Глава 3. Появляется новое лицо, и Фрэнки с трудом отрывает взгляд от его ног


Глава 3.  Появляется новое лицо, и Фрэнки с трудом отрывает взгляд от его ног
             Появляется новое лицо, и Фрэнки с трудом отрывает взгляд от его ног

           … потому что не прошло и пяти минут после ухода Мориса Гибсона, как снова зазвенел колокольчик. Два клиента в один день? Это что-то нереальное. Скорее всего, это он зачем-то вернулся.
           Но тут, опровергая мои предположения, послышался стук женских каблучков, и в кабинет… О, дьявол!
           Похоже, сегодня Природа неизвестно с какой целью решила дать мне понятие о широте диапазона своих творений, для чего и предъявила два полярных экземпляра: сначала прислала жалкого замухрышку, а теперь вот – ошеломительную красотку. Жаль, что при этом она не заявилась сама, мне бы о-очень хотелось спросить, о чём это она, интересно, думала, создавая такие вот шедевры, как эта девица? Ведь общеизвестно, что Природа должна заботиться о сохранении каждого вида животного мира, а какое тут, позвольте узнать, сохранение, если такая вот окажется в обществе мужчин? Сразу же начнётся естественный отбор. Процентов тридцать – те, что послабее здоровьем – тут же помрут от инфаркта, десять процентов просто потеряет сознание, а остальные погибнут в давке, когда бросятся к ней спросить: «Девушка, что вы делаете сегодня вечером»?
           … Ладно, попробую успокоиться и продолжить. Вы, разумеется, догадались, что я давно уже не сижу за столом, а подскочил к двери, поцеловал незнакомке ручку и, слащаво улыбаясь и придерживая под локоток, провожаю к креслу. Не знаю, как вам, а мне на себя в этот момент смотреть противно. Тьфу.
           Проводил я её до кресла, сам уселся в своё и чувствую, что со мной какое-то странное раздвоение происходит: то есть, я – сам по себе, а взгляд мой – сам; я хочу посмотреть гостье в глаза и сказать «Слушаю вас, мисс», а взгляд на её коленки уставился и никак уходить оттуда не хочет. С одной стороны, я его понимаю, зрелище действительно неординарное, и длина юбки на самой грани разумных пределов, что значительно усиливает впечатление; но ведь не годится же детективу с таким заработком вести себя, как самец гиппопотама? От такого сравнения взгляд мой устыдился, мы с ним, наконец-то, воссоединились, и я смог посмотреть незнакомке в глаза. Она, естественно, наше с ним противоборство заметила.
                    - Ничего, - понимающе кивнула она, - не смущайтесь, обычно все мужчины с этого начинают!
           Тут-то я и насторожился: раз ты знаешь, как твоя внешность на мужчин действует, так какого же дьявола ко мне в таком наряде заявилась? Мало одной коротенькой юбчонки, так ещё и кофточка чуть ли не вовсе прозрачная и с таким вырезом, который само её существование ставит под сомнение. Э-эге, думаю, не зря ведь ты так вырядилась, очень, видно, нужно, чтобы я совсем голову потерял и чего-то не понял или не заметил, а может, на что-то согласился.
           Только я это сообразил – успокоился мгновенно. Всё-таки три неудачных брака привили, видимо, мне иммунитет на женские чары. И уже совсем по-деловому сказал:
                     - Слушаю вас, мисс… - и сделал вопросительную паузу.
                     - Клара Гибсон, - сказала она. – У вас только что был мой дядя.
      Ну и денёк! С каждой минутой всё веселее и веселее. Она – племянница Гибсона? Я уж скорее поверю, что антилопа с павианом родственники. Разве нельзя было придумать что-то подостовернее? И почему так грубо: Гибсон рыжий, а передо мной полноценная натуральная брюнетка с шикарными вьющимися волосами почти до… в общем, значительно ниже плеч. Но, разумеется, даже глазом не моргнул, наоборот, делаю вид, что поверил.
                     - Так какое же у вас ко мне дело, мисс Клара?
                     - Сейчас расскажу, мистер Ньюмен. Но вначале хочу предупредить, что мой дядя не должен знать, что я у вас была.
           Вполне естественное желание. Поскольку этот Гибсон наверняка и представления не имеет, что у него есть племянница, то и незачем ему знать, что она приходила ко мне, думаю я и жестом выражаю своё полное согласие.
                     - Хорошо. Мистер Ньюмен, я вижу, дядя поручил вам какое-то задание, - она кивает на пачки денег, которые я так и не успел убрать. – Какое?
           Хотел бы я сам это знать! Он сначала толковал про каких-то призраков, потом не знаю, про что, потому что отвлёкся, а в конце сказал, что сам в них поверил. Скорее всего, в этих же призраков, может даже, он их видел. Получается два варианта: он хочет, чтобы я выяснил, что это такое и убедил бы его, что их нет, или избавил от них, если они есть. Предпочтительнее, конечно, первое. Но всё это я думаю про себя и вовсе не намерен сообщать свои выводы девице, которая с самого начала своего визита только и делает, что врёт и даже не старается, чтобы это выглядело более-менее убедительно.
                     - Мисс Клара, - говорю я ей, - детектив – это всё равно, что личный психолог, поэтому я, к сожалению, не могу открыть тайну клиента даже его любимой племяннице.
           Надо сказать, она не слишком огорчена или разочарована. Видимо, именно такой ответ и ожидала. С минуту Клара кусает свои прекрасные губки, видимо, обдумывая свой следующий ход.
                     - Ну, хорошо, - признаёт она, - разумеется, вы правы. Тогда у меня другая просьба: я хотела бы присутствовать при том, как вы будете проводить своё расследование. Возьмите меня с собой, мистер Ньюмен!
                     - Но это то же самое, как если бы я вам рассказал, что именно он мне поручил, - с ходу возражаю я.
           Но на сей раз девица настроена очень решительно, и понятно, что уж от этого-то она не отступится.
                     - Ну, пожа-а-луйста, мистер Ньюмен! – умоляюще тянет она, изо всех сил гипнотизируя меня взглядом своих прекрасных глаз. – Вы бы знали, как я люблю своего дядю! Я же чувствую: у него какие-то неприятности! Я просто должна знать, что случилось!
           И в порыве родственной любви она подаётся вперёд всем телом, и делает это так энергично, что верхняя пуговка на её кофточке расстегивается - что при её высокой груди и неудивительно, - открывая новые увлекательные возможности для обзора.
           И я соглашаюсь. Не из-за пуговки, конечно. Просто мне вдруг приходит в голову, что неспроста она в этом заинтересована. Здесь есть какая-то связь с тем, что происходит в доме коротышки. И уж лучше мне тогда иметь её у себя на глазах, чем заниматься делом Гибсона и постоянно ломать голову, что затевает его племянница.
                     - Я намерен начать с осмотра его дома, - объявляю я и вижу, как в её глазах вспыхивает радость: видимо, я делаю то, на что она и рассчитывала.
                     - И когда вы хотите туда отправиться? – нетерпеливо спрашивает мисс Клара, деловито застёгивая пуговку, которая, как она полагает, свою задачу выполнила.
           Это наводит меня на мысль проверить, одна ли она участвует в этом деле, или есть ещё кто-то, с кем она должна договориться о дальнейших действиях. Заодно, возможно, смогу выяснить, с какой это стати она так ко мне прицепилась: ведь могла просто незаметно за мной следить. Хотя, незаметно для девушки с такой внешностью, это, пожалуй, нереально.
                     - Да прямо сейчас, - решительно заявляю я и поднимаюсь из-за стола, подхожу к ней, предлагаю руку, и мы вместе идём к выходу.
           На улице она не просит меня подождать – «Секундочку, я только позвоню подружке!» - и вообще ведёт себя спокойно и уверенно. Это может означать, что она действительно одна, как, впрочем, и то, что все варианты обговорены заранее.
           Мы подходим к моему лендроверу, и здесь Клара обнаруживает первое замешательство.
                     - Это ваша машина, мистер Ньюмен? – спрашивает она. – Вы уверены, что нам следует ехать на ней?
                     - Не беспокойтесь, - говорю, - эти старые машины делались на совесть, думаю, у нас очень неплохие шансы добраться до места без серьёзных травм.
           Не скажу, чтобы это её успокоило, но я себе такую задачу и не ставил, поэтому просто открываю правую заднюю дверцу и собираюсь залезть внутрь, но Клара хватает меня за рукав.
                     - Постойте, - негодующе говорит она, - уж не хотите ли вы сказать, что я должна сесть за руль?
                    - Как вы могли такое подумать? – притворно ужасаюсь я. – Свою машину я не доверяю никому. Просто я ещё не совсем закончил её ремонт, поэтому из всех дверей пока открывается только эта.
           И не обращая больше на неё внимания, начинаю через спинку переднего сидения продираться на водительское место. Вот сейчас-то, думаю, и выяснится, насколько ты, голубушка, желаешь ехать к дому Гибсона непременно со мной. Наряд-то у тебя не совсем подходящий для того, чтобы повторить мой манёвр. А повторять его придётся: подушек на задних сидениях нет, не будешь же ты сидеть на трубах каркаса!
           Клара колеблется всего минуту.
                     - Отвернитесь в сторону и смотрите в левое окно! – командует она. – И не смейте на меня смотреть, пока я вам этого сама не разрешу!
           Я послушно отворачиваюсь, хотя дорого дал бы за возможность насладиться таким зрелищем.
                     - Вы хоть спинку сидения опустите! – слышу я сзади её гневный голос. – Или скажете, что она у вас не опускается?
                     - Опускается, - честно говорю я, - правда, не знаю, удастся ли её потом поднять… Скорее всего, нет. Но можно попробовать…
                     - Не надо пробовать!
           И она решительно начинает протискиваться вперёд. Я представляю, что она в этот момент обо мне думает и мысленно упрекаю её, что употреблять такие слова девушке просто неприлично. Наконец, Клара устраивается на сидении и, судя по всему, приводит в порядок свою одежду.
                     - Можно ехать, - ледяным тоном сообщает она.
                     - А дверцу-то вы не закрыли, - укоризненно говорю я, повернувшись к ней и вижу, как в её глазах вспыхивает бешенство; выглядит она при этом просто восхитительно.
                     - Ну, ничего, ничего, - тороплюсь я её успокоить, - мы сейчас кого-нибудь попросим!
           Это и в самом деле несложно, так как возле машины собралась толпа, полностью состоящая из мужчин, которые, как думаю, с истинным интересом наблюдали за происходящим.
                     - Не будете ли любезны закрыть нам дверцу! – кричу я, и один из мужчин, давясь от хохота, выполняет мою просьбу.
           Мы трогаемся с места, провожаемые бурными аплодисментами зрителей. Наш разговор с Кларой на протяжении всего пути трудно назвать оживлённым, тем более, что это и не разговор, а её монолог. «Здесь налево, - сухо говорит она, - а теперь два квартала прямо». Она могла бы не говорить и этого: на карточке Гибсона есть его адрес, а город я знаю неплохо. Но её реплики не слишком отвлекают меня от своих мыслей. А подумать мне есть над чем. Если девушка на глазах у всех пошла на такое унижение, значит, для этого есть веская причина. Почему-то для неё чуть ли не жизненно важно быть рядом со мной. Может ли любовь к дяде простираться до таких пределов?
           Через двадцать минут мы на месте. Дом Мориса Гибсона выглядит очень внушительно: приличный двухэтажный особняк, современно отделанный, он напрочь отвергает всякую мысль о возможности появления в нём каких-то привидений. Это очень странно, и я впервые задумываюсь о том, что дело, вероятно, действительно серьёзное, и поражаюсь той самонадеянности, с которой я, непрофессионал, за него взялся. Тем не менее, глушу мотор и вопросительно смотрю на Клару:
                     - Будем выбираться?
                     - Вы – первый, - снова командует она, тоскливо оглядываясь назад.
                     - Как скажете, - пожимаю я плечами, открываю свою дверцу и выхожу наружу.
           Мне очень хочется посмотреть на её лицо, но я понимаю, что этого делать нельзя, если не хочу окончательно испортить с ней отношения. Поэтому достаю сигарету, закуриваю и с глубокомысленным видом изучаю дом. Только минуты через две хлопает дверца с её стороны.
                     - Как прикажете это понимать, мистер Ньюмен? – гневно спрашивает она.
                     - Ужасно много работы, - жалуюсь я. – Кручусь, как белка в колесе, совсем запамятовал, что вчера отремонтировал все дверцы.
           Клара ничего на это не отвечает, но чувствуется, что это даётся ей с большим трудом.
           Я открываю калитку, пропускаю её вперёд, и мы идём к крыльцу. Дверь оказывается заперта, и я с ошеломлением думаю, как же это могло так получиться, что я совсем забыл взять у Гибсона ключ. Клара видит мой растерянный взгляд, и на её лице чётко отражается удовлетворение.
                     - Вот видите, а вы ещё хотели идти сюда без меня! Что бы сейчас делали?
           Она достаёт из сумочки ключ и отпирает дверь. Это заставляет меня подумать: неужто она и в самом деле племянница Гибсона? Что это, очередная шутка Природы?
           В доме я последовательно обхожу одну комнату за другой, не имея ни малейшего представления, зачем это делаю. Клара молча следует за мной, изредка заглядывая мне в лицо, как бы проверяя, уже раскрыл детектив какую-то ужасную загадку или всё ещё нет? Но ни о чём не спрашивает, и за это я ей благодарен.
           Мы поднимаемся по лестнице на второй этаж, и там происходит то же самое. Обычный дом, обычные комнаты, никакого намёка на призраков или их следы, и я прихожу к выводу, что надо здесь ночевать. Когда же ещё появляться призракам, как не ночью? И тут я вспоминаю стремление Клары непременно быть со мной и ухмыляюсь при мысли, распространяется ли это её желание и на ночное время? И какова в этом случае будет дистанция? Чем она ограничится: пределами комнаты? А может, постели?
           Последний вариант – самый привлекательный, но я не успеваю его обдумать, так как в конце коридора обнаруживаю железную дверь со щеколдой. Это очень странно, особенно, если учесть, что она на втором этаже, и я впервые задаю Кларе вопрос:
                     - А это что, кладовка?
                     - Не имею представления, - пожимает она плечами, - не так уж часто я бываю у дяди, чтобы знать о его доме абсолютно всё.
           Я открываю щеколду, распахиваю дверь и удивляюсь ещё больше: это вообще не комната, а что-то вроде лестницы в подвал. На такую мысль наводят каменные стены и каменные же ступени, ведущие в абсолютную темноту. Но почему со второго этажа?   Вероятно, настоящий детектив не упустил бы возможности спуститься вниз и всё выяснить. Мне же делать этого совсем не хочется, потому что я не знаю, что мне это даст, тем более, что по ступеням, наверное, спускаться долго и из-за темноты неудобно, но мне очень помогает то, что в этот момент Клара сильно толкает меня рукой в спину, и я преодолеваю всю лестницу в считанные секунды и ударяюсь головой о стену. Но всё же, перед тем, как потерять сознание, успеваю услышать, как захлопывается дверь и гремит, запирая её, щеколда.

Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/223601/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 5
Количество просмотров: 184
Опубликовано: 06.02.2016 в 14:56
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1