Глава 10. На острове пигмеев. Стадия четвёртая (окончание)


           Я стою рядом с рулевым и даю указания, как лучше войти в бухту. Гавани здесь, разумеется, нет, но по игре я помню, в каком примерно месте «Клара» должна стать на якорь. Рулевой усердно крутит штурвал, изо всех сил делая вид, что это имеет какое-то значение. Наконец, корабль занимает нужное положение.
                     - Стоп, машина! – опрометчиво командую я, но тут же поправляюсь. – Убрать паруса! Спустить якорь! Шлюпку на воду!
           После подавления мною бунта все мои команды исполняются в мгновение ока. На палубе появляется Клара. У нас с ней что-то вроде перемирия, хотя официально мы его не заключали. Просто я понял, что ей по каким-то своим резонам нужно, чтобы я прошёл игру до конца; я сам за неимением какого-либо плана тоже пока настроен на это, так что на данном этапе мы союзники. Но, конечно, не забываю, что во время первой попытки она явно пыталась подбить команду на то, чтобы они не дали мне соскочить с игры. Клара останавливается у левого борта, и я подхожу к ней.
                     - Красивое платье, - говорю я. – Жалко его будет, надень что-нибудь похуже.
                     - О, Господи! – морщится она. – И эти будут меня раздевать?
                     - Вряд ли с сексуальной целью, - успокаиваю я. – Скорее, из чисто практических побуждений: они из твоего платья столько тряпок нарвут – на всё племя хватит. Представляешь, сколько из него набедренных повязок выйдет? А большего им и не надо.
                     - А ты уверен, что не с сексуальной? – немного ободрившись, спрашивает она.
                     - Убеждён. Сама посуди: в сравнении с ними, ты просто великанша, а во-вторых, абсолютно некрасивая: ни в носу, ни в губах ни одного кольца.
                     - Это радует, - усмехается Клара. – Правда, непонятно, зачем им тогда вообще меня похищать? Ну, забрали бы платье и успокоились.
                     - Видишь ли, - втолковываю я. – тут у них другая беда. С едой напряжёнка: пища только растительная , поэтому вечно голодные ходят…
           Она смотрит на меня ошарашенно и с откровенным испугом, потом закатывает глаза к небу.
                     - Час от часу не легче! – нервно поёживаясь, говорит она. – А ты этот эпизод всегда с первого раза проходил?
                     - Всегда. Они же маленькие, слабые и почти не вооружены. Ты и в самом деле не переживай, я тебя у них очень быстро отобью – испугаться не успеешь.
                     - Я верю тебе, Фрэнк, - кивает Клара. – Странно всё-таки: с едой у них проблемы, а мы на этот остров за продовольствием пришли.
                     - А разве это первая глупость разработчика? Я, честно говоря, даже не знаю, что тут у них брать. Решил, что воды немного наберём и фруктов. До Стамбула хватит.
                     - Ладно, пойду переоденусь, а то это платье действительно жаль.
                     - Я бы посоветовал под него надеть что-то вроде бикини. Причём, чем меньше будет площадь материи, тем больше шансов, что пигмеев она не заинтересует.
                     - Я воспользуюсь вашим советом, мистер Ньюмен, - Клара делает насмешливый реверанс и отправляется в каюту.
                     - И возьми какое-нибудь на запас! – кричу я вдогонку. – Чтобы там же и одеться!
           Платье, в котором она возвращается, и в самом деле ничуть не жаль, хотя и оно не в силах ни на грамм испортить удивительную красоту своей хозяйки.
           В шлюпку спускаемся по «эфиопскому» варианту: я держусь за канаты и Клара тоже.
           Место, куда мы причаливаем – узкий, но длинный песчаный пляж. Метрах в двадцати от него начинается лес фруктовых деревьев, из которого прямо на месте нашей высадки сбегает в море ручеёк с пресной водой: наша задача максимально облегчена; очевидно, в качестве компенсации за причинённые хлопоты с мятежом. Я отдаю распоряжение матросам наполнить водой бочку и нарвать каких-нибудь бананов-апельсинов, а затем поворачиваюсь к Кларе.
                     - Видишь, какой лесок красивый? – киваю я ей. – Пойди, поинтересуйся насчёт цветочков или чего-нибудь ещё и, конечно же, сразу кричи.
                     - Фрэнк, - боязливо говорит она, - а разве ты со мной не пойдёшь?
           Я отрицательно мотаю головой.
                     - Нельзя. Не хочу провоцировать Виртуальность. Эта попытка последняя, так что рисковать не стоит.
           Зря я запугал её своими россказнями про людоедов, тем более, что это только мои предположения. Вижу, что ей очень страшно, по-настоящему страшно, и её даже колотит.  Подхожу, обнимаю за плечи, прижимаю к себе и постепенно чувствую, что она успокаивается.
                     - Ты не бойся, - говорю, - это же игра, ты что, забыла?
                     - Да-а, - жалобно тянет Клара, - попытка-то последняя! На начало стадии нас уже не бросит. А если и вправду съедят? У нас на корабле матросы виртуальные, а мясо тоже едят! Я сама видела…
           Я снова её обнимаю, прижимаю к себе ещё крепче, а затем немного отстраняю и заглядываю в глаза.
                     - Неужели ты думаешь, что я позволю им тебя обидеть? Да пусть хоть всей своей оравой собираются, ничего у них не выйдет!
           И, неожиданно для себя, целую её в губы. Она очень доверчиво их раскрывает и отвечает на мой поцелуй. Потом некоторое время мы стоим и смотрим друг другу в глаза.
                     - Я пошла! – говорит Клара и даже чуть-чуть улыбается. – Не запаздывай, Фрэнк!
           Она снова слегка сжимает мою руку и направляется к лесу. Я смотрю вслед, но потом вспоминаю про Виртуальность, отворачиваюсь и иду к матросам, чтобы давать им ценные указания, как будто без меня они не знают, как наполнять бочку водой и рвать фрукты с деревьев.
           Буквально через пять минут раздаётся крик «Фрэнк!», и я изо всех сил бросаюсь в ту сторону. Быстро, однако, действуют ребята. Платье с неё уже сорвали, на бикини, как я и предполагал, не польстились, обхватили вдвоём – один за ноги, другой под грудь – и тащат вглубь острова. Ближе ко мне ещё одна группа – четыре человека, трое с копьями, один с луком – пролетаю мимо них не задерживаясь и с ходу врезаю здоровенного пинка тому, который держит Клару за ноги. Он вопит благим матом, выпускает её и кубарем отлетает в сторону. Второй бросает сам, и она падает, но тут же поднимается.
                     - Встань к дереву, - не кричу, а спокойно говорю я, чтобы она поверила, что опасности действительно никакой, хотя сам я уже так не думаю: с копьями-то, конечно, справлюсь, а вот лук – это очень неприятно.
           Клара послушно становится к ближайшему дереву, а я заслоняю её собой и поворачиваюсь к истосковавшимся по животной пище аборигенам. Те выстроились полукругом и медленно приближаются, явно радуясь тому, что количество потенциальной еды удвоилось, хотя по их плотоядным взглядам заметно, что с гастрономической точки зрения высокая и едва прикрытая грудь Клары привлекает их гораздо больше, чем всё моё тело. Вытаскиваю саблю и раздумываю, как построить бой. На компьютере я лихо скакал во все стороны, а здесь боюсь даже сдвинуться, чтобы не открыть Клару для копья или лука. Впрочем, стрелы у лучника маленькие, кривые и несерьёзные, их калибр рассчитан в лучшем случае на попугая. Очень надеюсь, что изобретательному разработчику не пришла в голову мысль пропитать их каким-нибудь ядом, и основное внимание уделяю копьям. Они тоже кривые, неуклюжие и без наконечников, а просто кое-как заострены – в общем, вся эта армия против меня абсолютно не боеспособна. Но отчего же тогда я так волнуюсь?
           Внезапно один пигмей с громким криком бросается вперёд и тычет в мою сторону своим жалким суррогатом оружия. Делаю резкое движение саблей, и в его руках остаётся кусок длиной с два карандаша. Это настолько его обескураживает, что он тупо его рассматривает, напрочь забыв о том, что собирался пообедать. Остальные тоже изумлены до крайности, они никак не могут понять, что случилось с копьём их собрата; очевидно, видеть в действии острое стальное оружие им ещё не доводилось. Принимаю решение этой тактики и придерживаться, никуда не отходить, а потихоньку срубать их копья, поскольку и осталось-то всего четыре. Но тут оказывается, что я недооценил их умственные способности. По-видимому, по законам их племени утрата оружия автоматически исключает его хозяина из числа участников праздничного пира, поэтому он уныло отходит в сторону, зато четверо других дружно орут и наносят удар сразу в четыре копья. Едва успеваю выпустить из рук саблю и, ухватив в каждую руку по два копья разом, с силой толкаю их вперёд, а затем вырываю у них из рук и начинаю наносить удары своими трофеями по их туловищам и головам, надеясь таким образом внушить отвращение к животной пище крупного размера. Копья разлетаются почти мгновенно, но я не останавливаюсь и пускаю в ход ноги и кулаки. Лучник, который всё это время пытался укротить непослушную стрелу, раз за разом соскальзывавшую с его тетивы, бросает это бесперспективное занятие и удирает первым, так и не получив от меня ни одного удара. Наверное, он у них кто-то вроде вождя, потому что остальные тут же пускаются следом. Разумеется, я и не собираюсь их преследовать даже для того, чтобы добавить пару пинков на прощанье, просто подбираю саблю, вкладываю её в ножны и протягиваю руку Кларе.
                     - Всё, - объявляю я, - мы уже почти в пятой стадии, осталось вернуться на корабль.
           Тут я обращаю внимание на её, с позволения сказать, одежду и предлагаю:
                     - Может, тебе платье сюда принести?
           Она категорически мотает головой.
                     - Нет, Фрэнк, мне просто необходимо искупаться в море. Эти, - она даже трясётся от отвращения, - лапали меня своими руками, а они у них грязные и мокрые… фу-у, ужас!
                     - Ладно, идём, - соглашаюсь я, и мы, держась за руки, выходим из леса.
           На пляже она сразу же выдёргивает свою руку, бежит к морю и бросается в него головой, и когда я подхожу, она уже вовсю плавает, то переворачиваясь на спину и на живот, то пускаясь в размашку.
                     - Фрэнк, иди ко мне! – весело кричит она.
           Я в замешательстве мнусь возле шлюпки, но тут, к моему огромному облегчению, возвращаются матросы, и я с преувеличенной серьёзностью начинаю распоряжаться погрузкой.
                     - Фрэнк, - снова кричит Клара, - ну, иди же!
           Я понимаю, что мне ничего не остаётся, кроме как признаться.
                     - Я не умею плавать, - смущённо говорю я.
                     - Не умеешь? ТЫ? – на её лице и в голосе такое удивление, словно она и представить не могла, что я могу чего-то не уметь. – А Эдвенчер?
                     - Наверняка тоже. По игре ведь ему этого не нужно.
           Она смотрит на меня с сочувствием, но спохватывается, заметив моё всё возрастающее смущение.
                     - А хочешь, - кричит она, - я тебя научу? Иди!
           Заниматься плаванием с таким инструктором – предел мечтаний любого мужчины, но я вынужден отказаться.
                     - Нет, - мотаю головой. – Как-нибудь в другой раз. В отличие от тебя, я не взял с собой купального костюма.
           Она понимающе кивает, снова пускается вплавь, почти тут же останавливается и начинает тереть руками своё тело, вероятно, в тех местах, где к нему прикасались руки аборигенов, затем направляется к берегу. Едва она выходит из воды по колено, матросы, естественно, бросают погрузку и выставляются на неё. Мне очень хочется прикрикнуть на них, чтобы не пялились, но я понимаю, что это будет несправедливо и даже жестоко по отношению к ним. Картина просто потрясающе красива: Афродита выходит на сушу из морской пены! И всё же я торопливо забираюсь в шлюпку, разыскиваю её платье и подаю ей.
                     - Ой, - растерянно говорит Клара, - а как же я буду надевать его на мокрое?
           Это и в самом деле проблема. Матросы уже откровенно ухмыляются, и она вся сжимается, чувствуя себя неуютно под их взглядами.
                     - Пойди в лесок, переоденься, - предлагаю я.
                     - Туда? – на её лице появляется ужас. – Ни за что!
                     - Да нет ведь там никого. Это же игра, а стадия пройдена…
                     - Нет, - решительно говорит она. – Лучше уж я так поеду.
                     - Когда отойдём дальше в море, будет холодно, - озабоченно говорю я. - Продует тебя… Ладно, мы сейчас решим эту проблему. Всем на берег! – командую я матросам.
           Они подчиняются настолько неохотно, что я не без оснований думаю, что, не подави я этот бунт, вряд ли мне удалось бы их заставить. Выгнав их на берег, вылезаю и сам, отвожу всех подальше от шлюпки и выстраиваю в плотную строгую линию лицом к лесу. Сам занимаю позицию чуть сзади, чтобы хорошо видеть каждого.
                     - Всё нормально, переодевайся! – кричу я. – Когда будешь готова, скажешь!
           Мы стоим, отвернувшись, матросы недовольно бурчат себе под нос, думаю, что-нибудь про собаку на сене. Внезапно ближайший ко мне не выдерживает, оборачивается и смотрит назад. Очевидно, зрелище, которое предстаёт перед его взором, настолько впечатляюще, что у него отпадает нижняя челюсть. Ударом кулака возвращаю её на место, замахиваюсь для нового удара, но даже это его не пугает, и он отворачивается медленно-медленно, то и дело возвращаясь взглядом на прежнее место. Я на него не злюсь, потому что догадываюсь, что происходящее сзади стоит того, чтобы не обращать внимания на пару зуботычин.
                     - Я готова! – наконец-то, кричит Клара, прекращая таким образом все наши мучения.
           Мы усаживаемся в шлюпку, трое сталкивают её на воду, садятся тоже, матросы опускают вёсла, загребной подаёт команды, и шлюпка лихо мчится к кораблю.   Искупавшаяся и посвежевшая Клара сидит рядом со мной и весело болтает о своих переживаниях.
                     - Ой, как я испугалась, когда эти меня потащили! Главное, вообще никого не было видно, откуда они выскочили? А ты молодец, Фрэнк, очень быстро прибежал! А я когда тебя увидела, сразу же бояться перестала! И потом, когда у дерева стояла, даже ни капельки не волновалась, просто ждала, когда ты с ними разделаешься! Правда-правда, мне с тобой – ну, вот вообще ни чуточки не страшно!
           Я млею и от её слов, и от восхищённого взора. Но женщины – абсолютно непредсказуемые существа! Будут хвалить вас, восторгаться вами – и вдруг – бац! – вы и мигнуть не успеете, как их осенит какая-то новая мысль, и вы тут же в их глазах превратитесь в антигероя!
           Вот и Кларе в голову, видно, такая мысль пришла. Её взгляд тухнет, она всего секунду раздумывает, а затем начинает смотреть на меня с негодованием и гневом.
                     - Если бы это была не последняя попытка, - возмущённо говорит она, - я бы тоже нисколечко не испугалась. Подумаешь - перенесёт на начало стадии! А ты вторую попытку провалил нарочно! Зачем? Чтобы я со страху чуть не умерла?
           И она обиженно отворачивается от меня и надувает губки. На палубу мы поднимаемся тем же порядком, ухватившись каждый за свой канат и не глядя друг на друга. Поднявшись, она хочет уйти в свою каюту, но вспоминает, что ей надо меня целовать, и при этой мысли тяжело вздыхает. Конечно, она знает, что поцелуй должен быть нежным, но совладать с собой не может и целует меня вовсе не нежно, а напротив, холодно, обиженно и подчёркнуто безразлично, но Виртуальность, очевидно, до того рада, что стадия, наконец-то, пройдена мною по всем правилам, что решает не обращать внимания на такую небрежность Клары, и мы переползаем в следующую. А может, Виртуальность, в отместку за все мои прегрешения перед нею, захотела мне досадить, вот и не стала заставлять Клару меня перецеловывать. Я решаю ей это припомнить, и больше всего потому, что наш с Кларой поцелуй сегодня мог быть особенно волнующим: ведь я точно знаю, что под платьем у неё ничего нет!

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225573/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 151
Опубликовано: 29.02.2016 в 12:27
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1