Постоение кубического коммунизма


Постоение кубического коммунизма
                                                                (Драма в трёх действиях)

                                                                   Действующие лица

Ленин
Сталин
Дзержинский
Коллонтай
Троцкий
Гитлер
Муссолини
Мао Дзе-Дун
Директор театра – немолодой уже человек в очках и сером костюме в чёрную полосочку.
Дети, колхозники, лошади, слоны, носороги, зрители.

Исторические персонажи одеты согласно их наиболее типичного для них одеяния с небольшими модификациями, а именно: Ленин одет в свой обычный костюм-тройку с жилеткой и галстуком в белый горошек, но обут в ботинки огромного размера; Сталин с трубкой в руках, одет во френч, сапоги, но вместо галифе на нём одеты большие семейные трусы по колено – красные в зелёный горошек; Дзержинский одет в кожаное пальто поверх которого висит кобура с маузером, в руках он постоянно держит журнал «Плейбой»; Мао Дзе-Дун в «сун-ят-сенке», в кепочке, в кедах на босу ногу, в руках держит дырявый зонтик; Гитлер в форме ефрейтора, но в рваных штанах с большими дырками, без обуви – одна нога босая, на другой дырявый коричневый носок; на Коллонтай платье по моде начала ХХ века. Дети и колхозники одеты обычно. Вместо животных желательно использовать большие – в натуральный размер куклы (слона можно меньших размеров) в которых спрятаны артисты, приводящие их в движение.

Действие происходит на брошенной полуразрушенной овцеводческой ферме на острове Тасмания.

                                                            Действие первое

Посреди сцены стоит деревянный стул, немного сбоку разбитый унитаз. Фоном служит большая мельница рядом с которой стоит гигантских размеров пингвин в галстуке-бабочке с большой сигарой в клюве.

Входит Ленин. Ему мешают ходить большие ботинки небывалого размера, он постоянно спотыкается, потом падает, задирая ноги вверх, вскакивает, испуганно смотрит в зрительный зал, потом встаёт в характерную позу взявшись руками за жилетку.


Ленин: Крыша океана ниспадает сурово в отроги слов эротических акул Китая. Мне бы Луны кусок молотком кувыркать. Где бы кровать изначальную туч в полёте пчёл изрыгать под небом зелёным! Сапогами мексиканских слонов волны косматить.

(Входит Дзержинский. В одной руке у него журнал «Плейбой» с фотографией девицы самого что ни есть развратного поведения на обложке. В другой фаллоимитатор. Он ими размахивает, делая руками круговые движения.)

Дзержинский: Жёлтые антилопы во льдах Костромы восседают привольно на флаге твоих откровений, о, тёртый чеснок Перу! Мысли о глобусе крошат зарю на колбаски.

Ленин: Туфли аборигенов седых! Им бы коровий корабль, им бы хвостатых философов пошесть нагую изведать! Кто во языцех мечтал достословно о Риме? Тот ли кончину морей суесловных объять нестерпимо снежил? Дождём кипарисовых стульев читать летописца закон о морали подводной. Парижские грифы шабашат растений экстаз.

(Входит Гитлер.)

Гитлер: Яблок снега торжественно скачут в долину оконных рам. Холодильника чудо читает кривой апельсин и бумажный лорнет.

(На сцену выходит лошадь. Она удивлённо смотрит в зрительный зал, потом уходит.)

Дзержинский (обращаясь к Гитлеру): Время Юпитера стынет заглавной грядой в пасти больших попугаев. Тормоз Вселенной хромым мазохистом пустоту веселит и треножит. Булочки Чили – они парусами событий экономический бум протрубят на гитаре.

Ленин (обращаясь к зрителям, показывая рукой куда-то вдаль): Бедуины Воронежа! Словари бутербродов в книгу читаний свободных. Избушки пера! Чулочный мотив съедобен, поскольку ленив. Львы Аргентины дуют на парус событий в глубинах морских.

(В это время на сцену выбегает девочка 6-7 лет с большим белым бантиком в волосах и большими разноцветными надувными шариками. Она смеётся, вынимает из волос булавку и прокалывает шарики – они с громким хлопком лопаются. Девочка смеётся и убегает.)

Голос из зрительного зала: Это же не шарики, это кондомы!

Ленин (возмущённо): Сам ты кондом!

Занавес. Во время опускания занавеса крики из зрительного зала: «А почему буфет не работает?!»

                                                                        Действие второе

Те же и Коллонтай. Они стоят на фоне большого баобаба с ветвей которого свисают обезьяны. Кроме стула и унитаза на сцене стоит сломанная телега.

Ленин: Книгой каменной вечерний прилив глотаю своим утюгом. В эпицентре песка капитаны мостовых дарят дым сигаретный калошам молодых лошадей.

Гитлер: Зайцем угрюмым моя тишина в печени джунглей ходики мямлит.

(Входит Сталин.)

Сталин: Посторонись, могучий товарищ Прокопия*! Стены ушей не внемлют закатам страниц запоздалых моих медитаций. Внемли же, извозчик, кто сербам романским буквы воздвиг.

(На сцену выбегают дети с цветами. Все они в синих коротких штанишках. Дети выстраиваются в одну линию.)

Дети (хором): Ленин дурак!!!

(Дети смеются и убегают со сцены.)

Ленин: Кучей волны требует утро таймырских бананов. Где ай-я-яй там и ребро. Кроликом рая мои адамиты* лбами стучат в васильки.

Дзержинский: Стены ушей внемлют в театре дамой прескверной. Знаю – ведут мотлох реки Амазонки в моё междометье.

Крики из зала: Вон из театра!!! Извращенец!

Сталин: Дружбой ветвей красными пятками меркнет Розалия. Тихий мерзавец мне песню поёт о хламидах Платона.

Гитлер: В луже цветы мечтают о мыслях Сократа. Маршем военным следы Гиппократа на туче стаканов блеском трусов.

Коллонтай: Крошками белок на тазиках медных судьбы вершит Мопассан. Тигры Калуги! Их полосатость о песнях мышей суесловит.

Крики из зала: Довольно! Хватит! Надоело эту ерунду слушать! Надоело на этих идиотов и педерастов смотреть! Голую бабу лучше покажите!

(Звучит вальс Штрауса и Коллонтай под эту музыку начинает демонстрировать стриптиз.)

Крики из зала: Фу! Гадость какая! Уберите! Лучше сказку «Колобок» покажите!

(Занавес под возмущённые свисты из зала.)

(Выходит директор тетра.)


Директор театра: Граждане! Товарищи! Успокойтесь, пожалуйста! Сказку «Колобок» мы вам покажем сегодня вечером. А этот спектакль очень просила показать трудовая интеллигенция города Тамбова! Потерпите, пожалуйста! И не ломайте стулья – это народное добро! После спектакля мы вам дополнительно бесплатно покажем голую бабу – толстую и смешную.

Голос из зала: Ура!

                                                                          Действие третье

Действие разворачивается на фоне египетских пирамид. Около пирамиды стоит енот с очень большими ушами. На одном ухе написано слово «восторг». Другое ухо синего цвета. На сцене Ленин, Сталин, Гитлер и Дзержинский. Входит Мао Дзе-Дун с дырявым зонтиком.

Ленин: Кратеров синий клошар*. Штанишек ретивых сон поёт гимны любви о чемоданах бури. Гинекологи дикие в волнах реки пекут караваи дубов окаянных. Где ты Онегин? Воскресни и пой о нагих кораблях Александра*!

Сталин: Крестовина востока рыданий. Тумбочек явь, и епархий домкрат. Здесь бы и тут трубочек дым восприять своенравно! Знамя чеканить любви и халвы, тыквы озон – он бы Василия ров затуманил.

(Входит носорог. Он смотрит в зрительный зал, потом поворачивается к нему задом, издаёт протяжный трубный звук и уходит.)

Крики из зала: Позор!

Гитлер: Рыбаки Сигизмунда. Креслом угрюмым летают в очей пьедестал.

Дзержинский: Храмом языческим мой золотой розенкранц* паровозы восславил.

Крики из зала: Опять этот извращенец! О, доколе! Доколе!

Мао Дзе-Дун: Рыба святого Игнатия велосипедом трезвонным в трамваях Норвегии воздух утюжит.

(Входит Муссолини. Он на верёвке тянет за собой по сцене гитару. За ним входит Троцкий. Он в упор рассматривает Муссолини в бинокль.)

Муссолини: Чердаки подземелий газетят моих журавлей. Я ли писатель? И сволок музейный? Зачем созерцатель удочек мор колосит?

Троцкий: Крючки Гондураса Питер гундосят трофейным колоссом родосским слева от моря. Кларнет обиходов погружается в тину истошных святых одиночеств.

Ленин: Качели внизу танцовщицам в восторге внезапно. Быть может Шекспир или Ницше дух мой и могут и нет той весной.

Мао Дзе-Дун: Сосуды садов Поликарпа* печалят дожди и в бреду деревянных соборов. Суетных слов пятерня. Как в Ирландии всласть наслаждаясь, я и мечтал.

(На сцену выходит слон и громко трубит. Гитлер тычет в него пальцем. Слон уходит восвояси.)

Дзержинский: Королевство прыжков недоступных якуты ведут бурный порок и мой голос и даже.

(На сцену выходит колхозник с плакатом на котором написано «Параграф своеволия». Уходит. Выходит колхозница с транспарантом «Зайцам строительство!». Уходит. Выходят дети ставят в углу сцены ширму. За ширму заходит Дзержинский. Из-за ширмы которая начинает шататься и вибировать доносятся сладострастные крики и стоны.)

(Ленин подходит к краю сцены, вынимает из внутреннего кармана большой огурец и тычет им в зрителей.)

Ленин: На!!!

Голос из зрительного зала: Ну вот, опять вместо морали огурец показали!

                                                                      Занавес.

                                                                         Конец.


Примечания для господ артистов (для большей понятности текста):

Прокопий – византийский историк. Известно, что у Сталина в ссылке был в избе томик Прокопия «История готов» в переводе Эфрона В. И. Сталин использовал страницы из этой книги для бытовых нужд, так как туалетной бумаги в деревне отродясь не было.

Адамиты – сторонники средневековой секты. Основной концепцией секты и основой их вероучения было утверждение о необходимости ходить публично как Адам и Ева в раю – то есть нагими. Ленин считал адамитов предшественниками нудизма ярым сторонником которого он был и основал в Советской России общество нудистов «Долой стыд».

Розенкранц – так Дзержинский называл членов средневекового ордена розенкрейцеров.

Поликарп – неизвестно кто. История об этом молчит.

Александр - имеется ввиду Александр Македонский. Не поймите меня неправильно: совсем не имеется ввиду Александр I или Александр II.

Клошар - так в Париже называют бездомных. Ленин в бытность свою в эмиграции в Париже так называл кота, который жил около дома, который Ленин снимал для личной жизни. Увидев этого кота, кстати, серого, Ленин кричал: "Ах ты клошар!" И пытался его больно ударить. Но кот убегал.

Ещё примечание: Фото из сети.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Пьеса
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 439
Опубликовано: 08.03.2015 в 18:15

Шон Маклех     (15.07.2015 в 23:00)
Верно! Артур Грей и я суть разные личности разного возраста. Прошу нас не путать. Артур мой старый друг - часто бывал у меня в гостях.... А это его произведение мне особенно понравилось..... :-)

Vik Starr     (08.03.2015 в 18:31)
Скучно...

Артур Грей     (29.03.2015 в 13:04)
Постараюсь написать что-нибудь весёленькое и не скучное.... про войну, например :-)

Vik Starr     (29.03.2015 в 21:23)
А чем вас не устроил аккаунт Шон Маклеф?

Артур Грей     (12.04.2015 в 00:52)
Шон Маклех - это мой старый друг. Я редактирую и размещаю его произведения. Эксплуатировать его аккаунт мне как то совестно. Хотя он и размещал там иногда мои произведения... И разрешал им пользовотся. Но всё же у него другая стилистика и свой почерк. Я решил разместить свои произведения на собственной страничке. Тем более, что мои произведения на других сайтах запретила цензура...






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1