Мои диалоги со временем


Мои диалоги со временем

  Мои диалоги со Временем    Лана Аллина

        Ой! Надо же, какой она — да нет, конечно, Я! — совершила нырок или, лучше, заплыв в омут под названием Время, как глубоко занырнула! Интересно, сколько же времени я провела там, в Париже, сто лет назад, или, быть может, и еще в каком-то крупном европейском городе? Мне показалось — долго. Несколько месяцев или даже лет, и я даже успела повидаться там с той — девочкой -подростком. А может быть, с НЕЙ? Но нет, то была, скорее всего, моя бабушка. Ну бывает же такое: собственными глазами увидеть свою бабушку девочкой!
         А что же со временем? Оказалось, что прошло — я взглянула на циферблат наручных часов и просто глазам не поверила! Всего-то минут тридцать, ну, от силы — сорок...

       М-да... Несомненно, я столкнулась с действием закона больших и малых объемов, запущенного в разных пространственно-временных реальностях. Да, конечно! Ведь каждый человек помнит, примеру, как медленно тянулось время в детстве: тогда казалось, что учебный год в школе не кончится ни-ко-гда. Время не то чтобы останавливалось — оно просто засыпало долгим сладким сном. А что такое год для взрослого человека? Он пролетает молниеносно! Еще бы! Только поспевай за ним: дни вон как выстреливают — один за другим, один за другим! Прямо пулеметной очередью!
        А там — но ведь ТАМ все по-другому.

       «Ну, хорошо, — возразила я сама себе, — но почему же тогда время течет по-разному в различных временных эпохах для взрослого человека?»
        «И - опять все просто, — продолжала я спорить со Временем. — Ведь ХХ век, в который я попала, тогда только начинался, и я застала его детские годы — вот время и скользило медленно, размеренно, не спеша, оно лишь набирало скорость. А в конце столетия оно уже летит стремительно, ведь век стареет, и жизнь его идет к концу».
         Н-нет, - хихикая, возражало мне Время, - все равно твое объяснение никуда не годится. Мы-то ведь тоже живем в начале ХХI столетия. И потом, все же, как по-разному течет время, когда оно почему-то вдруг искажается, ломается, когда пресекается нормальное течение времени и каким-то необъяснимым, кратчайшим путем соединяются разные реальности. Наверно, они не вполне безопасны, такие перемещения!
        Так вот затянет в Воронку — в черную дыру, в кротовую нору, в Надвременье, в пространственно-временной туннель Эйнштейна — и не вернешься еще, пожалуй!

          Вероятно, мое эмоциональное восприятие действительности фатально разошлось с реальностью — вот и возникли неумолимые ножницы времени. Гигантские часы с огромным циферблатом — часы под названием Время — вдруг начали жить своей жизнью. Отдельной от меня, от НЕЕ. Наверное, я каким-то образом настроилась на иную частоту маятника Жизни — такой вот получился пространственно-временной континуум. Время провалилось, исчезло, стало никаким...

          Вот только... зачем тогда этим часам нужны стрелки?
          Однако, как же это все-таки увлекательно — путешествовать во времени через хронологический коридор!

           Тогда, сто лет назад, чувство грандиозности, величия овладело значительным количеством людей на земном шаре - и произошло это неожиданно для всех, очень быстро, почти внезапно.

            Где, как потерялось достоинство старого мира? Человек разменял свое достоинство на грандиозность и атеизм, на свободу и равенство любой ценой, на вседозволенность, неуважение к жизни человека. А на сдачу получил мелкое честолюбие, расплескал достоинство и самоуважение на пути к величию, разлил его так, что осталось лишь на самом донышке — разве соберешь теперь?

           Разум и прогресс в начале ХХ века? Ну, ничего себе! Самонадеянный оптимизм, вера в Разум, в вечный мир затягивали Европу в бесконечные кризисы, неуклонно толкали ее в кровавую воронку войны. Человечество, как гадаринские свиньи, шагало прямо к пропасти — и ничего не замечало. Ничего себе — Belle E′poque!

            Обезумевший, потерявший себя где-то на крутых горках двадцатого века Разум прятался от самого себя, от прогресса, от непроявленной реальности и играл с ними то ли в жмурки, то ли в салочки. Рухнула и разбилась вдребезги идея божественного происхождения власти. Люди перестали уважать сначала монархов, затем вообще всякую власть, а часто — и самих себя. Маленький простой Человек с улицы бросил вызов аристократии. Массовый век вызвал на бои без правил старую элиту, прицелился не в бровь, а прямо в глаз элите вообще.

            А в России власть слабела с каждым месяцем, днем, часом. Власть, словно снулая рыба, судорожно зевала, таращила свои полумертвые, уже подернутые мутной, белесой, застывающей прямо на глазах пленкой глаза... а потом она умерла.

            Но и повсюду в Европе уходили в прошлое индивидуализм, голубая кровь, хорошее происхождение, генетическая образованность, достоинство, нравственность. Да и теория Дарвина, в ее примитивном изложении а ля Томас Хаксли, оказалась как нельзя кстати.

            Затем человечество рухнуло в пропасть Великой войны… А после мировой войны разные страны пошли разными путями, стали расходиться вместо того, чтобы сблизиться.
              Свобода — эта старая, как мир, мечта, этот старый кумир, напяливший на себя новый, почти не узнаваемый шутовской наряд, — эта свобода захлестнула мир огромной мутной волной. Кто-то сумел выплыть, не захлебнувшись в отвратительной горько-соленой жиже…
              А судьба других была определена на столетия.

              Ух, какой шторм свободы поднялся тогда в нашей стране! Как захлестнули ее, как затопили волны этой неуправляемой свободы! Какой узнаваемый облик приобрела эта свобода, какой шутовской колпак нацепила она себе на голову!

             Даешь ШВОБОДУ!!!
             Гопникам захотелось ШВОБОДЫ.

             Что заставляло людей терять человеческий облик?

              Вылезла из щелей и дыр, показала острые клыки социальная зависть самых глубоких общественных низов.

             И вот тогда - Время стало мстить за себя. Оно завязалось в тугой узел, разорвалось, извернулось сотнями мерзких ядовитых гадов, и…

             - Ах, вы хотели сильной власти?! Так она придет очень скоро! Пройдет всего несколько лет — и вы получите сильную власть. Ах, вы хотели свободу-анархию? Так получайте произвол и диктатуру!
Советская страна устремилась на покорение пространства, а заодно и времени, растаптывая свободу и достоинство простого человека. Но по плечу ли покорить пространство и время обычному смертному, даже если он Вождь Всех Времен и Народов?

             А за величие диктаторов ХХ века, за близость светлых годов коммунистического Завтра придется расплачиваться в течение столетий. И не только России.

             ... И вдруг неприятно замелькало перед глазами, замаячило где-то далеко, на заднем плане, зловещее сооружение гильотины, показались где-то в отдалении фригийские колпаки экзекуторов... Ой! Ну, в точности все так, как я рассказывала недавно студентам и, описывая якобинскую диктатору, рисовала на доске красный фригийский колпак якобинца и косой острый нож этой убийственной конструкции. Вот, вот же оно! Прямо сейчас, всего через несколько секунд неумолимый этот нож падет на безропотно склоненную голову — и отсечет ее очередной жертве... а та - ну хоть бы выкрикнула проклятие своим палачам!

              Я отвернулась от Времени, изо всех сил зажмурилась. Ну уж нет, дудки! Вот туда-то мне точно не нужно. Не дай Бог попасть в эпоху Террора! Неважно, какой чеканки — якобинской, сталинской, нацистской.
В воздухе остро запахло опасностью. Страхом.

             Да нет же! Это ерунда! Какая опасность может угрожать в наше время? Эпоха диктатур давно прошла, они остались в ХХ столетии, а история едва ли повторится, в точности воспроизведя старую модель власти.
              Хотя... так ли? Ведь иногда эта затейница выкидывает такие номера, что только диву даешься.

             И все-таки как страшно, как жутко попасть в непроявленную реальность пространственно-временной Воронки!
***

              Включу сейчас негромко — наверное, "Памяти Карузо", а потом еще что-нибудь такое же нежное и страстное — и продолжу писать свою книгу. Зажжется тогда комната аквамариновым свечением...

             Что ж, значит, страсть бывает и такой. Аквамариновой.
             Страсть к познанию. Та, что управляет творчеством.

             Часы в моей комнате начали отмерять время мелодично и громко — сколько? Раз… два… пять — десять ударов. Сначала я с удовольствием прослушала музыкальный звон Биг Бен одних часов, потом сразу же начали бить другие — те большие, с маятником, и их голос звучал совсем иначе, но тоже торжественно.

             «Опять спешат мои часы — одни на семь, другие на восемь минут», — механически отметила я. А муж всегда изумлялся, зачем в квартире столько часов. Он утверждал, что не может даже посчитать их точное количество, потому что, кроме часов с боем, в каждой комнате их еще несколько — и все показывают разное время.

             Ну как же он не понимает: ведь иначе не уследить за ускользающим, ломающимся, раскалывающимся временем.

             А за окном уже созрел, возмужал еще один вечер – кобальтовый, гулкий, весенний. Еще не совсем стемнело. Вечер тихо постучал, деликатно заглянул в окно, улыбнулся широкой и как будто доброжелательной улыбкой, обнажая свои красивые ровные зубы.

             Я встала из-за стола и незаметно для мужа хитро подмигнула ЕМУ. Времени, конечно.

             А вот и оно, Время — здесь, рядом, смотрит мне в глаза, дышит неслышно, вздыхает… Какая простодушная у него физиономия: циферблат - большие цифры в стиле НАИВ уставились на меня так, точно видят в первый раз. И только одна стрелка — и та сломана или изогнута. Я пригляделась внимательнее — ну, конечно, стрелка снова идет в обратную сторону.
             Погрозив Времени пальцем, я ушла в свою комнату.
             Сейчас я догоню его.

             Я прошла, пробежала, пролетела, не касаясь земли, по узкому коридору Времени. Он то расширялся, то сужался, и не было у него ни начала, ни конца. Я не могла остановиться... Неведомая сила подхватила, несла... Нет, ну, конечно, все это происходит во сне. Так бывает: летишь, падаешь, поднимаешься и все никак не можешь проснуться... Но почему-то мне кажется, что это не сон, а действительность — только какая-то странная действительность.

            И вот уже не коридор впереди, а туннель, и в конце его зияет черная дыра. Портал в непроявленную действительность, в надвременье, кратчайший путь в иное время? А там, дальше... что? Вероятно, там очередная Воронка потусторонней, трансцендентной реальности, которая втягивает в себя все сущее и ничего не возвращает обратно... Да, но какая же она?
             Неизвестно, существует ли антиматерия в нашей Галактике и вообще во Вселенной — физики постоянно спорят об этом. Кажется, это Андрей Сахаров выдвинул гипотезу, что существование антиатомов и антиматерии неизбежно приводит к течению Времени назад — или скольжению в какую-то другую реальность?..

             Воздух в коридоре становится липким, тяжелым, словно сбивается в тошнотворную вязкую массу. Плотный зеленый туман все время меняет окраску: то он серый, с голубоватым отливом, то зеленовато-сизый. Туман сгущается, сгущается — как трудно передвигаться, дышать...

             Время распласталось и, вероятно, задремало...

            Какая, однако, странная все-таки штука, это Время! Раньше я думала, что Время — это воображаемая прямая линия, протянутая снизу вверх и соединяющая прошлое и будущее через настоящее, или лента, или скорее, большая широкая дорога, потерявшаяся где-то там, в начале веков, прорезавшая время и уходящая в головокружительную даль будущего. А может быть, это полноводная река, начавшаяся с маленького ручейка в начале веков, торжественно и величаво несущая свои воды в головокружительную даль будущего? Или это бурный поток, вытекающий, бурля, пенясь и закипая, громыхая камнями, из небытия прошлого и впадающий в небытие будущего? Но, оказывается, Время, как и человек, имеет объем, оно живое, оно главный герой...

             Время задрожало, всхлипнуло в полудреме - и началась болтанка, как в самолете, попавшем в полосу турбулентности. Длинные стрелки Часов времени заспешили, все ускоряя движение по кругу, затем полетели стремительно против часовой стрелки...
            Тот, кто крутил стрелки, определенно сошел с ума! Часы обезумели: начали тикать неестественно громко, стрелки зацепились друг за друга, задрожали, одна из стрелок сломалась, другая странно изогнулась. Что же это за циферблат, на котором нет часовой стрелки?.. Осталась только минутная стрелка, но и она поломалась или погнулась, с ней что-то случилось... Ну, конечно, она же движется назад — против часовой стрелки!

            Так вот он какой — настоящий лик Времени.
             И что происходит, когда восприятие реальности человеком не совпадет с самой реальностью? Тогда время начинает действовать непредсказуемо, спотыкается, опрокидывается набок, закручиваясь восьмеркой бесконечности. Оно начинает течь как-то иначе или вовсе никуда не движется. Человек подстраивается под иное пространство и время. Часы совсем по-другому отстукивают минуты и секунды — возникают ножницы времени и пространства. А может быть, Время просто растворяется, как кусочек льда в горячей воде, и исчезает? И тогда потерявшегося во времени человека затягивает в омут, в Воронку вместе со Временем, тоже текущим в бесконечность.

            Значит, во времени можно заблудиться, оказаться замурованным в чужой жизни... Ну, уж нет, черта с два! Я больше не позволю ни ЕЙ, ни Времени перепутать меня с кем-то другим!

            Внезапно в конце коридора что-то промелькнуло, скрипнула, приоткрылась дверь… Или не дверь это вовсе? Время споткнулось, упало, сильно расшибло коленку, потом размазалось по стенам туннеля... И снова, и снова оно падало, потом вставало... и опять заметало следы. Время текло вперед, вспять, кувырком — куда?

             А может быть — ОНА все чаще задавала себе вопрос, над которым задумывался уже не один писатель, философ, историк — может быть, все, что существует, все, что происходит в нашем мире, не существует само по себе, помимо нас, отдельно от нас, а представляет собой просто субъективное нечто, с самого начала измененное, искаженное, нарушенное, представленное в ином свете нашим сознанием и воображением? И тогда, мечтая, уходя в мир грез и сновидений или изучая, анализируя, мы сами создаем реальность — каждый свою, и пускаем ее в самостоятельное плавание по жизни...

           Хотя реальность не исчезает только потому, что мы ее не замечаем. Но тогда нас вовсе не должно удивлять, что людям не дано понять друг друга. ОНА обязательно должна рассказать об этом мужу, друзьям...

            Так что же это такое — Время? Волшебная спираль? Лента Мёбиуса? Концентрические круги или упавшая восьмерка? Заблуждение? Иллюзия, как утверждал один старый философ?

             ОНА этого не знала.

***
              Звонкое, оглушительное чувство радости переполняло. Неизвестно почему. Просто так. Хотелось дышать полной грудью. Хотелось просто жить. Всем существом овладела острая, пронизывающая жажда жизни.

              И что же? А ничего. Только еще один вечер печально улыбнулся ей, начал худеть прямо на глазах, истончаться по краям, затрепетал, медленно растаял — и тихо ускользнул по ту сторону бытия сквозь Воронку бесконечности.

Отрывки из моего романа "Воронка бесконечности".
Опубликованы также в миниатюрах.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: Воронка бесконечности, Лана Аллина, Мои диалоги со временем, Время, мистика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 254
Опубликовано: 12.03.2015 в 00:35
© Copyright: Лана Аллина
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1