Пройти - но вернуться. Главы 9-12


                                                         Глава 9. Заметая следы
                    Если вы считаете, что никому до вас нет дела, попробуйте пропустить парочку платежей за квартиру.
                                                                         Мёрфология нового времени

          Виталька чувствовал себя несколько сконфуженным и смущённо поглядывал на друга, но тот его успокоил.
                    - Меня она тоже целовала! – горделиво заявил он.
                    - Мальчишки, какие же вы молодцы! – говорила Лариса, и её глаза даже в темноте восхищённо сверкали. – Настоящие герои! Классно придумали! Это надо же – спецназовцев вокруг пальца обвели! Я вообще не понимала, что такое случилось, пока мне Саша не рассказал!
          Это заставило Виталия вспомнить ещё об одной своей идее, и он забеспокоился.
                    - Надо до конца всё доделать, - сказал он. – Пока, надеюсь, они тоже ничего не понимают, но если найдут прожектор, сообразят и что это такое было, и что мы не могли далеко уйти. Лариса, ты оставайся здесь, а мы с Сашкой побежим туда и все следы ликвидируем.
                    - Нет, - твёрдо сказала девушка, - нельзя нам разделяться, если и попадёмся, то вместе.
                    - Быстро надо очень, - в нерешительности замялся Виталий, - эти сейчас шум поднимут, тут такая свора соберётся – не сунешься…
                    - А пусть Лариса мои кроссовки наденет, у меня размер маленький, - сказал Саша и тут же принялся разуваться. – Всё равно удобнее, чем в твоих туфельках, а я и босиком могу.
          Лариса без колебаний приняла предложение. Свои туфельки она оставила на крыльце, попробовала пробежаться и рассмеялась: кроссовки, конечно, были ей велики и страшно хлюпали на ногах.
                    - Всё равно быстрее, чем в туфлях, - махнула она рукой, и ребята побежали обратно.
          Когда до конца леса оставалось метров пятьдесят, Виталий подал знак, что нужно перейти на осторожный шаг. Обняв Ларису и Сашу, он притянул их к себе, так что все трое соприкоснулись головами.
                    - Здесь потихоньку надо, - прошептал он. – Тот, третий, может, решил нас снаружи поджидать. Давайте будем прятаться за деревьями.
          Они сошли с дороги и стали красться по лесу, передвигаясь от дерева к дереву. У последних деревьев долго стояли, всматриваясь.
          Уже было совсем темно. Тучи явно сулили дождь, если не грозу; понемногу уже накрапывало. Лариса заметно зябла, хотя и не жаловалась, и Сашка пожалел, что с ним нет его рокерской куртки: как бы сейчас она была кстати!
                    - Слышь, Виталь, нет здесь никого! – зашептал он. – Чего он – дурак что ли? И холодно, да и боится он – они ж так и не поняли, что это было!
                    - Спецназ – боится? Ну, ты сказанул! – прошептал в ответ Виталька, хотя и его подмывало быстрее покончить с этим делом.
          И всё же, он уже почти решился, как вдруг вдалеке послышался шум мотора и засверкали фары: сюда ехали машины.
                    - Поздно! – в отчаянии сказал он, понимая, что если оставшийся в засаде морпех-спецназовец тоже услышал, то он обязательно выйдет из дома. - Ложись!
          Они шлёпнулись в уже заметно мокрую траву, и Лариса невольно ойкнула, и её стало трясти. Виталька пожалел, что рубаха, которую ему дали хозяева дома, как и у Сашки, надевалась через голову, и её нельзя было накинуть на Ларису. И всё же он решительно стянул её с себя и сунул девушке.
                    - Надевай! – шепнул он тоном, не терпящим возражений.
          Ларисе очень хотелось отказаться, возразить: «А как же ты?», но… она не смогла. Жалобно и благодарно улыбнувшись и, вся дрожа, она принялась одеваться, Виталя ей помогал. Увидев это, Сашка, который лежал по другую сторону от Ларисы, перебрался к Витальке, лёг рядом с ним и крепко обнял друга. Тоже сделала и Лариса. Так они лежали в ожидании, когда подъедут машины, понимая, что уходить отсюда нет никакого смысла, потому что если военные обнаружат прожектор и начнут искать того, кто его установил, то, конечно же, найдут их и в домике.
          Но волнения ребят оказались напрасными: те не пробыли здесь и пяти минут, очевидно, решив из-за темноты поиски и расследование отложить до завтра. Подъехали машины, и, действительно, тот, который находился в доме, вышел на шум их моторов.   Между ним и одним из подъехавших состоялся короткий разговор, и Саша с Виталей, к большому своему изумлению, убедились, что теперь они и в самом деле понимают его смысл! Было это всё очень странно и непривычно: как только кто-то начитал говорить, перед глазами ребят возникали образы, отражающие предмет разговора. Они увидели себя и Ларису – крошечные плоские фигурки из кружочков и чёрточек, как нарисовал бы совсем уж маленький ребёнок, потом рядом появились ничуть не лучше исполненные фигурки взрослых в военной одежде, которые крепко схватили их за руки, но тут начал говорить остававшийся в доме «морпех», и их фигурки исчезли.
          На этом военные закончили разговор и направились обратно к машинам. Они забрали с собой хозяев дома, наверняка для того, чтобы подробно обо всём допросить. Сразу же после этого машины развернулись и уехали.
                    - Сколько человек вышло из машин? – спросил Виталий, чтобы проверить свои наблюдения.
                    - Трое, - не колеблясь ответили Лариса и Саша.
                    - А село?
                    - Четверо, не считая хозяев.
                    - Ага, значит, в доме никого нет! Лариса, иди туда, хоть немного согреешься, и собери какой-нибудь еды и из одежды что-нибудь. А мы с Сашкой вернём на место прожектор и тоже подойдём. Давай!
          Оттащив прожектор в сарай, ребята вошли в дом.
                    - Мальчишки, смотрите, вот наша сумка, там ещё есть консервы и хлеб, - встретила их Лариса. – Думаю, её-то надо обязательно забрать: нельзя им оставлять ничего нашего.
                    - Давненько я её не таскал, - пробормотал Сашка, берясь за ручки, - даже соскучился.
          Виталька увидел лежавший возле порога пустой мешок и стал набивать в него одежду, которую успела разыскать Лариса, а заодно и все другие тряпки, которые попадались на глаза.
                    - Ну всё, уходим, - наконец сказал он.
                    - Ты хоть рубашку надень, - хохотнула девушка, - вот, смотри, почти такая же. Надевай!
          Виталя быстро напялил на себя рубашку, а Лариса вернула Сашке его кроссовки, вместо которых надела какую-то обувь хозяев, лучше пришедшуюся ей по ноге, и они, осторожно выглянув сначала из-за дверей, отправились в обратный путь.
                    - Интересно, - вслух подумал Сашка, - а почему, когда эти начинают разговаривать, фигурки появляются какие-то примитивные?
                    - Точно, - подтвердил Виталий, - будто ребёнок рисовал!
                    - Нормальные фигуры, - удивилась Лариса, - объёмные и абсолютно на нас похожи! А-а, - догадалась она, - а вы, вообще-то, рисовать умеете?
                    - Да так, - пробормотали оба друга, и до них тоже дошло, что столь топорные образы создавал не кто иной, как они сами.
          Подойдя к домику, они заметили то, на что раньше не обратили внимания: в конце лужайки чернело что-то, напоминавшее копну сена. Наверняка, это и была она.
                    - Класс! – оживился Виталька, - мы себе такую кровать сделаем!
          Следовало торопиться, так как дождик начинал идти всё сильней. Мальчишки занесли в домик сумку и мешок и побежали за сеном, принесли две огромные охапки, бросили их на пол в дальней комнате, потом сбегали ещё. На сено постелили то тряпьё, которое захватили с собой, и решили сразу улечься спать, а поесть – это уже утром.
                    - Ну, и денёчек сегодня выдался, - заметил Сашка, поворачиваясь, чтобы лечь поудобнее.
          Ответом ему было молчание. Только сейчас, когда уже не надо было куда-то идти, бежать или вообще что-то делать, случившееся навалилось на них полной своей тяжестью. Каждый думал о том, что сейчас происходит дома, что думают и делают родители, где их ищут… И есть ли у них хоть какой-нибудь шанс снова вернуться домой.
          Погружённые в эти грустные и тревожные мысли, Сашка с Виталькой не сразу обратили внимание на какой-то новый, непонятный звук. Они обеспокоенно подняли головы и тут же поняли: это тихонько плачет Лариска. Надо было бы как-то попытаться её успокоить, но они не знали как, тем более, что и сами были близки к этому. Виталька вновь с раскаянием подумал, что если бы он не потащил Ларису в коридор… Но тут ему в голову пришло, что Сашка виноват не меньше: ведь это же он уговорил Ларису остаться и испытать прибор!
                    - Так что это ты, балбес, во всём виноват! – вслух продолжил он свою мысль, даже не подумав, что его фраза может показаться Сашке непонятной.
          Но Сашка думал о том же самом и легко включился в разговор с нужного места.
                    - А если бы ты не потащил Лариску в коридор, то ничего бы и не было! В крайнем случае, мы бы сюда попали одни, без неё!
                    - А если бы ты не стал уговаривать включить прибор, то он бы не заработал, а не заработал – так и коридор бы никакой не появился, и я бы её никуда не потащил!
                    - Не надо ссориться, мальчишки, - тихо сказала Лариса, - чего уж теперь…
          Они послушно замолчали и некоторое время лежали, слушая, как стучит по крыше не на шутку разошедшийся дождь и продолжает всхлипывать Лариса. Потом все трое заснули.
Глава 10. Ситуация понемногу проясняется
Всё можно наладить, если вертеть в руках достаточно долго.
                                                                                 Второй Закон Вышковского
          Пробуждение было невесёлым. Втайне каждый из них надеялся проснуться дома, в своей кровати, и, увидев, что этого не произошло, они опять загрустили. Совершенно никчёмную и даже опасную в их положении хандру оборвал Виталька, решительно вскочив с постели. Возле двери он нашёл какую-то непонятную, но относительно чистую посудину и выставил на крыльцо, чтобы в неё набралась вода, так как дождь продолжал идти и был довольно сильным. Потом они все умылись и решили позавтракать.
                    - Это ты на неделю всего-то и взяла? – разочарованно спросил Сашка, увидев, что после завтрака у них осталось только три банки консервов.
                    - Мы ж не собирались питаться одними консервами! – рассмеялась девушка впервые со вчерашнего вечера. – Это же так – суп иногда сварить…
          Поев, они решили, наконец, попробовать разобраться в том, что им стало известно.
                    - Лариса, - сказал Сашка, - о чём они говорили, эти морпехи, которых тот… Ванюшка привёл?
                    - Да, расскажи нам всё, - поддержал друга Виталий, - нас-то там не было… Ты, кстати, не думай, что мы просто так ушли, мы хотели разведать, куда, в случае чего, удрать можно. Видишь, домик вот нашли… И переживали очень: вдруг ты подумаешь, что мы тебе ничем помочь не сможем…
                    - Вот этого-то я как раз и не думала, - заявила Лариса, - наоборот, знала, что вы что-нибудь обязательно сделаете. Я, когда ещё ваш прибор увидела, сразу поняла, что вы – парни с фантазией! – при этих словах ребята почувствовали себя весьма польщёнными. - Ну, а там… В общем, пришли они и сразу стали все комнаты осматривать, у хозяев спрашивали: а где ещё двое? А те делали вид, что ничего не понимают, а про меня сказали: племянница приехала из… не знаю, как сказать… был образ какого-то жуткого места. Похоже на город, но только много развалин и грязно очень. Люди какие-то – как беженцы. Вот. А этот, - она улыбнулась, - Ванюшка, стал на них кричать и говорил, что ещё двоих видел: как раз, мол, у тех-то и были следы от… Вот тут опять непонятно. Он же явно имел в виду цветы, а был образ какого-то властного человека в красивой одежде, который отдавал всем приказания… И ещё мелькало там всякое – я ничего не поняла. Тогда они стали меня спрашивать, но я мотала головой – мол, не понимаю ничего. А вообще они вели себя со мной вежливо, сказали только, чтобы я собиралась и шла с ними.
                    - Подожди-ка, - прервал её Саша. – у меня мысль одна появилась… Только ты сначала скажи, как думаешь, почему, поев каких-то ягод, мы стали понимать, о чём рассуждают эти люди? При чём здесь ягоды?
                    - Ну… - неуверенно сказала девушка, - я думаю, причина в отличиях самой физической природы миров – нашего и этого. Понимаете, есть теория, что существуют параллельные миры с незначительными различиями – как, например, этот, - а есть совершенно чуждые по природе. То есть, там нет не только всего того, к чему мы привыкли: леса, моря, неба – вообще сама форма жизни другая. Но даже в таком, как этот, не может быть всё, как у нас. По-видимому, здесь органы чувств работают как-то по-другому. Возможно, сок этих ягод активизировал какие-то наши незадействованные до этого клетки мозга, и у нас появилась способность зрительно воспринимать речевую информацию. Я уверена, что мы видим именно её, а не мысли, потому что образы возникают только тогда, когда кто-то начинает говорить. Конечно, это только я так думаю, а как на самом деле…
          Она пожала плечами.
                    - Вот, - оживился Саша, - примерно это я и подозревал! Смотрите, что получается. Заповедник. Огорожен и охраняется. Люди, которые живут – а может, содержатся – здесь и что-то ищут. Да нет, уже ясно: не что-то, а именно эти цветы. Заодно, может и ягоды – я их тоже нигде, кроме той поляны, не видал, а прошли мы немало. Теперь о том, что видела Лариса в разговоре. Очень похоже, что здесь идёт или война, или борьба за власть – вспомните город. Теперь вспомните властного мужчину, которому все подчиняются. А что, если эти цветы – если их пожевать или отвар из них попить, или ещё другие варианты - каким-то образом усиливают волю человека, и он может подчинять себе других? Вот они и ищут: кто найдёт – того и власть будет!
                    - По-моему, это фигня, - сказал внимательно слушавший его Виталий. – Ну, сколько мы шли-то? От силы, часа два. И ты хочешь сказать, что они никак не могут найти поляну, которая у них, практически, под самым носом? Такая-то прорва людей – домов ведь тридцать в посёлке!
                    - А что, кроме этой стороны больше и пойти некуда? Может, они в ту сторону ещё не ходили…
                    - Ерунда…
                    - Нет, нет, подождите, - оборвала их спор взволнованная Лариса. – Мне кажется, Саша прав: такое может быть! Дело, конечно, не в том, что они туда не ходили – ходили, наверняка. Но ведь сама эта поляна очень необычная! Это – граница двух миров! Мы-то туда попали с помощью прибора, а они – или войти туда не могут, или вообще не видят! Или, например, причина в том, что мы по своей природе от них отличаемся. Вот и получается, что только мы туда попасть можем!
                    - Так это же здорово! – заволновался и Виталий. – Выходит, они у нас в руках! Надо только придумать, какую пользу нам из всего этого извлечь.
                    - Так это же ясно! – радостно выкрикнул Сашка. – Приходим на поляну, жуём цветы… ф-фу, - вспомнил он, - у них такой мерзкий запах, вкус, наверное тоже… но делать нечего… В общем, жуём или ещё что-то делаем, наша воля жутко усиливается, мы взламываем барьер и снова попадаем в наш мир!
                    - Сашка хватает топор, - мечтательно продолжил Виталий, - я – кувалду, и ка-а-к влупим по прибору!
           Ребята радостно загомонили. Теперь, когда вполне реально забрезжила надежда на возвращение, на душе стало много легче. Какое-то время они рассуждали о деталях: когда можно будет двинуться в путь, как бы выведать у аборигенов, что именно надо делать с цветами, как взламывать барьер и прочее.
                    - В дождь идти нельзя, - с сожалением сказал Сашка, - придётся ждать, когда кончится. Вот зараза, до чего же он не вовремя!
                    - Не скажи, - не согласился Виталий. – Очень даже вовремя: он же все наши следы возле дома смоет. А то бы эти увидели, что здесь что-то таскали… А кстати, давайте ещё вот о чём подумаем: кто такие мы? Ну, в смысле, что об этом аборигены думают?
                    - А ведь и в самом деле! – рассмеялась Лариса. – Смотрите, что выходит: мы появились здесь ниоткуда, неизвестно зачем и непонятно как; одни, без взрослых, в месте, которое строго охраняется. И точно так же исчезли…
                    - Особенно ты! – подхватил Виталий. – И как эффектно: яркий сноп света – и тебя уже нет! Так кто мы получаемся?
                    - Инопланетяне! – с восторгом выпалил Саша.
                    - Точно! А инопланетяне – это не какие-нибудь… - он хотел сказать: «чайники», но передумал, - не какая-нибудь шушера! Это – высшая раса! С ними шутки плохи. Захотят – и всю планету – в пыль! Так что с ними нужно осторожно, почтительно, если не хочешь неприятностей. Думаю, если что, то давить надо именно на это.
                    - Ребята, давайте всё-таки составим точный план, как будем действовать дальше, - предложила Лариса.
                    - А что тут неясного? – удивился Саша. – Кончается дождь – собираемся и идём на эту поляну. Рвём цветы и… Ах, нет, чёрт, не получается: мы же не знаем, что с ними делать надо… Эх, если бы эти «морпехи» наших хозяев не забрали, мы бы уж как-нибудь у них выведали!
                    - А может, они их уже выпустили, - предположил Виталий. – В самом деле, не считают же вояки, что они с нами в сговоре! Те, наверное, уже тыщу лет здесь живут, и все их знают. Тут появляются какие-то незнакомцы. Подозрительные. Вот они их пустили к себе, накормили, спать уложили, хотели уже сообщить, кому надо, а тут этот «кто надо» уже и сам появился. Наверняка, они им что-нибудь вроде этого и говорят.
                    - А может, это и на самом деле так, - задумчиво сказала Лариса.
                    - Ну, уж нет! Вспомни, один же мужик куда-то ушёл – его потом так и не было. А кроме того, ты сама говорила, что они боялись, что мы к кому-то другому попадём: наверняка к этим самым.
                    - А кстати, - вставил своё слово Саша, - интересно, куда он пошёл? Может, он из какого-нибудь Сопротивления… - тут он осёкся и глянул на стол. – Смотрите-ка, это ведь наверняка радиостанция, а домик-то совсем рядом с домом наших хозяев… Точно, они из сопротивления: сведения какие-то отсюда передают!
                    - Чего бы он тогда пошёл куда-то? – возразил Виталий. – По этой радиостанции и сообщил бы: так и так, странные ребята появились, подъезжайте.
          Увлёкшись спором, они не услышали, как на крыльце затопали тяжёлые шаги и обернулись только тогда, когда распахнулась дверь и в дом, мокрые от дождя, вошли трое мужчин.
Глава 11. Возможные союзники
Простая и приемлемая ложь полезнее сложной и непонятной истины.
                                                                            Мёрфи. Научные исследования.
          Это ещё вопрос, кто из них больше удивился и испугался: ребята или незнакомцы. Понятно было одно: мужчины явно не рассчитывали здесь кого-то застать, и это успокоило ребят. Значит, они не за ними. А то, что произошло дальше, не только успокоило, но и обрадовало: из-за спин своих спутников выдвинулся тот, о котором они только что говорили. Мужчина возбуждённо и с волнением произнёс несколько слов, и перед глазами ребят сразу же стали возникать образы: они увидели, как он входит в дом и видит, что там никого нет; он говорит об этом своим товарищам, и они вместе обходят комнаты, потом сидят и гадают, что же здесь произошло. Потом, к большому облегчению ребят, они видят, как возвращаются домой увезённые военными мужчина и женщина. С интересом посмотрели они и сцену исчезновения Ларисы. Оказалось, они не ошиблись в своих предположениях: когда Лариса с «морпехами» вышла на крыльцо, над ними завис странный аппарат, который при помощи луча втянул её в себя и сразу же, набрав высоту, исчез.
                    - А мы не будем их разубеждать, пусть так и думают, - сказал Виталий и жестами показал, что всё действительно так и было.
          Эффект от этого оказался весьма впечатляющим. Аборигены оживлённо заговорили друг с другом, одновременно закидывая ребят вопросами и делали это настолько сумбурно, что картинки накладывались одна на другую, и было очень трудно понять их смысл. Наконец, мужчины немного успокоились, появился общий ряд картин, из которых ребята поняли, что их спрашивают о цели визита и о том, насколько большой мощью в военном плане они располагают.
                    - Сейчас я им подро-о-бную картину нарисую! – обрадовался Сашка. – Мало не покажется!
                    - Ты смотри, не очень увлекайся-то, - предупредил Виталька, - а то заврёшься, они и вычислят, что мы их дурим.
                    - Всё будет в границах достоверного, - пообещал тот.
          Из его энергичных размахиваний руками можно было сделать вывод, что прибыли они сюда в составе огромной армады боевых кораблей, которая в настоящее время контролирует космическое пространство вокруг планеты, внимательно наблюдает за происходящим и ожидает его, Сашкиного, сигнала к началу действий. Чтобы подчеркнуть эту мысль, он неоднократно тыкал себя в грудь, потом показывал пальцем вверх (мужчины послушно при этом каждый раз следовали за ним глазами и упирались взглядом в потолок), смыкал в колечки указательные и большие пальцы обеих рук, приставлял их к глазам и направлял в сторону пола – здесь мужчины внимательно изучали и пол тоже. В заключение он со страдальческим лицом и сочувственно покачивая головой, дал понять, как плохо будет тому, кто посмеет обидеть его самого или его друзей. Их же собственную роль Сашка охарактеризовал как наблюдательную и во многом решающую.
          Видно было, что его речь произвела на аборигенов сильное впечатление, которое не было испорчено даже тем, что на протяжении всего Сашкиного рассказа Виталий предостерегающе покашливал, чтобы тот не слишком увлекался, а Лариса не могла сдержаться и временами фыркала от смеха.
          Мужчины немедленно стали что-то обсуждать. Некоторое время ребята пытались следить за их разговором, но вскоре вынуждены были сдаться: мелькавшие образы были им совершенно непонятны и незнакомы. Иногда, правда появлялись и их собственные изображения, из чего они сделали вывод, что аборигены размышляют, как им использовать ребят для каких-то своих целей.
                    - Ну нет, так не пойдёт, - решительно сказал Виталий, - только баш-на-баш: вы нам – мы – вам! Как бы вот только это им объяснить?
          Гордиев узел разрубил Сашка.
                    - Надо сначала познакомиться, - сказал он, - а дальше – видно будет.
                    - Точно, - поддержала его Лариса.
          Она подошла к тому, кто им был знаком и, показав рукой на себя, отчётливо произнесла:
                    - Ла-ри-са.
          Мужчина сразу понял. Он кивнул, довольно неплохо повторил её имя, затем показал на себя и сказал:
                    - Абри.
          Общение пошло. Они все представились друг другу; одного из незнакомцев звали Элай, другого – Стирс. После этого ребята предложили своим гостям расположиться на сене для серьёзного разговора. Но разговор никак не начинался: как дать понять аборигенам, что именно они хотели бы узнать?
                    - Подождите-ка, - сказала Лариса, - есть один вариант. Мальчишки, где наша сумка? У меня там косметичка.
          Из косметички она достала контурный карандаш, в некоторой растерянности стала оглядываться по сторонам, затем, вспомнив, снова полезла в сумку и достала лист бумаги.
                    - Квитанция за электричество, - пояснила она и вздохнула. – Очень бы хотелось по ней заплатить!
          Лариса принялась уверенно рисовать, и вскоре на листке появилось изображение цветка; того самого, с отвратительным запахом.
                    - Здорово рисуешь! – завистливо сказал Виталий.
                    - В прошлом году художку окончила, - не отрываясь от рисунка, пояснила Лариса и, закончив, протянула его Абри.
          Двое других посмотрели тоже и мгновенно посыпались вопросы: где ребята видели эти цветы, но Лариса, помотав головой, выставила вперёд руку, как бы ограждаясь ладонью от этих преждевременных вопросов и настойчиво ткнула пальцем в рисунок: сначала вы!
          Мужчины были в явном затруднении: или они не хотели раскрывать пришельцам из космоса какую-то свою тайну, или не могли взять в толк, что именно их интересует.     Наконец, они на что-то решились. Для них уже было очевидным, что ребята понимают их речь, поэтому Абри приготовился начать рассказ. Его, однако, перебил Виталька.
                    - Пусть вообще всё объясняют, - решил он и, вскочив с сена, подошёл к столу и указал на вроде бы радиостанцию, затем сделал пальцем широкий круг, одновременно оглядываясь вокруг себя и в заключение развёл руками и вопросительно кивнул Абри: мол, что всё это значит?
                    -Ф-фу, устал я от такого разговора, - объявил он, усаживаясь на своё место.
          Мысль, по-видимому, ему выразить удалось, так как Абри, а за ним Элай и Стирс согласно кивнули. И, наконец-то, ребята получили возможность узнать, что же происходит в этом чужом и необычном для них мире.
          Абри вёл рассказ неторопливо, умолкая, когда его товарищи вставляли какие-то замечания, поэтому образы на сей раз не мелькали беспорядочно, а создавали стройную картину.
          Место, где они находились, вовсе не было заповедником. Это было одно из тайных убежищ людей, решивших спасти и возродить генофонд вымирающего человечества.   Тысячелетиями здешняя цивилизация шла по тому же пути, что и Земля, но около двух сотен лет назад в их развитии наметились коренные различия. К тому времени сформировалось около десятка государств, примерно равных по своей военной мощи, и все они вели борьбу за мировое господство. Чудовищная гонка вооружений привела к катастрофическому подрыву экономики, обнищавшее население в приступах полного отчаяния устраивало голодные бунты, которые жестоко и кроваво подавлялись. Но ведь нельзя же установить мировое господство, имея за своей спиной врага в лице собственного народа! Правительства всех сверхдержав решили эту проблему быстро и очень цинично: они легализовали наркотики. Самым сильным из них был башай, производимый из цветов, которые встретили ребята в первый же день пребывания в этом мире. Когда-то цветы эти произрастали в крайне мизерном количестве, но легализация привела к тому, что появились огромные плантации – и население утонуло в эйфории и безразличии. Конечно, армии из таких людей не создашь, но это уже было и не нужно: высочайший уровень развития военной техники требовал не миллионы, не тысячи, а всего лишь сотни специалистов для её обслуживания или применения. Эти сотни отбирались строжайшим образом и, конечно, из числа тех, кто никаких наркотиков не пробовал даже однажды. Поскольку к настоящему моменту наркомания проявлялась уже на генетическом уровне - существовали поколения потомственных наркоманов с врождённой зависимостью – то и деление на господ и рабов осуществлялось именно по этому принципу. Рабы-наркоманы были плохими работниками, но чтобы обеспечить всем необходимым немногочисленных господ и заработать себе на башай, этого хватало.
          Конечно, власть предержащие строили свои расчёты вовсе не на них: это был уже списанный, негодный к употреблению материал. Самое главное – правильно выбрать момент для нанесения ядерного удара, и тогда у победившей страны будет достаточно рабов не наркоманов, которые смогут качественно обслуживать элиту. И вот сверхдержавы притаились в ожидании часа Х, а их народы давно перешли границу между человеком и обезьяной, неотвратимо двигаясь в обратном направлении…
          Конечно, не все люди стали наркоманами. Именно они и основали Сопротивление. Десятилетиями вели они тайную борьбу, но в конце концов вынуждены были признать: победить в этой борьбе они не в силах. И тогда было принято решение скрыться в глуши и на безлюдных островах, вести хозяйство и быть готовыми к тому, чтобы заново возродить человечество, когда мир, ввергнутый в пучину ядерной войны, будет уничтожен. Так было образовано несколько тайных убежищ, в том числе и этот посёлок. Время от времени население его пополнялось, когда из групп, оставшихся работать внутри страны, по рации приходили сообщения о том, что удалось обнаружить людей, не подверженных зависимости, и направить к ним.
          Так было до недавнего времени. Но месяца два назад в составе новой группы из трёх человек в посёлок прибыл некто Даг (ребята поняли, что это тот, кого они прозвали Ванюшкой). Его присылка сюда была большой ошибкой группы отбора. Было очевидно, что он преследует какие-то свои цели. Ему удалось переманить на свою сторону нескольких человек из военизированной охраны посёлка, и стало ясно, что зреет какой-то заговор. Какой - открылось только вчера, когда увидев на одежде ребят следы от цветов башая, он привёл своих сообщников с целью захватить ребят, чтобы с их помощью обнаружить плантацию наркотика и организовать его контрабанду в метрополию.   Сообщники Дага действовали мгновенно: они напали на других охранников, разоружили их и заперли в помещении охраны. Сообщить о случившемся жители посёлка не могут: их рация уже давно пришла в негодность, и последнее время связь с другими группами осуществлялась из помещения охраны. Теперь это невозможно.
          Возможно, это было бы полной катастрофой, и Даг со своими сообщниками смог бы со временем превратить посёлок в точную копию метрополии, но с прибытием столь могучих инопланетян наконец-то забрезжила надежда на спасение не только посёлка, но и всего человечества в целом.
Глава 12. Вопросы этики
Когда к тебе обращаются с просьбой "Скажи мне, только честно...", с ужасом понимаешь, что сейчас, скорее всего, придётся много врать.
                                                                    Закон, приписываемый Мёрфи
          Абри и его товарищи закончили рассказ, и воцарилось гнетущее молчание: мужчины смотрели на ребят, ожидая их ответа, а те сидели, не поднимая глаз.
                    - Плохо получилось, ребята, - нарушила, наконец, тишину Лариса, выражая общее мнение. – Они ведь в нас поверили, а мы ничего не можем. Каково это им сейчас будет узнать, что никакой надежды у них нет… Но ничего не поделаешь: надо признаваться.
                    - Подожди, Лариса, - сказал вдруг Виталька. – Вот что, нарисуй-ка оружие, которое было у морпехов, спросим, что это такое.
          Сашка широко вытаращил глаза.
                    - С-слушай, Н-наполеон, - с трудом выговорил он, заикаясь от злости и возмущения, - ты, никак, воевать здесь собрался? Может, ещё весь этот мир спасти задумал? Наша помощь тебе нужна, или один справишься?
          Виталька ничего не ответил и даже не посмотрел на Сашку, только молча кивнул Ларисе: давай, мол. Она некоторое время посидела в нерешительности, затем пожала плечами и принялась рисовать. Виталя взял рисунок, показал его Абри, ткнул пальцем в предмет, похожий на автомат, и вопросительно кивнул. Мужчины шумно и облегчённо вздохнули, расценив вопрос как свидетельство того, что Пришельцы решились на какие-то действия, и стали объяснять.
          Получалось, что это – лучемёт, стандартное стрелковое оружие армий всех воюющих сторон. Принципа его действия из образных картин ребята понять не смогли, было лишь ясно, что он исторгает тонкий синий луч, который при соприкосновении с любой преградой – в том числе, и с человеческим телом, - прожигает в ней дыру диаметром около десяти миллиметров; дистанция поражения – до полукилометра.
                    - Ну что, доволен? – ехидно спросил Сашка. – С чем ты на такое чудище попрёшь? С голыми руками или, может быть, прожектором посветишь?
          И снова Виталька не обратил на него внимания, а, повернувшись к аборигенам, жестами показал, что он с друзьями должен обсудить положение. Те понимающе кивнули, поднялись и пошли к выходу. Абри сказал, что сейчас принесёт им поесть, и они ушли.
          Как только ребята остались одни, Сашка повернулся к другу и покрутил пальцем у виска.
                    - Лариса, - сказал он, - ты-то хоть объясни этому балбесу, что это – не в войнушку играть! Здесь всё будет по-настоящему! И грохнут нас тоже по-настоящему!
                    - А что ты предлагаешь? – задумчиво спросила Лариса.
                    - Как это – что? Ясное дело: дождь, вон, уже кончился – значит, бежать отсюда надо! Мы ж не инопланетяне и помочь ничем не можем. Короче, Абри приносит еду, мы ждём, когда он уйдёт, и рвём на нашу поляну…
                    - Вот-вот, - продолжил за него Виталий, - обжираемся этими цветами, впадаем в эйфорию и пополняем ряды местных наркоманов! Эта мысль была хороша, пока мы думали, что цветы усиливают волю. А они наоборот, её полностью гасят!
          По обескураженному лицу Сашки было понятно, что он только сейчас осознал, что их прежний план обернулся полным пшиком.
                    - Так мы что же… - растерянно сказал он, - навсегда здесь останемся? Выходит – шансов никаких?
                    - Виталя, - сказала Лариса, пристально глядя на него, - по-моему, у тебя какой-то план! Расскажи, что ты задумал. Не мир ведь, в самом деле, спасать собираешься?
          Но вместо того, чтобы ответить ей, Виталий дружески ткнул кулаком приунывшего Сашку.
                    - Не раскисай, - сказал он, - шанс есть, и очень неплохой! Смотри, мы ведь точно знаем, где находится граница, и один раз её уже взломали! Почему бы не сделать это снова? Ты вспомни наш прибор и сам себе ответь: мы что, синхрофазотрон собрали или какую-то убогую фиговину? А раз даже она дыру пробила…
                    - …то лучемёт это сделает запросто! – обрадованно воскликнула Лариса и восхищённо добавила: - Ой, Виталька, ты - гений! Правда, - тут же загрустила она, - его ведь надо как-то раздобыть…
                    - Ерунда, раз плюнуть! – загорелся мигом воспрявший духом Сашка, - один раз морпехов обдурили – обдурим ещё!
          И они все трое радостно загомонили, обсуждая, как им завладеть лучемётом.
          Когда минут через пятнадцать Абри принёс им еду, перед его глазами предстал бурный совет инопланетян, горячо обсуждавший, по-видимому, стратегию своей операции. Не желая мешать, он тихонько поставил на стол тарелки и термос с каким-то питьём и собирался уйти, но его остановил Виталька. Оглядевшись, он увидел на полу комнаты гвоздь, подобрал его и вывел Абри на улицу. Здесь, на мягкой от дождя земле он попросил его нарисовать общий план посёлка и расположение помещений охраны.
          Абри трудился над ним не менее получаса. Он не только зарисовал расположение всех домов, но и попутно разъяснял, какие функции в посёлке выполняют их жители. Не забыл сказать и про свою семью: они с братом Роном были электриками (ребята уже и сами об этом догадались), а их мать Марса – медсестрой.
          Виталька хотел было спросить, откуда в посёлке свет и где находится электростанция, но сообщение про мать-медсестру заинтересовало его гораздо больше, так как в её доме не было ничего похожего на процедурный кабинет; значит, он где-то в другом месте? Абри согласно кивнул и показал его на своём рисунке. Оказалось, что он находится в административном корпусе, то есть там же, где и охрана. Медсестра-союзница, её кабинет с медицинскими препаратами – и всё в одном доме с охраной! Из этого факта наверняка можно было выжать что-то полезное!
          Абри ожидал и других вопросов, но, увидев, что ребята, усевшись на корточки, принялись внимательно изучать его рисунок, потихоньку ушёл.
                    - Плохо получилось, мальчишки, - снова повторила Лариса, глядя ему вслед. – Выходит, мы своих друзей обманываем?
                    - А что мы могли поделать? – резонно возразил Виталий. – Мы же не знали, что за дела у них творятся, вот и врали, чтобы себя защитить: мол, не троньте нас, а то хуже будет. Мы им обязательно признаемся… но не сейчас. Они тоже хороши: трое таких здоровых мужиков – и не могли ничего с этим Ванюшкой сделать? Да и сейчас я не заметил, чтобы они очень рвались как-то охрану разоружить или ещё что-то… На инопланетян надеются! Разберитесь, мол, тут у нас, мы сами-то немного поднапакостили, так вы уж разгребитесь, чтобы нам жить лучше было…
                    - Точно! – поддержал его Сашка. – Что, тётя Марса не может им снотворного подсыпать? Раз – и всю охрану разоружили!
                    - Я сам тоже об этом сразу подумал, - признался Виталька, - да только, скорее всего, не может, а то бы уже давно сделала. Они наверняка никому не доверяют… В общем, Лариса, не переживай, мы им всё расскажем, но сейчас не до этого… Сашка, у тебя какие-то идеи есть?
          Сашка помотал головой, затем, немного подумав, объявил:
                    - Что-то есть хочется! Пойдёмте посмотрим, что там Абри принёс. Там и поговорим.
          Ребята вернулись в домик, подошли к столу и заглянули в тарелки.
                    - Котлеты, - сказал Сашка, - смех: по цвету вроде как морковные!
                    - Не хочешь? – Виталька в шутку протянул к котлете свою руку.
                    - Не жадничай! – Сашка стукнул Витальку по руке. – Здесь вон сколько – всем хватит!
          Они с аппетитом принялись уплетать котлеты, запивая их морсом из термоса.
                    - Смотрите, - сказала Лариса, - этот морс по вкусу – точно, как те ягоды. Это хорошо, а то я уже стала побаиваться, что мы скоро не сможем речь видеть: должен же срок действия ягод когда-то кончиться!
          Наконец, они вернулись к главной теме.
                    - Ясное дело, - сказал Сашка, жуя котлету, - пока лучемёт на морпехе, нам его с него не содрать. Значит, надо ловить момент, когда кто-нибудь его снимет. Или как-то вынудить снять. Как это можно сделать?
                    - Подожди, - не согласился Виталька, - допустим, я – морпех. На кой леший мне таскать на себе лучемёт? Я надену его только в том случае, если пойду на задание…
                    - …или стоишь на посту!
                    - Или стою на посту, - согласился Виталий. – Во всё остальное время этот лучемёт стоит в … ну, как там… в общем стойки есть специальные, или в караулке на кровати валяется: здесь же не настоящая военная часть со всеми строгостями, наверняка полный раскардаш творится. Теперь давайте так думать: вот сидят морпехи в караулке, а там, между прочим, - он ткнул в рисунок, - две двери: одна с торца, а другая выходит наружу, за посёлок, и от нечего делать в карты режутся, лучемёты где-то в углу валяются… Если тревога, то они их хватают – и вперёд! А если не тревога? Если позвал кто-то вот с этой, скажем, стороны; но не так, что «На помощь! Спасите!» - тогда они точно за оружие схватятся, а типа «Мужики, идите сюда! Смотрите, чего тут»! Ну, или что-то в этом роде. Тогда может получиться: они выйдут – а мы в другую дверь заскакиваем и хватаем!
                    - А как ты это крикнешь? – мотнул головой Сашка. – Ты что, языку местному обучился?
                    - А давайте я их позову, - предложила Лариса. – Что ж они, на мой голос с лучемётами выскочат, что ли?
                    - Иди ты! – дружно замахали руками мальчишки. – Нам только этого не хватало: второй раз тебя от морпехов вытаскивать!
                    - Но ведь у вас оружие будет, - заупрямилась девушка.
                    - А если нет? А если кто-то один в караулке останется? Нет, Лариса, тобой мы рисковать не будем, - сказал Виталька. – Тем более, что… - он замялся, - даже если оружие у нас в руках будет – ты что, думаешь, мы сможем в живых людей выстрелить?
                    - Да нет, - растерянно сказала Лариса, - я об этом как-то вообще… Думаю, раз у вас оружие, то они испугаются и не полезут.
                    - Надо же, - задумчиво сказал Сашка, - вот бы уж не подумал, что этот Ванюшка – у них главный. Помните, как мы его встретили? Одежонка какая-то драная, и весь он – балбес натуральный… У машины какой-то возился – я подумал, тракторист или…
                    - Кстати, - оживился Виталька, - а что это за агрегат был? Не зря же он с ним что-то делал? Эх, надо было у Абри спросить!
                    - А чего спрашивать? – решительно сказал Сашка. – Пойдём и сами посмотрим!
          Лариса и Виталий, немного подумав, согласно кивнули, и ребята отправились к тому месту, где состоялась их первая встреча с аборигенами.
Читать дальше: https://www.litprichal.ru/work/214935/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 230
Опубликовано: 20.10.2015 в 11:27
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (21.10.2015 в 11:43)
Давайте уже продолжение.

Михаил Акимов     (21.10.2015 в 12:01)
Да, сейчас собираюсь поставить






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1