Глава 6. Бунт на корабле. Стадия четвёртая (начало)


          Вот я и в четвёртой стадии, на которую делал ставку с самого начала. Пора уже на что-то решаться, а я всё ещё не могу сделать выбор. У меня есть два варианта для продолжения; оба они имеют плюсы и минусы, в обоих минусов больше.
           Во-первых, можно остаться в этой игре и попробовать дойти до конца, несмотря на то, что в пятую и шестую стадии я не заглядывал. Но ведь я владею общим принципом, через виртуализатор получил навыки именно для неё – с этой стороны получается, что «Поиски сокровищ» пройти более реально, чем что-то другое. Опять-таки, в финале получаю кучу сокровищ и в Рочестер (виртуальный) возвращаюсь, как говорится, не с пустыми руками, что даёт шансы окончательно разделаться с «Джейсон & Доусон». Про Стамбул и Румынию, правда, читал только в описании к игре, но не думаю, что мой друг-разработчик припас там что-то принципиально новое, наверняка всё те же драки и фехтование. В общем, всё вроде бы «за», если б не один нюанс: Джейсон и Блейн – далеко не дураки, и, без всяких сомнений, уже сообразили, что с такими деньжищами я могу их по миру пустить. И надо полагать, давно к этому приготовились. Например, временно вывели свою контору из виртуальности, и тогда если я даже появлюсь в Рочестере, согнувшись под тяжестью мешка с бриллиантами, до них мне не добраться. И это – меньшее, что они могли сделать, а что ещё придумал хитрый ум Блейна, мне и представить не дано.
           По всему выходит, что надо соскакивать с этой игры и наобум ломиться в другую.  Но в этом варианте вообще сплошные минусы: не знаю, что за игра и как её проходить, виртуальных способностей для неё не получил – то есть, шансов совсем никаких. И за всем этим где-то вдалеке маячит маленький плюсик: меня потеряют и не будут знать, когда и с какой стороны ждать. Впрочем, не буду знать этого и я сам.
           По моему глубокому убеждению, трудностей у меня и без того хватало, а теперь прибавилась ещё одна: отныне я должен зорко следить за Кларой и в любой момент ждать подвоха с её стороны, ибо знаю точно, что она ведёт какую-то свою игру. Ведёт недавно, с сегодняшнего утра, после того, как я открыл ей, что хочу соскочить с игры и потеряться.  Шаг этот с моей стороны был вынужденным: мы в четвёртой стадии, дальше тянуть нельзя, и я рассказал ей и это, и то, в каком положении окажется она, если я вывалюсь из игры один. Учитывая отношения, которые начали складываться между нами в последнее время, я ожидал с её стороны горячего одобрения и безусловного согласия. Или хотя бы какого-нибудь нейтрального: «Поступай так, как считаешь нужным, Фрэнк. Я с тобой». А увидел в её глазах полную растерянность. Потом она бросилась убеждать меня, что делать этого ни в коем случае нельзя и нужно идти так, как было задумано. А убедившись, что я твёрдо решил не плясать под дудку двух «Д», отступилась и замолчала.
           Завтрак наш проходит в напряжённом молчании, из чего становится абсолютно ясно, что отныне мы не друзья, не союзники, а… Ну, нет, пожалуй, ещё не враги, но что соперники в чём-то, это наверняка. Только однажды Клара поднимает на меня глаза и очень серьёзно спрашивает:
                     - Фрэнк, а если я откажусь идти с тобой, ты бросишь меня здесь одну?
           Я молчу, потому что и сам не знаю: не решил ещё. Клара моё молчание расценивает как ответ и замыкается окончательно.
           После этого весь её распорядок резко меняется. До сих пор все дни на корабле она проводила одинаково: или гуляла со мной по палубе, или отдыхала в каюте. А после нашего разговора рядом с собой я её не вижу, зато постоянно замечаю то в одной, то в другой группе моряков команды, и, судя по жестикуляции, она о чём-то с ними оживлённо беседует.
           Я усмехаюсь. На мятеж она их подбивает, что ли? Зря старается: об этом уже разработчик позаботился. По-видимому, не смог придумать, за каким бы ещё атрибутом от тайника сгонять Эдвенчера, поэтому сделал так: матросы решают захватить корабль и стать пиратами, и пока Эдвенчер расправляется с бунтовщиками, корабль сбивается с курса, и его выносит к неизвестному острову, населённому – очевидно, в виде компенсации за дополнительные заморочки с мятежом – пигмеями,которых Эдвенчер расшлёпывает легко и непринуждённо. Результат прохождения мною этой стадии – 100% с первого раза.
           Я смотрю на ухищрения Клары и чувствую горечь в душе. Вот они, женщины! В тот момент, когда я уже поверил, что между нами что-то завязывается, происходит поворот на 180 градусов. И причины я не знаю. «А больше меня пока ни о чём не спрашивай, хорошо»? Ладно, не буду… А ведь могла бы честно рассказать мне о своих проблемах, и мы бы вместе над ними подумали. Так нет же, не доверяет… Тут я с некоторым стыдом думаю, что и сам открылся ей не до конца: ничего ведь не сказал о том, что намерен не просто потеряться, а победить двух «Д», разгромить их фирму… Сразу прихожу к выводу, что, пожалуй, и не мог: нельзя же забывать об этом «Роберт»! Заколдованный круг получается. Чтобы мы с ней смогли поверить друг другу, один из нас должен открыться первым, но ни я, ни она на это не решаемся.
           Мне приходит в голову, что есть ещё один вариант, и он, скорее всего, обратим, что немаловажно, если последствия окажутся неприемлемыми. Несколько минут обдумываю свою мыль и решаю, что попробовать стоит. Помимо Клары и двух «Д» с Блейном есть ведь ещё Виртуальность. Почему бы не выступить против неё? Результат непредсказуем, но вполне может оказаться таким, который устроит и меня, и эту молодую интриганку.  Всё, решено! Ох, и заверчу же я сейчас! Я ведь практически ничем не рискую: бросит на начало стадии – плевать! Съест одну попытку? Ещё раз плевать! Останется две, а мне этого за глаза хватит.
                     - Хоук! – ору я. – Хоука срочно ко мне!
           По игре именно он является главарём мятежников.
                     - Хоука к капитану! Хоука к капитану! – понеслось по кораблю.
           Через минуту он передо мной: здоровенный, широкоплечий, маленькие глазки недобро блестят, и в уголках притаился страх.
                     - Слушаю, капитан!
           Я по-свойски обнимаю его за плечи, для чего приходится задирать руку чёрт знает куда, и мы не спеша прогуливаемся по палубе.
                     - Хоук, дружище, - спрашиваю я, - как идёт подготовка?
                     - К чему, сэр? – вполне натурально удивляется он.
                     - Ну-ну, не надо… Я о бунте на корабле. Много удалось собрать сторонников? Когда начнёте? Может, помощь моя нужна?
           Он вырывается.
                     - Не понимаю, о чём вы, сэр, - холодно говорит он. – Я могу идти?
                     - Брось, дружище, - по-отечески втолковываю я, – мне всё известно. Даже то, что мы с тобой будем драться на саблях вон там, - показываю рукой вверх, - и я сброшу тебя на палубу. Ты знаешь, что такое компьютер, Хоук? А виртуальность? А знаешь, что ты не живой человек, а порождение этой самой виртуальности?
           Некоторое время он смотрит на меня с выражением полнейшей растерянности на лице и вдруг неожиданно пускается наутёк ко входу на нижнюю палубу, и слышно, как он скатывается вниз по лестнице.
                     - Схватить мерзавца! – командую я четверым матросам. – Заковать и притащить сюда!
           Они нерешительно бросаются следом. Чёрта с два они его схватят. Единственное, чего я этим добился, дал Хоуку железные аргументы для бунта: «Капитан сошёл с ума! Вяжем его, ребята»! Ладно, я ещё не закончил.
           В пылу этих событий не замечаю, как ко мне подходит Клара.
                     - Зачем ты так, Фрэнк! – осуждающе спрашивает она. – Сам же говорил, что с Виртуальностью шутки плохи.
           Как будто не понимает, что всё это – из-за неё! Я ещё терпел то, что вынужден, как дурак, мотаться по виртуальным морям и странам, разделываться с виртуальными врагами и в конечном итоге даже не представлять, как отсюда выберусь. Но от её отступничества просто озверел. Ладно ещё султан – я же её от пиратов и эфиопов вытащил, и вот благодарность!
                     - Это моё дело, - отрезаю я. – Я ведь у тебя твоих планов не выведываю. И вообще, иди вон туда, - я показываю рукой на нос судна, - здесь сейчас такое начнётся – так что держись подальше.
           И не обращая больше на неё внимания, направляюсь к носовым орудиям правого борта. Не быстро иду, а властной походкой хозяина, не оглядываясь по сторонам, как бы говоря: «Плевал я на всех вас! Кто вы такие против меня? Мошкара»! В общем, явно подражаю походке Юла Бриннера в «Великолепной семёрке». На пушкарей это производит неизгладимое впечатление. Они поспешно вскакивают, чего раньше никогда не делали, и испуганно смотрят на меня.
                     - Канонир! – рычу я. – Три пушки из портов – вон! Установить на палубе и развернуть в сторону кормы!
                     - Невозможно, сэр! – тоже перепуганный, говорит он. – Пушки закреплены на выдвигающихся площадках…
                     - Оторвать! Немедленно!
           Он отдаёт распоряжение, и двое пушкарей убегают за инструментом. И здесь неудача. Ясно, будут волынить до тех пор, пока бунт не начнётся. Чёрт с ними. Ещё чего-нибудь придумаю. Для меня сейчас главное – взбесить Виртуальность. Довести её до белого каления. Пусть выкинет что-нибудь, вот тогда мы с ней сразимся!
           Не обращая больше на них внимания, всё той же походкой направляюсь ко входу на нижнюю палубу и спускаюсь. Из-за дверей кубрика доносится гул голосов и отдельные выкрики. Ропот недовольных, так сказать. Распахиваю дверь и вхожу внутрь.
           Нечто подобное и ожидал увидеть. Сидят вокруг стола, густо уставленного кружками, стаканами и бутылками, а во главе его, естественно, Хоук. Как раз что-то говорил, но, увидев меня, так и застывает с раскрытым ртом. Сразу же наступает гробовая тишина. Не глядя, хватаю за одежду первого попавшегося, вышвыриваю из-за стола и сажусь на его место.
                     - Ром хлещете? – дружелюбно интересуюсь я, ни на кого конкретно не глядя.
           Первым приходит в себя… этот… как его… боцман, что ли?
                     - Налить капитану! – чётко командует он.
           Тут я пристально смотрю на Хоука, но тот никак не реагирует, а бутылку хватает штурман, чья роль на судне вообще номинальна - корабль сам плывёт куда надо – и наполняет стакан. Пока он это делает, мрачно оглядываю всех присутствующих и, к своему удивлению, не обнаруживаю ни одного шкипера. Вот это да! Неужели и у виртуальных есть какое-то понятие о порядочности, и они считают недопустимым выступать против того, с кем живут в одной каюте? Но ведь игрой вариант с нашим совместным проживанием не предусмотрен; что же, это их собственное решение?
           Штурман налил и подобострастно протягивает мне стакан. Я его игнорирую.
                     - Ты это кому налил, юнге, что ли? – интересуюсь я, выхватываю кружку из рук сидящего слева, выплёскиваю в сторону остатки и протягиваю штурману. – А теперь налей капитану!
           В кубрике раздаётся одобрительный гул. Матросам явно нравится моё поведение, и у меня даже возникает мысль, не удастся ли мне таким образом разрушить заговор Хоука?  Тоже вариант неплохой, меня сейчас устраивает всё, что идёт вразрез с ходом игры. Но на этом всё заканчивается, и я сокрушённо думаю, что глупо надеяться на какую-то их реакцию, инициатива здесь может быть только моя. Оглядываю стол и вижу, что в кусок говядины воткнут здоровенный нож. Отлично. Сцена в кубрике вообще игрой не предусмотрена, а такой-то вариант уж и подавно.
           Беру у штурмана поспешно наполненную кружку, поднимаю её и поднимаюсь сам.
                     - Ну, ребята, за то, чтобы у вас всё получилось! – говорю я и делаю длинный глоток.
           Они явно расслабились, и в этот момент я с силой выплескиваю ром прямо в глаза Хоуку. Он отчаянно вопит и начинает их протирать, а я впрыгиваю на стол, выхватываю нож и, оказавшись с ним рядом, приставляю к горлу. Плагиат, конечно, такое уже с султаном проделывал, но почему бы и не повторить? Тем более, что в прошлый раз Виртуальность за это меня из стадии выкинула.
           Но в этот раз она что-то замешкалась. Растерялась, что ли? Проходит минута, вторая, а ничего не меняется; Хоук стоит, боясь пошевелиться, не дёргаются и его сообщники. Нужно как-то усугублять. Перехватываю нож в левую руку, а правую завожу со стороны его живота и шарю по левому боку, пока не нащупываю рукоять сабли.  Вытаскиваю её из ножен и приставляю кончик к горлу штурмана.
                     - Открыть иллюминатор, живо! – командую я и заботливо добавляю: - Только аккуратнее двигайся, на саблю не наколись.
           Штурман отдраивает иллюминатор, раскрывает его,я подвожу туда Хоука, убираю нож от его горла, зато приставляю к спине саблю в области сердца.
                     - Сам спрыгнешь, - спрашиваю я, - или тебя подколоть?
           Такого, как я и надеялся, Виртуальность вытерпеть не в силах. Внезапно возникает холодное мерцание, и я проваливаюсь в уже знакомый полумрак.
           Я опять во внеигровом пространстве, но на этот раз один. Без Клары. А всё остальное точно так же: абсолютная тишина, ровное покрытие и до горизонта – ничего.  Внимательно оглядываюсь вокруг – должна же Виртуальность дать мне какой-то намёк: мол, если одумаешься, то иди вон в ту сторону. И действительно, в одной из сторон, как и в тот раз, замечаю свечение. Но только топать туда не собираюсь. Снимаю кафтан, ложусь прямо на покрытие, а кафтан подкладываю под голову. Лежать, конечно, жестковато, но терпеть можно. В общем-то, не надеялся, что удастся быстро заснуть, но, видимо, сказывается жуткое нервное напряжение, и я на самом деле засыпаю.

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225275/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 144
Опубликовано: 26.02.2016 в 13:46
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1