Гимн охлократии


Гимн охлократии

 Гимн охлократии

Лана Аллина


                …Где я? В какую эпоху попала? …А, кажется, я очутилась где-то в начале ХХ столетия.
                 Что же я вижу?
   
                  Оптимизм.
                  Оглушительный, вспухающий, собирающийся на поверхности бисерным кипением, — мелкими пузырьками, переливающийся через края европейского мира...

                  Да! Мы будем жить в мирном и разумном ХХ веке — без войн, без катаклизмов. Наступил Век Разума, Свободы, Счастья!
                   Маниакальное величие отдельных людей, пожелавших непременно — что?
                   Как что? Отчетливо видела я: удивить, поразить, изменить мир.

                  Появились новые герои. Грандиозность. Величие. Гордыня.
                  Человечество ошеломлено. Оглушено. Сбито с и растеряно. Мы сокрушим старый мир! Мы покорим пространство и время. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Мы все добудем, поймем и откроем: холодный полюс и свод голубой. Мы переделаем мир, мы перевернем его с ног на голову. Мы облагодетельствуем человечество!

                 Да! Вот же, вот же оно! Я это вижу! Завораживающие многообещающие речи. Я слушаю их — и что же?
                 Мания собственной грандиозности. Безумный горячечный блеск — сверкают глаза ораторов, наливаются кровью и величием, выпрыгивают из орбит, излучают абсолютную истину. В расширенных кокаином и грандиозностью зрачках четко, с мельчайшими подробностями, отражается многократно уменьшенная толпа на площади. Высоко задранный подбородок человека на трибуне. Сильно развитые нижние челюсти, холодный гипнотический взгляд очковой кобры, а хватка — бульдожья: как схватит такой, как сожмет челюстями… Вот как они буравят, прожигают, гипнотизируют толпу взглядом, вот как держат ее своими крепкими острыми зубами, заражая идеями всеобщего равенства и повального счастья, — теперь уже больше не выпустят! А как нарастает, как ширится сила, напор произносимых слов — от шепота до грохота и ора, срывающегося в ультразвук. Трескучие, каркающие, громыхающие фразы.
                 Это уже не политики — нет! Скорее Вожди. Кто они? Откуда взялись? Вчера их еще не было...

    Там, где прежде была суша, теперь, откуда ни возьмись, заплескался Океан амбиций. Разлились моря честолюбия. Выросли новые и укоренились хорошо забытые старые мифы. Лозунги. Новояз. И толпы, толпы внимающих и верящих вождям людей.

                 Новая эпоха! Эпоха свободы! Время говорить, что думаешь, и думать, что говоришь. Но за личную свободу отвечать научились далеко не все.

                  — Свобода — это ответственность?! — понизив голос до свистящего полушепота, с издевкой вопрошали вожди. — Да нич-чего подобного? Кто вам это сказал? Плутократы-либералы? Кому вы верите? Да они заражают вас бубонной чумой фальшивой демократии. Нет, подлинная демократия – это свобода! А подлинная свобода – это раскрепощение! Подлинная Свобода с большой буквы — это справедливая народная война!! Подлинная Свобода — это народная Революция!!! Да здравствует Свобода! Да здравствует Революция и ее дитя — Свобода!! Свобода — это хаос, это произвол большинства, это экспроприация, это бунт!!!

                   «Позвольте, но ведь к свободе готовы лишь немногие. Эти люди нескоро поднимутся до уровня настоящей свободы. А где же здесь место для ответственности? Кто будет отвечать за такие действия?» — с ужасом подумала я, или она, или неважно кто.

                    А тут еще и имперские амбиции. Бряцание оружием…
Европу между тем захлестывает шпиономания. Кажется, совсем еще недавно оправдали, наконец, капитана     Дрейфуса, невинно осужденного за шпионаж в пользу Германии и передачу ей секретных разработок новейших видов оружия. Сам Французской Республики Арман Фальер торжественно вручил ему шпагу, утвердил в чине майора и наградил его, сделав Кавалером Почетного Легиона, вот так! Так теперь новых шпионов и предателей ищут — и находят!

                    …Время заскользило, запетляло, заметая следы, потекло, полетело, помчалось — вперед, назад, вбок, вспять, вскачь, кувырком — неизвестно куда! В омут его затянуло, наверное... Аж дух захватывает. О, как неуютно, даже жутко!

                    Но... Толпа… Слышу возбужденные крики. Вижу разнузданное поведение, отсутствие манер. Наблюдаю за простонародьем на гулянье. Ой! Сейчас точно толкнут, собьют с ног — и даже не заметят… а заметят — так нахамят! Грубые одежды. Плоские шутки. Ругань….

                      Эй, ты там, в цилиндре! А хошь в нос?

                     Да уж! Как утверждал один недавно умерший философ, на толпу обычно не производят впечатления благородные изречения и возвышенные истины.
                    Маленький простой человек с улицы разбушевался, стал новым героем… Век индивидуализма, уважения к человеческой личности уходит медленно и печально. Век толпы вступает в свои права…
Чево там думать — целься в глаз!

                    Даешь Свободу, то есть анархию и произвол!

                    Разнузданная толпа. Ох, как это, оказывается, страшно! Неуютно мне здесь что-то…
                    На улицах городов выходят из берегов взбудораженные толпы.

                    Толпы людские заплескались на площадях — только брызги летят во все стороны, и не успеваешь увернуться. Как много людей — тысячи! Разных и в то же время одинаковых. Возбужденные, разгоряченные, закипевшие лица, расплавленные, стекающие, с широко открытыми орущими ртами, вывернутыми наизнанку до самого нутра, как карманы их штанов; лица, обезображенные спиртным, хамством и непонятной, какой-то низменной, страстью. Они внимают вождям — и все это называется у них теперь «демократия»! Как полыхает пожаром толпа, с какой жадностью внимает она вождям. Как взрывается толпа бомбами одобрения, как строчит из пулемета очередями интереса, восторга!

                   Да, вот он, век массовой культуры! Шквал, накипь, пена людская поднимается с самого дна человеческого океана и мелким бисерным бесом бурлит, исходит паром, переливается через края, шипит, хлещет… Этот шквал сбивает с ног, распространяя вокруг себя всеобщее равенство и свободу, затапливает площади, улицы, скверы, дома — все вокруг... Кумир для этих людей — свобода. Безграничная свобода — и опьянены они свободой.

                  Боги, цари, короли, правители, аристократы, пророки, герои, священнослужители — смешались в кучу все. Короны полетели прямо в грязь!
                  Долой короны!
                  Долой тиранов-аристократов!
                  Долой правителей!
                  Долой веру в Распятого!
                  Долой самого распятого!
         
                  Анархисты распоясались. По всей Европе они угрожают свободе и достоинству людей. И вот уже убит анархистом, вернувшимся из Америки (куда он эмигрировал), итальянский король-карлик . Мутная волна анархизма нахлынула из Европы и в . И вот уже смертельно ранен несколькими выстрелами не то польского, не то мадьярского эмигранта-анархиста американский президент Мак-Кинли . Ветеран Гражданской Войны умирает спустя несколько дней. Не покушение — убийство. И это - только начало...

                   Слабеет власть, падает уважение к ней – вот и шалят анархисты.

                   Где достоинство у человека из толпы, где его уважение к себе, к другим?

                  Чево?
                   Какое там еще достоинство?!
                   Душа?
                   А хде она?
                   Любовь?
                   А шо, ее можно кушать?

                   Они теряют достоинство – они почти потеряли человеческий облик.

                  Смешались люди, сословия, кровь, достоинство, стиль, мысли, маски, горькие радости индивидуализма. Уходит в небытие прошлого старая элита. Образованные, свободно мыслящие, утонченные интеллектуалы.

                   Долой реализм, позитивизм, либерализм! Наш новый наркотик – потусторонняя ирреальность.

                  Даешь очищение от мещанства, быта, старого хлама!
                   Долой уют: фикус в кадке, герань на подоконнике, долой фортепиано, оранжево-рыжий абажур с бахромой!
                   Долой Моцарта и Бетховена, а заодно короля вальсов Штрауса и старую музыку, и поэзию, и прозу тоже в придачу! Не нужна нам семейная затхлость! Выкинем в помойное ведро истории викторианскую мораль, а лучше всего, вообще всякую мораль, несовременные манеры и нравы! Нам нужны сквозняк, свежий ветер, вихрь, буря, огонь, пожар, пушки, танки – мы устремились вперед, в черную воронку все очищающей войны!

                   Кр-руто!
                    Гимн войне, бунту, революции!
                     Зашкаливает самомнение вождей и толпы.

                   …А далеко-далеко, где-то там, за морями, за долами, за горами, за реками пахло порохом. Уже раздавались издалека одиночные выстрелы, стрекотали пулеметные очереди, погромыхивали взрывы... Но никто этого пока не слышал, не чувствовал, не замечал...
 
(Роман "Воронка бесконечности" вышел в 2013 г. - спрашивайте в магазинах).
Лана Аллина



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ История
Ключевые слова: Гимн охлократия история и публицистика Воронка бесконечности В кругах Лана Аллина,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 198
Опубликовано: 16.04.2015 в 12:09
© Copyright: Лана Аллина
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1