Глава 13. Фрэнк Эдвенчер и Клара Бьюти


Глава 13.  Фрэнк Эдвенчер и Клара Бьюти
                                   Фрэнк Эдвенчер и Клара Бьюти

          Я снова в Рочестере, и уже четвёртый день в локальном варианте играю в «Поиски сокровищ», и это – моё единственное занятие. Всё как будто вернулось в то время, когда я был начинающим детективом и, не имея клиентов, развлекал себя компьютерными играми. Только условия сейчас несопоставимо  комфортнее. Мне не надо заботиться о хлебе насущном, стоит только позвонить, и тут же в мой офис принесут еду и питьё; и не бифштекс с картофелем, а самые изысканные блюда из «Дилайта»: меню со мной каждое утро согласовывают. Вот только покидать офис я не могу, хотя думаю, что если бы стал настаивать, что мне необходимо развеяться, они бы пошли и на это. И я смог бы даже поехать, скажем, на пляж. В сопровождении «вольво», разумеется, с неизменным Бистом за рулём и Смайли рядом.
           На этом этапе игра «Поиски сокровищ» - самая важная деталь плана Блейна. Я должен стать в ней асом, до тонкостей знать все стадии, каждую их деталь, и научиться уверенно проходить всю игру до конца, потому что только в этом случае я смогу вернуться в виртуальный Рочестер с победой и перейти в следующую стадию Плана. О конечной его цели думать не хочу. Она разнится с моей собственной. Но на данном этапе они совпадают. По моей версии, в каких-то местах виртуального мира некоторые игры двух «Д» пересекаются, и я намерен перепрыгнуть и потеряться. Но это потом, а сейчас я тренируюсь и ищу возможные точки пересечения.
           Со мной пойдёт Клара. Это и есть та самая замечательная идея Блейна. В этой игре она – Красавица, которую Эдвенчер отбивает у пиратов и должен вместе с ней дальше проходить все стадии. Клара к игре не готовится. Ей не надо. Вся её роль сводится к тому, чтобы испуганно кричать при малейшей опасности, звать на помощь Эдвенчера, отвлекая его от основной задачи; стоять, прислонившись спиной к дереву, пока он (я) будет (буду) расправляться с теми, кто покушается на неё…
           Тут я начну с нового абзаца. Я видел её прототип на экране. Та в некоторых сценах одета в две узенькие полоски – в двух местах, зато в тех, которые, как принято считать, будучи закрытыми, охраняют-таки женщину от нескромных взглядов мужчин, на самом деле к ним приковывая. Хитрюги! Но на прототипа я уж сумел бы не глядеть, дерясь на саблях со Смоуком, сжимая горло какого-нибудь Хру Вонма или сбрасывая на палубу с бом-брам-стеньги Хоука. Без этого забот хватит! И так не уверен, что с ними справлюсь. Но вид Клары, одетой во всё вышеперечисленное, в реале будет меня отвлекать.  Во-первых, любая, даже и не узенькая, верхняя полоска на ней не способна…
           Ладно. Увидев игру, я очень захотел, чтобы вместо Клары был бы Гибсон. То есть, Доусон. Его вид даже вообще без единой полоски никак бы не смог меня отвлечь, и я бы победил всех негодяев…
           Так вот. Героиня Клары должна кричать, звать, стоять, зато в финале каждой стадии (а их шесть) нежно целовать героя. Вот это последнее примиряет меня с тем, что пока я буду глядеть на неё, в испуге прижавшуюся к очередному дереву (секвойе, пальме, баобабу), меня будут бить разными видами холодного оружия, включая пятки аборигенов.
           А хитро-гениальный замысел Блейна состоит в том, что каждую стадию герой может пройти только вместе с героиней. Если я где-то от неё избавлюсь – стадия не пройдена, и меня отбросит на её начало. А если я такой дурак, что сделаю это три раза – кончится число попыток и.. Не знаю, что «и»… В обычной компьютерной игре можно начать заново, а тут…
           Потом по плану Блейна-Джейсона я, знаменитый герой, в виртуальном же Рочестере становлюсь главным претендентом на должность мэра, часть баллов несчастного Шаффнера переходит ко мне, и у того не хватает денег на совершение той самой операции…
           Зачем мне об этом думать? До этой стадии я не пойду.
           Вот, с точками пересечения что-то наметилось. Когда в четвёртой стадии два пигмея тащат Бьюти… Кстати, зря она почти не сопротивляется; вряд ли они хотят сделать с ней то, чего она больше всего боится, скорее, просто съедят… Так вот, в этот момент - неясное свечение..
           Всё-таки, дураки они, а Блейн мой компьютер не проверил на наличие программ: какие у меня есть. Его понять можно: столько времени без спиртного – от Рочестера до Хаммерстоуна и обратно. Короче, запускаю я Camtasia, снимаю это место, потом расшлёпываю покадрово. Есть один!Но очень мутно. Мне хотя бы лицо увидеть, понять – не так уж и много у них игр! Меняю расширения, гоняю через все графические, и в тот момент…
           Вы уже догадались. В тот момент, когда лицо кого-то из кадра уже на кого-то похоже, и я готов опознать игру, звенит колокольчик над дверью. Всё как в плохих детективах. А вы чего ожидали? Неужто в какой-то момент приняли меня за хорошего? Я, разумеется, закрываю программу и снова запускаю игру.
           Вообще, конечно, странно. Я никого не вызывал, а меня никогда не беспокоят – строжайшее распоряжение Джейсона. Я должен постичь игру, и мне нельзя мешать. Видно, это понимают, поэтому, ступают на цыпочках – шагов я не слышу. Да мне и не до этого: стою у скалы, слева у очередного дерева Бьюти, три эфиопские морды, угрожая копьями, не дают прорваться к ней, а мне надо, чтобы она оказалась хотя бы у меня за спиной, и уж тогда я…
           И в это время у меня за спиной действительно кто-то оказывается и садится в кресло, и я понимаю, кто это и вздрагиваю… Эфиопы, естественно, не вздрагивают, а поднимают меня на копья и тащат на костёр. Сейчас будут есть. Этого, к счастью, в игре не предусмотрено, поэтому снова появляется заставка третьей части: на экране Эдвенчер и Бьюти. Заставка должна висеть секунд пять, дальше снова начнётся стадия, но я успеваю нажать “Pause/Break” и закуриваю. Висит заставка.
                     - Это я? – слышу я сзади, из кресла.
                     - Чушь, - говорю, - дура там какая-то: орёт всё время. И некрасивая.
           Вы не поверите: после этого мы молчим минут двадцать. Ну, по крайней мере, секунд пять. А потом, как я и задумал, первой говорит она.
                     - А ты её не защитил.
                     - Была охота! – говорю, не поворачиваясь.
           То есть, хотел не поворачиваться. Она сегодня в длинном платье; розовом, плечики на нём такие… красивые, в общем, и немножко –чуть-чуть! – обнажены – это я уже про её плечики. - а дальше, от плеч, всё как-то вырезом не в один слой, а завёрнуто немножко… почти до груди полуокружностью… Не умею я женскую одежду описывать. А платье длинное. Даже туфелек не видно, коленок – тем более. А они у неё – очень красивые. Если передвинуться взглядом, то рядом с платьем виден давно немытый пол. И даже полоска от «Моррис», которую срываешь, когда открываешь пачку.
           Я разворачиваюсь и нажимаю «Enter». Теперь я собран и хорош! В заднем ударе по морде одному эфиопу пяткой, левой рукой другому – по почкам, и прорываюсь к дереву. Наконец-то, она у меня за спиной! А то, что снова двое с копьями – так это пустяк! Пинком правой отбиваю одно копьё вверх, второй эфиоп уже напуган и готов убежать…
                     - С тобой, и правда, можно туда пойти, - слышу я тихий голос сзади, но не от дерева, а из комнаты.
           Тут же Эдвенчер останавливается, как вкопанный, и я снова смотрю, как его тащат на костёр.
           Бросаю эту дурацкую игру и снова поворачиваюсь к ней. Она встала в полный рост. Платье и сейчас до полу. И такая высокая – может, из-за длинного платья, может, из-за того, что я сижу… А лицо похоже на мадонну с картины Бронзино «Святое семейство»… Странно, пока сидела – не было похоже, а ведь та - сидит… Знакомыми движениями, почти не глядя, нахожу на диске «Токкату» Мориа, а левой рукой включаю динамики.  Подхожу к ней и кладу руки ей на талию. Она послушно кладёт свои мне на плечи, и мы двигаемся, глядя друг другу в глаза.
           «Зачем тебя ко мне прислали, милая? – безмолвно спрашиваю я её. – Подготовка шла неплохо, у твоих шефов нет повода для беспокойства»!
           Ответить она не успевает. Снова звенит колокольчик, и в кабинет (кухню) врывается Доусон. Когда он был ещё Гибсоном, я таким его и представить не мог: сейчас - чистый Годзилла, но в несколько уменьшенном варианте. Не по размерам, конечно - это само собой, - а по степени зла. Ситуация: мы с Кларой, отреагировав на колокольчик, успели снять каждый по одной руке: я – правую с её талии, она – левую с моего плеча. Это его ничуть не успокаивает, и он орёт – к моему изумлению, не на меня, а на Клару.
                     - Почему здесь? – потом обращает взгляд на её платье.– Чего так вырядилась?
           Я не терплю мужчин, которые способны так разговаривать с красивыми женщинами. Ты можешь быть ей кем угодно - другом, родственником, любовником, даже отцом, - но обязан понять одно: красивая женщина, она- для всех. Ты можешь делать с ней всё, что дозволено твоими связями с ней, но! Запретить другим любоваться ею и восхищаться – это антиобщественный поступок! Я не супермен, но с таким, как Доусон, смог бы сделать всё. Да вот при женщине этого нельзя - мало ли кто он ей! Поэтому свободной на данный момент правой рукой снимаю правый же свой ботинок и несильно бросаю назад, в окно. Настолько рассчитанно несильно, что стекло он не пробивает, просто стучит. Но этого достаточно, чтобы тут же со своей дурацкой ухмылочкой нарисовался Смайли. Или Бист – я их уже путаю.
                     - Выведи этого парня, - командую я. – Он нам мешает пройти стадию.
           Я таких способов переноски живых существ ещё не видел; даже не понял, что и как было сделано.
           Вряд ли Кларе это было приятно. Я целую ей руку, провожаю до двери, потом снова усаживаюсь за компьютер.
           Ох, и досталось же в этот раз от меня эфиопам! Копья я разбил вдребезги ударами рук, потом схватил их, чёрненьких и ни в чём не виноватых, зашвырнул куда-то к чёртовой матери, и зазвучала музыка перехода.
                     - Что ты себе позволяешь, Ньюмен? – слышу в этот момент гневный голос у себя за спиной.
                     - В четвёртую прошёл, уже в десятый раз, - отвечаю я, выключаю игру и поворачиваюсь назад.
           Конечно, это Джейсон. Быстро он подъехал, или это я эфиопов столько времени гасил?
                     - Я не о том, - шипит он, - какого чёрта ты – Боба?
                     - Мне плевать на ваши отношения, - говорю, - передо мной поставлена задача – и я её делаю. Мы с Кларой прогоняли в реале сцену на балу в Стамбуле. Тут ворвался твой придурок, чего-то орал. Если бы это был ты - выкинул бы сам: в этом варианте Смайли вряд ли бы меня послушал.
                     - Это был Бист, - машинально говорит Джейсон и умолкает.
           А я поворачиваюсь к нему спиной, снова завожу игру и бросаю через плечо:
                     - Я готов, переход завтра.
           Не слышу сзади никакого радостного возгласа – этот парень блестяще владеет своими нервами! А вот настроением – нет. Меня прямо обжигает из-за спины горячая волна, и уже только потом слышу его голос.
                     - Замечательно, Фрэнк! Не буду тебе мешать!
           Секундой позже.
                     - А с этим придурком я сейчас сам разберусь!
           Ещё через секунду.
                     - Мы заедем к тебе в десять, Фрэнк. Это для тебя не рано?
           Всё оставшееся до ночи время пытаюсь опознать пересекающуюся игру. Ничего не выходит: слабые всё-таки у меня программы. А выход в Интернет мне, естественно, обрезали.
           Наутро в 8.00 на меня приятно посмотреть. По крайней мере, мне. Таким элегантным себя не помню. Костюм, белая рубашка, галстук. В общем, очень надеюсь, что те несколько шагов, которые нам с Кларой предстоит проделать на виду у всех, не очень оскорбят случайных прохожих мужчин. Не знаю, как вы, а я всегда испытываю негодование, когда красивая женщина идёт под руку – а я на это надеюсь! – с невзрачным мужчиной.
           В 9.00 аккуратно снимаю с себя всё это и иду бриться во второй раз. В 9.45 я готов снова.
           В 10.00 возле моего офиса множественный скрип тормозов – иного я и не ожидал.     
          Выхожу на улицу, подхожу к своему роверу и задумчиво закуриваю. Через минуту хлопает дверца «вольво», и я слышу шаги; потом меня берут за руку. Это Бист-Смайли, который ненавязчиво тянет меня за собой. Высвобождаю руку и говорю:
                     - Я поеду на своей.
           Зря критикуют старика Дарвина: я точно знаю, что человек всё-таки произошёл от обезьяны. А именно, от гориллы, потому что Бист-Смайли после этих моих слов очень удивляется, потом нерешительно топчется на месте – в общем, налицо все человеческие реакции. Затем подходит к лимузину, открывает дверцу и чего-то даже говорит. Оказывается, умеет!
           Снова хлопает дверца – теперь это Джейсон.
                     - В чём дело, Фрэнк? – недовольно говорит он. – Хорошо, езжай на своей, чего не садишься?
                     - Напарницу жду, - затягиваясь, поясняю я.
           Он, по-моему, что-то мысленно произносит, прежде, чем уйти. После этого минут пять вообще никаких событий нет, я даже докурить успеваю. Потом снова хлопает дверца лимузина и выходит Клара. Сегодня она одета… Я снова не могу описать её наряд.  Наверное, это покупал ей Доусон. В глазах у Клары вызов, но если она думала, что меня можно чем-то изумить, то это зря: за последние недели я и не такое видел. Я подскакиваю, выпячиваю локоть, она берёт меня под руку, и мы идём к моему роверу. В общем, всё, как я и задумывал. До деталей, потому что по пути нам встречается парочка, и женщина смотрит на меня с явным интересом и, кажется, сочувствием. Клара останавливается перед правой задней дверцей. Я с упрёком во взгляде открываю ей переднюю, и она молча садится. Обхожу ровер со стороны капота и сажусь сам. «Вольво», «Мерс» и «Хаммер» в явной расслабухе. Сейчас, ребята, я вас взбодрю, хоть погреетесь. «Пристегни ремень», - командую я Кларе. Мысленно, конечно: откуда в моём ровере ремни?
           Уже через 10 секунд у меня – 100 миль в час. Знаю, что ровер на меня не в обиде, наверняка по-дружески понимает: два месяца я лазил под ним, а потом никогда так не ездил; если гоню – значит, мне надо. Вытерпит и не подведёт. Я не гнушаюсь и заездом на встречную; все машины от меня – в рассыпную.
                     - Фрэнк, что ты задумал? – испуганно кричит Клара.
                     - Не бойся, Бьюти, я – Эдвенчер! – рычу я. – И едем мы к подвалу. Просто, пусть ребята поволнуются!
           Мне показалось, что она хохотнула. Или это двигун ровера так визжит?
           На месте мы первые. Я приглашаю Клару выйти, и мы под руку подходим к двери. Она, конечно, не заперта. Поднимаемся на второй этаж, я отбрасываю щеколду и открываю дверь.
                     - Мне самому спускаться? – спрашиваю я. – Или поможешь, чтобы я встретил тебя уже внизу?
           Надо бы мне догадаться, что она не расположена шутить. Клара молча проходит в дверь, я так же молча беру её за талию и вывожу обратно, потом начинаю спускаться первым. Прохожу две ступеньки, полуоборачиваюсь и протягиваю ей руку. Она принимает это без жеманства, и всю лестницу мы идём так. Проходя мимо стены, я с многозначительным и озабоченным видом пробую её на предмет расшатывания, и Клара всхохатывает – теперь-то уж точно! – а потом спохватывается и смотрит на меня. Не знаю, может быть, в её глазах извинение или ещё что-то, я просто снова отмечаю, что они красивы.
           Потом мы проходим подвал и оказываемся у двери. Достаю ключ, отпираю, вспышка сканирует нас обоих; я деликатным жестом приглашаю даму вперёд.
                     - Нет, Фрэнк, - тихо говорит Клара. – Ты первый. Я в игре только с конца первой стадии.

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/224218/
К списку глав: https://www.litprichal.ru/users/mikha-akim/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 140
Опубликовано: 13.02.2016 в 11:54
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1