Глава 5. Слово в пещере. Стадия третья (окончание)


          Падая, я ободрал правое плечо и набил шишку на лбу. Таким образом, все сомнения по поводу того, будет ли мне больно, вися на эфиопском копье, исчезли. Этот трюк для меня смертельно опасен. С первого раза, правда, убивать не будут, а сделают так, чтобы меня хватило ещё на две попытки. В общем, здравый смысл велит и близко к ним не подходить, да только слушать его я, конечно, не намерен.
           На первый взгляд ничего неожиданного не произошло. В конце концов, так по игре и положено, чтобы Клару похитили. Эдвенчер после этого спокойно продолжает путь к пещере, читает слово, а потом разыскивает Бьюти. Я же без колебаний решаю эту последовательность поменять местами. Клара – не безликая виртуальная Бьюти, она в реале будет страдать всё то время, пока я её не спасу. Поэтому даже не пытаюсь проверять, возможен ли задуманный мной выход за границу территории, хотя и нахожусь рядом с ней, а тут же отправляюсь обратно в порт.
           Мне абсолютно непонятно, что произошло. Эту стадию на компьютере я прогонял раз тридцать, и каждый раз без единого отклонения: Кла… то есть, Бьюти похищали во время первой ночёвки. Почему сейчас произошли изменения? Связано ли это как-то с тем, что очень долго отсутствовал возница? Он что, предупредил виртуальных сообщников, что я действую не по плану, и те решили застать меня врасплох? Бред. Не могут виртуальные самостоятельно принимать решения. У меня мелькает мысль, не причастен ли к этому Блейн. Положим, он нашёл способ отслеживать мои действия, заметил, что я снова пошёл на нарушение правил и стал руководить виртуальными со своего компьютера. Ещё больший бред. Зачем ему это нужно? Он наоборот заинтересован в том, чтобы я дошёл до конца как можно проще и быстрее и начал выполнять то, для чего меня сюда и забросили. Нет, Блейн здесь явно не при чём.
           Остаётся последний вариант, самый бредовый и тем не менее самый реальный: это вмешалась сама Виртуальность! На первый раз она меня просто предупредила, вышвырнув из игры да ещё довольно далеко, так что нам с Кларой пришлось потрудиться, чтобы добрести обратно, а сейчас, увидев, что я вновь собираюсь схитрить, просто не позволила мне этого сделать. Если так, то плохи мои дела. С Блейном я ещё мог бы справиться, несмотря на его гениальность, а против Виртуальности у меня шансов нет!
           В порту практически всё по-прежнему, по-моему, я даже вижу того самого возницу – без Клары в повозке, естественно, - но пытаться взять его за грудь и что-то требовать, разумеется, бесполезно. Убеждён, что этот эпизод у него уже начисто стёрся. Нет, в том-то и суть, что разыскать её я должен сам. Вот только не будет ли Виртуальность и здесь мне мешать, заставляя, чтобы я вначале отправлялся в пещеру? Но вот уж в этом-то я ей не подчинюсь! Сначала Клара, а потом уже всякие идиотские слова.
           Будь это в реальной Эфиопии, моя задача, скорее всего, была бы невыполнима. По всей стране тысячи деревень да ещё чёрт знает на каком расстоянии друг от друга. Попробуй, найди. Но в виртуальности она всего одна, и я знаю, где.
           С проводниками не связываюсь, покупаю мула (вроде бы слышал, что они не так упрямы, как ослы), запасаюсь водой и немедленно отправляюсь в путь. На секунду мелькает мысль пойти к шлюпке и взять у своих хотя бы саблю, но тут же понимаю, что Виртуальность мне этого не позволит: на этой стадии я должен драться безо всякого оружия.
           Путь до деревни неблизкий, а мул уступает в скорости даже моему роверу, поэтому времени для анализа ситуации у меня достаточно. Из всех мыслей, приходящих в голову, только одна не вызывает никаких сомнений: положение моё весьма незавидное. Судите сами: тащусь медленно по саванне, переживаю за Клару и ещё не факт, что смогу её отбить… Изредка дорогу пересекает река, приходится преодолевать её вброд, и на это тоже уходит время. Убеждаюсь, что скотина-разработчик про Эфиопию всё-таки читал: в реке полно крокодилов! После одного такого перехода остаюсь без мула, и дальше вынужден идти пешком. Очень утешает и взбадривает мысль, что в реальной Эфиопии в изобилии водятся львы, леопарды, гиены и шакалы, а также несчётное количество всевозможных змей, включая кобру. Последнее особенно радует, если учесть, что в конце стадии мне предстоит лезть в пещеру.
           Ну всё, осталось пробраться узким проходом между скалами, и за ним – деревня. Как и в игре, сначала не выхожу из него, а стою, притаившись, и внимательно всё рассматриваю. В центре деревни большая лужайка – своего рода, деревенская площадь. Сцена, происходящая на ней, мне понятна и знакома: бракосочетание Клары с вождём племени. Она уже одета в те самые две узкие полоски. Странно, смотрю на неё без всяких греховных мыслей, а ведь в Рочестере думал, что это будет меня жутко отвлекать.
           Хорошо бы, конечно, поджечь что-нибудь; перепугаются эфиопы до невозможности, а я схвачу потихоньку Клару и… Нет, не позволит мне этого Виртуальность, должен драться – значит, дерись.
           Снова, как и в султанском дворце, делаю резкий выдох – ну, выручай, Эдвенчер! - и с рёвом влетаю в центр круга. Жениху по морде ногой. Готов сразу, а ещё - вождь. Отсечь Клару от других не удаётся: меня явно ждали, и весь этот спектакль для того, чтобы я смог проявить себя! Очень хотелось бы их не разочаровать, но положение весьма тяжёлое: трое эфиопов, тыча в мою сторону копьями, заставляют меня отступить. Хорошо хоть остальные не полезут: точно помню, что в игре было трое. Правда, и этого – более чем достаточно.
           Не спуская глаз с них, а точнее, с копий, двигаюсь спиной вперёд, выпадами в стороны провоцируя их на лишние движения – пусть помашут копьями ребята, – и стараюсь описать круг. Краем глаза замечаю, что Клара вырвалась от какой-то старухи и подбежала к дереву, прислонившись к нему спиной. Пока всё правильно. Тут вспоминаю, как удачно расправился с ними во время визита Джейсона и решаюсь. Делаю ложное движение вперёд, эфиопы дружно наносят в пустоту вздымающий удар, а я подлетаю к левому и ударами рук – больно, чёрт возьми, но получается! – вдребезги разбиваю его задранное кверху копьё. Пока он стоит ошарашенный, в заднем ударе ногой бью по морде второго и выхватываю копьё. Очень хочется кольнуть им третьего, но нельзя! Надо только руками и ногами. Переламываю копьё о колено, обломки отбрасываю в сторону, ближнего к себе эфиопа хватаю за… чёрт, за что же его схватить? Волосы короткие, а из одежды только набедренная повязка… Хватаю за неё и, с силой крутанув парня, швыряю на последнего копьеносца. Тот в растерянности отдёргивает копьё в сторону и делает это очень вовремя: в него врезается моя катапульта, и оба они летят на землю. Копьё зажато между ними. Подскакиваю и ударом ноги сверху переламываю пополам, при этом оба упавших вопят благим матом. Всё! Самая трудная стадия – и с первого раза! В игре после этого звучала музыка перехода, но ведь сейчас я изменил последовательность, и слово ещё не отыскано.
           Подхожу к Кларе, озабоченно глядя ей в лицо.
                     - Как ты? – спрашиваю я, ожидая, что она разразится упрёками за то, что позволил в порту провести себя, как последнего болвана.
           Но вместо этого она обнимает меня, прижимается к груди и… плачет! Я тоже её обнимаю.
                     - Ты прости, - говорю виновато, - я даже и подумать не мог…
           Она ничего не отвечает, только на секунду отрывает руку от моего плеча и машет ею непонятно. Как это трактовать? «Отстань, дай успокоиться»? Или «Ничего, я же понимаю, что ты не виноват!»? Хорошо бы второе…
           И ещё хорошо, что это – игра. Потому на меня никто больше не нападает, и вообще все убрались с глаз долой.
           Клара приходит в себя минуты через три.
                     - Не смотри на меня, - сердито говорит она, прижав к лицу ладони.
           Я отстёгиваю от пояса флягу с водой.
                     - Давай, я полью тебе, а ты умойся.
                     - Ладно, только ты всё равно не смотри.
           После этого мы идём разыскивать её одежду. Клара знает, в какой она хижине, поэтому находим быстро. Я заглядываю внутрь и вижу, что там пусто.
                     - Заходи, переодевайся, я здесь подожду, - говорю я. – И не бойся никого, они больше не опасны.
                     - А я уже и не боюсь, - она даже улыбается.
           Я осматриваюсь вокруг. Возле одной из хижин замечаю одногорбого верблюда.   Замечательно! Хотя бы Клара сможет ехать.
           Вскоре она выходит и осматривает себя.
                     - Платье всё помялось, - капризно говорит она. – И грязное.
                     - На корабле поменяешь, - успокаиваю я её..
           Теперь об этом можно рассуждать спокойно. С эфиопами покончено, а всё остальное – тьфу.
                     - А далеко до этой пещеры?
                     - Порядком-таки. Нам придётся где-то ночевать.
           Это подсказывает мне, что нужно запастись чем-то тёплым. Захожу в хижину, обнаруживаю ворох всякого тряпья и беру с собой. Верёвкой привязываю его к шее верблюда, усаживаю сверху Клару – для этого приходится рвануть подол её платья, чтобы сделать «разрез» - и мы отправляемся в дальнейший путь.
           До того, как начинает темнеть, успеваем пройти миль восемь. Мы уже в гористой местности, но тут вижу расположившуюся прямо на скалах довольно симпатичную поляну к тому же с несколькими апельсиновыми деревьями, и останавливаю верблюда.
                     - Будем ночевать здесь, - объявляю я, ссаживая Клару на землю.
                     - А змей здесь нет? – опасливо спрашивает она, оглядываясь вокруг.
                     - Даже если есть, они нам не опасны, - успокаиваю я. – В игре все хлопоты были только с эфиопами, никакая другая живность неприятностей не доставляла. Значит, и здесь будет так. Есть одно существо, которое строго следит, чтобы правила не нарушались.
           И я рассказываю ей про Виртуальность.
                     - Так вот почему у тебя в порту не получилось, - задумчиво говорит она.
           Ужинаем мы апельсинами, которые я срываю с ближайшего дерева. Не ахти какая еда, но завтра ещё до полудня мы будем на корабле, а за такое время ещё никто от голода не умирал. Затем из кучи тряпья мы с Кларой сооружаем некоторое подобие постелей и укладываемся спать.
           Завтрак наш по ассортименту представленных в нём блюд в деталях напоминает ужин, но уже то хорошо, что он вообще есть. Встали чуть свет и свои постели покинули без сожаления: нам не терпится всё быстрей закончить и вернуться на корабль. Поэтому, съев по апельсину, тут же двигаемся дальше. За ночь Клара успела отойти от своих вчерашних переживаний, и теперь рассказывает мне, что с ней произошло после похищения в порту.
                     - Этот… на повозке… привёз меня обратно в порт, а там уже ждали… ну, те, которые из деревни. Меня стащили с повозки, связали руки и ноги и закинули на верблюда; прямо перекинули через шею и всю дорогу так везли, как будто тюк какой-то! Когда меня схватили, я кричала, верещала, но никто и внимания не обращал! Я так испугалась… Меня, не переставая, колотило до того момента, пока ты не появился. А в деревне сразу затащили в ту хижину, сорвали одежду – хорошо ещё, что женщины! по-моему, жёны этого самого… - переодели и стали готовить к свадьбе! Ох, Фрэнк, какой ужас! Я сразу вспомнила, что ты мне на корабле рассказывал. А самое жуткое, что всё было настолько реально, что я и вправду подумала: жить мне здесь до конца дней, если ты не придёшь… Ну, ничего себе – игра! Какая ж это игра, если всё взаправду происходит! Роберт мне ничего об этом не говорил!
           Один-один. А точнее, сто-один в пользу Доусона. Если Кларе было несколько неприятно, когда она узнала, что я был трижды женат, то меня её «Роберт» бьёт наповал. Отправляет в глубокий нокаут. Значит, он ей не отец и не дядя. А кто? Не так уж и много вариантов остаётся… Я уже не слушаю, что она говорит дальше, и только её двойное «Фрэ-э-нк!» заставляет меня очнуться.
                     - Что? – спохватываюсь я.
                     - Я спросила, ты уверен, что больше никаких опасностей не будет? Хотя бы на этой стадии?
                     - Нет, я же говорил: дальше без проблем. Не волнуйся, верну тебя мужу в полном здравии.
           Вероятно, в моём голосе звучит явный сарказм и, возможно, ещё что-то. Клара пристально смотрит на меня, но ничего не говорит. Некоторое время мы идём – то есть, я иду, а она едет – молча, но потом краем глаза замечаю какое-то её движение, смотрю и вижу, что она правой рукой ухватилась за шею верблюда и наклонилась вниз, глядя на меня.
                     - Фрэнк, - просит она, - подойди сюда.
           Я останавливаю верблюда и подхожу, а она неожиданно свободной рукой обнимает меня за шею и целует в губы. Очень нежно целует, как будто сейчас конец стадии. Потом выпрямляется, ещё несколько мгновений смотрит мне в глаза, затем отворачивается, и мы трогаемся дальше.
                     - Я незамужем, - говорит Клара. – И никогда не была. А больше меня пока ни о чём не спрашивай, хорошо?
           Вместо ответа я молча смотрю ей в глаза, и она всё понимает. Ну, и дела! У нас с ней уже получаются разговоры без слов! Так недалеко и до… Да, но ведь я намного старше её! Лет на десять, по крайней мере. Эх, чёрт, Фрэнки, не о том ты думаешь! Пусть всё идёт, как идёт, а там видно будет!
           Пещеру я нахожу легко.
                     - Побудь здесь немного, - говорю Кларе. – Я быстро. Всё здесь знаю.
                     - Ну, уж нет! – решительно говорит она. – Не очень-то я доверяю твоей Виртуальности! С тобой мне спокойнее.
           Я не спорю и помогаю ей сойти на землю. Вход в пещеру довольно низкий, и коридор такой же, поэтому некоторое время мы вынуждены идти согнувшись. Я держу Клару за руку, но она и сама в мою вцепилась, и видно, что отпускать её не намерена. Наконец, коридор выводит нас в высокий и широкий зал. Здесь светло.
                     - О, Господи! – испуганно вырывается у Клары.
           Обстановочка вполне в духе балбеса-разработчика. На компьютере я её неоднократно видел, но здесь и мне становится немножко не по себе, хотя и понимаю, что это всего лишь антураж. Везде разбросаны человеческие черепа и кости, на стенах горят факелы, по полу ползают змеи, а по бокам главной стены стоят два скелета в обрывках одежды. Я обнимаю Клару за плечи.
                     - Не бойся, это всё не настоящее.
                     - А где же слово? – нетерпеливо спрашивает она.
                     - Сейчас… подожди немножко. Оно появится на этой стене.
           С треском вспыхивают факелы, изо ртов скелетов вырывается пламя. Клара ойкает, и я крепче обнимаю её. Медленно, очень медленно, фрагмент за фрагментом, буква за буквой вырисовывается кровью написанное слово.
                     - Ынджэру, - вслух читает она. – Интересно, оно что-нибудь означает?
                     - Ты знаешь, - усмехаюсь я, - дома я задал себе тот же вопрос. И не поленился, полез в справочник. Так вот, ынджэру – это мучная лепёшка!
           Клара весело смеётся.
                     - Ой, не могу! Он что, ничего более подходящего не нашёл? Смех!
           Она уже не боится, да и задерживаться здесь больше ни к чему, и мы выбираемся наружу.
                     - Так получается, ты это слово знал? Зачем же мы тогда сюда тащились? Нельзя было сразу на корабль?
                     - Я же тебе объяснял: Виртуальность следит за правилами. Обязан я залезть в пещеру – значит, должен лезть без лишних слов.
                     - Ну, теперь-то, по крайней мере, всё?
                     - На этой стадии - да. Все условия выполнены, и мы можем спокойно отправляться назад.
           Я помогаю ей снова влезть на верблюда, и мы распечатываем последний отрезок пути. Идти ещё далеко, а я очень устал, и только два предстоящих момента согревают мне душу: сначала мы будем стоять, обнявшись, пока нас поднимают на палубу, а потом она меня поцелует. Нежно.

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225218/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 121
Опубликовано: 26.02.2016 в 13:34
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1