Глава 4. Фрэнки снова собирается схитрить. Стадия третья (начало)


          Из шкиперов громче всех храпит тот, который проверял, не покосилась ли грот-мачта. Из-за него мои запасы табака, реквизированные у Смоука, истощаются быстрее, чем я рассчитывал, потому что посреди ночи приходится выходить на палубу и курить, успокаивая нервы. В такие часы я в своих размышлениях пытаюсь придумать, можно ли извлечь что-нибудь для себя полезное из того, что я узнал, вывалившись из игры. Мы с Кларой шли по внеигровому пространству и потом сумели проникнуть внутрь.  Значит, теоретически можно предположить, что если бы мы пошли в другую сторону, то смогли бы попасть и в другую игру. Беда в том, что неизвестно, как далеко она находится, и можно ли до туда хотя бы на самолёте долететь…
           Но кое-что это всё-таки даёт. Я точно знаю, что пересечение есть в четвёртой стадии, и если вывалиться из неё, то можно обойти территорию игры – не так уж она велика – и найти другую. Будем иметь это в виду.
           Сейчас – утро, и мы, как всегда, стоим возле борта с Кларой. Она уже знает, что плывём в Эфиопию.
                     - А что нам там нужно? – удивляется она.
           Я с трудом удерживаюсь от крепких выражений.
                     - Понимаешь, у Блейна на разработке игр сидит какой-то кретин. Сделал он несколько сцен с мордобоем и поединками на холодном оружии и решил это как-то обставить. Получилось – «Поиски сокровищ». Вроде как разнообразие какое-то: не в одном месте дерутся, а в разных странах. А как прогнать по ним героя? Вот этот умник и придумал: карта у пиратов, ключ у султана, у эфиопов в пещере нужно прочитать какое-то слово… А то, что всё это - полный идиотизм, ему по скудости интеллекта и в голову не пришло. Ну, посуди: тайник находится в Румынии в замке графа Дракулы, а ключ отнего с какой-то стати во дворце султана; висит себе на крючочке в специально для этого отведённой комнате да ещё тигр его охраняет…
           Она усмехается.
                     - Действительно глупо. А слово зачем?
                     - А его, видишь ли, нужно произнести после того, как повернёшь ключ – иначе тайник не откроется.
           Теперь Клара уже искренне хохочет.
                     - Ужас! И в самом деле полный бред! Ну, а лично мне в Эфиопии что грозит? Султанов-то с гаремами, насколько понимаю, там нет?
                     - Да, это так, но тебе от этого вряд ли легче. Я – давно когда-то – читал, что в Эфиопии полигамия, и шесть- восемь жён – явление для эфиопской семьи обычное…
                     - О, Боже!
                     - … а поскольку, как ты верно заметила, они – не султаны, то живут в обмазанных глиной каменных хижинах…
                     - Фрэнк, я хочу обратно к султану! У него во дворце очень уютно!
                     - … конечно, сначала будет нелегко, но лет через тридцать ты станешь старшей женой, и тогда тебе уже не придётся работать от зари до зари, носить за мужем поклажу, когда он кочует, и возводить временный дом, пока он курит и с нетерпением ждёт, когда же ты закончишь…
                     - Фрэнк, зачем ты ворвался в зал и всё испортил? По-моему, султан собирался сделать мне какое-то заманчивое предложение! А какое у него благородное лицо, ты заметил?
           Здесь я тоже бросаю свой тон, и мы оба весело хохочем.
                     - Ох, мужчины! – покачивая головой, говорит Клара. – Всё-то вам мало! Фрэнк, ты тоже такой? У тебя есть гарем?
           Видимо, в моих глазах что-то мелькает, и это не остаётся для неё незамеченным.
                     - Ну-ка, ну-ка, - весело кричит она, хватает меня за рукава кафтана и разворачивает лицом к себе. – Так, смотреть мне в глаза! Быстро признавайся, сколько у тебя жён?
                     - Три, - скромно отвечаю я.
           Секунд пять Клара смотрит на меня с тем же весельем, потом понимает, что это правда. Взгляд её тухнет, она выпускает мои руки и поворачивается к борту.
                     - Немного, - после довольно долгой паузы произносит она с какой-то непонятной интонацией. – Даже до эфиопа не дотягиваешь, не говоря уж о султане. И всё равно странно: вроде бы наши законы такого не допускают. Если ты не мормон, конечно.
                     - Три жены у меня было не одномоментно, а по очереди, одна за другой, - поясняю я. – С последней развёлся чуть более полугода назад.
           Показалось ли мне, что при этих словах с неё спало напряжение, или это на самом деле так? Как бы то ни было, разговор после этого у нас не идёт, и, ещё немного постояв, она ссылается на усталость и уходит в каюту.
           Я брожу по палубе. Придираться к экипажу со всякими идиотскими командами перестал давно, это было интересно только на первой стадии, когда всё казалось необычным и новым. Сейчас мы друг друга не трогаем, поэтому дело идёт без суеты и своим чередом.
           Я занимаюсь тем, что прогоняю в уме третью стадию: это та самая, на которой меня чаще всего били и даже поднимали на копья. Вот это последнее беспокоит особенно. Будет ли мне и в самом деле больно, случись такое сейчас, когда я уже не сижу за компьютером, а встречаюсь со своими врагами лицом к лицу и вполне реально бегаю, прыгаю и дерусь? Насколько серьёзны будут раны; заживут или останутся навсегда? Материала для каких-либо выводов у меня нет, так как две предыдущие стадии я проскочил очень лихо, не получив ни одного удара, ни единой царапины. Спрашивать об этом у Блейна было бесполезно – он и сам не знает. Ведь я – их эксперимент, именно на мне они и хотели всё проверить. Так что, если допустить, что я к ним вернусь, то прикончат меня не сразу; сначала самым подробным образом обо всём расспросят и только уж потом…
           Когда на копья поднимали Эдвенчера, его отбрасывало на начало стадии, и он снова был, как новенький: чувствовалось, что произошедшее его никоим образом не смущает и никаких неудобств не доставляет. Но я уже знаю, что игра и то, где я нахожусь сейчас, имеют определённые различия, так что самочувствие Эдвенчера – не аргумент. Я ведь не он, а некий сплав виртуального его и реального меня. Поэтому вполне логично предположить, что следствием всаженного в меня копья будет серьёзное повреждение внутренних органов, если не чего похуже. А моя любознательность отнюдь не простирается до желания проверить это практическим путём, вот я и раздумываю, как бы мне обойтись без стычек с эфиопами и в то же время прочитать слово и благополучно перейти в четвёртую стадию, на которую у меня особые надежды.
           Мне кажется, кое-что о механизме «вываливания» из игры я уже понял. Это происходит тогда, когда я совершаю какие-то действия, которые на компьютере просто невозможно осуществить. Взять хотя бы эпизод в комнате и в зале. Я мог бы до потери пульса давить на клавиатуре все клавиши подряд, но мне бы всё равно не удалось проскочить под тигром или подбежать к султану и приставить саблю ему к горлу. А здесь я свободно совершаю всё, что в принципе осуществимо. Гораздо больше меня интересует другое: почему я вывалился не сразу же после этого, а гораздо позже. Подумав, в качестве гипотезы принимаю следующее: это происходит тогда, когда покидаешь какое-то замкнутое пространство, например, дворец султана. Тут же чувствую, что это вряд ли так, но другого объяснения пока нет.
           До этого места ещё более-менее понятно, а вот дальше начинается полная неразбериха. Что будет, если я обойду со стороны территорию игры, войду в неё где-нибудь рядом с пещерой, быстро прочитаю слово – и назад? «Простит» ли мне игра, если я не дам эфиопам возможности похитить Клару, а после этого просто вернусь с ней на корабль? Все эти вопросы из разряда тех, ответы на которые можно получить лишь практическим путём. Значит, нечего над ними и голову ломать, нужно обдумать, где и как вывалиться из игры, а там – как получится. Пожалуй, делать это надо сразу же в порту и нечего тянуть. И Клару надо в это время держать за руку, а то ещё, чего доброго, вывалюсь один – и бегай потом, ищи её… В этом-то случае схватки с эфиопами точно не избежать!
После полудня прибываем в порт. Если бы разработчик при создании стадии заглядывал в географические справочники, следовало бы считать, что это – Массауа, но поскольку он в лучшем случае лепил это на основе «Копей царя Соломона» (вряд ли его беспокоил такой нюанс, что зулусы – это всё-таки не совсем эфиопы), то правильнее будет называть просто «Порт».
           Клара уже вышла на палубу и держится со мной холодно. С чего бы это? Неужели причина – три моих неудачных брака? Глупо. Я-то ведь не лезу к ней с расспросами про Доусона. Сейчас она в очень скромном коричневом платье длиной до пят и с глухим воротником. Наверное, это должно мне намекнуть на некоторую отчуждённость, возникшую в наших отношениях. А если я настолько туп, что не пойму этого, Клара принимает и другие меры: во время нашей погрузки в шлюпку она держится за канат и не хватается даже за мой кафтан. И это несмотря на то, что я провёл с матросами предварительную беседу и открытым текстом сказал, что ничего страшного, если щит будет мотать даже сильнее, чем в прошлый раз.
           Заговорить с ней мне удаётся только в шлюпке. Я сажусь на скамью напротив и критически разглядываю её платье. Такого, разумеется, ни одна женщина вынести не сможет, даже если она дала обет молчания, и в качестве наказания ей грозит вечное пребывание в аду.
                     - Не нравится? – с вызовом спрашивает Клара.
                     - Красивое платье, и выглядишь ты в нём чудесно, - говорю я и делаю вид, что погружаюсь в раздумья.
           Добиваюсь-таки своего: она начинает беспокоиться, потому что понимает, что это неспроста.
                     - А в чём тогда дело? Я же вижу, что ты смотришь как-то не так…
                     - Понимаешь, чёртов разработчик сделал так, что в этой и следующей стадии ты едва ли не голая… Да ты же сама это видела: ты заходила ко мне в офис, когда я её проходил. Наверное, эфиопы тебя разденут. Вот и думаю, как бы этого избежать…
           В ответ раздаётся возмущённое фырканье.
                     - Идиот! – негодующе говорит Клара, и я очень надеюсь, что это она про разработчика, что тут же и подтверждается. – Фрэнк, придумай что-нибудь!
           Ага, снова стала звать меня по имени! И я с ходу излагаю ей свой план. Это окончательно растапливает лёд в наших отношениях, и оставшийся до берега путь я проделываю в компании очаровательной и весёлой женщины, а не холодной куклы. С сожалением думаю, что если бы начал этот разговор ещё на корабле, то и наш спуск в шлюпку прошёл бы совсем по-другому, гораздо интереснее.
           В порту жизнь просто кипит. Хотя на рейде нет ни одного корабля, кроме нашего, какие-то грузы в тюках и ящиках туда-сюда перетаскивают носильщики или возят на верблюдах, лошадях и ослах. Шум стоит невероятный: крики людей и животных, скрип повозок, стук ящиков… На нас никто не обращает внимания. Клара всё время боязливо оглядывается по сторонам и старается держаться рядом со мной. Даже берёт под руку. Видно, что перспектива быть похищенной здесь пугает её гораздо больше, чем во дворце султана. Я невольно задумываюсь, какой же властью надо обладать над женщиной, чтобы заставить её залезть в виртуальность, где она то и дело будет попадать в весьма неприятные для себя ситуации, да ещё в компании с малознакомым мужчиной. Крепко они её чем-то привязали…
           Она притягивает меня за руку к себе и чуть ли не кричит прямо в ухо:
                     - Фрэнк, а когда меня по игре должны похитить?
                     - Ночью на первой же стоянке, - так же отвечаю я.
           Это её немного успокаивает, по крайней мере, она прекращает озираться по сторонам.
           По плану игры сейчас я должен нанять проводников и вместе с ними и Кларой выйти из города и идти по гористой местности, пока не найду ту самую пещеру. Для этой цели у меня есть местные деньги, но я намерен потратить их совсем на другое. Ведь ночью проводники сбегут от меня, прихватив с собой Клару в качестве, как я понимаю, довольно выгодного товара для продажи, и я не собираюсь финансировать их бизнес. Вместо этого хочу нанять какой-нибудь животный транспорт и ехать на нём вдоль побережья до границы территории. А там мы просто попробуем выйти за её пределы: удалось же нам войти, значит, должен быть возможен и обратный вариант. Объясняю всё это Кларе, и она согласно кивает головой.
                     - Только не на верблюде, ладно? – просит она.
           Я останавливаю конную повозку, на которой её хозяин везёт опять-таки какие-то тюки. В повозке есть сидения, и я начинаю с ним договариваться на языке жестов, указывая направление и демонстрируя для убедительности монеты. Он пробует торговаться, но я сразу же соглашаюсь на его условия. По-моему, он разочарован, так как, видимо, ему очень приятен сам процесс. Тем не менее, кивает головой и показывает, что подъедет сразу же, как выгрузит товар.
           Ждём мы его очень долго. Настолько долго, что я даже начинаю недоумевать, неужели в игре такое возможно? По-моему, должно быть так: если вариант в ней заложен, всё происходит почти мгновенно, если нет – возница просто отказывается. Однако, проходит не менее получаса в реальном времени, прежде, чем он возвращается. Мы с Кларой облегчённо вздыхаем, садимся, я показываю рукой направление, и он трогает с места.
           Всё вроде бы говорит о том, что мой план сработает: через некоторое время отлично прорисованный порт сменяется картиной, лишь едва набросанной. Людей нет и в помине, вместо зданий просто коробки, в которых отсутствует даже намёк на какой-то вход или ворота. Зато их полно, и понатыканы они всюду; мы едем между ними, как по лабиринту. Словом, место, явно предназначенное для того, чтобы присутствовать на заднем плане. Возница оборачивается ко мне, но я машу рукой: вперёд, вперёд! Из опыта прошлой стадии знаю, что рассмотреть внеигровое пространство с территории самой игры невозможно, значит, надо ехать, пока не упрёмся. Хорошо бы, конечно, и по внеигровому ехать на повозке, а не топать ногами, но это невозможно. Попасть туда можем только мы с Кларой.
           Внезапно возница останавливает лошадь, вылезает и подходит ко мне, что-то лопоча и показывая на моё сидение. Я в недоумении привстаю, и в тот же момент он резко хватает меня за руку и с силой дёргает на себя.Я пролетаю мимо него, больно ударившись о грунт, и несколько раз переворачиваюсь. За моей спиной слышится его крик, удар хлыста и стук копыт и колёс о дорогу. Когда я поднимаю голову и оборачиваюсь назад, ни повозки, ни Клары нигде не видно.

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/225215/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 127
Опубликовано: 24.02.2016 в 12:45
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1