МИХАИЛ АКИМОВ и другие. СВП 2015-09. Вып.45


Михаил Акимов

Размышляя у картины Юрия Пименова «Новая Москва»


Прозрачны утром на асфальте лужи,
Чернеет первый «эмками» затор.
На площади пока ещё не нужен
Ни людям, ни машинам светофор.

У них по ситуации решенья,
Притормозил водитель: «Проходи!»
Другой жмёт на гудок до исступленья:
«Не видишь, еду? Значит, стой и жди!»

Ах, как хитры художника уловки!
Ну, что ни ход – то неисповедим:
Стоим толпою в зале Третьяковки,
А кажется, что в «эмке мы сидим.

Комфортно зрителю в такой картине!
Ещё бы, всё же не пешком идём:
Мы словно едем по Москве в машине
С красивой женщиною за рулём…

Небрежно развалившись на сиденье,
С улыбкой я гляжу по сторонам,
Мне по душе неспешное движенье
И этот уличный невнятный гам.

Ленясь, в часы слагаются минутки…
Но вдруг недоумённые слова:
Художник, это что ещё за шутки?
Какая ж это «новая» Москва?

Она тогда тебе казалась новой,
Когда писал её в тридцать седьмом.
Но разве ты не знал, что это слово
Не так уж и надолго. А потом?

Потом чредой пойдут десятилетья,
И в каждом будет новою - своя.
Ведь города – не люди: не стареть им,
А молодеть положено живя.

Они и умирают молодыми…
Нет. Хватит. Философию – долой.
А хочешь, расскажу, какая ныне
Москва, любимый город твой?

…Арбат весёлой музыкой облаян!
Но странно: просто серый от тоски
Брожу среди матрёшек, балалаек –
Кругом ларьки, ларьки, ларьки, ларьки…

Вот площадь у Казанского вокзала.
Кольцом милиция, народищу – не счесть:
Одна тут… позвонила и сказала,
Что в здании, мол, где-то бомба есть.

…Ох, как усадьба Лунина красива!
Дворянский дух, породистая стать!
Она за тем щитом- с рекламой пива,
Поэтому её и не видать.

Что там за звуки? – это перестрелка.
Вон, одному накладывают жгут,
Но нас не тронут – у бандитов «стрелка».
Вот разве что случайно попадут…

Что скажешь? Как тебе Москва такая?
Та или эта лучше? Выбирай!
Ответ понятен. Но не стоит хаять:
В тридцать седьмом ведь тоже был не рай!

Но в годы тех чудовищных репрессий
Сумел ты (может, думая о нас)
Москву изобразить как город-песню!
Как облик милой! Как свиданья час!

И с самых молодых лет и доныне,
Когда душой испытываю гнёт,
Я каждый раз спешу к твоей картине,
Где женщина меня в машине ждёт.

Я, торопясь, запрыгну на сиденье,
И женщина - как в самом дивном сне! -
Чуть-чуть приобернётся на мгновенье,
И может даже улыбнётся мне.

В манящем последождевом просторе,
Сквозь дымку различимое едва,
В себя нас примет ласковое море –
Столица наша. Новая Москва.

Карпентер

Когда европа мучилась вопросом

Нам ни к чему Ньютоны и Линнеи.
В кого ни плюнь - на деле бестолков.
Я думаю, к примеру Менделеев,
Заткнёт за пояс тамошних столпов.

*****

Когда европа мучалась вопросом -
Где? Как? По чём? Убожество тая.
Простой парнишка Миша Ломоносов
Пришёл в Москву с обозом минтаЯ.

Питаясь воблой, квасом и капустой,
И не имея зимнего пальто,
Уразумел науки и искусства,
И мог по морде вмазать, если что.

Он стал поэт и даже академик,
Но был всегда, по-русски, прям и прост.
Писал стихи не только из-за денег,
И был, по сути, гений и колосс.

Он нам открыл законы сохраненья,
И не чурался пива и вина.
А так же написал стихотворенье -
"У нас своих Платонов до хрена".

Он делал мозаичные картины,
Бывал с Екатериной "тет-а-тет",
Пошил пальто из драпа, на ватине,
Велел построить университет.

Он обогнал европу лет на двести,
Не для наград, "но токмо хохмы для"

А те "столпы" из зависти и мести
Всё снова открывали опосля.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 284
Опубликовано: 17.02.2016 в 12:03
© Copyright: Мастер-Класс master-class
Просмотреть профиль автора

карпентер     (17.02.2016 в 12:29)
https://www.litprichal.ru/work/216261/

Мои соображения по поводу картины "Утро стрелецкой казни".


Асфальта нет в помине, очень грязно.
Телеги запрудили полотно.
Не знающий сюжета скажет - праздник,
Читающим Донцову всё равно.
У них разгадки на последних строчках,
У них интрига, мать её ити.
А здесь всё очень красочно и точно,
Вот и врубайся, если не кретин.
Возможно что художник типа гений,
Раз сконстролил такое на холсте.
Смотрю с тоскою на произведенье,
Стрельцы видать ребята ещё те.

Царь Пётр убедителен до колик,
А конь под ним, так просто Буцефал.
Монарх, вестимо, пролил много крови,
Но Петербург и Липецк - основал.

В такой картине холодно и сыро,
Как в некогда прочитанном стишке.
Здесь вам не только не нальют кефира,
Но могут топором и по башке.


С натугой дни сбиваются в недели,
А на картине утро круглый год.
Эх Суриков, да что ж ты, в самом деле,
Запечатлел в коллизии народ.
Нет туалета, бани, нет колодца.
Тоскливо казни ждать на холоду.
Оно нам всем не раз ещё икнётся
В грядущем, достопамятном году.


P.S. А бедная европа всё таки мучалась, а не мучилась, как "средактировал" некий доброхот.


ППС Тут какой-то редактор-автомат. Так и норовит европку с заглавной записать. Смехота.
Или я сам зарапортовался.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1