Языческий Обряд Солнцеворота


Языческий Обряд Солнцеворота
Языческий Обряд СолнцеворотаЛана Аллина

               ... Ночной воздух пах теплом и сухостью.
               Они долго сидели на поваленном дереве, рассказывали друг другу о чем-то незначительном, но для них очень важном, слушали ночь: она вздыхала, дышала им в лица то нежно, то страстно, что-то нашептывала, желая поведать свои секреты, важные и пустяковые. И деревья в лесу перешептывались, сплетничали, обсуждая их…
               А потом полыхала, трещала сучьями, кипела, разливаясь киноварью, страсть. Багрово-алая обжигающая страсть была антрацитовой ночью, лесом, небом, травой, поваленным деревом, ночным свежим воздухом. И луна, круглый молочно-белый плафон, плыла там, в вышине. И страсть была этой огромной молочно-белой, с багровым отсветом, луной, и распахнутыми настежь глазами крупных, ярких августовских звезд, глядевших на них сквозь деревья.
              Горячо! Жарко!.. Восторг. Соединение. Слияние. Растворение. Забвение…
              А страсть звенела, как натянутая струна, и умирала от счастья, и рождалась вновь. То нежно звенела веселыми колокольчиками, то гремела в мажоре, грохотала громом над зачарованным страстью лесом торжествующая, грозная, неотвратимая, смеющаяся, упоительная музыка. И опять, и опять, и снова, и опять вкрадчивую, фривольную, летящую мелодию сменял гремящий грохот ударных инструментов. И опять нежный хрустальный перезвон колокольчиков перекрывали удары барабана, словно раскаты грома разразившейся вдруг прямо над ночным лесом грозы.
              Эта страсть, это наслаждение дарили забвение. И таилось в этом что-то давно забытое. Может быть, то было прикосновение к древнему Знанию, тысячелетней мудрости? Может быть, им открылось вдруг нечто, спрятанное глубоко под толщей веков и даже тысячелетий? Первозданная Мудрость Любви, скифских или, скорее, славянских языческих обрядов… Что-то неизведанное, сказочно-поэтическое, исконно свое, родное, древнее, уносящее в глубину, в даль веков. Надвременье? Навь?..

            Древний ритуал... Глухие леса, хороводы. Жар и потрескивание костра на лесной поляне. Пламенеет лес, зажигается поляна чудесным, диковинным светом — розовым, оранжевым, рыжим — непонятно каким! И летают, скользя, в этом ночном разноцветном мире смутные полупрозрачные тени, и парят они, и отражается ночной мир в глазах людей тысячами маленьких пожаров.

            Все жарче разгорается костер на поляне, и полыхает он яро, и освещает все вокруг огненно-рыжим заревом, и огонь дышит и движется. Жаркие языки пламени пляшут, оживая на глазах, и устремляются ввысь, и достают до самого неба, а искры сверкают и летят, и звезды в небе тоже летят, кувыркаясь от счастья...

             И летят, кружа хоровод, пляшут девушки в сарафанах, и венки у них на головах, и длинные косы их тоже летят в вихре танца. Огненные пляски и текущие полноводной рекой песнопения, и дивная, звенящая, смеющаяся музыка. И хитрое подмигивание, и серебристое хихиканье жизнерадостных колокольчиков, и чарующий и завлекающий, вкрадчивый и манящий русалок.

              ... И вот уже и косы распустились, и ленты потеряны, а длинные запутавшиеся волосы полощет, лаская, прохладный ночной ветерок, и звучит странная, диковинная, дразнящая всхлипывающими или смеющимися колокольчиками музыка, и слышится обволакивающий, страстный, полный неги любовный шепот в уголках леса... Ну иди же ко мне... ну иди...


              Потрескивает догорающими сучьями ночной костер, и пляшут, смеются, всхлипывают, брызжут огоньками-светлячками искры, и тихо гаснут. И полыхает теперь ночной мир пожаром юности и неизведанной доселе непреодолимой страсти. Жаркие объятия и поцелуи, любовный порыв, горячий трепет…

              Соитие, восторги обладания, извивающиеся, слившиеся в первозданном языческом блаженстве пары, и всхлипы, и вскрики, и сладостные судорожные содрогания…

               И погибает задрожавшая, изогнувшаяся в нестерпимо сладких конвульсиях упоительная ночь.

               Недолго сладкое забытье.
               Ах, как ночи коротки! И вот уже струится рассветом море юности.

               ...Мудрость природы. Извечный языческий ритуал.
                Рвущийся наружу острый инстинкт. Продолжение рода.
                 Соединение мужчины и женщины друг с другом, с землей, с Вечностью.

Миниатюра из романа "Воронка бесконечности" - спрашивайте в Интернет- и книжных магазинах, а примерно половина текста - на моей страничке.

Эта миниатюра опубликована также в: Писатель года 2014. Книга девятнадцатом. Национальная литературная премия. Специальное издание для членов Большого жюри национальной литературной премии "Писатель года". М. Литературный клуб, 2015. ISBN 978-5-91815-521-9. СС. 256-258.

Фотография сделана автором



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Ключевые слова: Язычество, Солнцеворот, Воронка бесконечности, Лана Аллина, этос, обряд, Писатель года 2014, книга 19,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 193
Опубликовано: 20.02.2015 в 19:26
© Copyright: Лана Аллина
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1