Диалектическое болеро.


Диалектическое болеро.
 

Мальчики и девочки, леди энд джентльмены, мадам и мсье, товарищи и товарищи, русскоговорящие жители.

Это уникальный фолиант 16-го века, изданный во Франции, но на русском языке, с «ятями». Несколько сотен листов, коричневый кожаный потёртый переплёт с пряжкой жёлтого металла и вставленными в обложку цветными камешками, из которых осталось несколько: жёлтого, зелёного и красного цвета, а также прозрачные, сверкающие на свету - лучшие друзья девушек, и с гнёздами - от отсутствующих. Напечатан фолиант в издательстве и типографии Нострадамуса, ещё при его жизни, с автографом, в котором автор упоминает текущее время.
Здесь - небольшой отрывок из книги, по прочтении которой становится ясно, что - это беллетризованное изложение катренов.
Полное название фолианта:

Диалектические болеро - спираль происхождения и развития частной собственности, семьи, любви, государства и революции.

(Ремарка.
Во Франции практиковал после Нострадамуса врач, некий Гали Матье. От него, говорят, в России пошло выражение "галиматья". Упомянутый мсье лечил разговорами, болтовнёй и всякой ерундой. И что характерно, были случаи - пациенты выздоравливали.

Вместе с тем, собственно "Болеро" Мориса Равеля - это музыкальная иллюстрация диалектической спирали, музыкальное представление диалектической спирали в отличие от словесного и исторически осуществляемой. Замечательно "Болеро" в исполнение оркестра Ленинградской филармонии под управлением Евгения Мравинского, и совсем не то - Большим симфоническим оркестром гостелерадио СССР, дирижёр Евгений же, но Светланов. Прошу пардону - это непредусмотренное отступление).

Однако, необходимое предупреждение для слабонервных и родителей - здесь вам не там: во-первых, уберите от монитора детей, во-вторых, приготовьте на всякий случай коньяк, валидол, или йод, в общем, у кого что есть.

Предисловие к книге (отрывок):
Когда это будут читать в 21 веке, в России уже опубликуют или откроют в интернете: «Апокрифы», «Ветки персика», «Государство и революция», «Красная звезда», «Разговоры запросто», «Гаргантюа и Пантагрюэль», «Озорные рассказы», «Декамерон», "Гаврилиада".

Глава №…  Параграф №…

Поздним декабрьским морозным утром дворецкий заглянул в приоткрытую дверь спальни графини. Графиня сладко посапывала, разметавшись на громадной кровати под балдахином. В спальне было жарко натоплено.
- Ни хрена не берегут энергоресурсы – пробормотал на ломаном русском дворецкий – а экономика должна быть экономной: нефть кончается, газ – на исходе… - И тихо, на цыпочках протиснулся в приоткрытую дверь спальни. Если бы графиня проснулась и даже взглянула по направлению к двери, она ничего не увидела, кроме черноты, в которую упиралось микшированное излучение инфракрасной лампады из "красного угла" перед иконой Сергия Радонежского. Галогенные свечи в канделябре и подсвечниках были погашены вчера вечером самой графиней после чтения на сон грядущий «Государства» Платона, где тот писал об общих жёнах, как идеальном устройстве государства.
Граф был в командировке, а Эзоп – так звали по рождению дворецкого, но получившего у графа имя Позэ и Озик - у графини, происходил из семьи афроленинградцев. Эзоп был эфиопом (его вывезли в Первопрестольную из второй столицы).
Озик мягко, как кот приблизился к алькову графини. Графиня тихонько застонала во сне. Эзоп положил свою светлую - по сравнению с тыльной стороной – огромную пятерню на бело-розовую округлость, открытую задравшейся ночной сорочкой.
- Вам кофе - в постель…или - куда? – спросил Эзоп с придыханием. Графиня сонно ответила:
- Туда, туда, мой хороший.
Эзоп аккуратно поднял, сползшее на пол, пуховое одеяло графини.
- Как можно, в такую жару – пробормотал он – Нет, не берегут эти графья наше национальное достояние и птиц не щадят. Не могут «верхи», вот мы не захотим, наконец; и будет вам революционная ситуация.
Он слегка пошлёпал рукой там, куда он её положил, потому что в это время раздалось мелодичное: - «Ау, Ау-у-у» видеотелефона.
- Звонят - сказал при этом Эзоп. Графиня почти проснулась, спрыгнула с кровати, сразу попав ногами в свои атласные шлёпанцы с пуховками наверху, которыми она пудрила периодически свой носик, и приняла вертикальное положение. Эзопа она не заметила в темноте, да и мерцающий свет объёмной цветной голограммы не давал возможности что-то увидеть, а лампада с иконой находились позади дворецкого.
В голограмме был граф:
- Как ты там, моя радость?
- Ничего идут дела, голова пока цела – ответила графиня, подавив гримасу зевоты преждевременного пробуждения.
– А у тебя, милый, что нового на Марсе?
- Что тут может быть «нового» без тебя, Аэлита? Всё – в красном цвете, как наша спальня…
Эзоп шевельнулся к кровати графини, звякнув хрустальным графином с шербетом, охлаждаемым микроволновым холодильником на прикроватной тумбочке...
                                                             (Отрывок из фолианта Нострадамуса).



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Ключевые слова: Нострадамус, "Болеро", Эзоп, Аэлита.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 219
Опубликовано: 02.07.2015 в 20:24
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1