Эпизод 3. О романе.


Эпизод 3. О романе.
 

Эпизоды предпоследнего тома.

Некоторое время тому назад практиковалась т.н. "подписка": по почте, в книжных магазинах, по месту работы или учёбы и т.п. - подписчики оставляли некий задаток, открытку с адресом и ждали её обратно с указанием - прийти - выкупить очередной том издания. Бывало, что последние тома собраний не выкупались (письма, статьи, рецензии и т.п.), как правило, женщины оставляли такие тома в магазинах, и магазины выставляли эти книги в свободную продажу. Это было странное явление - вы могли купить то, что предназначалось другому.
Один из таких случаев: предпоследний посмертный том, который не стала выкупать в магазине подписчица.

Несколько эпизодов (трансформированных и компилированных):

1. Из переписки с редактором.
2. О единобожии.
3. О романе.
4. «Что за прелесть эта…».
5. Парафразис писем из «Белого солнца пустыни».
6. Рецензия: «Всё лето в один день».
7. О сущности женского персонала - по Борису Заходеру.

Эпизод 3. О романе.

Письмо неуча-пьяницы - учёной владелице усадьбы, защищающей своё всё, на бронепоезде.

Я тут навалял нетленку, естественно, доведя себя до состояния алкогольного куража, как Губерман (но «похожи» мы только носами):
Он очень баб любил
и женщин,
а также девушек
и вдов),
чтобы не разочаровывать Вас, коли Вы меня таким образом себе представляете, и это при том, что за бортом: +52оС (правда – на солнечной стороне). Грандиозный и объёмный роман «про это»:

Я ехал в маршрутке. Как обычно. И передо мной явилась … Говоря по правде, шершавым языком плаката, она уже до моего прихода «явилась»: сидела - лицом ко мне, спиной – по ходу.
Джинсовая юбочка - настолько коротка, что можно подумать – это шорты. Ступни ног расставлены, но колени сведены, и, тем не менее, можно было увидеть «наше всё», увидеть и … – нет, не умереть, а убедиться, что «красота – страшная сила». Это женский персонал, зашоренный заповедями и маниакальным психозом, отягчённым мечтами о светлом будущем: с принцем на белом коне и под алыми парусами - воспринимают себя, как ноги, руки … про другие составляющие женского организма – не рискую, а на самом деле – это всё женские формы.

Что делать – «невольно к этим берегам меня влечёт неведомая сила».
Но оказалось, что одно издательство проглочено другим (конечно, если Вы понимаете – о чём я), а «другое», в свою очередь, заявки на 2015 уже не принимает, т.к. редакционный портфель полон. Теперь надо искать другие издательства для своего шедевра, такая огорчения. Но: бороться и искать, не найти и не сдаваться, покой нам только снится.

О романе – вообще.
Да, однако, это совсем не роман, всё просто: 2015 год – год литературы, поэтому - письмо о романе книжном (а Вы что подумали – у Вас, ласточка, всё амуры в голове?).
Определённо, в Вас, солнце моё, что-то перекошено, ну, например: Вы как-то сказали, что не читаете литпорталов. А что я вижу: «то ложь твердим им для утехи, то приглушаем яркий свет». Это же – один из них. Вам верить невозможно. Однако, вернёмся на круги своя, т.е. к романам.
«Нет, не тебя так пылко я люблю…». Мне кажется – это Лермонтов. Видите ли, девочка, тут «вещь в себе»: у автора этого «романа» важно и главное не то, что у него как бы одновременно не одна пассия. У Лермонтова скверный и вспыльчивый характер, он видит бессмысленность своей жизни. Волей он замыкает любовь и хоронит образ, но «сердцу не прикажешь» (можно конечно, но т.с. «с переменным успехом»). Все люди одиноки (в компании - обратное - временно и случайно), хотя не всегда это осознают, а все поэты – романтики. Реальная любовь («образ любви») часто всего лишь замена иного - невозможного. Образ мирового разума и образ любви – проекции, не сама вещь. Как горящий куст перед Моисеем, в качестве видимого образа Иеговы, но не сам Иегова. И образ любви вызван хотением любви, стремлением выйти за «квадратуру круга», из мира разорванности связи во взаимность.
Оказывается, наша Галактика не одна, а ещё, говорят некоторые из учёной братии, что и Вселенных-то хрен знает – сколько (хрен – это самый осведомлённый овощ). Это и представить-то – уже роман - до потери сознательности. А ещё на человека оказывается давление - аж 765 мм.рт.ст (ртутного столба – ртуть – это же очень опасно и вредно, как и жить – некоторые не выдерживают и прямо-таки умирают).
И вещь - не в том: когда любить - ночью или днём. Как говорил Винни-Пух: мёд он или есть, или его нет (Бунин был обеспечен круглосуточно). Но образ и сама вещь – это «дистанция огромного размера». Вот в чём мучения Лермонтова, да ещё при свойственной ему рефлексии. В Европе – просто и технологично, а у русских – мучения, там не «думают» – наливай и пей (впрочем - это уже у русских). Если упрощённо, то это записано в «Пире» Платона, а в Паутине – совсем просто: «найди свою половинку».
Я только что разбил бокал (не на службе – дома, уже вернулся), нечаянно. Пока сметал осколки, подумал – это надо делать систематически и регулярно, специально («ломать, крушить и рвать на части – вот это жизнь, вот это счастье»), даже доктора рекомендуют переставлять иногда мебель в доме.
Романы можно писать, как указано в технологичке: как романтическую комедию, эротический роман и др. Это, как бы «как» и «что» (и эта технология-шаблон собственно была уже в «Золотом телёнке» опробована, Остап поделился идеей для написания статей со своим соседом по купе-журналистом, не безвозмездно, разумеется. Я же пишу Вам письмо совершенно наоборот, т.е. даром). Так вот, кроме «как» и «что», может быть ещё - «почему», в качестве мотива написания романа.
Например, по утилитарным понятиям ребёнка: он что видит, о том логично и говорит – если у женщины двое детей, значит женщина отдалась дважды. Он пока не знает: 1). что это такое, 2). что это ещё не гарантия будущих родов, 3). что и у М, и Ж могут быть и «другие интересы», не утилитарные (у Вас другая программа? Но Вы же наверное любили? Может даже не образно, может до потери сознательности. Может и сейчас, как говорится, «любовь ещё быть может»).
Впрочем, это такой же образ, как бог - сколок мирового разума. Но «мировой разум» - это сложно для восприятия и разговора, и человечество придумало образы того и другого.
Был случАй в моей биографии – прошу пардону за нескромность – в глубокой юности девочка со ступеней почтамта, крикнув: - Никого ты не любишь – умчалась вдаль. Или другой случАй (и снова прошу пардону). То ли в учебнике, то ли в тетради с конспектом обнаружил записку, написанную округлым девичьим почерком, без подписи. Как она изловчилась подсунуть? Всего содержания не помню, но смысл, если это можно так назвать - амур, и обрывок фразы: «…твои глаза, как два горных озерца…». Мне поплохело от метафоры: мало того, что не «Озера» (ударять надо на «о»), а «озерцА», так ещё и «горных». Да что говорить - разве лужа после дождя или оттепели от голубого неба не производит такое же впечатление? Потом авторство всё-таки открылось. И как-то весной эта романтическая натура с симпатичной мордашкой, но очень полная (как на картинах Кустодиева), шествовала после занятий с подружкой в общежитие, а я направлялся в другую сторону. И чёрт её дёрнул за язык – крикнуть мне что-то. Я оглянулся, а Мальвина – такая совпадения – не удержав равновесия и поскользнувшись на зеркальце льда, рухнула на правый бок в весеннюю же лужицу – «горное озерцО» (вот она – судьба). При этом пальто чудом распахнулось и его пола вместе с подолом платья оказались у талии (впрочем, на последнем не настаиваю, но географически именно на том месте).
Нечаянно мне было известно - какое советское «разнообразие», в т.ч. по конструкции, названию и цвету носилось тогда под юбками и платьями женским персоналом - без слёз не взглянешь (но здоровы были почти все поголовно и детей рожали, как бог прописал). Да, и хотя расстояние до рухнувшей красоты было метров 150, я увидел изделие пастельно-салатового цвета, протяжённостью – от упомянутого географического места и почти до пресловутых колен. Конечно я стушевался (выражение, придуманное Достоевским), не стал досматривать этот потрясающий стриптиз на воде, и, чтобы не смущать трепетную Мальвину, как поезд, пошёл своею дорогой по улице (теперь на ней нет рельсов и вокзала, но поставлен оригинальный памятник).
Чтобы завершить этот «роман» о романе, признаюсь, что, в намерении убедиться в суетности Мальвины и показать её ей самой, я сказал как-то на той же дороге – по направлению к горотделу милиции – ну, если ты так уж, пойдём, будем при свечах (у меня ещё остались от демонстрации карандашной репродукции «Спящей Венеры»). Не ручаюсь за буквальность, но примерно: Мальвина изобразила лицом ошарашенность, после чего «любовь» прошла, «как проходят Азорские острова», и слава богу.
Или Ваши экзерсисы со статьями 7 и 10 Заповедей. Это тоже роман. Я уже отмечал, что в 10-й Вас не стояло (вообще, там - обращение к мужскому населению). Вы же – если я правильно понял – трепыхаетесь в 7-й статье.
Давайте разберёмся. «Пойдём простым логическим ходом. Пойдём вместе». Если я неправ, специалисты меня поправят. Приставка «пре» означает превосходную степень. Корень «люб» означает или подразумевает любовь. А как интерпретирует Иоанна людовед и душелюб Вишневский (на самом деле – начало Библии, т.к. у Иоанна я ничего похожего не обнаружил): в начале было слово, и слово это – sex, которое следует понимать, как познание. И наконец, «деяние»: действительно, звучит несколько юридически и даже по прокурорски – ну так это же судьба (от которой не зарекаются).
Так что Вы теперь скажете по поводу «прелюбо - деяния» (и надо ещё учитывать возможную неточность перевода Библии – не на русском же её писали). Это я потому так разошёлся, что трезвый, а когда я пьян, я весел и необъективен.
Занесло ко мне некую Катю (как вирус). По поводу «А не испить ли нам…» Катя написала: - Юмор удался (интересно: куда надо ударять – на «у» или «я» в последнем?). Я ей сказал, что это не «юмор», и если она так будет продвигаться в своём творчестве, то скоро Дюма с его 300-ми томами оставит в аутсайдерах. С прошлого года у неё уже около 50 нетленных шедевров - на разные темы и в разных жанрах. Я, правда, прочёл только «8 Марта», но и этой хамской пошлости (о Хаме знаете?) мне хватило через край. Катя не только не сильно глупая, но ещё и слабо умная, можно и в обратной последовательности, однако, от перестановки статус кво этой Кати не изменится. Она неожиданно взбрыкнула и снабдила своё внеочередное послание множеством многоточий (почти после каждого слова).
Все люди в Сети ущербны (даже если некоторые не совсем графоманы) и бездельники. Ущербность не буду комментировать, потому как «сам такой», а по бездельникам, к которым отношусь с почтением, скажу вопросом: кто написал всю эту кучу романов, балетов, пьес, сценариев (опять - к слову: по моему сценарию КВН «факультет патологии» победил впервые в истории), опер и т.п. – люди свободные: помещики, аристократы, при этом – люди грамотные, образованные, т.е. опять же не крестьяне (крестьянам некогда: Монтень, например, объясняет тот факт, что о смерти крестьяне не думают, тем, что им просто некогда, да и далеки они от таких эмпиреев).
Или вот по поводу бутылки армянского коньяка, подаренной мне: надо выбирать перед покупкой (что с некоторой натяжкой можно распространить и на людей):
1) надо смотреть не только на этикетку, но и на контрэтикетку – завод должен быть ереванский,
2) не следует соблазняться красивой (яркой) упаковкой и оригинальной бутылкой, напротив, хороший продукт нет необходимости разукрашивать (Вы же пили «Арпи»? бутылка – просто в виде кувшина, и всё),
3) при добавлении в кофе коньяк должен усиливать запах и вкус.
А С2Н5ОН содержится даже в обычной водке, и любой «самопальной» жидкости.
Если Вы, лапушка, учились не только в своём МГУ, но и в средней школе, то должны знать, что роман состоит из завязки, основной части и развязки (заключения).
Пока Вы гадаете до сих пор – где здесь завязка и основная часть, я расскажу Вам развязку и тем облЕгчу (как говорит Горбачёв) Вашу участь (в надежде, что Вы не привлечёте меня за растление малолетних).
Вчера стою на остановке возле клуба, как обычно никого не трогаю. Я полагаю (хотя и с некоторой неуверенностью), Вы знаете, что на заменителе чулок делают теперь некоторые утолщения или затемнения в некоторых местах. А ещё – имитируют также сапоги и даже ботфорты. В общем впечатляет, но не очень. Так вот, стою и вижу деву (если Вы забыли, то я - на остановке городского транспорта), деву, у которой заменитель чулок сделан с имитацией поддерживающих чулки устройств: резиночек и прищепок - для создания впечатления - участницы кордебалета варьете на прогулке (Вы бывали в варьете?). Якобы чулки держатся на этих якобы устройствах (до чего дошло – я не о прогрессе – а куда бедному крестьянину податься - соблазнительницы изощряются беспощадно, особенно – весной, зимой у них спячка).
Какая прелесть – эти женские ноги (выше колен). И как цель, и как путь к цели.
Ну, не целину же на них пахать. Я так думаю.
А впрочем, всё это такая суета сует, такая vanitas vanitatum et omnia vanitas, что известно от Экклезиаста (и Чехов мимо не прошёл). Бросить всё к чёртовой бабушке, «во мне душа испорчена светом», как говорил Коля Нефёдов. И бежать. Бежать в СибирьП. остроить хижину на берегу реки, ловить рыбку – большую и маленькую, пить парной кефир. Всё одно – мне не суждено написать так, как написано кем-то: «Это будет весной». Но нет и никакого Рио де Жанейро, есть терра инкогнита, о которую разбиваются волны Атлантического океана – Остап знал, что говорил, нет ничего. А Вы варите холодец, пеките торт, надевайте – что есть, но не пейте водку (в ней нет ничего, кроме калорий и воды), рассаживайте гостей (не нравится мне ни в гостях, ни гости, потому что - сидеть и ничего не делать, а потом ещё с сожалением вспоминать, что что-то не съел и - главное - не выпил).
Бывают и в Сети (редко) интересные вещи. Но изданное без обложки, подчас без выходных данных, под никами – это всё-таки сомнительно. Нет типографского признания, не возьмёшь в руки, не почувствуешь запахов бумаги и шрифта, не подчеркнёшь карандашом, не вернёшься на страницу, когда захочешь, не возьмёшь с собой в гостиницу, не …
Что-то хреновато мне почти … Как говорил Паниковский (Михаил Самуэлевич): - Я старый, меня девушки не любят, я год в бане не был… А Коля Нефёдов говорил: - Я две недели не был, и не по-й-дуу.
«Хреновата ваша вата – сквозь неё проходит дым».
Частые вздохи – это вегето-сосудистая дистония или любовь. С этим надо что-то делать, а то ещё лопнет что-нибудь или расстегнётся. Надо пить коньяк и кофе, а можно совместить, тогда сосуды расширятся, щёчки порозовеют. А ещё – это средство от Альцгеймера и Паркинсона. Примерно это я и сказал директрисе, но без подробностей…
Можно и визу во Францию, а не пить на берегу реки парной кефир. Почему бы и нет, если очень хочется? Но кто из нас нужен этому Евросоюзу, кто кого там ждёт? Да и надолго ли? Закон отрицания отрицания никто пока не опроверг, хотя он и открыт Марксом. И разве во Франции продуктивнее думать: что лучше – день или ночь? (У Бунина-то самого было обеспечено и то, и другое, но кажется – как раз во Франции). Даже можно – если бегом - за 10 минут до канадской границы добежать, как у О,Генри в «Вожде краснокожих». Но от себя ещё никому убежать не удавалось, если только – в самого себя? И что это будет – палата № 6? Отдушиной может быть «единое счастье – работа», а из преходящего - книги, конфеты, вино, из вечного – любовь. Но, как заметил Вишневский, самый короткий срок именно у неё. Вот кто бы всё-таки показал бы эту самую любовь, не в качестве образа, а как она есть, разве может она не есть? Сдаётся мне, что – никто и никогда. И это логично: как можно делать то, не зная – что, это только в сказке возможно, потому и рекомендуют рассказывать детям сказки на ночь.
Вам тоже надо? Я только что рассказал.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: Образ, С2Н5ОН, заповеди.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 199
Опубликовано: 10.08.2015 в 22:21
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1