырять, и вскоре оно вываливается, а за ним обнаруживается замочная скважина.
                     - Ой, а как же… - растерянно говорит она.
                     - Да благословит Аллах компьютерные игры с их универсальными ключами, - бормочу я, доставая ключ от тайника.
           Он, разумеется, подходит и легко два раза поворачивается. Я толкаю стену, но она не подаётся, пытаюсь за ключ тащить её на себя – то же самое. Я усмехаюсь.
                     - Ынджэру! – громко говорю я, снова толкаю, и на этот раз всё в порядке.
                     - Как ты его запомнил? – удивляется Клара.
                     - А что? – пожимаю плечами, - очень даже простое слово, легко запоминается. Не то, что «однофамильцы».
           Чёртики снова выскакивают, но тут же прячутся.
                     - Кстати, об однофамильцах, - говорит она. – Слушай, Фрэнк, нас ведь никто не гонит, так, может, задержимся здесь и поговорим?
           Я раздумываю несколько секунд.
                     - Давай.
           Мы снова усаживаемся на сено.
                     - Так вот, я тебе сказала, что у меня есть младший брат, Роберт. Он специалист по информационным технологиям и около года назад устроился на работу в «Джейсон & Доусон». Честно говоря, Робби и раньше время от времени ввязывался в разные… нехорошие делишки…, а тут, когда выяснилось, что он – полный тёзка совладельца фирмы, задумал уже крупную авантюру. Он неплохо разбирается в компьютере, и как-то сделал, что некоторые поступления Доусона стали оседать на его счёте. Он специально переводил не очень большие суммы, и поэтому ему удавалось в течение полугода проделывать это. Но потом Доусон… тот, другой… что-то заподозрил и заставил Блейна проверить. Вот так всё раскрылось. Оказалось, что Робби успел присвоить какую-то совершенно чудовищную сумму, что-то около полумиллиона. Если бы он смог её вернуть, может, всё обошлось бы. Ну, выгнали бы с работы… А он, оказывается, все поступления сразу же просаживал в казино. Я в то время тоже уже работала у них – менеджером по рекламе. Когда всё выяснилось, Доусон ворвался ко мне и начал кричать, а потом замолчал и стал ко мне приглядываться. В общем… - Клара досадливо помолчала, - стал он ухаживать за мной… Господи, какое там – ухаживать! Всё время намёки: мол, выйдете за меня замуж – конечно же, не буду я подавать в суд на своего родственника! Так тянулось месяца два, а потом ему надоело, и он сказал прямо: хватит, «да» или «нет»? Я в это время вообще как привидение жила: всё чисто автоматически делала – и на работе, и дома; плакала постоянно… И Роберта жалко, да и себя, знаешь ли, тоже…
                     - Какого чёрта мне не сказала? – кричу я, уже не в силах сдерживаться. – В реальности я, конечно, не Эдвенчер: и на саблях не дерусь, и единоборствами не владею, но уж такую свинью, как Доусон, сумел бы проучить! Вмиг бы он от тебя отстал!
                     - Так мы, Фрэнк, тогда ещё с тобой не были знакомы, - жалко улыбается она. – Если бы это было сейчас, я, конечно, сразу бы тебе сказала. И не сомневаюсь: ты бы смог… Ну, в общем, я сказала ему «нет». Он ничего не ответил, только улыбнулся нехорошо и ушёл. А через час ко мне залетел Роберт и стал умолять, на коленях стоял…
                     - Скотина же у тебя братец! – снова свирепею я. – Виноват – так отвечай! А из-за своих делишек сестру чёрт знает на что обрекать – это же подлость!
                     - Нет, Фрэнк, это не так… Он не уговаривал меня выйти замуж, да я бы и не согласилась. Он просил, чтобы я уступила для виду и назначила срок: полгода. А за эти полгода Робби достанет деньги; друзья обещали помочь, да и сам он уже почти треть собрал…
                     - Чёрта с два он собрал, - хмуро говорю я. – Он же тебе наврал: ну, кто такому деньги даст? Ладно, вернёмся – откручу Доусону башку да и с твоим братцем разберусь… Ну, а в основном, понял. Ты так и сделала, дело потихоньку застыло, а пока Доусон на правах твоего жениха стал тебя заставлять кое в чём ему помогать. В подвал, например, меня столкнуть…
                     - Да, - обречённо кивает Клара. – Он мне сказал, что с тобой там ничего не случится, просто нужно, чтобы ты туда зашёл, а ты сам не хочешь… Фрэнк, а ты правда, тогда так ударился, что сознание потерял, или нарочно мне сказал?
                     - Неважно. А сюда тебя как загнали?
                     - Джейсон сказал, что если я не дам тебе сбежать, он замнёт дело с Робертом. Доусон пытался спорить, но тот прикрикнул на него и велел заткнуться. Сказал, что это важнее, чем шашни с женитьбой. Получалось, что я одним ударом могу решить обе проблемы. Потому я и испугалась, когда ты сказал, что хочешь потеряться. Ну вот, я рассказала тебе всё… Ты очень злишься на меня, Фрэнк?
           Теперь я соображаю, что Джейсон пытался выведать у меня не то, кто такой Роберт, а хотел узнать, говорила ли мне о нём Клара. Если – да, значит, мы с ней в сговоре. Я подсаживаюсь ближе к ней, обнимаю и шепчу на ухо:
                     - Запомни, я никому не дам тебя обидеть ни здесь, ни тем более в реальности. Мы пройдём с тобой эту игру, и я разделаюсь и с ними, и с их чёртовой фирмой. Ты только верь мне.
                     - Я верю тебе, Фрэнк! Только тебе и верю, - вздыхает она, отстранившись от меня, чтобы смотреть в глаза.
                     - Ну, тогда – вперёд! До посрамления двух «Д» осталось чуть больше одной стадии!
           Сразу за дверью огромный зал, освещённый факелами. Такое было в эфиопской пещере, повторяется парень. Хорошо ещё, что черепов со скелетами нет и змеи, вроде бы, не ползают. Всё чисто и даже красиво. Наверняка взял с какой-нибудь книги, но я на него за это не в претензии. Хорошая книжка, без змей.
           Посередине зала постамент, на нём шкатулка. Постамент огорожен огромными цепями, которые образуют шестиугольник, протягиваясь от столба к столбу. Я беру Клару за руку, и мы подходим ближе.
                     - А в шкатулке, наверное, и есть тот самый камень Алардах, - предполагаю я. – Молодец разработчик, всё рядом, далеко идти не нужно.
                     - А зачем камень? – спрашивает Клара.
                     - Представления не имею, - признаюсь я. – Описание к игре я читал только для четырёх стадий, сама знаешь, почему. А остальное только просматривал да и то краем глаза. Но раз нам так его навязывают, нужно забрать. Значит, для чего-то нужен.
           Я перебираюсь через цепь и помогаю перелезть Кларе. Мы подходим к постаменту, и я снимаю шкатулку. На мгновение мелькает мысль: не зазвенит ли всё вокруг? Но в 18-м веке противоугонные устройства внедрены ещё не повсеместно, так что наша кража происходит просто, буднично и без вмешательства органов внутреннего правопорядка. Отдаю шкатулку Кларе.
                     - Открывай ты, тогда смогу увидеть два сокровища рядом и определить, которое лучше. Хотя, мне кажется, я это и без сопоставления знаю.
                     - И в чью же пользу твой вывод? – спрашивает Клара и открывает шкатулку.
           Довольно долго мы молчим, не находя слов. В шкатулке самый что ни на есть каменный камень, какие миллионами валяются возле дороги. Правда, какой-то необычной формы с резкими гранями, но разве трудно такое сделать?
                     - Иногда бывает полезно узнать себе цену, - говорит Клара. – Так вот, оказывается, сколько я стою!
                     - Не кокетничай, - возражаю я. – сама прекрасно знаешь, что нет на свете такого камня, который бы стоил тебя. Это говорит всего лишь о том, что паша – старый мошенник, вот и всё.
                     - Ваше лестное мнение очень приятно мне, мистер Ньюмен, - говорят мне Клара и её чёртики, - но что, однако, всё это значит?
                     - Разберёмся, - отвечаю я и сую камень в карман. – В этом должен быть какой-то смысл.
                     - А что мы теперь будем делать?
                     - То, что я хотел сразу: искать транспорт и ехать в Румынию. Но сначала, правда, нужно найти способ выйти отсюда… Чёрт, не таскаться же мне в руках с этим проклятым ключом?
                     - Ну-ка, покажи, как ты его оторвал, - говорит Клара и я распахиваю кафтан. – Всё в порядке, нитки довольно длинные, я сейчас тебе просто привяжу.
           Я придерживаю ключ, а она стоит рядом-рядом со мной и пробует привязать нитками кольцо ключа. Если бы я сообразил держать ключ левой рукой, то правой можно было бы обнять её за плечи: ну, мол, так тебе будет удобнее стоять. Я вдыхаю запах её волос и сразу куда-то улетаю, но Клара ловит меня и возвращает на землю.
                     - Фрэнк, - смеётся она и поёживается, - ты щекочешь меня своим дыханием!
                     - Извини, - обиженно говорю я, - но я без этого не могу. Давно дышу, привык уже, сразу бросить не получится.
           Она внимательно смотрит на меня, целует в щёку и продолжает завязывать. Хороший у неё способ борьбы с обидой, очень действенный.
                     - Ну вот, всё, - говорит она и пробует подёргать ключ. – Будет держаться.
                     - Чёрт, не рано мы его привязали, вдруг ещё какую-то дверь придётся отпирать? – спохватываюсь я.
                     - Ну, тогда уже точно понесёшь в руках: ещё раз привязать уже не получится.
           Но этого делать не приходится. Дверь в конце зала не заперта – я убеждаюсь в этом, слегка её потрогав. Сразу выходить опасно, неизвестно, что за ней, и я сначала вытаскиваю саблю и, держа её наготове, осторожно приоткрываю дверь и выглядываю.
                     - Всё в порядке, - говорю я. – Это дверь наружу, и никого там нет.
                     - Так меня похищать не будут? – спрашивает Клара. – Или это ещё впереди?
           Я пожимаю плечами.
                     - В любом случае надо идти. А насчёт твоего похищения я и сам ничего не понимаю. Вообще-то, на этой стадии я ещё не дрался, так что, может быть… Хотя есть один неприятный момент: мы отказались оставить тебя на корабле, а это, возможно, против правил. Как бы Виртуальность нам этого не припомнила… Ладно, идём – а там видно будет. Я пойду первым, а то мало ли что…
           Открываю дверь пошире, поднимаю саблю и осторожно выхожу наружу, быстро посматривая в ту и другую сторону. Но здесь действительно никого нет, и я расслабляюсь.
           И в это время знакомо меркнет свет и быстро спускается полумрак, но на этом дело не заканчивается, и он переходит в сплошную черноту. Ненадолго. Через пару секунд снова начинает светлеть, и я вижу совсем другой пейзаж: унылая дорога с указателем, впереди какой-то город, вдали цепью тянутся горы… Что за чёрт? Я оглядываюсь вокруг, и в то же мгновение на меня со всех сторон леденящей волной наваливается отчаяние; оно пронизывает меня насквозь, залезает в каждую клеточку тела и сковывает мозг. Не может быть! Я снова бросаю взгляд на дорожный указатель, грубый деревянный щит, на нём чёрной краской написано: «Тырговиште». Тырговиште! Легендарная столица графа Дракулы! Я с рёвом накидываюсь на указатель и начинаю полосовать саблей, но мощный дуб не подаётся ей, и на щите появляются лишь несколько зазубрин. Я швыряю в сторону саблю, падаю на колени, ору и начинаю лупить кулаками по земле. Сволочь Виртуальность! Я перешёл в шестую стадию, но один, без Клары!

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225645/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 137
Опубликовано: 01.03.2016 в 23:04
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1