Моисей, кто ты? Часть 3.


Моисей, кто ты? Часть 3.
«…Более энергичной натуре Моисея по нраву больше подходил план основать новое царство…».
Вот, с нашей точки зрения, ответ на мучающий нас вопрос – создание города-государства, а в дальнейшем и полноценного теократического государства, которое зиждется на монотеизме, культе бога Атона. Что необходимо для создания нового государства:
цель,
воля,
финансовые средства,
материальные ресурсы,
и, наконец, человеческие ресурсы.
Цель и воля, это два компонента характера любой фанатичной и пассионарной личности. Были ли Мозе и Мери-Ра, а также люди, их окружавшие, фанатиками и пассионариями? – конечно да.
Здесь мы хотим сделать маленькое отступление. Мы считаем себя учениками Л.Н. Гумилева, позиционируем его, как и З.Фрейда, гениальнейшим ученым XX века. Научный вклад его в науку, подчеркиваем, именно науку под названием история, еще не до конца осознан, ждет своего времени. До него истории, как науки, по существу, не было. Была историография – субъективное описание исторических процессов, логически не связанных друг с другом, в основном имеющее заказной (политический, религиозный, национальный, расовый и т.д.) характер. Здесь, пожалуй, уместна историческая ассоциация: Христофор Колумб формально открыл новый континент, но до конца своей жизни был уверен, что это «Западная Индия» (Вест-Индия), и только лотарингский картограф Мартин Вальдземюллер, проанализировав письма Америго Веспуччи, четко определил, что открыт новый континент. Гумилев стал для истории картографом, открывшим новый континент, истинно историческую науку, хотя описаний континента, как до, так и после, хватало.
Обратимся к термину пассиона?рий. В пассионарной теории этногенеза люди, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения, а затем выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды. Судят о повышенной пассионарности того или иного человека по его поведению, по особенностям психики.
Пассионарность – избыток некой «биохимической энергии» живого вещества, порождающий жертвенность, часто ради высоких целей. Пассионарность – это непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленной на изменение своей жизни, окружающей обстановки. Деятельность эта представляется пассионарной особи ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни, счастья современников и соплеменников. Она не имеет отношения к этике, одинаково легко порождает подвиги и преступления, творчество и разрушение, благо и зло, исключая только равнодушие; большинство пассионариев, находясь в составе толпы, определяя её потентность в ту или иную эпоху развития этноса.
Понимание пассионарности у Л.Н. Гумилёва несколько различается в разных работах. По сути, это социально-историческое явление, характеризующееся появлением в ограниченном ареале большого числа людей со специфической активностью (пассионариев). Мера пассионарности – удельный вес этих пассионариев в социуме.
Термин введен Л.Н. Гумилевым для пояснения коллективных процессов, вызвавших переселение и державотворчество кочевых тюркоязычных народов.
Можно ли распространить исследования Гумилева на эпоху, связанную с периодом Исхода? Безусловно, да. Скажем больше, именно фундаментальная работа ученого, «Открытие Хазарии» позволила нам сделать выводы, которые мы изложим ниже.
Мы четко пониманием, какой шквал критики, со стороны т.н. «академических» историков, вызываем на себя, опираясь на работы Гумилева и основы пассионарной теории этногенеза. Но также осознаем духовную близость и гениальность Фрейда и Гумилева. Понимаем ту бессильную злобу и ярость, с которой набрасывались представители т.н. «академической» науки на их труды. Обвиняя и одного, и второго в антинаучности, они сами на самом деле являются псевдоучеными и апологетами псевдонауки, которая на данный момент почему-то называется историей, а на самом деле является банальной историографией.
Мы ясно понимаем, что вызывает такую ненависть в неприятии теории работ Гумилева. Он предоставляет настоящим ученым историческую таблицу Менделеева, где всё логично и стоит на своих местах. Если мы даже не знаем химический элемент (исторический эпизод или процесс), но у него есть своё место, рано или поздно его откроют и опишут. Вот этой стройности, вот этой логики боятся псевдоучёные от т.н. «академической» науки. Прими весь научный мир, как догмат, «историческую таблицу Менделеева», и тогда нельзя будет в угоду конъюнктуре и своим шкурным интересам произвольно трактовать историю. Навязывать, с «научной» точки зрения оправдывать свои зачастую губительные для цивилизации идеи.
И только опираясь на фундаментальные труды Гумилева, можно вытащить историю как науку из болота псевдонаучной историографии, на каждом шагу нас окружающей.
Рассмотрим очередную гипотезу, которую мы предлагаем. Высшее руководство жрецов культа Атона, потерпев очередное поражение (вышеизложенный эпизод с Анхесенамон), выдвигают новую доктрину – создание города-государства или государства с теократической, монотеистической формой управления. Т.е., собираются подготовить и осуществить Исход. В дальнейшем, всё, что связано с этим процессом, мы будем именовать Большой Исход. Фантастическое, на первый взгляд, предположение на самом деле несет в себе довольно-таки простое и рациональное зерно. Многие из руководства опального культа, в том числе и Мери-Ра, были не только создателями, но и непосредственными участниками чуда, имя которому Ахет-Атон. Во второй части нашей статьи мы подробно останавливались на эпизодах, связанных со строительством этого города. Теперь рассмотрим это строительство с двух интересующих нас позиций: местоположение (в первую очередь удаленность от древних городов) и сроки строительства.
На шестом году царствования разрыв Аменхотепа IV с фиванским жречеством оформился окончательно: фараон запретил богослужения в честь Амона и всех прежних богов, громадные владения жрецов были конфискованы, бесчисленные храмы закрыты по всей стране, имена богов соскабливались со стен общественных зданий. Сам он сменил свое имя Аменхотеп («Амон доволен») на Эхнатон («Угодный Атону») и вместе с семьей, воинами, ремесленниками, новыми жрецами, художниками, скульпторами и слугами покинул Фивы – государственную столицу и центр культа бога Амона. Местонахождение будущей столицы находилось в нескольких сотнях километров не только от Фив, но и от другого крупного центра, Мемфиса. Т.е. огромное количество людей (несколько сот тысяч, и это только мужского населения, женщины и дети были, конечно, но не описывались в эпиграфике в силу того, что просто не учитывались как полезная составляющая) было переброшено в кратчайший срок на большое расстояние (порядка трехсот километров).
И второе обстоятельство, связанное со сроками строительства. Объем работ по строительству новой столицы был невероятно огромен, при этом строиться следовало в невиданно малый срок. Одновременно возводились храмы Атона, дворцы фараона, здания официальных учреждений, склады, дома знати, жилища и мастерские ремесленников, разводились сады, копались пруды и колодцы, проводились каналы, завозились земля, строительные материалы, растения. Работы эти возглавляли зодчие фараона – Пареннефер, Туту, Хатиаи, Май, Маанахтутеф и другие. А выполняли их сотни тысяч рабов и свободных крестьян. Каких жертв стоило возведение новой столицы, никто не считал, и источники опять-таки не сообщают. Видимо, не меньших, чем строительство пирамиды Хеопса, а то и гораздо больших. Ахетатон в основном был отстроен всего за два года, протяженностью город был более 10 километров, зданий же в нем было возведено столько, что за 100 лет археологических раскопок учеными открыто гораздо менее половины древней столицы.
Конечно, нам могут возразить, и вполне логично, что переброска огромного количества людей была, во-первых, осуществлена централизованно, во-вторых, по Нилу, и в-третьих, на расстояние гораздо меньшее, чем расстояние между Мемфисом-Гелиополисом (с нашей точки зрения начальным пунктом Исхода) и Серабит-эль-Хатем на северо-западе Аравийского полуострова (с нашей точки зрения, конечным пунктом Исхода). Со всеми возражениями наших оппонентов мы согласны, и почти разделяем их. Если бы не одно «но». Наши оппоненты, в отличие от нас, не рассматривают и не учитывают такое явление, как пассиона?рность.
А под пассиона?рностью понимают еще и наследуемую характеристику, определяющую способность индивида (и группы индивидов) к сверх-усилиям, сверх-напряжению. Что дает нам основное понимание деятельности Мозе-Тутмоса (Моисея), а также людей, его окружавших.
Итак, если огромный город, Ахетатон, был возведен за два-три года на пустом месте, на расстоянии порядка трехсот километров от цивилизационных центров, усилиями сотен тысяч рабов и свободных людей, переброшенных туда…
Что практически, мы уже не говорим теоретически, мешает осуществить такой же проект на расстоянии тысячи километров, и в более жестких политических и экономических условиях, являющихся важным катализатором любой исторической «реакции». Наш ответ: ничего не мешает. И для этого необходимо то, о чем мы уже писали:
Цель
Воля
Финансовые средства
Материальные ресурсы
Человеческие ресурсы
Пассионарность (цель и волю) мы уже рассматривали выше, перейдем к рассмотрению следующего элемента: финансовые средства.
Мы не зря довольно детально останавливались на особенностях храма Хат-Хор. С древнейших времен храм был административным центром района, связанного с добычей полезных ископаемых на Синае, и, в первую очередь, с добычей бирюзы для фараонов Египта. Можно предположить, что в период слабой политической и экономической власти, добываемые полезные ископаемые оставались в храме. На протяжении столетий храм не только отправлял в метрополию сокровища, но, как и любой другой знаковый религиозный центр, получал от фараонов и высших сановников огромные подношения. И, в заключение, являясь центром атонизма в подполье, он смог бы аккумулировать значительное количество сокровищ, тайно вывезенных жрецами Атона из признанного центра атонизма – Гелиополя. Причем сокровища, принадлежащие не только непосредственно культу Атона, но и сокровища культа бога Амона и других богов, конфискованные в период правления Эхнатона.
Материальные ресурсы – если кратко, – это предметы труда, сырье, основные и вспомогательные материалы. Базой для материальных, как и финансовых ресурсов, мог стать тот же храм Хатхор на Синае, т.к. кроме большого запаса бирюзы, этот район был богат и запасами медной руды. Но, с еще большей вероятностью это был храм Хатхор на территории современного Израиля. Мы уже отмечали выше, места вокруг храма известны как места с очень развитой для своего времени промышленностью – добычи меди в подземных копях, что подтверждают тысячи колодцев на косогорье Тимны. И, главное, расположенным здесь большим количеством древнеегипетских плавильных печей, где производилось в первую очередь разного рода оружие, и, конечно, орудия производства.
И наконец, самый интересный компонент – человеческие ресурсы. Здесь, как часто у нас бывает, сделаем маленькое отступление. Существует значительное число альтернативных теорий хронологии Исхода, в разной степени согласующихся как с религиозной, так и с современной археологической точкой зрения. Одна из теорий утверждает, что Исходов было несколько. Нас эта теория заинтересовала не с точки зрения временного расхождения различных Исходов, что мы полностью отрицаем, а с точки зрения количественных показателей. В одном едином Большом Исходе, было несколько различных национальных, социальных и может даже профессиональных компонентов. Сразу отметим, что мы не рассматриваем вариант Исхода праевреев во главе с Мозе (Тутмосом), как законченный эпизод. Он является частью более широкого проекта. Предлагаем рассмотреть нашу концепцию. В части человеческого ресурса для создания государства, кроме простой, неквалифицированной рабочей силы, которую в основном и представляли хабиру-праеврееи, нужны другие компоненты.
Первый и главный компонент – это элита. В нашем случае несколько сотен жрецов культа Атона, которые и будут создавать даже не материальную, а самое главное – религиозную, духовную, научную основу будущего теократического государства. Возглавлял эту группу, несомненно, Мери-Ра. Как, впрочем, и создателем, вдохновителем и инициатором Большого Исхода был Мери-Ра. Несерьезно даже предполагать, что часть политической элиты Древнего Египта пойдет вслед за почти еще мальчишкой для них (напомним, что Мозе к моменту выхода из Египта было не более 23-25 лет), хотя мальчишка и законный наследник правителей Египта. Здесь мы в лишний раз напомним о значимости Мери-Ра.
Эхнатон лично в начале периода атонизации занимался постановкой обрядности отправления культа Атона, а в дальнейшем передал функции верховного жреца храма в Ахет-Атоне, главного жреца государства, своему самому восприимчивому ученику и сподвижнику Мери-Ра («Любимец Ра»). Последний в этом качестве получил должность «Верховный созерцатель солнечного диска в храме Солнца города Ахет-Атона», гелиопольский жреческий сан. Сохранилось сделанное по этому поводу напутствие Эхнатона: «Да будешь ты таковым согласно желанию твоему, ибо ты был слугой моим, который был послушен учению (моему) во всем, что было говорено…Никто, кроме тебя, сего не сделал. Поэтому даю тебе это высокое звание».
Второй компонент человеческих ресурсов, несомненно, должен был состоять из «творческой элиты», в первую очередь архитекторов, скульпторов. Здесь хочется написать о том, мимо чего никак нельзя пройти, анализируя данный период.
Годы правления Эхнатона сопровождались ломкой не только старых религиозных канонов, но и старых канонов искусства; вырабатывался новый, более натуралистичный художественный стиль. ВАхет-Атоне Эхнатон создал благоприятный климат для развития искусств совершенно оригинального стиля, сочетавшего динамику, гибкость линий и чувственность, что совершенно не совпадало с предыдущим монументальным каноном. Этот период в развитии египетского искусства получил название «амарнского». Амарнское искусство характерно прежде всего реалистичными изображениями не только фауны и флоры Египта того времени, но и правящих особ. Многие исследователи ярчайшим примером искусства амарнского периода считают скульптурные изображения царицы Нефертити, обычно приписываемые царскому скульптору по имениТутмос Младший. Черепокс его именем был найден в куче строительного мусора в мастерской в Ахет-Атоне. Для нас же – это статуя самого фараона Эхнатона из храма Атона в Карнаке, которая в настоящее время хранится в Каирском музее. По силе реалистического изображения человеческого лица и фигуры она сопоставима со скульптурами гениальных Фидия и Микеланджело. Только неизвестный египетский гений творил на восемь столетий раньше Фидия, и, вдумайтесь только, на тридцать веков (это три тысячелетия!!!) раньше гения Возрождения.
Так вот, представители амарнского периода, которые точно также, как и жрецы Атона, находились в забвении и под прессом политического и культурного давления вновь вернувшейся старой школы, должны были принять участие в Исходе. Поднять, соединить и вывести их за пределы страны, кто на это способен? конечно, фигура влиятельная, сопоставимая с Мери-Ра, но не с Мозе.
Третьим компонентом, самым многочисленным, на наш взгляд, человеческого ресурса Исхода должны была быть высококвалифицированная рабочая сила, в основном состоящая из египтян. Кто мог возглавить эту часть Исхода, трудно предположить. Хотя мы можем сделать спорное, даже для нас рискованное предположение. Это мог быть или сам будущий полулегендарный фараон Рамсес I, или кто-то из его окружения. В пользу этой гипотезы выступает факт, который мы констатировали выше при описании синайского храма богини Хатхор. Напомним его.
На территории храмового комплекса находится пещера богини Хатхор, которая высечена в скале. В центре пещеры высится большой столб Аменехмета III, фараона XII династии (что нас в контексте нашего исследования не интересует). А вот в глубине ее обнаружена стела Рамсеса I, на которой фараон начертал о себе: «Правитель всего, что охватывает (бог) Атон». Мы уже отмечали, что после эпохи Эхнатона понятие «Атон» уже не должно восприниматься просто как «Диск солнца» или выражение ипостасей какого-нибудь высшего божества. Понятие «Атон» – это понятие единого бога, запрещенное и жестоко преследуемое. Эта надпись может говорить лишь о том, что фараон Рамсес I тайно сохранял верность учению Эхнатона, этому религиозному направлению, которого придерживалось жречество храма богини Хатхор.
Четвертый, как впрочем и пятый, а может быть, и шестой компонент человеческого ресурса, несомненно, составляли представители неквалифицированной рабочей силы, подчиненного населения, рабы. Кроме праевреев, возглавлял которых Мозе (Тутмос) в силу своего частичного соотношения с данной категорией египетского общества (на этом мы остановимся чуть ниже), несомненно, были и представители других подвластных египтянам народов. Кто мог возглавлять эти группы?
Думаем, что даже выставить логическое предположение будет невозможно по многим обстоятельствам, главное из которых – срок давности и меньшая значимость этого компонента человеческого ресурса Исхода.
Сразу возникает законный вопрос: есть ли в истории рабовладельческой формации эпизод, когда представители собственников (рабовладельцев) опускались до уровня непосредственного общения с рабами? Конечно, нет, ведь с классическойточки зрения, допустим, с точки зрения римского философаВаррона, раб представляет собой лишь «говорящееорудие», одушевлённую собственность, вьючный скот (на языке римского права – res, т. е. вещь). И не важно, что это заявление сделано более десяти веков спустя. Раб никогда не являлся субъектом права как личность, для господствующего народа он никогда не был человеком. Господин может обращаться с рабами по своему усмотрению.Убийство раба господином – законное право последнего, а кем-то другим –рассматривается как покушение наимущество господина, а не как преступление противличности. Такое же отношение к рабам и со стороны государства в целом, если не более жестокое. Т.е. раб – не человек.
Кстати, Фрейд заостряет на этом своё внимание: «Но нелегко предположить, что заставило аристократа египтянина – возможно принца, жреца или высокопоставленного чиновника – встать во главе толпы отставших в развитии иммигрирующих чужеземцев и покинуть с ними свою страну. Хорошо известное презрительное отношение египтян ко всем чужеземцам делает такой поступок особенно маловероятным».
Однако у любого правила есть исключение, делающее его настоящим правилом. И имя этому исключению Эхнатон, вернее, один из аспектов его реформы. Новый общегосударственный бог Атон, культ которого тщательно продуман и декларирован с высоты царского престола, был объявлен богом не только Египта, но также и соседних стран (Куш, Ханаан, Сирия).
Содержание культа единого бога Солнца было, как полагал выдающийся религиозный мыслитель Эхнатон, логично, просто и в достаточной степени образно, и поэтому понятно и доступно разноязычным и разноплеменным массам. Фараон не только построил храмы богу Солнца во всех крупнейших городах Египта, но внедрил его культ и в Эфиопии (Куш, Нубия), и кое-где в Ханаане (город Тунип). Сохранился барельеф с изображением сцены, в которой все народы мира слились в порыве религиозного экстаза, взывая в молении к лучезарному богу Атону, причём службу совершает сам Эхнатон.
Мы уже говорили, что практически в полной сохранности дошёл до нашего времени «Большой гимн богу солнца Атону», найденный при раскопках Ахет-Атона (Тель-эль-Амарна). Гимн носит общечеловеческий характер, в нем нет ничего специфически египетского, и даже при перечислении стран, созданных богом, Египет поставлен на последнее место. Согласно гимну, иноземцы – не люди низшего сорта (по египетской традиции), но такие же дети общего, единого, вселенского бога, несходные с египтянами лишь языком и цветом кожи – по его воле. Приведем отрывки из этого гимна.
«Ты (Атон) был один – и сотворил землю по желанию сердца твоего, землю с людьми, скотом и всем живым…Чужеземные страны, Сирия, Куш, Египет – каждому человеку отведено тобою место его…Языки людей различаются меж собою, не схожи и образы их, и цвет кожи их, ибо отличил ты одну страну от другой…Ты даровал им (людям) жизнь, сотворив их для себя, о всеобщий Владыка, утомленный трудами своими…Владыка всех земель (стран), восходящий ради них, диск Солнца дневного («живого»), великий, почитаемый! Все чужеземные, далекие страны созданы тобою и живут милостью твоею»…
Вот перед нами тот редкий, а, может быть, и единственный период истории рабовладельческой формации, когда раб мог ощутить себя человеком.
Что или кто помешал Большому Исходу?
Есть много факторов, но главный – это Хоремхеб. Как показала история, фигура еще более харизматичная и пассионарная, чем ему противостоящие, в первую очередь, Мери-Ра. Подчеркнем один факт, который полностью подтверждает наше восприятие Хоремхеба. На стенах своей гробницы в Саккара, которая была построена в то время, когда он был всё ещё только чиновником, он называл себя «величайшим из великих, могущественнейшим из могущественных, великим повелителем народа… избранником царя, главенствующим над Обеими Странами (то есть Нижним и Верхним Египтом) в управлении, военачальником над военачальниками Двух Стран».
Придя к власти после смертиЭйе (впрочем, можно рассматривать версию и убийства Эйе), Хоремхеб, опираясь на армию, занял трон фараонов, в чём ему, по всей видимости, усердно помогало жречество богаАмона. Захватив царскую власть в свои руки, Хоремхеб изобразил эту узурпацию как выполнение непосредственной воли богов. В своей надписи он пишет о том, что «сердце… бога… пожелало возвести своего сына на свой вечный престол и поэтому бог проследовал с ликованием в Фивы… со своим сыном в объятиях… чтобы привести его к Амону, чтобы облечь его в сан царя».
Основные усилия Хоремхеб направил на внутреннюю консолидацию страны, при нем началось военно-политическое возрождение Египта. Хоремхеб ежегодно лично объезжал Египет.
С другой стороны, мы знаем достоверно, что по его приказу был разрушен Ахет-Атон. При нем были снесены все храмы Атона, а строительные материалы употреблены на реставрацию святилищ других богов.
Хоремхеб безжалостно уничтожил не только все, что было связано с Эхнатоном и культом Атона, но еще и с двумя непосредственными предшественниками своими – Тутанхамоном и Эйе.
Он присвоил все их сооружения и статуи, стер прежние имена, поставив взамен свое.
В общем, тот факт, что был стерт из памяти Египта и истории его эпизод с широкомасштабным, но не удавшимся заговором жрецов культа Атона, не вызывает удивления.
Обсудим местопребывание четвертого компонента человеческого ресурса Большого Исхода, который представлял собой праеврейское население, или, как именуют этот народ в египетских источниках, апир.
На многих рельефах 2 тыс. до н. э. изображены племена семитского типа, прибывающие в Египет, а также семиты, работающие под надзором надсмотрщиков на полях, на строительстве и на производстве кирпича. И большинство из рабов должны были находиться в крупных городах, там, где необходима в большом количестве неквалифицированная рабочая сила.
Города, в которых сосредоточилась основная масса евреев, участвовавших впоследствии в Исходе, – это в первую очередь, Мемфис, возможно, Гелиополь, а также поселения, расположенные между ними. Большинство исследователей почему-то отожествляют Пер-Атум и Пер-Рамсес с городами, в которых проживала основная масса евреев, участвовавших в Исходе. Оба города находятся в северо-восточной части Египта, они не очень крупные. И если Пер-Рамсес – древний город (первоначальное название Аварсис) уже существовал, то строительство Пер-Атума связанно с именем фараона Рамсеса II, а это период начала и середины 13 в. до н.э., что противоречит нашим выводам о начале Исхода.
Города должны быть крупными, в них должны были проводиться значительные строительные работы, в противном случае, зачем там большое скопление рабов?
Как мы отмечали выше, в конце 14 в. до н.э. Аварсис (будуший Пер-Рамсес) был заштатный пограничный городишко, где в основном стоял военный гарнизон, а Пер-Атума вообще не существовало. С нашей точки зрения, города в которых жили евреи, составившие основной костяк Исхода, все-таки были Мемфис и Иуну (Гелиополь).
Гелиополь понятно, потому что он являлся цитаделью атонизма. Цитируем Фрейда:«Нельзя, например, исключить, что и после низвержения официального культа Атона монотеистическая тенденция в Египте могла сохраниться. И наличие определенного количества рабов вполне объяснимо. Школа жрецов в Он (Гелиополе), откуда пошла эта традиция, могла пережить катастрофу и вовлечь целые поколения – уже после Эхнатона – в орбиту своей религиозной мысли. Вполне возможно поэтому, что Моисей участвовал в этом деле, даже если он не жил во времена Эхнатона, и не находился под его личным влиянием, а просто был последователем или даже членом школы в Он».
Что же касается Мемфиса (Инбу-хедж, Мен-нефер, Хут-ка-Птах, Мехат-та-уи, Анх-та-уи), это древнейший город (основан в начале III тысячилетия до н.э.), наиболее крупный административный и политический центр, расположенный поблизости Гелиополиса – религиозного центра.Послеамарнского периода на короткое время Мемфис снова был официальной столицей Древнего Египта (одной из двух), и в нем начались большие строительные работы. Благодаря своему исключительному географическому положению, являлся важным опорным пунктом различных фараонов, а также он был первым городом Древнего Египта, который имел характер большого космополитного центра, где проживало множество чужеземцев. Некоторые из чужеземных рабов, занятых на многочисленных царских работах, проводимых в то время в Мемфисе, именуются в египетских источниках апир, название, которое исследователи производят от термина «хабиру».
В пользу нашей теории о городах Исхода свидетельствует ритор Апион (родился около 30 г. до н.э. в Верхнем Египте, учился в Александрии), который в своей пятитомной «Египетской истории» писал о миссионерских деяниях Моисея в Египте: «Он ввел молитвы под открытым небом (в отличие от древних египтян, греки и римляне молились в храмах)… и обратил весь город (лицом) на восток, поскольку и город бога Солнца (Гелиополь) расположен таким же образом. Вместо обелисков (в честь бога Солнца) он установил столбы, у подножья которых была изображена (солнечная) ладья, при этом тень от вершин (столбов) падала на нее (ладью) так, что она совершала тот же путь, что и Солнце по небу».
А «весь город», относительно которого Гелиополь восточнее – это только Мемфис, но не Фивы или Пер-Рамсес (Аварис).
В пользу вывода о Мемфисе и Гелиополисе как о городах, связанных с Исходом, говорит и тот факт, что они ближе к маршруту Исхода, который мы ниже обсудим. А Аварсис связан с маршрутом Египет-Ханнан, который мы напрочь отвергаем. И против которого выступают немалое количество исследователей.
Так Зильберманн М.И. в своем труде «Исход евреев из Египта» пишет: «На всех торных путях в Азию и Аравию стояли города-крепости с большими, хорошо вооруженными и обученными гарнизонами. Так, все те, кто желал уйти из Египта на восток, чтобы попасть на традиционный торговый путь – «дорогу Филистимскую» (древняя дорога Гора), должны были пройти через город Анту (Шур, на иврите – «ограда, забор»). В этом городе находился пограничный контрольно-пропускной пункт, египетский военный гарнизон которого, как это было принято, пропускал только тех, у кого были особые разрешения на вход и выход. Потому-то при Исходе Моисея беглецы не пошли на «дорогу Филистимскую».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: Моисей, Тутанхамон, Анхесенамон.,
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 347
Опубликовано: 29.10.2014 в 09:33
© Copyright: Олег Фурсин
Просмотреть профиль автора

Мария Перепелкина     (03.11.2014 в 17:10)
Даже не вериться, что события которые описывают авторы отделяют от нашего времени тридцать два века.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1