Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 1


Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 1
Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения текста большого объема, размещаю роман отдельными главами, в полном объёме, в таком каком есть сейчас. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.

Пролог.
За десять лет до деревенских событий.
Прекрасная молодежная романтика, бутылка красного вина на столе, белокурая девушка сидела на диване, скромно поджав под себя ноги, она с восхищением смотрела на своего парня, которым она только и жила последние два года. Потертые синие не обтягивающие джинсы, белая футболка без выреза, а запах парфюма пропитывавшей её тел, был схож вообще с дешевым туалетным мылом с экстрактом ромашки. Золотистые волосы собраны в хвостик, аккуратно скреплены резинкой для волос за её спиной. Даже очки с овальными продолговатыми стеклами, в которых была эта блондинка, не делали её ну никак ничем отличительной, даже привлекательной назвать было сложно. Однако все же между двумя молодыми людьми, возникла любовная связь, состоящая из легкой романтики и за все два года отношений, не было между ними секса.
Тихо тикающие часа над головой Оксаны, создавали легкое впечатление романтики, где на столе перед двумя молодыми людьми была открытая бутылка вина и два стеклянных стакана, наполовину наполненных красным вином. Парень в потертых серых джинсах белой футболки, обнимая за талию свою девушку, не переставал любоваться, её естественной красотой, которая на тот момент мало бы кого привлекла. Старый цветной телевизор стоял на полке большого шкафа, по которому шла на тот момент только начавшаяся программа с Андреем Малаховым, банальная для всех обыденная программа «Большая стирка». Потертая серая моторолка с черно-белым дисплеем, с приличными к тому времени кнопками лежала рядом с красивой раскладушкой телефона фирмы Sаmsung, дисплей раскладушки которого был в цветных не ярко-выраженных пикселях. Доносившая музыка группы enigma из соседней комнаты в гостиную квартиры паря девушки, создавая легкую романтику между ними.
— Оксана — говорил он девушке, что сидела перед ним на диване, красиво поджав под себя ноги — Зачем тебе ехать в эту Москву, ты и здесь можешь неплохо поступить в какой-нибудь колледж и работать со мной на производстве
— Ну, Сереже — ответила она, мило улыбнувшись — Ты же понимаешь, медицина это то чем я хочу заниматься в своей жизни
— Но ведь есть колледжи, к которым не надо так далеко ехать — возразил он, положив свою руку на её нежную бархатную невинную кожу руки
— Но ведь там нет таких узких направлений — возмущенно простонала девушка своим сладким стоном — Время пролетит быстро, ты не заметишь, главное дождись меня
— Да шесть лет большой срок — обиженно ответил парень — Я все равно не понимаю тебя Оксана
— Но я же буду к тебе приезжать — пытаясь развеять его страхи, пояснила ему Оксана
— Да раз в полгода — скрытую обиду нельзя было никак скрыть
— Ну, Сережа потерпи ради меня — пыталась убедить его, говорила девушка, прислонив ладони своих рук к его лицу, посмотрела с восхищением в его карие глаза — И к тому же этот наш прощальный с тобой вечер не будет напрасным
Чуть прикусив краешек нижней губы, нежным голосом сказала она ему, намекая на что-то большее, позволяя его рукам обхватить её талию.
Что ты имеешь в виду? — удивился парень, посмотрев в её лазурные голубые глаза
— Думаю, что ты достаточно долго ждал — проводя ладонью руки по его черным коротким волосам, сказала Оксана нежным голосом — Да и мне наверно уже пора бы попробовать испытать самой это чувство
— Ты хочешь мне отдаться? — неуверенно спросил парень и с заманчивой для неё улыбкой растаял в глазах собственной девушки
— Мы ведь всегда будем только вместе так ведь? — спросила его Оксана, провела ладонью своей руки по его щеке
— Конечно Оксана я же обещал тебе это — говорил искренне он — Вместе навсегда ты ведь знаешь
Взяв в свои руки руку Оксаны, он посмотрел своими околдованными её чарами в глаза своей девушке, приложил к своему сердце, делая жест якобы клятвы вечной любви.
— Как же я тебя сильно люблю Сережа — Оксана обвила своими руками его шею, посмотрела в его пленительные карие глаза
— Ты уверена в том, что ты собираешься сделать? — спросил её парень, Оксана заметила, как он любовался её глазами
— Да Сережа — снимая со своих глаз очки, согласилась Оксана, положив их на столик — Ты два года терпел, думаю, в самый последний момент стоит тебя вознаградить — одарила его она легким поцелуем в губы
После недолгой взаимной симпатии, когда двое влюбленных по уши молодых людей смотрели в глаза друг другу, Оксана почувствовала, как её парень взял её на руки и понес в комнату на руках. Чувство было такое у неё внутри, как будто она находится за крепкой стеной в самых надежных руках, в которых хотела бы провести всю свою жизнь. В коридоре пока он нес её на руках, создавалась, атмосфера непревзойденной романтики среди стен, покрытых серыми невзрачными обоями. Тихая музыка из открытой двери его комнаты еще больше накаляла страсть, нежность чувство принадлежать только одному единственному человеку в своей жизни и душой и телом, разумом, направить хотелось Оксане мысли все только о нем.
Открытое окно в комнате парня, доносило прохладу пропитанного производственными отходами для всего города. Обыденная рутина, несколько сотен машин по всему городу, скопление мусорных баков, возле домов, где было слышно лай собак, возмущение кошек и пьяный зов алкашей, которые постоянно околачивались в этом районе. Тихая нежная мелодичная музыка в таких прекрасных насыщенных ярких романтических тонах. Старый обшитый плотной тряпкой диван-книжка, компьютерный стол, который находился возле открытого пластикового окна, справа прикрепленная к стене находилась полка с книгами, технической литературы.
— М… как же я теперь обожаю твой твердый диван — восхитилась Оксана, когда парень положил её спиной на расправленный диван
Белое пышное бамбуковое одеяло находилось под её спиной, пышная такая же бамбуковая подушка под её головой, когда Оксана смотрела на своего единственного возлюбленного как на бога. Словно могучий титан нависал он над ней стоя на четвереньках над её хрупким нежным телом, в объятиях которого она находилась. Наслаждаясь его страстными поцелуями, что он с голодной страстью целовал её в шею, дарил ласку своими руками по всему её телу. Оксана чувствовала его руку на своем бедре, как он смачно массировал её ягодицы, другой рукой трогал её грудь, сжимая своими руками, он словно дикий зверь заводился от нахлынувшей страсти. Оксана это чувствовала и понимала, что завела в его блеском наполненных карих глазах, насыщенных эротической похотью неконтролируемой порывами страсти.
Медленно он расстегнул пуговицу на джинсах Оксаны, плавно расстегнул ширинку молнии, и стал постепенно глядя в её чарующие глаза стягивать их с неё. Оксана подыгрывала своему единственному парню, который всегда жил в её голове и сердце, она облегчила ему труд, виляя своим телом на диване, помогая оголить свои ноги. Словно не контролируя свою пылкую нахлынувшую сексуальную похоть, парень вцепился в белую футболку Оксаны, начала постепенно поднимать её вверх, заголяя её живот. Подняв руки вверх, Оксана с улыбкой восхищения смотрела на своего любимого, словно на бога, позволяя ему снять с неё футболку.
Скинув футболку Оксаны к её джинсам, что лежали на полу, завораживающей прохладой комнаты, парень любовался телом своей девушки. Оксана понимала, что в этот момент она для него единственная и неповторимая та самая белокурая королева, которая по праву претендовала на место рядом с ним в его жизни.
— Я ведь девственница — говорила ему нежным сладким голосом — Ты ведь это понимаешь, что ты должен сделать
— Вместе навсегда любимая моя — взяв её рук в свои руки, он прижал её к своему сердцу, пленительно очарованный красотой тела Оксаны, парень смотрел в её глаза — Я знаю, что нужно делать, не волнуйся, думай только о нас с тобою
Проводя рукой по щеке Оксаны, говорил он так приятно, от чего она ощутила резкий порыв нахлынувшей страсти, дыхание стало учащаться, становилось, будто тяжелее дышать. Ощущая как пальцы его рук, пока Оксана сидела возле него на диване в его комнате, поджав под себя ноги, вцепились в застежку её белого бюстгальтера, медленно пленительно завораживающим движением расстегнули его. Оголив прелесть упругой груди, прекрасному колдовскому порыву свежестью прохладного воздуха в воздухе из открытого пластикового окна, что было открыто на вертикальное проветривание.
— Ты такой нежный Сережа — ласковым приятным голосом сказала Оксана, находясь в его объятиях, когда его руки обвили её талию — Мне так с тобой хорошо — встав на колени на диване, она прижалась к его телу
— А мне с тобой любимая моя — сладко ответил он ей, приятно вцепившись в резинку трусиков Оксаны, когда она понимала, что он окончательно околдован её красотой необычного тела — Не волнуйся любовь моя, все будет у нас с тобой хорошо
С такими нежными приятными для Оксаны словами, резинка трусиков, плавно начала сползать вниз. Пленительное манящее движение резинки по бедрам Оксаны, еще больше стали заводить, погружая впервые сознание в столь сильное возбуждение, влечение интимной половой страсти. Оксана сама легла на спину, позволяя своему парню, снять с себя белые трусики и согнув ноги в колено, раздвинула их перед ним, продолжая смотреть на него чарующим взглядом возбуждающей эротической похоти.
— М… ты такой горячий Сережа — простонала Оксана приятным сладостным, наблюдая как парень, стоя на коленях на диване быстро снимал с себя одежду — Я прям чувствуя себя твоей королевой находясь в твоем спальном ложе
— Ты и так моя королева — заявил он ей, расстегивая ширинку своих джинсов, легонько провел ладонью руки по груди Оксаны
— Я это знаю и хочу быть единственной и неповторимой для тебя на всю жизнь — взяв его руку, что ласкала его грудь, Оксана поднесла его указательный палец к своим алым нежным губам
— Оксана ты уверена? — спросил он, Оксана чувствовала, как ему было уже тяжело контролировать порыв нахлынувшей страсти, особенно, когда она так эротически начала обсасывать его палец
— А ты уверен, что будешь со мной всегда, чтобы со мной не случилось? — спросила его Оксана, сама понимая, что просит слишком многого
— Вместе как мы с тобой и хотели навсегда — обхватив своими руками, грудь Оксаны говорил возбужденным голосом парень, в его учащенном дыхании, она чувствовала поры звериной страсти
— Вместе навсегда — повторила она его нежным ласкающим слух шепотом, когда она стоял над её обнаженным телом на четвереньках
— Будет больно — предупредил он её, взявшись за бедра Оксаны своими руками, начал медленно тянуть её тело на себя
— Ничего я стерплю — изнывая от наслаждения его рук, предвкушая половую связь, сладостно простонала Оксана — Все ради того, чтоб ты был моим во все времена
— Я постараюсь, чтоб так и было любовь моя
Оказавшись в оковах под его телом, Оксана почувствовала его раскаленную головку пениса на своих влажных половых невинных губах. Своими пальцами он легонько раздвинул половые губы влагалища Оксаны и начал постепенно вводить в них свой член. Оксана почувствовала нестерпимое болевое ощущение на своей девственной плевре. Каждая волоконная ниточка её девственной плоти на плевре влагалища, начала неистово растягиваться, доставляя ужасную уже не возможно даже терпеть боль. Оксана прикусила губу от сильной боли, сжала в кулаки бамбуковое одеяло под собой. Чувствовала, как бешеный половой зверь её парня рвал девственную плевру, пытаясь проникнуть в глубину сокровенных невинных стенок влагалища Оксаны.
Вдруг как будто под её нестерпимые громкие изнывающие стоны что-то разорвалось внутри, Оксана громко взвизгнула от сильной боли, почувствовала, как что-то из её половых губ начало вытекать, обжигая своей текучестью свеженанесенные раны. Почувствовала на долю мгновение какие-то миллиметры как член её парня слегка уже прошел вглубь влагалища, Оксана стала сопротивляться своей рукой. Пыталась препятствовать столь жестокому грубому проникновению в неё, при столь чувствительных нанесенных ранах, с половых губ которых вытекала тонкой струйкой кровь. Парень взял её руку и прижал к дивана, но Оксана настойчиво другой рукой пыталась прервать столь болезненную для неё процедуру. Парень, настойчиво взяв её руку, он свел ей вместе за головой Оксаны, что изнывала в громких стонах, от нестерпимой боли проникновения.
— Сережа мне больно — стонала она под его телом, находясь в его оковах — Пожалуйста, прекрати
Парень был сильно уже заведен, не мог устоять перед сильным соблазном, схватился рукой за роскошные золотистые пряди волос, стянул с них быстро резинку, придав им очаровательную пышность. Не обращая внимания на мольбы Оксаны прекратить, он впился в её губы в страстном поцелуе в котором она не могла даже двигать своим языком, позволяя его языку обволакивать её слюной пытаясь из-за всех сил доставить нежность. Глухими заглушенными стонами поцелуя, Оксана даже не могла сомкнуть глаза, чувствуя раздирающую стенки влагалища боль, как чувствительную невинную плоть её стенок придавали изысканным порокам любви. Обжигающая кровь продолжала наносить нестерпимый жар её израненной половой плоти влагалища. Вытекая из раздирающих болью половым членом, чувствительных невинных стенок влагалища Оксаны в момент столь страстного проникновения в неё. Тонкой струйкой, вытекая кровь невинной порочной половой связи, прямо на белый пододеяльник бамбукового одеяла, что был под спиной Оксаны.
Покорно смотрела в его глаза со слезами на глазах, пока его язык в момент поцелуя обволакивал нежностью своей слюны все во рту Оксаны. Чувствовала каждым миллиметром своей стенки, как беспощадный половой зверь проникал в неё, растягивая с неимоверной болью чувствительные стенки влагалища Оксаны. Руки Оксаны были плотно соединены вместе рукой парня, таким образом, что она сжимала пальцами, от нестерпимой боли, подушку под своей головой. Другая рука парня держала в прочных оковах её за бедро, плотно прижимая нежное хрупкое порочное половой связью тело Оксаны.
Столь мучительное издевательство продолжалось еще несколько минут, после чего он быстро вытащил свой член из её израненных кровоточащих половых губ, заставив громко взвизгнуть Оксаны, после того как оторвался от её губ. Столь дикое болевое ощущение она испытала в этот момент и вскоре поняла, почему он так поступил, как испустил ей на живот капли белой вязкой жидкости, что обжигающим потеком на её коже стали стекать плавно вниз на одеяло. После чего Оксана, забившись в угол дивана, согнула ноги в колени и спрятала свой заплаканный взгляд мокрых от слез глаз вниз, обняв колени своими руками, она опустила голову и тихо зарыдала.
— Оксана ты чего? — забеспокоился её парень — Оксана ну ты чего — говорил он довольно ласково сев рядом с ней, на кровати обнял её рукой
— Ты такой жестокий — заплаканным смазливым голосом ответила Оксана ему — Мне ведь больно было, а ты продолжал, получать свое — говорила она сквозь слезы, что водопадом капли с её глаз на расправленную под ней постель
— Ну, Оксана я ведь спрашивал тебя
— Ну и что — рыдая горькими слезами, говорила Оксана — Мог ведь и пожалеть меня, а ты этого не сделал
— Оксана вместе навсегда — взял он легонько её руку и прислонил он к своей груди
— Правда и ты меня никогда не бросишь, чтобы не случилось? — жалостным, писклявым сквозь слезы голосом спросила Оксаны, оторвав голову от своих колен
— Пойдем дорогая моя тебе нужно в ванную сходить — взяв её за руку, нежно говорил он Оксане на ухо — Сильно болит? — забеспокоился он, видимо заметив её реакцию, когда она хотела подняться, прищурила глазками, стерпев боль
— Уйди развратник — улыбнулась Оксана ему взаимной улыбкой, только попробуй меня теперь бросить после этого
— Оксана я два года с тобой — возразил он — А секс у нас был только сейчас
— И что от этого суть дела не меняется — нахмурила Оксана недовольно свои алые губки
— Пошли, давай мыться вместе — улыбнулся он приветливо в ответ и понял легонько её за руку, помогая подняться с дивана на прохладный сквозняком пол

***
Прекрасной лазурный закат пленил своей красотой, пока город постепенно погружался в пустоту мрака ночи. Даже в ночи над городом стоял смок от стали-литейного завода, который для жителей этого города стал вполне обыденной вещью. Толпы молодых людей собрались на площади возле фонтана, расположенного в центре города. Все занимались своими делами, дети игриво купались в фонтане, кто-то из молодежи распивал пиво на лавочках, другой просто нервно покуривал сигарету. Другие молодые парни, открыв двери своей бежевой девятки, наслаждались басами прекрасной электронной музыкой Dubstep, что для фанатов того времени было уже обычным явлением. Посаженные красивые деревья вдоль улицы, ведущей к городскому фонтану, мирно колебались, махая своими ветвями как руками, каждому проходившему мимо них прохожему. Насыщенные ароматы разных запахов стояли в воздухе, даже возле маленького павильончика, какой-то частный предприниматель готовил разного рода пищу быстрого питания. Прекрасно подходящая закуской к продаваемому им пивом на улице, среди мирно распивающих на улицах города молодежи.
Оксана шла со своим парнем за руку, наслаждаясь изысканными приятными для неё ароматами на улице, в её лазурных голубых глазах отражались миллионы огоньков этого города, на губах была восхищенная улыбка. Находясь рядом со своим единственным человеком вместе, без которого она не представляла, как жить, который был для неё всем и аурой благословения и идеальным подражанием для истинной чистой искренней любви. Обычные синие джинсы, даже не обтягивали красоту её ног, срывая всю даже самую мелочь под приятной тканью хлопчатой-бумажной тканью. Белые кроссовки, вместо туфель на высоком каблуке и беля футболка, служили для неё прекрасным раритетом одежды, которая устраивала и её ревнивого парня и саму Оксану.
— Сереж мне так с тобой хорошо — призналась Оксана своим нежным ласковым голосом — Не представляю, как я буду там без тебя в Москве
— Ну, любимая моя — ласково приветливо улыбнулся он ответ — Сейчас же есть интернет, да у тебя в конце концов есть ноутбук, будем по Skype каждый вечер общаться
— Правда? — посмотрела на него блестящими глазами Оксана — И ты будешь каждый вечер меня слушать?
— А разве у меня будет выбор? — ответил он шуткой, забавно при этом улыбнулся ей
— В смысле? — удивилась Оксана, встав перед ним — Ты, что не захочешь со мной общаться? — скрывая свой обиженный взгляд, за золотистым пучком волос, с нахмуренными алыми губками
— Ну ты чего Оксана — ощутила она его теплую приятную ладонь на своей щеке — Куда же я без тебя денусь, я и дня не могу прожить, только чтоб с тобой не увидеться это караул начинается
— Вот так и надо было говорить — вредным голосом ответила Оксана, улыбнувшись восхитительной прекрасной улыбкой для своего парня — А то уж что мне задумал ай-яй-яй — игриво пригрозила она ему указательным пальцем своей руки
— Пойдем домой или еще прогуляемся? — спросил он её
— Я бы с тобой всю ночь бы гуляла — обняв его Оксана, прижалась к его телу, слушая привычный для неё ритм сердца, прелесть учащенного дыхания, которое действительно любит её
— Да но Марина Николаевна будет ругаться потом на тебя — объяснил он ей радушно улыбнувшись провел рукой по её волосам — У тебя ведь поезд завтра с утра в Москву
— Эх… Сережа — глубоко вздохнула Оксана, наслаждаясь прелестью его учащенного дыхания — Тяжело нам будет с тобой вот так вот шесть лет видеться встречаясь раз в половину года
— Эй по моему кто-то говорил что хочет с рождения быть врачом, спасать человеческие жизни на операционном столе — прекрасными словами говорил он для неё — Ну так не упускай наш с тобой шанс, а я обещаю тебе сохранить нашу с тобой любовь
— Правда? — улыбнулась Оксана ему глазами с накопленной влагой, где уже слезы начали сами проявляться, маленькими потеками по щеке
— Пойдем, я провожу тебя до дому — предложил парень ей — Завтра на поезд так опоздаешь
— Ну Сережа — возмутилась Оксана держась с ним за руку чуть вышла вперед повиляла перед ним своими бедрами — Как ты думаешь мне будет прекрасно идти фамилия Коновалова?
— Ты уже фамилию мою примеряешь Орлова — возмутился он в шутку, взаимно ей улыбнулся
Медленно тихий приятный лазурный закат сменился на мрак, накрывающий своей тенью пространство над головой. Толпы машин и людей все еще ходили по городским улочкам, такое чувство, что город именно в эту пору начал оживать миллионами огней, от машин, местного освещения улиц, окон продуктовых магазин и квартир на первом этаже, что своим освещением, прекрасно освещали красивую разноцветную плитку, которой был уложен тротуар дороги.
— Ну вот и пришли — сказал парень своей девушку, когда они подошли к подъезду её дома
— Мне так не хочется с тобой расставаться Сережа — обвила она руками его шею, нежно поцеловала его в щеку
— Эй-эй Оксана — словно заметил, как на её глазах стала опять наворачиваться влага от слез — Ну ты чего опять, мы ведь не навсегда, завтра я с утра буду на перроне, провожу тебя на поезд
— Точно? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на него глазами блестящими от чувственных невинных слез — Я буду того ждать Сережа — сказала она ласковым своим голосом
— Давай иди — услышав, как в её кармане джинсов зажужжал телефон, сказал он ей — Марина Николаевна тебе точно сейчас влепит, по первое число, ты чемоданы то свои собрала?
— Ну, Сережа — доставая из кармана проклятую красную раскладушку, нахмурила недовольно алые губки Оксана — Ну и пусть влепит, зато я с тобой лишних пару минут побуду — прижалась она к его телу, словно не хотела с ним расставаться
— Нет-нет давай иди — настоял он, обняв еще раз, сказал он, тихо прошептав ей на ухо — Вечером будешь ведь в Skype, я тебе позвоню
— Сережа — обратилась Оксана к нему, прислонив ключ домофона к пульту управлению дверью
— Да моё солнышко — такое чувство возникало у Оксаны внутри, что он восхищался её, когда она стояла в дверном проеме открытой двери, опираясь на дверь своими бедрами
— А ты меня точно любишь? — спросила Оксана, улыбнувшись застенчивой улыбкой заплаканных глаз, пока проклятый телефон все еще жужжал в её руке
— Давай иди Оксана — сказал он ей настойчиво — А то Марина Николаевна тебе точно влепит
— Ну и пусть влепит — заплакала, она кинулась снова в его объятия — Не хочу я уезжать, не хочу с тобой расставаться не хочу!!! — прокричала Оксана истерическим заплаканным голосом, упала на колени холодного асфальт к его ногам
— Оксана, Оксана — нежно говорил ей парень сев рядом с ней на колени — Ну ты чего?
— Ну не хочу я уезжать от тебя?
— Ну тогда кто будет спасать человеческие жизни на операционном столе через 6 лет, ты посмотри у тебя же талант ты истинный гений
— Ну и что, что кроме меня некому будет — посмотрела она на него чувствительно ранимыми глазами, по щекам которых стекали ручьями слезы
Дверь тихо открылась возле подъезда и на пороге стояла возмущенная женщина, в белоснежном нейлоновом длинном халате, на её ногах были белые туфли на высоком каблуке, а волосы были идеально похожи на цвет золотистых волос Оксаны.
— Вот они голубки вы мои — возмутилась Марина Николаевна — Оксана, ты хоть знаешь сколько сейчас времени, у тебя поезд завтра, а ты тут нюню разводишь
— Ну мама! — ответила Оксана застенчиво скрывая влагу заплаканных глазами слез за пышным пучком золотистых волос — Как я буду там без Сережи
— Давай иди Оксана — тихо прошептал он Оксане на ухо, передавая её руку в руки матери
— Ничего перебьетесь, главное это образование — заявила она Оксане, потянув её за руку в подъезд
— Ну мама!
Возмутилась Оксана, когда дверь за её спиной плавно закрывалась и в этот момент она пыталась уловить тот самый взгляд, ту самую частичку восхитительной улыбки своего парня, словно как будто она его больше не увидит.
— Что мама — возразила Марина Николаевна — Я тебе когда говорила быть дома — шлепнула она свою дочь по бедрам рукой
— Да мама! — обиженно продолжала возмущаться Оксана на оскорбление матери — Я же не маленькая что ты делаешь
— Для меня ты всегда будешь маленькой — упрекнула вежливо ей Марина Николаевна
— Ага, размечталась — тихо прошептала Оксана, заходя в лифт
— Ты что-то сказала? — заметив строгий взгляд матери, Оксана приткнулась, уставившись на кнопки лифта
Поднявшись, домой Оксана зашла в квартиру, скинула небрежно свои кроссовки, оставив лежать, как попало в углу, она направилась в свою комнату, где на кровати были уложены аккуратными стопками её вещи, приготовленные укладываться в сумку.
— Боже мой, когда я научу тебя опрятности — возмутилась Марина Николаевна, убирая аккуратно в уголок кроссовки своей дочери
«Задолбала уже со своими нравоучениями», возмутилась Оксана, проходя по красному ковру в своей комнате.
— Звонила мама Вали Зубаревой — сказала Марина Николаевна, входя в комнату Оксаны — Вы завтра едите с ней в одном купе до Москвы
— А мне то, что с этого — сев на край дивана Оксана опустила голову, начала тупо смотреть в пол, ерзая носками своих ног по красному ковру, которым был застелен пол комнаты
— Эх… — глубоко вздохнула Марина Николаевна, присаживаясь рядом со своей дочерью — Когда-то и я так любила твоего папу, Володя понимаешь, он был таким мужчиной, мне все девки завидовали, а он достался только мне
— Почему папы с нами нет? — заплакала Оксана прижавшись в обнимку к матери
— Ну доченька, папа наблюдает за нами с неба — ласкова объяснила ей Марина Николаевна — Главное чтоб в твоем сердце, он всегда оставался героем — отодвинула Оксана от себя, она легонько коснулась пальцем в область груди где находилась её сердце
— Ты мне расскажешь как он погиб? — поинтересовалась Оксана
— Он погиб достойно, защищая свою родину в Чечне — пояснила Марина Николаевна — Отправляясь на боевое задание его автомобиль, нарвался на мину, им удалось даже спастись, но вывести свой отряд из окружения противника, он как командир сделал это, рискнув своей жизнью
— Почему?! — возразила Оксана, прижалась к плечу своей матери, возразила Оксана — Зачем он так сделал
— Вот когда на твоих плечах Оксана будет такая же ответственность, как была на плечах твоего отца, ты тоже возможно будешь рисковать
— Нет не будет — возразила Оксана
— Будет Оксана — пояснила ей Марина Николаевна
— Откуда ты знаешь? — упрекнула свою мать Оксана
— Ты ведь посмотри, ты ведь гордость своего отца, он всегда говорил, что его дочь, даже когда ты не успела еще родиться, он уже мечтал, как ты станешь выдающимся врачом и будешь спасать человеческие жизни, я только сейчас это поняла, что вы Орловы поистине выдающиеся люди
— Да какие выдающиеся ты что — недовольно ответила Оксана, скрывая застенчивый взгляд заплаканных глаз за золотистой прядью своих волос
— Так все хватит — упрекнула её мать — Давай собираться, завтра поезд с утра, а она тут нюни мне разводит
— Но мама! — возразила Оксана
— Что мама! — Марина Николаевна строго посмотрела на свою дочь — Ты сама решила подать документы «Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им А.Н. Бакулева »
— По-моему кто-то мне всегда говорил, что я буду врачом
— По-моему кто-со сейчас получит хорошую взбучку, если не начнет складывать и упаковывать вещи в сумку — серьезно посмотрела Марина Николаевна на свою дочь
— Ну, мама — попыталась возразить Оксана, но заметив строгий взгляд своей матери, начала покорно укладывать вещи в сумку
***
Раздирающий уши звонок будильника, прервал сладкий сон Оксаны, да и дверь комнаты, когда мама вошла в неё, заставила её оторвать голову от подушки. Закрывая свою оголенную грудь одеялом, Оксана смотрела возмущенно на Марину Николаевну, что была уже полностью одета и собрана, чтоб проводить свою дочь на поезд.
— Оксана — ласковым голосом она с улыбкой посмотрела на свою дочь — Вставай, давай соня у тебя поезд через час, придется на такси ехать на вокзал
— Ну, мама еще целый час — возразила Оксана, накрываясь одеялом
— Вставай — крикнула на неё Марина Николаевна — стягивая с неё одеяло — Быстро марш в ванную и чтоб через пять минут уже одеваться начала
— Ну мама! — обиженно Оксана нахмурила свои алые губки
— Так быстро — упрекнула её мать
— Ладно — покорно возмущаясь шепотом, Оксана встала с кровати
«Дура ненормальная», подумала Оксан и сама не заметила, как это шепотом сказала вслух
— Что ты сказала? — возмутилась Марина Николаевна, посмотрев на свою дочь серьезным угрожающим взглядом
— Ничего мама — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой, сгорая от стыда, от того что сорвалось у неё с языка — Пойду умываться — медленно она вышла из комнаты направляясь по коридору квартиры, в сторону открытой двери ванной комнаты
Прошло уже полчаса, как белая машина марки Toyota универсал подъехала к главному входу ж/д вокзала. Погода на улице стояла слегка прохладная, дул легкий западный ветер, слегка покачивая деревья, что росли возле входа на вокзал. Запах свежеприготовленный чебуреков и шашлыков был обыденной вещью на вокзале, шум прибывающих поездов на перрон, лай дворовых собак, что собрались возле вокзала, казалось как будто все таким родным до боли, что Оксана не хотела покидать эти родные края.
— Давай-давай пошли — шлепнула Марина Николаевна свою дочь по ягодицам — Что встала как вкопанная
— Ну мама! — возмутилась недовольно Оксана — Я ведь уже не маленькая тебе — медленно поплелась она в сторону вокзала
На перроне, куда приходят поезда, уже собралось куча народу, пассажиры поезда мучительно уже ждали прихода своего поезда. Кто-то слушал музыку через наушники своего телефона, кто-то пил газированную воду, один мужик хлестал водку с горла, видимо решил напиться, перед тем как поезд тронется с места, чтоб потом всю дорогу спать. Маленький мальчишка игрался с собакой, заводя её своей какой-то блестящей игрушкой, которой Оксана не придала никакого значения, как вдруг сердце как будто, остановилось и дыхание замерло.
— Сережа — крикнула Оксана на весь вокзал и побежала на встречу к своему любимому парню
Такое чувство что все обратили на неё внимание в тот момент, когда она топая своими белыми кроссовками в джинсах побежала к своему парню. Прекрасный золотистый пышный хвост волос на её голове игриво колебался в этот момент, глаза блестели от счастья, а улыбка не сходила с её лица при виде любимого человека, который пришел ради неё в такую рань.
— Сережа дорогой мой милый родной — говорила она ему миллион ласковых слов, вцепившись в его объятия — Ты пришел сюда ради меня
— Ну, я же обещал тебе — прошептал он ласково ей на ухо — И пусть весь мир подождет и завидует нашей с тобой любви
— Да к черту мир Сережа, главное, что ты со мной — прижалась лицо к его плечу, она вдыхала запах пота с его футболки, который в тот момент для неё казался самым дорогим в её жизни
— Ну ты чего Оксана — прошептал он ласковым голосом ей на ухо — Ты что плачешь?
— Не хочу уезжать не хочу Сережа — слезы с её глаза начали сами стекать, медленно стекая по её щеке — Не хочу уезжать из-за тебя одного брошу все на своем пути, не нужна мне уже эта медицина
— Ну уж нет я не позволю такому таланту пропадать зря — возразил её парень, взяв её руку своими руками он прислонил её к своей груди где находилась сердце — Помнишь что я тебе говорил, вместе навсегда
— Вместе навсегда!
Со слезами на глазах прошептала это Оксана и жадно впилась в его губы, пытаясь насытиться сладостью его поцелуя, от губ которых так приятно пахло свежестью насыщенно только что почищенных зубной пастой зубов.
— Оксана — якобы делая вид, не обращая на то, как развратно целуется её дочь с парнем, обратилась к ней Марина Николаевна — Поезд уже подошел давай быстро в вагон
— Давай Оксана — шепотом прошептал парень — Давайте Марина Николаевна я помогу вам занести сумки в вагон поезда
— Да-да конечно — передала она в его руки тяжелую черную сумку с вещами Оксаны
— У тебя ноутбук с собой? — спросила Оксана, вцепившись в его руку, что держала черную сумку
— Ну да он в машине у вокзала — ответил он ей
— Тут неподалеку есть зона Wi-Fi, подключайся быстрей, а я тоже сейчас войду в Skype, будем ночи напролет общаться — улыбнулась Оксана, ну никак не хотела с ним расставаться
— Так юная леди — строго обратилась к ней её мать — Быстро марш в поезд! — тон голоса Марины Николаевны уже поднялся до воспитательного крика
— А между прочим мама — обратилась к ней Оксана — Я теперь уже не Орлова, теперь у меня Коновалова моя фамилия
— Ну, Оксана — видно было, как засмущался парень, когда Оксана на глазах матери начала мерить себе его фамилию
— Так Оксана — возразила Марина Николаевна, подходя к вагону поезда, где проводник проверял билеты и паспорт пассажиров — Быстро марш в вагон, а то я тебе сейчас точно влеплю шлепка, я сама покажу твои билеты и твой паспорт проводнику
— Да и сама зачеркнешь и впишешь мне теперь мою действительную фамилию в нем — начала выпендриваться Оксана, поднимаясь по ступенькам вагона поезда, пока проверяющий, проверял билеты из рук её матери
— И какие у тебя места? — спросил её парень, когда они двигались по узкому проходу вагона
— Да я с Валькой еду Зубаревой ты ведь её знаешь — ответила Оксана красиво виляя своими бедрами перед парнем
— Ну Оксана мы ведь в поезде — упрекнул её парень
— Ну и что — возмутилась Оксана, обернулась к нему, блеснув стеклами своих очков в которых ярко отражался блеск лазурных влажных голубых глаз — Пускай все видят и завидуют какая у тебя жена
— Оксана — засмущался он — Ну ты что
— Что? — заходя в открытую дверь купе, возмутилась Оксана — О Валька! привет — радостно поприветствовала она свою подругу, что сидела на кровати возле чуть приоткрытого окна
— Оксанка — улыбнулась Валька, вставая радостно с нижней полки — Ух-ты Сергей здравствуй — радостно поприветствовала она парня Оксаны
— Привет Валентина — улыбнулся он, приветливо открыв свободную полку, поставил туда тяжелую черную сумку — Так Оксана вещи я твои поставил, как освоишься, приготовишься свой ноутбук, будем общаться
— Ты что уже пошел? — возмутилась Оксана, когда он собирался покинуть помещение купе — Нет-нет я тебя так просто не отпущу — вцепилась она своими руками в его шею, прижимаясь к его телу
— Ну чего с тобой же Валя едет, вы ведь подруги — почувствовал себя словно неудобно парень
— Да Сережа глупенький ты мне один только нужен
Не обращая внимания на свою подругу, простонала Оксана, жадно с горячей страстью целуя его в шею, стоя с ним обнимку в проходе в купе.
— Но ведь поезд скора тронется — объяснял ей парень
— Так Оксана — послышался сзади за спиной парня Оксаны, голос Марины Николаевны — Вот держи сумку со своим ноутбуком, вот тебе личные деньги на дорогу и на карманные расходы, купишь себе что-нибудь поесть ты там, смотри голодом не изводи себя, а то я тебя знаю, Валя проследи, пожалуйста, за ней
— Но мама! — возмутилась Оксана, глядя на свою мать, когда она выкладывала на столик между полками деньги с билетами и её паспорт
— Так вечером найдешь минутку, позвонишь мне — упрекнула свою настырную дочь Марина Николаевна — Ой девочки я так вами горжусь, вы едите одни в большой город учиться на выдающихся кардиохирургов в мире, о лучшем и мечтать нельзя просто для матери
— Так мама все хватит — возразила Оксана, заметив слезы матери на её глазах, когда она её так крепко с любовью обняла
— Провожающих прошу покинуть вагоны — послышался голос проводницы за спиной Оксаны
— Ну, вот и все — обратился к ней парень — Давай по Skype пообщаемся Оксана
— Ну, Сережа — кинулась ему в объятия Оксана, обняла его с такой ненасытной страстью — Я не хочу тебя отпускать
— Пойдем Сергей — сказала вежливо Марина Николаевна, словно вырывая его из рук Оксаны, она тянула его за руку за собой — Не стоит её зря травмировать, ей нужно еще думать об учебе — говорила её мама, когда они вместе с её парнем двигались по тонкому коридору вагона к выходу
«Вечно сует нос не в свое дело», сжала от злости свои кулаки Оксана
— Оксана вон они посмотри — обратилась к ней Валька — Они тебе рукой машут — говорила ей темноволосая девушка, когда Оксана спокойно подошла к окну и села на койку
— Да блин придется томиться тут в этом вагоне — возмутилась недовольно Оксана, откинулась на стенку вагона
— Ну, пообщаешься ты со своим Сережей не грусти ты так, нашла повод о чем переживать ты что
— Да вот нашла — грубо ответила Оксана, запрятав свои мокрые влажные глаза за прядью золотистых волос — Тебе какое дело — ответила она заплаканным голосом, боясь даже посмотреть в окно поезда
Поезд плавно тронулся с места, провожающие замахали своим родственникам руками, Оксана даже боялась посмотреть в окно, боялась чтобы парень увидел её заплаканные глаза, от того как ей горько от расставания с ним.
— Оксанка смотри быстрей — обратилась к ней Валька — Сережа твой за поездом бежит, рукой тебе машет, да посмотри ты хоть
Оксана в ответ только зарыдала, уткнувшись лицом в подушку, что оставила для неё Марина Николаевна, горькими слезами, она не могла разделить для себя тяжесть расставания на такой долгий срок с её любимым человеком. Сильно переживая от того, чтоб ы её Сергей не увидел вновь заплаканные горькими слезами глаза, она все оставшееся время провела уткнувшись лицом в подушку.
— Так давайте проверим ваши билетики — сказала девушка проводница, когда открылась дверь купе — А что это мы глазенки трем заплаканные — вежливо она обратилась к Оксане
— Не ваше дело — грубо ответила Оксана, вытирая потеки слез со своего лица бежевой олимпийкой
— Хм… — видимо проводница показалась умнее чем Оксана раз смогла стерпеть такой грубое обращение
— Вы не переживайте, это она со своим Сережей так не хотела расставаться — быстро вмешалась Валька, заметив как лицо проводницы поезда приобрело суровое выражение
— Тягость расставание с близкими, всегда вызывает у нас горечь утраты — пытаясь поддержать Оксану, говорила она, присаживаясь рядом с ней — Давай билетики твои посмотрим м… давай
Медленно из своего паспорта, что лежал на столике, Оксана вытащила билет и подала его проводнице, когда она в ответ улыбнулась ей в ответ блеском голубых глаз.
— Сейчас будут разносить чай или кофе, что будите, может минеральной или газированной воды, может сока — предложила она девушкам свои услуги
— Мне пожалуйста чашечку горячего кофе — облизывая свои губки сказала Валька — А ты что будешь Оксанка?
— Ничего не буду — грубо ответила Оксана, доставая из сумки быстрей свой ноутбук
— Ну как знаешь, оставлю вас наедине, пообщайся пока со своим Сережей по Skype
— Вот и пообщаюсь — грубо с вредностью в голосе ответила Оксана вслед уходящей темноволосой подруге
— Зачем ты так с ней?
Спросила проводница, длинные волнистые волосы которой были цвета изысканно прекрасного каштанового цвета, аккуратно скреплены заколкой за её спиной темно-синего кителя.
— Пусть не придирается — пояснила Оксана, вытаскивая из сумки ноутбук, повернулась спиной к проводнице
Оставив обиженную Оксану одну в купе, проводница спокойно закрыла за собой дверь, пока она в этот момент раскрыла крышку своего ноутбука и положила его на столик, быстро зашла в Skype, увидев своего парня, с зеленым значком on-line скорее же попыталась с ним связаться.
— Сережа привет — приветливо Оксана улыбнулась ему, как только картинка загрузилась, она протирала быстро заплаканные глаза рукавом олимпийки
— Оксана солнышко мое здравствуй — вежливый приятный голос боготворил её настолько, что она при звуке его голоса чувствовала себя его белокурой королевой — Как ты там уже освоилась в поезде?
— Сережа — нахмурила алые губки Оксана — Я по тебе сильно скучаю
— Я тоже свет солнца моего скучаю — как приятно говорил он ей, Оксана при звуке его голоса уже сама чуть не растаяла — Ну не грусти я ведь и так с тобой сижу
— Но я хочу чтоб ты тут со мной был рядом — заявила нежным голосом Оксана опираясь руками на стол приблизилась к монитора ноутбука
— Ну, солнышко слушайся свою маму, она ведь сказала, главное это образование сейчас для тебя
— Да что ты зациклился на моей маме — начала возмущаться Оксана — Мы сейчас не о ней говорим, а о нас с тобой
— Оксана ты что — пытался парень образумить Оксану — Нельзя же так о ней, она ведь твоя мама и хочет для тебя лучше
— Но ведь она не понимает — нахмурила от обиды Оксана алые губки — Лучшее для меня это только ты Сережа — отблеск очков на её глазах показывал как сильно она его любит, когда так на него смотрела сквозь прозрачные стекла
— Я понимаю свет звезды моей любимой — говорил он так нежно, что Оксана чуть не заплакала, от того что не могла прикоснуться чтоб поцеловать его своими изнывающими от поцелуя губами — Ты тоже для меня самая лучшая ты ведь помнишь, что я тебе всегда говорил, вместе навсегда
— Вместе навсегда — прижала она руку к своему сердцу, прошептала Оксана, повторив его слова
До самого позднего вечера Оксана общалась со своим парнем по Skype, даже когда стелила себе койку, приготавливала, связь с ним была неразлучно связана с ней на протяжении всего пути. Даже когда свет в купе потух на какой-то станции Валька, сладко засопела, Оксана не престала общаться с ним, поставив ноутбук на свои ноги, сидя на койке она. Яркий свет местного освещения светил через окно в купе, озаряя всех своим ярким светом в эту ночную мглу, пока поезд так долго и мучительно стоял на какой-то станции посреди густо заселенной тайги, где было, казалось для Оксаны нескончаемое количество грузовых вагонов.
Прошло еще несколько часов непрерывного общения с ним, Оксана даже не ела, не пила, ничего не хотела делать лишь бы тока снова воссоединиться с ним воедино вновь была её мечтой.
— Оксана — сказал ей парень, почти уже засыпая возле своего ноутбука — Ты хоть ела что-нибудь, когда в поезд села?
— Нет, любимый мой — чмокнула Оксана, губками посылая ему воздушный поцелуй — Да я не хочу, правда — уверяла она его, зевая чуть приоткрыв алые изнывающие от жажды поцелуя губки
— Это что такое? — возмутился он в полудреме, чуть ли не падая уже на ноутбук — Ты почему себя так изводишь — говорил, словно ему уже было все равно, лег на ноутбук и закрылся рукой
— Ну Сережа — возмутилась Оксана — Ты что спишь любимый мой?
Оксана не смогла добудиться своего парня и прервала видео разговор, от скуки закрыла и убрала в сумку свой ноутбук. Поезд плавно тронулся с места, тогда Оксана легла на подушку, погрузившись в свои мечтания, о своем любимом человеке, который всегда был в её голове с момента их первой встречи. Сама не заметила, как уснула с первыми луча восходящего солнца, Оксана сладко засопела, накрывшись одеялом, даже поленилась снять с себя джинсы и бежевую олимпийку.

***
Москва, город больших возможностей, для знающих и образованных людей, здесь открыты все дороги для всех жизненных путей во всех направлениях. Большие магистрали простирались по всему городу и огромный просто поток машин. Огромные небоскребы пронзали небо своими массивными стволами возвышающимися вверх. Пролетающие над голова куча самолетов, такое чувство, что сам город и небо над головой, в том числе никогда не угасало. Столько разных звуков сигналов машин, дорожные службы и федеральные областные службы, все они с разными сигналами с бешеной скоростью двигались по магистралям в плотном густом потоке машин.
Куча разнообразных запахов сразу же ударило в нос Оксане, как только она покинула вагон поезда. Тяжелая сумка с вещами, которую она если несла в своей руке, отнимала у неё много сил. Хорошо хоть Валька со своим болтливым языком быстро нашла грузчиков, пока Оксана стояла на перроне и сторожила её и свои вещи. Две славных ребят согласились помочь им за малые деньги, доставить их вещи, до машины такси.
Чертов телефон, зажужжал, испугал Оксану, когда они ехали в такси, со славным молодым парнем, хорошо знающим этот город и местные круги общения. Оксана взвизгнула слега подпрыгнув ударилась головой о крышу машины, так что очки слетели и упали на пол.
— Оксана ты чего? — испугалась Валька
— Да проклятый телефон испугал меня — грубо выразилась Оксана, полезла в карман за телефоном
— Ну вы девушка блин даете — шофер такси аж рассмеялся увидев такой момент
— Ничего смешного — обиженно упрекнула его Оксана, нахмурила губки, достала телефон из своих джинсовых штанов
— Оксанка! — послышался сердитый злой голос Марины Николаевны, как только Оксана приняла вызов — Ты, что ремня давно не получала?
— Ну мама — возразила Оксана, я вообще уже в такси еду, тут люди ведь
— Какие еще нахрен люди — интонация голоса Марины Николаевны была не на шутку раздражена
— Ну Валька — начала говорить Оксан — Ну и мужчина тут таксист вроде ничего общительный
— Так какой еще мужчина? — возмутилась мама Оксаны
— Ну…. — облизывая кончик своего коготка указательного пальца — Э… ладно забудь — не рискуя больше злить свою маму ответила Оксана
— Что значит забудь, что там у вас происходит?
— Да в пробке мы стоим! — крикнула Оксана — Что ты пристала ко мне, достала уже
— Что?! — возглас Марины Николаевны был настолько — Ух была бы ты сейчас рядом, я бы тебе всыпала бы ремня
— Ну, мама! — возразила Оксана — Говори тише я ведь тут не одна еду
— Не перечь матери! — упрекнула её Марина Николаевна
— Ага, конечно сейчас — возмутилась Оксана, почувствовав свободу большого города вдали от матери — Хватит мне во всем указывать, туда не ходи, с теми не общайся, до стольки не гуляй, мама я уже не маленькая
= Давай поговори мне тут еще самостоятельная ты моя, хочешь, чтоб я за тобой в Москву приехала забрала тебя?
— А ты можешь?
— Не вынуждай меня
— А что будет?
— А при всем коллективы общежития своего не боишься опозориться, как я тебе там взбучку закачу — припугнула настырную дочь Марина Николаевна
— Р… мама — сдерживая свой пыл сказала Оксана, вцепившись своими коготками в сидение автомобиля
— Что мама? — возмутилась Марина Николаевна
— Ничего я тебе позвоню, когда приеду в общежитие
— Это еще почему?
— Да потому — пояснила Оксана — Ты не можешь со мной никогда нормально разговаривать, никогда меня в серьез не воспринимаешь
— Ну конечно тебя в серьез, да не смеши ты всегда, будешь для меня ма….
— Отдохни маленько — закрывая свою красную раскладушку, сказала Оксана, злорадно улыбнувшись
— Зачем вы так с матерью то — решил побеспокоиться мужчина таксист
— Вечно меня во всем упрекает
— Ну как она же вас юная леди одну с подругой отпустила учиться, сама ведь вас за ручку не повела туда
— Ага, еще бы и повела — возмутилась Оксана от обиды, надула губки и отвернулась в сторону окна, любоваться громадным потоком машин, что стоял в пробке на огромной улице
— Ну, все я знаю этот взгляд Оксанки — улыбнулась забавной улыбкой Валька — Сейчас её не на шутку прям закусит
— И так ели уговорила её со мной не ехать, пускай лучше дома деньги зарабатывает — шепотом дальше продолжала высказывать она свою наболевшую у неё боль
— Зря вы так Оксана — вежливо разговаривал с ней мужчина таксист — Родители всегда хотят для нас только самого лучшего
— Ага только неизвестно чего хочет она — недовольно начала возмущаться Оксана — Р… кошка
Не придавая дальше никакого значения словам таксиста, который пытался учить жизни юную Оксану, она стала любоваться большим потоком машин и людей, которых был так много, что в своем городе столько было их не увидеть. Город словно жил своей жизнью и днем и ночью, все кипело, все бурлило. Мужчина таксист пока они ехали до общежития, все рассказывал про жизнь в столице, говорил какие места лучше все посещать, а каких лучше обходить стороной. Даже когда они подъезжали, наконец, к общежитию, оставил Оксане свой номер, чтобы поработать гидом для неё за бесплатно.
Наглая старая бабка вахтерша произвела на Оксану сразу же негативное впечатление, хорошо хоть разрешила им с Валькой поселиться обеим в одной комнате, удачно получилось, как она им подвернулась. Долбанная кабина лифта как назло для Оксаны не работала, пришлось тащиться на пятый этаж общежития с тяжелой сумкой в руках.
— Фу… наконец-то — глубоко вздохнула заходя в комнату от которой им дала ключи вахтерша — Нет я её точно сейчас отдохну, спущусь и придушу эту ведьму — начала возмущаться Оксана бросив сумку справа возле входа, она почувствовала как тут жаркий спертый воздух
— Да блин ты права — Валька видимо по взгляду глаз Оксаны поняла, что нужно открыть окно, быстро направилась к нему звонко стукая своим каблуками — Слушай а почему ты все время в джинсах да в кроссовках, как панака?
— А тебе что завидно? — упрекнула её Оксана — У меня вообще-то парень есть, отношения с которым я сильно дорожу, это ты можешь запросто там переспать хоть с девушкой, хоть с парнем, для тебя почему разницы нет
— Ой да брось ты Оксанка — возмутилась Валька, открывая ручку пластикового окна — Мы в Москве и к тому же никто же ничего не узнает
— Я верна своему парню в отличии от некоторых — скидывая сумку с ноутбуком со своего плеча, Оксана ясно дала понять, что другие сторонние связи её явно не интересуют
— У вас хоть секс то был? — решила поинтересоваться Валька, присаживаясь на кровать противоположную кровати, которую заняла Оксане — Или ты до сих пор целочка?
— Если тебе так важно — откидываясь плавно падая на подушку кровати — То был, хотя тебе все равно до этого нет никакого дела
— Вау!!! — сильно восхитилась Валька — Да нашу Оксану наконец-то опорочили боже как я рада что это случилось
— Чего радуешься дура — возразила грубо ей Оксана — Я верна своему парню, мне наплевать на сторонние эротические связи
— Ладно — глубоко вздохнула Валька, видимо устав от спора с настырной упертой Оксаной — Ты точно знаешь, соответствуешь своему созвездию, упертая коза
— Ой, завидуй молча — высунув язык, словно маленькая вредина она решила позабавиться над своей подругой — Принеси лучше что-нибудь нам покушать из сумки, я так проголодалась — застонала от голода Оксана, прижав ладони своих рук к животу, стала поглаживать поверхность бежевой олимпийки
— Твой Сережа даже не представляет, как повезло ему с тобой
Поднявшись медленно с кровати, она поправила свое летнее темно-синие платье, на фигуру которого Оксана не обратила вообще никакого внимания, ей было тогда параллельно, как выглядели девушки.
— А ты что хотела меня, что ли совратить тут? — удивилась Оксана, посмотрев на неё весьма впечатлительными глазами — Знаешь меня девушки, не интересуют — продолжила она говорить, когда Катерина нагнулась к сумкам, начала расстегивать молнию замка
— А вот и зря — возразила Валька, доставая что-то там из сумки, шелестящие в фольге — Мы девушки очень милые и ранимые, нежные существа мы, никогда не доставив своей партнерше сильных болевых ощущений, за исключением иногда впадаем в искушение
— Валентина! — упрекнула её Оксана, быстро поднявшись с подушки села на кровать опустила свои белые кроссовки на прохладный пол линолеума в комнате — Я же сказала девушки меня не интересуют, да и парни к которым ты тут собираешься меня затащить, они мне тоже побоку
— Ой Оксанка, ты какая-то скучная — обиделась Валька направляясь к маленькому столику с двумя стульями, что стоял слева у стены, держа в руке два обернутых фольгой свертка — С тобой точно тут не повеселишься, да забудь ты пока своего Сережу, он там далеко и ничего тем более о нас с тобой не узнает
— Это ты забудь — возразила Оксана, испустив через свои одетые очки несколько злорадных искорок — И вообще выкинь нахрен эту идею, из головы, я не нимфоманка
— А зря — глубоко вздохнула Валька, положив обернутые свертки на столик, принялась медленно их распечатывать — Ты даже не представляешь, как нам с тобой повезло вдвоем в комнате очутиться, а ты не собираешься со мной даже устроить маленький перепих
— Валентина — упрекнула её Оксана
— Да что?!
— Выкинь нахрен свои тупые идеи из головы, я буду спать только со своим Сережей и больше не с кем — четко и ясно Оксана дала понять о своих намереньях, сидя на кровати начала доставать из сумки свой ноутбук
— А ты сама-то хоть откуда знаешь, что он тебе не будет изменять, пока ты тут в Москве грызешь гранит науки?
— Да пошла ты Валька — обиделась на неё Оксана, открывая ноутбук — О Сережа в on-line — обрадовалась Оксана
— О Сереже в on-line — начала передразнивать её злорадно насмехаясь Валентина
— Валька да бляха муха — разозлилась уже Оксана, посмотрев сквозь взгляд своих очков на неё угрожающе — Заткнись! — рявкнула, она на свою подругу
Остальное время Оксана провела в общении со своим парнем, изредка, когда он её сильно ругал, она встала и шла к холодильнику, дальше пользуясь микроволновкой, разогревала себе еду. Причем разворачивала так ноутбук, чтоб её любимый видел, что она действительно принимает пищу. Даже возмущался тем, что Оксана сильно грубо разговаривала со своей мамой, что ей пришлось послушаться своего парня и разговаривать с матерью чуточку мягче.
Яркий светлый день, быстро сменился лазурным закатом, Вальки все не было в комнате, она наверно умотала на прелести приключений в Москве. Оксана несколько часов напролет провела в общении в Skype, отдавая себя всю, внимаю своего парня. После полуночи, Оксана еще общалась с ним, Валька ели живая заваливается в номер, едва стоит на ногах в открытой двери дверном проеме, она никак не решается зайти.
— Валька — рявкнула на неё Оксана — Да ты где так налакалась кошка ты драная
Платье было все взъерошено, такое чувство складывалось у Оксаны, что её трогали много рук, причем она сама позволяла это им делать. Снимая высокие каблуки возле входа небрежно, она попятилась на свою кровать, распространяя пьяный перегар вина по всей комнате.
— Да долбаная сука опять нажралась — раскричалась Оксана громко с силой захлопнула дверь комнаты за её спиной, пока она медленно пятилась, едва держась на ногах к своей кровати
— Оксана что там у вас происходит? — забеспокоился её парень
— Я тебе позже позвоню Сережа
— Я, возможно, буду уже спать…. — не дав ему договорить Оксана, закрыв крышку ноутбука, быстро прервала связь, заметив как её пьяная подруга, уже хотела начать петь песни
— А что ты так закрыла быстро свой ноутбук — возмутилась пьяным возгласом Валька поднимая ноги свои лежа на кровати согнув их в колено, ожидая, что такое поведение хоть в чем-то заведет Оксану — Я может, хочу пообщаться сама с твоим парнем
— Хватит! — возразила Оксана — Быстро накройся одеялом и будку топи — давай она воспитывать свою пьяную подругу
Оксана направилась к выключателю в комнате, что был расположен справа от двери, выключила свет и под свет неугасаемых огней города, где жизнь просто бурлила вулканом, легла на кровать повернувшись спиной к своей пьяной подруге, она горько заплакала уткнувшись лицом в подушку. Некоторое время Валька распевала о ненасытной чистой идеальной любви, якобы такого никогда не бывает какое-то время громко песни, ну а после вообще захрапела, словно дизель-двигатель завелся. Оксана долго вертелась на кровати еще все находившись в своей бежевой олимпийке, темно-синих потертых джинсах, даже кроссовки с себя не стала снимать, лишь бы тока не возбуждать это эротически возбуждающуюся пьяную суку Вальку. После часа таких мучений, слушанья как работает словно трактор из соседней кровати, Оксана смогла уснуть, прижавшись лицом к влажной покрытый слезами подушке.

***

Раннее утро озаряло своим светом большую аудиторию, в которой было около сорока человек сидящих за большими партами в виде лестницы поднимающихся вверх, а в центре стоял ректор, что громко читал лекции. Противный, по мнению Оксаны, старый мужик, что-то начинал с самых азов для студентов описывать фокусы сердечнососудистой хирургии.
— «Привет, не спишь?!» — пришла смс от парня Оксаны на телефон, что так внезапно зажужжал на паре, испугав её, что она легонько взвизгнула, быстро прикрыла рот ладошкой
— «Привет Сережа, я на паре» — закончив предложение смс веселым смайликом, отправила она ему ответ, покрасневшая от стыда, почувствовала, как Валька с головной болью толкнула её локтем
— «Я помешал?» — почти тут же прилетела вторая смс от него
— «Да нет, тут все равно какой-то старый пердун, объясняет азы для новичков студентов» — объяснила Оксана ему, не обращая внимания никакого на человека, что читал лекцию о строение самого сердца
— «А ты все и так знаешь?» — пришла удивительная смс почти сразу же
— «Достаточно, чтоб выйти и помериться с ним знаниями», закончив предложение веселящимся смайликом, отправила она ответ
— Простите — возмутился пожилой ректор — А что это на задних партах так стало весело или моя лекция уже никого не устраивает? — вредный дотошный мужик начал давить на совесть
— Ну, вот Оксанка привлекла ты внимание — шепотом обратилась к ней Валька, толкнув её локтем
— А я-то тут причем? — возмутилась она, сложив свою раскладушку, убрала его в карман джинсов
— А… мисс Орлова да-да мне говорили о вас в деканате — обратился он сразу же к Оксане, что было для неё самой большим удивлением — Прошу можете спуститься сюда к нам
— Давай иди — шепотом Валька опять толкнула её локтем в ребро
— Я?! — медленно встала Оксана, коленки тряслись, волнение было просто ужасное
— Да-да Орлова вы-вы — повторил он — Спускайтесь, пообщаемся с вами
— Да но о чем — словно язык Оксаны не повиновался, когда все внимание аудитории было направлено на неё
— Как о чем? — возмутился старый пердун — Лекцию будите вместе со мной вести, уж слишком замечательная характеристика из вашей школы написали ваши учителя, надо убедиться правда ли это — конечно последние его слова были большой наглостью для Оксаны
— Давай иди — ткнула её снова локтем Валька
— Да отстань ты
— Давай иди ботаничка — какая-то отвратительная девица назвала её так, по всей видимости, из-за очков, что были на ней
— Фу… ты, что ботаник что ли? — возгласы с соседних парт были сильным оскорблением для Оксаны
— Давай топай — кто-то из парней кричал — Ха… да она наверно еще даже целка ха… — дикий противный смех в её сторону, который был противен Оксане
— Так успокойтесь быстро! — громко крикнул мужчина, что вел лекцию, что успокоить сильно раздурившуюся публику молодежи — И так Орлова, прошу садись на стул, а мы сейчас с вами пообщаемся
— Фу… бот!!! — кто-то из парней громко крикнул в стороны Оксаны, пытаясь насмехаться над ней
— Не обращайте на них внимания Орлова — успокоил её мужчина, строго посмотрел на публику молодых студентов в аудитории
— Постараюсь — ответила Оксана неуверенным голосом, руки у неё тряслись, голова не о чем думать не могла, как легко она теперь себя выставила на посмешище всему вузу
— Нашему руководству, срочно требуется в отдел кардиохирургии особый одаренный ассистент, знающий основы азов кардиологии, вот мы посмотрим, знаете ли вы их так отлично, что можете тут писать всем свои телефонные сообщения во время моих лекций
— Простите, я больше так не буду — опустив голову, невинным голосом ответила Оксана, её руки нервно дрожали на коленках синих джинсов
— Нет уж Орлова вы либо уйдете отсюда с полным провалом, либо докажите что не зря просто так пропускаете мои лекции мимо ушей во время вашего телефона
Строго посмотрел он на неё, от чего Оксану сковало от нерешительности и страха перед большой аудиторией.
— И так принцип работы сердца, объясните нам, как оно работает
— «Сердце» — начала неуверенно рассказывать Оксана — Это конусообразный полый мышечный орган, в который поступает кровь из впадающих в него венозных стволов, и перекачивающий её в артерии, которые примыкают к сердцу
— Хм… достаточно убедительно для студента, что пришел на мою первую лекцию — похвалил профессор — Пожалуйста, продолжайте — настоял он посмотрев на неё весьма любопытным интеллектуальным взглядом сквозь свои круглые большие очки
— Полость сердца разделена на 2 предсердия и 2 желудочка — продолжила дальше рассказывать Оксана — Левое предсердие и левый желудочек в совокупности образуют «артериальное сердце», названное так по типу проходящей через него крови, правый желудочек и правое предсердие объединяются в «венозное сердце», названное по тому же принципу
— Уже более убедительно, но мало — возмутился мужчина, что допрашивал Оксану
— Сокращение сердца называется «систола», расслабление, следовательно «диастола» — пояснила Оксана глядя в глаза пожилому мужчине, давала ему четкие и хорошо обоснованные ответы
— Я уверен многие из этих молокососов, что здесь сидят и половины не знают о том, что сейчас это девочка тут рассказала — возмутился пожилой мужчина, строгим взглядом охватив публику, что молча слушала Оксану — Продолжайте, пожалуйста, ответите четко и достойно будет вам работа в кардиохирургии и автоматом зачет по моему предмету
— Форма сердца не одинакова у разных людей, она определяется возрастом, полом, телосложением, здоровьем, другими факторами — продолжила дальше рассказывать Оксана, после того как ректор замолчал — В упрощенных моделях описывается сферой, эллипсоидами, фигурами пересечения эллиптического параболоида и трёхосного эллипсоида
— Так замечательно — восхитился он — Кровоснабжение и его принцип, какую роль играет оно в сердце, если ответите, зачет автоматом, и я назначу вас ассистентом в нашем отделении кардиохирургии
— Каждая клетка сердечной ткани должна иметь постоянное поступление кислорода и питательных веществ, этот процесс обеспечивается собственным кровообращением сердца по системе его коронарных сосудов; его принято обозначать как «коронарноекровообращение»
— Сколько процентов крови проходит через коронарное кровообращение? — поинтересовался ректор, продолжая смотреть на Оксану строгим допытывающим взглядом
— Через коронарную систему проходит до 20 % вытолкнутой сердцем крови, только такая мощная порция обогащенной кислородом крови обеспечивает непрерывную работу животворного насоса человеческого организма — объяснила Оксана, с горстью положив ногу на ногу, откинулась на спинку стула
— Последний вопрос для вас Оксана как вас там по батюшки ах… да-да Владимировна — ректор уже начал забавно шутить с Оксаной — Что такое «миокард»?!
— Миокард, это мышечный слой «сердца», составляющий главную его массу построен из особой поперечнополосатой мышечной ткани, представляющей собой плотное соединение мышечных клеток, функциональная особенность….
— Так хорошо хватит — прервал ректор рассказ Оксаны, убедившись окончательно в её знаниях — Ну что же Оксана Владимировна вам прямая дорога в операционную, зачет я вам ставлю, на мои предметы можете больше не ходить, завтра с утра жду вас, в операционной будем рассматривать очень интересный случай
— Да как так — возмутился кто-то из парней на задней парте — Это не справедливо
— Вы хотите поговорить о справедливости молодой человек — возмутился ректор — Спускайтесь сюда будите со мной на ровне общаться, как это сделала эта молодая девочка, уверен она большей вашей части, да как бы, не всей бездарей нос тут утрет своими знаниями
— Спасибо конечно вам Виктор Валентинович — поблагодарила Оксана вставая со стула
— Так Оксана Владимировна поздравляю вас с должностью ассистента, как выдадут вам всем зачетки вам сразу же автоматом пять по моему предмету, завтра к восьми в отдел кардиохирургии в больнице, я вас там встречу возле главного входа в отделение
— Мне можно идти? — неуверенно спросила разрешения Оксана, расправляя свои джинсы
— Да можете идти спать, веселиться, ну или что там еще делать, на моем предмете вам делать больше нечего, пять вам автоматом
После недолгой паузы Оксана направилась к месту где сидела, взгляды презрения и ненависти встретили её сокурсники, кто-то косо смотрел, кто-то просто злорадствовал, кто-то что-то там шептал ей спину. Стараясь не обращать на них никакого внимания, Оксана покинула аудиторию с довольной улыбкой, это был её первый значительный успех в теоритической деятельности кардиохирургии.
***
На следующее утро, Оксана вошла в большую больницу, принадлежащую данному институту в котором она училась. Прекрасное бодрое настроение и уверенная в себе походка, белые кроссовки, на этот раз черная майка и темно-серые не обтягивающие джинсы, но все та же бежевая олимпийка, с которой Оксана никогда не рассталась. Толпы народы, как будто все суетились и куда-то бежали, у всех были свои проблемы. Столько народу Оксана даже не видела в местной городской больнице, в городе котором она жила, но тут был целый кардиологический центр со всеми его родами заболеваниями, последствиями и причинами. Запах медикаментозных препаратов был просто отвратительный, хорошо хоть он быстро сменился на другой более приятный аромат. Приятный завораживающий запах пленительно веял из открытого окна все еще сохранившей прелестью лета листвой, не смотря на то, что уже наступила ранняя осень.
— Ах… а вот и наш новый ассистент — с гордостью и радушной улыбкой обратился вчерашний ректор к Оксане, как только она в нужное ей отделение центра — Прошу пойдемте за мной — предложил он указывая взглядом серых глубоко посаженных глаз в сторону громадного отдела
— Да тут достаточно большой у вас отдел — заметила Оксана большие кабинеты с шикарными дверями, а так же лестницей в конце коридора, по которому они шли сверху, которой висела табличка «операционная»
— Согласен — согласился Виктор Валентинович — Но как понимаете в области диагностики, никто работать не хочет, слишком это сложно для всех, в вас юная Оксана Владимировна, я заметил некую жилку, так сказать изюминку которую мы все так долго искали в качестве прекрасного ассистента
— В чем будет конкретно заключаться моя работа? — поинтересовалась Оксана
— Вы будите ассистировать нашего кардиохирурга во время его операций, как я понял знаний у вас откуда то предостаточно, вот только опыта маловато, ну ничего вы думаю быстро освоите все фокусы нашей кардиохирургии
Довольно просторный кабинет, в котором находилось четыре врача и все они были мужчинами в возрасте, среди них даже молодых никого не было. Закрытые жалюзи на больших пластиковых окнах, свидетельствовали о том, что свет в данном кабинете им был просто не нужен, ведь они внимательно всматривались в снимки рентгенографии на белом большом столе. Атмосфера свежеприготовленного запаха кофе и такое скопление макулатуры, энциклопедий и кардиологический справочников, куча бумаг на столе, в которых эта команда врачей делали какие-то записи и черкали ручкой. Все были одеты очень галантно, белые хорошо выглаженные халаты, и всех были разного рода штаны под ними, у кого-то джинсы, у кого-то черные, у другого серые брюки, у четвертого красные вельветовые штаны. Отличительной чертой всей команды врачей была идеально белая рубашка, как показатель к их работе
— И так! — обратился Виктор Валентинович к команде врачей
Когда они вошли в кабинет и встали возле большого белого стола, вокруг которого было шесть черных стульев, два из которых были пустыми
— Прошу приветствовать нашего нового ассистента, она на протяжении всей учебы в вузе будет вашим помощником Игорь Валерьевич в кардиохирургии, прошу учить её достойно и со строгостью — нахмурил сурово он свои брови
— Что? — возмутился другой мужчина чуть моложе ректора — Да она же совсем зеленая и внутренностей совсем не видела, испугается, не дай бог
— Игорь Валерьевич — строго возразил Виктор Валентинович — Мы тут все когда то были зелеными врачами, я бы не привел сюда эту девочку, зная опасность и риск без особых причин и тем более не убедившись в её ценных знаниях, она поистине настоящий самородок для нашего отдела, прошу, дайте ей шанс
— Шанс говорите! — ухмыльнулся злой улыбкой тот кого ректор назвал кардиохирургом — Присаживайся девочка, как тебя зовут?
— Оксана
Засмущалась Оксана, медленно присаживаясь на свободный стул, возле которого она стояла, со страхом оглядывала опытную для неё казавшуюся команду хорошо образованных врачей отдела диагностики кардиохирургии.
— Прошу обращайтесь к ней по имени отчеству — строго заявил Виктор Валентинович сев на стул рядом с Оксаной — Для всех нас она теперь Оксана Владимировна и мы с гордостью и честью должны приветствовать её в нашем кругу
— И так Оксана Владимировна — вмешался другой доктор, улыбка которого была схожа с дьяволом, черные короткие волосы как иголки стояли на его голове, а ослепительной красоты карие глаза, сияли искорками злорадства, в его душе — У нас тут особый случай не хотите присоединиться к дифференциальному диагнозу?
— Прошу Олег Витальевич — сказал другой врач — Дайте этой зеленой девчушке карту с анамнезом, ставлю пять кусков, что она ничем тут не поможет
— Поднимаю ставку до десяти — поддержал третий врач
— Поднимаю вдвое до двадцатки — сокрушил всех предложением кардиохирург
— Ставлю пятьдесят — поддержал неожиданно для Оксаны ректор — Но если девочка разгадает загадку, все деньги что вы тут назвали, отдадим ей как презент, все согласны?
— А не жирно ли такой малолетке такой кусок отхватить? — сказал тот, кого звали Олег Витальевич, что отличался яркими по красоте красными вельветовыми штанами
— Она же зеленая — злорадно ухмыльнулся ректор — Так вот, разгадает загадку, будет работать с нами в команде выдающихся врачей диагностики кардиохирургии, если нет, то найдем ей что-нибудь проще
— Ай… к черту пусть заберет если нам досконально разъяснит всю проблему — согласился смело махнув рукой кардиохирург
— Передайте девчонке папку с анамнезом, раз она такая умная — сказал мужчина в черных брюках, у которого был большой перст на безымянном пальце правой руки — Давайте все посмотрим
Взяв папку с анамнезов со стола, Оксана открыла её и принялась внимательно в течение нескольких минут изучать то, что удалось узнать и собрать врачам во время их обследование молодой пациентки, возраст которой был тридцать лет.
— Хм… — задумалась Оксана, после того как прошло больше получаса её молчания, внимательно в очках изучая все собранные данные — «узловатая эритема» и так же наблюдается поражение дыхательной системы, воспаление лимфоузлов, к тому же ваша пациентка девушка
— К чему вы клоните — возмутился мужчина, которого звали Олег Витальевич
— К тому, что 90% случаев, поражение дыхательной системы, воспалением лимфоузлами и 48% случаев узловая эритема все вместе дает нам «саркоидоз легких»
— Достойно — похвалил Игорь Валерьевич — А скажите нам юная Оксана Владимировна, что вы знаете о саркоидозе легких?
— Заболевание, относящееся к группе доброкачественных системных гранулематозов, протекающее с поражением мезенхимальной и лимфатической тканей различных органов, но преимущественно респираторной системы — достойно ответила Оксана на вопрос кардиохирурга
— Мне уже нравится эта девочка — восхитился Олег Витальевич
— Да тише ты баран, если она выкрутиться, все наши бабки придется отдать ей, таков уж уговор — упрекнул грубо его коллега, нервно ерзая золотым перстом на пальце — Прошу продолжайте Оксана Владимировна
— Помимо всего этого я заметила у вашего пациента проблемы с заболеванием, что называется «остеохондроз» — пояснила Оксана
— Что такое остеохондроз? — задал наводящий вопрос ректор
— Дистрофическое «поражение» суставного хряща и подлежащей костной ткани
— Так хорошо, что послужило причиной, навести вас на остеохондроз? — интересовался ректор
— Головная боль, что усиливает свое влияние при движении головы, головокружение, что проявлялось у вашей пациентки, стоило ей только повернуть голову, боль в шее, иррадиирующая, отдающая в лопатку вашей женщине, ну и тут указано у вас, что у неё ограничение движения языка, а это значит «шейный остеохондроз»
— Ну и какой вы вынесите вердикт юная Оксан Владимировна? — поинтересовался Олег Витальевич, нервно стуча пальцами по столу
— Ну, учитывая все то, что я вам здесь перечислила, была бы я на месте начальника вашей команды, я бы приняла бы решение, что это прям сто процентов «экстрасистолия»
— Вы слишком юны еще Оксана Владимировна чтобы так говорить, но — возразил ректор, строго оглядывая свою команду врачей — Достаточно будите, опытны если расформируете нам то заболевание, что вы мне тут назвали
— Вариант нарушения сердечного ритма, характеризующийся внеочередными сокращениями всего сердца или его отдельных частей, экстрасистолами, проявляется ощущением сильного сердечного толчка, чувством замирания сердца, тревоги, нехватки воздуха
— Виктор Валентинович — ухмыльнулся Олег Витальевич — Где ты взял эту зеленую девку, она тут всей команде врачей нос утерла?
— Какое решение вы примите, чтобы излить данное заболевание? — задал последний наводящий вопрос ректор, посмотрев на Оксану с умным восхитительным видом
— «Радиочастотная аблация» — пояснила Оксана, быстро переведя дух — Малоинвазивная рентгенохирургическая процедура лечения тахикардий и аритмий с помощью эндоваскулярного катетера, проводящего токи высокой частоты
Публика из врачей ей тут же бурно захлопали в ладоши, все они быстро пошарили по карманам и каждый выложил на стол ту сумму денег, что обещали ей в качестве, если она все досконально все им объяснит. Врачи были просто в шоке, что откуда столь юная маленькая девочка, для их круга общения, обладает столь редкими богатыми познаниями в их деятельности.
— Скажите Оксана Владимировна — обратился к ней Виктор Валентинович — Вы что ясновидящая или у вас дар какой-то
— Все симптомы и все сделанные анализы и процедуры есть у вас в анамнезе вашей пациентки, я просто сопоставила вам картинку воедино — любезно улыбнулась им Оксана
— Ну, ты понял теперь Олег Витальевич — обратился к нему человек с золотым перстом на пальце
— И так решение команды врачей должно быть единогласным — хриплым голосом сказал Виктор Валентинович — Эта девочка освобождена от моих лекций и как я вижу не напрасна, её знания нам нужны именно здесь, голосуем, кто за? — обратился он к команде врачей
— Определенно — поддержал Олег Витальевич, двигая стопку денег в сторону Оксаны
— Единогласно — согласился Игорь Валерьевич, кинув на стол большую пачку денег в сторону Оксаны
— Поддерживаю — со злорадной улыбкой пододвинул стопку денег человек с золотым перстом
— Бесспорно — согласился тут же врач моложе них, доставая пачку денег легонько кинул их на стол в сторону Оксаны
— Ах да конечно — встал со стула Виктор Валентинович, медленно направился к сейфу, что находился за большим столом — Скажите, как вы узнали какой точно нужно поставить диагноз и какое точно стоит принять выбранное вами решении о лечении нашей пациентки?
— Все свое детство, сколько себя помню, мама пристально заставляла меня заниматься книгами по медицине, вообще все, потом появился интернет, так она словно оборзела, давай и там меня напрягать, каждый день новые головоломки, пути решения, голова поначалу болела, а потом втянулась как в наркотик
— Вижу ваша мама достойно вас подготовила Оксана Владимировна — согласился Виктор Валентинович доставая из сейфа большую пачку денег положил их на стол и легонько их толкнул в сторону Оксаны — Все деньги ваши, вы их заслужили
— Но… — хотела возразить Оксана
— Никаких но — строго возразил Виктор Валентинович
— Но что это за НО — начал выпендриваться Олег Витальевич со злодейской дьявольской улыбкой
— Берите деньги, купите себе что-нибудь пригодное для врача из одежды и завтра с утра пулей в наш кабинет придумаем для вас новое дело
— Я свободно? — неуверенно спросила разрешения Оксана, собирая деньги со стола
— Завтра в восемь утра ждем вас в кабинете, будет очень интересно, уж я вам это обещаю
— Слышь, Виктор Валентинович — обратился к нему Игорь Валерьевич — Где ты её нашел, да это же настоящий самородок для нашего центра, короче завтра же реши проблемы с её дипломом и берем её на работу, зарплата, конечно, будет не большая, якобы пока она будет учиться, а все остальное время работать с нами
— Проблему с дипломом я решу — возразил человек с золотым перстом, умело почесал он им свои элегантные черные усы на своем массивном лице — Считайте Оксана Владимировна диплом уже у вас в кармане, вы его тока, что здесь при всей комиссии врачей защитили на отлично, только вот шесть лет придется тут отработать
— Хорошо спасибо большое — поблагодарила Оксана, складывая деньги в большой пакет, что ей предложили
После чего Оксана с большим пакетом денег направилась к выходу, оставив до изумления удивленными команду врачей, с которыми ей предстояло шесть лет учебы работать в их отделе диагностики кардиохирургии. Направляясь по длинному коридору держа в руке пакет, восхищенная улыбка не сходила с лица Оксаны. Это была её вторая теоритическая победа, до того как учеба началась. Легкий ветерок чуть колыхал золотистые пряди волос Оксаны, а блеск в глазах от неописуемого счастья, которым ей хотелось тут же поделиться со своим парнем, к которому она так спешила, в комнату общежития, где уже ждал её включенный ноутбук.

***

Таким образом, прошло четыре месяца, Оксану освободили от занятий в вузе, ради практики в кардиологическом центре. Свое обучение и расчеты, лабораторные работы, анализы, она проходила вместе с командой выдающихся кардиохирургов страны, в диагностическом отделе. Набравшись сильного опыта практики, как теоритической, так и на практики, смогла провести под наблюдением знатных врачей ряд сложнейших сердечнососудистых операций, как на живом сердце, так и на его сосудах и аорте. Врачи сильно полагались на своего нового одаренного помощника, случалось и такое, что ей приходилось оставаться по ночам, зарывшись сверху до низу в книгах разбираться, искать ту или иную аналогию причин заболевания пациента.
Сергей сильно начал обижаться на Оксану из-за того, что она очень мало времени уделяет ему. Бывало и такое что Оксаны не было круглыми сутками в комнате общежития, что сутки напролет она проводила все в книгах, расчетах, вычислениях тем, что её научили опытные врачи. Сергей не понимал Оксану, не разделял её страсть искушения к этим головоломкам и вскоре на несколько дней вообще прекратил с ней общение. Это только облегчило ей работу в кардиологическом центре, тонны макулатуры, десятки, нет сотни исписанных в расчетах ручек, тысячи листов было просто выброшено в урну, как неверный путь аналогии решения.
Увидев в ней изюминку выдающегося врача, они поступили очень разумно с их стороны, подталкивать Оксану в этом направлении. Время постепенно близилось к дню рождению Оксаны и к новому году, вскоре пришла пора отправляться домой. Набравшись сокрушительной силы опыта в кардиохирургии, Оксана, купив билеты обратно домой. Решила не предупреждать Сергея о своем приезде, а лишь только намекнула своей маме, чтобы встретила её забрала у неё сумки, пока она сама как нежданный подарок заявится, к своему возлюбленному, используя для этого ключ, что он ей дал, во время их страстных бурных романтических отношений.
Автобус медленно подходил к остановке, в то время как снег градом покрывал дорогу, стоял ужасный сковывающий мороз. Все это время, что Оксана ехала в автобусе, она так сильно промерзла, мороз сковывал её тело до костей, заставляя её трястись от ужасающего холода. Хорошо хоть печка под сидением автобуса работала отлично иначе бы пришлось совсем туго, чашечка горячего кофе в пластиковом стаканчике не смогла растопить в ней весь тот ужасный накопленный холод. Когда уже стало совсем не выносимо терпеть такой ужасный мороз, даже белый дешевый пуховик Оксаны не спасал её от сильного мороза, дешевые зимние толстые джинсы, тоже не смогла согреть прелесть её ног, по сравнению с дешевыми ботинками, в которых был мех, не достаточно согревающий её нежные ступни ног.
Автобус открыл свои двери, на остановке возле дома Оксаны, когда она потащилась по узкому проходу между сидений к выходу с тяжелой сумкой в руках. Деньги что ей удалось заработать в работе кардиологического центра, она решила помочь их своей матери, которые и так сводила концы с концами, лишь бы тока родную дочь вытянуть. Марина Николаевна в слезах от радости встречала свою дочь с распростертыми объятиями, стоя на остановке, по её лицу, Оксана поняла, что она сильно замерзла, решила не утруждать свою мать сильно.
— Оксаночка девочка моя приехала — кинулась она в объятия своей дочери — Ну рассказывай как все прошла, ты в дороге хорошо ела? — тискала она за плечи свою родную кровиночку
— Ну мама — возмутилась недовольно нахмурив губки Оксана — Все нормально, ты можешь пока сумку домой отнести я пока к Сереже заскочу ненадолго — засмущалась она передавая сумку Марине Николаевне в руки
— Ну Оксана я тебя столько не видела — возразила мать — Имей совесть, удели хоть немного времени своей маме
— Вечером мама — быстро она поспешно начала уходить в другом направлении — Да и деньги все что ты мне отсылала, все я их тебе обратно привезла и кучу денег что мне довелось заработать в работе кардиологического центра
— Ну, Оксана — начала высказывать свое недовольство Марина Николаевна — Я ведь хочу чтоб ты жила и не в чем себя не ограничивала
— Поверь, мама я себя не в чем там не ограничивала — заверила её Оксана, поспешно пытаясь скрыться от своей матери во дворе, направляясь к своему возлюбленному
«Да блин да побуду я с тобой вечером», сдерживая свои эмоции, Оксана ускоренным шагом зашагала в сторону большого тротуара.
В голове бы только одна мысль увидеть своего парня, последние месяцы общение с ним было просто ужасным, а месяца два вообще почти не общались, якобы он объяснял, что времени у него не было. Ну, теперь то Оксана думала, что он от неё не отвертится, когда подошла к его многоэтажному дому. Повсюду во дворе были огромные сугробы снега, все машины, что стояли возле дома, словно завалило пышным слоем снега.
«Ну и что Оксана, зато он приятно хрустит под ногами», успокаивала Оксана себя мысленно, постепенно приближаюсь по узенькой маленькой дорожке к его подъезду.
Открыв дверь его подъезда, используя ключ домофона, Оксана вошла внутрь подъезда, увидела привычные для неё синие пошарпанные стены, сверху была покрытая белая известка. Запах привычный сигарет соседей дома, что складывали окурки в баночку, которая находилась промеж лестничного пролета, возле окошка, где проходил весь лестничный марш. Даже старые бетонные плиты полов в подъезде были идеально вымыты, что действительно очень удивляло, что за подъездом в такое время кто-то следит.
Поднявшись по ступенькам, на нужный этаж, Оксана решила приятно удивить своего парня, используя ключ от его квартиры, который он ей дал. Плавным поротом ключа, замочный замок начал открываться, после чего дверь тихо медленно отворилась. В коридоре никого не было, да и в гостиной все было тихо. Однако бутылка вина и два недопитых бокала, на одном была удивительная розова помада, которой Оксана в этот момент не придала значения. Проходя дальше по коридору его квартиры, Оксана услышала удивительные женские стоны.
«Опять этот извращенец порнушку смотрит», подумала Оксана, потому как не раз застукивала его за просмотром эротических фильмов.
Открыв дверь его спальной, Оксана увидела довольно неожиданную картину, на расправленном диване с белыми простынями и пышным бамбуковым одеяло лежала девушка, а сверху на ней был её парень. В этот момент она словно как ошарашенная встала в проходе комнаты, боясь даже что-то сказать, до тех пор, пока парень не отвлекся и не поднял голову, не увидел её.
— Какого черта Сережа — на глазах Оксаны сквозь очки начали наворачиваться слезы, голо дрожал, она не знала, что ему говорить в этот момент — Что ты с ней делаешь, быстро слазь с неё! — словно на неё начал находить приступ истерики
— Нет это ты какого хрена сюда заявилась? — возмутился он вставая с девушки, что лежала под ним на диване — Ты что думала, что после всего этих пролетов в Москве когда ты целыми днями со мной не общалась, я по прежнему буду оставаться тебе верным?
— Сережа — удивилась его наглому угрожающему тону голоса Оксана — Я ведь работала ты же знаешь, меня освободили от занятий для работы в кардиологическом центре
— Ах… опять эти твои дуратские головоломки — возразил он — Пошла выйдем в подъезде поговорим
— А как же вместе навсегда, что ты мне всегда говорил, прижимая мою руку к своему сердцу? — поинтересовалась Оксана дрожащим от страха голосом
— Забудь — крикнул он, как будто для него эти слова были сущим пустяком, несчастной мелочью, на которую не стоило больше придавать никакого внимания — Нет больше никаких нас, есть только ты и я — кричал он в ярости на начинающую плакать Оксану
— Сережа кто это? — спросила пьяным голосом девушка, поднимаясь с дивана — Никто дорогая — ответил он ей
— Никто! — возмутилась Оксана — Да ты охренел! — она не знала даже что говорить то теперь
— Пошла говорю вон из моей комнаты — схватил он Оксаны за крутку на плече и силой выволок её в коридор
— Сережа — испугалась сильно Оксана, посмотрев на него влажно слезоточащими глазами — Что вообще происходит, ты мне объясни?
— Оксана ты дура совсем или прикидываешься — толкнул он её в сторону закрытой двери, где она ударилась об неё и упала на пол, поджав под себя ноги очки с её глаз упали на пол
— Кто вообще дал тебе разрешения заходить в мою квартиру без спроса — кричал Сергей, наступая на маленькие стеклянные очки сланцем в котором была его нога, он раздавил их на маленькие части, что быстро разлетелись по всему полу линолеума коридора
— Но ты ведь сам дал мне ключ — горько рыдая от испуга и от сильного предательства, пояснила Оксана — Говорил, что я могу хоть иногда тебя удивлять
— Удивила блядь, а теперь пошла вон нахрен из моей квартиры, я больше никогда тебя не желаю видеть — кричал он, поднимая её за воротник куртки
— Как ты мог променять меня на какую-то блядь — заливаясь горькими слезами, находясь в оковах его рук, прокричала Оксана, когда он выволакивал её в подъезд
— Блядь говоришь — крикнул он в ярости — Это ты шалава Московская гуляла там, направо и налево и теперь называешь мою невесту блядью — быстро он ударил Оксан по лицу сильными ударами с ладони
Два сильных удара пришлось на обе нежные розовые влажные от слез щечки Оксаны, после чего он спустил её по лестничному пролету, оставив лежать заплаканную в слезах и всю в грязи подъездной пыли, он закрыл за собой дверь, когда вошел в квартиру. Оксана лежала на лестничном пролете, заливаясь горькими слезами, она не понимала, как ей теперь жить дальше.
Сильно нанесенная рана на её щечках очень больно припекало от слез, которые ручьем лились с глаз Оксаны, когда она сидела, облокотившись на стену в подъезде, согнула ноги в колени и прижала их к себе. Так вот прошло около двух часов нескончаемого рыдания в подъезде его дома, Оксана не могла дальше не о чем думать, все о чем она думала, это был он, а теперь он её горько предал, ткнул ножом в спину, такое предательство, Оксана явно не ожидала.
— Внученька — обратилась к ней пожилая женщина, что поднималась по лестнице — Ты чего здесь сидишь и плачешь, что стряслось у тебя?
— Сережа — тихим заплаканным шепотом едва выдавила она из себя это проклятое имя — Он меня предал и избил, спустив вдобавок еще по лестнице — отрывая заплаканное лицо от колен, она посмотрела на пожилую женщину
— Бог ты мой — ужаснулась бабушка, посмотрев на нее — Да у тебя всю лицо в синяках и губа кровоточит, давай вызовем скорую
— Нет не надо — возразила Оксана, пытаясь подняться, ноги, словно тряслись и не подчинялись, однако она нашла в себе силы подняться — Я пойду домой
— Что так — возразила женщина в сером старом пальто и удивительной белой меховой шапкой — Да ты посмотри на себя, ты как будто через камеру пыток прошла, испытав только что на себе настоящий ад
— Ничего я справлюсь — сморкаясь, ответила Оксана, заикаясь от нескончаемого потока слез и ужасной боли на лице — Я пойду домой
— Но как же так внученька, люди ведь что будут говорить
Ничего не ответив этой женщине, Оксана, заливаясь все еще горькими слезами всхлипывая, направилась вниз по лестнице. Горько рыдая она выбежала на улицу, прикрывая стараясь лицо, что было залито обжигающе горячими слезами, на нанесенных ран и синяков, она быстро направилась по узкой дорожке к своему дому.
Через полчаса, Оксана открыла дверь подъезда, пользуясь ключом от домофона, она вошла в подъезд, прикрывая лицо руками, стала подниматься по лестнице, направляясь к лифту. Хорошо хоть в подъезде никого в этот момент не было и лифт, к счастью был на первом этаже, нажав на кнопку, она быстро вошла в его кабину. Нажала на кнопку нужного для неё этажа, она не понимала, что зачем уже творит, просто хотелось уткнуться в подушку своими заплаканными глазами и израненным лицом.
Плавно открывая дверь поворотом ключа в замочной скважине, Оксана открыла дверь и сразу же почувствовала ароматный запах торта и насыщенный вкус чая, который Марина Николаевна всегда заваривала для своей дочери. Не придавая ничему значения, Оксана вошла в квартиру скинула с себя ботинки, небрежно оставив их лежать на коврике в прихожей, она быстро пулей направилась в комнату, только, чтобы мама не увидела, что произошло с её дочерью. Небрежно бросая куртку на входе в свою комнату, Оксана услышала голос своей матери и шум приближающихся её шагов.
— Оксана — вежливый приятный голос матери не смог облегчить ту рану, что нанес ей её любимый человек — Ты уже дома, быстро ты, боже мой, когда я научу тебя опрятности
Зайдя в комнату, Марина Николаевна сильно ужаснулась, увидев разбитое в синяках лицо своей дочери, с губы которой сочилась тонкой стройкой кровь, глаза были без очков, с лазурного голубого счастья мамы текли нескончаемые потеки слез.
— Оксана! — Марина Николаевны была в ужасе — Что произошло?
— Сережа — заикаясь, Оксана, всхлипывая в собственных слезах, едва смогла выдавить это проклятое для неё теперь уже имя
— Он что тебя бил? — настойчиво спросила мать строго посмотрев на свою дочь — Так всё я вызываю милицию, пускай она с ним и разбирается, а мы составив заявление и снимем побои с твоего лица
— Нет, мама — вскрикнула Оксана, вскочив как пружина кинула за Мариной Николаевной в коридор — Не надо милицию — словно чего испугалась кричала в истерики Оксана спотыкаясь об свои ботинки в коридоре падая на колени, стала заливаться слезами, нескончаемого потока слез
— Как не надо — возразила строго её мать — Все я вызываю милицию
— Нет! — вскочила Оксана, кинула к телефону, что Марина Николаевна держала в руке, выхватывая из её рук телефон, она со всей силы кинула его в стену
— Ты что твою мать делаешь? — грозно крикнула на свою дочь мать, когда радио трубка разлетелась на мелкие кусочки пластмассы в коридоре — Ты что совсем больная?
— Не… — всхлипывая от слез, говорила Оксана — Не надо, пожалуйста, милицию, прошу тебя, пусть только он будет счастлив
Продолжая заливаться горькими слезами, обжигающими потеками слез, Оксана вбежала свою комнату силой хлопнула дверь, так что эхо разнеслось по всей квартире. Кинулась на кровать в объятие своей подушки, в которое, уткнувшись лицом, провела достаточное бесконечно количество времени, оставаясь в луже собственных слез на теплой нежной материи бамбуковой подушки. Даже убедительные речи Марины Николаевны не смогли помочь её ранимой дочери подняться с кровати, попить чаю с тортиком, оторваться от проблемы, хотя в повод о её приближающимся через два дня день рождении, что было за день до нового года.

***

С тех про, прошло два дня, наступил день рождение Оксаны, утро которого она встретила со слезами на подушке, боясь поднять голову и оторваться от неё. Виски на голове болели ужасно, глаз, Оксана вообще не чувствовала, теперь, когда она потеряла свои очки, ей пришлось учиться воспринимать мир без них. Достаточно трудно смотреть на реальный мир не через призму идеально тонкого увеличивающего стекла. В горле все пересохло, а ведь она даже не раздевалась с тех пор и провела в джинсах на кровати и черной зимней шерстяной кофте все эти два дня. В желудке было пусто, сколько Марина Николаевна не пыталась убедить свою дочь поесть, даже угрозы не смогла заставить Оксану подняться с кровати.
— Господи Валюша — заохала от несчастья мама Оксаны, когда открыла дверь — Может, ты что сделаешь с ней, она вообще ничего не хочет, не воспринимает меня, вот так вот с тех пор прошло два дня ноет, лежит в подушку, даже не встает, изредка, как блеклая тень промелькнет в туалет и все
— Да слышала я что уже случилось — слышался голос Вальки за закрытой дверью комнаты Оксаной
«Долбаная тупая нимфоманка, пришла позлорадствовать моему горю», сжала Оксана подушку в кулак от ненависти.
— Дайте, пожалуйста, мне с ней поговорить — вежливо она обращалась к маме Оксаны, когда Оксана все это прекрасно слышала
— Ты уж пожалуйста поговори с ней, у неё ведь день рождение, а она вообще как будто и жить вообще после Сережи своего проклятого, чтоб ему провалиться, испортил мне девочку
— Он не испортил — злорадным тоном голоса сказала Валька, подходя к двери комнаты — Я сделаю вашу дочь совершенной, она будет вскоре карать морально тех, кто ей причин какую-либо боль, своей сокрушительной силой красоты она сотрет своих врагов в пыль
— Да сделай ты уже что-нибудь Валюша — слезно просила Марина Николаевна — Не могу я видеть свою дочь, когда у неё день рождение в таком виде
— Хорошо Марина Николаевна — любезно согласилась Валька, после чего дверь комнаты Оксаны тихо отворилась — Господи это что за труп тут такой лежит?
— Чего пришла позлорадствовать да? — возмутилась заплаканным голосом, не отрывая заплаканного взгляда от подушки — Проваливай, я не хочу никого видеть — быстро вскочила она с кровати и яростью заплаканных глаз посмотрела на Вальку с ненавистью, как будто хотела её убить
— Успокойся Оксана — спокойно сказала Валька, даже не шелохнувшись, серьезно посмотрела в заплаканные глаза Оксаны — Да ты посмотри на себя, ты ходячий труп ведь, ты что твою мать творишь, у тебя ведь день рождение сегодня, пошли праздновать
— Проваливай откуда пришла — недовольно сказала Оксана, присаживаясь на кровать, закрывая заплаканное лицо ладонями рук — Сережа мой, Сережа, что же ты наделал, я все прощу тебе только вернись ко мне
— Оксана — упрекнула её Валька — Оксана скажи ты дура что ли совсем? — подняв голову Оксаны нежно взявшись за подбородок кончиками пальцев, серьезным голосом сказала она глядя в её глаза
— Да чего тебе от меня надо? — прокричала в истерики Оксана, ударив по её руке, снова откинулась плакать в подушку
— Марина Николаевна — обратилась она к маме Оксаны, что стояла за её спиной — Вы не могли бы выйти из комнаты, нам с Оксаной нужно мило поговорить о нашем сокровенном, есть что вспомнить
— Ты только не бей мою малышку — беспокоясь с ужасным испуганным голосом, сказала Марина Николаевна, с чувством полного сожаления Оксана почувствовала, как она смотрит на неё
— Да не буду я с ней ничего делать, мы просто пообщаемся чуть-чуть — заверила Валька маму Оксаны
— Ладно, только не груба, моя девочка и так настрадалась уже, боже мой, как мне её жаль
— Марина Николаевна, время то идет — настойчиво Валька намекнула на свою просьбу
— Ладно-ладно хорошо — ответила Марина Николаевна и вскоре Оксана услышала, как дверь её комнаты тихо захлопнулась
— Оксана — почувствовала Оксана через свою кофту руку, как Валька положила её на спину — Оксана послушай меня внимательно у тебя сегодня день рождение
— А мне плевать — всхлипывая заплаканным голосом, грубо ответила Оксана
— А мне нет — возразила Валька — Ты хочешь напиться ну и как бы так сказать, просто развлечься?
— Хм… — задумалась Оксана, впервые за два дня бесконечно пролитых слез её алые чудесные губы преобразились в улыбке — Напиться хочу, очень хочу — с голодной интонацией предвкушающей жажды сказала она, посмотрев на свою подругу
— Тогда поступим вот как — присаживаясь рядом с Оксаной на кровать, говорила Валька — Моешься в ванной, смываешь свои потеки слез и туши на глазах, после чего одеваешься так, прям чтоб был пиздец вообще, ты поняла меня
— А как мне так одеться? — в нерешимости, что ли ответить спросила Оксана
— О моя дорогая сначала в ванную — заявила Валька проводя по русым золотистым волнистым волосам Оксаны, нежным голосом говорила она — А потом Оксана я тебя преображу по своему, скора твой Сережа охренеет от того, что я с тобой сделаю
— Давай не будем больше о нем — жалостливым голосом попросила Оксана, медленно на неуверенных ногах пыталась подняться с кровати
— Давай иди в ванную — вежливо прикоснувшись к спине Оксаны, она оставила на коже приятный отпечаток теплоты, который Оксана почувствовала через свою черную шерстяную кофту
— Хорошо — покорно согласилась Оксана, поплелась медленными шажками к выходу из комнаты, ощущая на спине пронизывающий сверлящий взгляд Вальки
Приятная теплая вода в ванной, нежно шелестящей струйкой, сочилась из крана смесителя, пышная пена окутывала обнаженное тело Оксаны, когда она лежала в расслабленном состоянии, стараясь не думать не о чем. Дверь ванной комнаты тихо скрипнула, встревожив тихий покой Оксаны, что пыталась забыть о наболевшей проблеме, увидев в проходе Вальку, она сильно удивилась и прикрыла руками быстро грудью. Настороженно, посмотрела на неё, когда она спокойно зашла и встала на мягкий коврик для ванны на кафельном белом полу. Очаровательно платье смотрелось на ней довольно хорошо, по мнению Оксаны, которую совсем, пока еще не привлекали девушки.
— Ты чего пришла? — удивилась Оксана, посмотрев на неё весьма удивительным взглядом
— Пришла проверить — тихо ответила Валька — Чтоб ты тут вены себе не перерезала из-за дурака этого, который совсем тебя не достоит
— Я че дура, что ли? — ухмыльнулась Оксана, проводя рукой по привлекательной своей груди, смывая пышные густые потеки пены с неё
— А кто тебя знает Оксанка — возразила Валька — Я видела как там в аудитории ты стерпела все насмешки, с гордостью прошла все испытания Виктора Валентиновича, да и к тому же, он рассказал, нам потом на следующий день, как ты с легкостью рассказала им историю болезни одной пациентки, ты же блядь гений
— Да брось ты — восхитительной улыбкой засмущалась Оксана — Это обычное дело
— Нет не обычное — настояла Валька — Ты единственная из всей аудитории, а там, по меньшей мере, не меньше сорока человек было, тебя только взяли в ассистенты кардиохирургии
— Что ты хочешь этим сказать? — удивилась Оксана
— То что ты станешь великим человеком Оксана — с гордость сказал Валька — И знаешь что?
— Что? — смотрела на неё Оксана, внимательно наблюдая за её мимикой губ во время разговора
— Я не позволю такому таланту как ты пропасть даром
— И что ты собираешься делать?
— Для начала приведу тебя в нормальный вид — настойчиво и решительно говорила Валька, Оксана чувствовала, как она наблюдает за её телом, когда проводила пенистой мочалкой по своей груди
— Хм… это в какой? — поинтересовалась Оксана, омывая нежно водой сочную прекрасную свою грудь
— Давай выходи уже, я подожду тебя в комнате — тихо открыла Валька дверь ванной и вскоре после небольшой шикарной восхитительной улыбки покинула её, оставив Оксану одну
Немного погодя, Оксана, обернувшись красным махровым полотенцем, покинула ванную комнату, оставляя за собой тоненький влажный след от её нежных ступней прекрасных ног.
— Ну как ты девочка моя? — спросила её Марина Николаевна, когда Оксана направлялась по коридору в свою спальню — Все хорошо
— Да мама все хорошо — нежным голосом ответила она, улыбнувшись кривой улыбкой, прикусывая краешек губы
— Хм… как ты мне напоминаешь Володю — внезапно сказала она, ласково обняв свою дочь — Это между прочим его манера была, когда он волнуется или не знает что сказать, всегда так делал
— Ну, мама — оторвалась от неё Оксана, возмутилась — Не надо меня жалеть сама справлюсь
— Ой, ну господи — возмутилась Марина Николаевна — Вся в отца пошла, тот такой же был гордый, вечно все в себе держал и вот…
— Мама хватит! — упрекнула её настырная дочь, открывая дверь своей комнаты — По моему у меня сегодня день рождение
— Да моё солнышко с днем рождение тебя — нежно потискала она за щечки свою дочь — Давай одевайся и марш на кухню пить чай, мы пока с Валей пообщаемся
— Марина Николаевна — возразила Валька, я бы хотела немного пообщаться с Оксаной — А потом мы вместе придем к вам пить чай
— Ну как знаете, девочки вы мои
Любезно согласилась Марина Николаевна, проводя по русым золотистым волосам своей дочери, когда Оксана подошла к шкафу в своей комнате, хотела достать новую партию зимних джинсов.
— И чтоб больше без слез, не стоит твой дурак этого, он ее не знает, что он потерял, я бы его вообще убила, за то, что он с тобой сделал подлец
— Мама хватит! — возразила Оксана, обернувшись, посмотрела на свою мать недовольным взглядом, держа в руках темно-синие джинсы
— Ладно, жду вас на кухне — покорно решила послушаться Марина Николаевна свою настырную дочь и закрыла дверь, в комнате оставив девушек вместе
— Так для начала — возразила Валька, вставая с кровати — Выброси ты свои джинсы, все нет больше у тебя твоего Сережи, теперь ты одеваешься, так как я тебе скажу
— Но как ты хочешь? — возмутилась Оксана, недовольно нахмурила свои алые блестящие губки
— М…. сейчас узнаешь — злорадно улыбнулась Валька
Черный элегантный высокий каблук зимних сапогов Оксаны, прекрасно сочетался с её зимними черными колготками, плавно открывающие прелесть красивых бедер, переходил медленно в черную мини юбку с разрезом спереди. Легкая шерстяная блузка, под которой прятался краешек черного бюстгальтера.
— Ах… чуть не забыла — доставая из своего большого пакета, что она оставила возле входной двери в квартире — Вот ты пойдешь в этом черной шубке, специально для тебя принесла, сама не одела все для Оксаны любимой берегу — легонько она шлепну заигрывая Оксану по ягодицам, прелесть которых была скрыта за черной мини юбкой
— Ай… — взвизгнула тихо Оксана, слегка подпрыгнув на каблуках, когда стояла перед большим зеркалом, что было прикреплено на открытой дверце шкафа — Да что ты делаешь?
— Показываю как ты дура мне дорога — пояснила Валька, накидывая на плечи Оксаны черное длинное элегантную шубку — Да и щас пойдем, выбросим нахрен твой проклятый пуховик Adidas, это что такое одеваешься как пацанка, ты взгляни на себя, ты же вообще богиня просто
— Да ладно тебе — засмущалась Оксана
— Ого Оксана ты что ли — сильно удивилась Марина Николаевна когда вошла в комнату, увидев свою дочь в новом свете
— Да вот Марина Николаевна преобразила вашу дочь — хвасталась Валька
— Да прям даже не узнать — была сильно поражена Марина Николаевна внешним видом своей дочери
— Да а то слушала своего Сережу, одевалась как пацанка — начала вредничать Валька — Сережа может не понравится, Сережа будет против тьфу… блин ты девушка Оксан ты должна жить для себя ты меня поняла
— Валька! — упрекнула её Оксана, обернувшись, посмотрела на свою подругу недовольным взглядом
— А что нет что ли? — удивилась Валька, заметив бурную реакцию со стороны Оксаны
— Так девочки — возразила Марина Николаевны пойдемте пить чай, не дав Оксане ответить
— Вы знаете Марина Николаевна — улыбаясь застенчивой улыбкой, говорила Валька — Мы наверно пойдем, нас уже компания наша ждет
— М… что как даже чай не попьете со мной? — удивилась Марина Николаевна — Эх… ладно вас молодежь все равно не переубедишь, Оксана, чтоб к одиннадцати была дома
— Марина Николаевна — возразила Валька не давая Оксане ответить — У Оксаны день рождение, что вы уж так строго то с ней ей ведь сегодня восемнадцать лет, а вы её упрекаете
— Ладно — махнула лениво рукой Марина Николаевна — Но чтоб позвонила мне, когда пойдешь домой и сильно там не пей
— Марина Николаевна ну ведь Оксане ведь восемнадцать лет сегодня, маленько то хоть выпеть можно?
— Валька — возразила Оксана, заметив строгий взгляд своей матери
— Ладно, Валентина позвонишь мне когда прийти забирать это пьяное тело — недовольно буркнула Марина Николаевна направляясь к выходу из комнаты
— Оу… нет — возразила Валька — Я её вам сама принесу и вот еще что хотела спросить, у вас духи нормальные есть, а то у этой пацанки вообще ничего из косметики толком то нету
— Валька! — упрекнула её Оксана, сжав от злости свои кулаки
— А что Сережа ведь против будет, если от тебя прекрасно будет пахнуть да? — начала она вредничать, перед Оксаной — Вы знаете нужно чтоб прям вообще чтоб она срази всех на повал
— В каком смысле? — возмутилась Марина Николаевна, грозно посмотрев на Вальку — Так Оксана сейчас у меня дома останется, не нравится мне, что вы там задумали
— Да все нормально будет Марина Николаевна, я вам обещаю, приведу её пьяную счастливую и довольную после двенадцати и спать уложу
— Эх… ладно сейчас вам что-нибудь подберу — любезно согласилась Марина Николаевна пойти на уступки
— Да-да что-нибудь разящие наповал прям — попросила Валька
— Ох… — глубоко вздохнула Марина Николаевна — Не нравится мне, что вы девушки задумали
— Все будет нормально — заверила она маму Оксаны взяв из её рук флакон духов с ароматом диких садовых роз и несколько раз брызнула из него на Оксану — Запомни Оксана ты девушка, ты должна выглядеть богиней, а не пацанкой, которой тебя сделал твой Сережа и выкинь свой драный адик на помойку уже.



***
Приятно благоустроенная квартира, в которой находилась Оксана с Валькой вместе с двумя парнями, с которыми за праздничным столом, что организовала Валька за спиной своей подруги, чтоб замечательно отметить день рождение. Шикарное изобилие разных блюд и салатов, разнообразие спиртных напитков, начиная от вина, шампанского и заканчивая водкой, все это украшало праздничный стол. Столь приятное изобилие духов парфюма, даже от парней влекло своими запахами Оксану, после того, как Валька споила ей сразу же, как только они вошли в квартиру сразу же полных два бокала вина. Резкие освежающие свежестью запахи мужского одеколона на парнях, тело которых было довольно подкачено и сразу было видно, что парни занимаются хорошей физической подготовкой.
— М… и так за что будем пить мальчики — предложила Валька, вставая со стула
— Давайте выпьем за нашу прекрасную белокурую королеву — предложил один из парней, поднимая наполненную стопку водки со стола
— Р… — приятно эротически прорычала как кошка Валька — Да сколько мы уже за неё пить будем, так ведь печень посадим, будем только все время за Оксану пить
— Ну ради того что у неё сегодня день рождение и ей восемнадцать лет исполнилось — поддержал его темноволосы друг с короткой стрижкой, держа с стопу с водкой в руке — Мы будем пить за неё сегодня всю ночь
— М… Оксанка ты чего не ешь — возмутилась Валька — Быстро накладывай салатика, так моей девочке быстро вина в бокал подлили
— Валька — возмутилась Оксана, недовольно нахмурив алые губки — Если я еще чуть выпью я тут упаду
— Не волнуйся дорогая моя, не упадешь — заверила её подруга — Если что падай сразу на диван, на котором сидишь, легче будет
Прошло еще пару часов, после бурного веселья молодых, как вдруг Валька, наклонилась к Оксане и возбуждающим волнующим дыханием своих губ дышала ей в ухо.
— Оксана — тихо прошептала она волнующим шепотом — Пойдем тут комната есть надо бы поговорить
— М… ну если ты так просишь — под дурманом алкоголя любезно согласилась Оксана, вставая с углового дивана, поправила кончик своей юбки — Как же я могу тебе в этом отказать
Направляясь за подругой по коридору квартиры, Оксана чувствовала легкую раскрепощенность в себе, и даже чувство играющей похоти начало возбуждать её. Валька звала её манящими движениями пальцев, повернувшись к ней лицом, словно зазывала попасть в свои путы. Оставив почему-то парней одних в гостиной, на тот момент Оксана не придала этому значению, ей хотелось дико узнать чего, так эротически прекрасно зазывая её, от неё хочет Валька.
— Прикрой маленько дверь — тихим шепотом она прошептала к Оксане на ухо, когда она вошла в комнату за своей подругой
— Что ты задумала? — мило улыбаясь, спросила Оксана
— Совратить тебя — сделав настолько сильную эротическую интонацию голоса, сказала Валька, что у Оксаны действительно, что-то забурлило, внутри испытывая острые волнующие ощущения
— Да — ухмыльнулась Оксана, прикусывая нежно нижнюю губу — И у тебя это получится?
— А разве я это уже не начала делать — медленно она расстегнула ремень на мини юбке Оксаны
— М… Валька, что же ты делаешь я же не…
Не дав договорить Оксане, как её подруга впилась в её губы, сладостный поцелуй между ними был наполнен насыщенной страстью, обжигающей губы. Столь приятная сладость слюны от языка Вальки и нежность её языка во рту у Оксаны вызывало у неё самые разные бурлящие эротические эмоции. Нежно спадающая черная юбка по ягодицам Оксаны ласкала приятно её ноги, оставляя завораживающее ощущение кипящей в бурном водовороте страсти.
— Ну… Валюша я ведь еще не готова
Возразила, оторвавшись от обжигающих губ своей подруги, задыхаясь, простонала нежным стоном Оксана, задыхаясь от сильного возбуждения предвкушая сладость приятных ощущений, почувствовала, что резинка колготок, которые были на ней начала плавно опускаться вниз.
— Тише… Оксанка сейчас все будет — ласковым шепотом Валька освободила ноги Оксаны от прекрасных нежных черных колготок
— Валюша, а как же мальчики там? — решила поинтересоваться Оксана, когда эта похотливая брюнетка уже стягивала кофточку с неё
— А что мальчики? — спросила она, легонько толкнув Оксану на кровать, так что она сама упала на расправленную накрытую белыми простынями постель
— Что же ты со мной делаешь?
Застонала Оксана, когда смотрела на эту девушку, что стояла над её телом на четвереньках, пленительным взглядом и улыбкой в темноте комнаты, смотрела на неё возбуждающе. Только свет огней, освещения соседских домов, освещал покрытую темным мраком комнату.
— Зачем ты так сразу? — волнующе говорила Оксана, чувствуя наглые пальцы подруги на застежки черного бюстгальтера своей груди
— Все хорошо зайка — ласковым шепотом прошептала Валька ей на ухо, медленно расстегнув застежку бюстгальтера Оксаны
— М… это так приятно — ощутила Оксана как мягкие подушечки стягивающих оков бюстгальтера, медленно оторвались от её нежных розовых сосков сочной груди
— Сейчас будет еще приятнее — приятный манящий шепот Вальки еще больше стал возбуждать загадочную страсть в Оксане
— И как же? — похотливой улыбкой улыбнулась Оксана
— Сейчас узнаешь — тихо заявила Валька
Приятные пальчики подруги притронулись к резинке черных трусиков Оксаны и начали их медленно стягивать вниз. Пленительная завораживающая резинка трусиков так сладко манящим ощущением скатывалась по бедрам Оксаны, когда она лежала на кровати, согнув ноги в колени.
— Что же ты со мной делаешь? — сладко нежно простонала Оксана, когда её трусики Валька спокойно кинула на пол
— Сейчас все узнаешь — пленительный шепот этой брюнетки просто манил к её губам, чтобы вновь сними слиться
В самый сладкий момент поцелуя с Валькой, когда её язык нежно обволакивал слюной язык Оксаны, она ощутила прохладные пальчики своей подруги на своих влажных возбужденных половых губах. Оторвавшись от губ Оксаны, эта похотливая брюнетка заставляла её задыхаться от сильно возбуждения, сладко стонать. Пальчики Вальки, приятными круговыми движениями ласкали возбужденное влагалище Оксаны, даже не пытаясь туда пока проникнуть.
Оксана, в сладких стонах извиваясь на кровати, под волшебным воздействием пальчиков Вальки нас воем влагалище, не обратила внимания, как дверь комнаты тихо приоткрылась, выпустив на стену свет с коридора. Медленно вошли два обнаженных накаченных парня, на которых в этот момент Оксана сладко облизывая языком свои губки так пленительно смотрела, очаровательно подмигнув им глазками, она будто уже сама зазывала их к себе своим телом.
— Ну что же мальчики — с хитрой ухмылкой обратилась к ним Валька — Теперь она ваша, обращайтесь с ней как с королевой, иначе яйца вырву вам понятно?
— М… сразу двое — восхитилась Оксана, пленительно для них улыбнувшись кривой эротической улыбкой — Ты меня балуешь — облизывая влажные смоченные и покрытой слюной губки сладко простонала она
— Подожди ты — возразила Валька, обратившись к парню, что встал на кровати на коленях перед раздвинутыми ногами Оксаны — Презерватив хоть надень, а то не хочу еще потом перед её матерью объясняться почему так получилось
Валька аккуратно распечатала шелестящую блестящую, при свете огней света окон с соседских домов, упаковку презерватива. После чего что-то там медленно и очень волнующе делала парню руками, Оксана только видела движение её локтей, но как смогла догадаться в этот момент, она надевала на его член презерватив.
«Боже мой, что я делаю, я же, как развращенная дешевая шлюха сейчас», в пьяном бреду представила Оксана, ухмыляясь здоровым мальчикам.
Крепкие мощные руки взялись за бедра Оксаны, когда она уже под действием выпитого большого количества алкоголя не отдавала себе отчета о происходящем. Медленно руки парня тянули её тело к себе, Оксана чувствовала, как под её ягодицами плавно сползает белая простынь. Оказавшись своей попкой на согнутых ногах парня, что сидел на коленях на кровати, она скрестила ноги, за его спиной предвкушая заранее дикую сладость наслаждения. Оксана не могла видеть. что толком происходит, но почувствовала как нежные женские пальчики Вальки слегка раздвинули её половые губки, стенки влагалища которого были уже сильно пропитаны щедрым изобилием смазки.
Другой парень подошел со стороны головы Оксаны и встал на коленях перед ней, с уже крепким возбужденным членом, который она отчетливо видела во мгле этой мрачной комнаты. Пенис этого жеребца дергался от возбуждения перед лицом Оксаны. Рука этого парня, как щупальца вошла в нежные золотистые волосы Оксаны, крепко схватившись за них, он чего-то ждал.
Почувствовала как крепкий возбужденный страстью член, под действием прохладной смазки презерватива, что Оксана ощутила стенками своего горячего возбужденного влагалища, крепкий половой орган, медленно стал проникать в неё. Плавно скользя пупырышками презерватива и его холодной смазки, он проникал вглубь влагалища Оксаны, постепенно растягивая её нежные чувствительные стенки, заставляя громко изнывать в стонах, задыхаясь от сильного возбуждения. Открыв рот от столь насыщенной сладости ощущения, Оксана не могла даже застонать, чувствовала каждой стенкой своего мокрого влагалища, как член этого льва раздирал их, медленно проникая внутрь.
В этот неожиданный момент, когда рот Оксаны был открыт от сладости ощущения, когда член парня плавно проникал. Массируя стенки влагалища Оксаны своими пупырышками заставляя их растягивать под действием смазки. Оксана, почувствовала своими губами нежную головку возбужденного члена другого парня, что держал её за волосы. Медленно, когда Оксана задыхалась от возбуждения в громких изнывающих стонах, извиваясь, как дикий зверь на кровати, сжимая в кулаки простынь под собой, она ощутила напряженную головку члена, на своем языке, что плавно проникал вглубь её ротовой полости. Оксана чувствовала своим языком, которым не могла даже шевелить, испытывая острые ощущения проникающего в неё члена, каждый бугорок, каждый изъян на члене этого зверя, что проникал её рот. Под громкие сладостные изнывающие её стоны, когда член другого парня уже медленно вошел внутрь влагалища Оксаны.
Словно тиски сжали сочную пышную грудь Оксаны, она ощутила грубую руки на своей груди, что так сильно их сжимали, это был тот парень член, которого был в её влагалище. Оксана хотела посмотреть в этот момент на Вальку, ну настойчивый парень, что крепко держал её за волосы, впихивая в её рот член, требовал настоятельно смотреть на его пышные густорастущие паховые волосы. Не было возможности даже застонать, когда член проник так глубоко в рот Оксаны, парень даже не собирался его вытаскивать, плотно прижав её голову к своему телу. Другой парень используя скользкий уже горячий презерватив с многочисленными пупырышками, производил массаж влагалища Оксаны, своим крепким, как монолит членом. В ровном плавном такте раздвигая их стараясь проникнуть все глубже вглубь стенок влагалища, он словно зверь со страшной силой сжимал её грудь, заставляя от сильной боли истерически метаться Оксану по всей кровати.
— Эй, ты, что твою мать делаешь — возразила Валька — Ты что не видишь ей больно отпусти давление на её грудь хоть маленько
В этот момент он продолжать сжимать её грудь еще сильнее, через несколько секунд он быстро выдернул из неё член, заставляя Оксану взвизгнуть в глухом истерическом стоне, пока член другого парня в этот момент опорожнился в рот. Горячая возбужденная жидкость сражу же прошла внутрь ротовой полости Оксаны, не было возможности проглотить, все произошло так быстро, что она ощутила лишь её обжигающий эффект, в своем горле. Парень плавно начал вынимать член из-за рта Оксаны, пока она в этот момент старательно его облизывала не оставляя не капли на нем эликсира, щедро обрабатывая его слюной.
— Так все хватит — возмутилась Валька — Вижу, вы оба получили, чего хотели, а теперь марш оставьте нас наедине
Парни покорно слезли с кровати, вышли через открытую дверь комнаты, медленно закрыв её за собой, оставив Вальку с обнаженной Оксаной одних в комнате. Оксана все еще тяжело учащенно дышала, из стенок её влагалища, сочилась тонкая струйка эликсира возбуждения. Пик, которого Оксана испытала неоднократно в момент, когда парень использовал презерватив с многочисленными пупырышками.
— Ну как себя чувствуешь? — поинтересовалась Валька, прикоснувшись только к половым изнывающим губам Оксаны, как она непринужденно сама вздрогнула
— Что же они у тебя такие звери
Возмутилась Оксана, отдергивая руку подруги со своих наболевших половых губ, где все еще продолжала сочиться тонкая струйка густой вязкой жидкости прямо на белую простынь. Оставляя мокрое влажное пятно на постели, между раздвинутых ног Оксаны.
— Да настоящие самцы — похвалила их Валька, с улыбкой посмотрев на закрытую дверь комнаты
— Ага самцы — начала возмущаться Оксана — Ты видела что они со мной тут делали, я думала, помру нахрен в их руках
— По крайней мере, судя по тому, что вытекает из своего сокровенного нежного места — предположила Валька, прислонив указательный пальчик к своим губам, поджала ноги под себя сидя на кровати — Я вижу, ты тоже испытала действительно сильное сексуальное ощущение
— Ага испытала, тут и не такое испытаешь
— Лучше чем с Сережей?
— Да пошла ты — обиженно Оксана надула алые влажные от слизи спермы губки, потянулась за своими трусиками под кроватью
— Мама твоя звонила — обвивая ягодицы Оксаны, когда она нагнулась за своими трусиками нежно целуя их говорила Валька — Говорит если домой через час не придешь, то сама найдет тебя и голову тебе оторвет и сказала, чтоб ты еще была в нормальном здравии
— Ага, будешь тут в нормально здравии — возмущенно ответила Оксана — Меня тут так трахнули, что я себя уже чувствую дешевой развращенной шлюхой — скрывая свой обиженный взгляд за прядью золотистых волнистых волос, продолжала жаловаться она
— Эй-эй — возразила тут же Валька взявшись кончиками своих нежных пальцев за её подбородок — Об этом никто не узнает и ты никому не говори понятно, это будет нашим с тобой маленьким развратным секретом который мы с тобой еще не раз устроим вместе
— Ага, скажешь тоже — раздвинула Оксана ноги и стала одевать, на себя черные трусики
— Давай все одевайся — тихо прошептала Валька — Я буду пока с мальчиками вино допивать, а тебе уже все нельзя Марина Николаевна и так что-то злая, что мы сильно задержались
— Да иди ты!
Обиженно сказала Оксана, не обращая даже внимания, как Валька покинула комнату, оставив её одну одеваться в полном густом мраке комнаты, пока снег за окном валил густыми хлопьями.
Тихое темное одиночество в темной комнате, наполненной мраком, светом фонарей улиц, под которых Оксана, стоя у зеркала, смогла привести свой внешний облик в полный порядок. Вновь черные зимние колготки, отлично подчеркивающие красоту бедер, в сочетании с черной мини юбкой давали её ногам сокрушительную сексуальную силу. Падающий за окном пышными хлопьями снег игриво танцевал зажигающий танец в свободном падении снежинок, своего рода подсвечивал блески на шерстяной кофточке Оксаны, что даже во мраке пусто комнаты как звезда в далеком космосе сияла лучезарным светом. Столь мрачное одиночество мучало Оксану внутреннее чувство за поступок, который она совершила, позволив этим парням, грубо изнасиловать её, продолжая после этого еще оставаться верной своему Сереже, что сам так мерзко предал.
Легкий приятный свет ламп, что горел гостиной, в которой Валентина продолжила развлекаться с двумя парнями. Медленно направляясь по коридору, Оксана даже не придавала похотливым развратным разговорам подруги, что так задорно смеялась, когда эти самцы позволяли себе трогать её тело за все её прелести.
«До чего же развратная сука, теперь понимаю, почему ты не угомонишься», подумала Оксана, входя в гостиную.
— М… Оксана как ты тихо вошла — удивилась Валька, держа в руке бокал вина, сидела на угловом диване между двумя парнями, словно большие механические ковши их громадные руки нежно ласкали её тело
— А ты я вижу, времени зря не теряла — ухмыльнулась Оксана
Разное изобилие закуски на столе пленило своими вкусовыми качествами, аромат красного вина словно заколдовывал взглядом. Прелесть мужского одеколона, что так пленительно пахло от парней, должно было завораживать вкусовые чувства, а получилось наоборот. Развратная ухмылка Вальки даже не смогла произвести достойного впечатления на Оксану.
— Не нальешь мне выпить? — потерянным голосом спросила Оксана, присаживаясь с краю на диван
— Эй-эй Оксанка ты чего? — Валька словно вскочила с того королевского места где она сидела в окружении таких грубых верзил парней — Что случилось?
— Все нормально Валюша — опустив голову, пытаясь воссоздать улыбку былой прелести, улыбнулась Оксана, когда лазурный голубой цвет глаз, выражал ранимую нанесенную боль — Просто налей, мне выпить хочу напиться
— Валюша что с твое подругой, вроде бы мы её удовлетворили по первое число — заволновался один из парней, так как будто ему до этого было какое-то дело — Может водочки?
— Да-да конечно — ответила безразличным голосом Оксана, смотрела на красный ковер, что был под ногами, игриво водила по нему кончиками пальцев
— Ты что сума сошел? — возразила Валька подсаживаясь к Оксане дружески её обнимая за талию — Как я её тебе потом домой поведу?
— Я предала сейчас только что Сережу Валька — зарыдала горькими слезами Оксана, опустив голову к ней на плечо — Как мне теперь с этим жить дальше?
— Оксанка ты дура что ли? — Валька взяла её за плечи и легонько потрясла, нескончаемыми ручьями слез, падали на диван — Он тебя так предал, избил в подъезде, спустил с лестницы, а ты продолжаешь его любить? — ты совсем ненормальная
— Знакомая проблема да? — ткнул по дружески в бок один парень другого наблюдая за Оксаной
— И не говори — наполнив стопку водкой, он аккуратно передал её Вальке
— На вот выпей полегчает — предложила Валька и сама медленно вложила стопку в залитые слезами руки Оксаны
— Думаешь, поможет? — спросила тихо Оксана, опустив голову, скрывая заплаканный горькими слезами глаза
— Давай-давай — тихим шепотом настойчиво прошептала Валька, помогая Оксане за дно стопки поднести её к алым, влажным от слез, губам
Обжигающие гортань жидкость полилась из стопки, молниеносным потеком она стремительно пытаясь успокоить мучающуюся душу Оксаны. Столь крепкий ядреный волшебной силы крепости был тут же заглушен приятным соком нектара апельсина, что так приятно пощипывал губки Оксаны.
— Так давай вторую — предложил парень, передавая стопку в руки Вальки
— Напоить меня хочешь? — подняв заплаканный взгляд на Вальку, тут же Оксана улыбнулась кривой пьяной улыбкой, полная стопка водки действительно подействовала
— Я просто не могу допустить, чтоб моя лучшая подруга переживала по такому пустяку — возразила Валька, вновь вложив стопку в руки Оксане, забрав у неё первую, поставила её на стол — А теперь давай-давай тебе легче станет на какое-то время
— Скажи, тебе когда-нибудь доводилось так паршиво себя чувствовать? — спросила тихим шепотом Оксана, когда холодая, стеклянная стопка слегка коснулась её алых губ
Ничего ей не ответив Валька, помогла влить стопку с водкой в полуоткрытые губы Оксаны, от чего обжигающей эффект оказался достаточно нежным и пленил своей завораживающей дурманом силы.
— Ну, вот сейчас должно полегчать — тихо сказала Валька, взяв из рук Оксаны стопку — Вот держи стакан с соком запей и пойдем домой
— Домой?! — возразила Оксана, улыбнувшись пьяной скошенной улыбкой — Я ведь только начала расслабляться
— Давай расслабишься ты тут — недовольно возмутилась Валька — Марина Николаевна уже звонила только что, сказала, что ремня тебе по заднице твоей зарядит
— Р… опять эта истеричка выносит мне мой мозг — возмущенно скривила губки Оксана под кислой сладостью апельсинового сока
— Ну что же извините нас мальчики — вежливо говорила Валька, обращаясь к двум парням, что под волшебной силой алкоголя казались уже довольно милыми — Но мне пора проводить нашу именинницу домой, сейчас ей мама такую истерику устроит
— Но Валька! — попыталась возразить Оксана, когда она потянула её за руку
— Валюша может тебе помочь — предложил один из парней
— Нет спасибо — отказалась от помощи Валька, обхватив рукой за талию Оксаны, помогла ей подняться с дивана — Не знаю, что ты там скажешь Марине Николаевне, ну я не хочу с ней теперь видеться после такого, ты посмотри на себя, у тебя ведь тушь на глазах заплыла от слез
— Ну и что — крикнула недовольно Оксана, едва сохраняя равновесие, медленно направилась в прихожую — А ты что меня не будешь заводить в квартиру?
Возмущенно заявила она, пытаясь опереться на косяк открытой двери гостиной, как ноги подвели её в пьяном дурмане сокрушительной силы алкоголя, как Оксана тут же упала на пол.
— Блядь! — крикнула истерически Оксана, ударив ладонями рук по полу, свесила голову
— Давай, вставая растяпа! — возмутительно посмотрела не ё Валька, когда Оксана подняла голову вновь посмотрела на неё заплаканными глазами, потеки слез смазали тушь на лазурных голубых чудесных глазах
— Ага, конечно, тебе легко говорить — продолжала высказывать, свое недовольство Оксана, когда Валька тянула её за руку, помогая ей встать на ноги — Оу... смотри вон твои мальчики уже водочку начинают пить — ухмыльнулась Оксана, заметив на заднем фоне, как парни разливали водку по стопкам
— Пускай себе пьют — возразила Валька — Ты идешь домой, ты меня поняла?
— Ну Валюша — возмутилась Оксана, когда подруга насильно потащила её к шкафу с одеждой — Я и сама могу дойти
— Знаю я, как ты можешь дойти — упрекнула её Валька, посадила на мягкий пуфик в прихожей, возле открытой дверце шкафа гардероба верхней одежды — Вот блин я конечно тут сама виновата и выслушаю твою мать, но тебе она точно ремня влепит
— Пускай себе влепит — угрюмо уставшим голосом в пьяном бреду согласилась Оксана, склонив голову
Несколько продолжительных минут Валька мучаясь с пьяной Оксаной, что едва стояла на ногах, помогая ей одеться, даже зимние сапоги помогла надеть. Самым мучением стало черная шубка, что с большим трудом Валька смогла надеть на Оксану, заботясь о ней, даже помогла застегнуть блестящие пуговицы.
— Мальчики мы все пошли — кокетливо игривым голосом сказала Валька, помахав им рукой, пока Оксана старательно пыталась открыть дверь
— Да ебаный в рот! — крикнула Оксана, в пьяном бреду облокотившись на дверь, всей своей корохотной массой, повернув блестящий металлический вороток замка
Оксана вывалилась пьяным грузом в подъезд на холодный бетонный пол, ударившись сильно локтем, она напугала, по всей видимости, в момент неожиданного такого эффекта поднимающуюся пожилую бабушку. Истерический смех Оксаны раздался на весь подъезд, когда она заметила, как старая отшатнулась к стенке.
— Что старая обосралась да? — пьяным голосом с истерическим смехом сказала Оксана
— Ой, Оксанка — будто только что заметила её падение выбежала в подъезд Валька, тут же помогая Оксане подняться на ноги
— Что же ты внученька то так напилась-то — проявляя поразительную вежливость, спросила бабушка, с ужасом наблюдая, как Валька помогает Оксане встать на ноги
— Тебе-то какое дело? — возмутилась Оксана, едва сохраняя равновесие, рявкнула на бабушку
— Пошли Оксана пошли — шепотом недовольно говорила Валька, помогая медленно Оксане держа её за руку спускаться по ступенькам
— Да я сама могу — возмущенно заявила Оксана, пытаясь вырваться из рук Вальки
— Знаю я, как ты можешь, теперь пошли — упрекнула её Валька, сжав еще сильнее руки, стала силой помогать спускаться по лестнице
Медленно в плавном падении падал снег, посыпая толстым слоем асфальтное покрытие дорог возле подъезда. Приятный его хруст радовал какой-то детской радостью пьяную Оксану, когда она шла в объятиях Вальки по дворовым улочкам города. Колкий мороз в эту пору обжигал заплаканные глаза, завораживал холодом сохранившуюся на щечках следы потеков слез. Некоторые люди с ужасом глядели на заплаканные слезами лицо Оксаны, где была отчетливо размазана черная тушь, расплываясь потеками по всему лицу, стараясь не придавать их убеждениям и нравоучениям, Оксана все никак не могла смериться с мыслью, что своим поступкам, якобы предала своего Сережу. Проезжающие во дворах машины слегка слепили своими бликами фар, пытаясь будто свалить Оксану на колени, но Валька с большим трудом держала её за руку. Помогая довести пьяную подругу до дому, только лишь бы не разочаровать Марину Николаевну, что уже наверно с ума сошла от сильного нервного переживания в поисках своей блудливой дочери.

***
Пошарпанная краска синих стен в подъезде, осыпающая известка с потолка, начинала даже забавлять Оксану, когда Валька тащила её до лифта. Ноги почти не слушались, едва перебирая их по ступенькам, Оксана тратила огромное усилие, облокотившись на перила первого лестничного пролета в подъезде, что вел к лифту. Восхитительная улыбка и блеск лазурных чудесных глаз не сходил с лица Оксаны, опираясь руками на стену она, старательно пользуясь помощью подруги, перемещалась к лифту.
— Блин ну мне точно достанется от Марины Николаевны — с опаской сказала Валька, нажимая на кнопку вызова лифта
— Да брось ты! — возмутилась Оксана, нахмурив алые губки в пьяной улыбке, что светилась при падающем свете освещения кабины лифта — Нормально все будет — облокотилась на стенку кабины лифта, тяжело вздохнула
— Какой там нормально — трясущийся от страха рукой Валька нажала на кнопку этажа, на котором была расположена квартира Оксаны — Ты вообще голос своей матери слышала, когда я с ней разговаривала, в тот момент, когда тебя вытаскивала пьяную дуру из подъезда — жаловалась Валька, когда кабина лифта начала плавно двигаться вверх
— Да плевать мне на то, что она тебе там сказала — подкосившись каблуком черных зимних сапог, Оксана рухнула на пол кабины лифта и громко истерически рассмеялась
— А ты знаешь, мне как то уже нет… — голос Вальки стал настолько серьезным, как будто она дьявола увидела, когда двери лифта раскрылись на нужном этаже
— Да похеру как-то — продолжала смеяться игривым озорным пьяным смехом Оксана, опираясь ладошами на грязный пол лифта
— Вот она счастье то мое налакалась кошка ты драная
Строгий голос Марины Николаевны на какое-то время вразумил Оксану, в этот момент мать взявшись за воротник шубы дочери, силой вытащила её из лифта на четвереньках.
— Ты сдурела что ли? — возмущенно крикнула Оксана на весь подъезд, заметив в этот момент на губах Вальки подозрительно смущенную улыбку, когда двери лифта закрылись за ней — Вот Валька сучка предала меня
Тихо прошептала Оксана, держась за руку матери пытаясь подняться с колен, стараясь не смотреть на сердитый недовольный взгляд Марины Николаевны.
— Ну и где ты пропадаешь радость то моя — не сдержавшись от порыва эмоций Марина Николаевна влепила своей дочери шлепок по ягодицам — Ты посмотри на себя, да ты едва на ногах стоишь
— Отпусти меня — огрызнулась грубо Оксана, направляясь к открытой двери квартиры в подъезде
— Как это отпусти — возмущенно заявила Марина Николаевна, последовав за своей дочерью — Хорошо хоть твой отец этого не видит, он так тебя ждал, так хотел, чтоб ты была для него единственной, а ты распутная дрянь являешься черт знает, в чем домой пьяная
Воссоздав глубокую иронию слез, продолжила читать нотации, проходя следом за Оксаной в открытую дверь квартиры.
— Благо, что он этого не видит — опираясь на стену возле большого зеркала, что висело в коридоре, расстегивала зимние сапоги, что была пропитаны влагой снега — Он бы не за что не позволил бы тебе меня ударить
— Ты позоришь только что его — искренне говорила Марина Николаевна, хлопнув за собой входной дверью, быстро повернула металлическую защелку на двери
— Тебе то, какое дело, его все равно больше нет с нами — крикнула на мать Оксана, швырнув в истерики зимние сапоги в обувную пластиковую полку
— А знаешь что Оксана, я вот не уверена, если честно нашли ли его за все время труп, потому что, что тогда нашли, это были чьи-то обогревшие останки в его одежде, я сама не уверена в том, что это был он
— Ну ты и сука — ухмыльнулась коварной улыбкой Оксана, стоя возле зеркала, расстегивая пуговицы черной шубки — И ты спустя столько лет мне сейчас это сказала, знаешь что мама….
— Что Оксана?! — встав за спиной дочери, спросила Марина Николаевна, грозно посмотрев на неё, но даже такой грозный взгляд в отражении зеркала, не напугал Оксану
— Я тебя ненавижу поняла — крикнула повернувшись к ней лицом Оксана — Ты всегда ищешь во мне только недостатки во всем меня упрекаешь оберегаешь меня от всего, как будто я до сих маленькая… — не дав договорить Оксане, Марина Николаевна влепила ей крепкую пощечину
— Придержи свой язык — со злостью в голосе сказал Марина Николаевна, сурово посмотрев на дочь, когда Оксана упала перед ней от сильного удара на колени — Сейчас поставлю чай, раздевайся, поговорим на кухне, ты меня поняла?
«Дура ненормальная», молча встала с колен Оксана со злостью внутри себя потирала щеку.
— Я тебя спрашиваю, ты меня поняла?
Настойчиво переспросила мать, строгим голосом, взяв из рук шубку Оксаны, повесила её во встроенный шкаф в прихожей.
— Да поняла я тебя — недовольно нахмурив алые губки, сказала Оксана, прошла в открытую дверь комнаты
Потребовалось огромных усилий, чтобы просто добраться до кровати, щелкнув со злости клавишей выключателя, Оксана включила свет, медленно поплелась к кровати, потирая раннею щеку, отчетливо при этом слышала, что делала Марина Николаевна на кухне. Аромат, сохранивший прелесть запаха нектара диких роз все еще хранил пленительную волшебную силу в комнате. Состояние было такое изнеможенное, голова раскалывалась, как будто на части смешанное вино с водкой дали о себе знать, когда Оксана с большим трудом снимала с себя черную шерстяную кофточку. Приятная нежно ласкающая шерсть ласкала чувствительную бархатную кожу, медленно сползая по бюсту Оксаны. Покорно повелеваясь каждому сексуальному изъяну на её груди, зимняя черная кофточка легким и непринудительным вялым жестом рук, освободила тело Оксаны от своей излюбленной пленительной ласки. Легкий щелчок металлической бляшки ремня Оксаны, после чего расстегнув пуговицу, столь сексуальным жестом опустила вниз молнию на юбке. Красиво играя своим телом, словно одержимая сексуальным желанием, с поразительной легкостью освободилась от черной мини юбки, что так красиво прорисовывала рельеф её бедер, уже небрежно валялась на полу под кроватью в комнате Оксаны. Плавным медленным движением рук резинка черных колготок Оксаны, освободила от своих оков талию, начала медленно завораживающе скользить по бедрам. Освободив оковы груди от черного кружевного бюстгальтера, Оксана аккуратно повесила его на спинку компьютерного кресла. Не понимая, зачем на тот момент, в пьяном бреду, она словно стянула с себя черные кружевные трусики. Словно как покоренные их резинка скользила завораживающим прикосновением по бедрам Оксаны, пока не упала на пол возле кровати, после чего она спокойно через них перешагнула. Придав тело зачарованной теплоте согревающей атмосфере в комнате, Оксана взяла голубой халатик, что висел на открытой дверце шкафа, что находился совсем рядом с её кроватью. Легкая нейлоновая ткань с поразительной притягательностью приняла весь сексуальный рельеф тела Оксаны, а разрез с боку откровенно показывал красоту её бедра.
Манящий аромат чая «GreenfieldSpring Melody», та самая прелесть запаха изысканного чая, перед которым Оксана никогда устоять не могла. Приятный горевший свет на кухне, запахи чего-то сладкого притягивал Оксану, что так облокотившись на стену в коридоре, медленно шла к кухне.
— Вот она — удивилась Марина Николаевна, разрезая ножом, часть на части сегментов — Довольно быстро ты для своего состояния
— Знаешь мама, мне как то вот совсем не до шуток — заявила Оксана, медленно входя в кухню, ощущая приятную нежность теплого линолеума на полу
— Так понятно дело солнце ты мое, что тебе не до шуток, стока то выпить
— Да пошла ты — грубо выразилась Оксана, присаживаясь на стул возле стола с пряностями
Завораживающая сила аромата Spring of Melody чая, от которого без ума Оксана, блюдце с эклерами, начинкой которых, являлась вареная сгущенка. Огромный торт с мускатным орехом и тоже был пропитан вареной сгущенкой, от которой Оксана явно теряла голову. Марина Николаевна явно знала, как устроить этот приятный ужин на совершеннолетие собственной дочери, которой исполнилось уже восемнадцать лет. Сушки лежали в красивой хрустальной вазочке с красивой позолоченной запеченной стороной притягивали к себе желание скорее бы попробовать эту прелесть.
— Что так и будешь сидеть и дуться на мать? — перекладывая отрезанный кусок торта со смачным крупным орехом на стеклянное блюдце, медленно поставила его возле налитой кружки кипятка чая — Язык, что ли проглотила?
— А если да, тебе-то что до этого — облизывая губки кончиком языка в пьяном бреду огрызнулась Оксана — Что пристала ко мне у меня сегодня день рождение и завтра новый год
— Вот поэтому Оксана и пристала, ты вообще ужасно со мной разговариваешь — нахмурила Марина Николаевна губы так, как именно это делает Оксана — Я вот уверена, был бы отец твой с нами, он бы не допустил такого обращения ко мне
— Да что ты прицепилась ко мне со своим отцом — недовольно буркнула Оксана, взяв в руки горячую кружку чая — Он бы не допустил, чтобы ты на меня и руку подняла
— Так что сделаешь, если ты себя так ведешь — ответила Марина Николаевна, присаживаясь на стул, справа от непослушной пьяной дочери
— Ну и что? — возмутилась Оксана — У меня сегодня день рождение, а ты со мной как с грязью обращаешься — запрокинув ногу на ногу, она оголила вырез на своем бедер, показывая всю сексуальную силу своего изъяна
— Ты посмотри на себя Оксана — возмущенно заявила Марина Николаевна, взяв в руки чашку с чаем — Ты даже сейчас я не пойму, что вообще там с тобой произошло, я тебя вообще не узнаю, что Валька там с тобой сделала?
— Ничего — ухмыльнулась Оксана — Просто иногда так хочется по Сереже потосковать — положив локти на стол, она подперла руками свой подбородок, плавно прикрыв уставшие веки лазурных голубых глаз
— Оксана ты дура что ли вообще — возразила Марина Николаевна — Забудь ты этого идиота, да ему повезло что я в милицию тебя не потащила побои снимать, так бы сидел бы твой Сережа
— Не могу мама
Психанула Оксана, размешав сахар в кружке, кинула её со всей силы на стол, от чего она прокатилась скользком по столу и свободно упала на пол. Всплеск бурный эмоций вызвала реакция, разумно даже в пьяном сознании осознавая, что без него жизнь уже не такого яркого цвета. Даже столь завораживающая сила чая волшебной силы аромата Greenfield — Spring of Melody не смогла доставить столь приятные и теплые наслаждение, чем мысли о человеке, к которому все еще продолжала тянуться её душа.
— Оксана ну ты чего — спокойно спросила Марина Николаевна, стараясь наверно из-за всех сил понять, как тяжело было на тот момент её дочери — Ну ты хоть тортика попробуй Оксана, постой ты куда!
— Не хочу я ничего мама — холодно ответила Оксана, вставая со стула, поправила низ халатика
Чувство было такое, когда она с таким сильным изнеможением от сильного дурмана алкоголем плелась в комнату, что её душу словно выворачивает наизнанку, от того, что она сама предала их любовь такому повороту событий. Случайный секс с этими двумя парнями никак не выходил у неё из головы, который Оксана в этот момент считала самой ужасной ошибкой.
«Что же я наделала, зачем я подставила нашу с Сережей любовь под минутное удовольствие, которое даже и удовольствием не назовешь», не понимая саму себя, думала Оксана, находясь в плену алкоголя.
Слезы сами наворачивались, из-за нескончаемых порывов эмоций, где душа разрывалась на части лишь бы оказаться со своим любимым вновь наедине вместе, забыть все, то ужасное, что с ней произошло. Медленно двигаясь к кровати, Оксана при выключенном свете в комнате села на угол кровати, подняв ноги на кровать, она поджала под себя, прикрыла ладонями рук заплаканное слезами лицо. В бурной истерике стянула с кровати бамбуковое одеяло, кинула его в порыве сильных играющих эмоций к спинке кровати, несколько раз ударив по нему кулаками, пытаясь выпустить накопившейся за все время пар колющейся злости. Марина Николаевна не заставила долго ждать, тут же почти поспешила утешить свое несносное капризное дитя, поспешные шаги её домашних туфель по линолеуму в коридоре быстро учащались и нарастали гулом в голове Оксаны.
— Оксана ну ты чего солнце мое
Ласково понимающе говорила Марина Николаевна, всеми силами, по мнению Оксаны на тот момент пыталась её поддержать, присаживаясь рядом с ней на край кровати.
— Не плачь, мы с тобой справимся, помнишь, как справились с тем, что папа больше не с нами
— Почему его нет с нами? — положив аккуратно голову на плечо матери, поинтересовалась Оксана
— Я уверена доченька моя — обняла она свою дочь, позволяя Оксане выплакаться на своем плече — Что он возможно еще где-то жив, я чувствую это, это не его труп нашли обожженный в лесу
— Да к чему сейчас эти разговоры
Оторвавшись от плеча матери, Оксана, не отдавая себе отчет, с кем говорит и что делает, сидя на кровати просто сняла свой халатик, оголив обнаженное тело полное соблазнительной пленительной красотой перед матерью. Скинув легкую ткань халатика на пол, улыбнулась Марине Николаевне одурманивающей улыбкой и спокойно легла головой на подушку кровати. Завораживающая нежность подушки и теплота одеяла пледа, на котором она лежала, прижимаясь к нему своим обнаженным телом. Совсем не обращая внимания, как мать с ужасом глазами полного шока смотрит на безобразное поведение дочери.
— Оксана не волнуйся — прижалась к ней Марина Николаевна, согревая теплотой белого халата, что был на ней, обняла дочь — Я тебя не брошу ведь, какие бы не были трудности, мы с тобой справимся
— М… мама как приятно иногда ты умеешь шептать на ухо — промурлыкав сама не ожидая от себя как кошка, сказала Оксана, находясь в соблазнительно приятных руках матери
— Давай я тебя хоть накрою, чтоб ты не замерзла
Оторвавшись от Оксаны, предложила Марина Николаевна, взяв с кровати в скомканном состоянии возле спинки бамбуковое одеяло, накрыла обнаженное тело дочери.
— Побудь со мной мама — простонала сонным голосом Оксана, прижимаясь лицом к теплой нежности завораживающей пленительной силы бамбуковой подушки
— Я никуда не собираюсь — послышался ласковой шепот матери под ухом Оксаны, после чего она смогла понять, что Марина Николаевна находится вместе с ней на кровати
— Это хорошо — засыпая, тихо прошептала в подушку Оксана
— Доченька ты что! — удивилась Марина Николаевна, непроизвольно опустив руку на половые интимные губы Оксаны, которые в этот согревающий приятный момент сумели выплеснуть из себя несколько капель приятной смазки — Ты чего возбудилась что ли?
— Ну, мама! — почувствовав себя неловко из-за пленительной ласки руки Марины Николаевны на поверхности половых губ возбужденного покрытой смазкой слизи влагалища — Я просто спать хочу — пытаясь сменить тему, не подумав совсем, ответила Оксана
Согревающая нежность рук матери, доставляла Оксане на тот момент пленительной силы удовольствие, заставляя погружаться в глубокий насыщенный сон, понимая, что отдает свое тело на сохранение в надежные руки. Рука матери обвали оковами теплоты ладони груди Оксаны, прижимая её пьяное обнаженное тело к себе в плотную. Другая рука находилась между ног, на покрытой возбужденной слизи смазки губах влагалища. Тонкой струйкой легонько сочился на пальцы матери эликсир волшебного пика удовольствия, благодаря которому Оксана испытала, находясь в волшебной согревающей силы матери, что надежно охраняла их покой.
Вдыхая глубоко в сильной усталости в пьяном бреду аромат духов с экстрактом диких роз, что так приятно пахло тело Марины Николаевны. Оксана поняла и выбрала сама для себя на тот момент, какой тип парфюма, она выберет для себя в будущем, как будет щедро покрывать его пленительной силой аромата диких роз мелкими каплями свое тело. Не замечая и не отдавая себе отчет, как безобразно сама для себя ведет в руках матери, что так приятно с материнским чувством и душой согревала и дарила ей теплоту и нежность материнской ласки, пока она сама находилась в плену диких пьяных сексуальных соблазнов в голове.

***
После новогодних праздников январь 2008 года показался весьма теплым в Москве, на улицах города почти не было снега, а то что было, скорее можно было назвать придорожной пылью с помесью грязи за день проезжающих миллионов машин. Мощные стволы деревьев, что находились возле здания общежития, казались каким-то страшными, покрытые лишь тонким слоем снега. На улицах хоть и работали каждый день рабочие, и все равно они казались в некоторых района города очень даже грязными. Миллионы машин, громадные пробки, тянущиеся на несколько километров, весьма загазованная атмосфера, но в некоторых районах город казался идеально чистым и хорошо ухоженным, даже покрытие дорог было идеально гладким. Огромные магистрали, пролетали над головой, огромные здания небоскребы, тысячи магазинов, тысячи людей ходят по улицам, что необычному человеку, приехавшему из маленького городка, кажется это вполне очень даже необычным.
Такси от железнодорожного вокзала, доставило Оксану прямо к порогу общежития, в котором она проживала на время своей учебы. Вежливый таксист оказался житель Таджикистана, очень заботился об удобстве Оксаны в его автомобиле. Переживая за Оксану пребывание в столь громадном городе заселенными миллионами людей разной национальности, складов характера, манерами общения, образу жизни и просто социально неадекватных ублюдков, пытался давать разны советы, которые она как всегда пропустила мимо ушей.
— Ну, вот юная барышня мы приехали — остановил он машину у огромного каменного крыльца общежития — С вас, потому что вы мне очень сильно понравились, как дочь, я попрошу всего лишь пятьсот рублей, только просто на бензин и помните не доверяйте тут лучше никому — обратился он повернувшись к Оксане, что сидела на заднем сиденье
— Хм… интересно — задумалась Оксана, доставая маленький кошелек, который Марина Николаевна собрала ей деньги на карманные расходы — Я думала, вы с меня три шкуры сдерете
«Интересный хоть и нерусский, а машина и приятно пахнет запахами жасмина, что весьма удивляет и салон кожаный весьма ухоженный, машина тоже чистая, но только болтает много», скривила алые губки Оксана, доставая из кошелька купюру в пятьсот рублей.
— Вот держите — вложив в руку ему купюру, сказала Оксана — Спасибо что довезли — взяв небольшую сумку, что находилась рядом с ней на сиденье, открыла дверь, потянув за блестящую металлическую ручку
— Помните девушка — настойчиво продолжал он давать ей советы — С вашей-то внешностью, по вам конечно видно, что вы из глубинки, которой я возможно и не знаю, не доверяйте тут никому, обманут, обворуют и неизвестно что с вами тут могут сделать, будьте, прошу вас предельно осторожными
«Хоть и по русский очень хорошо говорит уже, даже без акцента и голос приятный ну надоедливый как пиявка, еще одна мамаша на мою голову навязалась», сложила Оксана мнение в своей голове об этом мужчине, покинув его машину, когда он что-то там еще хотел сказать, закрыла дверь за собой тут же.
Приятный согревающий январь, к удивлению Оксаны согревал теплом лучезарного зимнего солнца, теплый воздух завораживал своим легким прикосновением нежные покрытые румянцем щечки. Голубые глаза светились при рассвете восходящего солнца, чьи лучи не успели полностью еще охватить столь огромное пространство города. Запахи сырой свежести, вонь выхлопных газов машин, чьи газы весьма обильно наполняли атмосферу в этом городе. Аромат разных сортов духов женского и мужского парфюма, тоже сохранили весьма загадочную силу, некоторые из них пользовались секретной формулой ферамонов, обоняние Оксаны.
Поднимаясь по ступенькам крыльца общежития, Оксана чувствовала на удивление наполненный воздух свежестью. В эту раннюю пору возле общежития почти никого не было, кроме дворников, что тщательно следили за чистотой улицы, какая-то одуревшая, по мнению Оксаны, женщина в спортивном белом костюме пробегала с собакой на поводке по улицы, якобы занимаясь утренней пробежкой. Не обращая больше не на что внимания, Оксана подошла к массивной двустворчатой двери, взявшись за круглую большую ручку в форме шара, медленно потянула её на себя.
Собравшиеся на первом этаже студенты явно не ожидали увидеть, того, кто войдет в эту дверь, по их лицам мужской половины публики, что сидели и тряслись с тетрадками в руках перед внеочередным экзаменом зимней сессии, раскрыли от удивления свои рты. Черное элегантное пальто обтягивало все тело Оксаны, придавая четкие выраженные моменты соблазнительного сексуального изъяна. Распущенные золотистые волосы сияли в окнах общежития при каждом попадании на него лучика солнечного зимнего рассвета, алые блестящие губы, покрытые тонким слоем завораживающим цветом помады. Разрез спереди пальто открывал прелесть сексуальных ног Оксаны, высокий черный каблук зимних сапог придавал сокрушительную силу соблазна в сочетании с черными колготками, что так пленительно обволакивали её ноги, вызывающих страсть желания. Прекрасный белый шарф из ангорской шерсти придавал образу Оксаны невообразимый шик, особенно когда он так легко колебался при каждом её движении, делал её весьма милой и невинной в загадочном круговороте начала эротических мыслей в её голове. В руке была черная небольшая сумка с вещами на первое время, в другой руке Оксана держала раскладушку красного телефона фирмы Samsung, пытаясь заранее предупредить о своем приходе смс сообщением подругу Вальку, что уже находилась в общежитии.
— Ого вот эта цыпочка у нас тут появилась — сказал один из парней, выронив книгу из рук на пол холодный мраморный пол в общежитии на первом этаже
— Да это же! — удивившись, раскрыв рот одна кучки собравшихся четырех девушек — Это же наша ботаничка, я и не думала, что она так преобразиться — продолжила она тихо шептаться между подругами, в тот момент, когда Оксана прошла мимо них и отчетливо слышала их разговор
— Это та Орлова что ли? — мерзким голосом сказала одна из её подруг — Что это на неё нашло, до нового года ходила в штанах да куртке пацанской, а тут на тебе
«Правильно делаете, завидуйте сучки», с гордой улыбкой Оксана прошла мимо них, взаимной улыбкой стервы одарила их гордое высочество.
Решив достаточно позлить людей, которые когда-то насмехались над ней, Оксана, поднимаясь по ступенькам общежития, красиво виляла бедрами, показывая изящные сексуальные изъяны своей фигуры. Явно замечая, как мужская половина студентов, что спускалась в это раннее время по лестнице, бросали в сторону неё весьма проницательные взгляды восхищения. Со стороны девушек были завистливые взгляды, поскольку в общежитии преобладало подавляющее большинство девушек, и наличие в нем проживающих парней, казалось очень большой редкостью. Даже пожилая бабушка вахтерша, что спускалась с каким-то странным черным пакетом на первый этаж по лестницы массивных мраморных ступенек, держась рукой за огромное дубовое перила, очень сильно поразилась образу Оксаны, ведь она отлично помнила её, какой она была до новогодних каникул.
— Боже мой Оксаночка ты что ли — удивилась пожилая женщина не признав Оксану
— Да Мария Петровна это я — улыбнулась взаимной улыбкой старой карге Оксане, к которой у неё давно уже сложилось резко негативное отношение — С прошедшими вас праздниками, надеюсь вы их отметили гораздо луче меня
— Это с чего это вдруг? — возмутилась она, остановившись на середине лестничного пролета посмотрела на спину Оксаны, что продолжила подниматься по ступенькам очень внимательным интересным взглядом
Не обращая дальше внимания на пожилую женщину, Оксана продолжила подниматься по ступенькам общежития, что на этот момент казалось, что они будут бесконечными. Спускавшиеся на встречу студенты парни, весьма сильно были удивлены образу Оксаны, одаряя её любопытными взглядами и восхищенной лучезарной белоснежной улыбкой, свежесть из их уст просто завораживала Оксану, а притягательная сила аромата их парфюма уже манила к себе словно как будто муха, попавшая в сети паука. Завистливые взгляды девушек на протяжении всего пути, полные недовольство и какой-то скрытой злобы смотрели на Оксану, но она сама только лишь радушно одарила их улыбкой и продолжила дальше подниматься на пятый этаж, чувствуя уже легкое изнурение сил в своих ногах.
На этажах общежития кипела жизнь, студенты, словно в панике перед экзаменом бегали по комнатам, со стопкой тетрадей, какими-то книгами, чем вызывали очаровательную насмешку на губах Оксаны. Поднявшись на нужный этаж, Оксана только и слышала одни и те же слова, просьбы о помощи, сокурсников по группе.
— Слушай, а у тебя шпоры то есть? — подбежал парень в одну из комнат студенческого общежития, когда из неё вышел его товарищ
— Нет — ответил он уныло — Это не вариант, препод вообще пасти будет строго на экзамене
«Чертовы идиоты, перед смертью все равно не надышишься», подумала Оксана, проходя за спиной парня что стоял перед отрытой двери товарища по группе в черном вязанном свитере и темно-синих зимних штанах.
Наполняющая суета с утра нарастала с каждой минутой, студенты, некоторые, что ходили вялые, словно не спали всю ночь, с какими-то распечатанными листками бумаг, другие с толстыми книгами, третьи со справочниками. Изобилие кофейных ароматов витало в воздухе, наполняя его своей изысканной разнообразия. С каждой открытой двери комнаты чем-то пахло, кто-то жарил картошку, кто-то варил пельмени, другие обходились китайской лапшой, не успевая достаточно подготовиться перед экзаменом.
Дверь комнаты, в которой проживала Оксана с Валькой, была закрыта, однако потребовалось небольших усилий, чтоб разбудить сонную сожительницу, принудительно постучав по деревянной двери с достаточной убедительной силой стука.
— Кого там еще принесло? — послышался сонный голос Вальки с другой стороны двери
— Открывай, давай — настойчиво крикнула ей Оксана — Хватит дрыхнуть!
Милейшая улыбка на алых блестящих губах при свете лучезарного восходящего солнца, что своим светом осветило весь коридор общежития через пластиковое огромное окно в конце коридора.
— Оксанка ты что ли?! — сонное унылое состояние Вальки скорее вызвало большой восторг у Оксаны
Мятая голубая ночная сорочка, что была на ней, под которой как смогла догадаться Оксана, ничего не было, однако манящий аромат водяной лилии, скорее напоминал «Sergio Tacchini Donna». Растрепанные темно-каштановые пышные волосы выглядели так, как будто у неё всю ночь был такой обалденный секс с кем-нибудь из студентов общаги. Блеклые темно-голубые силой изнеможения закрывали уставшие веки, которые она из-за всех сил пыталась держать открытыми, опираясь на дверной проем открытой двери с какой-то загадочной улыбкой восхищения смотрела на Оксану.
— Ну вот уже совсем другой разговор
«Боже мой, да от тебя же разит как от пропитого алкаша, который квасит неделю без передыха», подумала в тот момент Оксана, когда почувствовала запах перегара из её алых губ, на которых была явно выраженная размазанная алая помада.
— Ты бы хоть к экзамену то готовилась — вошла Оксана в комнату общежития
Валькина постель была расправлена, такое чувство, что она с кем-то изрядно кувыркалась целую ночь на пролет. Раскиданные мужские джинсы на полу, говорило о том, что у нее было возможно двое парней прошлой ночью. Запахи пива и вина витали в воздухе, первозданный аромат сочного апельсина пропитывал атмосферу в комнате своим изысканным вкусом. Плотно закрытые шторы на пластиковом окне, которые почти не пропускали свет солнца и заваленный стол разной макулатурой тетрадями, каким-то книгами, был се так же расположен возле окна, на краю которого была распечатанная упаковка презервативов.
— Да ну ты и веселилась тут пока меня не было — оценивая весь бардак в комнат, нахмурила губки Оксана прошла, медленно стукая каблуками черных зимних сапогов по комнате — Хоть бы на столе прибралась Валька, ну и бардак развела
— Ай, подумаешь — махнула она рукой как будто это пустяк, направилась к своей кровати, шикарно покачивая бедрами — Повеселились мы тут вчера с ребятами, откуда я знала что ты приедешь и к тому же мне достаточно вымотало тем, как ты отметила свое день рождение, тебе Оксанка категорически пить нельзя, я думала меня твоя мама убьет в этом подъезде
— Да сучка ты Валька — поставив сумку возле своей аккуратно заправленной кроватью, высказала свое мнение Оксана о подруге — Могла бы поддержать меня перед ней, а вместо этого деру дала, вот как тебе после этого верить?
— Ага поддержать я как твою маму увидела в какой она была ярости, так мне что-то вмешиваться и перехотелось
— Да-да я заметила — присев на край кровати, Оксана, положив ладони своих рук на колени теплых зимних колготок, с удивлением рассматривала комнату, в которой ей придется провести время до лета — Чем ты тут моя дорогая подруга питалась, пока меня не было?
Оценивая фантики от шоколадных конфет на кухонном маленьком столике, что стоял все так же слева от стены, относительно входной двери в комнату. Смятая обертка белого воздушного шоколада, возле которой стояла пустая открытая бутылка красного вина, разбросанные по всему шкурки почищенного апельсина, такая обстановка насторожила Оксану, от чего она даже побоялась заглядывать, что там у них в общем холодильнике. На печке, что была в их комнате, было явно что-то разлито, забыв о чистоте Валька, по всей видимости, по мнению Оксаны, продолжала на ней готовить от чего печь пропиталась легкой гарью.
— Мда… подруга — ухмыльнулась Оксана, развязывая белый шарф со своей шеи — Ну и бардак тут конечно у тебя, что же будем наводить порядок
— Да только сначала мне нужно явиться на этот проклятый экзамен — свесила Валька голову сидя на кровати, прикрываясь ладонями рук — Блядь я ведь ничего так и не учила
— Так ты еще и лентяйка — ухмыльнулась Оксана — Давай быстро за книги и учи садись — настойчиво сказала она, посмотрев на сонную Вальку, которая едва чуть ли не валилась на кровать
— Тебе легко говорить — обиженно Валька посмотрела на Оксану, убирая медленно ладони рук со своих уставших глаз — У тебя ведь пятерка автоматом, что тебе то переживать
— Ах… — вздохнула тяжело Оксана — Я бы там вам всем нос утерла бездари до лодыри — начала критично высокомерно оскорблять
— Ой да ладно — начала вредничать Валька укрывшись толстым бамбуковым одеялом — У меня ведь нету такой матери, что под страхом ремня заставляла читать большие толстые энциклопедии
— Зато знаешь Валюша — поняв, к чему она клонит, заявила Оксана, вставая с кровати — У меня хоть в голове что-то есть, цель, стремление и желание добиваться поставленной задачи
— Ой, ну ты-то у нас гений — отвернувшись от Оксаны, тихо с обидой в голосе сказала Валька
— За место того, чтобы пить развлекаться со своими дружками, могла бы хоть немного перед сном почитать — настойчиво твердила Оксана, пытаясь образумить свою упрямую подругу — В голове бы хотя бы что-нибудь было
— Ну, куда же мне до тебя — уткнувшись лицом в подушку, пробурчала Валька недовольно — Оксана у нас вечно умная всезнайка, только вот со своим Сережей, себя ведет как дура, все Сережа да Сережа у неё в голове, даже пьяная ты только о нем и думала
— Знаешь Валька — заявила Оксана, направляясь к её кровати — Могла бы и промолчать это тема еще больная для меня
— Конечно больная, а знаешь почему — оторвавшись от подушки, сказала Валька, строго посмотрев на Оксану — Потому что ты дура Оксана у тебя такая богатая бездонная голова, прям бездонная пропасть, да ты самородок для этого института, а ведешь себя как дура все Сережа, да Сережа, что на день рождение мало развлеклась
— Так все прекрати — нахмурила, обидевшись губки Оксана — Созреешь для настоящего разговора, тогда поговорим, а пока чтоб не слово об этой теме — направляясь к двери, продолжала она говорить
— Ну и куда ты направилась? — поинтересовалась Валька, вскочив, будто с кровати хотела пойти за Оксаной
— Пойду проведаю как там мой отдел справляется на которой меня поставили — открывая дверь комнаты общежития ответила Оксана, не спеша вышла в коридор
— Вот Оксанка — выбежала Валька за ней в коридор — Вот сколько можно скажи, ты даже после того как весело погуляли на твоем дне рождении ты продолжаешь думать о своем Сереже
— Это моё дело Валька о ком мне думать — ясно дала ей понять Оксана, не оглядываясь, направилась вдоль коридора
— Ну и катись ты со своим Сережей, он тебя лицом в грязь морально и физически ударил, а ты до сих пор как ненормальная его любишь — прокричала Валька на весь этаж, с такой истерической силой голоса, будто её явно волновала судьба Оксаны
Нисколько не смутившись слов Вальки, Оксана продолжила идти по коридору, направляясь к большой лестнице. Скопившаяся толпа студентов с большим удивлением смотрела в сторону открытой двери комнаты Оксаны, в дверном проеме, открытой двери которой стояла Валька, облокотившись на косяк двери, тихо что-то там себе продолжала бурчать. Не обращая внимания на подозрительные взгляды парней, что смотрели на Вальку, то на Оксану, она прошла мимо них с восхищенной походкой, оставляя за собой первозданную силу аромата диких роз, которым было щедро пропитано её тело.
Медленно спускаясь по ступенькам, Оксана замечала любопытные взгляды проходящих парней с книгами, листками распечатанной литературы и просто тетрадками с лекциями. Какой-то парнишка в черном пиджаке ив очках, чуть не выронил стопку книг, засмотревшись на пышную прелесть груди Оксаны, черное пальто которой отлично выражала весь соблазнительный её изъян. Мило приветливо Оксана улыбнулась ему, легонько поправила на его руках стопку книг, похлопала застенчиво взглядом лазурных голубых глаз, после чего направилась дальше, продолжила спускаться по лестнице, шикарно специально для него решила показать изящную прелесть упругих бедер, что отчетливо отображались на фоне её верхней зимней одежды. Восхищенный взгляд сияющих лазурных голубых глаз, блеск алых губ и легкое покачивание кончика шерстяного белого шарфа, что красиво просто облегал нежную шею Оксаны, придавая её образу весьма невинный вид, в котором начинали зарождаться мелкие проблески эротических грязных развращенной натурой фантазий.

***
Дверь отдела диагностики кардиологических заболеваний плавно открылась, медленно Оксана вошла в кабинет, под оживленные приветствующие взгляды опытных специалистов, которые были рады видеть своего молодого ассистента. Бушующие ароматы кофе развеяли атмосферу в кабинете среди кучи бумаг и папки с анамнезом, где мужчины уткнувшись в них, проводили дифференциальный диагноз. Разные сорта запахов мужских одеколонов, простирались в воздухе, начиная от самого простого резкого запаха свежести, до изысканного вкуса табака. Довольство лица Виктора Валентиновича, ректора института и начальника отдела диагностики было неописуемым, увидеть столь юную студентку в команде врачей специалистов.
— Юная Оксана Владимировна решила нас посетить — вставая со стула, заявил Виктор Валентинович — Прошу вас присаживайтесь, наливайте кофе, присоединяйтесь к нам у нас тут как раз очень весьма интересный случай
— Оксана Владимировна юная вы наша златовласая, как прошел для вас новый год — с улыбкой дьявола интересовался Олег Витальевич — И конечно же ваше несомненное совершеннолетие, теперь на вас можно возложить огромную ответственность, правильно я говорю Валерий Дмитрич
— На Оксане Владимировне всегда была в нашем отделе огромная ответственность — блеснул человек с золотым перстом, медленно постукивая им по столу — Могу только признать, я в жизни не видел столь юного студента, у которого в голове хотя бы что-то было
Белый халат этого врача был идеально выглажен и чистый, своей белоснежной белизной он наверно светился, при свете люминесцентных ламп в кабинете. Табачный его одеколон был настолько сильным своей энергией экстракта чистого табака, что больше был схож по запаху с кубинским. Черные со стрелками зимние брюки были сшиты хорошего вельвета и были точно такого же фасона, что и красные брюки в клеточку, что носил Олег Витальевич. Столь массивное его лицо, как у медведя и элегантные усы, придавал ему скорее больше качества лидера чем ректору этого института, особенностью, конечно же, служил огромный золотой перст которым он любознательно постукивал по столу, пытаясь сбавить стресс.
— Не возражаете — направляясь по кабинету к кофе машине начала говорить Оксана — Я немного не выспалась, только с поезда, заскочила в общагу, вещи закинула и сразу же к вам
— Олег Витальевич — рассматривая свой изящный золотой перст, обратился к нему Валерий Дмитрич — Тебе, что особый намек нужен, сделай для нашей студентки чашечку кофе, не утруждай её попусту, она нам еще пригодится
— Да нет не стоит — возмутилась засмущавшись Оксана встав у кофейного аппарата не зная что делать, раздеваться или делать кофе — Я сама все сделаю
— Нет! — возразил Игорь Валерьевич — Виктор Валентинович приготовьте для нашей студентки папку с анамнезом, её мнение нам очень будет полезно
— Прошу раздевайтесь Оксана Владимировна не стесняйтесь — обратился к ней ректор института, перекладывая синюю папку, на место свободного стула справа от него
Расстегивая пуговицы черного пальто, Оксана чувствовала себя немножечко неудобно, так как еще не привыкла находиться в столь большом мужском коллективе. Да и скандал, который закатила Валька в общежитии, подпортило Оксане изрядно настроение, назревала внутренняя депрессия, сомнение и неуверенность в собственном выборе. Повесив черное пальто на вешалку справа возле входа, Оксана взглянула на большое пластиковое окно, жалюзи которого были на половину закрыты. Вид которого выходил на затемненную сторону института, где почти не было солнца, даже большие мощные за окном сохраняли свой снежный первозданный вид.
«Валька то все-таки была права, я действительно еще пока не могу забыть Сережу, все еще до сих пор меня терзает обида за то, что я ничего не могу исправить», подумала в тот момент Оксана, присаживаясь на свободный стул, справа ректора.
— Вам перечислить заранее симптомы нашего пациента — поставив кружку горячего черного насыщенного кофе, поинтересовался Олег Витальевич — Что вам было проще начать делать выводы
— М… какой хороший кофе — удивилась Оксана, вдыхая глубоко насыщенный аромат кофе Арабики — Да нет спасибо я думаю что сама смогу это сделать — взаимно улыбнулась Оксана, взяв в руку белую керамическую кружку с кофе, а другой рукой открыла папку с анамнезом
— Явно выраженная четкая «стенокардией», я как хирург могу вас в этом заверить — выразил свое мнение Игорь Валерьевич, держа кружку горячего кофе перед носом глубоко вздохнул
— Согласен, но как этому можно отнести еще «отека легких» — поинтересовался Олег Витальевич, обходя за спинкой стула на котором сидела Оксана — «Рентгенография органов грудной клетки» выявила расширение границ сердца и корней легких, возможно, это альвеолярный отеке легких, потому как, в центральных отделах легких выявляется однородное симметричное затемнение в форме бабочки
— Интересное суждение Олег Витальевич — похвалил его Виктор Валентинович — Ну что же Оксана Владимировна буду рад послушать и вас
Оксана словно язык потеряла, мысли совсем думали о другом, последние слова Вальки её сильно зацепили, что она даже не могла проронить ни слова. Вцепившись своими пальчиками в ручку керамической белой кружки, Оксана всеми силами пыталась сосредоточиться на папке с анамнезом пациента. Голова думала о Сереже, с того самого дня рождения её мучали угрызение совести за тот нелепый поступок, что Оксана позволила двумя парням сразу заняться с ней сексом.
— М… даже и не знаю, что тут сказать — язык, словно не слушался её, внутри неё как будто все сдавливало от эмоционального раздражения — «Дисциркуляторную энцефалопатию», что характеризуется усилением головокружения, появлением мгновенных провалов в памяти, парезов, проглатыванием слов
— Что за бред — возмутился Валерий Дмитрич, строго посмотрел на Оксану — Вы что нам тут говорите? — строгий взгляд этого мужчины немного даже пугал
— Валерий Дмитрич прошу, угомонитесь! — возразил Виктор Валентинович — Оксана Владимировна поясните, что натолкнуло вас на такое заболевание как дисциркуляторная энцефалопатия?
— Ну… — тянула с ответом Оксана, доставая из своей сумочки, что поставила на край стола рядом с собой футляр с очками — Отмечается значительное ухудшение памяти, недостаток внимательности, интеллектуальное снижение
— А если наш пациент с рождения идиот? — предположив Олег Витальевич, улыбнувшись улыбкой дьявола, коварно свернул блеском в глазах при свете люминесцентных ламп в кабинете
— Олег Витальевич — возразил Виктор Валентинович — Мы тут людей лечим, а не обсуждаем их личную жизнь!
— Оксана Владимировна вам есть, что еще сказать? — поинтересовался Игорь Валерьевич
— Только то…
Расправив дужки очков, начала говорить Оксана всеми силами пыталась сконцентрировать свое внимание над дифференциальным диагнозом.
— Что мое предположение дисцикуляторная энцефалопатия поражение головного мозга, возникающее в результате хронического медленно прогрессирующего нарушения мозгового кровообращения различной этиологии
— Да что вы нам тут туфту гоните Оксана Владимировна, нам не надо это пояснять, поясните причину, что хотя бы вызывает это заболевание — возмутился уже Игорь Валерьевич — Нас интересует сама суть, а не ваши жалкие суждения, сосредоточьтесь над делом, если вам нечего сказать, то приходите завтра
— Игорь Валерьевич — повысил строгий голос Виктор Валентинович — Оксана Владимировна, что с вами случилось, я знаю за полгода работы с вами, как вы мыслите и как хорошо излагаете суть, но сегодня с вами что-то явно не то
— Выраженная «брадикардия», может вызывать дисцикулярную энцефалопатию — предположила Оксана, надев очки
— И что с этого? — спросил Игорь Валерьевич
— Ну хотя бы, например, пациенту предложите повторить произнесенную вами слова, нарисовать циферблат со стрелками, указывающими заданное время, а затем вспомнить слова, которые он повторял за вами
— Что толку ерундой маяться, если пациент идиот — рассмеялся Олег Витальевич
— Оксана Владимировна нам нужны точные суждения, а не ваши предположения и метод диагностики, как определить дисцикулярную энцефалопатию — заметив недовольные лица своих коллег, вежливо попытался говорить Виктор Валентинович
— Оксана Владимировна вам есть, что еще сказать по этому делу? — поинтересовался Валерий Дмитрич, блеснув вновь золотым перстом на пальце
— В диагностике преходящей брадикардии используется холтеровское «суточное мониторирование ЭКГ» на протяжении 24-72 часов — внесла свое предположение Оксана, заметив, что этого не достаточно — Мониторирование с большей вероятностью и частотой позволяет зафиксировать вышеозначенные феномены
— Тогда так и поступим — согласился Валерий Дмитрич — Довольно убедительное суждение
— Оксана Владимировна — обратился к ней Виктор Валентинович — Идите лучше домой сегодня вы нам наверно уже ничем не сможете помочь
— Да что с вами Оксана Владимировна — видимо все заметили, как была эмоционально раздавлена Оксана, если, даже лишившись своей коронной дьявольской ухмылки, настаивал Олег Витальевич
— Так все допивайте кофе — вмешался Игорь Валерьевич, что был крайне недоволен производственной деятельности Оксаны — И топайте в общагу, завтра с утра начнем заново дифференциальный диагноз, а пока действительно проведем суточное мониторирование ЭКГ
— Прошу извините меня — неловко почувствовала себя Оксана нервно начала ягодицами по стулу, на котором сидела — Действительно не знаю что со мной — скрываю истинную причину эмоционального раздражения, решила вывернуться из ситуации таким образом
— Мы все понимаем, вы только что с дороги приехали и вам надо выспаться — согласился Виктор Валентинович, в тот момент, когда Оксана встала со стула
— Оксана Владимировна — обратился к ней Олег Витальевич — А как же ваш кофе вы его даже не попробовали
— Ай… — махнула она невольно рукой — Спасибо не до него сейчас
— Ну, я ведь та обидеться могу — настойчиво сказал Олег Витальевич — Я ведь специально для вас его делал
— Так все хорош чепуху нести — усмирил его Валерий Дмитрич — Оксана Владимировна завтра, чтоб хорошо выспались и сразу к нам, вы нам нужны в бодром здравии духа
Ничего не ответив в ответ человеку с большим перстом на пальце, Оксана подошла к вешалке, где висело её черное пальто, сняла его с крючка. Медленно стала надевать на себя пальто, стараясь не смотреть на критичные взгляды врачей специалистов, что пытались разгадать причину подавленности эмоционального состояния Оксаны. Некоторое время Оксана не могла разобрать их шепот, что они совещались за спиной, она все никак не могла определиться и оторваться от прошлого, которое тянуло её за собой, мысли о Сереже, начинали сводить её с ума.
«Зачем только Валька начала эту проклятую тему, зная же прекрасно, что она от неё только больно на душе», завязывая пояс на черном пальто, думала в тот момент Оксана.
— Простите — обратилась Оксана, обернувшись в пол оборота к команде врачей — Я наверно сильно переутомилась в дороге, обещаю, завтра буду чувствовать себя лучше — завязывая белый шарф на своей шее, уверяла их она
— Идите уже домой — настоял Виктор Валентинович — Посмотрел сурово на Оксану
Ничего им не ответила дальше, Оксана направилась к выходу, громко стукая каблуками зимних черных сапог. Повернув блестящую металлическую черную ручку двери, стараясь не томить их ожиданием, открыла дверь, после чего покинула кабинет диагностики, плавно закрыв за собой дверь. Направляясь уже по коридору кардиологического центра, где словно одуревшие ходили толпы пациентов, десятки врачей и медсестер, Оксана чувствовала как что-то сильно эмоционально подавляет её, словно мешая жить нормально. Даже разные медикаментозные запахи, что стояли в коридорах центра диагностики по которым, Оксана направлялась к выходу из центра, не производили на неё никакое раздражение, а наоборот, ей хотелось выйти на улицу вздохнуть глубоко хороший теплый зимний воздух Москвы. Голова как будто перестала вообще думать, появлялась по мере продвижения в фойе центра сильное желание напиться, сделать что-нибудь такое, чтобы окончательно забыть весь тот ужас, что ей довелось пережить, вытереть из памяти и сердца парня, который для неё дороже всей её жизни.

***
Чарующая прохлада, что так пленительно согревало теплом, за место того чтобы морозить нежные щечки Оксаны, она бережно их щадила. Грязные улицы подворотни, наводили дикий ужас того, до какого животного безрассудства могут доходить люди, проживая в больших городах, баки были завалены мусором, с горой, вокруг было навалено еще куча мусора, свора собак оккупировала эту территорию в поисках найти какое-нибудь полезное лакомство. Пропитанный вонью воздух канализаций и прочих отходов во дворе, через который шла Оксана, направляясь к местному поблизости супермаркету, вызывал тошнотворное отвращение. Страшные деревья своими могучими голыми ветками, покрытыми тонким слоем снега закрывали неба от солнечных лучей, создавая во дворе полнейшую пустоту мрака и жуткого холода в тени его владений.
Такое чувство возникало у Оксаны, что как будто кто-то её преследует, пока она направлялась через этот мрачный окутанный густотой теней деревьев и морозной прохладой двор. Блеклые тени мелькали по переулкам, блеск огней фар проезжающих автомобилей в таких мрачных дворах наводили ужас. Ветер колебал золотистые волнистые волосы, словно это рука маньяка, наводя жуть и ужас на Оксану, хорошо, что за следующим домом начинался обширный тротуар на котором было полно народу.
Тысячи разных людей проходили по улицам столь огромного города, кто-то писал СМС сообщения, тыкая на кнопочки своего телефона, раскладушки или слайдера, кто-то слушал музыку на плеере. С открытых дверей машин, остановившихся в кармане, примыкающей к пешеходной дорожки слышалась хорошая музыка в стиле Dubstep. Разнообразие восточной кухни, что находилось на восточной стороне от крупного супермаркета, вдохновляла изысканными вкусовыми запахами. С западной стороны перекрестка находился большой цветочный павильон чарующий своими манящими запахами
Большие стеклянные двери огромного супермаркета раскрылись, как только Оксана встала на плотный резиновый коврик, что лежал возле них. Разнообразие разных запахов, которые она не могла распознать, хлынуло ей в нос, десятки разных ароматов парфюма от самого шикарного изысканного запаха черной орхидеи, до разносортного дорого табачного одеколона. Разные запахи выпечки хлеба и просто кондитерских изделий тянули к полкам, на которых они были расположены. Тысячи видов разных полуфабрикатов, котлет, мясных изделий колбас, все это находилась, было уложены в десятки, нет даже в сотни рядов, между которых ходили массы покупателей с железными тележками, у которых были, даже находясь в магазине, возникали какие-то проблемы.
Проходя мимо рядов со спиртными напитками, Оксана искала водку, которая пришлась бы ей по вкусу, даже за радость раздавить её в одиночку в комнате студенческого общежития. Разнообразие марок крепкого пива привлекали своим первозданным манящим к себе цветом. Десятки разных видов коктейлей стояли на полках.
— Ой прошу прощения — улыбнулся мило приятный молодой человек, столкнувшись с Оксаной между рядами, поправил вежливо сумочку на её плече — Просто засмотрелся на такой огромный выбор, вот не знаю какую бы бутылочку нам с другом раздавить
— Хм… даже и не знаю, что вам посоветовать — засмущалась Оксана, пожав плечами, мило улыбнулась
Светлые русые волосы и крепкое спортивное телосложение, да и само, выражение его лица не выдавала его какого-то алкаша. Молодой человек лет тридцати был скорее похож своим крепко сложенным телом в бежевой куртке на какого-то служаку или оперуполномоченного. Темно-синие зимние джинсы и кроссовки, сияющие ярким белым цветом, даже его черный свитер с большим воротником, что выглядывал из-под куртки, был настолько идеальным и так прекрасно сочетался с его нарядом. Запах его парфюма просто пленил нежной манящей свежестью мужского одеколона.
Не обратив дальше особого внимания на этого молодого человека, Оксана направилась вдоль рядов со спиртными напитками. Выбрав стеклянную полулитровую бутылку водки и несколько банок коктейля со вкусом апельсина, Оксана стала пробираться к кассе, чтобы расплатиться за приобретенный товар. Многочисленные толпы народу скопились сразу же на несколько работающих кассах, хорошо, что умение работников магазина не заставило себя долго ждать и буквально через несколько уже минут, Оксана смогла расплатиться за приобретенный товар. В такой текучке народу никто даже не обратил внимание, на то что она слишком молодо выглядела, так что сонная продавщица не обращая внимания на стоящую перед ней юную покупательницу без проблем продала выбранный товар. После чего завернув все это в белый полиэтиленовый пакет, Оксана направилась к выходу из магазина, аккуратно пробираясь через десятки вошедших человек в супермаркет, у которых в голове были свои проблемы и свои заморочки которыми они мучали себя ежедневно.
Прекрасно позволяющая погода насладиться прелестью сладкого кислого апельсинового коктейля во дворе многоэтажных домов. Мрачная атмосфера беспорядка в этом дворе не наводила ужас, а скорее питала просто банальные чувства безразличия и хладнокровия. Капли апельсинового сока спокойно гладко лились из открытой железной банки по языку Оксану прямо в открытый рот, когда она сидела под большой березой на лавочке во дворе, ветки которой словно громадной рукой накрывали её над головой. Вонь канализаций в этом дворе уже не казалось такой отвратительной на фоне волшебной силы чудесного алкогольного напитка. Противные запахи от мусорных баков и тяжелый смрад выхлопных газов от машин, уже не доставляли никакого неудобства, после первой залпом осушенной бутылки.
Приятный звук женского каблука по снегу, что посыпал тонким слоем землю, возле лавочки на которой сидела Оксана. Завораживающий аромат парфюма, что по вкусовому запаху напоминал коллекцию духов «Amouage Ubar», с прекрасными верхними его нотами ландыша просто околдовывал чувства Оксаны восхищения столь редким качеством своего благоухания в воздухе. Девушка что подошла к Оксане была одета в довольно приличное красное короткое пальто, капроновые черные колготки, заманчиво выглядывали из-под черной мини юбки, что удачно сочетались с черными зимними сапогами. На вид казались прекрасные её белые волосы довольно милыми, что отлично завивались на её видном изъяне, на пальто, где должно находиться грудь. Карие блещущие, тайными искорками глаза, смотри на Оксану весьма любопытными и изучающим её прелести тела взглядом.
— И как же это получается, что столь прекрасная молодая девушка распивает спиртные напитки в дневное время, да еще и совсем одна — поинтересовалась она, присаживаясь на лавочку с Оксаной, улыбнулась весьма милой взаимной улыбкой
— А с каких это пор это стало делать нельзя? — спросила Оксана, нахмурила губки в пьяной улыбке, посмотрела любопытным взглядом на таинственную подозрительную незнакомку
— Да никто и не отрицает — начала говорить она своим мягки пленительным голоском, розовые губки её рта чарующие двигались, сексуально выговаривая каждое слово — Просто, зачем же это нужно делать на улице, можно и домой отправиться в тепле, а то на улице такой жуткий холод
— Да… — ухмыльнулась Оксана — Мне уже все равно больше не чьи уже руки меня так пленительно не смогут согреть и растопить мою печаль
— Понимаю — будто с чувством сочувствия сказала она, забавно посмотрев на Оксану взаимно ей улыбнулась — Но может не стоит из-за этого переживать, для начала я бы очень хотела узнать, как же все-таки зовут столь юную красивую прелесть?
— Оксана
Ответила Оксана как-то спокойно этой незнакомке, швырнув под лавочку первую пустую железную банку из-под коктейля
— Какое прекрасное и главное красивое имя — начала обольщаться незнакомая девушка Оксану своим пленительным милым голосом — Ну все же не стоит тебе так убиваться попусту
— А что мне теперь остается делать? — открыла вторую бутылку с коктейлем Оксана, после чего быстро тут же сделала большой глоток
Приятная согревающая жидкость апельсинового алкогольного сока направилась ей прямо в рот, облагораживая своими вкусовыми качествами слюну Оксаны. Словно молниеносный удар алкоголя вскружил голову Оксаны, что так с жадностью пыталась усмирить свою внутреннюю душевную боль, отдав в руки свое сознание на растерзание беспощадной силы алкоголя.
— Только и удовлетворяться прелестью этого чудесного напитка — ухмыльнулась Оксана пьяной кривой улыбкой
— Есть и другие способы — предложила девушка, поставив сумочку между собой и Оксаной, медленно её открыла
— Правда?! — удивилась Оксана из-за своего любопытства, решила поинтересоваться — И какие же?
— Хочешь на время снизить свою душевную боль и почувствовать себя счастливой? — предложила она доставая что-то подозрительное в блестящей шелестящей обертке
— Хм… — скривила Оксана губки влажные сладким сахарным апельсиновым коктейлем — И что я за это должна буду отдать?
— Совершенно ничего — ухмыльнулась она подозрительной ухмылкой, протягивая сомнительную распечатанную таблетку Оксане — Запьешь своим коктейлем
— Довольно интересно — взяв у неё из рук подозрительную таблетку кончиками пальцев, Оксана сексуально положила её себе в рот
Прекрасная нежная таблетка легла на язык Оксаны, после чего она с легкостью запила её приятным завораживающим коктейлем. Считанные секунды, Оксана думала, что с ней ничего не происходит, но после этого она словно голову потеряла, стала улыбаться подозрительной девушке, грязной развращенной сексуальной похотью улыбкой.
— М… какое великолепное чувство
Сама не понимая почему, но Оксана подсела ближе к таинственной незнакомой девушке, стала как озабоченная кошка тереться об неё сложив голову на плечо, ткань красного пальто незнакомки нежно ласкала её щеки.
— Аха-ха… — засмеялась Оксана, истерическим смехом громко, запрокинув голову держа руку у неё на груди, словно такое чувство наступало, дикое сексуальное возбуждение — Вау я даже и не думала, что будет так здорово — кричала она от невообразимого счастья на весь двор
— Ты ведь хочешь испытать теперь незабываемое удовольствие? — прошептала она на ухо Оксане своим пленительным сексуально возбуждающим голоском
— Конечно, хочу — сгорая от сильного возбуждения с тяжелым дыханием в груди, Оксана прижималась к ней сидя на лавочке, она почти не заскочила к ней на колени, вдыхала глубоко аромат её парфюма — Что мне для этого нужно сделать?
— Пойдем со мной — взяв Оксану приятно за руку, столь очаровательная нежность и пленительное влияние чудесной таблетки молниеносно вскружило голову, заставляя подняться вслед за этой девушкой
— Твой пакет с водкой — предложила таинственная незнакомка — Я возьму сама, вместе с твоей сумочкой, чтоб ты не потеряла
— Ай да забирай! — с легкость и чувством неописуемого счастья и задорного сумасшедшего смеха сказала Оксана, поднявшись с лавочки во дворе вслед за девушкой
— Ну, тогда пойдем — столь пленительным ласкающим слух шепотом предложила она, взяв Оксану за руку свободной рукой
— А разве у меня есть выбор? — улыбнулась ей в ответ эротической улыбкой, наполненной диким сексуальным желанием, после чего залпом осушила банку коктейля
— Ты ведь хочешь испытать сказочное удовольствие — спросила незнакомка повернувшись, испуская из своих губ в губы Оксаны завораживающую свежесть горячего наполненного свежестью потока воздуха дыхание
— Аха-ха…. — засмеялась Оксана, находясь под властью алкоголя с пленительной силы таблетки, что она выпила — Ты такая забавная, конечно хочу — сразу же согласилась она
— Тогда пошли — предложила она
Швырнув бутылку в сторону лавочки, на которой они сидели, Оксана направилась с подозрительной чарующей её своими чарами незнакомкой в полумрак мрачных домов, которых осыпалась краска, и внешний вид их вызывал скорее отвращение. Стукая звонко каблуками черных зимних сапог, Оксана шла в обнимку с этой незнакомкой, словно как озабоченная кошка ластилась об неё, смеясь озорным смехом, полностью лишившись рассудка.
Направляясь в сторону подъезда, железная дверь которого была открыта, и из которого исходил неприятный тошнотворный запах, но в этот момент Оксану это не настораживало, хотя она понимала, что это какое-то местное общежитие, где собирался пьяный сброд алкашей и наркоманов. Пошарпанные в синей краске стены, на которых были написаны непонятные слова, обсыпавшая штукатурка и запах мочи сразу чувствовался при входе только в подъезд этого сомнительного помещения. Пьяные ругань и брань слышались из открытых дверей комнат общежития по коридору, которого Оксана направлялась с этой таинственной забавной для неё незнакомкой, несколько алкашей напившей до кондиции мирно спали в этом коридоре.
Поднимаясь на второй этаж, Оксана услышала женские стоны, из открытой двери комнаты общежития она увидела, как выходил какой-то пьяный парень пьяный до придела, за его спиной двое парней занимались сексом с молодой рыжеволосой пьяной девушкой, прямо на кухонном столе. Картина разбросанных пельменей на полу, разлитого майонеза и валяющихся бутылок пива, в этот одурманивающий момент у Оксаны вызывало восхищения и на какое время, она представила себя на месте этой рыжеволосой извращенной натурой девушки, что в собственных громких истерических стонах змеей извилась на столе в оковах мужских рук пьяных парней. С другой открытой двери комнаты Оксаны заметила как другую напоившую до беспамятства белокурую, обнаженную на раскладном кресле молодую девушку. Пережав руку жгутом, вколола ей в вену содержимое шприца, пока другой пьяный парень нависал стоя над нею на четвереньках готовивший уже вставить свой раскаленный до придела сильным возбуждением член в развращенное влагалище этой девушке.
Повсюду творился разврат и пьянство, везде валялись стеклянные бутылки и шприцы по всему коридору общежития, пока они медленно двигались, перешагивая через тела пьяных алкашей в коридоре к закрытой хорошо лакированной двери комнаты общежития. Таинственная незнакомка, повернувшись к ней лицом, манила Оксану, своими любознательными чарами, прекрасной до обольщения улыбкой вызывающей дикое сексуальное желание, лишив её рассудка подозрительной таблеткой. Эта девушка так заманчиво улыбалась Оксане, держа её за руку, медленно манила к закрытой деревянной лакированной двери к сомнительной комнате, за которой слышался громкий мужской смех пьяных парней и опять же развращенные стоны девушек, что так громко стонали, сгорая от оргазма.
Небольшая комната, в которую вошла Оксана следом за девушкой, что так очаровывала своей красотой, была достаточно скромной. В ней был всего один небольшой разложенный диван книжка, на котором была расправленное постельное белье, обычное белое одеяло и белая простынь со скромными подушками из пуха, на которых казались на первый взгляд белые наволочки. Спертый запах табачного дыма и пива витал в воздухе атмосферы комнаты. Закрытая деревянная стеклянная рама окна, была плотно затянута шторами. На маленьком столике возле дивана был разложен ноутбук, на котором почти на полную громкость шла эротика с эффектными почти реалистичными женскими стонами. Пустая пятилитровая бутылка, из-под пива, стояла на столе, вокруг которой находилось два пустых стеклянных бокала. Так же стол, что находился возле самого окна, был абсолютно пустой.
— Ох… как я устала ты просто не представляешь — сказала нежно эта девушка проходя по деревянному полу громко стукая каблуками — Думаю самое время нам с тобой немного развлечься ты так не думаешь? — кинула пакет с бутылкой водки и сумку Оксаны на диван
— М… — простонала, изнывая, как озабоченная кошка Оксана направляясь следом за ней — Нам тут с тобой вдвоем скучно будет — нахмурила она губки, присаживаясь на разложенный диван, опираясь на него своими руками, положила ногу на ногу
— Не волнуйся, может мальчики в гости зайдут — добавила она присаживаясь рядом с Оксаной на диван — А пока может немного скинем с себя оковы верхней одежды?
— Оковы!
Со страстным шепотом прошептала почти в губы этой незнакомки Оксана, медленно начиная расстегивать пуговицы черного пальто поддаваясь искушению пленительной улыбки девушки, что так соблазнительно расстегивала сама пуговицы красного пальто.
Таинственная незнакомка завораживала Оксану своим пристальным возбужденным взглядом, что так пленительно смотрела на неё. Заставляя Оксану, что так хищно улыбалась, находясь под властью обольщения одурманивая чудесной таблетки с алкоголем, совсем не отдавая отчет о своих поступках, пока эта светловолосая девушка, разливая в стеклянные стаканы водку. Медленно Оксана сама стала снимать с себя черную шерстяную кофточку, сидя так соблазнительно на диване, поджала под себя ноги.
— М… да ты та еще штучка — настолько сильным пленительным голосом похвалила эту девушка, увидев на груди Оксаны черный бюстгальтер в горошек
— Тебе нравиться? — не переставала Оксана улыбаться, спросила, состроив губы в восхищенной улыбке
— Давай может, сначала выпьем? — предложила она, присаживаясь рядом с Оксаной
— Хм… а за что будем пить? — поинтересовалась Оксана прижалась к ней своим телом положила голову к ней на плечо и стала тереться об неё как кошка — Боже мой, я сама не понимаю зачем я это делаю, но мне хочется ласки и еще больше улетных ощущений
Заявила распущенным эротическим шепотом Оксана, прошептав ей это на ухо, взяла у неё из рук стакан, наполненный на треть водкой, скривила губки в хищной развращенной улыбке. Аромат ландыша, которым так чудесно пахло тело этой девушки, просто сводил с ума, вынуждая возбуждаться с еще более неизведанной и скрытой силой сексуального обольщения, что так пленила своей мимикой лица, заставляя вырабатывать сильное похотливое желание. Белоснежная блузка с большим воротником и расстегнутой верхней пуговицей, где Оксана смогла разглядеть краешек кружевного красного бюстгальтера, что прятался за ней.
— За что будем пить? — поинтересовалась Оксана, продолжая задорно улыбаться, сгорая от сильного сексуального возбуждения
— Ну пока наши с тобой мальчики не пришли — коварная улыбка на лице этой девушки казалась весьма очень даже эротичной — Предлагаю выпить за нас
— М… мальчики и за нас
Сама уже не понимая, что уже говорит, восхитилась Оксана, прижимаясь своим телом на расправленном диване к этой девушке, медленно поднесла к изнывающим губам стакан с содержимой водкой. Обжигающая ротовую полость водка медленно стала стекать внутрь Оксаны, доставляя непревзойденное удовольствие нежного лимонного вкуса, затуманивая рассудок окончательно. Почувствовав как сознание становиться полностью раскрепощенным, Оксана поставив пустой граненый стакан на столик, облизывая губы принялась сама расстегивать ремень на черной мини юбке.
Тихо скрипнула входная дверь комнаты, в этот момент в комнату вошли два пьяных молодых парня худощавого телосложения. Один из них был лысоватый с глубоко посажеными серыми блеклыми глазами и носом как ключ сокола, среднего роста и более как-то забитого худощавого телосложения. Другой парень был белобрысый, его светлые русые короткие волосы, отлично сверкали при каждом его движении, как только его голова попадала на пересечение солнечных лучей, что проникали в комнату, через щели завешанной плотно шторы. Голубые непривлекательные тусклые глаза несли в себе какие-то скрытые намерения, восхищенная кривая улыбка, должна была казаться угрожающей, но на тот момент у Оксаны она вызвала еще больше восхищения. Прокуренная одежда была пропитана потом и женскими ароматами духов, чем сильно от них разило, скорее, было больше на дешевое женское туалетное мыло, чем на какой-то серьезный парфюм.
— Анютка — обратился к ней лысый парень — Какой замечательный подарок ты нам сегодня преподнесла — присаживаясь на диван рядом с Оксаной он любознательно на неё смотрел
Оксана, в этот момент полностью лишившись рассудка, лежала между сидевшими двумя парнями на диване в нижнем черном белье в горошек, извиваясь от нежности прохладной простыни, постанывала в сладостных возбуждающих стонах. Волшебная сила чудесной таблетки, что дала ей эта незнакомка полностью лишила её способности хоть как-то мыслить, назревало столь сильное огромное желание получить нечто больше, несущее немыслимое удовольствие.
— Замечательная девушка — похвалила её таинственная незнакомка с прекрасным именем Анютка, проводя нежно кончиками пальцев по животу Оксаны — Кажется, ты хотела еще больше удовольствия, а значит еще больше кайфа, перед сексом так ведь?
Столь пленительный шепот этой девушки, возбудил настолько сильно Оксану, заставив её черные трусики в горошек впитать в себя влагу из стенок влагалища, что было скрыто за ними.
— Еще больше удовольствия — тихо прошептала Оксана, чувствуя, как её охватывает сильная волна возбуждения
— Вставай, давай за мной Оксаночка — ласковым голосом прошептала, встав перед диваном, наклонившись ней девушка — Мальчики раздевайтесь пока что, сейчас все будет — радостным задорным смехом поддержала она Оксану, что уже сама по себе стала смеяться
— Сейчас все будет — поддержала её Оксана, весело засмеявшись, взявшись за руки девушки, попыталась подняться с дивана — И куда же ты меня ведешь — с улыбкой развратной похоти спросила она, когда они подошли к пустому деревянному крепкому столу, что стоял возле окна
— Ложись золотце мое — тихо обняв Оксану, прошептала она ей на ухо — Сейчас испытаешь такой кайф, а потом займешься сексом с этими двумя молодцами
— Хм… ты меня уже завораживаешь любопытством — улыбнулась Оксана послушно села на край стола, позволяя милой улыбающейся девушки расстегивать молнию на её зимних сапогах на высоком каблуке
— Сейчас еще больше заворожу — нежно сказала она, освобождая ноги Оксаны от зимних кожаных сапог — Ты даже не представляешь какое чувство кайфа ты испытаешь перед сексом — медленно укладывая её за плечи на стол ласково говорила Анютка
— Уже представляю — засмеялась Оксана, ощущая, как ласково она снимает с неё черные зимние колготки, резинка которых так пленительно доставляла удовольствие её бедрам, когда сползала вниз так плавно
— Анютка ну что как всегда да? — обратился к ней парень, что-то так пристально искал в шкафу, напротив дивана
— Да только давай ей не полный шприц, а половинку — заявила Анютка, медленно наклонившись к Оксане, так пристально посмотрела на неё возбужденным взглядом, плавно завела руки ей под спину
— У тебя такие ласковые руки — похвалила Оксана, в полном бреду не переставала улыбаться
Пленительное удовольствие нежных пальчиков этой девушки с поразительной легкостью расстегнули блестящую металлическую застежку черного бюстгальтера в горошек, освободив грудь Оксаны от столь сильно сжимающих оков.
— А где у тебя все шприцы? — спросил другой парень
— Да вчера в девчонками веселились, подними там с пола возле шкафа — чарующая улыбка этой девушки, словно вдохновляла Оксану, заставляя не думать и не вникать в суть разговора
— Так они тут все использованные
Возмутился парень, с короткими русыми волосами улыбаясь, подходил обнаженный полностью к столу, на котором лежала Оксана, изнывая в сладких стонах. Любуясь мужским пленительным на тот момент телом, на котором не было видно особых каких-то мускул или мышц, Оксана, находясь в полном бреду уже наркотических средств нашла в нем что-то очень сильно возбуждающее.
— А так-то у тебя ВИЧ — заявила с ухмылкой Анютка — И я не вижу чтоб у тебя был презерватив с собой
— Да ладно тебе — будто засмущался он подошел к столу, стал пристально любоваться телом Оксаны — Вон у Ильюхи вообще СПИД и ничего же
— Такую девочку мне испортите — вздохнула она, медленно проводя по волосам Оксаны — Жалко конечно, но ничего не поделаешь — пальчики вцепились в резинку черных трусиков в горошек
Чарующим притягательным движением рук, похотливая незнакомка медленно стала снимать с Оксаны трусики. Столь завораживающее наслаждение доставляло движение их резинки по бедрам Оксаны, которыми она так пленительно играла, сексуально извиваясь на столе.
— Ильюха ну что ты там копаешься? — недовольно буркнул на лысого своего друга белобрысый парень
— Блин Анютка у тебя какая-то кровь еще в шприце — возмутился лысый парень, было слышно как он подходил к столу, на котором Оксана лежала, запрокинув голову
— Давай я сама все сделаю
Нервно заявила это девушка, обошла вокруг стола и направилась вглубь комнаты, обзор которой перегораживал стол, на котором лежала Оксана.
Встав на какое-то время на четвереньки, Оксана чувствовала, как руки этих парней ласкали своими теплыми сухими ладонями её тело. Парень с короткими русыми волосами восхищался пышной сочной прелестью груди Оксаны, которая не помещалась даже полностью в его небольшие ладони. Как будто боясь причинить ей боль он медленно сживал в своих ладонях сочные груди Оксаны, от чего она так сексуально облизывала губы своим языком. Лысый его друг Ильюха, предпочел насладиться нежностью кожи эластичных ягодиц Оксаны, для чего она так красиво их выставила, находясь стоя на четвереньках на столе. Словно одержимый звериной властью возбуждения он так страстно целовал ягодицы Оксаны, массируя нежно пальцами своей руки возбужденные пропитанные влагой стенки влагалища.
— Ну что мальчики давайте её укладывайте — заявила Анютка — И помните никакого секса пока я не ввиду ей все содержимое шприца
— Да знаем, уже знаем — возмущался лысый парень, помогая Оксане обхватив обеими руками талию, помогал медленно лечь на спину
— Перевяжи жгутом ей руку — словно приказала она эту парню
Оксана, не отдавая себе отчет в том, что происходит, раздвинула ноги перед лысым парнем, когда он подошел к ней, после чего плавно скрестила их за его спиной. Продолжая улыбаться и задорно смеяться, восхищаясь обнаженными телами парней, что окружили её возле стола, Оксана почувствовала, как резиновый жгут плотно перетянул ей руку.
— Сейчас девочка моя сейчас все будет…. — сказала она, медленно подходя окровавленную грязную иглу к руке Оксаны, лишь едва коснулась её своей прохладой, заставила вздрогнуть, начала искать, щупая пальцами, чтобы проколоть пульсирующую активно вену
В этот момент дверь выломалась в щепки сильным ударом, после чего парни в масках и с автоматами залетели в комнату. Разлетевшиеся щепки дерева мгновенно разлетелись по полу комнаты, после чего послышался топот шагов, Оксана только краем глаза заметила их черные маски и темно-зеленый камуфляж.
— Быстро шприц брось на пол!!! — прокричал свирепо здоровенный мужик — Сама отойди от неё живо — приказным дерзким тоном кричал он на Анютку
— Вам что не ясно шприц блядь на пол и отошли от неё извращенцы чокнутые — грозно прокричал другой боец спецназа
— Ой, еще мальчики — улыбаясь, весело вскрикнула Оксана, приподнялась на локти — Да еще с автоматами
— Серега посмотри она наверно того уже — обратился другой боец держа на прицеле насильников Оксаны — Вены проверь хорошенько, чтоб все чисто было
— Да не успели мы ничего с ней еще сделать — словно испугавшись, тут же сознался лысый парень
— Снимите с руки с её жгут — распорядился боец рангом повыше по знакам отличия на его погонах, Оксана смогла догадаться, что это их командир
— Я следователь следственного комитета по незаконному обороту наркотиков в Российской Федерации Волков Антон Павлович — говорил внушительно и вполне серьезно человек в сером делом костюме, что вошел в комнату за бойцами спецназа
— Да знаем мы кто ты — грубо выразился белобрысый голый парень
— Вежливее будь свинья — чем-то ударил его боец спецназа, с такой силой, что свалил его на колени
— С вами тремя все ясно — подходя к столу с кожаной папкой в руках, серьезно говорил он — А вот у этой молодой девушки, что вы сюда притащили, будут огромные проблемы
— Проблемы — ухмыльнулась Оксана и тут же задорно рассмеялась, не понимая, что вообще происходит — Я уже так грязно погрязла в проблемах, что мне уже ничего не страшно гражданин начальник
— Судя по вашим целым рукам — медленно поднял он, рассматривая руку Оксаны, потом другую — Вам крупно повезло юная леди, вас еще можно спасти, в отличие от этих троих которым грозит серьезный уголовный приговор
— Нет не надо — заскулил лысый как жалкий пес — Я все расскажу не надо тюрьмы
— Конечно, расскажешь лысый — рассмеявшись громко суровым смехом мужик в камуфляже, погладил его шуткой по лысине, когда тот упав на колени молил о пощаде — В зоне расскажешь как вы тут весело снимали девочек, а затем вводили эту синтетическую дрянь делая их своими рабами
— Так все хватит — возразил следователь — Понятые пройдите сюда, осмотрите тут все и потом распишитесь в следственном протоколе
— Понятые м… это уже интересно — засмеялась Оксана — У нас тут что что-то случилось
— Что вы ей дали? — спросил боец спецназа, обращаясь к насильникам
— Да так ничего — начала говорить Анютка, нервно постукивая кончиками ногтей по подоконнику, повернулась спиной к публике — «ЭКСТАЗИ» из сумки дала ей, она безвредная и привыкания не вызывает в отличие от того, что мы хотели ей дать
— Выводите эту даму на улицу, пусть в больнице под капельницей придет в себя
— А как же мой институт я ведь врач — рассмеялась Оксана, когда мужчины в камуфляжной форме помогали ей подняться со стола
— Проверьте ей сумочку — распорядился следователь — Понятые засвидетельствуйте то что вы увидите, когда мы выложим сюда на стол содержимое сумочки этой дамы
— Да что с тобой — сурово дернул Оксану за руку боец спецназа, когда она стала громко весело смеяться, совсем не понимая, что происходит
— У… да тут лет на десять как минимум хватит — согласился командир подразделения, когда содержимое сумочки Анны вывернули на стол — Часть 1 статья 228 Уголовного Кодекса Российской Федерации, предусматривает до 3-х лет тюрьмы, а если 5-6 таблеток, 3грамма, то уже до 10 лет лишения свободы
— Так что в вашем случае — рассматривая чей-то паспорт, с восхищенной улыбкой говорил следователь — Госпожа Земляникина топтать вам лет десять зону как минимум только за ваш ЛСД, а ведь случай с девушкой этой мы тоже на вас повесим и на ваших парней тоже
— У меня только один вопрос можно? — спросила поникшим голосом Анютка
— Вопросы здесь задаем мы — сурово почти в ухо Анютке сказал боец спецназа
— Пусть задает — улыбнувшись, разрешил следователь Волков — Кто-нибудь увидите эту обнаженную девушку, что не в себе
— Как вы нас нашли, мы ведь так долго этим промышляли, и никто на нас так и не вышел
— Вы забыли проверить сумочку этой девушки — поднимая сумочку Оксаны с дивана, он вытащил из неё жучок, и после чего положил его на столик возле дивана
— Черт так и знала, что её пасли — согласилась теперь уже Анна — На мента она не похожа, но как вы узнали, что именно за ней мы пойдем?
— Последняя девушка, что умерла в больнице от наркотической ломки перед смертью, дала нам подробное ваше описание госпожа Земляникина Анна Евгеньевна — пояснил следователь
— Что за дрянь вы ей хотели вколоть? — спросил командир спецназа, в тот самый момент, когда в комнату вошли фельдшеры скорой помощи
— Так все забирайте отсюда эту неугомонную, пускай проспится в больнице
Недовольно буркнул следователь на истерический смех Оксаны, что чуть с ума от него не сошла, упав с дивана на колени, она смеялась так, сильно не понимая, что вообще происходит.
— Мисс у вас проблемы будут в университете, это я вам точно гарантирую — добавил он потом на ухо Оксане
— Сейчас мы её заберем и осмотрим в больнице — сказал фельдшер скорой помощи, перекладывая вдвоем с напарником Оксану на носилки, после чего накрыл её обнаженное тело толстым зимним одеялом
— Да какая разница, что там хотели ей вколоть — запротестовал боец с автоматов — «Уголовная ответственность за хранение, сбыт наркотиков», этим троим уже обеспечена
— Так все уносите её скорее, достала она уже — громко крикнул следователь Волков, когда тело Оксаны, что так громко смеялась, поднимали на носилках санитары
Санитары несли тело Оксаны, на носилках прикрытое толстым зимним одеялом, когда по всему коридору общежития, работали бойцы спецназа и следователи отдела по незаконному обороту наркотиков раскали что-то по комнатам. Людей в сознании бойцы силовых вывели в коридор, опираясь руками на стену коридора они, склонив голову, послушно стояли под прицелом автоматов силового подразделения. По всему общежитию были недовольные возгласы, женские крики недовольства у кого-то даже случился приступ истерики, но люди умеющие работать быстро скрутили ненормальную, приковав её пыл наручниками к деревянной ручки входной двери в комнату общежития. После чего санитары вынесли носилки с телом Оксаны на улицу, вдохнув глоток свежего зимнего воздуха, она как будто почувствовала резкое утомление, после чего стала терять контроль над сознанием.
— Давай-давай я держу — говорил кто-то из санитаров, когда носилки затаскивали в открытые двери газели скорой помощи — Все быстрей заводим — продолжил он, когда носилки уже были в автомобиле
— Так надо будет ей сразу сделать в больнице «Форсированныйдиурез», следователь сказал, что ей дали ЛСД — предложил другой санитар, закрывая двери газели
— Метод дезинтоксикационной терапии, основанный на искусственной стимуляции мочеотделения путем одновременного введения в организм жидкости и мочегонных средств, с целью ускорения выделения с мочой из организма токсических веществ
Медленно выговаривая каждое слово, говорила Оксана, не понимая, что происходит, смотрела на горящую над головой лампу освещения салона автомобиля скорой помощи.
— Смотри Васек у нас тут умная типа — обратился санитар к своему товарищу, присаживаясь на кушетку возле носилок
— Я будущий врач — медленно выговорила Оксана, после чего повернув голову на бок отключилась
Туманные голоса, чьи конкретно Оксана разобрать не смогла, когда машина медленно тронулась с места. Свет яркой лампы падал на лицо Оксаны, ну и это ей не помешало потерять сознание, полностью отключившись, когда её тело везли в автомобиле скорой помощи. Санитары как ей показалось, что-то там говорили, бурчали, после чего накрыв её тело плотно одеялом, которое чуть не сползло с носилок, когда её затаскивали внутрь автомобиля, после чего наступила полная пустота и абсолютный провал в памяти.

***
Прошло четыре дня с того самого момента, как Оксана попала в эту ужасную ситуацию в общежитии где работа преступная группировка. Направляясь по коридору университета в черном пальто, под которым скрывалась черная мини юбка, плавно сочетающаяся с черными колготками, чьим дополнением были черные кожаные сапоги на высоком каблуке. Завораживающий запах щедро покрывающий её тело дикой розой следовал за ней по пятам, как верный спутник её уверенности. Белый шарф приятно был обернут и завязан в красивый узел на шее Оксаны, что так отлично совпадал с белой блузкой, воротник которой выглядывал из-под черного пальто.
Студенты университета на неё искоса поглядывали, некоторые с восхищением, другие зная что на самом деле произошло, поражались её наглости явиться в это учебное заведение. Двигаясь по коридору второго этажа университета Оксана направлялась к ректору Виктору Валентиновичу, на беседу, после того как её выпустили из больницы. Лишь немногие смотрели на неё подозрительно, преподавали, строго смотрели на ухмылку Оксаны, за которой прятался дикий страх неизвестности. Оксана подошла к кабинету ректора университета, блестящая металлическая ручка веяла прохладой, после того как Оксана к ней прикоснулась, после чего медленно со скрипом открыла дверь и вошла внутрь кабинета.
Виктор Валентинович сидел за большим столом в кабинете, над его головой, в черном кожаном кресле котором он сидел, красовалась огромная картина в виде эмблемы сердца и прилегающих к нему кровеносных сосудов. В кабинете пахло терпким ароматом черного свежего приготовленного кофе зерен Арабики, такой который Оксана чувствовала, когда проходила практику в кардиохирургии. Сам ректор в сером делом костюме, строгие очки на его глазах внимательно изучали папку с документами, однако как только каблуки черных сапогов Оксаны коснулись красной ковровой дорожке в его кабинете, оно оторвал свой серьезный взор и посмотрел на вошедшего гостя. Жалюзи в его кабинете насыщали кабинет, достаточным количеством света, оставаясь сдвинуты до упора, позволяя лучам восходящего утреннего солнца озарять своей неистовой силой кабинет декана института.
— Ах… Оксана Владимировна — тяжело вздохнул он — Что же вы наделали, мы до сих пор все в шоке, такого явно никто от вас не ожидал, присаживайтесь скора подойдет ваша мать, она тоже будет принимать важную роль в этом деловом разговоре
— Моя мать — заикаясь, словно от сильного испуга произнесла Оксана, держа сумочку перед собой обеими руками на кончиках пальцев — А зачем она здесь? — не решаясь сесть на стул, на который кивнул ректор головой
— Поговорим об этом позже — заявил строго ректор, снимая очки с глаз — А теперь ответьте мне на вопрос, как вы узнали про «синдромслабогосинусовогоузла», ведь вы с такой ювелирной точностью указали на вид процедуры, которой нам следовало провести, чтоб поставить верный диагноз
— Все очень просто — словно погружаясь в головоломку начала объяснять Оксана, подходя к свободному стулу, поправила черное пальто села на него — Нарушение ритма, вызванное ослаблением или прекращением функции автоматизма синусно-предсердного узла
— Перейдём сразу к сути — предложил Виктор Валентинович — Что вас натолкнуло, какую процедуру необходимо было провести
— Первое что натолкнула — продолжила дальше рассуждать Оксана — Выраженная брадикардия может вызывать «дисциркуляторную энцефалопатию», характеризующуюся усилением головокружения, появлением мгновенных провалов в памяти, парезов, проглатыванием слов, раздражительностью, «бессонницей», снижением памяти
— Ну и…?! — по его тянущейся мимике лица Оксана смогла заметить, что говорит, не то, что нужно
— «Суточное мониторирование ЭКГ» на протяжении 24-72 часов, выявить бессимптомное течение синдрома слабости синусового узла
— И все же?
Намекая Оксане на то, что она может еще лучше ответить, задал последний вопрос ректор, наклонившись сидя в кресле на стол, он посмотрел выраженными строгими глазами на неё.
— Наиболее характерным признаком синдрома слабости синусового узла служит «брадикардия», встречающаяся в 75% случаев, поэтому предположить наличие СССУ следует у любого пациента с выраженным урежением сердечного ритма
Давая такие точные цифры, Оксана спокойно ответила на поставленный вопрос, чувствуя себя королевой в этой области медицины.
— Знаете, Оксана Владимировна — ухмыльнулся ректор как-то странно — Вот честно слово, мне очень жаль, жаль потому, что такой ценный самородок как вы, так низко пал
— Вы меня отчислите? — дрожащим голосом спросила Оксана, положив трясущиеся пальцы рук на теплую лакированную гладкую поверхность его стола
— Нет! — возразил ректор, наша команда врачей этого просто не может допустить — А вот и плохая новость, вы будите учиться и проходить практику вместе со всеми студентами вашего курса, для вас больше не будет никаких поблажек
— Понимаю — опустив от отчаяния голову, Оксана посмотрела на красный ковер, что был у неё под ногами, на черном стуле котором она сидела
— Опуститься до героина
Щелкнув нервно ручкой, он швырнул её на стол, после чего она так скользко прокатилась по нему и упала на пол, издав громкий звон металлического каркаса ручки о пол линолеума
— Да как вы только могли, да что с вами твою мать то вообще происходит — голос ректора был почти повышен до крика — В тот раз вы пришли какая-то поникшая и морально раздавленная, что случилось Оксана Владимировна, вас исключили из отделения диагностики сердечнососудистых заболеваний
— Следователь вам видимо все рассказал — почти шепотом ответила Оксана, не поднимая взгляда на этого сурового мужчину
— Следователь Волков я вчера с ним общался последний раз по вашему делу, мне с большим трудом удалось его убедить не исключать вас из университета, дать вам шанс, лишь по одной простой причине, вы золотой самородок для этого университета, многие и половины ваших знаний не знают
— Да никакой я не самородок — скромно ответила Оксана, нервно начала теребить лямку черной сумочки
— Вся команда наших врачей вступилась за вас горой — продолжил ректор — Вы нужны медицине, мир способен измениться лишь людям такого склада как у вас, не понимаю, как вам это удается, но ваши методики, они работают
— Я человек Виктор Валентинович — подняв заплаканные глаза, ответила обиженным голосом Оксана — И мне тоже свойственно ошибаться
— Но до героина это уж извините — заявил ректор сурово — Вам чудом повезло, что тогда вас не успели уколоть зараженной грязной иглой и с вами все нормально, в этом заверили наши врачи центральной областной больнице, в которой вы лежали все эти дни под наблюдением
— Да знаю, я знаю!
Покусывая от сильного перенапряжения краешек губы, ответила раздраженно тихим шепотом Оксана, максимально пытаясь контролировать свои эмоции, стучала нервно пальцами по краю стола ректора института.
— Что теперь со мной будет? — достав из кармана черного пальто белый платок, Оксана его кончиком вытерла капли слез со своих глаз, на которых ручьями потекла черная тушь
Стук по двери кабинета словно остановил дыхание Оксаны, после чего заставив бешено трепетать её сердце. После чего дверь плавно открылась и на пороге уже стояла Марина Николаевна с весьма недовольным видом. Оксана заметила, как она силой сжимала лямку белой сумочки что держала в руках и по скулам на её лице, что матери было трудно выдержать этот бурный порыв нахлынувших эмоций. Растрепанные пышные белые волосы и сонные голубые глаза, вялая уставшая походка и злое выражение лица, говорили о том, что Марина Николаевна слишком долго не спала нормальным сном, после новости, которой ей уже успели сообщить. Аромат духов диких роз был сильно смешан с её потовыми железами на одежде, а запахи дешевого туалетного мыла не смогли скрыть той пылкости, с которой она стремилась попасть в этот университет, чтоб увидеться со своей дочерью, провести шока-воспитательную терапию.
— Оксана Владимировна — заявил ректор, когда мама Оксана вошла в его кабинет — Подождите пожалуйста в коридоре, у меня с вашей матерью особый будет разговор
— Виктор Валентинович — убедительно начала умолять Оксана, вскочив испуганно со стула заметив строгое выражение лица Марины Николаевны — Прошу вас
— Оксанка выйди вон — крикнула на ней Марина Николаевна, присаживаясь на свободный стул слева от стула, на котором сидела Оксана
— Основным методом лечения синдрома слабости синусового узла является постоянная электрокардиостимуляция
Ясно осознавая, что с ней сделает Марина Николаевна, после разговора со следователем Волковым, Оксана вцепилась, как за последнюю надежду начала нести непонятный для себя бред, который уже никак не может повлиять на судьбу, вердикта который ей уготовила её мать.
— При выраженной клинике СССУ, вызванной брадикардией, удлинении ВВФСУ до 3-5 сек., наличии признаков хронической сердечной недостаточности показана имплантация «электрокардиостимулятора», работающего в demand-режиме, т.е. вырабатывающего импульсы при падении частоты сердечных сокращений до критических показателей
Встав возле входной двери пыталась, умоляя ректора института не отдавать на истязание матери, что уже едва держала свой накопленный гнев в руках, Оксана заметила по её лицу, что как только она покинет его кабинет, Марина Николаевна устроит тут же крепкую порку.
— Оксана Владимировна — возразил Виктор Валентинович, строго посмотрев на Марину Николаевну, что уже чуть ли не сорвалась при нем на свою дочь — Подождите, пожалуйста, в коридоре и научитесь уже нести ответственность за свои поступки
— Но... ведь она — дрожащим голосом говорила Оксана, поджав губу, слезы стекали ручьями по её щекам
— Пошла вон из кабинета и жди меня за дверью — прокричала на свою дочь Марина Викторовна с таким со звериным оскалом, что ввела Оксану в полное оцепенение — Не вздумай никуда деться я тебя из-под земли достану
— Я тоже придерживаюсь старого советского воспитания Марина Николаевна — согласился ректор — Прошу вас она у вас талантливая девочка, прошу только не так сильно — говорил он, когда Оксана, испугавшись взгляда своей матери, быстро покинула кабинет Виктора Валентиновича
Все остальное время Оксана просидела на лавочке в коридоре за закрытой дверью, пока Марина Николаевна общалась с ректором этого института. Вскоре началась уже перемена и коридор заполонили толпы студентов и учителей, что как муравьи бегали в разные стороны каждый по своим делам с кучей тетрадок в руках и тяжелых книг. Время томилось, словно адское ожидание, Оксана расхаживала перед закрытой дверью кабинета, пытаясь в столь шумной суете студентов и преподавателей подслушать разговор ректора со своей матерью. Испытывая сильно волнение, завышенную дрожь во всем теле с которой, Оксана даже сумку в руках не могла держать. Поджав губу облокотившись на стенку где было расписание для студентов, напротив кабинета ректора, Оксана стояла напряженно смотрела на закрытую дверь. Слезы текли сами из глаз, больше всего на свете она боялась реакции разъяренной матери, под горячую руку которой ей довелось попасть несколько раз в жизни, зная, что это такое, Оксана не могла спокойно ждать своего мучительного наказания. Расхаживая в коридоре среди толп студентов, Оксана нервно покусывала губу, теребила кожаную лямку сумочки в своих руках, стучала звонко от сильного напряженного страха каблучками зимних сапог по плитке пола в коридоре университета.
Дыхание словно сковало и вновь такое чувство как будто в голове начал приливать молниеносный ток крови, когда дверь кабинета Виктора Валентиновича, плавно открылась и из-за неё вышла Марина Николаевна в сильно подавленном состоянии. Глаза матери с ненавистью смотрели на свою дочь, с которой она направилась к ней ускоренным шагом. Оксана заметила, что у Марины Николаевны было словно озверевшее лицо. Ведь все муки, что она пережила, пока ехала на поезде в Москву, неизвестно что она могла думать в своей голове, через какой мыслительный круг ада ей пришлось пройти.
— Ах… ты шалава малолетняя а ну иди сюда — истерическим бешеным тоном крикнула она на свою дочь — Что героинчику захотелось попробовать я тебя не для этого тварь такую рожала
— Мамочка не надо прости меня — слезно умоляя стоя в коридоре, просила Оксана, когда толпа студентов в ужасе расступилась перед Мариной Николаевной — Прошу не надо
— Заткнись! — схватила она свою дочь за пучок волос
При всей толпе студентов в университете Оксана тут же получила ядреную пощечину по своему лицу, силу с которой Марина Николаевна вложила в этот удар, чувствовалась с какой эмоциональной страстью, она вынесла все эти события, переживая за здоровье дочери. Испытав столь сильный обжигающий прикосновением удар, Оксана упала на колени, но продолжала смотреть заплаканными глазами на свою разъяренную мать.
— Сука такая — кричала Марина Николаевна, держа дочь за волосы одной рукой другой рукой била ей по щекам со всей своей силы — Я тебя сейчас так уколю
— Мама не надо — прокричала, умоляя о пощаде Оксана, прикрывая израненные горящие щеки ладонями рук — Прости меня….
— Заткнись дура тупая — била в ярости Марина Николаевна дочь, своей сумкой встав над ней словно, когда она сидела на коленях на холодном полу — Вот дура тупая ну я тебе сейчас покажу
— Так что здесь происходит? — послышался мужской суровый голос за спиной Оксаны
— Не ваше дело не видите, я дочь воспитываю — в ярости прокричала Марина Николаевна, грозно посмотрев на службу безопасности университета
— Прекратите немедленно — заявил строго он — Делайте это в другом месте, что не видите какую толпу, вы возле себя собрали
— Это мне решать в каком месте мне воспитывать свою дочь — ударив своей сумкой Оксану по ноге прокричала она — Дура ненормальная я тебе сейчас так уколюсь…
— Так хватит!!! — вмешался охранник, рука которого остановила разъяренную мать — Все разойдитесь по своим делам быстро, тут нет ничего интересного
— Дома поговорим — заявила Марина Николаевна, отпуская волосы дочери — А вы не вмешивайтесь туда, куда вас не просят
— Покиньте, пожалуйста, помещение университета и до тех пор пока не угонитесь, сюда можете не возвращаться — строго заявил охранник
Хорошо накаченный спортивный атлет, в милицейской форме достойно объяснил Марине Николаевне, что подобные сцены воспитания, нужно устраивать в другом месте. Строгий взгляд серых посаженных глаз и аккуратно ухоженные усы, мощная челюсть и щетина на его лице, придавала мрачный ужас в его образе охраны правопорядка. Дубинка на поясе, бойцовские сапоги, сделанные из высококачественного крепкого материала и черная кепка, что как шляпа делала из него ковбоя этого университетского городка. Приятный резкой запах освежающей свежести, что так пахло от него, внушало огромное чувство доверия, вдобавок к его строгому тяжелому голосу.
— Пошли Оксана — подав руку своей дочери, предложила Марина Николаевна, помогая Оксане подняться с колен
— Мама прости — слезно просила Оксана, пытаясь, преодолевая дикий страх и ужас, смотрела в разъяренные глаза своей матери
— Доченька моя
Расплакалась Марина Николаевна и обняла свою дочь, находясь в кольце окружения студентов, что пытался утихомирить охранник, некоторые из студентов даже снимали такую ироничную сцену на камеры своего мобильного телефона, сдерживая из-за всех сил свой истерический смех.
— Что же ты наделала
Обняв своими ласковыми теплыми ладонями израненные ярко розовые щеки Оксаны, по которым обжигающим потоком текли ручьи слез. Тушь на глазах уже расплылась в нескончаемых потеках слез, губа была поджата, с краю тела тонкой струйкой кровь. Растрепанные волосы, помятое и запачканное пылью пальто, а так же грязь на чулках Оксаны, что она собрала, находясь на полу на коленях перед своей матерью, все это следы вытерпленного жестокого наказания, что ей пришлось вытерпеть за свой поступок.
— Прости мама — слезно просила Оксана — Я не могу еще все забыть Сережу, я до сих пор его люблю это из-за него я так
— Дура ты Оксанка — улыбнулась приветливо сквозь слезы Марина Николаевна направляясь с Оксаной в обнимку по коридору — Не стоит он твоих слез
Студенты расступались перед ними, некоторые в ужасе от увиденной сцены, были шокированы жестокостью матери. Другие, с трудом сдерживая смех с порывами смешком прикрывая губы ладонями чуть ли не истерически смеялись. Третьи шептались между собой, косо переглядываясь, и с опаской смотрели на Марину Николаевну, что как гордая львица, вела своего беззащитного львенка среди смеющихся диких гиен студентов. Закрывая заплаканные глаза Оксаны от посторонних взглядов студентов и преподавателей, Марина Николаевна всеми силами пыталась защитить свою дочь от сторонних насмешек, с угрозой глядела на студентов, которые пытались смеяться, но увидев разъяренный дикий взгляд матери, тут же забыли над чем, был их смех.
Тихо плавно падающий снег на грязный асфальт, грязь которого заполонила пространство возле улицы университета. Лужи, в которые потеками стекали ручьи таившего снега в эту теплую пору, могучие ветки деревьев, что росли в зоне отдыха возле университета, все еще сохраняли прелесть зимы, оставаясь покрытыми тонким слоем снега. Отвратительные запахи канализаций даже в этой местности не угасали, нескончаемая вонь выхлопных газов от машин, носила тошнотворный отвратительный характер. Суета студентов, что сплошным потоком входили в здание университета, покидали его в какой-то спешке, впадая в крайности своих проблем перед наступившей сессией. Сплошной поток машин на автостоянки перед университетом жил своей жизнью десятки машин только успевали заезжать на стоянку, а так же десятки покидали её, под раздирающие звуки мотора двигателя железного коня.
Оксана направлялась с Мариной Николаевной по тонко посыпанной снегом тропинке в зоне отдыха, чувствуя себя под надежной защитой в теплых нежных руках матери. Слезы сами текли по раздраженным глазам Оксаны, с плеча как будто непослушно спадала черная кожаная сумка. Ноги как будто и не слушались и если бы не помощь матери, Оксана бы упала бы на мокрый таивший снег на дорожке.
— Мама ты простишь меня? — спросила Оксана, подняв свой заплаканный нежный взгляд умоляющим взором, посмотрела на свою мать — Ну правда не знаю что на меня нашло, ну я правда люблю все еще Сережу
— Дура ты меня — ласкающим нежным движением она провела с улыбкой по щеке Оксаны, слезы которой до сих обжигали раннею щеку — Не стоит он твоих страданий не на грош
— Я понимаю — опустив голову, Оксана посмотрела на мокрый таивший под ногами снег — А знаешь, мама все-таки хорошо, что ты у меня приехала
За все это время она впервые приветливо улыбнулась своей матери, сама обняла её своей рукой и они вместе медленно направились в сторону общежития в котором остановилась Оксана.
— Некоторое время поживем у моей подруги, а потом решим что делать — предложила Марина Николаевна
— А она не будет против? — поинтересовалась Оксана мило улыбаясь
— Она живет под Москвой в загородном домике — пояснила Марина Николаевна, приветливо поерзала ладонью руки по плечу Оксаны — Теперь я тебя никогда в жизни больше не оставлю
— А я тебя мама
Улыбнулась Оксана, прижалась в обнимку к своей матери, направилась вместе с ней, медленно под хруст таившего снега по дорожке. Среди посыпанных лавочек снегом, каменных скульптур и пошарпанных многоэтажных и пятиэтажных домов, цвет которых был каким-то серым и невзрачным на фоне этой тусклой густыми банальными красками зимы огромного года. Плавно падающий снег посыпал волосы Оксаны, обжигал своим холодным прикосновением её израненные щеки по которым все еще медленно стекали слезы мучений и страданий которых ей пришлось вытерпеть и усвоить огромных уроком на всю жизнь.

Глава 1

За окном падал пышными хлопьями снег, посыпая градом массивные ветки за окном. Легкие порыва ветра при такой погоде сдували с веток деревьев снег, не давая ему плотно на них оседать. Погода за окном стояла просто сумасшедшая, ужасная мерзлота, из-за низкой температуры на улицы окна в кабинете были покрыты тонким слоем узора.
Оксана находилась в клиники и вела прием пациентов, большие толпы скопления народу, все хотели попасть к лучшему врачу в этой больницы. Даже больная бабушка жаловалась на головную боль и шумы в голове и к тому же на высокие цены лекарств в аптеке, низкие пенсии и тому подобное. Оксана старалась не утруждать вниманием и не придавала особого значения, что говорит эта бабка, а просто выписала ей рецепт это гипертонии легкой формы.
Несколько приятных цветков в кабинете сглаживали атмосферу запаха этой рассыпающейся на части бабули, от которой ужасно пахло. Кружка насыщенного бодрящего кофе в это утром с приятной сладостью карамели, что стояла на краю стола возле Оксаны, придавало ей сил держаться еще в бодром здравии духа. Стараясь не обращать особого внимания на проблемы бабки и её отвратительный запах от её черного старческого костюма, с каким-то старомодным пиджаком или кофтой, что-то в этом роде, Оксана продолжала писать для неё рецепт.
— Вот бабуль попейте сосудорасширяющее лекарства, оно вам обязательно поможет и к тому же оно не сильно дорогое — пояснила Оксана, протягивая бабушке листок бумаги с рецептом
«Мда… когда же у меня нормальное то дело будет, уже как два месяца прошло, с момента как выписали того пердуна, а ничего интересного так и не подвернулось», убирая печать на рецепте котором она заверила его подлинность, думала про себя Оксана
— Ой, внученька — вздохнула, заохала она как будто тут прям, помирать собралась — Что в мои то годы уже мне поможет, это вам молодым хорошо, никаких вам забот ни проблем
— Ладно, бабуль давай все иди — вежливо старалась Оксана контролировать свой гнев, что уже начинал в ней нарастать — У меня ведь еще других больных надо так же выслушать, попытаться им помочь
— Неблагодарная — грубо ответила ей бабушка и настырно выхватила у неё рецепт из рук, направилась недовольно к выходу из кабинета, после чего громко хлопнула за собой дверью
«Старая ведьма, совсем уже охуела», злостно подумала Оксана, сжимая ручку в ладони руки
Почти сразу же дверь кабинета открылась, и хотел войти молодой парень, лет на вид было не больше двадцати, но его как-то удивительно перебил Эдуард Иннокентиевич. Заскочил в открытую дверь и встал возле стола, за котором на деревянном стуле сидела Оксана и любопытно на него глядела.
— Оксана Владимировна там, в отделении скорой помощи доставили женщину беременную с её мужем — говорил он задыхаясь, как будто бежал сюда в это крыльцо больницы долго по коридору
— И?! — возмутительно посмотрела на него Оксана, заметив за его спиной парня который наверно, скорее всего покорно и честно выждал свою очередь, чтоб попасть на прием
— У неё высокое артериальное давление, шумы в голове, потемнение в глазах, головные боли…
— Ну, это бывает у беременных, наверно ничего необычного тут я не вижу — прервала рассказ симптомов Оксана
— Да но давление 180 / 110 мм рт. ст это уже слишком как мне кажется — пояснил Эдуард Иннокентиевич, что заведовал отделением сокрой помощи — Не знаю откуда они про вас узнали, но именно вас просили заняться этим делом, говорили если вопрос в деньгах, то они все устроят для вас
— М…. — прикусывая нижнюю губу от недовольство заворчала Оксана — Ладно давайте пойдемте, посмотрим на вашу беременную
— А как же я — возмутился парень
— Уж извините — любезно улыбнулась ему Оксана своей шикарной улыбкой
Вставая из-за стола, она обратила внимание, что парень засмотрелся на её короткую черную мини юбку, что отлично сочеталась с черными чулками и элегантными черными туфлями на высоком каблуке. Черная жилетка с белой блузкой, как нельзя, кстати, подчеркивала всю красоту упругой сочной груди Оксаны, через расстегнутую верхнюю пуговицу которой показывался краешек красного кружевного бюстгальтера.
— М… Эдуард Иннокентиевич — наслаждаясь запахом приятного одеколона этого вредного мужчины возмутилась Оксана — В вашем то возрасте а вы так приятно пахните
— Спасибо это мне жена подарила — поблагодарил он направляясь вместе с ней к выходу из кабинета
— Кажется, если я не ошибаюсь — проходила в открытую дверь Оксана, что перед ней открыл Эдуард Иннокентиевич, говорила она — Эта коллекция называется «Phileas от Nina Ricci» с изысканными нотами табака, кстати очень вам даже идет
— Как вы угадали? — удивился он когда они шли по коридору клиники где скопилось толпы народу, проседая на лавочках в ожидании своей очереди
— О поверьте мне дорогой Эдуард Иннокентиевич — удивилась Оксана блеснув стеклами очков в которых отлично отражались её лазурные голубые глаза — У меня богатый опыт в парфюмерии
— Поверю потому, как вы с легкостью угадали название и запах моего одеколона — восхитился он, сжимая папку с анамнезом поступившей пациентки — Вот прошу сюда Оксана Владимировна — открывая перед Оксаной дверь, вежливо говорил он
В помещении приемного покоя сидела девушка, довольно богатой внешностью, по её внешнему виду можно было сказать, что обеспечивают её хорошо. По размеру живота, на который, Оксана сразу же обратила внимание, говорило о том, что срок уже большой навскидку где-то около 30 недель примерно. Двое парней санитаров сидели с ней на лавочке возле кабинета.
Умирающая как будто девушка держала ладонь своей руки на лбу, а другую плотно прижимала к животу. Все бледная как мука, даже скорее можно было назвать призраком, такое складывалось впечатление в голове у Оксаны при виде этой девушке, что ей было душно в этом помещении, будто что-то препятствовало задержкой дыхания в груди у неё.
— Пройдемте, пожалуйста, Алина Андреевна в кабинет — предложил подходя к ней Эдуард Иннокентиевич — Сейчас наш лучший врач вас осмотрит
Темные шикарные волосы, цвета изысканного каштана, больше представляющей её шатенкой, весьма дорогой парфюм коллекции духов, которую Оксана явно, почему то не знала, но догадывалась, что они довольно дорого стоят по его первоклассному аромату напоминающей сады Испании. Дорогого фасона зимнее черное платье на ней, было выполненного из высококачественной, теплой нежной шерсти, в сочетании с легкими тканями оно смотрелось просто шикарно ней, отлично подчеркивающей фигуру её тела.
— Скажите вы, и есть тот самый врач, о котором говорил мой Сережа? — вставая, держась за живот, чуть прищурилась, спросила она
— А Сережа это я так понимаю, ваш муж да? — поинтересовалась Оксана, помогая девушке войти в кабинет заведующего отделением скорой помощи — Почему же он тогда не с вами в такой трудный момент? — заметив, как она покорно кивнула ей головой в знак согласия, продолжила допытывать её Оксана
— Он отлучился в магазинчик за соком
Пояснила девушка, входя в кабинет и присаживаясь на кушетку, так что Оксане показалось, что она как будто сейчас туда завалится.
— Интересно — ухмыльнулась Оксана прикусывая нежно свою алую губу — Эдуард Иннокентиевич можно пожалуйста карту с анамнезом поступившей больной
— Да-да конечно — любезно согласился передавая карту в руки Оксане — И так какой у вас уже срок?
— Примерно уже 28 недель — ответила она, изнывая, как будто сейчас потеряет сознание
— Ага! — улыбнулась Оксана — Значит, план отхода в этом деле у меня будет, на крайней случай вызовем вам искусственные роды — начала рассуждать Оксана, всматриваясь через стекла своих идеальных очков в карту с анамнезом
— Да тут целый букет симптомов наверно интересное дело, с чего бы начать м… «артериальнаягипертензия», «сердечнаянедостаточность», ну и конечно же самый интересный «нарушениемозговогокровообращения», поздравляю, вас госпитализируют — закрывая, карту с анамнезом любезно улыбнулась Оксана
— Ой, спасибо вам доктор — попыталась улыбнуться она, так что Оксана действительно заметила, как ей было тяжело сделать это
— Насколько я понимаю, вы обследовались в одном из лучших кардиологических центров в Москве, тогда почему приехали сюда такую глушь? — поинтересовалась Оксана присаживаясь на край стола
— Муж захотел найти лучшего из лучших — начала говорить она с такой интонацией голоса, что как будто сейчас потеряет сознание — Там ему кто-то рассказал, что есть такой, живет именно в этой деревне, а в этой чертовой богом забытой глуши, лучший из лучших это вы
— Хм… — сексуально облизывая свои алые губки языком, восхитилась Оксана — Слава бежит впереди меня, благодаря доктору Тихонову это он разбросал всем информацию, что в этой больнице делают сложнейшие кардиохирургические операции
Дверь кабинета плавно открылась, и вошел человек, которого она никогда бы предпочла бы не видеть в своей жизни, за то, что он, когда то с ней сделал. Это был тот самый Сережа, что десять лет назад избил в своем подъезде, спив по лестнице, разбил лицо. Черный элегантный смокинг его костюма говорили о том, что он добился в этой жизни огромных высот, построив счастье на слезах Оксаны. Дорогой парфюм и взгляд гордо выраженных восхищающихся глаз, много Оксане говорили о его высокой самооценке.
— Ты….! — Оксана как кошка вскочила со стола, забившись в дальний угол кабинета, прикрываясь белой шторой, стала смотреть на него весьма ошарашенным и напуганным взглядом — Это ты её муж? — глаза Оксаны были наполнены страхом и в тоже время ненависти, за все то, что он ей когда-то причинил
— Прости Оксана…
«Да-да что-то ты уж слишком вежливо говоришь, да блядь так вежливо, что у меня складывается впечатление я его последняя надежда», подумала, презирая его Оксана, прикрываясь шторой, смотрела на него как кошка на громадного пса.
— Оксана послушай — пытаясь сохранить искренность и гуманность говорил он подходя к шторе за которой пряталась Оксана
— Оксана Владимировна — Эдуард Иннокентиевич был словно шокирован поведением Оксаны — Что с вами?
— Не подходи ко мне — кричала Оксана, выставив вперед свои руки, словно хотела когтями его оцарапать — Грязное животное да убери ты от меня свои руки — сильно испугавшись в истерики закричала она, заставив его от страху сесть на угол стола
— Да что с тобой! — вскрикнул испугавшись он
— Нет блядь ты, что совсем идиот! — ухмыльнулась злорадно Оксана
— Да я идиот — согласился он довольно быстро с её мнением
— Да как у тебя после всего этого хватило совести прийти ко мне, ты думаешь, я забыла, как ты избил меня в подъезде, думаешь, я забыла все то, что ты мне сделал, что ты мне тогда наговорил, а ведь я тогда тебя любила
— Да-да я все помню Оксана — склонив перед ней голову, говорил он словно жалкий пес, будто падая к её ногам
— Мне очень жаль, что лучшим из лучших всех врачей в мире, почему то люди указывают пальцем на тебя — вскрикнув он, напугав тем самым и свою жену и Оксану, так что она снова запряталась за штору
— Так хватит! — возразил Эдуард Иннокентиевич — Вы своими драмами тут девушку напугаете, а то она мне прям тут родит
— Сережа — удивилась его жена, её глаза от такого шока так округлились ,что казалось будто выпадут из орбит — У вас что, что-то было?
— Да блядь было! — рявкнула шторы Оксана — И я в об этом теперь жалею, что вообще когда-либо чтоб ему поверила
— Оксана прекрати — возразил Сергей — Романов порекомендовал тебя, он сказал, что заручиться твоей поддержкой
— Да, а он знал, что ты сделал мне в подъезде десять лет назад? — удивилась его наглостью Оксана
— Если бы все врачи не указывали и не отправляли меня к тебе, думаешь, я бы приехал?
— Хотя знаешь — отодвигая плавно штору, говорила с ухмылкой на лице Оксана — Я даже рада, что ты приехал, можешь забирать свою девку, и валить назад в Москву ну или куда-нибудь там еще я её лечить не буду назло тебе
— Оксана Владимировна — возразил Эдуард Иннокентиевич — Похоже, что уже никто никуда не поедет это девушка только что потеряла сознание — говорил он когда тело девушки в плавно падении падало на пол линолеума
— Придет в себя — выходя и-за шторы любопытно посмотрела Оксана на девушку, что лежала на полу без сознания — Выписывайте сразу же её, не хочу не её не это отрепье грубой силы и жестокости видеть в этой больнице — направилась она с гордой походкой к выходу из кабинета
— Оксана — окликнул её Сергей, когда она шла по коридору отделения приемного покоя — Ну что ты хочешь, ну хочешь, я на колени перед тобой встану, что хочешь, сделаю
— Какая великолепная драма — послышался голос Романова за спиной Оксаны
— Романов сука! — грубо выразилась Оксана — Ты зачем всякое дерьмо, ко мне в больницу притаскиваешь?
— Милая дорогая Оксана Владимировна — подошел Романов сзади обхватил за талию Оксаны, прижал её тело настойчиво к себе, вдыхая нежный аромат духов с запахом диких роз — Как же я люблю смотреть, когда вы так беситесь вы меня словно заводите
— Постой-постой — возмутился Сергей — Ты, что настолько хорошо знаешь Сергея Романова
— Если ты не знал я его белокурая королева — повернулась к нему Оксана назло этому мужчине и прижалась к телу Романова, черный элегантный смокинг в какой-то мере уже начал её восхищать
— И как ваш король Оксана Владимировна я повиливаю заняться делом его жены
— Ага щас — грубо ответила Оксана отрываясь от его тела — С какой это стати я буду лечить твоих инвесторов ну или кого-то там еще
— Вопрос ведь в цене так ведь?
— Нет!
— Что вы хотите взамен, если возьмете дело его жены?
— И не подумаю — обиженно нахмурила свои губки отошла к окну в коридоре, опираясь руками на подоконник, Оксана красиво выставила свои бедра
— Вы возьмете это дело Оксана Владимировна
— Нет господин Романов — коварная улыбка Оксаны не сходила с её уст — И вам меня не убедить, пусть это грязное животное за себя сам уже говорит
— Послушай Оксана — возмутился он, встав за спиной Романова — Может, хватит уже выпендриваться, чего тебе стоит ты же гений, возьми дело пожалуйста а вопрос в цене мы для тебя с господином Романовым уладим
— Ты хочешь сказать, что я слепо взяла и простила тебя за то, что ты тогда десять назад в подъезде вытворил со мной?
— Хотите я прям сейчас здесь набью ему за это морду? — сжав кулаки, спросил Романов
— Хочу чтоб он убрался навсегда из моей жизни — истерическим криком крикнула Оксана и направилась вдоль по коридору
— Оксана-Оксана — кричал Сергей, понимая, что именно она его последний оплот надежды на спасения ребенка и жизни его жены — Я бы господин Коновалов, бы так не стал делать, не стоит догонять Оксану Владимировну, когда она в таком состоянии, уж поверьте моему опыту
— Ну, хоть вы то её….
Не став дальше слушать их смазливые бредни, Оксана направилась вдоль по коридору к выходу из приемного покоя, отделения скорой помощи в сторону лестницы, что вела на второй этаж её рабочего кабинета кардиохирургии. Пробираясь сквозь толпы народу, что были в основном пациенты, Оксана старалась не замечать никого, состояние было такое отвратительное, хотелось ей дико напиться и забыть все то, что она когда-то здесь видела это животное, которое теперь ей на всю жизнь стало еще больше противно.

***
Доктор Ларионов расхаживал по кабинету в присутствии молодого врача Валентины, которая на этот раз соизволила одеться в эту зимнюю пору, как подобает врачу. Под белоснежным гладким, идеально выглаженным халатиком врача на ней была черная кофточка, довольно красиво смотрелась на ней и темно-синие джинсы, которые очень эротично обтягивали и подчеркивали сексуальную красоту её ног в сочетании. Изумительные черные зимние сапоги на высоком каблуке заманчиво обволакивали её ноги. Придавая для самой Оксаны желания самой раздвинуть эти маленькие крохотные сексуальные ножки, чтоб действительно начать извращаться в грязном сексе с ней. Все такой же аромат кашемирового дерева, веял от неё, заставляя сердце Оксаны трепетаться в бурной похоти соблазнов, поддавшись искушению, еще больше, когда вдыхала эту известную ей коллекцию духов под названием «Azzaro Club Women». С восхищенной улыбкой она наблюдала, как Оксана спокойно красит свои ногти цветом алого лака, пока доктор Ларионов пытается сопоставить картинку головоломки самостоятельно.
Вероника в таком же белом, идеально выглаженном халатике, под которым скрывался дутый зимний черный костюм, состоящий из комбинезона и белой блузки, которая плавно сливалась с халатом врача, придававший её образу строго деловой вид. Строгий высокий каблук черных зимних сапогов все же выдавал её похотливый мысли, красивое покачивание ногой эрой кудрявой черноволосой развратницы начало уже забавлять Оксану. Используя всё ту же известную для неё коллекцию духов «Tom Ford — Black Orchid», с непревзойденным изысканным ароматом черной орхидеи, к запаху которого Оксана уже начала испытывать скрытую страсть.
Сам же Ларионов как юла маячил из одной в сторону в другую, читая папку с собранным анамнезом пациентки, то метался к столу, где была открытая карта больницы известных для Оксаны кардиохирургов, которые освободили её, когда от занятий в вузе. Даже они не могли всей компанией сопоставить головоломку воедино. Складывалось у Оксаны в голове, такое чувство, что им чего-то не хватало. Ведь она знала опыт этих гениальных специалистов, это они научили Оксану всему, что она теперь знает. Но что-то не дало им сопоставить картинку и они каким-то образом узнали о ней.
«Это ведь не Романов их сюда отправил», вчитываясь в карточку больной беременной девушки, про себя подумала Оксана, пока доктор Ларионов что-то там бурчал, расхаживая по кабинету.
Серые потертые брюки, которые он никогда наверно не снимал и слегка выглаженный белый халат, пропитанный как обычно запахом кофе и табака. Идеально наполированные черные остроносые туфли, были наверно, по мнению Оксаны, символом его обуви, его прирожденным стилем. Глубоко посаженные его серые глаза, пытались внимательно сквозь стекла его квадратных очков понять самому, в чем тут дело.
— Оксана Владимировна — голос появившегося на проходе Тихонова, заведующего этой больницы, заставил оторваться от карточки и посмотреть на него — В чем дело вообще, почему родственник пациентки приходит ко мне и жалуется, что вы отказываетесь взять дело его жены
— Нажаловался все-таки падла — грубо шепотом выразилась Оксана, нервно щелкая ручкой
— Что, черт возьми, тут происходит в вашем отделе диагностики? — возмутился Тихонов, входя в кабинет Оксаны — Почему ваша команда врачей не собирается дифференцировать диагноз беременной девушки семьи Коноваловых?
— А над каким собственно делом вы прикажите мне работать, а Валерий Валерьевич? — любуясь своими накрашенными алыми ногтями, спросила Оксана, с восхищенной милой улыбкой улыбнулась ему
— Издеваться вздумали да?
— Да вы хоть анамнез то её читали?
— Оксана Владимировна права в этом деле Валерий Валерьевич, нужно срочно прерывать беременность дальнейшее промедление вызовет только смерть матери и ребенка — согласился Ларионов, прислонив задумчиво пальцы руки к подбородку
— Это как это прервать беременность? — возразил муж пациентки испуганно, раньше, как будто не решаясь зайти, стоя в коридоре, после чего услышал и вбежал в кабинет
— Так я не поняла у нас тут блядь, что зоопарк? — появление этого человека в кабинете Оксаны было глубоким оскорблением для неё самой — Кто пустил сюда в мой кабинет это животное, так все я не буду больше работать
— Оксана Владимировна — возмутился Тихонов, недовольно посмотрев как Валентина с Вероникой засмеялись, глядя как их начальник корчит из себя клоуна — Ну в чем собственно дело?
— Вы что оглохли Валерий Валерьевич — грубо выразилась Оксана, вставая со своего кресла возмутилась она — Дальнейшее промедление беременности вызовет только смерть пациентки и её не рожденного ребенка
— Тут прям бесспорно — поддержал Ларионов — Возможно придется делать ряд хирургических процедур на коре головного мозга и его сосудах, нужно срочно вызвать искусственные роды
— Но как! — возразил муж пациентки, стоя за спиной Тихонова
— Очень просто дорогой мой Сережа р… — нервно постукивая коготками своих пальцев по столу сдерживая свои эмоции прорычала как сексуально извращенная кошка Оксана — Разрежут пузо твоей девке и достанут от туда твой кусок блядь, МЯСА!!! — в порыве дикой ненависти, схватила она со стола книгу и бросила в него
— Да что твою мать тут происходит! — закричал упреком Тихонов — Уймите, пожалуйста, свой был
— Да правильно что-то ваш выдающийся кардиохирург сегодня не в духе
Удивительно как он стерпел такое поведение Оксаны, когда справочник кардиологических заболеваний так близко пролетел мимо его уха и ударился об стену.
— Значит так — начал командовать Тихонов — Пока Оксана Владимировна не придет в себя, делаем кесарево сечение, вынимаем ребенка, а дальше ваш отдел Оксана Владимировна начнет работу, на вас больница каждый месяц тратит такие огромные деньги, имейте, пожалуйста, совесть вести себя как подобает заведующей кардиохирургии
— Хорошо — нервно продолжая щелкать ручкой, Оксана пыталась сдержать порыв бурной страсти, глядя все еще с ненавистью, будто сейчас разорвет этого мужчину — Достаньте плод, после чего мой отдел приступит, мы ничего здесь к сожалею сделать не можем
— Доктор Ларионов пока Оксана Владимировна будет разбираться, в чем собственно дело, вы проведете операцию и изымите плод — распорядился Тихонов
— Доктор Ларионов нужен мне здесь — возмутилась Оксана — У вас тут столько врачей бесхозно страдает фигней, а вы забираете членов моей команды, нет все я пошла домой
— Да сделайте вы уже что-нибудь — нервно прокричал муж пациентки, которому явно надоела вся эта клоунада, что устраивает Оксана
— Хорошо-хорошо Эдуард Иннокентиевич хороший хирург — согласился Тихонов, любезно пойдя на уступки
— Постойте-постойте — возразил муж, который был явно против, чтоб его жене делали кесарево — А нельзя ли подождать пока она родит
— Ах… да конечно — Оксана опять начала валять дурака, подойдя к окну, отодвинула жалюзи стала любоваться падающим снегом
— Если у твоей девицы Сережа «Аневризмасосудовголовного мозга» факторы, которые явно указывают на это — любуясь падающим снегов, рассуждала Оксана — Следствием разрыва аневризмы является «субарахноидальное» или «внутримозговое кровоизлияние», которое может привести к смерти либо неврологическим расстройствам различной степени тяжести, связанных с повреждением тканей головного мозга
— Стойте — попросил вежливо остановиться муж пациентки — Давайте поподробнее, что такое аневризма или как ты там это сказала
— Для тебя я теперь Оксана Владимировна — строго посмотрела Оксана на него сквозь стекла своих очков — это разновидность «аневризм», при которых поражается одна из «артерий головного мозга»
— А что такое аневризма? — поинтересовался он тут же
— Блядь я что тебе справочное бюро иди да почитай — грубо выразилась Оксана, щелкая нервно ручкой смотрела как голуби облепили крышу соседнего корпуса больницы
— Оксана Владимировна — возразил Тихонов, что собирался уже уходить из её кабинета — Будьте вежливее, пожалуйста
— Хорошо-хорошо — любезно согласилась Оксана — Выпячивание стенки «артерии», вследствие её истончения или растяжения, причиной могут служить врожденные или приобретенные дефекты «средней оболочки сосудов»
— Оксана Владимировна — усомнился доктор Ларионов — Как вы догадались, что это именно аневризма сосудов головного мозга?
— Валерий Николаевич, если вы хорошо читали карту из её последней выписки
Начала рассуждать Оксана, подходя к столу, поставила ногу так, что этот противный ей мужчина увидел оголенную из-за выреза спереди на её мини юбке, изящную красоту её бедер, выше уровня, где заканчиваются её черные чулки.
— То вы, как никто другой должны понимать — предположила свою версию Оксана — Неравномерность кровотока, может быть вызвана следствием « артериальная гипертензии»
— Да-да я вас слушаю — ответил Тихонов, доставая из кармана своего пиджака сотовый телефон — Что случилось, как это произошло, ладно, что-нибудь придумаем?
— Что-то случилось Валерий Валерьевич? — поинтересовался взволнованно муж пациентки
— У вашей жены Сергей — начал говорить Тихонов как-то нерешительно — Возникла полная потеря зрения
— Да! — улыбнулась Оксана, стукнув громко по линолеуму каблуком своих черных туфель — А вот это и есть мой главный козырь, Валерий Валерьевич делайте срочно нашей пациентки кесарево, извлекайте плод, после этого моя команда приступит к работе
— Вам ведь есть что сказать — усомнился Тихонов — Этот взгляд о… только не говорите за все время что я здесь работаю, вы произвели на меня весьма глубокое впечатление гениального врача, что действует против всех правил, для вас просто вообще нет
— К чему вы клоните Валерий Валерьевич? — ухмыльнулась злорадно Оксана
— Он говорит, что заметил, как вас вдруг опять осенило идей — пояснил Ларионов — И был бы рал услышать какой?
— Я говорю об «атрофии зрительного нерва» — пояснила Оксана — Частичная или полная деструкция нервных волокон, передающих зрительные раздражения от сетчатки в головной мозг
— Как это может быть связано? — удивился Тихонов
— Понимаете
Начала рассуждать Оксана, подходя к стенке, где лежала кинутая ей книга, она красиво изогнула спину, выгибая всю прелесть своих бедер, чтоб окончательно заставить пускать слюны мужчину, который когда-то сделал ей очень больно. К тому времени, пока Оксана принялась долго рассуждать проблему, Тихонов покинул кабинет, где проводился дифференциальный диагноз, быстро направляясь куда-то по коридору.
— При длительном существовании аневризмы в сосудах головного мозга, может привести к частичной или полной потере зрения — пояснила Оксана, повернувшись к своим слушателям с довольной улыбкой, держа в руке книгу, которую только что подняла — Болезнь развивается как по маслу, вот только Сережа, самый главный сюрприз я хочу тебе сказать
— Интересно какой?
Удивился он прелестью хорошо выставленной сочной груди Оксаны, на которой Оксана ощутила его непринужденный вполне любопытный взгляд, явно поддавшись чарам её сексуального возбуждающего голоса.
— Оксана Владимировна говорит о том, что господин Коновалов — не дав Оксане самой ответить, вмешался Ларионов — Что аневризма сосудов головного мозга, это всего лишь следствие основной причины болезни вашей жены
— Доктор Ларионов! — возразила, недовольно нахмурив губки Оксана — Я конечно удивлена вашей проницательностью, но вы испортили мне весь сюрприз, правда ведь да Сережа
Милейших околдовывающий взгляд лазурных голубых глаз Оксаны, действительно свел с ума этого мужчину, она почувствовала, как он снова испытал к ней дикую животную страсть.
— И какой?
Словно потеряв дар речи, неуверенно спросил он, глядя восхищающимся взглядом на тело Оксаны, что специально злорадно для него, издевалась над ним, всячески изгибаясь то положить книгу, то поднять с пола листик бумаги.
— А вот какой это решит головоломку мой начальник — обратился Ларионов, посмотрел он недовольно на Оксану — Оксана Владимировна прекратите устраивать клоунаду немедленно
— Ой — удивилась, как будто ничего и не было Оксана — Извините Валерий Николаевич, просто листик с очень важными расчетами упал с моего стола
— Ну-ну — ухмыльнулся он, по его ухмылке Оксана поняла, что он ей не поверил — Ладно занимайтесь тогда главной проблемой, если вы не возражаете Оксана Владимировна, я бы хотел поприсутствовать на операции
— Там же нет ничего интересно Валерий Николаевич — возмутилась Оксана, нахмурив свои алые губки — Вы нужны мне здесь — она явно не хотела пока тратить силы членов своей команды, на пустые траты времени, которые ей нужны для решения главной проблемы
— Но зачем?
— Вы все — обратилась Оксана к своим подчиненным — Будите до завтрашнего утра искать причину, что же могло вызвать аневризму сосудов головного мозга и будьте уверены завтра я всех спрошу по полной, за то что поддержали Тихонова, хотите работать, работайте
С этими словами Оксана направилась к выходу из своего кабинета, посмотрев с ненавистью на человека который был ей до ужаса противен, сжав кулаки, встала перед ним. Сдерживаясь эмоции при себе, чтоб не разбить ему лицо, Оксана покинула кабинет под громкий звон своих каблуков. Направляясь по коридору больницы ею всю колотило от ненависти, достала из кармана своей черной жилетки сотовый телефон и набрала номер Катерины.
— Катюша привет — пытаясь ласково говорить, улыбнулась Оксана
— Да Оксанка — словно возмутилась Катерина из-за того, что Оксана побеспокоила её не в нужный момент — Что у тебя опять случилось?
— С какой стати у меня должно что-то случиться? — удивилась Оксана, прикусив краешек губы, подошла к лестнице, что вела на первый этаж
— Потому что твою мать Оксана у меня ведь важное совещание министров из области я не могу сейчас с тобой долго разговаривать — пояснила Катерина недовольно
— Нет сможешь — настырно упрекнула её Оксана — Сейчас я сама приду к тебе в администрацию и заставлю твою задницу покинуть столь удобное и теплое для тебя кресло
— Нет Оксанка не сейчас прошу тебя — будто зная, на что способна Оксана услышав её тон голоса, начала умолять её Катерина не делать этого — Пожалуйста не сейчас я тебя прошу
— Жди — коварно улыбнулась Оксана — Я уже еду — не став дальше слушать тихий вой Катерины, Оксана прервала связь, спускаясь с восхитительной улыбкой по лестнице, она улыбалась каждому встречному
Спустившись на первый этаж, в фойе больницы, где как обычно были толпы пациентов, что бегали со своими карточками, много врачей, бегающих с карточками своих больных. Так же молодые пациенты романтики, сладкая парочка, которая любила целоваться сидя на подоконнике пластикового большого окна, прекрасный вид которого выходил на главное крыльцо больницы, покрытого толстым слоем падающего снега. Оксана направилась вдоль по коридору в сторону бытовых помещений, где обычно оставляет верхнюю одежду медицинский персонал больницы. Стук каблуков Оксаны привлек взгляд молодых парней, которые с удивлением засмотрелись на её внешний вызывающий к себе вид, все было бы прекрасно, если бы к ним не подошла, одна из медсестер.
— Мальчики вы хоть знаете, кто это?
Обратилась она к ним, посмотрев на молодежь весьма строгим и убедительным взглядом глаз, искорки, которых Оксана заметила, когда проходила совсем в нескольких метрах от их компании.
— Нет конечно — ответил кто-то из парней, судя по всему были студентами, пришли проходить медицинский осмотре перед практикой — Но действительно шикарная девушка — этот комплимент заставил Оксану улыбнуться и приветливо повилять перед ними своими сексуальными бедрами
— Так не глазеем по сторонам — упрекнула она их — Для тех, кто не знает это наш местный ведущий специалист, в новом отделении кардиохирургии
— Я конечно слышал что у нас появилась девушка кардиохирург — согласился другой парень, что был одет в темно-синий пуховик — Но чтоб такая телка….
Парень чуть слюной не захлебнулся, Оксана от радости, что он своим взглядом сверлит её сексуальную попку, восхищенно улыбнулась и направилась дальше по коридору, звонку уверенно стукая каблука черных изящных туфель.
Плавно повернув ручку двери помещений бытовых, чуть отворив её, Оксана почувствовала насыщенный запах кофе и приятным запахом женских тонких сигарет. Зайдя внутрь она увидела одну курящую медсестру, что сидя в рабочее время на диване в помещение бытовых, спокойно курила сигарету. Другая девушка медсестра, поставив в этот момент белую керамическую чашку с насыщенным терпким ароматом кофе в ней, направилась в сторону большого пластикового окна, где на подоконнике подключенный к розетке заряжался её телефон. Больше всго Оксану удивела наглость продолжающей курить медсестры, когда Оксана закрыла за собой дверь чуть прихловнув её силой, она даже глазом не повела на неё.
«Вот сука какая наглая удивилась Оксана, курит в присутствие моей любимой шубке, которую мне Романов подарил с наступлением холодов, да я её сейчас точно тут решу её судьбу», сжимая кулаки от нахлынувшей ярости и контролируя свой гнев, думала Оксана, как бы не убить их тут прям на месте.
— Девочки я что-то не поняла, а почему мы здесь курим? — обратилась Оксана, к ним проходя по комнате отдыха
— Так это же комната отдыха Оксана Владимировна вы что?
Возмутилась сразу же курящая девушка шатенка, эффектно положив ногу на ногу, оголила вырез халатика, прекрасная сексуальная кожа её бедра, на которую Оксана сразу же обратила внимание, на какое-то время привлекла её внимание.
— Вы что не видите, у меня тут шуба весит — упрекнула быстро Оксана настырную курящую девушку, подходя к ней, выхватила из её пальцев дымящуюся сигарету, фильтр которой она хотела поднести к своим губам — Еще раз увижу, что вы тут будите курить, я с вами честно не знаю что сделаю
— Да что с вашей шубой то будет? — открыв рот от удивления, как Оксана быстро размазала её сигарету по стеклянной пепельнице
— Да это де блядь норка дура ты ебанутая! — Оксана уже хотела на неё весь свой гнев спустить
— Да что будет то с вашей шубой? — прокричала она на Оксану, думая, что сможет с ней на равных
— Еще раз увижу тебя здесь с сигаретой в зубах, честное слово тебе говорю, ты у меня тут проглотишь её, а если моя шуба пропиталась запахом твоего отвратительного дыма, ты мне её лично будешь чистить, тебе ясно!
— Вот дура ненормальная
Шепотом ответила она после недолго молчания, когда Оксана направилась к шубе, что висела на вешалке огромного шкафа, где были расположены ячейки для одежды.
— Что ты сказала? — возмутилась Оксана, взяв вешалку с шубой в свои руки
— Да говорю нормальная такая у вас шуба — быстро прикрыла она свой ротик, видимо заметив строгий взгляд Оксаны в её сторону, от чего Оксана сразу же восхищенно улыбнулась
— Так, а ты чего тут стишки свои пишешь по телефону, что зарплата большая или работы нету?
— Оксана Владимировна ну вы же не наш начальник
— И что мне стоит пойти сказать Тихонову, как вы тут булки мнете?
— Нет-нет вы, что Оксана Владимировна мы сейчас пойдем работать — покорно решила согласиться с Оксаной, ответила девушка блондинка, что писала сообщение на своем телефоне
Застегнув шубу на все блестящие пуговицы, Оксана одела большой меховой капюшон на голову и направилась к выходу из комнаты отдыха. Заметив на себе сверлящие испытывающие взгляды этих двух молодых девиц, Оксана хотела остановиться и высказать им все что у неё накипела, ну подумала, стоит поступить по умному, повернувшись к ним в половину оборота, встала возле двери.
— Если моя шуба пропиталась запахом вашего дыма или кофе, вы мне вот точно будите её чистить, я вас предупреждаю — серьезным угрожающим для них голосом высказала им Оксана, после чего открыла дверь, с силой хлопнула ею за своей спиной
Такое чувство было у неё внутри, словно её раздирает от накопившегося гнева, надо было срочно сбавить наболевшую боль, поддавшись вновь искушению страсти с Катериной.
«М… Катерина даже представить не могу, до каких мы с тобой пошлостей опустимся, стоит нам с тобой наедине остаться дома», облизывая алые изнывающие от поцелуя губки, представляла эротические фантазии в своей голове Оксана.

***
Ужасная погода, хлопьями падающий снег на покрытие проезжей части в центре деревни, что потом его метелью раздувало по всему дырявому израненному ямами асфальту. Деревья, покрытые пышным покровом снега, словно спали вечным сном, погрузившись в пучину мрака, там где солнце зашло за густую тучу. Метель раздувала весь снег так, что ехать было невозможно почти, все было как в густом тумане.
Медленно двигался красный «MercedesBenz SLS AMG», по засыпанной плотным слоем снега дороге, включив яркий темно-синий свет фар, он словно хищник в тумане прокрадывался в редком встречаемом потоке машин. Приятно хрустел снег под черным протектором автомобиля, а звук самого мотора двигателя просто вдохновлял водителя, изысканная вибрация звука от крутящего момента, что ударной звуковой волной проходила по всему корпусу в салоне машины. Как хищник своим тихим журчанием озверевшего дикого зверя под капотом автомобиля, он крался медленно по улицам. В эту пору почти никого не было на деревенских улицах, даже облезлые дворовые коты и маленькие собачонки нашли себе уже теплое пристанище, где смогли бы спокойно перекачивать эту студеную пору.
Здание администрации как крепость в центре деревни, было сильно усыпано снегом, даже плотными густыми комками снега он валился с его крыши. С глухим звуком падая на цветную дорожку, уложенной каменной плиткой, которая уже была достаточно сама покрыта толстым слоем снега. Даже старые две пенсионерки не успевали разгребать снег, своими большими снегоуборочными лопатами они активно старались, когда он все густыми хлопьями падал. Плотно прилипая к цветной каменной плитке снег, возле здания, администрации которого была выложена маленькая красивая площадь.
Припарковав свой автомобиль среди красивых элегантных иностранных марок машин, Оксана заглушила двигатель легким поворотом ключа. Плавно подняв дверь вверх, Оксана вышла из своей машины, когда снег плотными хлопьями сразу же стал падать на её прекрасные золотистые русые волосы, доставляя неприятную прохладу, заставляя надеть капюшон на голову. Прекрасный теплый большой капюшон из меха норки словно, как защитный купол накрыл голову Оксаны, защищая от попадания в неё снега.
В здании администрации, когда Оксана поднялась по ступенькам красивого каменного крыльца, открыла одну створку двустворчатой массивной деревянной двери, было все как обычно, словно, у администрации поселка не было денег обновить хоть как-то тут интерьер.
«Конечно, откуда тут взяться хорошему ремонту, когда в деревне царят большие откаты, всем Романовским свиньям, которые как сыр в масле катаются, пока подавляющее большинство в этой деревне, концы с концами едва сводит», рассуждала мысленно Оксана, приветливо улыбнулась старенькой бабушки вахтерши, направляясь к лестнице, что вела на второй этаж.
Поднявшись по массивной лестнице на второй этаж, перла которой были выполнены из крепкого массивного дуба, щедро покрытые лаком золотистого цвета, Оксана почувствовала плотное скопление душного воздуха с примесью бумаги и денег. Продвигаясь дальше по коридору до молоденькой девушки секретарши, что сидела за компьютером составляла какой-то отчет. В бликах стеклах очков на её глазах, которых отражался отчетливо монитор, Оксана ей приветливо улыбнулась.
«Когда же тебя ехидная швабра то уже уволят», злорадно насмехаясь над девушкой, подумала Оксана, проходя мимо неё самодовольной гордой походкой.
— Стойте — возмутилась она, как пружина, подпрыгнув со своего офисного компьютерного кресла — Туда нельзя у Катерины Владимировны совещание министров по этому региону, она строго настрого просила её не беспокоить
— Ах… да — ухмыльнулась Оксана, облизывая соблазнительно свои алые губки — Повесьте, пожалуйста, мою красивую норковую шубу вон на ту вешалку, что стоит сзади вас юная леди
— Да но — словно растерялась она увидев строгий взгляд Оксаны
— Да и будьте любезны барышня вы моя, пожалуйста, ничем её не испачкайте и не помните сильно
— Я же сказала вам туда нельзя — возразила девушка, которой Оксана кинула в руки свою тяжелую как рыцарский доспех белую норковую шубу
— Для меня нет слова нельзя — с улыбкой ответила Оксана — Тут для меня всегда зеленый свет, мне наплевать на ваших всех министров — в этот момент, когда она доваривала последнюю фразу, плавно открывая дверь, где происходило совещание, по бюджету региона
За большим столом, что был расположен в центре кабинета, сидели на всех стульях высокие чины министров, в богатых костюмах, с золотыми перстами на руках, ожерельях драгоценностей на своих шеях и даже серьги их были напичканы алмазами. Запах разных ароматов стоял в атмосфере спертого воздуха, пропитанным запахами кофе, смешанным с коньяком, табачного дыма, изысканного кубинского качества. На столе лежали какие-то бумаги с печатями, позолоченные ручки, так же посреди стола красовалась красивая пачка долларов.
— Катерина Владимировна возмутился кто-то из мужчин, в тот момент, когда Оксана вошла в кабинет, что сидел в дальнем конце стола — Разве вы не предупреждали свою секретаршу не входить и не беспокоить нас, да и пусть оденется нормально, а то вырядилась как шлюха
— Виктор Палыч — вмешался Романов, вставая медленно со стула — Это не секретарша Катерины Владимировны этот человек заслуживает глубокого уважения в нашей деревне
— Кто это шлюха? — рассмеялся он как свинья поросячьим визгом, схватившись за живот
— Какая забавная тут у вас хрюшка — ухмыльнулась Оксана обращаясь к тому, кто посмел её так оскорбить — Вы её что тут на мясо тут решили порешить
— Кх… м… — кашлянула легким сухим кашлем Катерина, вставая со своего кожаного черного кресла — Простите мою очень дорогую подругу, она сейчас уйдет и не будет нам тут всем мешать
— Виктор Палыч — строго заявил Романов — Впредь прошу держать язык за зубами про тех кого вы лично не знаете
— Это по какому праву Сергей Викторович вы так со мной разговариваете — возмутилась эта толстая свинья с наездом на Романова — Что вы тут мне выгораживаете какую-то девицу
— Виктор Палыч — вмешалась в разговор Власова — Эта девушка местный кардиохирург вы хоть представляете её объем бесценных огромных знаний для нашей глуши, она действительно по праву заслуживает право называть себя героем
— Так вот какой значит ваш кардиохирург — ухмыльнулась свинячья морда — В последнее время я много о нем слышал, но все никак не мог представить, что эта разодетая шлюха и есть тот человек, который людей на операционном столе из могилы прямо живьем достает
— Виктор Палыч придержите, пожалуйста, язык за зубами — вежливо предупредил его Романов, вставая со стула, встал на сторону Оксаны — Вы не столь большого положения в нашем кругу, чтобы со мной спорить вам ясно?
— Хе… — рассмеялся он словно свинья — Никак не пойму, почему вы поддерживаете эту юную молодую девку, что даже одеться не может нормально
— А что вам не нравится в моей одежде? — возмутилась Оксана
— Вообще-то — перебила Власова — Речь сейчас пойдет не об Оксане Владимировне, но кстати её тоже может коснуться
— Интересно как? — поинтересовалась Оксана, подходя к свободному стулу, где сидел Романов, села на него, поправив свою черную мини юбку
— Так вот на нашем сегодняшнем заседании, что собрал господин Романов Сергей Викторович, речь должна была пойти еще об отдельном кардиологическом корпусе в больнице — пояснила Власова, серьезно посмотрев на Оксану — В котором вы Оксана Владимировна будите чувствовать себя королевой в своем спокойной и уютном царстве
— Я не дам денег для этой девицы
Возмутилась свинячья морда, у которой даже щеки свисали с лица, до того обожрался, что аж белая рубашка на его жирном упитанном жиром теле не застегивалась нормально, однако именно от него веяло дорогим кубинским ароматом табака.
— Это еще почему — возразил Романов
— Так вот кто будет лечить мою дочь
Вставая со стула, обратился к Оксане пожилой человек с элегантными серыми усами и такого же цвета, как и усы серыми дорогим костюмом. По мнению Оксаны, этот человек занимал очень важное и очень тесное положение в этом кругу, потому как он начал говорить, даже Романов опустил свой взгляд в пол.
— Рад с вами познакомиться Оксана Владимировна — протянул он свою мощную как молот руку Оксане, пожав которую она почувствовала кожу достаточно сухой и всю в мозолях — Я Молотов Андрей Михайлович и вы будите заниматься расследованием диагноза причины болезни моей дочери
«Ха… так вот значит, как Сергей поднялся, сам бы он никогда бы не смог подняться до уровня Романова, а тут обрюхатил дочку этого человека, ну теперь то я буду импровизировать на них», ухмыльнулась Оксана.
— Лучшие врачи кардиологического центра в Москве отправили вашу дочь ко мне — присаживая снова на стул, после того как пожала руку этому человеку, говорила Оксана — А ведь я десять лет назад была освобождена от занятий ассистировала в их отделе диагносте сердечнососудистых заболеваний
— И как вижу — восхитился этот грозный по его серым мощным бровям — Ученик превзошел своих учителей
«Это значит Андрей Михайлович, что я единственный блядь человек в вашей гребаной старой несчастной жизни, кто может спасти вашу дочь», как хотелось высказать Оксане в лицо, то что она сейчас подумала, прям аж чуть у неё с языка не сорвалось.
— Я не буду лечить вашу дочь — спокойно ответила Оксана
— Это еще почему? — возмутился Молотов, строго нахмурив брови
— А вот так не хочу и все — даже в разговоре с таким влиятельным человеком, Оксана вела себя расковано, используя козырь в рукаве
— Оксана Владимировна — упрекнул вежливо Романов, стараясь не привлекать к себе особого внимания — Это маленько, не тот случай, чтобы отказывать
— Нет блядь! — уже не выдержала, вскочила она со стула — Ваш зять так называемый…
— Оксана Владимировна — вмешался настойчиво Романов в разговор, стоя за спинкой стула на котором сидела Оксана положил свои теплые и нежные ладони на её плечи — Успокойтесь, все что вам потребуется для операции или ваших там безумных людей вам предоставят
— Что значит безумных — возмутился Молотов, по его мимике лица Оксана заметила, как ему было сложно держать себя в руках — И что там натворил мой так называемый зять?
— Я не буду лечить вашу дочь из-за вашего зятя — усмехнулась над ним Оксана
— Тогда я не дам вам денег на строительства еще одного дополнительного корпуса в вашей больнице — возразил он, пытаясь надавить на Оксану
— Тем же хуже — улыбнулась Оксана — Можете искать себе других врачей, моя команда не будет заниматься делом вашей дочери, та что вам придется снова искать, того кто может
— Слушайте, мне нравится эта девушка
Захихикала как курица пожилая женщина в другом конце стола, своим роскошным красным пышным платьем она вызывала в себе особое старческое внимание. Именно от неё пахло противным резким сладостным запахом парфюма, которым как подумала Оксана лучше бы крыс травить дома.
— С Андреем Михайловичем не так-то просто спорить или о чем-либо договориться, но вижу по эмоциям на его лице, что она, вертит сейчас им, как вздумается
— Чего вы хотите? — сжимая от сильного беспокойства внутри свои массивные кулаки
— Чего я хочу, чего же я хочу м… чего же мне пожелать — прислонив коготок указательного палеца к своим губам начала импровизировать Оксана, чувствуя, что она сейчас единственная ниточка существования для его дочери и не родившегося внука — М…ч его бы мне такое пожелать, а вашего блядь зятя на вертеле можно?
— Что он вам такого сделал?
— Причинил боль, которую я не смогу забыть никогда — с ненавистью в голосе произнесла это Оксана, опираясь локтями своих рук на стол, чуть наклонилась к этому человеку — Я хочу, чтоб его не существовало больше никогда в моей жизни
— И как, по-вашему, мне это сделать?
— Да пристрелите его и все дела — со злорадной ухмылкой на алых губах ответила Оксана
— Так все же, могу сделать так чтобы он никогда в жизни больше к вам не подошел
— Он вас не послушает
— Это еще почему?
— Слишком уже велик соблазн перед ним
— То есть?
— То есть он любит меня по-прежнему — пояснила Оксана, облокотившись на спинку стула — А я вот его пристрелить хочу, можно?
— Я сделаю так что он к вам никогда в жизни не подойдет
— Да я блядь пристрелить его хочу — возразила Оксана — Причем тут подойдет или нет
— Оксана Владимировна — упрекнул её Романов вежливым тоном голоса — Давайте выражаться более культурно мы же тут все взрослые люди
— Слушайте — вмешался в разговор свинячья морда — Нет мне эта девка нравится, помыкать Молотовым, нет все завтра же больница получит мои деньги на счет, вот такие люди мне нужны
— Оксана Владимировна — возмутился Молотов, строго искоса посмотрев на неё — Вы хоть раз в жизни оружие держали в руке?
— Нет — ухмыльнулась Оксана, облизывая свои алые блестящие губы — А что можно, только для вашего зятя? — вообразив на своих алых губах злодейскую ухмылку, улыбнулась она
— Ладно хорошо — согласился он пойти на уступки — Если вылечите мою дочь я разрешу вам разбить ему морду, чем вы только пожелаете, даже вам свой пистолет дам, прикладом которым вы можете разукрасить его смазливую мордашку — положив на стол он красивый блестящий «Desert Eagle»
— Боже мой, ради всего святого — возмущалась старая курица — Уберите, пожалуйста, оружие со стола
— Ого! — удивилась Оксана, дотронувшись кончиками своих пальцев до настоящего оружия — Можно подержать?
— Нравится? — спросил Молотов — Он будет ваш, если вылечите мою дочь
— А смазливая мордашка вашего зятя? — хитрющей улыбкой ухмыльнулась Оксана
— Ай, ладно — вздохнул он — Хоть он в чем-то хороший парень, но моя дочь дороже, разрешаю вам только один раз от души разукрасить ему морду
— Тогда по рукам Андрей Михайлович — любезно согласилась Оксана, не переставая взаимно улыбаться, держа в руках заряженный на предохранителе пистолет — Да и пистолетик ваш я пока заберу, как закончу с делом обязательно вам верну
— Хорошо — согласился уже устав разговаривать Молотов — Только займитесь тем, что вы умеете делать лучше всего
— Да-да конечно — любезно согласилась Оксана, вставая со стула, держа в руке пистолет, запрятала его в глубокий карман своей жилетке — Катерина можно тебя на секундочку
— Но…
— Катерина Владимировна вы свободны — согласился Романов, было видно, как ему хотелось уже выпроводить надоедливую всем Оксану — Завтра как обычно будет совещание, вы там уже будите обязательно, а на сегодня идите с вашей белокурой подругой куда подальше
— Господин Романов — недовольно нахмурила губки Оксана — Вы ведь не забыли я ведь ваша белокурая королева, а с королева так не подобает обращаться
— — Эх… — вздохнула тяжело свинячья морда — Лакомый ты себе кусочек отхватил Сергей Викторович — обратился он к Романову, нервно перебирая на пальцах толстую сигару
— Если бы вы знали Виктор Палыч как мне дорого обходятся капризы этой королевы — тяжело вздохнул Романов присаживаясь на стул на котором сидела Оксана
— Эта девка сейчас вертела Молотовым — говорил он как будто никто не в курсе
— Да мы поняли Виктор Палыч спасибо что пояснили — огорченным голосом сказал Романов
— Нет, вы понимаете — возразила свинячья морда — Молотовым блин вертела, как ей хотелось, он ей даже свой ствол подарил, только чтоб она занялась своей работой, совершенно не беспокоясь, что его посадят за это, если у неё найдут это оружие
— У нас тут свои законы — возразил Молотов, пока эта девочка на моей стороне к ней и пальцем даже не имеет права прикоснуться вам ясно — суровым хриплым голосом пояснил Молотов, кашлянув сухим кашлем
— Пошла Оксана — потянула её за руку Катерина в сторону большой массивной двустворчатой двери её кабинета
— Хм… — прикусив краешек своей губы улыбнулась Оксана кривой улыбкой — Нравятся смотреть как большие мальчики спорят
— Оксанка — упрекнула её строго Катерина — Ты даже не понимаешь, во что ввязываешься, а с кем играешь, то вообще бы лучше бы уже в могилу бы сама зарылась
— Как?! — возразила Оксана, проходя в открытую перед ней Катериной большую створку двери — А кто же тогда будет лечить его дочь?
— Пошли, давай уже — шлепнула Катерина её по ягодицам, покидая кабинет следом за Оксаной, плотно закрыла за собой дверь — Мария как они там закончат свои беседы, убери там все
— Катерина Владимировна — слезно и душевно обратилась она к своей начальнице — Я пыталась не пускать эту девушку к вам в кабинет, я знаю, что вы говорили, но она….
— Мария — возразила Катерина, когда Оксана направлялась к вешалке где висела её белая норковая шуба с большим капюшоном — Я все знаю, не о чем не беспокойся, просто убери за ними, когда они закончат и на сегодня твой день будет закончен, отчет сделаешь завтра утром, он пока не к спеху — дала распоряжение своей секретарше
— Слушай, я наверно Тихонова попрошу, пусть мне тоже секретаршу наймет одну из медсестер, задолбалась я кучу бумаг уже разгребать — озвучила Оксана свою идею, накидывая тяжелый норковый доспех на своё нежное хрупкое тело
— Пошли, давай уже — засмеялась Катерина озорным смехом, одевая, на себя черное пальто с пышным мехом енота
— И так поедим на твоей или на моей машине — поинтересовалась Оксана
— А ты на своей приехала?
Спросила Катерина, когда они подошли, в конце коридора, к большой массивной лестнице, что вела на первый этаж.
— А как же — ухмыльнулась Оксана — Костя постарался на славу, машина зверь
— Ха… — засмеялась Катерина, словно потешаясь над Оксаной — Это спортивная машина, когда она у тебя была не зверь
— Но ведь Костя ведь постарался
— Ты его давно видела?
— Да на прошлой неделе — ответила Оксана, когда они шли по первому этажу холла здания — А что, соскучилась? — злорадно улыбаясь, поинтересовалась она, посмотрев любопытным взглядом на Катерину
— Нет, знаешь — возразила Катерина — Давай сегодня вечер проведем только с тобой вместе, где ты мне все хорошо расскажешь про зятя Молотова
— А тебе то, что с этого — возмутилась недовольно Оксана, открывая створку массивной входной двери, здания администрации, перед Катериной — Не лезь ко мне в душу вот честно слово Катерина не лезь — предупредила её она, забавно ей при этом улыбаясь
— Ладно пошли давай — согласилась Катерина, приветливо взаимно улыбнувшись Оксане
— А ты мне сделаешь приятно? — поинтересовалась Оксана, похотливо похлопала длинными ресницами своих голубых лазурных блестящих при падающих снежинках глаз
— А что ты подразумеваешь под словом приятное? — развратной эротической улыбкой спросила Катерина, приятно скрипя снегом в момент, когда наступала на него высоким каблуком своих зимних черных сапог
— Все что заставит меня кричать в изнывающих стонах, когда я буду находиться в твоих оковах
Открывая двери своей машины, нажатием кнопки на пульте управления сигнализации, призналась Оксана, выраженно показывая румянец на нежных щечках, сгорая от стыда, как ей хотелось испытать искушение страстью. После нескольких взаимных взглядов со своей развратной похотливой брюнеткой, Оксана тронула свой автомобиль с места. Выводя его на деревенскую дорогу, где снег был плотно уже укатан следами шин других машин, водитель красного мерседеса начал плавно набирать ускорение. Мощный мотор двигателя в этот момент возбуждал своим диким раздирающим ревом, кучу бурлящих внутри Оксаны эмоций, которых ей хотелось немедленно прям выплеснуть на простынь своей постели находясь в оковах эротически развращенной кошки.

***
Тусклый свет синих светильников освещал гостиную комнату Оксаны, в которой творился полнейший бардак. Разбросанные белые туфли на полу комнаты, а так же белая юбка, лежала на подлокотнике дивана, на которой красовался розовый кружевной бюстгальтер. В воздухе стояла атмосфера женских духов хозяйки дома и мужского пота, которым был пропитан диван, в идеальном сочетании размазанных, высохших на коже дивана потеков женской влаги с влагалища. Пропитанная атмосфера вина и перегара, вместе с примесью какого-то машинного масла, создавали ощущение какого-то ужасного притона. На стеклянном столике, удачно красовалась белая керамическая кружка, на которой еще сохранился свежий след алой помады Оксаны, а манящий аромат карамели сбивал в сторону все негативные сторонние запахи.
— Господи — Катерина была сильно шокирована, когда вошла в дом Оксаны — Оксанка твою мать, ты когда-нибудь будешь опрятной или нет, ты посмотри, какой у тебя срач дома творится
— Да ладно — ответила с легкостью Оксана, проходя в гостиную расстегивая пуговицы белой норковой шубы — Это нормально и в конце концов, что ты так переживаешь за мой порядок дома
— Оксанка — возмутилась строго Катерина, встав посреди гостиной комнаты, словно впала в полный ужас — Ты ведь девушка, а такое чувство, что я к мужику какому-то пришла домой, это что твою мать такое?
— Нормальная атмосфера порядка — с восхитительной улыбкой пояснила Оксана скидывая шубу на кожаный диван, что стоял в гостиной
— А это что у тебя на диване?
— Ах… это ну да маленькие шалости с Костей
— Ты же говоришь, ты его неделю не видела
— Трезвым — ответила Оксана, мило улыбнувшись, похлопала ей застенчиво своими лучезарными глазками при красиво излучаемом свете светильников в гостиной
— Ты что с ним пьяная, что ли спала? — удивилась Катерина, продолжая оценить беспорядок в гостиной
— Так-то мы с ним вместе напились
Мило улыбнулась Оксана, взяв в руки свою белую норковую шубу, понесла её в коридор, чтоб повесить во встроенный в стену шкаф для верхней одежды.
— Ну, ты Оксанка и распиздяйка
Ухмыльнулась Катерина, Оксана в зеркале на дверце шкафа увидела её очаровательную улыбку, такой красивой грязной эротической красоты, что аж между ног, появился насыщенный прилив влаги. Почувствовав легкий скачок возбуждения своих гормонов, Оксана, повесив шубу в шкаф, стала обтираться своими ягодицами о закрытую его дверцу, изнывая, предвкушая нахлынувшую в её жилах страсть.
— Нет Оксанка — возмутилась, заметив как Оксана на неё смотрит — Пока вот тут в гостиной у тебя не будет идеального порядка, я с тобой ничем заниматься не буду
— Ну Катюша — нахмурила недовольно алые губки Оксана отходя в от шкафа под громкий звон высоких каблуков черных туфель вошла в гостиную
— Я сказала нет Оксана — возразила Катерина, не дав Оксане расстегнуть блестящую бляшку на её ремне, когда она стояла возле дивана — Я сказала нет! — повторила она ну и это не спасло от настойчивости Оксаны
Катерина с визгом оступилась об пустую бутылку вина и плюхнулась на диван, от чего Оксана злорадно похотливой грязной улыбкой её улыбнулась и хотела сама залезть к ней на диван.
— Фу… Оксанка это что еще такое — возмутилась с отвращением Катерина, заметив использованный высохший презерватив на краю дивана — Да твою-то мать! — она даже в руки побоялась его взять
— Ну что еще — засмущалась Оксана, сгорая от стыда — Говорю же, мы чуточку с Костей развлеклись — присаживаясь к ней на диван, хотела её обнять за талию
— Нет, Оксанка! — возразила Катерина — Ты хоть когда-нибудь угомонишься у тебя то Романов, то Костя, то я, то еще кто-нибудь это что такое то?
— Ну Катюша мне сейчас в самый раз не хватает насыщенной сладостной страсти — вцепилась настойчиво Оксана в ремень черного бархатного платья Катерины
— Оксана вот почему ты такая — поддавшись чарам Оксаны, Катерины обвила руками её талию
— Какая? — удивилась Оксана — Что что-то не так? — заметив изменившиеся выражение лица Катерины, забеспокоилась она
— Что это у тебя в кармане твоего черного жилета такое твердое? — удивилась она щупая твердый предмет в кармане Оксаны
— Вот черт! — засмущалась Оксана — Это пушка Молотова, извини, я её сейчас выложу
— Оксанка да что такое-то — начала возмущаться Катерина, стоило только Оксане слезть с дивана на котором они вместе сидели — Так все ты мне надоела своим бардаком, давай пока ты тут марафет не наведешь, ничего у нас не будет
— Ну, Катюша!
Возмутилась Оксана, нахмурив недовольно свои алые губки, выкладывая тяжелый пистолет из своего жилета на полку шкафа, что был расположен у стены противоположно дивану.
— Вот за собой ты почему следишь — начиная собирать с пола пустые бутылки из-под вина, ворчала Катерина — Одеваешься так, что вызываешь восхищение у многих людей, с которым находишься, пахнешь как спелая цветущая уже распустившаяся роза в саду, а квартире у тебя такой бардак, когда ты уже опрятности научишься
— Ну, ты прям как моя мать — вредничала Оксана, расстегивая пуговицы черного жилета, она из-под пышной пряди золотистых своих волос заигрывала взглядом с Катериной — Вечно мне тоже старалась попрекать — отвернулась она посмотрела в строну окна, за которым хлопьями еще все продолжал падать снег
— Так Оксанка давай дуй на кухню вот тебе твои пустые бутылки — вручив пустые бутылки из под вина в руки Оксаны, возмущенно говорила Катерина — И пожалуйста, убери с дивана эту использованную штуку — намекнула она так на использованный презерватив
— Да и кстати если хочешь знать — начала вредничать Оксан — Костя не со мной тут тогда сексом занимался, для меня он оказался слишком пьян
— А с кем тогда? — ухмыльнулась Катерина — Тебе что тогда совсем ничего не обломилось?
— Ага — обиженно ответила Оксана — Сестру он свою Елену за место меня завалил на этот диван ну и дальше понеслось
— А почему тебя-то он не захотел? — поинтересовалась Катерина, тогда Оксана с пустыми бутылками вышла в коридор, направляясь в сторону своей кухни
— Да хрен его знает — со злостью в голосе ответила Оксана — Наверно он по пьянке, только свою сестру и хочет
— Да вот это у них любовь — восхищенный голос Катерины слышался из гостиной, в тот момент, когда Оксана находилась на кухне, укладывала в урну для мусора пустые бутылки — Ну ты ведь к Романову все пристаешь
— Этому потому что с Костей у меня последние два месяца, после того дела вообще никак не клеится — обиженно пояснила Оксана и под звон своих каблуков, покинула кухню
— Тогда у тебя то что они делали?
— Не знаю, Елена хотела со мной повидаться
— А Костя
— Не знаю, ему наверно в последнее время на меня наплевать стало
— Ха… ясно — ухмыльнулась Катерина, в тот момент, когда Оксана вошла в гостиную — Сестра, то лучше чем девушка
— Да не было у меня уже секса больше двух месяцев — возмутилась Оксана её придирками — С того самого момента как я с его рыжей девкой знакомой якобы и с ним переспала в домике, все больше у меня ни с кем вообще ничего не было
— Это поэтому ты так на взводе? — складывая вещи аккуратно в стопку на диване, поинтересовалась Катерина
— Даже у тебя не было времени развлечь меня — обиделась Оксана подошла к креслу — У тебя вечно то разъезды, то встречи, то еще каике-то дела
— Офигеть Оксанка — удивилась Катерина — Так что же ты делала целых два месяца без половой связи?
— Не представляешь — расстегивая пуговицы своей жилетки, ответила обиженно Оксана — На стены уже охота лезть страсть, как хочется уже
— Понимаю тебя
— Нет, не понимаешь — возразила Оксана — Ты то конечно Романова все своего обихаживаешь
— Это он меня обихаживает — обиделась Катерина — Как только у него что-то случается, он не к тебе бежит, а ко мне под юбку — возмутилась Катерина, подняв и тут же швырнув белый туфель Оксаны на пол со злости
— Но-но — упрекнула её Оксана — Сломаешь каблук ведь
— Ничего новые купишь — якобы пытаясь успокоить её, ответила Катерина — Или тебе Романова как своей белокурой короле купит десятки таких еще туфель
— Да что на тебя нашло — вставая с кресла, возразила Оксана, повысив на неё свой голос — Ты что меня к Романову ревнуешь?
— Да ревную! — стервозным грязным эротическим голосом ответила Катерина прям в лицо Оксане — Сука ты ненормальная я ведь только тебя уже в этой жизни и люблю
Сладостный порыв страсти соединил губы девушек стоящих посреди рассеянного беспорядка в куче разбросанных вещей по полу всей гостиной Оксаны. Девушки находились в центре гостиной, с диким голодным порывом пытались насытиться нежностью горячего обжигающего губы Оксаны поцелуем. Оксана с диким голодом своим языком сама влезла в рот Катерине, и начала получать от него прелесть ласки, заводясь от легкого его трения по её ротовой полости. Наслаждаясь сладостью слюны прекрасной для неё брюнетки, Оксана, предвкушая насыщенную развратную похоть, расстегнула быстро серебряную бляшку ремня на платье Катерины.
— Боже мой — задыхаясь от поцелуя, говорила Катерина — Ты такая ненасытная, можешь медленнее чуть-чуть
— Не могу — возразила Оксана с глазами полной похоти и разврата, держа её своими пальцами за воротник платья, вновь впилась как вампир в её губы
Потеки слюны текли с соединившихся губ девушек, когда они целовались сидя на полу, ласкали свои тела. Оксана не могла уже устоять перед голодом сексуального соблазна, из-за того что не смогла расстегнуть молнию сзади на платье Катерины, она в порыве страсти разорвала её своими руками в момент поцелуя.
— Оксанка! — возразила Катерина, оторвавшись от сладостных губ Оксаны — Ты, что мать твою делаешь, в чем я пойду потом? — говорила она, когда потеки слюны Оксаны стекали с её губы тонкой струйкой вниз, падая на её платья
— Я тебе что-нибудь подберу — успокоила её Оксана, впилась в её шею своими губами, начала развратно себя вести терлась об её тело, когда тело Катерины было заголено до поясницы — Да и в конце то концов, Романов отпустил тебя, что ты удовлетворила мою потребность
Заявила ей Оксана, чувствуя, как пальцы извращенной похоть брюнетки, расстегивали её пуговицы белой блузки, нежно при этом Катерина смотрела в её развращенные соблазном секса лазурные голубые сияющие глаза.
— Это тебе уже теперь сегодня точно не понадобиться — изнывая в легких сексуальных стонах, Оксана стянула с неё платья, когда она сидела перед ней на полу, оставив тело Катерины в сексуальном черном кружевном белье
— Ты сама уже решаешь, что мне понадобиться, а что нет — говорила Катерина, наблюдая с восхищением, как Оксана кидает на диван её разорванное в пылу, предвкушая искушение страстью в клочья платье — А тебе тогда это не понадобиться — настояла она, освобождая плечи Оксаны от нежной белой блузки, что облегало её тело
— Может пойдем в комнату — предложила Оксана, сидя на полу с восхитительной эротической улыбкой смотрела на Катерину, пожала под себя ноги
— Ты хочешь, чтоб я тебя там связала и завязала тебе там глаза? — медленно Катерина освобождала Оксану от надоевшей ей самой уже черной мини юбки
— А ты можешь? — спросила Оксана, придавая своей извращенной улыбке еще больше страсти, приятно чувствуя при этом, как легкая ткань мини юбки, сползает по её ногам
— А ты хочешь? — спросила её Катерина, кидая юбку на пол, как раз в то место, куда Оксана кинула её платье
— Хм… — облизывая алые изнывающие губки, улыбнулась Оксана в знак согласия
— Пошли, давай извращенка — шлепнув Оксану по ягодицам, когда она вставала с пола сказала развратным голосом Катерина
— М… этим тока ты меня еще больше забавляешь — ощутив приятный обжигающий осадок на коже после шлепка, сладко простонала Оксана, прикусив нежно губу
Насыщенное будоражащее ощущение, когда Катерина, перевязывала руку Оксаны к спинке её деревянной кровати, стало еще больше усиливать в ней самые острые сексуальные чувства.
— Ты такая искусительная — говорила Оксана сладостным изнывающим голосом, облизывая свои губки, любовалась, как Катерина связывает ей одну руку
— Подожди, сейчас еще не то начнется — заверила её Катерина, завязывая бантик после узла на руке Оксаны — Сейчас ты получишь такое острое ощущение
— М… и какое же? — чувствуя как внутри неё бурлит страсть вулканом, сладостным стоном поинтересовалась Оксана, наблюдая как Катерина, связывает другую её руку поясом от халата
— Подожди — накладывая ей на глаза черную повязку, говорила сладостным шепотом, приятно завязывая повязку за головой Оксаны
— М…. Катюша ты меня заводишь — с учащенным дыханием простонала Оксана, предвкушая неизведанное ей ощущение и приятные пальцы, что ласкали её тело
Сладкий изнывающий стон издала Оксана, как только почувствовала руки Катерины, что сжали её грудь через бюстгальтер, начали медленно они подбираться к её застежки за спиной. До того приятное сильное ощущение было, что стоило Катерине освободить сочную грудь Оксаны от стягивающих оков красного бюстгальтера, как она заерзала ногами на кровати.
— Тише-тише Оксанка — предупредила её сладким шепотом Катерина
Шепот от губ Катерины был настолько насыщенной приятной гармонией страсти, что Оксана почувствовала, как влага на её трусиках начала намокать. Ощущение рук Катерины, на своей груди сводило с ума, Оксана ничего не могла видеть, даже руками пошевелить не могла, только изнывала в сладостных стонах, ерзая каблуками своих туфель по простыне, что была под нею.
Приятные горячие губы целовали нежный розовый сосок на груди Оксаны, пока руки Катерины медленно опускались по её талии, до манящей приятной резинки пропитанных влагой трусиков. Аккуратно и очень медленно, Оксана ощутила, как пальчики Катерины обхватили резинку красных кружевных трусиков бикини, начали завораживающими движениями медленно стягивать их вниз, по её бархатной нежной коже. Уже не контролируя свое возбуждение Оксана задержала ногами то согнув их в колено то разогнув их обратно, собирая простынь под своей спиной каблуки своих туфель в кучу, когда резинка её трусиков так приятно опускалась вниз.
— Боже мой Оксанка — радостный голос Катерины еще больше её заводил — Да ты даже контролировать свой сексуальный порыв не можешь
Ничего не ответив ей Оксана сладостно застонала, продолжая ерзать каблуками черных туфель пол простыни, что была под её спиной. Учащенное, возбужденное неизведанной наполненной острыми ощущениями порывы страстью, которые Оксана не могла контролировать, когда это хитрая извращенной фантазией брюнетка что-то делала в комнате, пока она сама была скованная оковами её любви, в ожидание неизвестных чувств, что с ней решила сотворить Катерина.
Чувство сладких горячих частых поцелуев по телу Оксаны, шее и её груди, еще больше заводили. Приятно тиски пальцев Катерины сживали её грудь, заставляя еще больше страдать в собственных стонах, а тот момент, когда она раздвинула ноги Оксаны, вообще захватил дух. Обжигающее дыхание на мокрых стенках влагалища Оксаны не давал ей покою, заставляя тело Оксаны извиваться, обхватив пояса которыми были связаны её руки своими пальцами, она приготовилась к неизведанному проникновению вглубь своих стенок. Завораживающим движением пальцы Катерины медленно раздвинули половые губы влагалища Оксаны, заставив её от неизвестности еще громче сладостно стонать.
— Даже не думай — предупредила её Катерина, говорила она приятным голосом, выпуская горячий поток воздуха из своих губ на приятные пропитанные влагой стенки влагалища Оксаны — Язык я тебе туда внутрь больше не засуну, я знаю, что с тобой опять будет
— Давай уже… — простонала, изнывая в собственных стонах Оксана
Почувствовав, как что-то холодное и нежное входит промеж её влажных пропитанных возбуждающей влагой стенок влагалища, Оксана изогнула спину, издавая громкий сладостный стон, прикусывая губу. Что-то такое нежное, обвораживающей прохладой силикона входила в Оксану, медленно раздвигая стенки её влагалища. Приятная рука в этот момент сжала сочную грудь Оксаны, пока она так сладостно стонала, чувствуя, как что-то медленно так проникает её, заставляя ерзать ногами по постели еще быстрее. Извиваясь в крепких оковах, в которых спутала её тело Катерина, Оксана, открыв свои губы громко стонала. Тело было настолько скованно таким острым наполненной сексуальной гармонией ощущением, что она даже не могла пошевелить языком, когда Катерина с голодной страстью поцелуя приглушила её стоны. Обволакивая язык Оксаны своим языком, Катерина щедро наполняла её рот изобилием своей слюны. Тонкой струйкой сочилась с нежных губ Катерины слюна прямо в открытый рот Оксаны. Стараясь держать свои губы открытыми, Оксана насыщалась вкусовой прелестью сладостной слюны Катерины в момент сильного ощущения проникновения в её влагалище неизвестного силиконового приятного предмета, что так приятно раздвигая его стенки заставляя громко стонать от удовольствия.
Столь сильное ощущение, когда уже Оксана собиралась испытать от этого силиконового предмета оргазм, было нарушено красивой мелодичной музыкой телефона. Красивая музыка возбуждающая самые разные чувства гармонии и прекрасного настроение, прервало столь сильно ощущение доля Оксаны, заставив её не в нужный момент подумать о телефонном звонке.
— Что это такое — медленно вытаскивая из влагалища Оксаны какую-то подозрительную штуку, пупырышки которой приятно массажировали его стенки — Ты, что кого-то ждешь?
Возмутилась Катерина, прижимаясь к связанному в оковах страсти обнаженному телу Оксаны. Словно в этот момент она так сильно прижалась, к телу Оксаны, как будто она со связанными руками и завязанными глазами могла что-то решить, оставив у неё между ног эту приятную вещь, смазка которой холодило возбужденное горячий пылкой страстью влагалища.
— Ты что в самом деле думаешь — поинтересовалась Оксана улыбнувшись восхищенной улыбкой — Что я в таком состоянии смогу тебя от чего-то защитить нежная ты моя — Может для начала развяжешь мне руки и снимешь теперь уже повязку с глаз
— Ах… — вздохнула Катерина, словно вздрогнув, от того, как разыгралась музыка на телефоне Оксаны, еще больше прижалась к телу обнаженному телу, сковав вдобавок его своими руками — Оксана скажи пожалуйста, что ты никого не ждешь
— Да никого я не жду дура — громко крикнула на её Оксана — Давай быстрее развяжи меня, может это с работы
— Господи Оксанка — возмутилась Катерина, снимая с глаз Оксаны повязку — Как ты можешь в такие моменты думать о работе?
— Извини дорогая, приходится — ухмыльнулась Оксана, пытаясь сфокусировать расплывающееся зрение, после снятой с глаз повязки — Это ты чем так меня поимела?
Возмутилась Оксана, увидев силиконовый утолщенный предмет в форме цилиндра, которым Катерина разминала своё тело в душе.
— Боже мой, Катерина у твоей мочалки отличные пупырышки — похвалил Оксана, заметив как эта извращенная темноволосая кошка, засмущалась, прижимаясь головой к сочной её груди — Ну же Катерина давай уже развяжи мне руки
— А ты ведь никуда не уедешь?
— Да блин — упрекнула её Оксана — Только в том случае если пациент протянет еще хотя бы до завтра, то нет
— Ну уж нет!
— Хотя бы принеси мне этот долбанный телефон с сумки
Рявкнула на её Оксана, с такой силой голоса, что бедняжка, что прижималась своим телом к её сочной груди, вздрогнула и соскочила с кровати смотрела на неё ошарашенным взглядом.
— Давай быстрей, что встала как вкопанная — еще громче ругалась на неё Оксана, оставаясь в связанных оковах, привязанная к спинке своей кровати
— Ладно-ладно — покорно согласилась Катерина, побежав в комнату, откуда доносился звон телефона, громко стукая каблуками зимних сапогов — Да кто такой надоедливый прям звонит и звонит
— Катерина! — крикнула ей Оксана, оставаясь привязанной к кровати — Что ты там возишься, неси сюда телефон, это наверно мне с работы звонят
— Да даже если с работы — ответила Катерина, крича из гостиной — Ты все равно никуда не пойдешь
— Это еще почему? — возмутилась Оксана изнуренно вздыхая — Там наверно что-то важное
— Для тебя важное — стук приближающихся каблуков Катерины заставил немного улыбнуться Оксану, когда она вошла в её комнату — Это сейчас я, ты меня вытащила с этого собрания, даже Романов отпустил меня с тобой на день
— Это потому что я так захотел — заявила Оксана — Ты, что даже телефон не можешь с сумки достать, ну Катерина я тебе щас точно всыплю, развязывай, давай меня
— Оу… нет! — возразила Катерина, как будто испугавшись яростного оскала глаз Оксаны — Ладно сейчас достану
— Да достань ты уже, а то это мелодия мне все уши уже протрещала
Возмутилась Оксана, начав уже дергаться на кровати, пытаясь высвободиться из оков, которыми связала это извращенная гениальная на все виды грязной похоти брюнетка.
— Можешь не дергаться, у тебя все равно ничего не получится — пытаясь её успокоить, говорила Катерина, вытаскивая телефон из сумочки Оксаны — Вот это да сам Тихонов даже тебе звонит
= Тихонов говоришь — удивилась Оксана раздвинув чуть алые пропитанные слоем слюны Катерины губы — Ну-ка дай сюда телефон
— М… нет — возразила Катерина — И не надейся я тебя никуда не пущу сегодня
— Ну, Катюша — возмутилась Оксана — Поднеси хотя бы включенный этот проклятый телефон к уху мне, дай хоть так пообщаться с заведующим больницы
— Ага, головой
— А как будто он меня видит
— Оксана Владимировна — слышался сильно возмущенный голос Тихонова — Какого черта вы себе позволяете, издеваться надо мной вздумали, почему так долго трубку не брали
— Что-то с пациенткой случилось во время кесарево? — удивилась Оксана его громкой неприятной ругательской интонацией голоса — Что там может случиться, ах да если вы такие растяпы, что даже пузо девушки разрезать не можете, то конечно что-то может случиться
— Что вы себе позволяете? — возмутился Тихонов, в его интонации голоса Оксана заподозрила, что не пациентка является главной причиной его звонка
— Валерий Валерьевич — согласилась Оксана, чувство приятных коготков Катерины в волосах Оксаны, что держали трубку перед её ухом, пока она оставалась привязанной к кровати — Вас ведь не пациентка вынудила позвонить мне, а что-то другое
— Ваша интуиция Оксана Владимировна меня всегда удивляет — согласился Тихонов, чуть более великодушно ответив — Но правда причина ваша со всем в другом, пациентке сделали операцию и она сейчас пока еще отходит после наркоза
— Так что же вынудило вас позвонить мне лично? — ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как прекрасные ногти Катерины щекочет ей волосы на головы, приятно держа трубу возле её уха
— Какая-то женщина внезапно появилась в нашей больнице — начал говорить Тихонов, настораживая своей скрытой интонацией голоса — Говорит, что ваша якобы мама, конечно медсестры нашей больницы имели такую глупость проводить её в ваш кабинет
— Мама — облизывая свои алые губки, еще лучше улыбнулась Оксана — Нет, это невозможно с ней я уже очень долго и давно не поддерживаю связь, она не смогла бы приехать
— Но, тем не менее, она здесь — заверил её Тихонов, Оксана почувствовала в его голосе его возмущения — И сейчас не дает вашей команде врачей работать в кабинете
— И что же она там делает с ними? — Оксана все еще больше продолжала улыбаться, ощущая, как другая рука Катерины щекочет её волос все еще сохранившую влагу губы
— Оксана Владимировна прекратите дурачиться, я прям, уже здесь слышу как вам там весело — возмущению Тихонову не было уже предела, когда его голос перешел на крик
— Ну, есть немного и весело — согласилась Оксана с ним, почувствовав как коготки пальцев Катерины, чуть раздвинули её половы губы, чувство было такое, что аж дыхание замерло
— К вам и так тут большие привилегии в этой больнице, ведете себя как королева тут, то не хочу, это не буду, тем не буду заниматься, в клинику сегодня не пойду, голова якобы ужасно раскалывается, после похмелья болит
Начал продолжать высказывать, свое недовольство Тихонов, когда Оксана в такие минуты удовольствия его не могла слушать.
— Это когда это я вам такое говорила м….?
Пытаясь придать серьезность своему голосу, спросила Оксана, прикусив губу от удовольствия, когда только коготок пальчика Катерины плавно вошел в неё, приятно растягивая чувствительные пропитанные влагой стенки влагалища.
— Так все жду вас в больнице — заявил Тихонов — Или иначе я вызову вневедомственную охрану и вашу мать выволокут силой из этой больницы — предупредил Оксану, говорил он весьма внушительно, после чего сбросил вызов
— Можешь уже убрать телефон от моего уха — сказала Оксана и сладко застонала из-за настырного пальчика Катерины, что так и пытался проникнуть вглубь её стенок мокрого влагой влагалища
— И что ты будешь делать? — раздвигая вторым пальцем стенки влагалища, горячим обжигающим дыханием на стенки влагалища Оксаны, поинтересовалась Катерина, наклонившись к её раздвинутым ногам
— Что-то — возмутилась, недовольно нахмурив губки Оксана, продолжая сладко стонать — Ехать придется смотреть, что за там женщина пришла, которой матерью моей называется
— Так может это и есть твоя мать
— В самом деле, ты так думаешь? — еще больше удивилась Оксана, вдруг перестав получать удовольствие от того, что с ней пыталась делать Катерина — Развяжи меня, тогда нам стоит съездить
— Уверена?
— Да — ответила Оксана, наблюдая, как Катерина подползла медленно, словно хищная кошка к своей загнанной в угол добыче к спинке кровати к которой были привязаны её руки — Заодно к пациентке своей наведаюсь
— Боже мой, Оксанка! — возмутилась недовольно Катерина, взявшись за кончик пояса которым была привязана рука Оксаны — Ты хоть сегодня не будешь думать о своих головоломках, ты достала уже честно
— Не могу, извини — ухмыльнулась Оксана, с любопытством посмотрела как эта кошка тянет за бантик нежного пояса, которым была привязана рука Оксаны — Это у меня зависимость такая
— Ага, знаю я твою зависимость
— Ну хочешь, поехали со мной — предложила Оксана, лишь бы тока успокоить свою неугомонную развращенную похотью соблазнов стерву — Заодно хоть с матерью своей познакомлю, вы наверно с ней споетесь у меня что-то не получилось в последние время, теперь уже не получится
— Почему ты так считаешь? — спросила Катерина, когда Оксана уже сидела освобожденная от оков на кровати растирала свои отекшие руки
— Мы с ней совсем разные люди
— Как так она же твоя мать
— Ну и что?
— Как что Оксанка? — возмущенно посмотрела на неё Катерина
— Подумаешь родила меня и что дальше — самодовольно говорила Оксана, вставая с постели на теплый прогретый энергией теплых полов паркет своими каблуками черных туфель — Так ладно все хорош мне тут гундеть по посту
— Оксанка! — возмущению Катерины не было придела, когда она подползла на четвереньках как озабоченная кошка к ней — Ты вроде такая красивая девушка, поражаешь всех даже меня своей красотой, очень умная, а обращаешься с людьми, словно ты варвар какой-то
— Да Катерина — злорадно улыбнулась Оксана, нежно проводя по пышной пряди черных волос этой извращенной особы, что так пристально за ней наблюдала — Пойду в душ, а ты пока подбери что-нибудь из моего шкафа, твое то платье я разорвала
— Точно варвар — возмущенно ответила Катерина, посмотрев на Оксану весьма обиженным взглядом — Даже платье мое рвешь, хотя мне особо то и раздеваться не пришлось
— Да вот долбанный Тихонов
Подходила к дверям ванной комнаты, сексуально покачивая своими бедрами с улыбкой полного коварства и блеском лазурных голубых глаз, пояснила Оксана, кого нужно за прерванное внезапно удовольствие благодарить.
— Ну ничего Оксанка в следующий раз продолжим
— Ага если это моя мать — огорчившись говорила Оксана, поворачивая блестящую ручку двери ванной комнаты — Хрен мы там чего уже продолжим, она тебя заболтает рассказами до смерти про меня, не удивлюсь, что она моей команде специалистов уже по ушам ездит про то как она меня воспитывала
— Да ладно тебе Оксанка — в голосе Катерины, Оксана почувствовала некую подозрительную радость — Я бы с удовольствием послушала, как ты стала таким гением в медицине
— Я бы с удовольствием бы лучше посмотрела как твоя задница, пойдет по кругу сотни мужчин — недовольно возмутилась Оксана, открывая дверь ванной комнаты
— Ну, ты чего Оксанка — говорила Катерина слегка взволновано — Я же только хотела сказать….
После этого дверь плавно закрылась за спиной Оксаны, оставив эту наглую самодовольную темноволосую извращенную девушку грустить в одиночестве.
«Самодовольная блядь дура, слишком много о себе возомнила, блядь сейчас еще и мамку эту слушать, на какой хер она вообще приехала», раздраженно подумала Оксана, скинув туфли возле входа.
Нащупав выключатель возле входа, Оксана легким нажатием клавиши включила свет, после чего облокотившись на стенку ванной комнаты, принялась медленно снимать черные чулки со своих ног. Медленно приятно лаская ногу, шелковый чулок сползал с её ноги, доставляя при этом непревзойденное удовольствие, заставляя на некоторое время забыть о проблемах. Сняв последний чулок со своей ноги, Оксана направилась обнаженной в душевую кабину, дверь которой была открыта и завораживала своим ароматом парфюма. Прохладный кафель, что Оксана ощущала своими мягкими ступнями нежной кожей, доставлял легкую бодрость телу.
«Мда… заодно могу сказать маме спасибо, что научила меня холодной воды не бояться», продолжая сохранять прелесть восхищенной улыбке на своих алых губах, Оксана поддала своё тело чудотворному воздействию миллионам капель воды в закрытой стеклянной кабине душевой.

***
Стоило только Оксане подняться на второй этаж в больнице, где находился её рабочий кабинет, как она тут же услышала назло знакомый голос матери. Звонко стукающий уверенной походкой белый каблук, придавал еще больше уверенности Оксане к неожиданной встречи. Белая длинная норковая шуба, вырез с передней части, которой показывал изящную красоту ног Оксаны, что так приятно обволакивал белый шелковый чулок. Короткая белая мини юбка прекрасно облегала форму её талии и шикарных сексуальных бедер. Плавно переходящая под шубой в белый пиджак, за которым хорошо скрывалась белая блузка с большим воротником, с расстегнутой верхней пуговицей. Весь этот дизайн одежды Оксаны служил ей непревзойденный символ рабочей одежды.
— Ой вы знаете — говорила Марина Николаевна, когда Оксана с разъяренным звоном каблуков подходила к открытой двери своего кабинета — Оксаночка она у меня такая чувствительная и настырная, растяпа моя, как я по ней соскучилась
— Оксана Владимировна у нас хороший начальник
Заверил Ларионов, что сидел в кожаном кресле Оксаны, разложенная большая энциклопедия кардиологии перед ним придавала ему огромный рабочий вид.
— А вы знаете Марина Николаевна — говорила Валентина — Мы с Оксаной Владимировной многому научились за время её работы с нами, поистине непревзойденный человек
— Я знаю, это я её такой сделала
Говорила Марина Николаевна, когда Оксана тихо вошла в кабинет, словно как рысь она подкрадывалась к своей матери, пока та сидя на стуле, рассказывала её команде разные байки
— Я детства увидела с Володей, когда её отец еще был жив, у неё большой потенциал врача, понимаете, у неё было большое желание помогать людям
Катерина, встав в дверном проеме, открытой двери, черная пальто прекрасно облегало весь сексуальный рельеф её тела. Краешек черного бархатного платья выглядывал из-под низа черного пальто, пышный меховой воротник которого делала Катерину непревзойденной королевой. Специальный редкий материла платья, выполненный из дорогой бархатной ткани, служил редкой коллекцией тех платьев, что дарил Романов для Оксаны в особом случае. Довольно по нраву пришелся самой Катерине, потому как Оксана заметила её довольство обвораживающим прикосновением материала к её бархатной коже. Аромат ночной фиалке, что веял от Катерины еще сохранял свою первозданную силу и манящую силу притягательности, который самой Оксане в этот момент было абсолютно параллельным.
— Вы знаете, Марина Николаевна — говорил доктор Ларионов, оторвав свой взгляд от книги, потому что забавный смех Валентины быстро переполз в тихое странное молчание — Я очень рад что вы смогли к нам присоединится
— А что — будто удивилась Марина Николаевна — Что-то случилось?
— Да как бы — Веронику, что сидела справа у стола, возле своего отца аж повело лицо от ответа, при виде строгих глаз своего начальника — Как бы вам так проще сказать — прикрывая лицо справочником кардиологии, мямлила что-то она жалким писклявым голосом
— Да говорите как есть милочка
Марина Николаевна все говорила и говорила, совсем не замечая, что за спиной стоит её дочь с серьезным выражением лица, готовым уже разорвать на части всех, кто присутствовал в этом кабинете.
— Ах вот вы где Оксана Владимировна — такой выдающийся концерт, посмел прервать Тихонов входя в кабинет, когда прошел мимо Катерины ,что стояла в дверном проходе — Пойдемте скорее у пациентки начались сильные головные боли, возможно скора начнется носовое кровотечение
— Оксана! — обернулась Марина Николаевна и увидела свою дочь в дорогущей для неё самой норковой шубе с большим капюшоном, что закрывал прелесть русых волнистых волос — Оксана девочка моя ты вернулась ко мне — она как камень, запущенный с катапульты вскочила со стула и кинулась к своей дочери в объятия
— Оксана Владимировна — начал говорить Ларионов как будто ничего и не было вставая с кресла своего начальника, взял со стола папку с анамнезом пациентки
— Да мама — обнимая свою мать говорила Оксана, сгорая от стыда чувствуя себя в неудобном положение перед своей командой врачей, перед заведующим больницы и конечно же Катерины — Я как видишь уже приехала, какого черта ты сюда приперлась вообще? — возмущению Оксаны не было придела, она бы больше не желала её видеть
— Как это Оксаночка — удивилась ответу своей дочери Марина Николаевна — Доченька рыбка моя я же к тебе вообще приехала
— Оксана Владимировна — говорил недовольно Валерий Валерьевич, игнорируя семейную драму между Оксаной и её матерью — У пациентки наблюдается сильные головные боли — продолжал высказывать, свое недовольство Тихонов — Тошнота, вот еще она в обморок упала, стоило мне только к ней в палату войти
— Скажите Валерий Валерьевич — обратилась к нему Оксана, отрываясь спокойно от объятий матери — У пациентки были заметны, симптомы спутанности сознания, вплоть до психозов?
— Не знаю что она там еще говорила медсестрам, что пытались её успокоить, но она прям орала, когда я вошел в палату, что у неё сильная головная боль
— Скажите, вы наблюдали у неё «симптомыКернига или Брудзинского»? — поинтересовалась Оксана, расстегивая блестящие пуговицы белой норковой шубы
— Поясните, пожалуйста, о чем вы спросили? — поинтересовался Молотов, входя в кабинет дифференциальной диагностики кардиохирургии
«Вот блядь тебя-то старый пердун как раз мне тут и не хватало», подумала раздраженно Оксана, совсем не обрадовавшись появлению Молотова внезапно.
— Симптом Кернинга — начала пояснять Оксана, снимая с себя белую шубу, подошла к креслу, чтоб повесить её на спинку кресла
— Боже мой доченька! — высказывала свое недовольство Марина Николаевна взглянув на внешний вид Оксаны — Да ты что как шлюха то вырядилась какая-то, как это то понимать
— Мама не мешай мне работать — возразила строго Оксана
— Да как так Оксаночка я тебя что родила, чтобы ты так наряжалась приходя на работу
— Марина Николаевна — возмутился Тихонов — Успокойтесь, ваша дочь всегда так одевается, мы к этому уже привыкли, продолжайте Оксана Владимировна, что значит симптом Кернинга
— Так вот — не обращая внимания на одуревшую мать, продолжила Оксана — Это затруднение и болевая реакция при попытке распрямить согнутую в коленном и тазобедренном суставах ногу
— А другой вид симптомов, что вы назвали — поинтересовался Тихонов — Как вы его будите классифицировать
— Оксана Владимировна позвольте мне — попросил разрешения Ларионов пояснить людям другой симптом
— Хм… Валерий Николаевич — удивилась Оксана, расправляя кончик разреза на юбке — Что же если вы так хотите то ради бога поясните им
— И так симптом Брудзинского — начала говорить Ларионов, после того как его начальник дал добро — группа симптомов являющихся следствием раздражения мозговых оболочек, входят в группу «менингеальных симптомов»
— Достойно Валерий Николаевич — похвалила Оксана, слегка похлопав в ладоши — Поясните нам тогда что такое менингеальные симптомы? — продолжила она расспрос своего подчиненного, посмотрев на него испытывающим взглядом, доставая из кармана своего пиджака футляр с очками
— Клиническое раздражение мозговых оболочек — пояснил Ларионов — Часто сопровождаются они ригидностью затылочных мышц или симптомом Кернинга
— Надо делать срочно ангиографию сосудов головного мозга — заявила Оксана — После чего, как найдем аневризму, будем её удалять?
— Но как? — забеспокоился Молотов
— Просто обрею вашу дочь на лысо, будет как обезьяна лысая — грубо начала Оксана — Потом с помощью особых инструментов сделаю ей трепанацию черепа и с помощью нейрохирургии проведу операцию на живом мозге
— Но как! — возмутился Молотов — Вы вскроете моей дочери череп
— Оксана Владимировна — вмешался Ларионов недовольно посмотрев на своего начальника — Может, хватит валять дурака и скажем более простой метод лечения такого рода аневризмы
— Ох… доктор Ларионов — недовольно начала говорить Оксана, повернувшись спиной к Молотову, посмотрела на своего подчиненного, как будто она сейчас съест — Вы мне такой кайф портите
— Нет — возразила Оксана — Пускай его зять научиться любить лысую обезьяну
— А разве есть другой способ провести операцию? — забеспокоился сам Молотов, прохрипел от сильного удивления того, что Оксана ему тут наговорила со злости
— Хм… ладно-ладно — согласилась великодушно Оксана, пойдя на уступки папаши пациентки — Есть другой способ более современный и не такой травматичный
— Поясните нам его Оксана Владимировна — удивился Тихонов, как быстро Оксана дала другую возможность, чтобы тока череп дочери Молотова не вскрывать
— Скажите господин Молотов — Оксана строго посмотрела на него из-под стекл своих очков — А почему я должна у вас идти на поводу, ради чего а?
— Оксана Владимировна — сжимая кулаки от злости, хрипел Молотов — Мы же вроде как с вами договорить
— Да… — удивилась Оксана — Хм… ладно, но только не забывайте, что вы мне за это обещали
— Я поясню этот случай только своей команде в операционной — строго дала понять Оксана, что она не перед кем отчитываться не будет
— А что вы так на меня смотрите Андрей Михайлович — возмутился Тихонов
— Я как заведующий ничего не могу сделать с этим варваром сам, с верху давят на меня и между прочим, хочу сказать заранее я не в восторге от методов Оксаны Владимировны, но пока они эффективны, она будет занимать такое высокое положение в нашей больнице
— Так все хватит тут нюню свои развозить — возразила на строгий взгляд Молотова Оксана — Все кроме моей команды пошли вон из кабинет, остальные все за мной
— Вы куда? — поинтересовался Ларионов, направляясь вслед за своим начальником
— Пойду, пообщаюсь с пациенткой, знаете ли доктор Ларионов — начала объяснять Оксана направляясь по коридору — Атрофия зрительного нерва, что наблюдалась у неё с потерей зрения, никак не может быть связано с симптомами Брудзинского и Кернига, поскольку со зрением у неё совсем туго как пояснил Тихонов, осталось узнать все ли хорошо с ногами
— Это совсем разные очаговые области — пояснила Валентина
— Именно — согласилась Оксана, подходя к палате пациентки, двери которой были закрыты
Открывая дверь палаты, Оксана заметила опять этот волнующий запах одеколона мужа этой пациентки. В самой палате горел слегка тусклый свет дневных ламп, возле кровати на стуле с мягкой спинкой сидел муж пациентки, положив ногу на ногу, как галантный человек, отличающийся особы манерами. Восседал он над её изнывающим с едва слышных стонах, телом, словно орел на вершине горы, в своем черном светящимся при лучах освещения палаты смокинге. Девушка, закрывшись легким бамбуковым одеялом, лежала на кровати, повернувшись к нему спиной, словно не желая с ним совсем разговаривать.
— М… сладкая парочка — ухмыльнулась Оксана, входя в палату пациентки, посмотрела на легкую семейную драму
— Сереже кто здесь? — поинтересовалась девушка не способная видеть глазами, кто вошел в палату
— А это…
— Единственный твой шанс на выживание твое и твоего сына, операция которого, судя по тому, что ты еще жива, прошла успешно — с гордостью и злорадством, в голосе говорила Оксана
«Ной сука, ной, за все мои слезы, что сделало со мной это животное, хоть ты за него поплачь достойно», подумала с коварной злой улыбкой Оксана, проходя по палате стараясь при этом звонко стукать каблуками своих белых туфель.
— Оксана — удивился он, вскочив со стула — Ты решила навестить сама свою пациентку
— Какая банальная семейная драма — подошла к кровати изнывающей девушки Оксана, без чувства и сожаления она скинула конец одеяла в дальний угол больничной койки, оголив лежащие тело в белой больничной рубашке — И так мисс, позвольте мне вас осмотреть — заявила она встав над её телом
— Оксана, что ты делаешь — возмутился Сергей
— Ах… да — символично Оксана глубоко так ранимо вздохнула — Знаешь что Сергей, иди пока погуляй, не делай, так чтоб я калечила твою жену, просто свали нахер с палаты
— Но….
— Лучше делайте, что она просит — заверил Ларионов, обращаясь вежливо к мужчине, который Оксане был сильно противен
— Но как же Алина
— Никак! — возразила Оксана — Вышел нахер с палаты, пока я тебя в окно к чертовой матери не выкинула
— Оксана Владимировна — вмешалась в разногласия Валентина — Пока мы тут спорим, у неё может случиться разрыв аневризмы сосудов и тогда этот процесс вызовет тотальные последствия на самом мозге
— Что скажешь Вероника? — присаживаясь на освободившийся стул, поинтересовалась Оксана
— Поскольку как я вижу разрыв аневризмы, еще не произошел, сильно ярких выраженных симптомов пока нету — высказал свое мнение Вероника, встав над кроватью вместе со своим начальником
— А что ты бы назвала для сильно выраженных симптомов? — поинтересовалась Оксана взяв за ногу лежащую девушку и согнула ногу в колено — Разогните её сами и скажите если больно будет, а потом заново согните если ничего не почувствуете
— Что вы делаете? — поинтересовалась девушка, ногу которую Оксана согнула в колено
— Субарахноидального кровоизлияния — ответила Вероника — Кровоизлияния в полость, находящуюся между черепной костью и мозгом уже должно было себя выдать, проявившись сильной резкой болью головы
— Так хорошо — согласилась Оксана — Вижу с ногами у неё все в порядке, значит, симптомы Брудзинского и Кернинга мы исключаем, готовьте её к ангиографии
— Нужно срочно удалить аневризму — согласился Ларионов — Если произойдет субарахноидальное кровотечение, тогда будут большие осложнения у Алины Андреевны
— Да что вы говорите Валерий Николаевич — возмутилась Оксана, вставая со стула — Делайте общий наркоз, сделаем ангиографию, после чего сразу же уладим дело с аневризмой
— И тогда она сможет поправится? — поинтересовался Сергей, муж пациентки, что стоял возле закрытой двери в палате
— Нет! — недовольно ответила Оксана — Но зато она может умереть достойно и кстати, то что убивает сейчас её, будет в 99,9% случаев убивать твоего тока что родившегося сына, возле которого ты как раз и должен был находиться
— А что это еще не конец?
— Нет — ухмыльнулась Оксана, направляясь к дверям палаты — Ты блядь или тупой наглухо или прикидываешься дурачком, аневризма головного мозга и атрофия зрительного нерва я все могу восстановить, но я не могу понять, что вызвало всю эту последовательную симптоматику
— Ради всего святого Оксана Владимировна — вмешался Ларионов — Давайте уже займемся делом
— Валерий Николаевич — возразила Оксана — Даже поразвлечься не даете, ну что за вы такой человек
— Что может убивать сейчас Алину? — внезапно спросил Сергей, стоя у двери, наблюдая как Оксана прикоснулась к дверной ручки палаты
— Ну тут знаешь Сережа много причин — ласково стервозным голосом начала пояснять Оксана — Во первых дай мне спокойно делать свою работы, а во вторых как я сделаю её мне придетя с тобой очень серьезно поговорить о многом
— Оксана Владимировна — упрекнул её Ларионов
— Ладно-ладно — радушно согласилась Оксана, нажимая плавно на ручку двери — Готовьте её к ангиографии, я буду через полчаса
— Почему она так со мной? — уныло спросил Сергей, когда Оксана покидала палату
— Хм… вы еще спрашиваете — удивилась Вероника, направляясь к выходу из палаты, вслед за своим начальником
Покинув палату больной девушки, Оксана направилась по длинному коридору, ведущему к лестницы на первый этаж. В коридоре почти никого не было, только изредка в конце коридора, двое пациентов наблюдали, любуясь падающим снегом за окном. Стук каблуков Вероники и Валентины, раздавались в противоположном направлении коридора, немного отвлек Оксану от мыслей, заставив обернуться и посмотрев на них в пол оборота.
«Что же может вызывать аневризму головного мозга и столь сильную гипертензию, когда же я наблюдала её», прислонив кончик указательного пальца к алым губам, задумалась Оксана, встав посреди коридора, с многочисленными дверями палат пациентов.
Спустившись по лестнице на первый этаж, Оксана сильно удивилась, увидев Катерину, как она общается с Мариной Николаевной, встав возле большого пластикового окна. Столь неприятный для Оксаны разговор сопровождался смехом и удивительной бурной беседой между её матерью и девушкой, которая на фоне всех этих интригующих событий оставалась прежде всего верна ей.
— Вы знаете Катерина — говорила Марина Николаевна — А оставайтесь сегодня с нами, я вам много чего хочу рассказать про нашу с вами Оксану, вот посмотрите….
— Мама хватит! — возразила Оксана встав за спиной у Марины Николаевны — Катерина отвези её ко мне домой, пока она будет там, я буду жить у Романовых, видеть её не хочу
— Но Оксана — обиженно возмутилась Марина Николаевна, когда Катерина встала в полный ступор, не зная даже что и ответить — Как же так дочка, мы не виделись столько времени, могу я пожить хоть у своей родной дочери
— Живи — равнодушно ответила Оксана, кидая ключи от машины в руки Катерины — Но я буду жить в другом месте
— Нет Оксана — возразила Катерина — Хватит уже так себя вести, ты ужасно грубо поступаешь сейчас по отношению к своей матери
— Сама виновата — надула недовольно губки Оксана — Отвези её домой ко мне, а потом с тобой поговорим
— Поговорим — согласилась Катерина, намекая на что-то куда большее — Но в присутствии твоей матери, делай свою операцию, а я приду, потом и заберу тебя
— О чем это вы тут говорите? — не понимая ничего, поинтересовалась Марина Николаевны, закрывая альбом с семейными фотографиями, что был разложен на большом подоконнике пластикового окна в фойе больницы
— Хм… Катерины — хотела обидеться Оксана, но заметив её чарующий пленительный взгляд глаз, моментально передумала — Ладно пусть даже спит в моей комнате, я посплю в кабинете своем на втором этаже
— Нет Оксана — возразила Марина Николаевна — Я тут купила по дороге бутылочку хорошего вина, думаю сегодня ночью девочки вы мои мы можем поговорить по душам, а вы тут мне расскажите какая обстановка у вас в деревне происходит
— Марина Николаевна — успокоила её Катерина, намекнула взглядом глаз, оставить бутылку вина в своей сумке — У Оксаны дома целый погреб забит таким обалденным вином, нам его с вами за глаза хватит
— Оксана у меня во первых когда приедет домой получит крепкую порку за то как она одевается и за то что пьет много — упрекнула Марина Николаевна, строго посмотрев на свою дочь
— Мама хватит — возразила Оксана, повысив на мать тон своего голоса — Я тебе уже не маленькая
— Вот это удивительная семейная драма — послышался голос Романова за спиной Оксаны
— Сергей — словно что-то ёкнуло в сердце у Оксаны — Хоть вы заберете меня отсюда к черту — кинулась она в объятия к Романову, позволяя на глазах матери обнимать тело её дочери
— Что?! — возмутительно возразила Марина Николаевна
— Оксана прекрати свою клоунаду — настойчиво попросила Катерина, Оксана заметила, как она завидно наблюдает, что Романов трогает её тело, когда она находилась в объятиях
— Так быстро отошла от него Оксана — строго скомандовала Марина Николаевна — Ну ты точно у меня дома получишь, я тебе устрою
— Мама хватит! — настойчиво продолжая плотно прижимая к приятной ткани черного пиджака Романова, отказалась Оксана послушать сою мать — Вечно ты меня во всем попрекаешь и шагу не даешь ступить, когда ты рядом
— Да ты посмотри на себя, липнешь к каждому встречному — насмехаясь над своей дочерью, производила воспитательный процесс Марина Николаевна
— Мама мне уже 27 лет — пояснила Оксана — Скора будет 28 лет, а ты до сих пор как с малолеткой со мной обращаешься
— Ты и так есть малолетка
— Сергей, пожалуйста, утихомирьте мою настойчивую мать, я знаю ваш гениальный талант убеждения
— Что я вижу — удивилась Марина Николаевна — Наша Оксана прячется за спиной мужчины, а когда то она сама рьяно рвалась в бой, защищая одного точно такого же Сергея
— Он не такой — возразила Оксана, выгораживая Романова, хотя сама понимала насколько опасна и влиятельна его лично в этой деревне
— Оксана Владимировна — начал говорить Романов — Мне кажется, вы собирались делать операцию Алины Андреевны — Советую вам поспешить, пока не начали серьезные осложнения, а я пока радушно пообщаюсь с вашей матерью
— Вы уверены Сергей? — прижимаясь к его черному пиджаку, вдыхая аромат резкого освежающего одеколона, спросила Оксана
— Да — взяв за руки Оксану, отводя её от своего тела, он посмотрев ей в глаза — Займитесь лучше спасением жизни своих пациентов, вопрос с вашей матерью я урегулирую сам
— Хорошо Сергей — ответила послушно Оксана, вдыхая освежающий запах его парфюма, совсем не обращая внимания, на то что говорила её мать Катерине — Пожалуйста, шлепните меня по ягодицам на злой ей — шепотом попросила она, повернувшись к нему спиной, выставила красиво перед ним свои бедра
— Нет, вы только посмотрите она себя уже как шлюха стала вести — возмутилась мать поведением своей дочери
— Оксана Владимировна — видимо как поняла Оксана, он заметил взгляд её матери, как притронулся к её бедрам и сразу же их отпустил — Я думаю ваша просьба здесь будет крайне излишней
— Хм… вы тоже так считаете? — согласилась Оксана — Ну что же пойду спасать жизнь дочке Молотова и мама я лечу жену того самого Сергея что десять лет назад….
— Оксана Владимировна… — заметив, что уже поздно, внезапно остановился Романов
— Что?! — Марина Николаевна надулась как кобра — Да ты что совсем рехнулась, если занимаешься делом его жены, ты дура что ли — как сильно разнесло мать Оксаны, возмущению которой не было даже разумного придела
Оксана направлялась дальше по коридору в сторону бытовых помещений, чтоб переодеться перед предстоящей операцией. Злорадная сияющая улыбка и восхитительный взгляд сияющих глаз при свете люминесцентных ламп, были символом довольства Оксаны, слушая, как срывает свое недовольство её мать при Романове и Катерине. Четкий звон высокого белого каблука по мраморной плитке коридора выражал явное довольство Оксаны, когда она так соблазнительно для себя самой покачивала роскошными бедрами в прекрасной мини юбке, что облегала соблазнительные бедра, ярко выражая всю её сексуальность.

***
Теплая приятная ткань халата врача, заманчиво облегало форму тела Оксаны, под которым были хорошо видны зеленые штаны, медицинская обувь для операционной. На лице стерильная марлевая повязка, колпак, закрывающий плотно пряди роскошных русых волнистых волос Оксаны. Сияющие стекла очков, отсвечивали бликами играющего перламутрового цвета, при играющем освещении люминесцентных ламп, когда Оксана направлялась к дверям операционной на втором этаже больницы. Большая массивная дверь операционной открылась перед ней, когда на пороге стоял доктор Ларионов, видимо почувствовав приближение своего начальника, услужливо открывая перед ним дверь.
— Оксана Владимировна — осторожно сказал он, вежливо попросил отойти в сторону, когда санитары в присутствии Валентины и Вероники завозили каталку с пациенткой в операционную
— Ой, когда же у меня будет свое отделение катетеризации сосудов — глубоко огорченно вздохнула Оксана, проходя в операционную
— Я слышал — говорил Ларионов, помогая двум молодым парням санитарам подкатить каталку к операционному столу — Тихонов говорил, некоторые люди собираются построить специально для вас целый комплекс возле больницы
— Да-да — с сарказмом согласилась Оксана, скрывая лживую улыбку под марлевой повязкой — Доктор Ларионов помогите ребятам переложить девушку на стол
— Я пока введу катетер с иглой в вену — предложила Вероника
— После того как мы увидим на рентгеновском изображении реального времени — начала объяснять Оксана, наблюдая за жидкокристаллическими мониторами, что были расположены возле операционного стола — Местонахождение аневризмы в мозгу, будем проводить эндоваскулярную терапию, сразу же тут
— Вы ведь поясните нам, в чем будет заключаться суть этой терапии Оксана Владимировна — поинтересовался Ларионов
— Валентина приготовь жидкость контраста будешь вводить в тело девушки, после того как Вероника установит в кровоток катетер — отдала распоряжение Оксана — Доктор Ларионов приготовьте пожалуйста оборудование для ангиографии в нормальный рабочий режим
— Оксана — обратилась к ней Вероника — Ввожу медленно катетер в полость кровеносного сосуда в руку девушки
— Что там с контрактом Валентина? — поинтересовалась Оксана, наблюдая, как в кровеносный поток на мониторе вошла игла
— Жидкость с контрастом готова — ответила Валентина, набрав полный шприц контраста — Приступаю к введению контраста в кровоток
— Медленно Валентина очень медленно — настойчиво рекомендовала Оксана, не сводя глаз с монитора — Так вижу контраст пошел по сосудам, доктор Ларионов все внимание на головной мозг девушки переключите
— Оксана Владимировна — обратился Валерий Николаевич — Вот она ваша аневризма, как раз возле зрительного нерва
— Жаль тока что — отчаянно сказал Оксана — Что решив проблему с аневризмой, мы не вернем полный контроль над зрением этой девушки
Жидкость контраста стала распространяться по кровеносному сосуду, попав в область головного мозга, после чего сразу же на мониторе высветилась область утолщения просвета кровеносного сосуду на головном мозге.
— Большая собака — удивилась Оксана, наблюдая диаметр аневризмы на жидкокристаллическом мониторе, где было полное трехмерная картинка кровеносного потока — Примерно около 20 мм да даже не примерно, оно так и есть
— Такие аневризмы относятся к среднему размеру аневризмы, что вполне могут иметь последствия, когда они уже близки к разрыву — начал рассуждать Ларионов
— Приготовьте оборудование для эндоваскулярной терапии — распорядилась Оксана, когда вдоволь насмотрелась на трехмерное изображение полости кровеносного сосуда где как раз была расположена аневризма и по какому кровеносному потоку лучше все добраться до аневризмы
Обработав кровеносный сосуд на бедренной артерии, специальным раствором, Оксана приготовилась вводить специальный катетер, на конце которого специальная спираль, диаметр изогнутой трубки составлял 3 миллиметра.
— Медленно пробираюсь по кровотоку бедренной артерии — рассуждала вслух Оксана
— Видим спираль катетера — доложил доктор Ларионов — Хорошая штука это ангиография трехмерное четкое изображение кровотока и как по нему медленно продвигается ваша трубка
— Вхожу в артерию снабжающую головной мозг
Пояснила Оксана, внимательно смотрела в монитор за продвижением катетера, работала требовала особой ювелирной точности поэтому кроме неё самой никто бы не решился на такую опасную процедуру.
— Двигаюсь по навигации прямиком к нашей аневризме — доложила Оксана наблюдая как катетер с тоненькой трубкой медленно продвигался по кровотоку в мозгу — Вот подошла к нашей аневризме, приготовлюсь выпускать платиновые катушки
— Отлично — по голосу Ларионова, Оксана поняла, что обрадовался — Наблюдая как платиновые катушки
— Происходит развертывание катушек в полости аневризмы — наблюдая в монитор, говорила Оксана — Скора они, полностью закупорят сосуд и тем самым исключат её из кровотока
— Скажите Оксана Владимировна — обратился Ларионов, явно проявляя ин6терес — Это ведь не опасно для мозга, ведь мы создаем, по сути, там тромб, обеспечивая полную закупорку платиновыми микроскопическими катушками, которые производят свое развертывание в полости аневризмы, полностью исключив её из кровотока в мозгу
— Эндоваскулярная терапия совершенно безопасная для мозга
Начала пояснять Оксана, медленно извлекая катетер из кровотока артерии девушки, продолжая наблюдать за трехмерной картинкой на мониторе, чтобы не повредить целостность стенок сосудов.
— Понимаете Валерий Николаевич, что каждый участок кровоснабжения мозга состоит из нескольких источников, закупорив один участок, кровоток пойдем по совсем другим путям, что не повлечет никаких расстройств, для организма в целом
— По вашему мнению — рассуждал Ларионов — Это самый современный и безопасный метод лечения аневризмы на сосудах головного мозга
— Впервые «эндоваскулярная эмболизация» была введена в 1991 г. Гидо Джульелми в Калифорнийском университете — пояснила Оксана — И как вы видите, метод очень хорошо себя зарекомендовал
— Я все больше — говорил, восхищаясь Ларионов — Поражаюсь вашим объемом знаний Оксана Владимировна, скажите, как такой человек в вашем молодом возрасте может обладать такой богатой кладовая знаний, вы же находка для любой больницы, если о вас узнаю мы лишимся хорошего специалиста
— У меня были в университет хорошие учителя — скромно ответила Оксана, положив трубку катетера на столик с хирургическими инструментами — А теперь прошу меня извинить мне надо срочно домой
— Может быть здесь переночуете уже — посоветовал Ларионов — Скора уже рассвет начнется
— Нет, мама приехала — возразила Оксана, создав нотки своего голоса, весьма недовольными — Да и к тому же Молотов там уже весь наверно извелся
— Идите домой Оксана Владимировна — побеспокоился Ларионов, когда Оксана подходила к дверям операционной — Молотова я возьму на себя, вам надо отдохнуть я даже по вашим глазам вижу, что вы уже сильно изнемогаете от недостатка сил
— Спасибо Валерий Николаевич — поблагодарила Оксана — Побеспокойтесь, чтобы пациентку нормально доставили в палату и проследите за её уходом
— Оксана иди домой — настойчиво сказал Вероника
— Ладно-ладно — покорно согласилась Оксана, покинув операционную через открытую дверь
Изнемогая от сильного недостатка сил, Оксана двигалась по коридору, моргающие люминесцентные лампы в коридоры были её верными спутниками на протяжение всего пути. Ноги были словно ватными, прошло уже несколько часов, как стоя на ногах Оксана смотрела пристально в жидкокристаллический монитор компьютера, после такого глаза даже не могли нормально смотреть на окружающее пространство. Само состояние уже просто требовало куда-то сесть, расслабить просто ноги.
«Ой, блядь вот Молотова мне тока здесь не хватало», раздраженно Оксана пыталась контролировать злость, когда увидела отца девушки, которой она проводила столь сложную процедуру, стоящим возле лестницы, что вела на первый этаж.
— Оксана Владимировна…. — удивилась Оксана, насколько в такой поздний час у него хватало бодрости, так активно говорить и так бодро двигаться
«Ах… ну да-да конечно, я пока его дочь оперировала, он мне тут сидел где-то булки мял, а теперь еще от меня что-то хочет», злорадно подумала Оксана, снимая со своего лица марлевую повязку.
— Андрей Михайлович — уставшим голосом почти тут же не дав ему договорить начала говорить Оксана — Все вопросы к Валерию Николаевичу Ларионову, я дико устала, операция прошла успешно, аневризма обезврежена, остальное все к нему
— Но….
— Я бы с радостью с вами еще бы пообщалась — встав возле него, Оксана кинула в урну марлевую стерильную повязку, начала снимать плотный медицинский колпак со своих волос — Если конечно вы меня сейчас на руках до душевой отнесете
— Я бы конечно с радостью — хриплым радостным голосом, с блеском в своих старых дряхлых глаза ответил он — Но возраст уже не тот, если хотите я могу кого-нибудь из своих ребят попросить, они вас на руках хоть до дому отнесут — намекая на свою личную частную охрану, говорил Молотов
— Ну я то хочу чтоб сам король меня нес на руках — заявила Оксана, когда сняла с головы плотный колпак, красиво помотала головой, показывая роскошную прелесть русых волнистых волос
— Оксана Владимировна…. — начал придумывать он банальные отговорки, которым Оксана не придала никакого значения
Ватные ноги Оксана медленно спускались по ступенькам, Оксана даже не стала слушать благодарности Молотова, что он пытался кричать вслед ей своим дряхлым противным старческим голосом, хотела лишь бы только поскорее избавиться от этой проклятой семейки.
«Осталась только связать артериальную гипертензию, что возможно, возможно была причиной аневризмы но, к моему сожалению, она не является основной причиной заболевания, что-то её убивает, я не могу понять что, проклятая головоломка», пытаясь сохранить контроль над своим терпением, сдерживала свои эмоции Оксана, при себе погружаясь глубоко в свои мысли.
Не замечая нескольких медсестер, что при свете освещения люминесцентных ламп в фойе больницы смотрели на неё как на героя, так продолжалась постоянно. Стоило только ей выти из операционной и эти пристальные восхитительные взгляды, что прославляли их больницу, начинали Оксане изрядно уже надоедать.
— Молодец девочка да — кто-то шепотом сказал из врачей
— В свои 27 лет руководить сложнейшим отделением кардиохирургии — ответил ему другой мужчина врач
— У нас в лучшем случае только лет в 37 становятся тока мелким узким специалистом, но чтоб руководить сложнейшим оборудованием и отделением кардиохирургии, я не знаю это не человек это золотой самородок для любой больницы — с гордостью в голосе отзывался об Оксане шепотом врач
За коном тихо падал снег, задувала метель, сметая снег с массивных веток громадного тополя, что рос, возле окон больницы. Пластиковые большие окна в фойе были покрыты красивым узором измороси, едва показывая красоту зимней стихии за окном, где слышалась приятное пение зимнего морозного ветра. В помещении на первом этаже было достаточно тепло, что складывало у Оксаны в голове большое уважением к администрации больницы, топили так, что хоть раздевайся. Плавно за окнами появилась маленькая лазурная полоска лучезарного рассвета утреннего поистине зимнего деревенского солнца, разнося плавно свои лучи по земной поверхности, словно волной окутывая постепенно, сменяя сумрак на ночи на ясное зимнее утро.
Медленно Оксана, проходя мимо медсестер, что стояли у стойки регистратуры, замечая, как они восхищенно на неё смотрят, словно гордятся, что такой выдающийся специалист работает в их больнице. Катерины и Марины Николаевны не было уже на первом этаже, как и в принципе самого Романова, в объятиях которого она бы предпочла бы растаять, плевать даже с его змеей Изабеллой и её продолжающей быть шестеркой Викторией. Парфюм, что веял от девушек, был весьма дешевый, судя по изобилию запаха, что веял от них, они бы лучше использовали туалетное мыло, оно бы лучше скрасило этот отвратительный сладко приторный запах ванили, чем пропахли их молоденькие тела медсестер ночной смены больницы. Стараясь не обращать на них никакого внимания, Оксана, прошла большое помещение холла больницы, направилась вдоль по коридору в бытовые помещения для медицинского персонала.



***
Пленительная сила воды, покрывала тело Оксаны, когда она находилась в душевой кабинке бытовых помещений больницы. Потеки густой пены с экстрактом масла из цветков диких роз стекали по её обнаженному телу, лаская нежно грудь, обволакивали вязкой пеной розовые чувствительные соски, после чего постепенно плавным самотеком стекали по её животу. Насыщенный сырой пар в душевой кабинке окутывал Оксану, согревая своей волшебной аурой, вместе с миллионами капелями воды, доставлял пленительное поистине нежное удовольствие. Запрокинув голову назад, медленно растирая пропитанной густой пеной мочалкой тело, Оксана чуть приоткрыла алые уже намокшие губы, чтобы вкусить насыщенный вкус воды, пленительно покрывающей её бархатную кожу.
Закрыв блестящие хромированные вентили смесителя душевой, Оксана стянула медленно белое махровое полотенце с дверцы пластиковой кабинки. Приятная ласкающая ткань полотенца, доставляло поистине согревающее удовольствие в эту студеную зимнюю пору, где именно в душевом помещении женской раздевалки веяло холодом, плотно обволакивала тело Оксаны, нежно стягивая грудь в плотные оковы. Рядом висевшее красное махровое полотенце, которым Оксана плотно обернула свои мокрые русые волнистые волосы, что капельками прохладной воды, обжигали её спину холодом. Доставляя слегка неприятное ощущение, когда они самотеком начинали скатываться по бархатной коже спины Оксаны, подчиняясь законом физики, сексуального рельефа её тела. Медленно нажав на пластиковую ручку душевой кабинки, Оксана покинула её наступая на прохладный кафельный пол, на котором сохранилось богатое изобилие влаги смешанной с пеной, что в спокойном водовороте страсти уходила слив. Плавно покачивая своими изящными сексуальными бедрами, Оксана, направляясь к выходу, проходя мимо выключателя, она легонько нажала на белую клавишу, выключив свет за собой, погрузив душевую комнату в пучину сумрачного мрака, медленно закрыв за собой дверь.
Приятно ласкающий ногу белый шелковый чулок, медленно скользил по ноге, как раз в тот момент. Белое махровое полотенце продолжало стягивать в оковах её грудь, когда Оксана так старательно для себя надевала чулок на свою ногу. Медленно тлеющая сигарета пахла приятным душистым запахом, плавно тлеющие её угольки подошли к фильтру, все еще сохраняя заманчивый запах. Керамическая кружка с наполовину не допитым кофе все еще сохраняла насыщенный запах терпкого крепкого бодрящего одним тока ароматом. Пропитанный женский парфюм, пропитал помещение своим околдовывающим запахом лаванды, больше похожее на жидкое мыло из экстракта лавандового масла.
Телефон Оксаны, что лежал на краю стола начал играть приятную насыщенную позитивными нотами мелодию Dubstep. Заставив Оксану тем самым возмутиться в кривой ухмылке, но после того как заметила, желанного абонента, сладко облизнула влажные губки языком, наслаждаясь приятной завораживающим слоем влаги на них.
— Оксанка! — сразу же послышался возмущенный голос Катерины, который явно уже был навеселе
— Катерина! — ухмыльнулась похотливой улыбкой Оксана, продолжая надевать на свою ногу чулок, была рада слышать по громкой связи её заманчивый пьяненький голосок — А что это у нас голос такой веселый?
— Ой, да это твоя мама Марина Николаевна, такая забавная — в голосе Катерины, Оксана заметила некую нотку смещения — Мы вот тут уже не одну бутылочку вина опустошили
— Так! — возмутилась Оксана — Я чего-то не знаю? — принялась она надевать на вторую ногу шелковый чулок
— Оксаночка все хорошо доченька — послышался уже пьяный голос Марины Николаевны — Ты скора дома будешь доченька, нам так тебя не хватает
— В каком смысле не хватает мама? — начала высказывать, свое недовольство Оксана
— В прямом доченька моя м… — послышался на громкой связи, что Марина Николаевна послала её воздушный поцелуй, якобы банальности пьяной матери
— Что ты хочешь этим казать — наслаждаясь, как приятная резинка чулка на конце нежно плотно обволакивала ногу Оксаны
— Я уже забыла, когда последний раз укладывала тебя спать Оксана, хочу вспомнить былые времена, раз ты мне внуков не обещаешь
— Мама я уже не маленькая — недовольно возмутилась Оксана
— Для меня ты всегда будешь маленькой вредной Оксанкой
Казалось бы, забавный пьяный смех матери, должен был удивить Оксану, ну взамен вызвал только огромное смущение, от чего выступил на её щечках легкий румянец.
— Оставьте мне хоть там вина — начала недовольно высказывать свое возмущение Оксана, взяв с дивана красные кружевные трусики
— Я тебе оставлю — возмутилась строго мать — Ты что алкашка у меня что ли?
— Ну мама — упрекнула её Оксана — Я уже не маленькая
— Для меня ты всегда ею будешь
— Мама!
— Так быстро дуй домой иначе сама на такси за тобой приеду — начала производить воспитательную работу Марина Николаевна — И что это у тебя бардак дома, мне твоя подруга рассказывала про твой непутевый образ жизни, вижу, ты до сих пор не изменилась
— И не мечтай — возразила Оксана, швырнув недовольно в истерике трусики на пол — Пойду пересплю с санитаром тебе на зло ясно
— Только попробуй
— А что ты мне сделаешь?
— Ух… попадись ты мне! — терпению Марины Николаевны уже не было придела, когда она так разъяренно прикрикнула на свою дочь — Катерина ты хоть найди ей достойного мужа
— У неё есть уже парень — призналась Катерина за неё — Только он правда свою сестру в постели больше предпочитает, чем нашу Оксану
— Я что виновата — обиженно всхлипывая от обиды начала говорить Оксана, нежно почесав свой носик — Что он меня больше не хочет
— А хотел? — поинтересовалась Марина Николаевна
— Ну мама — засмущалась Оксана — Вообще-то даже для тебя это информация конфиденциальная
— Так Оксанка — тут же возмутилась пьяная мать — Вообще-то я кого-то выпорю сегодня, если ты будешь со мной продолжать так говорить
— Себя выпори — огрызнулась Оксана грубо
— Оксанка!
— Да пошла ты мама — на этой фразе Оксана медленно кончиком указательного пальца нажала на кнопку сенсорного дисплея телефона и прервала связь
«Пьяная дура воспитывать меня взялась, специально назло ей пойду с кем-нибудь пересплю и закончу секс феерическим миньетом», не контролируя свой порыв бушующей страстью и горькую обиду на мать, подумала Оксана.
Внутри Оксаны кипел вулкан эмоций, руки тряслись, как бы не задушить эту змею, в голове творился бардак. Подняв с пола свои трусики, Оксана отошла к зеркалу и принялась их медленно на себя надевать, скинув со злости красное махровое полотенце со своей головы. Приятно ласкающая резинка красных трусиков ласкала её бедра, медленно тянулась вверх, оставляя приятный ласкающий осадок на её нежной чувствительной коже эластичных бедер. Столь бурный накал эмоций уже требовал их сбавить, поэтому Оксана, находясь все еще обернутой в белое махровое полотенце, направилась к столику возле дивана, звонко стукая по линолеума каблуками белых красивых туфель. Медленно как кошка коготками Оксана играла с сенсором экрана своего телефона, набирая нужный ей номер из сохраненной в памяти телефона телефонной книги.
— Оксана Владимировна — послышался довольно бодрый и радостный голос Романова и к тому же обстановка где он находился, была наполнена женским озорным пьяным смехом Власовой и его жены Изабеллы — Рад вас снова услышать — по его голосу Оксана догадалась что он уже довольно изрядно выпил
— Сергей вы, что уже наклюкались? — возмутилась недовольно Оксана, ясно понимая, что ей ничего не светит от него этим вечером — Ваша белокурая королева вообще-то бурно требует своего внимания
— Но вот, видите ли в чем проблема Оксана Владимировна — злорадная усмешка этого человека в этот момент показалась довольно странной для самой Оксаны — Ваша мама по той или иной причине запретила мне к вам вообще приближаться
— Ну сейчас то её здесь нет
— Наша Оксаночка еще слишком молода ха… — веселый истерический пьяный смех Изабеллы начал уже раздражать Оксану
— За себя говори Белла — огрызнулась Оксана, поставив каблук своих туфель на маленький столик, начала медленно снимать обернутое полотенце со своего тела — И вообще-то Елизавета Валентиновна я все еще слышу, как вы там надо мной потешаетесь своим смехом — сделала она недовольно замечание Власовой
— Даже и не думала Оксаночка — говорила Власова своим голосом, явно подражая этой змее Изабелле — Просто это же забавно получается вы с нами через многое прошли, а тут пока ваша мама не приехала, мы и не знали, что вы еще слишком маленькая
— Романов сука — возмутилась Оксана, скинув со злости белое полотенце на пол, громко стукая каблуками туфель, направилась к дивану, где лежал красный кружевной бюстгальтер — Зачем вы им все рассказали?
— Вы уж простите Оксана Владимировна — Оксана даже через громкую связь телефона слышала как ему было трудно говорить, сдерживая свой смех, почти через каждый смех слышалась его насмешка — Но ваша мама просто дикий зверь, когда в ярости, если бы не Катерина, точно бы дело дошло до греха — после этого он громко рассмеялся поддерживая своих змей
— Ах… — тяжело вздохнула, огорчившись, Оксана — А я на вас такие надежды возлагала
— За вами отправить мой черный лимузин? — словно услышав обиженный голос Оксаны, он как будто преобразился
— Да нет — возразила Оксана — взяв в руки красный кружевной бюстгальтер — Думаю, что после операции дочки Молотова мне действительно не помешает крепко поспать
— Молотова! — Изабелла там словно как будто это услышав чем-то подавилась
— Да Белла представляешь — начала пояснять Власова — Наша Оксаночка уже оперировала сегодня дочку Молотова, ты ведь её знаешь Алина которая
— Я полностью шокирована тобой Оксаночка дорогая моя
Змеиный железный голос Изабеллы, начал уже накалять Оксану, когда она так пыталась одеть на себя красный кружевной бюстгальтер, медленно прислонив мягкие его подушечки к своим розовым чувствительным соскам. Встав возле дивана, опираясь каблуком туфель на него, выставила красиво свои эластичные бедра, прикусив губу от наслаждения. Представляя, что это крепкая уверенная рука мужчины, сжимает её грудь с такой ласковой неистовой для неё самой силой. Столь сильное ощущение, заставило Оксану, сделать мягкую ткань трусиков чуть влажной, наполнив тем самым стенки своего влагалища щедрым изобилием влаги, после того как застежка бюстгальтера плотно стянула её сочную упругую грудь, сжав их в прочные нежные оковы.
— Я еще больше шокирована представь Белла — ухмыльнулась Оксана, выбрав разумную тактику подражать этим змеям — Будьте уверены завтра днем я к вам заеду
— Да-да Оксаночка только маму за собой к нам тянуть не нужно — сдерживаясь от смеха, говорила Изабелла, судя по звукам, она что-то пила, когда так говорила — А то после того, что мне мой муж рассказал, я её уже сама боюсь
— Ты чего-то можешь бояться?
Ухмыльнулась Оксана, взяв в руки белую юбку звонко стукая каблуками по линолеуму пола, направилась к закрытому пластиковому окну, села на мягкий пуфик возле большого зеркала.
— Сергей так убедительно рассказывал — говорила она внушительно — Что там не мама а зверь точно, мы то думали ты уже взрослая, а за тобой все еще мамочка присматривает
— Хм… — возмутилась Оксана недовольно, контролируя свои эмоции, чтоб не сорваться на их дуратский истерический смех — Ну Белла!
— Да ладно тебе Оксаночка мы же шутим — успокаивала её Власова, сама не сдержавшись от смеха, громко захохотала, подражая змее
— Да пошли вы — обиделась на них Оксана
«Змеиный гадюшник, я вам еще устрою», обиженно нахмурила губки Оксана.
Ощущая, как прекрасная белая мини юбка ползет по её бедрам, прекрасное соприкосновение ткани эластично плотно окутало её упругие ягодицы, плотно осев на её талии.
— Ну как знаешь Оксаночка — такой банальный унылый голос Изабеллы, начал бесить Оксаны, выводить из себя — Давай, как отойдешь, позвонишь
— Ага — возразила Оксана, застегивая блестящую бляшку ремня на своей белой мини юбке — Размечталась Белла — медленно стукая каблуками, она подошла к столику, на краю которого лежал телефон
— Надеюсь, ты на нас не обижаешься — продолжая все еще сдерживать свой истерический смех, говорила насмешками Изабелла, так же на фоне всего этого слышался смех Власовой
— Нет, я на змей Белла не обижаюсь — ответила, хитро ухмыляясь Оксана — Я их душу — плавно кончик коготка коснулся сенсорного экрана телефона, прервав тем самым этот надоедливый телефонный звонок
Взяв с подлокотника дивана белую блузку, Оксана накинула её на себя, приятная нежная ткань шелка завораживающе обхватила её тело, доставляя приятное наслаждение. Блестящие пуговицы при свете люминесцентных ламп медленно застегивались шаловливыми пальчиками Оксаны, алые губы которой в этот момент приобрели извращенную улыбку. Удивительной красоты белый пиджак, что висел аккуратно на спинке стула, который был расположен возле столика, с кружками кофе и пепельницей, так и ждал изнывающего тела своей хозяйки. Приняв элегантную форму, плотно с помощью пуговиц обволакивали тело Оксаны, отлично подчеркивая пышный манящий к взгляду рельеф груди.
«Черт возьми, от меня уже все устали и отворачиваются, хоть с санитаром в койку прыгай», застегивая пуговицы своего пиджака огорчившись, подумала Оксана.
Положив в карман своего белого пиджака сотовый телефон, Оксана направилась к выходу из двери, звонко стукая каблуками белых туфель. Легкое скользящие нажатие кончика коготка указательного пальца по клавише выключателя, погрузило комнату во мрак, вдали горизонта, которого только начинала все еще появляться проблески рассвета.
Приближаясь к фойе больницы, Оксана заметила, что она уже открылась и начала работать, повсюду уже как муравьи скопились возле стойки регистратуры. Молодая девушка, огражденная деревянным огромным для неё угловым столом с большим стеклом сидя за компьютером, регистрировала очередь записи пациентов на прием. В бликах её очках отчетливо отражался монитор с открытой какой-то программой, куда она что-то так старательно забивала, барабаня по клавиатуре. Бабульки старенькие быстро заняли очередь в первых рядах, будто от этого их судьба мгновенно изменится, если они попадут первыми к нужному им специалисту.
— Оксана Владимировна — послышался голос спускающего Молотова по ступенькам второго этажа
«Старый пердун, ты когда-нибудь от меня отстанешь, а здоровенный ты какой», подумала Оксана, встав возле лестнице, когда хотела по ней подняться в свой рабочий кабинет.
— Оксана Владимировна спасибо вам огромное, только что пообщался с доктором Ларионовым и виделся со своей дочерью, она уже пришла давно в сознание, головные боли прошли, прям даже не знаю, как вас отблагодарить
«Да вот я тоже не знаю, с каким бы мне санитаром сейчас в койку запрыгнуть, столько прекрасных и красивых тут мальчиков, а может взять лучше вон ту молоденькую девочку, хотя нет….», с взаимной восхищающейся улыбкой на губах, размышляла Оксана с кем лучше провести хорошую компанию.
— Я настоятельно рекомендовал Сергею не покидать палату моей дочери, чтоб следил за её состоянием днем и ночь — говорил старый пердун, покашливая — А я пойду, спущусь в родильное отделение, хочу проверить своего внука
— Ну, раз у вас все хорошо — стараясь придавать своим губам взаимную улыбку, говорила Оксана, наступив на первую ступеньку лестницы, держал от изнеможения двумя руками за перила — Тогда я пойду домой, очень, знаете ли, спать хочется
— Скажите, что я могу для вас сделать?
— Если не трудно вызовите мне такси и оплатите мне, пожалуйста, его, а то у меня в кошельке один крупные купюры, да и бутылочку хорошего коньячка не помешала бы
— Но ведь вам как я понимаю сегодня еще работать — возмутился строго Молотов, посмотрев строго на Оксану из-под своих густых серых бровей
— Только не надо мне тут угрожать Андрей Михайлович — быстро упрекнула его своим строгим замечанием Оксана — Сейчас вообще пойду в кабак, вам назло напьюсь в хлам, а своей матери на злой отсосу хрен у какого-нибудь алкаша
— Оксана Владимировна! — такое чувство у Оксаны возникло, что Молотов от услышанного чуть язык не проглотил, от того узнав на самом деле какая может быть она в ярости, когда её в чем-то ущемляют
— Я сказала — заявила Оксана строго, поднимаясь по ступенькам мимо Молотова, что стоял в полном ступоре — Меня на работе не ждите сегодня
Предупредила его Оксана, прикрикнув на него, продолжая подниматься по ступенькам, оставив, Молотова Андрей Михайловича стоять посреди лестничного пролета и глупо смотреть на неё.
— Скорее всего я буду валяться пьяная в койке с каким-нибудь кавалером — нежным ласковым голосом пояснила Оксана совершенно не боясь человека, которого все так уважают
— И что вы совсем не беспокоитесь о последствиях? — обратился Молотов к ней, когда Оксана поднималась по лестнице на второй этаж
— А о каких? — развернулась в половину оборота Оксана посмотрела строго на него — Единственная сейчас надежда на спасение вашей дочери и вашего уже родившегося внука у которого вполне вероятно это я вам точно говорю, будет врожденная патология сердца, конечно, можете забирать свою слепую дочь и валить из моей больницы
— Хм… — было слышно хорошо, как он зарычал сильным хрипом от недовольства — Вы знаете как надавить на людей, мне нужны такие люди в моем кругу общения
— Боюсь Андрей Михайлович — сохраняя стервозную прелесть своей улыбки, отвечала Оксана — Такие люди как я, наверняка не впишутся в ваш круг общения
Оставив Молотова одного на лестничном марше, Оксана поднялась на второй этаж и направилась вдоль по коридору. Врачи уже начинали бегать с папками анамнеза. Несколько медсестре помогали тяжело больным пациентам на инвалидном кресле добраться до нужного пункта назначения. В воздухе стоял запах фурацилина и каких-то медикаментозных препаратов, так же опять пропитанный своей бюрократией запах бумаги и денег. Было слышно как в дальнем, противоположном конце коридора разносились споры пациентов по поводу занятой очереди в кабинет. В другом конце, где уже начинались палаты пациентов Оксана смогла разглядеть, как собралась очередь возле столовой, пациенты выстроились в большую колонну, покорно ждав открытие дверей столовой.
Плавный поворот ключа в замочной скважине кабинета и дверь тихо плавно с легким деревянным скрипом открылась, медленно нажав при этом на блестящую металлическую ручку двери. В самом кабинете никого не было, даже свет был выключен, жалюзи на окнах были плотно задвинуты, не пропуская сумрачного зимнего мрака через окна кабинета. Аромат крепкого кофе со вкусом карамели, все еще насыщал своей прелестью запаха это помещение. На столе все так же были разложены бумаги с расчетами, энциклопедия кардиологии, так же справочник сердечнососудистых заболеваний.
Нащупав клавишу выключателя, Оксана легким щелчком зажгла лампы дневного света в кабинете, после чего под стук каблуков по линолеуму направилась к креслу, где на спинке все еще висела её белая норковая шуба. Не заметив, как в кабинет кто-то вошел, только лишь посторонний стук мужских черных блестящих лакированных туфлей, заставил Оксану обернуться, когда она подошла к своему креслу.
— Оксана — обратился к ней Сергей, муж пациентки и её давняя головная боль — Хотел зайти поблагодарить тебя за спасение моей жены
— Поблагодарил? — раздраженно спросила Оксана, поднимая со спинки кресла белую норковую шубу — Все, а теперь можешь идти, ты свободен
— Почему ты так со мной? — возмущенно начал говорить он, закрывая за собой дверь кабинета — Столько лет прошло, тебе что не о чем со мной поговорить
— Знаешь Сережа — руки словно не выдержали тяжесть доспеха норки и Оксана непроизвольно выронила её на свой стол — Черт возьми, это из-за тебя так, чего тебе еще от меня надо?
— Ты пользуешься большим уважением семьи Романовых — начал говорить он направляясь к столу где лежала шуба Оксаны — Это очень влиятельная семья в этом поселке
— Извини, у меня нет времени слушать твои дурные бредни — заявила ему Оксана и с маху почти одела на свои хрупкие плечи, тяжелую шубу — Пойду, найду себе достойного грязного алкаша, отсосу у него, хочешь, потом тебе даже видео отправлю? — ухмыльнулась она, стараясь доставить ему боль
— Фу… Оксана — возмущался он — Как ты до такого можешь только опуститься?
— А как ты мог до такого опуститься? — повысила Оксана тон своего голоса, на голубых лазурных глазах которых начала появляться влага горьких душевных слез
— Ой, Оксана только не начинай — возразил он
— Ты разбил мне лицо в подъезде десять лет назад, помнишь, с лестницы меня спустил
Пропустив мимо ушей его возражения, Оксана начала вспоминать былые времена, где было пролито немало её слез.
— Я два часа сидела и рыдала на лестничном марше, а ты даже и не вышел и не поддержал меня — продолжала жаловаться Оксана с потеками слез на щеках, специально отвернувшись от него в сторону окна, вертикальные жалюзи которого были плотно закрыты
— Я что не заслуживаю даже чашечку кофе в буфете?
— Нет! — возразила, рявкнув на него, Оксана быстро обернулась и как будто вновь испугалась его лица, отошла назад и вцепилась руками в край стола — Если только — будто боясь ему что-то сказать быстро замолчала она
— Если только что Оксана? — говорил он так, как будто сознание Оксаны расщепилось на десять лет назад, до того ужасного момента в подъезде — Скажи мне я все для тебя сделаю
— Все говоришь — прикусывая краешек губы, задумав явное коварство — На бутылку коньяка или водки мне хватит денег?
— Ты что напиться решила?
— Да вот решила — обходя с другой стороны стола, говорила Оксана, с опаской продолжая еще опасаться этого мужчину — Тебе то какое дело я ведь больше не твоя
— А если бы стала
— Пулю хочешь от Молотова?
— Да плевать мне на твоего Молотова — направился он к ней, хотел обнять за талию
— Даже не вздумай — возразила Оксана, посмотрев на него разъяренными злыми глазами — Хватит уже с меня твоих грязных рук
— О… я знаю этот оскал — заявил он — Помню, когда ты так же заявила возле городского фонтана, когда я хотел тебя поцеловать впервые, а ты мне поддалась
— Я тебе сейчас нахрен яйца выбью — строго заявила Оксана, направившись ускоренным шагом к двери — Нет, не приближайся! — пыталась она сопротивляться
— Да что с тобой — схватил он за талию Оксаны, прижал её к себе
Толстые оковы шубы и его рук сдавливали её тело, так сильно, что дышать становилось тяжело и душно, от мощного теплого покрова мехового капюшона на голове Оксаны, становилось уже достаточно жарко и душно.
— Хватит сопротивляться, я знаю, что ты меня хочешь
— Пристрелить я тебя Коновалов хочу — заявила ему Оксана, скрывая свой разъяренный взгляд под мехом капюшона, находясь в его объятиях — А теперь отпусти, а то не дай бог тесть твой зайдет, вот он нам тогда устроит
Оксана не понимая, что уже говорит, на какое-то мгновение она вновь испытала к этому человеку глубокую симпатию, забыв про горькую обиду минувших лет.
— Тогда что же тебе мешает? — поинтересовался он улыбнувшись вновь своей приятной для неё улыбкой — Тебе может пистолет дать?
— Ой, сволочь ты Коновалов — освобождаясь от его назойливых объятий, говорила Оксана — Не понимаю, зачем я это конечно говорю, но ты мне ужасно противен, когда я трезвая
— Так может нам стоит исправить положение? — предложил он, схватив Оксану за руку
— Да трахаться я хочу Коновалов понимаешь — призналась Оксана, повернувшись к нему лицом — Секса мне уже очень надо
— И я тебе с удовольствием в этом могу помочь?
— Хм… — приложив кончик коготка указательного пальца злорадно ухмыльнулась Оксана — Я, что по-твоему зоофилка, извини дорогой до животных я еще по не опустилась
«Блядь, какой приятный у него одеколон, а какая охуенная улыбка, еще чуть-чуть поломаюсь наверно, хотя нет, лучше с алкашом каким-нибудь пересплю, чем позволю ему что-нибудь с собой сделать» поразмышляв Оксана, вырвалась из его объятий снова, быстро открыла дверь кабинета и выбежала за него.
Слезы стекали потеками с лазурных лучезарных глаз Оксаны, скрываясь за большим капюшоном норковой шубы, она пыталась скрыть от мимо проходящих людей свою душеную горечь обиды. Оксана хотела, очень хотела снова быть вместе с ним, только рядом с ним, почему сердце начинает биться по-другому, эмоции становятся другими, губы начинают полыхать, предвкушая долгожданный поцелуй, а его упорство заставляет вновь набирать влагу в трусиках. Проходя мимо десятков пациентов, что метались по коридору и врачей, медсестер, Оксана старалась, не поднимая головы кивать людям в знак приветствия скрывая и пряча в себе всю ту боль, от которой сердце начинала становиться комом, кровь в жилах начинала, как будто сама сворачиваться.
Спуская звонко стукая по ступенькам лестницы, что вела в фойе больницы, Оксана уже рыдала, не скрывая своей обиды, пытаясь затаиться в толпе. Растворяясь в плотном потоке пациентов, в шумном их галдеже, Оксана пробиралась к выходу и уже громко рыдала сама не замечая этого, как потеки слез, от того как хотелось повернуть время вспять, как хотелось все изменить. Осознавая, что ничего уже не изменишь, становилось только хуже, вдруг Оксана услышала в толпе, что кто-то из врачей её окликнул, голос исходил от стойки регистратуры. Этот голос заставил её ускорить шаг, в спешке открывая дверь, не замечая входящую в неё бабушку, что чуть не снесла её с ног, Оксана выскочила на улицу.
— Милочка ты что — возмущенно начала бабуля
— Извини бабуля, соринка в глаз попала — заплаканным голосом всхлипывая от горечи слез, ответила Оксана, быстро покинув больницу, надевая на свои руки белые хлопковые перчатки, она вышла на улицу
Снег на морозном воздухе, сдуваемый ветром в момент своего падения, продолжал кружиться в водовороте бурной зимней страсти. Покрытый старый тополь, мощные ветки которого были накрыты как одеялом зимы, толстым слоем снега, пытался улыбаться Оксане, приветливо помахав как будто ей своей веткой, метель которого поддержала в краске это движение. Слезы заставила на морозе, когда она спускалась по каменному крыльцу, когда некоторые медсестры и врачи уже собирались на работу. Оксана, спускаясь в этом потоке людей, старалась как можно тише всхлипывать от слез, душевной раны, которой нанес этот мужчина в её кабинете. Кивнув приветливо молодым девчонкам медсестрам, Оксана не обратила свое внимания на их банальные приветствия, пытаясь быстро направиться к автостоянке.
«Блядь! Я же тачку свою Катерине отдала, чтобы мамку отвезла, вот блин, придется топать пешком, по этому морозу», протирая нежной хлопковой белой перчаткой, лицо от обжигающих на морозе слез, подумала Оксана.
После этого пришлось идти по деревенским заваленным снегом улочкам, дворники старательно разгребали снег, пытаясь как можно быстрее рассчитать проход для дорожек в этот ужасный для Оксаны сковывающий холод. Даже ноги в шелковых чулках промерзли настолько сильно, белые летние туфли совсем не спасали от холода. Хорошо хоть деревенский павильон, довольно приличных размеров был уже открыт. Оксана, быстро стукая каблуками белых туфель, поднялась по каменным ступенькам крыльца этого загадочного для неё павильона, выложенного из красного кирпича, не обратив на вывеску где было написано «Оптика».
В спешке открыла дверь, где сразу же раздался звон колокольчиков, приветствуя своих посетителей. Сразу же почувствовала горячий душный согревающий воздух, который своим теплым потоком начал уже согревать ноги Оксаны. Послышался стук женских каблуков, пока Оксана поправляла на голове свой капюшон и обратила внимание, что она находится в магазине оптике, уже смогла догадаться по случайно встречи хозяйку этого магазина. Повернувшись спиной к стеклянному прилавку, Оксана подошла к большому пластиковому окну, через которое уже начинали проникать лучи восходящего солнца.
— Извините, но магазин еще закрыт — говорил до боли знакомый голос Марины Викторовны — Я вот только на пять минут зашла, нужно было взять кое-что
— Марина Викторовна — хитрой ухмылкой улыбнулась Оксана, пытаясь максимально скрыть свой заплаканный голос, протирая аккуратно перчаткой надетой на руке заплаканные глаза — Ах… этот загадочный ваш аромат с верхними нотами сердца гардении, а как же он называется да-да по-моему «10 La Roue De La Fortune»
— Оксаночка — в её голосе явно чувствовалось сильное удивление, но что особенно удивило этот удивительный фасон платья
Зимняя модель платья коллекции «от кутюр», которой Оксана знала достаточно хорошо и имела весьма красивое название Pringle of Scotland. Было выполнено из красного шифона с яркими кружевами и шикарным декольте на спине, отлично подчеркивающим её всю прелесть тела. В сочетании с черными чулками, что так сексуально обволакивали её ногу и черными туфлями на высоком каблуке, это платье было сногсшибательным оружием, особенно когда оно было надето на хозяйки магазина оптике Марине Викторовне. Отлично подчеркнутая пышная сочная грудь, что привлекла внимание Оксаны. Русые золотистые волосы пышным волнообразным потоком покрывали её шею и хрупкие оголенные плечи.
— Это просто удивительно увидеть вас солнышко вы мое здесь у меня в такую рань — какой приятный ласковый голос уже начал сводить Оксану с ума — А что вы прячете от меня ваши красивые глазки, особенно тот красивый хрусталик которого покрыт катарактой
— Да так не важно — боясь, что она что-то может, заподозрит, ответила Оксана — Я у вас Марина Викторовна погреюсь немного, а то машину свою отдала Катерине Владимировне, вот и приходится идти одной по такому холоду до дома
— Оу... заманчиво она приложила кончик своего коготка к своим сказочным алым губам, от чего на губах Оксаны проблеснула похотливая улыбка — Я сейчас сделаю для вас моя дорогая чашечку горячего кофе и если вы не возражаете, я бы хотела получше, изучить ваши глазки
— Чем же они вам так понравились? — ухмыльнулась Оксана, снимая с головы капюшон, сама не заметила для себя как показала покрасневшие от слез глаза и потеки женский страданий на лице
— Боже мой! — ужаснулась Марина Викторовна, прижал ладонь руки к своим прекрасным блестящим при свете утреннего рассвета алым губам — Что с вами золотце вы мое случилось, а ну пойдемте за мной
— Но… — попыталась возразить Оксана, скрывая заплаканный взгляд за пышным пучком золотистых волнистых волос
— Никаких но! — возразила Марина Викторовна — Возражения ваши не принимаются вы мой лучик солнца — как пленительно она ласково говорила, как никто другой не умел говорить
— А как …
— Да никак
Упрекнула Марина Викторовна, повернувшись спиной, направилась в соседнее помещение, звонко стукая каблуками черных туфель по белой кафельной плитке своего павильона.
— Давайте мое солнышко располагайтесь в кресле у меня там, в кабинете, а я пока поставлю кофе, сейчас мы вашими уставшими заплаканными глазами и займемся
Оксане как ничего оставалось, как продолжать повиноваться воле этой девушки, что так соблазнительно для неё покачивала своими изящными бедрами в красном платье. Расстегивая пуговицы своей шубы, Оксана положила её на кожаное черное кресло, что находилась возле большого пластикового окна, у стены справа от входа, направилась в соседнюю комнату магазина этой загадочной женщины. Марина Викторовна что-то продолжала там делать, в комнате, которой судя по всему было больше на кухню, где находились большие серебряные столешницы, был хороший блестящий белый электрический чайник и веял прекрасный аромат насыщенный аромат кофе Арабики. Столь приятные запахи кофе в сочетании с ароматом духов Марины Викторовны, тело которой так притягательно пахло гарденией, заставило Оксану погрузиться в мир развратных мечтаний. Оксана села в мягкое кожаное кресло, на котором эта женщина производила осмотр глаз своих клиентов, прежде чем подобрать для них идеальные очки. Спинка кресла была настолько сильно опущена, что она почти уже лежала на нем, поставив каблуки своих туфель на приделанную к нему приделанную металлическую крепкую ступеньку. Приятное изобилие запахов в кабинете Марины Викторовны, полностью погрузили сознание Оксаны в соблазн сексуального искушения страстью, заставив накаляться кровь в своих жилах и сделать свое дыхание чуточку учащенным.

***
Настолько удобное кожаное кресло в салоне оптики Марины Викторовны, почти вырубил Оксану из сознания, когда под стук каблуков по паркету пола, вошла в кабинет эта женщина. Открыв глаза Оксана старалась оценить обстановку в которой она находилась, насыщенный вкус кофе арабики. Марина Викторовна несла в белой керамической кружке настолько сильный кофе, что его аромат наполнял комнату энергичным заряжающим запахом насыщенной прелестью кофе.
Прекрасный цветок красной розы рос в горшке на подоконнике пластикового окна, вертикальные жалюзи которого закрывали плотно окно от проникания через него лучей солнечного рассвета. Своим чудесным запахом, запахом цветок за которым, вели пристальный и хороший уход, показывал свою красоту распущенных листьев и излучаемый от них аромат, которым наполнял комнату приятной гармонией.
— Оксаночка золотце мое — говорила Марина Викторовна очень вежливо — Ты что спишь уже зайка ты моя
— Ой… — удивилась Оксана, протирая свои раздраженные глаза нежно ладонью руки — Вы Марина Викторовна так неожиданно вошли
— Ночь была тяжелая в больнице?
Поинтересовалась Марина Викторовна, забавно улыбнулась она, придав необычайную сказочную прелесть своим алым губам, поставив кружку ароматного бодрящего кофе на деревянный стол, что находился справой стороны от кресла, на котором сидела Оксана.
— Да оперировала дочку Молотова — сонливым голосом ответила Оксана, пытаясь подняться с кресла
— Нет-нет — возразила Марина Викторовна, остановив Оксану положив руки на плечи её белого пиджака — Я сейчас тебе Оксаночка глазки закапаю, чтоб снять раздражение, ты немного полежишь и можешь рассказать, все то, что у тебя случилось
— Не думаю что вам это будет интересно — возразила Оксана, под властью прелестных рук этой женщины, покорно легла на спинку кресла
— Ой да перестань ты — возмутилась Марина Викторовна, в этот момент Оксана заметила, что она удивительно умеет нахмуривать губки, прям как она это делает и со стороны это показалось очень даже сексуально — У меня все равно пока работы нету, я вот сейчас тебе глазки закапаю и посидим поболтаем
— Ну разве только что так
Засмущалась Оксана, когда Марина Викторовна повернулась к ней спиной, направилась к небольшому холодильнику со стеклянной дверцей, в котором находились разного рода лекарства для глаз, что находился в правом углу её кабинета. Изящное, по мнению Оксаны декольте на спине этой женщины, на платье, которое Оксана обратила особое внимание, отлично подчеркивало всю прелесть бархатной коже спины. Упругие ягодицы соблазнительно колебались при каждом шаге, а когда она нагнулась открывать дверь, выставила свои бедра так красиво, что Оксана, находясь почти лежа в кресле, соблазнительно облизнула язычком сухие алые губки.
«Мда… вот это женщина поистине красива, я по сравнению с ней какая-то малолетка», засмущалась Оксана, любуясь красотой тела Марины Викторовны, платье которое так красиво подчеркивало всю сексуальность этой женщины.
— Вот сейчас мы все сделаем — подходила она к креслу, держа в руках какой-то пластиковый маленький флакончик и упаковку ватных прокладок — Скора, все пройдет
— Да я и так чувствую себя нормально — скривила от испуга свои алые губы Оксана, с детства не любила когда что-то прикасается к её глазам, даже включая глазные капли
— Тише золотце мое — настолько соблазнительный сексуальной энергетикой голос Марины Викторовны, когда она чуть наклонилась к Оксане лицом, просто вынуждал уже подчиниться её воле — Вот сейчас мы их закапаем и немного ватными салфеточками, чтоб хорошо все пропиталось, прикроем их
— Ну если это обязательно
— Оксаночка ты врач — настаивала Марина Викторовна — Твои глазки всегда должны себя хорошо чувствовать
— Да они и так себя хорошо чувствуют — нервно беспокоясь, Оксана начала прикусывать губу
— Не беспокойся — ласковым шепотом прошептала она, медленно надавив на флакон, своими пальцами выпустив несколько капель сначала на один глаз Оксане, потом на другой и закрыла ватными салфетками — Вот видишь, а ты боялась — накладывая на глаза Оксаны специальные ватные салфетки
— Я думала, будет неприятно — ответила Оксана, преобразив свои губы в приятной улыбке, оставив их специально открытыми, чтоб насытиться прелестью гардении, чем пахло тело этой женщины
— Я не посмею сделать так, солнце мое, чтоб тебе было неприятно
Соблазнительный шепот, заставив пропитать стенки влагалища Оксаны влагой и слегка намочить её трусики, когда она почти уже лежала в кресле перед этой женщины, вдыхая через рот этот приятный насыщенный запах аромата её парфюма.
— Не хочешь мне рассказать, что у тебя случилось? — поинтересовалась Марина Викторовна
«Черт возьми, я думала, она меня поцелует, даже её я уже не привлекаю, да что творится то?», раздраженно подумала Оксана, сжав плотно подлокотники кресла своими ладонями.
— Да что тут рассказывать — недовольно повела губками Оксана, от невозможности видеть, ей приходилось вдыхать этот приятный запах гардении, что веял от этой женщины — Полюбила идиота, десять лет назад
— Хм… довольно интересный голос — слышался голос Марины Викторовны, прям над головой Оксаны — Не хочешь со мной поделиться
— Правда? — удивилась Оксана, кончиком своего языка облизнула изнывающие губы, предвкушая насыщенный запах сладости губной помады Марины Викторовны возле своих губ, что так мучительно её мучали — Вам будет интересно разве?
— Ой Оксаночка — ощущение поистине теплых и нежных пальцев рук волосах Оксаны, заставили её сердце участить в многократно свой ритм — Мне всегда будет интересно с тобой поговорить
— Так может о чем-нибудь приятно
Предложила Оксана, сгорая столь сильным сексуальным желанием, предвкушая насыщенную сладость губной помады этой женщины, где возле своих губ, только чувствовала обонянием своего носа. Невозможностью видеть своими глазами, из-за ватных салфеток на них, чтобы лучше глазные капли впитались в полость глаза, Оксана еще больше начала заводиться сама не понимая уже от чего. Манящего запаха гардении в сочетании со сладостью аромата помады, чем пахли губы Марины Викторовны, вблизи губ Оксаны.
— Или может, перейдем сразу к делу? — Оксана словно вырвала свое желание, из себя произнося вслух его до женщины запах тела и аромат губ которой сводили её с ума
— А ты этого, правда, хочешь?
Поинтересовалась Марина Викторовна, почти возле губ Оксаны, едва их касаясь, испуская в её открытый рот, горячий обжигающий чувствительные алые губы поток воздуха.
— М… как приятно — ответила Оксана, когда в кармане её пиджака зажужжал телефон — Сейчас подожди, я отвечу можно, это наверно Романов — говорила она доставая одной рукой телефона из кармана
— Давай я тебе помогу — вложила Марина Викторовна руку в карман Оксане, от такой теплой завораживающей нежности Оксана, чуть ли уже не застонала, наслаждаясь прелестью горячего потока воздуха из её губ — Да нет это не Романов, тут написано Ларионов
— Ларионов?! — возмутилась Оксана, скинув ватные салфетки со своих глаз — Да Валерий Николаевич у вас там что атомная война, я могу хоть отдохнуть после проведенной операции
— Оксана Владимировна — послышался извиняющийся его голос в динамике телефона — Я с радостью бы вам дал несколько дней отдохнуть, но у пациентки
— Что опять у этой девки? — возмущенно спросила Оксана, в своей интонации голоса проявила черты агрессии и явного недовольства покоем — Я что жить уже должна в вашей больнице
— Особо сильная головная боль, тошнота — начала перечислять симптомы Ларионов, не обращая на строгое замечание своего начальника — Говорит, что чувствует сильные шумы и пульсацию в голове, так же нам удалось установить, что у неё «гемипарез» с правой стороны
— Блядь Ларионов! — громко крикнула истерическим криком Оксана — Я вам, что там жить должна, надеюсь, у вас там есть нейрохирурги, возьмите у неё «анализ ликвора »
— Вы хотите, чтобы мы сделали люмбальную пункцию ликвора этой девушки — возмутился Ларионов, по его интонации Оксана поняла, что он ничего сам не может сделать
— Ладно попросите Валентину или вашу дочь Веронику у неё вообще рука очень осторожная пусть сделает пункцию спинномозговой жидкости пациентки…
— Что вы хотите там обнаружить Оксана Владимировна? — спросил тут же он не дав Оксане полностью договорить мысль
— Ваша пациентка с минуту на минуту должна сейчас уже потерять сознание и впасть в кому
— Как вы узнали? — Ларионов был настолько удивлен логикой Оксаны, что Оксана сама явно слышала его глубокий шок — Она только что потеряла сознание, мне Валентина доложила об этом
— Возьмите пункцию ликвора — настойчиво говорила Оксана — Сделайте компьютерную томографию головного мозга во время процедуры используйте контраст, чтоб подсветить на картинке, нужные нам области
— Оксана Владимировна вас ждать в больнице сегодня? — поинтересовался Ларионов, словно жалкий пес, беспокоясь за эмоциональное состояние своего начальника
— Да — ответила Оксана, почувствовав легкую усталость после глазных капель, действие которых, когда она стояла уже на ногах в кабинете, начали проявляться по мере головокружения головы — Я буду через пару часиков, сами понимаете мне нужно поспать, я всю ночь на ногах провела
— Господи! — ужаснулась Марина Викторовна — Так-так милочка вы моя, сейчас я вас отвезу домой
— Кто это?! — возмутился Ларионов — Это же голос Марины Викторовны, хозяйка салона оптики в центре нашего села
— Да-да Валерий Николаевич я вас тоже очень хорошо слышу — нежным голосом она говорила в трубку телефона, когда Оксана старалась прижать её к своему уху — Сейчас я эту непослушную растяпу отвезу домой
— Марина Викторовна — убирая телефон от своего уха, возмутила Оксана — Ну почему сразу растяпа?
— Потому что за глазками своими не следишь — упрекнула её ласковыми пленительными нотками голоса Марина Викторовна
— Да-да Марина Викторовна — говорил Ларионов через динамик телефона — Оксана Владимировна совсем не бережет свои глаза, всегда работает только в очках
— Так хватит! — возразила Оксана, нажав быстро на кнопку сброса вызова на сенсорном дисплее своего телефона — Придется топать домой, хм… а я так надеялась — кокетливо приложила коготок указательного пальца к алым изнывающим по поцелую губам
— А я подвезу тебя Оксаночка — любезно согласилась Марина Викторовна — И не надейся даже я не пущу тебя в такую холодину в твоих летних туфельках, если еще раз в них увижу, ты у меня получишь
— Марина Викторовна — унылым голосом возразила Оксана — У меня дома с сегодняшнего уже дня свой воспитатель появился, сейчас он мне еще взбучку закатит
— Правда — Оксана заметила на её губах хитрую ухмылку, когда она встав в дверном проеме, открытой двери, так красиво облокотилась, выгнула спину, выставив изящную красоту своих бедер — М… и кто же он? — словно стала издеваться над своей гостьей она
— Моя мать! — не выдержав столь эротического соблазна Оксана, отвела свой искушенный взгляд на стол с какими-то рецептами и кучей бумаг
— Оу… — весьма сильно, по мнению Оксаны, удивилась Марина Викторовна — Тут я пожалуй бессильна, только ваша мама солнышко вы мое, будет делать все для того, чтобы ваша жизнь была счастлива
— Ага — огорчилась Оксана, присев на краешек стола, взяла в руки какой-то рецепт со штампом — Она уже сделала, когда насильно заставляла меня с самого детства учить разного рода заболевания, которые я даже выговорить то нормально не могла
— Хм… интересно как?
Медленно стукая каблуками черных туфель по паркету, поинтересовалась Марина Викторовна, сладко облизывая коготок указательного пальца своими алыми чарующими губами. Пленительный аромат гардении сводил Оксану с ума, при каждом глубоком вздохе, она будто понимала, что теряет голову при одном тока взгляде на это белокурую красотку.
— Ремнем как еще — резко ответила Оксана, эмоции были настолько напряжены, вспоминая давние события воспитания своей матери, что она чуть не сжала в руках листочек рецепта, что держала на кончиках пальцев — Она будто совсем ошалела, каждый день новые головоломки для моего мозга
— И как я вижу, у неё это получилось — восхитилась Марина Викторовна, нежно проводя по волнистым русым волосам Оксаны — Оксаночка вы поистине гений, вашим талантам нет придела, вы как кладовая знаний или ходячая энциклопедия, столько опыта иметь в своей голове не каждый может
— Да ладно — обиженно нахмурила Оксана свои губки, вставая на теплый пол каблуками белых туфель — Что-то моя мать так не думает — направилась медленно Оксана в сторону выхода из кабинета
— Оксаночка — возмутилась Марина Викторовна, остановив приятным завораживающим теплотой касанием руки Оксаны — А как же ваше кофе золотце вы мое, садитесь, я специально для вас его сделала, а я пойду пока прогрею машину
— Но… — надула Оксана, огорчившись, свои алые губки, словно подчиняясь воле этой девушки, она под воздействием её оков, что сковали руку, медленно подошла к креслу
— Никаких но — Марина Викторовна посмотрела на Оксану своими чарующими голубыми глазами, обвивая рукой её талию — Я все для вас сама сделаю — подтверждением её нежных ласковых слов был волшебный нежный поцелуй
Алые изнывающие губы Оксаны наконец-то слились воедино с этой девушкой в наполненной огненной страстью поцелуя. Ощущая пленительное повиливающее воздействие её языка в своем рту Оксана, как будто сама отдалась в её руки, позволяя делать с своим языком во рту поразительные вещи. Бурной играющей лаской своего языка Марина Викторовна обволакивала язык Оксаны в таком поцелуе, словно как королева руководила своим подчиненным. Оксана как будто чувствовала сладость её слюны, старательно пытаясь глотать каждую каплю этого сладкого эликсира, вкус которого был как медово-сахарный. Почувствовав в момент такой пылкой страсти поцелуя кончики пальцев на своей белой мини юбке Оксана, словно не смогла удержаться, поддавшись искушению руки Марины Викторовны. Воздействие и пленительное прикосновение, наполнила столь сильным изобилием влаги стенки своего влагалища, предвкушая не мысленную тот момент головокружительное желание. Волной нахлынувшая эротическая похоть искушения страсти, которой Оксана хотела отдаться этой женщине, прям на этом кресле, где произошло дальнейшее продолжение столь голодной страсти поцелуя.
Коварная белокурая развращенная похотью искушенного желания львица, уложила Оксану на кресло, не переставая при насыщаться прекрасной сладостью поцелуя, набирающая страсть которого обжигала губы девушек. Оказавшись над телом Оксаны, стоя на четвереньках, позволяла её рукам пользоваться прелестью эротически развращенного соблазна телом. Оксана ощущая как потеки слюны, голодной жадной похоти поцелуя потекли по её подбородку, медленно сползая по её шее доставляющей завораживающий эффект её бархатной коже, когда стали медленно приближаться к груди, сочная прелесть которой находилась под стражей стягивающих оков красного кружевного бюстгальтера. С диким голодом Марина Викторовна пыталась насладиться прелестью сладких ласковых изнывающих губ Оксаны, потеки слюны девушек в таком пылком слияние губ девушек начали образовываться на их губах. Скапливаясь тонким слоем, который Оксана в пылу жажды эротического волшебного для неё соблазна сладко старательно впитывала в себя, наслаждаясь медово-сахарной головокружительного действия искушения страсти.
— М…. Марина Викторовна — застонала сладким стоном Оксана, задыхаясь, жадно хватая воздух, лежала в кресле, спинка которого была максимально опущена — Как вам так удается?
Облизывая алые губки покрытым тонким слоем её медовой слюны, поинтересовалась Оксана. ощущая под юбкой пальцы Марины Викторовны, что находились на её половых губах. Даже через тонкую, пропитанную влагой стенок влагалища ткань кружевных красных трусиков, Оксана ощущала всю пленительную силу их непревзойденной для неё самой нежности.
— Да вы Оксаночка, судя по тому, как я поняла — начала говорить Марина Викторовна, используя свои пленительные чары голубых глаз и обаятельную улыбку — Испытали самый сильный оргазм, хотя я даже ничего еще не успела с вами сделать
— Ну… — засмущалась Оксана, ярко выраженный румянец на её щечках показывал насколько неловко, она себя чувствовала в этот момент — Иногда со мной такое бывает
— Оу… тока не надо стесняться естественных вещей
«Блядь как она так красиво умеет делать губами», восхищенно наблюдая за реакцией губ этой чарующим одним тока взглядом женщины, когда она встала с кресла, на котором продолжала еще лежать Оксана.
— Я и так вижу, как вы напряжены — продолжила говорить она, когда Оксана поднималась с кресла, восхищенно наблюдая за мимикой губ Марины Викторовны — Я пойду, переоденусь и прогрею машину возле входа, после чего отвезу вас домой Оксаночка
— Но… — хотела возразить Оксана
— Никаких но — упрекнула её быстро Марина Викторовна — Вот держите ваш уже остывший кофе , конечно, вас он может и не согреет, но возможно и не даст заснуть по дороге, по ваше лицу видно как сильно вы изнемогаете от недостатка сил
— Спасибо — используя ласковый манящий к себе шепот, поблагодарила Оксана, взяв теплую белую керамическую кружку из её рук
Приятная завораживающая чарами улыбка Марина Викторовны, когда она стояла в дверном проеме открытой двери кабинета, весьма зачаровывала Оксану. Насыщенный сладкий аромат гардении от её тела, просто пленил каждым вздохом, а столь сладкая размазанная помада на губах Оксаны, осталась памятным символом столь сладкого поцелуя. Один пленительный глоток столь сахарного приторным ароматом кофе, быстро почти смыл след помады на губах, оставив темно-алый смазливый отпечаток губ на теплой поверхности керамики. Стук каблуков Марины Викторовны, по кафельной плитке пола в её салоне быстро стих, после чего зазвонил звон колокольчиков, над входом в павильон и было ясно слышно, как дверь плавно закрылась. Оставив Оксану одну в кабинете полных заваленных бумаг и приборов для проверки и диагностики зрения, наслаждаться приятной сладостью сахарного терпкого кофе, чудесный глоток только которого уже завораживал её чувства, когда она так сладко смаковала его со своей слюной во рту.

***
Крупными хлопьями снег медленно падал, посыпая дорожное покрытие, укатанное десятками машин по узким деревенским улочкам. Метель кружила в морозном воздухе, поднимая вверх и рассыпая в пыль тысячи крупинок снега. Воздух был пропитан морозной деревенской свежестью, чувствовалась даже какая-то радость приближения новогодних зимних праздников. Дымоходы домов не переставали выбрасывать в атмосферу кучу густого дыма, насыщая атмосферу копью сгоревшего пепла с дымом. Деревянные и кирпичные заборы ограды домов, плавно посыпались нежными крупинками снега, заставляя обваливаться вниз красивым водопадом то, что уже на них накопилось.
Красный автомобиль марки «BMWX6», медленно крался по деревенским улочкам, хруст плотно прижимаемого укатанного снега по улочкам приятным спутником преследовал его, сладко нашептывая, как только черный массивный протектор его шин наезжал на него. Удобное кожаное кресло, в котором развалилась Оксана спереди, приятно обдувалось горячим потоком воздуха в салоне печки автомобиля. Плавно машина шла почти как фрегат, в тихий бриз плавно покачивая неровностью гравийного покрытия плотно укатанного снега.
— Ну как Оксаночка — поинтересовалась Марина Викторовна, внимательно наблюдая за дорогой, сквозь тоненькие стекла своих продолговатых овальных очков — Обогрелась солнышко ты мое?
— Какой у вас удивительный прекрасный автомобиль — кивком голов Оксана ответила на её вопрос, приятно развалившись в удобном кожаном кресле
— Ай да что вы — как будто какой-то пустяк ответила Марина Викторовна — Мелкий подарок за то что я сделала нашей местной элите
— Хм… вы прекрасно постарались Марина Викторовна — восхитилась Оксана, вдыхая все еще приятно пахнущий запах гардении, которым сочно пропитался салон автомобиля
— Романов иногда — начала она говорить, сворачивая на деревенскую улочку, где был расположен дом Оксаны — Высылает мне свой лимузин, когда мне лень куда-то идти
— Хм… почему он мне не всегда этого делает — обиженно нахмурила свои алые губки Оксана
— Ой Оксаночка вам то прибедняться — возразила с усмешкой Марина Викторовна, смачно облизывая алые губы — В обществе Романовых очень часто ходят про вас разговоры, вами восхищаются, ставят некоторым в пример, да и к тому же сам Романов по пьянке мне признался что без ума именно по вам Оксаночка
— Да что вы говорите — наблюдала Оксана, как это женщина соблазнительно водит кончиком своего языка, по алым блестящим губам покрытым новым слоем помады — Хм… удивительно как то получается
— Это вы к чему солнышко мое? — усмехнулась Марина Викторовна, плавно останавливая красного монстра прям напротив ворот дома Оксаны
— Да это я к тому, что вы мне сейчас только что сказали
Ответила с насмешкой Оксана, прикрыв алые губы теплой перчаткой белой перчаткой выполненной из акрила с ярким выраженным кантиком и мелким вывязанным узором на них выполненной известной фирмы «Pieces».
— Удивительный вы человек Оксаночка — восхитилась Марина Викторовна, в её ухмылке Оксана обратила внимание на красивые изъяны чудесной формы губ этой женщины — Вот, сколько я вас вижу, все время удивляюсь вам
— Да что вы говорите Марина Викторовна — воображала Оксана, покусывая от смущения краешек губы — А по-моему самая обычная из обычных
— Ха… — красиво усмехнулась Марина Викторовна — Ну вот и все мы приехали, заглушив мотор двигателя, сказала ласковым голосом, красиво улыбнувшись, говорила Марина Викторовна
— Может, зайдем, выпьем чашечку чая или кофе — предложила Оксан, поправляя разрез шубы между ног — Я вас заодно с мамой со своей познакомлю
— Нет! — возразила Марина Викторовна — Ну в смысле, я не против, пообщаться с вашей мамой, но сейчас у меня есть куда более важные дела — пояснила она, приятно постукивая коготками пальцев по деревянному ободу руля автомобиля
— Ну как знаете — смачивая свои алые губки, нежно ответила Оксана, поправляя аккуратно капюшон шубы на своей голове — Может быть в другой раз
— Обязательно Оксаночка — согласилась эта женщина, с восхитительной улыбкой посмотрела на Оксану — Ваша улыбка всегда будет столь приятно привлекать меня — соблазнительно продолжила говорить она, сидя в водительском кресле, чуть наклонилась к Оксане
— А меня ваша Марина Викторовна — шепотом ответила Оксана, продолжая облизывать алые изнывающие губки
Столь сладостное молчание быстро сменилось приятной нежностью поцелуя, в котором эта женщина словно как сок волшебного эликсира приятно языком облизывала губы Оксаны, на котором сохранилась приятная сладость её слюны. Обворожительное движение языка Марины Викторовны, заставляя повиноваться в сладостных стонах язычок Оксаны, в момент столь сладостной пылкой нежной страсти. Приятно оторвавшись от губ Оксаны, облизывая так соблазнительно приятно алые пропитанные слюной губы так сладостно притягательно дышала Марина Викторовна проводя рукой по волосам Оксаны.
— Я думаю в следующий раз — настолько манящим и сильным шепотом страсти говорила эта женщина, плавно переводя руку с волос на нежную щеку Оксаны — У нас с тобой что-то будет — намекнула она продолжение романтического соблазна
— Хм… слово что-то — восхитилась Оксана, словно кошка подчиняясь движению её руки красиво наклонила голову, наслаждаясь приятной нежностью теплоты руки этой женщины аромат гардении которой пленил сознание — Меня уже поистине сильно заводит
— Обещаю Оксаночка — медленно коготками приятных пальчиков, она прикоснулась к губам Оксаны, как кошка начала приятно с ними играть — В постели у нас с тобой будет еще жарче
Так пристально посмотрела Марина Викторовна в глаза Оксаны, сказав такое убедительной сладостной интонацией своей пленяющей речью. Заставляя красные кружевные трусики Оксаны насытиться вновь приятным согревающим слоем влаги. Сердце трепетать в бешеном такте, изнывая сильным желанием, испытать то самое искушение страстью с этой женщиной, чей взор поистине сокрушительной манящей к себе силой пленил сознание Оксаны.
— Я буду с нетерпением этого ждать — отводя руку назад, все еще оставаясь в таком же наклонном положении Оксана, повернувшись к этой женщине, открыла дверь за своей спиной — И думаю, что вы меня не заставите долго ждать
— Это произойдет действительно очень скора
Настолько сильны пленительные чары околдовали взор Оксаны, что она уже не могла больше находиться с ней в одной машине. Медленно вылезла из автомобиля, продолжая смотреть в столь притягательные глаза Марины Викторовны, тихо закрыла дверь за собой.
После чего двигатель автомобиля приятно заурчал под капотом автомобиля, большой громадный красный зверь медленно тронулся с места в сопровождение с обвораживающим хрустом снега под мощным протектором шин этого поистине великой силы красоты этого монстра. Некоторое время Оксана, стоя на морозе, наблюдала вслед уезжающему красному джипу, после чего почувствовав жуткий холод в ногах от летних белых туфель, направилась к воротам собственного дома. Завораживающей силой морозного холода ветер преследовал Оксану, когда она шла, стукая каблуками по каменной посыпанной тонким слоем снега плитке. Скованная жутким холодом мороза, Оксана, каблуками белых туфель звонко стукая по мерзлому крыльцу, деревянные ступеньки которых были красиво посыпаны тонким слоем снега. Тело внутри норковой белой шубы быстро пропиталось холодом, окутанная ковами поистине мерзкого мороза, Оксана вся уже дрожала, когда плавным поворотом ключа открывала дверь дома, после чего быстро заскочив, с легким стуком плотно закрыла за собой дверь.
Казалось быть дома должен быть теплый, прям душный воздух, а взамен Оксана ощутила завораживающую прохладу душераздирающего холода. Стук каблуков белых по паркету в коридоре, раздавался громким эхом по всему дому. Направляясь к встроенному шкафу в прихожей, Оксана медленно расстегивала блестящие пуговицы норковой шубы, чувствуя, как прохлада окутывает её своей непревзойденной для неё мощью холода. Запахи вина по всему дому слегка насторожили Оксану, ведь это была коллекция изысканных вин, что подарил для неё Романов, заставив весь погреб дома этими первоклассным эликсиром, по качеству экстракта для расслабления душевного спокойствия.
«Вот она косматая будку свою топит, что поди все мое вина выпила выдра блядь», с коварной ухмылкой подумала Оксана про Марину Николаевну входя в гостиную.
Марина Николаевна спокойно спала на диване в гостиной, на столике возле дивана стояли две пустые бутылки вина, стеклянные бокалы и обертка от черного пористого шоколада. Бамбуковое пышное красное одеяло, которое больше всего предпочитала Оксана, укутываясь в нем своим обнаженным телом, отдавала себя его ласковую нежность, которым оно согревало ночью. Аромат духов матери был идеально схож с запахами парфюма Оксаны, словно как две капли воды, настолько сильная сила нектара диких садовых роз просто кружила голову одним тока вздохом.
«Блядь вот все хорошо, но вот одно аж за душу цепляет, моё одеяло оно мое, на какой хер ты-то его взяла», мысленно возмущалась Оксана, встав в проходе гостиной, смотрела возмущенным взглядом на спящую мать.
Схожесть пышных русых золотистых волос Марины Николаевны были идеально схожи с волосами дочери, даже оттенок тот же, казалось бы, дочь пыталась подражать ей, но из-за личных разногласий, этот факт, сама Оксана учитывала этот факт, как случайное обстоятельство. Разочаровавшись наведенным беспорядком, Оксана, сжав от сильного раздражения холодные кулак, направилась в комнату, громко ужасно старалась стукать каблуками по паркету, чтобы разбудить зачинщиков беспорядка. Бросив в конце недовольный взгляд на черную шубу Катерины, что лежала на подлокотнике белого мягкого обшитого красивой тканью кресла, которое стояло справа в углу относительно входа в гостиную.
С комнаты приятно пахла ароматом женского парфюма ночной фиалки, притягательная сила нектара этого чудесного запаха, действительно впечатляла Оксану, свои изысканным вкусовым качеством. Катерина больше всего удивило на этот момент в комнате, где во всю, гуляла прохлада, она спала под тоненьким пледом, согнувшись клубочком, подтянув ноги к животу, она тихо посапывала сладкими стонами на расправленной кровати Оксаны, уткнувшись лицом в красную бамбуковую подушку. По всему полу были раскиданы вещи, черное платье в котором она была, небрежно было скомкано возле входа в комнату. Черные сапоги были так же как по пало раскиданы в проходе комнаты. Особым удивлением было то, что даже черное кружевное белье Катерины было разбросано на полу, в куче белого нейлонового халатика, что лежал возе кровати.
«Нет эта, что дура совсем чокнулась голой, что ли спит в такой холодине, совсем охренели уже пока меня нет», раздраженно Оксана прикусила губу, сдерживая свой нахлынувший эмоциональный пыл.
Настроив регулятором температуру теплых полов, пульт управления которого был встроен в стену справа от входа в комнату Оксаны, система распределялась сразу на весь дом. Перешагнув через разбросанные вещи Катерины, звонко стукнув каблуком от злости беспорядка в собственном доме, который устроила не она сама, и поэтому это очень сильно раздражало Оксану. Слева от входа стоял современный электрический конвектор, прям под подоконником большого пластикового окна. Настроив на его регуляторе нужную температуру, Оксана с радушной злорадной улыбкой начала расстегивать пуговицы белого пиджака.
«М… кошка драная кошка, налакалась моего вина, вот сама потом поедешь мне во Францию или откуда там Романов для меня специально купил такую дорогую коллекцию вин», нахмурила губки Оксана, недовольно посмотрев на Катерину, что спала, свернувшись калачиком под тонким белым пледом на расправленной скомканной постельным бельем кровати.
Почувствовав ощущение приятного согревающего воздуха, Оксана положила свой белый пиджак на белый пуфик возле парфюмерного столика, выложив предварительно свой сотовый телефон на тумбочку с косметикой. Принялась медленно расстегивать пуговицы белой блузки. Наслаждаясь, как теплота прогретого воздуха своим могучим потом, обвивает её тело, начала красиво покачивать головой, закрыв глаза отдавшись полностью в его власть. Приятное влияние теплого завораживающего потока воздуха согревало тело Оксаны, как только она так медленно соблазнительно виляя бедрами, расстегнула белую блузку. Направляясь к открытому шкафу, что находился в её комнате справа от кровати, с богатым изобилием одежды Оксаны из которых она предпочитала надевать лишь выбранные единицы. В основном это были платья коллекции Романова, которые он специально дарил для Оксаны, скупал с самых дорогих аукционов в знак признательной любви своей белокурой королеве.
«Боже мой, и когда же я теперь в такую студеную пору это все перемерить смогу, хм… интересно тут есть даже такое же ядовито зеленое платье его жены Беллы, задушить бы нахер эту суку» впадая в свои безрассудные мечтания, Оксана повесила белую блузку на открытую дверцу белого платинового огромного шкафа.
Плавно виляя своими бедрами в медленном представляющем для себя танце, Оксана красиво расстегнула блестящую бляшку ремня на её белой мини юбке. Пленительное сползающее движение ласкающей бедра ткани юбки начало ласкать кожу ног Оксаны, медленно сползая вниз, плавно падая на пол. Чарующая улыбка алых размазанных помадой губ Оксаны, на которых остался след помады Марины Викторовны в столь завораживающем, пленительной страстью поцелуя, через который Оксана напрочь потеряла рассудок, заводя руки за спину начала расстегивать застежку своего красного кружевного бюстгальтера. Волнующий момент, плавно отводя подушечки бюстгальтера от розовых чувствительных сосков груди, от чего Оксана прикусила губу, каблуком туфель опираясь на одну из закрытых дверей своего шкафа, красиво выгнула спину, скинув лифчик на пол.
Приятные прогретые пальцы рук, медленно оттянули резинку красных кружевных трусиков, волей принуждения соблазна Оксаны, они медленно начинали сползать вниз по красивым бедрам, лаская нежную бархатную кожу. Как только оторвалась приятная согревающая ткань красных кружевных трусиков от еще пропитанных влагой половых губ, Оксана соблазнительно прикусила губу, чувствуя такой соблазнительный момент, как прогретая воздухом комната, словно крепкая мужская ладонь своими теплыми пальцами соприкасалась с влажными стенками влагалища. Оксана, закрыв глаза запрокинув голову, назад получила незабываемое сверхчувствительное для неё удовольствие. Сжимая на кончиках пальцев кружевные трусики в одной руке Оксана, красиво вильнула бедрами, по открытой дверце шкафа едва задев дверь, как раздался легкий скрип, но даже он не смог потревожить настолько крепкому изнывающему в сладостных стонах сну Катерины. Направляясь к столику, где лежал телефон, Оксана с похотливой улыбкой и явным блеском в глазах от недостатка сексуальной страсти, взяла медленно телефон как хищная кошка берет за голову мышку.
Соблазнительная походка, как будто хищная кошка, Оксана направлялась в ванную комнату, сжимая от сильного сексуального возбуждения, красные трусики на кончиках пальцев, приятно стука каблуками по прогретому полу комнаты. Лаская в момент столь очаровательного движения свои роскошные эластичные бедра, стараясь сжимать коготками руки упругие ягодицы, от чего сама так сильно возбудилась. Дикая страсть заставляла уже облизывая алые изнывающие губы, слизывать вкусную помаду Марины Викторовны, что осталась на изнывающих, от соблазна похоти и тоскующим по обжигающими губы поцелую.
Плавно повернув блестящую металлическую круглую ручку двери ванной комнаты, Оксана медленно перешагнула через порог, приятным очаровательным движениями бедрами зашла на прохладный морской кафель ванной комнаты. Приятный момент скользящего медленно указательного пальца по поверхности клавиши выключателя, Оксана в этот момент представляла, словно палец скользит по стеблю мужского пениса, ощущая всю нежность представляемой клавиши. Представляя в своей голове в этой гладкой изогнутой поверхности клавиши выключателя, его всю сексуальную мощь, после чего стиснув губы, от недостатка эротического соблазна сладкой похоти вместе беспощадным жестким движением нажала резко на клавишу, включив свет. Скинув каблуки белых туфель со своих ног, направилась в сторону белой акриловой ванны, прикрепленная полка рядом с которой была наполнена богатым изобилием парфюма для ванн, богатым выбором разных пленительных сортов аромата. Проходя мимо корзины с бельем, что была расположена у противоположной стены, где находилась сама ванна, Оксана легким произвольным движением кинула в неё красные кружевные трусики.
Приятная наполненная теплой, почти горячей водой ванна, была покрыта пышной пеной, что густыми самотеками стекала по груди Оксаны, пока она сознанием от столь пленительного наслаждения погружалась в искушенную страсть. Приятные потеки сгустков пены медленно катились в воду, когда Оксана так соблазнительно омывала грудь пенистой мочалкой, посыпая грудь каплями теплой чарующей силы воды. Облизывая кончиком языка, алые страдающие губы по поцелую, обжигающей страсти, медленно водила другой рукой под водой по возбужденным губам влагалища, доставляя себе тем самым возбуждения приятного трения. Кинув от злости мочалку с силой в воду, так что брызги воды с пеной в сочетании с ароматным нектаром роз хлынули Оксане в лицо. Нахмурив недовольно губки, по которым стекали капли воды, она нежно кончиком коготка указательного пальца, стала набирать номер в телефонной книге в надежде, что в этот раз Оксане что-нибудь да обломиться.
— Оксана — послышался возмущенный голос Кости на громкой связи — Ты хоть знаешь, какой сейчас час ты, что меня такую рань беспокоишь
— Ну… Костя — изнывая играя с мочалкой в воде словно как кошка, нежно царапая её своими коготками — Твоя девушка жаждет поистине внимания м…. и ты наверно уже догадался какого
— Оксана мне на работу через час вставать — возмущению Кости не было придела, а ведь Оксане пришлось слушать его занудное нытье, пока телефон лежал на краю ванны — Что ты вечно надо мной издеваешься
— Это я над тобой издеваюсь — удивилась Оксана, сверкнув взглядом лазурных голубых глаз — А не ты ли дорогой заявился ко мне на днях со своей пьяной сестрицей и вместо того чтоб залезть на меня трахал её на моем диване — настойчиво она предъявила ему достойный аргумент
— Ну ты же ведь не возражаешь если я с Еленой так мы иногда себя ведем — начал придумывать он банальные дуратские отговорки
— Не только с Еленой — возразила Оксана, ухмыльнувшись улыбкой с явным помыслом коварства, словно как волшебница сверкала бликами отражаемого света в ванной своих лазурных голубых глазах — А что на счет Катерины, ты ведь и её после меня тоже предпочел попробовать и до каких пор, мы так будем жить Костя?
— М… Оксана — уставшим сонным голосом выражал свое недовольство Костя — Давай не сейчас
— А когда Костя — возразила Оксана — Мне что приехать тебе в мастерскую и при всех твоих друзьях позволить тебе себя трахнуть
— Оксана! — возмутился Костя, в его голосе чувствовался явный момент ревности — Может хватит уже нести чепуху, ну что ты в самом то деле
— Может, ты сегодня ночь со мной проведешь?
— Ага! — ответил он так, как будто не согласен — Я с твоей мамой еще не так хорошо знаком чтоб в её присутствии с тобой что-то делать — последние слова Кости действительно сильно поразили Оксану
— А откуда ты знаешь, что ко мне мама приехала? — продолжая сохранять внезапное сильное чувство удивления, поинтересовалась Оксана
— Они мне вчера с Катериной звонили — признался Костя, весьма недовольным тоном своего голоса — И ты знаешь, я весьма был сильно огорчен их звонком, они там, что напились у тебя?
— Блядь Катерина — грязно выругалась Оксана — Вечно эта сука сует нос не в свое дело
— Да нет, её как раз можно понять
— Кого можно понять Костя?
Продолжала настойчиво высказывать, свое недовольство Оксана, схватив мочалку, и силой кинула её, в закрытую дверь в ванной глухой звук и всплеск пены и мельчайших капель воды забрызгал красивую деревянную дверь, покрашенную с этой стороны в цвет морской воды, такого же цвета, что и кафельный пол в ванной комнате.
— Что там у тебя происходит? — возмутился Костя
— Ничего — нахмурила алые блестящие потеками воды губки Оксана — Просто секса знаешь, как уже хочется
— И что ты предлагаешь?
— Нет — возразила Оксана— Что ты мне предлагаешь?
— Я скора, поеду на работу
— Я приеду к тебе
— И где ты хочешь?
— Да хоть в машине
— Оксана — упрекнул её Костя — Ты что такая ненасытная что ли
— А ты что такой занятой у меня что ли — продолжала Оксана настойчиво возмущаться — Ты, что ради своей девушки не можешь и часик выбить для удовлетворения потребностей своей королевы
— Королевы?!
— Ну да королевы — повторила Оксана, не обращая внимания на его удивление — А что нет что ли?
— Тебе не кажется, что ты себя слишком высоко ценишь?
— Тебе не кажется, что я когда-то спасла твою дочь, против воли твоей долбаной сестры
— Да-да — уныло согласился Костя — Легочная эмболия вся деревня уже знает, что ты её герой
— Вот-вот — настойчиво упрекнула его своим согласием Оксана — И как герой королева, я блядь даже специально подчеркну это слово КОРОЛЕВА!
— Ладно-ладно — быстро сдался Костя убеждениям Оксаны — Чего ты хочешь
— Приехать сейчас к тебе и забраться к тебе под одеяло — заявила Оксана — А то даже горячая вода в ванной не может разогреть мое нежное скованное морозной стужей тело
— М… а что я получу взамен от этого? — намекнул Костя на весьма грязные эротические мысли
— Хм… — покусывая коготок своего пальчика ответила Оксана — Если хорошо постараешься я может быть сделаю тебе приятное
— Забеременеешь?
— Что?! — возразила Оксана
— Ну да забеременеешь и родишь ребенка — подтвердил Костя — Вот это будет для меня приятнее всего
— Нет! — возмутилась Оксана — Даже не мечтай, я никогда не буду беременеть
— Почему?
— Потому — опровергла его мечтания Оксана — Не хочу вот и все
— Ну вот и я не хочу с тобой просто так сексом заниматься
— Костя ты что совсем уже зазнался, ты всегда меня желал, а тут на тебе сестру свою полюбил
— Она мать моего ребенка
— Блядь, а я тогда кто для тебя? — крикнула Оксана в истерики, на лазурных глазах от бурного всплеска эмоций начали наворачиваться слезы
— Моя девушка
— И все?
— Ну, а что ты еще хочешь от меня услышать?
— Ну, хотя бы что любишь меня — голосом наполненных слез говорила Оксана, протирая влажные покрасневшие раздраженные глаза кончиками пальцев
— Вот родишь мне, тогда и полюблю
— Да пошел ты Костя — прокричала истерическим голосом Оксана на всю ванну, схватила телефон
В пылу раскаленной ярости и не способной держать себя под контролем, она кинула телефон в сторону входной двери. Точным смачным броском телефон как раз попал в клавишу выключателя света и силой раскололся об его клавишу, выключив тем самым свет в ванной. Погрузив комнату в ванной в полнейшую тьму, оставив сидеть Оксану в темноте мрака горячей воде, наполненной до верхов пеной.
— Вот блядь заебись — грязно неприлично выругалась Оксана — Охуеть теперь как дура, буду сидеть в потемках, да еще с разбитым телефоном
Силой от неконтролируемого порыва эмоций ударила ладонями руки по поверхности воды с такой силой, что мощный всплеск воды ударил ей прямо в лицо покрыв всю голову с пышными волнистыми волосами теплым слоем воды, что так раздраженно стекала по её волосам. От сильного выброса воды, большая её часть пролилась в ванной на холодный кафельный пол. Залив его почти полностью тонким слоем воды, на которой образовались в темноте уже мрака густые сгустки пены.
Раздраженная сильным недовольством, Оксана медленно осторожно вылезла из ванны, выпустив пробку. Медленно стала пробираться по влажному полу, хлюпая тонким слоем воды к сушилке для чистого белья, что как раз находилась в месте где располагалась корзина для грязного белья. Нащупав на них свои трусики, Оксана в темноте стала пробираться к выходу, медленными осторожными шажками, она наступала на холодный покрытым слоем воды в ванной пол, пока не дошла до выключателя и не включила свет.
— Заебись! — грязным лексиконом выругалась Оксана — И как я теперь буду разговаривать с людьми, ладно возьму телефон Катерины
Надев на себя в порыве ярости черные кружевные трусики, Оксана схватила белое махровое полотенце и держа его в куле вышла из ванны, открыв быстрым рывком ручку, после чего агрессивно толкнула дверь. Словно яростная львица Оксана шла по комнате с полотенце, плотно держа его в кулаке, сдерживая и успокаивая в себе свой порыв бурной истерики, что вызвал у неё разговор с парнем. Потеки воды стекали с волос по её коже, завораживая своим отвратительным на тот момент прикосновением, когда тело Оксаны и её эмоции находились в полном расстройстве эмоциональных чувств, что как струна была очень сильно уже натянуты, находясь уже на грани срыва истерики.
«Да как то блядь, от меня уже Романовы, да блядь даже Костя отказываются надо, что то конкретно уже меня в своей жизни», думала на тот момент Оксана, держа полотенце в одной руке, села на кровать.
Удивительным фактом могло служить и то, что Катерина так и дальше продолжала спать на кровати, сладко постанывая во сне, представляя наверно свои грязные эротические фантазии в пылу жаркой выдуманной сексуальной страсти. Прислонив полотенце к своему заплаканным, залитыми слезами красным глазам, Оксана поджала под себя ноги на кровати, горько заплакала, от чувства, как будто что она никому в этот момент уже перестала быть нужна.
— Что здесь происходит? — послышался сонный голос со стороны гостиной, где спала Марина Николаевна — Оксана ты дома что ли?
«Проснулась блядь выдра, это из-за тебя я такая», сжимая от ярости злости в кулаках заплаканное слезами полотенце, подумала Оксана, упав на кровать.
— Оксана что случилось? — взволнованно спросила Марина Николаевна — Ты чего плачешь солнышко мое
— Уйди не твое дело — огрызнулась Оксана — Иди, продолжай жрать, мое коллекционное вино пользоваться тем, что я заслужила своим горбом
— Оксана — возмутилась Марина Николаевна, подходя к кровати, строго посмотрела на свою дочь — Ты как с матерью разговариваешь?
— Как хочу, так и разговариваю — продолжая дальше реветь в полотенце, плотно прижав его к своему лицу — Ничего от тебя в жизни хорошего слова не услышала одни упреки — зажавшись как загнанная кошка, в угол чуть убрав полотенце в глаз, смотрела Оксана на свою мать
— Ты как с матерью разговариваешь — повысила Марина Николаевна голос на свою дочь — Быстро встала с кровати, сейчас я тебе покажу
— Ты что? — испугавшись сердитого взгляда своей матери Оксана, опираясь локтями на свою постель, прикрывала груди полотенцем — Я тебе не маленькая чтоб меня уже воспитывать
— Для меня ты всегда ей будешь
— Нет — возразила Оксана
— Так быстро встала с кровати — пропуская мимо ушей слова своей дочери, говорила мама Оксаны
— Чего ты хочешь? — Оксана встала с кровати, с глубоким страхом посматривала на свою мать, повернувшись к ней спиной, держала прижатое к груди мокрое полотенце
— Ну вот Оксана — Марина Николаевна обняла свою непутевую настырную дочь — Да ты же королева, у тебя все в достатке от меня, ты красивая очень, ну вот когда ты мне зятя уже найдешь и внуков родишь — взяв в руки полотенце Оксаны, она швырнула его на пол ей в ноги
— М…. мама, что ты делаешь? — простонала Оксана с улыбкой на алых губах, находясь в объятиях матери — Мама ну я ведь не маленькая, что ты меня вечно тискаешь и попрекаешь — возмутилась Оксана, видимо застеснявшись, заметив, как Катерина начала ворочаться, вырвалась из объятий матери, любящей её матери
— Для меня ты всегда ею будешь Оксана — возразила ласковым голосом Марина Николаевна — настойчиво обняла дочь, обивая руки за талией Оксаны, прижала её тело к своему белому длинному махровому халату — Ну почему ты такая Оксанка, ну почему ты мне не хочешь родить, выйти замуж и жить как все нормальные люди
— И не мечтай мама — возразила Оксана, пытаясь вырваться, изворачиваясь в теплых нежных маминых объятия, халат и руки которых так приятно её согревали — Я всегда буду жить в свое удовольствие
— Ну почему ты не можешь пожить хотя бы для своей матери — поинтересовалась Марина Николаевна, отпуская дочь, с нежностью и чувство материнства посмотрела на Оксану, когда она сама понимала и знала хорошо этот взгляд матери
— Марина Николаевны извините, что вмешиваюсь — потирая сонные глаза, говорила Катерина — Я знаю за столь проведенное время Оксану очень хорошо и могу вам с уверенностью сказать, что в этой жизни, кроме себя любимой, она больше никогда никого не полюбит
— Ой Катерина заткнись нахер — рявкнула на неё Оксана, обиженно нахмурила губки села на кровать, поджала под себя ноги, опустила голову сгорая от стыда, любезностей взглядов матери — Тебя то кто просил вообще вмешиваться в наши личные дела и вообще освобождай мне кровать, я спать уже хочу
— Как грубо Оксана — сделала замечание Марина Николаевна, в этот момент, когда Оксана ползла на четвереньках к своей подушке, она ощущала, как её мама сверлит пристальным взглядом ей в спину — Можно же вести себя чуточку добрее
— Как мама еще добрее? — встав на четвереньках возле своей излюбленной подушки, Оксана прижала к ней голову, выставила шикарные притягательные бедра, посмотрела на свою мать весьма любопытным взглядом
— Ну, вот посмотри Катерина, чем не товар — восхитилась Марина Николаевна, глядя на свою дочь, подошла к кровати, где в такой позе выпендривалась Оксана — Да она любой нормальной молодой бабе отпор даст
— Согласна — подтвердила Катерина, положив руку на голову Оксаны, начала приятно ерзать пальцами в русых волнистых волосах — Можно мне пока она не заснула, немножечко пошептаться с вашим так называемым товаром
Словно как изнывающая кошка начала водить она своими теплыми прогретыми теплым воздухом руками по изогнутой спине Оксаны, прижимаясь к её телу своей обнаженной грудью.
— Ой, девочки — приложила Марина Николаевна руку к своему лбу — Не понимаю я ваших игр, ладно пообщайся и пускай, потом она поспит, по глазам вижу, что Оксана выбилась из сил
— Конечно, поспит — радушно согласилась с просьбой Марины Николаевны, лаская спину Оксаны коготками, ласковым шепотом шептала Катерина — С улыбкой на губах
— Ну хорошо — согласилась Марина Николаевна повернувшись направилась к выходу, звонко стукая каблуками белых туфель — Ты только Катюша проследи
— Конечно, Марина Николаевна я прослежу — прихлопнув похотливым жестом Оксану по ягодицам, прижалась к её телу своей обнаженной грудью
— Ну что ты делаешь — возмутилась, соблазнительно покусывая губки Оксана — Мама еще не то поймет — шепотом говорила Оксана, когда Марина Николаевна закрывала дверь в комнату
— Да все она, то подумает — радушно улыбнулась Катерина, обивая за талию Оксану, нежно стала укладывать её непокорную попку на постель, согретую свои обнаженным полностью телом — Не волнуйся ты так
— Катюша — нахмурила губки Оксана, подгибая ноги в колени, лежа на спине, прижималась головой к мягкой красной бамбуковой подушки — Я телефон свой разбила в ванне, залила все водой и теперь не знаю как быть
— Оксанка — возмутилась, прикрикнув на неё Катерина — Ты что дура что ли, ты зачем свой телефона разбила?
— А зачем вы вчера пьяные дуры моему парню звонили?
— Ой Оксанка перестать — возразила Катерина — Костя так фиктивно был твоим парнем, прикрывая якобы твою щекотливую нежную задницу от неприятностей к которым тебя так и тянет, когда ты уже начнешь жить как все
— Так я живу как все — улыбнулась улыбкой грязной похоти Оксана, почувствовав как пальчики Катерины нежно обхватили резинку черных кружевных бикини, начали соблазнительно их стягивать вниз — М… зачем ты так делаешь? — застонала сладостным возбуждающимся стоном она
— Потому что ты мне позволяешь? — улыбнулась достаточно милой и повиливающей улыбкой Катерина
— Потому что я уже ой как хочу — изнывая, вцепившись в красную простынь, сжимая её кулаками, сладко стонал Оксана — От меня уже все Катюша отказались и Костя, зажрался сволочь, пускай динамит тогда свою суку сестру
— А Романов? — поинтересовалась Катерина, продолжая плавно снимать трусики с Оксаны, пока она так соблазнительно виляла своей попкой на постели
— Он да пошел этот Романов — покусывая ласково коготок указательного пальца с улыбкой голодной похоти ответила Оксана — Смеялся со своими змеями надо мной и-за того что мама устроила ему разнос в больнице
Наблюдая, как Катерина скинула черные трусики с кровати, говорила Оксана, любуясь сама её восхитительными бедрами. Воодушевляющаяся страсть сохранившейся ночной фиалки, что так приятно пахло тело Катерины, манящий перегар вина, что так притягательно веял от её алых изнывающих губ, возбуждал лавинный поток страсти в жилах Оксаны. Хищные развратные движения, словно как кошка, встав на четвереньках, опираясь руками на простынь, встала над изнемогающим телом, в предвкушении порывав грязной эротики Оксаны.
— Что же ты моя белокурая королева уже не можешь все? — восхищенно шепотом прошептала Катерина, выпуская горячий
— Ой — возмутилась недовольно нахмурив губки Оксана — Перестань мне тут подражать Романову, это его коронная фраза
— А что тебе не нравится? — ласковым шепотом говорила Катерина, заставляя Оксану открытыми губами глотать этот сладкий порыв обжигающего перегаром воздуха
— Нравиться, только если бы он был сейчас со мной
— Ну, сейчас с тобой я — нежно целуя шею Оксаны, шептала Катерина возле её уха — И кстати я узнаю этот сладостный запах гардении, вдох которого и правда завораживает
— Но как — удивилась Оксана, специально повернула голову, позволяя похотливой развратной кошки облизывать, оставляя потеки изобилия сладостной слюны шею — Как ты узнала?
— Признайся — ласкающий шепот, заставил Оксану смочить стенки изнывающего, предвкушая огненную страсть влагалища богатым слоем смазки — Зачем ты сегодня заходила к Марине Викторовне? — нежно водя по её шее кончиком языка, спросила Катерина
— Да ты машину ведь мою забрала — жаловалась Оксана, продолжая вредничать, сладко стонала, как язык Катерины плавно опустился до её сочной упругой груди — Пришлось тащиться в дикий мороз в летних туфельках
Ничего не ответив, Катерина продолжила с голодной страстью впиваться в грудь Оксаны, словно голодный зверь целовала она её грудь, сжимая её своими коготками. Оксана сладко стонала от столь приятного наслаждения, обжигающего холодом слюны Катерины на её груди. Извиваясь плавно на кровати, чувствовала, как язык Катерины опускается все ниже, оставляя своим кончиком влажную дорожку на её животе. Принуждая Оксану раздвинуть перед ней ноги, что были так соблазнительно согнутые в колени. Завораживающий обжигающий поток горячего воздуха с губ Катерины, обжигал покрытые изобилием влаги стенки влагалища Оксаны, когда она так старательно на него дышала тяжелым возбужденными порывами страсти дыханием.
Медленно нежные пальчики Катерины, раздвинули стенки влагалища Оксаны, после чего наступил для неё в столь захватывающий дух момент. Зачаровывающий поток горячего воздуха с губ Катерины, усиливал свое влияние по мере медленного чарующего приближения к половым возбужденным пропитанных смазкой половых губ Оксаны. Столь прохладное, обволакивающее слюной с языка Катерины к кончику клитора Оксаны, заставил её изогнуть спину в сладком стоне изнемогая от столь приятного наслаждения. Прохладный язык пропитывал щедро слюной клитор Оксаны, словно Катерина играла с ним как кошка с мышкой, поддавая, его пытке своим щекотливым прикосновением частным движениям языка.
Сжимая от столь приятного наслаждения красную простынь под собой, Оксана ощущала, как одна рука Катерины плотно сжимала её сочную грудь. Ключевым моментом в этой финальной сладких тихих стонов, когда Оксана прижимала к своим сладким изнемогающим алым губам подушку, чтоб заглушить, столь невозможные уже сдерживать стоны, стал поистине особый момент. Открыв рот, словно от невозможности говорить, забыв как дышать, Оксана почувствовала, как язык Катерины пропитанным богатым обильностью слюны проник во влагалища, плавно раздвигая его стенки, на которых скопилось щедрое изобилие возбужденной смазки. Зачаровывающая прохлада столь настойчивого языка, сделала так, что Оксана изогнула свою спину, с открытым ртом не могла даже стонать или вздохнуть.
Каждая стенка влагалища Оксаны, ощущала пленительное продвижение языка Катерины в его глубины, оставляя по мере своего продвижения богатую обильность влаги. Медленно миллиметровое продвижение настолько пленило Оксану, учащая дыхание, заставляя извиваться на кровати словно дикий зверь. Сладкие стоны Оксаны продолжались совсем недолго, Катерина даже не успела, полностью насколько было возможно погрузить вглубь стенок её влагалища свой язык. Словно вулкан, молниеносным порывом страсти, Оксана обогатила язык Катерины богатым изобилием своего эликсира, после чего почувствовалась, как выбилась из сил, рухнула на подушку, продолжая сохранять сладость изнемогающих стонов.
— М… Оксанка — высовывая свой язык из пропитанных влагой стенок влагалища Оксаны, мурчала как кошка Катерина — Я так люблю, когда ты так делаешь
— Так для тебя же дура, так делаю — улыбнулась милой развратной улыбкой Оксана
— Давай тебе нужно поспать — шепотом прошептала Катерина, укладываясь на одну подушку с Оксаной — Я прослежу, чтобы твой сон никто не нарушил
— Будешь меня охранять?
Хищно улыбнулась Оксана, чувствуя, как между её горячих возбужденных стенок продолжает сочиться тонкая густая наполненная волшебной вязкостью струйка, прямо между раздвинутых ног Оксаны, оставляя маленькое мокрое пятно на простыне.
— Буду сторожить твой сон — накрывая обнаженное тело Оксаны белым приятным пледом, шепотом прошептала Катерина
— Ты ведь никогда от меня не отвернешься Катерина — нахмурила губки Оксана, специально подставляя их для поцелуя
— Нет, Оксанка — успокоила её Катерина, дотронувшись до губ Оксаны пропитанными смазкой влагалища Оксаны, губами в которых все еще горел костер страсти
Сладость собственного эликсира на языке Катерины еще больше возбудило Оксану, когда она хотела с хищным порывом сексуального желания накинуться на неё.
— Нет Оксана — возразила Катерина — Тебе нужно поспать, давай поворачивайся
— Ну Катюша — возмутилась Оксана, обиженно надула свои губки
— Давай-давай — шепотом говорила на ухо Катерина
— М… — недовольно буркнула себе под нос Оксана, повернувшись к ней спиной, слегка поджала ноги под себя
Приятной нежности руки Катерины обвили сочную грудь Оксаны, положив ей на плечо свою голову, она старалась плотно прижиматься к её телу. Оксана чувствовала, что находится в надежных руках и сама не заметила как вымотанная полностью без сил, сладко засопела, находясь в надежных для неё оковах пленительной любви. Тонкой струйкой сочился результат испытанного оргазма эликсир из пропитанного богатым изобилием влаги влагалища Оксаны. Медленно стекая по упругим ягодицам на красную простынь, наполненную сокрушительной силой ароматов женских прелестей, на которой Оксана отдала свое тело в полное искушение страстью.
Прекрасный блаженный сон был нарушен через несколько минут жуткой электронной музыкой Dubstep, что играла на телефоне Катерины, заставив Оксану пробудиться. Медленно открыв глаза, была приятно удивлена тому, как Катерина копошила на тумбочки справа от кровати, на которой стоял небольшой светильник, в поисках своего телефона. Решив притвориться, что еще спит, Оксана стала слушать внимательно столь интересный телефонный разговор, когда Катерина нашла свой телефон, и как показалось Оксане, приняла вызов.
— Валерий Николаевич — стараясь говорить тихим голосом, шептала Катерина, прикрыв динамик своего телефона ладонью руки — У вас там что война назревает что ли, что вы так беспокоите
«Хм… Ларионов, наверно дело действительно плохо», наблюдая, прищурив, как сонливая кошка глаз, смотрела из-под кончика накинутого пледа на голову Оксана.
— Валерий Николаевич имейте совесть — настойчиво говорила Катерина — Да мне пофигу какой там Гемо или как там вы сказали этот инсульт, ваши подозрения могут и подождать
«Гемо инсульт, интересно, что же там говорит Ларионов», ухмыльнулась Оксана, перебирая в голове все возможные варианты.
— Да мне пофигу какое там у вас кровоизлияние началось — настырно заявила Катерина, стараясь держать тихий тон своего голоса, почти шепотом, так что Оксане было тяжело разобраться, что она говорит — Да мне то что у вас там сосудистая катастрофа, Оксана никуда не поедет, дайте ей выспаться, вы вымотали своего начальник
«Сосудистая катастрофа хм… что же она имела в виду, вполне возможно, что-где могло произойти слишком большой скачок артериального давления и произошло кровоизлияние в мозг», предполагала Оксана разные варианты, лежа под пледом, наблюдая за Катериной прищурив один глаз.
— Да разбила эта сучка свой телефон — злорадная коварная улыбка Катерины не сходила с её губ даже в момент столь напряженного шепота — Да откуда я знаю, с парнем поругалась или дура потому что, вот и разбила она его
— Катерина дай мне сюда телефон — заявила Оксана, уже не сдержавшись от любопытства — Дай мне телефон — повторила она, застав Катерину врасплох
— Ты никуда не поедешь — передавая телефон, указывала Катерина — Поговоришь и ложишься спать, ты посмотри на себя, да на тебе лица нет
— Давай я сама буду за себя решать, куда мне ехать — протягивая ладонь, Оксана быстро схватила телефон и выхватила у неё телефон, улеглась на подушку, накрылась с головой в теплой уже почти душной комнате пледом — Да доктор Ларионов я вас слушаю
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Что вообще происходит, вы пропали, у Алины Андреевны произошел, как мы предполагаем «Геморрагический инсульт», мы не знаем, что делать, Тихонов орет, Молотов тут чуть ли не войной угрожает, если с его дочерью что-то случится
— Геморрагический инсульт может быть следствием «Артериальнаягипертензия» — начала рассуждать Оксана, словно как кошка, ласкаясь головой о бамбуковую подушку — У этой девушки что-то с давлением и я не могу понять, почему у неё такое высокое давление, следствием которого была и Аневризма головного мозга, что мы с вами уже вылечили
— Вы нужны здесь и сейчас — настойчиво говорил Ларионов — Без вас команда не может принять не одного решения
— Хорошо давайте собирать головоломку вместе воедино — предположила Оксана, от чувства сильной подавленной усталости, она даже не могла оторваться от подушки — Поясните мне сначала, что такое в вашем понятии Геморрагический инсульт
— У вас еще время для шуток — возразил Ларионов — Нам здесь знаете не для ваших игр Оксана Владимировна, без вашей помощи эта девочка просто умрет, если вы не примете решения
— По мне видно, что я шучу? — придав заверенную строгость своему голосу, заявила Оксана
— Хм… ладно — буркнул недовольно Ларионов, но все же согласился — Геморрагический инсульт острое нарушение кровообращения с порывом сосудов и кровоизлиянием в мозг
— Что вас подтолкнуло на эту мысль? — продолжила дальше Оксана давить вопросами, проявляя качества лидера команды, ей любопытно было знать, на что способна команда
— Оксана Владимировна — возразил недовольно Ларионов, в его голосе чувствовалось явное возмущенное недовольство — Хм… зачем вы так?
— Я хочу знать, что вас подтолкнуло на эту мысль? — настойчиво твердила Оксана
— В ликворе, что нам удалось раздобыть у Алины Андреевны, наблюдается наличие крови
— Так хорошо — раскрываясь уже от духоты под пледом, продолжала давиться Оксана дальше вопросами — Что дальше, ведь есть что-то еще, вы указали на действительно правильный случай, но я хочу знать, что вас подтолкнуло к нему
— На «магнитно-резонансной томографии», которую мы провели на головном мозге, когда все это случилось — говорил, словно волнуясь Ларионов — Нам удалось обнаружить образование «внутримозговыхгематом»
— Так а вот это уже интересно — удивилась Оксана, прикусив краешек своей губы
— Ничего интересного — заявила Марина Николаевна, входя в комнату — Ты никуда не поедешь, пока не выспишься и не поешь, как следует
— Ой мама да перестань — возразила Оксана махнув рукой, как будто это пустяк
— Вот-вот Марина Николаевна — начала жаловаться Катерина, на которую Оксана совсем мне обратила сове внимание, когда она покинула комнату, побежав жаловаться — Она всегда у нас такая настырная
Голубой нейлоновый халатик красиво облегал тело Катерины, красиво подчеркивал рельеф сексуальных прелестей её тела. Грудь была не плотно стянута тисками ткани голубого нейлонового халатика, что действительно отчетливо приоткрывала красивый изъян формы сочной пышной груди Катерины. Пышные черные волнистые волосы были растормошены, словно она в курятнике побывала. Идеальные черные туфли на высоком каблуке, что она стянула со шкафа Оксаны, красиво выражали сексуальную похоть ног Катерины. Уверенная в себе довольная походка и выражение глаз в ней выражали довольство её поступка, а роскошная улыбка не сходила с лица Катерины, когда она продолжала прятаться за спиной Марины Николаевны.
— Нажаловалась вот сука — грубо выразилась Оксана, недовольно нахмурив губки, прижала ладонью руки динамик телефона — Извини мама, но там человеку плохо, ты же понимаешь, долг зовет — вставая с кровати прикрываясь пледом, направилась к шкафу
— Я сказала — направилась к ней Марина Николаевна — Так дай сюда телефон — выхватила из рук дочери телефон, она передала его Катерине, что как шестерка потакала каждому её шагу
— Мало того что надела мой голубой нейлоновый халатик — обиженно заявила Оксана посмотрев недовольно на Катерину, что стояла за спиной Марины Николаевны — Так еще натравила на меня эту выдру — огрызнулась Оксана
— Как ты сказала? — вскрикнула Марина Николаевна, одарив непослушную дочь едреной пощечиной по лицу — Быстро в кровать, не хочу тебя видеть
Сильный удар руки матери был настолько чувствительным, что свалил Оксану на колени, упав в ноги разъяренной матери, она подняла голову и посмотрела на неё с наполненной влагой слез глаза, жадно потирая раненную щеку. Вцепившись в плед своими коготками, Оксана смотрела на свою мать как на бога, который всегда все за неё решал.
— Но мама! — криком возразила Оксана, когда слезы потели с её глаз ручьями — Почему мне нельзя? — опустив голову она горько зарыдала, боясь перечь своей матери
— Марина Николаевна — видимо по голосу Катерины можно было судить, что у неё тронуло болью сердце — Езжайте вы с нею, а я пока лучше тут у вас дома порядок наведу
— Хм… ты так считаешь Катерина — усомнилась Марина Николаевна, встав возле своей рыдающей на полу дочерью — Ладно давай тогда одевайся, но запомни никакой операции или чего-то там еще пока ты у меня там не поешь
— Хорошо — послушно сказала Оксана, боясь поднять свой заплаканный слезами взгляд на все еще разъяренную мать
— Одевайся по-зимнему — возразила Марина Николаевна, проводя по золотистым волнистым волосам дочери — И чтоб я больше не видела никаких коротких юбок, с чулками, в сочетании летних туфель на высоком каблуке
— Но я так всегда одеваюсь — тихо прошептала Оксана, боясь даже посмотреть на свою мать — Тебе разве есть до этого дело?
— Мне есть — заявила Марина Николаевна — Быстра встала и одевайся по зимнему, без платьев и юбок на улице мороз
— Но мама — возразила Оксана, посмотрев на мать, сидя на полу поджала под себя ногу, ощущая как нежная рука Марины Николаевны приятно гладит её щеку — Мы ведь все равно на машине поедим, можно я хотя бы юбку одену
— Нет! — возмущенно посмотрела на неё Марина Николаевна — Одевай, зимние штаны
— Но…
— Никаких но — заявила Марина Николаевна — Что это ты вообще как шлюха одеваться стала, мини юбки, чулочки туфельки на высоком каблуке, дорогой парфюм, ты кого соблазнять собралась?
— Я всегда вообще-то так выгляжу — отводя взгляд в сторону пола, ответила Оксана
— Вообще-то ты позоришь свою мать таким видом, ты не шлюха — заявила Марина Николаевна возмущаясь внешним видом как стала одеться её дочь — Катерина проследи пожалуйста как эта развратная моя дочурка оденется, видеть её уже не могу когда она так одевается
— Хорошо Марина Николаевна — покорно согласилась Катерина, наблюдая дикий семейный ужас между Оксаной и её матерю
«Вот выдра, будет мне еще указывать, что делать, как одеваться, куда ехать», нахмурила губки Оксана обиженно, прикрыла грудь пледом сидя на теплом, хорошо прогретом полу, наблюдая, как Марина Николаевна направляется к выходу из комнаты.
— Что лыбишься? — наехала сразу Оксана, вставая с колен, когда Марина Николаевна покинула комнату — Нажаловалась кошка — прикрывая грудь пледом
— Оксанка прости — подошла к ней Катерина со спины и обняла своими теплыми руками плечи Оксаны — Ну как тебе по-другому объяснить, что тебе нужно поспать, поесть, одеться нормально в такую сильную морозную погоду
— Давай вот теперь — вывернулась из её теплых и нежных ласковых рук Оксана, направилась, прикрывая грудь большим пледом к кровати — Как хочешь меня и одевай, да чтоб я шваброй какой-нибудь не выглядела
— Ой, Оксанка — засмеялась Катерина, прикрывая алые губы ладонью руки — На тебя что угодно одень, ты всегда наверно будешь выглядеть очаровательно
— Вот мне как-то не смешно Катерина
Возразила возмущенно Оксана, залезая на кровать на четвереньках, прижалась лицом к подушки красиво выставив свои упругие эластичные бедра.
— Давай быстрей — возмутилась Оксана — Что уставилась меня, команда моя врачей ждет, что без меня даже решения о лечении пациентки принять не могут, Молотов там уже наверно от инсульта бедный помер
— Молотов — удивилась Катерина — Ха… да не волнуйся, ничего с ним не случится
— Со мной случится — возразила Оксана — Если его дочь умрет, меня блядь пристрелят наверно нахрен вот и все, но карьера врача мне уже не светит
— Что ты так пессимистично ко всему относишься? — копаясь в шкафу Оксаны, спросила Катерина
— Да что ты там так долго возишься — возмутилась Оксана, слезая с кровати, направилась к шкафу где в согнутом положении стояла Катерина — Ну-ка дайка сюда — взявшись за талию Катерины, она оттащила настырно её от своего шкафа
— Оксанка — возмущенно заявила Катерина
— Я сама выберу себе наряд
— Тебя Марина Николаевна убьет ведь
— Пускай хер лупит, кому-нибудь не буду терпеть, как она мной помыкает — заявила Оксана, нагнувшись в свой шкаф, стала подбирать себе достойный наряд
— Ой Оксанка — засмеялась Катерина — Тебя точно не переубедить
— Даже не пытайся — заявила Оксана, вытаскивая из ящичка нижнего белья красивые красные кружевные трусики — Все равно не получится
— Но-но это я заметила — согласилась Катерина, встав за спиной Оксаны, так что она сама отлично видела её в отражении зеркала на дверце шкафа
Не обращая на неё никакого внимания, Оксана продолжила подбирать себе достойный сногсшибательный наряд, когда все внутри неё кипело от злости к матери, хотелось так насолить, чтоб она поняла, что не стоит указывать своей дочери, как и где ей нужно правильно одеваться. Бурный всплеск эмоций колебался волнообразный поток, выливая все из себя, швыряя подобранные вещи в сторону кровати, специально подбирая для себя Оксана, самый развратный наряд, чтоб окончательно шокировать свою надоедливую мамашу.

***
Солнце едва пробивала сквозь густые белые облака над деревней, пыталось своими лучами немного пригреть покрывшуюся снегом землю. Толстый слой снега, даже не смотря на то что машины пытались укатывать этот снег проезжая по нему десятки раз день, он все еще занимал огромное массивное покрытие на проезжей части, дорожная поверхность которого была из грунта. Тонкие узкие улочки деревни были завалены снегом, покосившиеся заборы благодаря, присыпанным масс снега сверху, почти валились уже, ссыпая под небольшим наклоном постепенно присыпанный снежный покров. Деревенские псы запрятались по будкам и даже в такой мерзкий холод и носа не хотели показывать на улицу. Закаленные в деревенской стуже коты сверкали отражателями бликами фар проезжающих машин, когда их глаза красиво сверкали в темном мраке на чердаке полуразрушенного дома, в котором, по всей видимости, кто-то жил. В самом воздухе стояла холодная погода, чувствовалось среди такого до кости раздирающего мороза, как прекрасно пахло деревенским снегом с едкой морозной свежестью.
Сжимаемый черным протектором снег, приятно хрустел под колесами красного мерседеса, звук которого постепенно завораживал при каждом новом хрусте. Медленно красный хищник двигался по улочкам деревенской снежной пустоши, в столь морозную погоду, где никого почти на улицах не было. Бабулька укатанная, в серую шубу шла медленно по дорого с тростью, огромный шарф на её голове закутывал полностью голову. Ребятня на придорожной части весело играли в снежки, увидев столь красивого красного зверя, на некоторое время остановили свои любопытные взгляды на его столь восхищающемся появлении. Яркий синий свет фар хорошо освещал блестящий при его свете снег, придавал образу столь могучего зверя, звук двигателя которого завораживал чувства водителя, заставляя сердце трепетать в бешеном такте ритма. Под капотом красного мерседеса происходило бурлящее лавинообразный поток сгорание топлива с сердце, при котором механическое красное чудовище выдавало столь эффективный крутящий момент, заставляя машину плавно ускорять скорость.
— Ну вот Оксанка вот как на тебя не ругаться — высказывала свое недовольство Марина Николаевна — Вот ты даже одеться нормально не можешь, машину нормально вести не можешь, тебе вечно надо куда-то нестись
— Мама хватит! — упрекнула её Оксана — Я за рулем не отвлекай меня своими истериками — нахмурила она свои алые губки в зеркале заднего вида
— Ну вот куда ты на таких улочках летишь, ты что не видишь или не знаешь, что там скора будет резкий поворот перед остановкой — настойчиво Марина Николаевна пыталась безжалостно помыкать своей дочерью
— Знаю мама — улыбнулась Оксана, поняв, что спорить с матерью бесполезно, но все же решила поступить по своему — Я все знаю тут уже каждый уголок
— Оксанка может хватит так себя вести — возразила Марина Николаевна — Ты зачем скорость стала увеличивать
Включив на кнопках руля прекрасную для своего слуха музыку Dubstep, специально подобрала оптимальную громкость, повысив передачу, плотно прижала педаль газа в пол, заставив красного хищника рычать в лавинном потоке ярости сгораемого топлива внутри цилиндров его двигателей. Поразительный свист шин, в котором Оксана понижает резко передачу на столь крутом повороте направо перед автобусной остановкой, заставляя, словно волнорез рассекать близлежащий снег огромным потоком могущественной мощи колесами своего автомобиля. Раздирающий уши свист шин прекрасно был слышен и за стеклами в глухой изоляции машины, в салоне которой играла столь прекрасная мелодичная, наполненная жизнерадостным смачным ритмом музыка. Столь восхищенное у ребятни, что стояли на автобусной остановки, ожидая прибытие своего скотовоза, в котором им бы пришлось на протяжение своего пути долго трястись, вызвало плавное скольжение красного мерседеса, что своими колесами сгребал волною снег. Выпуская горячий дым из-под колес и запах подгоревших покрышек, красный зверь выдал поразительную мощь своим звучанием ревом двигателя, что волной разносился по округе.
— Хм… что-то мама тебя не слышно — восхищенно с улыбкой сказала Оксана, посмотрев на свою окаменевшую от страха мать, что вцепилась в ручку двери — Мама с тобой все нормально?
Оксана сама уже чуть ли не смеялась истерическим смехом глядя на неё, столь окаменевший от страха вид Марины Николаевны явно забавлял её. Оксана хотела в отместку за то, что она помыкает ей показать насколько, она может достойно ответить даже своей матери.
— Оксанка — тихий голос Марины Николаевны ужа заставлял Оксану смеяться озорным веселым смехом — Ты мне скажи, какой придурок тебе права выдал, ты хоть понимаешь тебе вообще к машине приближаться нельзя, не знаю, твой отец всегда ездил нормально, но блядь точно гонщик
— Ой мама — возмутилась Оксана, пытаясь сдерживаться от смеха протирала глаза от слез, вызванным столь неудержимом смехом, при котором даже машину на тихой скорости было уже не возможно — Нормально ведь получилось, правда ведь красиво да
— Я бы придушила бы сама того, кто посмел выдать моей дочери права — высказывала свои бурлящие ошеломительные ощущения, с чувством глубокого шока говорила Марина Николаевна
— А нечего тебе меня упрекать во всем — заявила Оксана, придавая изумительную прелесть своей улыбке — Что бы я, не сделала, за что бы я, не взялась ты вечно меня во всем упрекаешь, пытаешься помыкать мной, забывая, что я уже вышла из того возраста
— Для меня ты всегда ею будешь, ну по крайней мере пока не выйдешь замуж я тебя для зятя своего берегу — заявила Марина Николаевна — И кстати ваши так называемые игры с Катериной меня не особо то устраивают
— Мама! — возразила Оксана, поняв, о чем она говорит
— Ладно-ладно — тут поступило очень весьма удивительно для самой Оксаны заявление её матери — Если ваши так называемые шалости делают тебя счастливой, то я не буду вам препятствовать, только смотри, чтоб ничего не нарушь себе при таких вот ваших играх, я еще внуков хочу
— Не будет — заявила Оксана — Не будет у тебя никаких внуков, если вот хочешь мама, то сама рожай
— Но почему Оксанка? — обиделась Марина Николаевна
— Потому что мама — Оксана строгим выражением лица дала ей понять — Я не хочу семейную жизнь, не хочу детей, не хочу любить кого-то и привязываться к кому-то
— Это Сереже твой виноват да — догадалась Марина Николаевна — Прошло уже десять лет, хотя ты ведь спасаешь там его жену, куда там опять наверно скора возникнет былая связь, но будь уверена я не дам ему снова к тебе прикоснуться
— Мама! — возразила Оксана, выворачивая руль на повороте на больничную автостоянку — Я сама могу за себя постоять не нужно мной тут только помыкать, это мой выбор, что хочу, то и делаю
— Вот к ого ты такая упертая у меня
— Поверь, мама — возмущенно Оксана нахмурила губки, нервно стала их покусывать — Вся в тебя, вот блядь честно слово твоя ведь копия тут сидит
— Да-да — огорчившись будто, сказала Марина Николаевна унылым расстроенным голосом
Плавно красный мерседес двигался по автостоянке, словно хищник среди глубокой заваленной снегом пустоши, вокруг периметра большого двухэтажного кирпичного здания, что как крепость возвышалась на фоне деревенского центра. Приятное слуху урчание голубей на крыши больницы, наверно никогда не смолкала, даже старый дряблый тополь, заваленный толстым слоем снега. Заметив водителя привычного уже сотрясающего звуком ударной волны мощности двигателя с его ветвей снежинки снега, заядло помахал веткой, под чудодейственной задуваемой силой метили, снег красиво кружился, поднимая снежинки вверх, когда в этот момент громадный черный протектор шин мерседеса плотно прижимал их асфальту.
— Запомни — начала возмущенно говорить Марина Николаевна — Никаких операций ничего пока ты не поешь
— Ну, могу я хотя бы дифференциальный диагноз провести со своей командой — остановив машину на свободном парковочном месте, спросила Оксана, создав на губах восхитительно хитрую ухмылку — И вот что ты возмущаешься, это ты мне привязала страсть к головоломкам, вот теперь и мучайся сама — заглушив двигатель, продолжила говорить она
— Ты не достойна того что ты имеешь
— Ой, да ладно — рассмеялась Оксана, взяв свою белую кожаную сумочку повесив её на плечо, открыла легким поднятием вверх дверь автомобиля — А как будто ты когда-то думала иначе?
— Да вот думала
— Да перестань мама
— Что перестань Оксанка — следуя за своей дочерью, продолжала высказывать, недовольство Марина Николаевна
Хрустящий снег под ногами приятно хрустел сжимаемый жестоким каблуком теплых зимних черных сапог Оксаны, столь сексуально обволакивающих ногу. Разрез спереди на шубе между ног Оксаны приоткрывал шикарные черные чулки, что так приятно придавали сокрушительную силу похоти в сочетании с черной мини юбкой, особо выражающей красоту изящно упругих бедер. Даже при столь глубоком холодном морозе, падающем в прекрасном падении мелких крупинок снега, в воздухе вокруг Оксаны пахло свежесть аромата диких роз, экстравагантной мощью пленяющей все вкусовые качества окружающих её людей, заставляя как будто думать, так как она сама этого хочет. Столь изящная улыбка на алых губах выражала всегда явное довольство и уверенность в собственных силах.
В парковой зоне никого вообще не было, что находилась возле больницы, только лишь бригада скорой помощи выгружала на носилках перед входом в приемный покой пациента на каталке. Какая-то бабулька медленно поднималась по ступенькам главного крыльца больницы, волосы были обернуты в черный шерстяной платок, а могучая коричневая объемная шуба делала её больше похожей на медведя. Громадный черный кот сидел на теплой отопительной крышке системе канализации, что своим густым паром поднимал горячий поток воздуха, раздуваемый потом метелью в воздухе, приветливо сверкая словно фарами, он радушно мурлыкал, даже в тот момент, когда Оксана громко стукая каблуками зимних черных сапог, прошла мимо него.
В фойе больницы бурлило своей полноценной жизнью, большинство пациентов скопилось возле стойки регистратуры, стоя честно в очереди, только ради того, чтоб получить карточку или записаться на прием к нужному им врачу. Каждый чем был занят, какая молоденькая девушка, лет чуть старше двадцати, сидела на подоконнике пластикового громадного окна холла больницы, пристально смотрела в свой телефон, водя пальцем с восхищенной женской улыбкой, она что-то так заманчиво тыкала по экрану своим коготком пальца. Другой молодой парень в теплых джинсовых штанах и теплой дутой зимней черной крутки, стоял возле большой доски расписания работы врачей. Мамаша с маленьким капризным ребенком, злорадно прихлопнула его по попке, чтоб не выпендривался своим истерическим плачем, при таком ударе ребенок гордо стерпел обиду на мать, поджав губу смокнув слезой, он покорно потопал по ступенькам.
«Наглый белобрысый мальчуган, вот-вот терпи, меня вот тоже моя выдра до сих пор бьет, хотя я уже выросла из того возраста, когда меня уже можно было бить», поднимаясь как снежная королева в белой норковой шубе Оксана приветливо улыбнулась бедной мамочке.
— Оксана Владимировна здравствуйте
Обратились к ней одна из молодых медсестер, спускающихся на встречу по ступенькам со второго этажа, что каким-то чудом стала в последнее время подлизываться к ней
— Да Оксана Владимировна мы очень рады вас видеть
Сказала почти тут же, остановившись, опираясь красивыми ягодицами на перила лестницы, белый халат которой отчетливо выражал всю прелесть хрупкого молодого её тела, а темный цвет каштана выражал особую красоту её волос.
— Здравствуйте девочки — недовольно ответила Оксана, не обращая на них никакого внимания, продолжила дальше подниматься по ступенькам
Поднявшись на второй этаж больницы, Оксана направилась по коридору к кабинету дифференциальной диагностики. Марина Николаевна с большой термозащитной сумкой старалась идти вслед за дочерью, что как королева в пышной белой норковой шубе с уверенной гордой походкой, звонко стукая каблуками. Большой капюшон накрывал пышные шикарные русые волосы, чуть приоткрывая загадочную восхищенную, прелесть алой улыбки и яркий блеск лазурных голубых глаз, что как искорки молнии сверкали при бликах люминесцентных ламп, освещения коридора. Голос Ларионов послышался сразу за несколько метров до открытой двери кабинета заведующего кардиохирургии, было слышно, как он предлагал разные версии развития событий данной ситуации. Так же высказывал свое возмущение Тихонов, послышались тяжелые шаги Молотова в открытом кабинете, словно как скала передвигался он взад вперед, когда Оксана вошла в открытую дверь.
— Да где черт возьми носит вашего начальника? — возмущенно говорил Тихонов, когда Оксана встала как раз его спиной
— Что значит геморрагический инсульт? — спросил Молотов, кашлянув сухим кашлем
— Я думаю — поднял голову Ларионов, отрываясь от энциклопедии — Оксана Владимировна вам все лучше сама объяснит
— Да черт уже знает, где носит вашу Оксану Владимировну — начал панически ругаться Молотов, своим грубым хриплым голосом — Где ваш начальник, когда она так нужна?
— Андрей Михайлович — спокойно сказала Оксана, проходя мимо Тихонова, обходя стул на котором сидел Молотов, проходя мимо стола, заваленного бумагами и книгами, постучала по нему кончиками своих коготков — Валерий Николаевич, вы позволите?
— Да-да конечно — ответил услужливо Ларионов, вставая с кресла
— Девочки здравствуй
Обратилась Оксана к Валентине и Веронике, что сидели на стульях справа, от стола уткнувшись в книги, внимательно читали, пытаясь найти разные варианты, при виде своего начальника сделали весьма умный довольный вид. Белые изысканные халаты на их хрупких телах отлично выражали хрупкие красивые нежные тела, которыми, по мнению Оксаны, действительно было чем похвастаться. Прекрасные оголенные ноги девушек и строгий высокий каблук туфель, подчеркивал в них особое желание, вызывающее глубокую эротическую похоть при взгляде на одни тока их бедра.
— Оксана Владимировна — восхитилась Валентина — Как хорошо что вы пришли
— Оксана вот скажи — обратилась к ней Вероника — Зачем ты разбила свой телефон?
— Так вот оно что — вмешался Молотов, что так изумительно смотрел, как Оксана расстегивала блестящие пуговицы огромной норковой шубы Оксаны — Именно по вашим детским капризам, моя дочь потеряла сознание, терпит свои страдания
— Андрей Михайлович и Валерий Валерьевич — снимая медленно шубу с себя обратилась Оксана к этим весьма наглым мужчинам — Попрошу немедленно незамедлительно прям покинуть мой кабинет
— Что это значит? — возмутился Тихонов — Кем вы себя тут возомнили?
— Так все я не буду работать — повесив аккуратно шубу на спинку кожаного удобного кресла, заявила Оксана — Пока эти люди здесь я работать не буду
— Но как? — таким строгим заявлением был весьма поражен Тихонов, Молотов чуть челюсть прямо на стол не вывалил
— Да-да господа — говорила заходя в кабинет Марина Николаевна — Моя дочь работать не будет ,пока плотно не пообедает, это что это такое вы мою девочку тут вообще не кормите
— Пусть она сначала сделает свою работу — заявил Молотов
— Так, а вы мне тут не указывайте гражданин
Проходила Марина Николаевна по кабинету к столу, посмотрела возмутительным недовольным взглядом на Тихонова, после чего поставила на край стола большую сумку на край стола.
— Я сейчас заберу назад свою дочь, пускай ваша дочь выкарабкивается сама из могилы как хочет, тем более благодаря вашему как раз зятю, моя дочь пролила немало слез
— Вот видите, как интересно складывается судьба — удивился Тихонов — Так это какой-то запутанный семейный треугольник
— Валерий Валерьевич — возмутилась Оксана, поставив кожаную белую сумочку на стол, открыв её достала из неё черный футляр с очками — Пожалуйста, забирайте вашего Молотова и покиньте мой кабинет немедленно
— Андрей Михайлович — видимо заметив строгий взор Оксаны — Лучше нам с вами подождать решения команды Оксаны Владимировны в другом месте
— Вот-вот граждане — возмущенно посмотрела Марина Николаевна на них обоих — Шли бы вы лучше отсюда — открывая черную с термозащитной ткани сумку, продолжила говорить мама Оксаны
— И так что там у нас — открывая черный футляр очков начала говорить Оксана, наблюдая как двое неприятных ей мужчин, покинули её кабинет — Доктор Ларионов результаты МРТ или ангиографии что там у вас?
— Оксанка! — возмутилась недовольно Марина Николаевна, доставая из сумки пластиковые контейнеры с аппетитным весьма запахом
— Может, вы сначала маму вашу послушайте — заметив недовольное возмущение Марины Николаевны, забеспокоился Ларионов
— Здесь я начальник Валерий Николаевич! — заявила строго Оксана, посмотрев на него недовольным взглядом через стекла тонким очков — И мне решать, что мне и кого слушать и что делать, вам ясно
— Да-да конечно Оксана Владимировна — согласился любезно Ларионов, доставая снимки результатов МРТ — Вот-вот посмотрите, я обвел маркером месторасположение внутримозговых гематом
— Хм…. — взяв снимки в руки, Оксана направилась с ними к окну, свет солнца которого еще проникал в кабинет — Интересно, значит, гематомы находятся в височной доле, значит не придется брить эту обезьяну
— Оксана Владимировна — недовольно сделал замечание Ларионов, направляясь к двери, чтоб прикрыть её — Нельзя же так
— Ничего— ничего Оксаночка — успокаивала Марина Николаевна, располагая на столе пластиковые контейнеры, постелила какую-то мятую газету — Ты и так столько слез пролила из-за этого негодяя, пускай его девка немного помучается
— Мама заткнись — грубо заявила Оксана, рассматривая через стекла очков снимки с особой внимательностью
— Есть варианты как их лучше удалить
— Всегда ждала, когда же вы это скажите доктор Ларионов — приложив к губам указательный палец, соблазнительно его облизнула — Есть у меня особый интересный метод
— И какой же? — поинтересовался Ларионов
— «Стереотаксическая аспирация внутримозговой гематомы» — предложила свой подход Оксана к решению проблемы
— Между прочим Валерий Николаевич — вмешалась Валентина в поддержку своего начальника, заметив недовольный взгляд Ларионова — Весьма очень интересный метод предложила у нас Оксана Владимировна
— Думаю, нам следует подготовить пациентку к операции? — согласился Ларионов
— Будем делать в комнате ангиографии — заявила Оксана, поправляя черную мини юбку, присаживаясь в черное кожаное кресло — Мне нужно будет видеть объемное трехмерное изображение всего мозга и прилегающих к нему сосудов
— Это и есть недостаток этого метода — предположила Вероника свою версию — То что он требует постоянно контроля
— Да и то, что нам нужно поспешить — заявила Оксана, положив ногу ну ногу, так чтоб все видели красивый разрез на бедрах — Хочу предупредить, что геморрагический инсульт и его последствия были вызваны следствием высокой артериальной гипертензии, установить причину которой я пока не могу
— Девочки займитесь лучше пациенткой — обратился Ларионов к девушкам, что сидели, погрузив свое сознание в изучение книг — Скажите санитарам, пусть готовят её к операции, я так понимаю, вы будите ассистировать Оксане Владимировне
— Хорошо Валерий Николаевич — согласилась Валентина, вставая со стульев вместе с Вероникой, направились к выходу из кабинета
— Валерий Николаевич — говорила Оксана, открывая крышку пластикового контейнера — М… как аппетитно, на вашей совести наркоз, думаю, на этот счет обойдемся местной общей анестезией
Продолжила рассуждать Оксана, наблюдая за красивыми движениями бедер девушек, что так красиво двигались к выходу, звонко стукая каблуками высоких туфель по линолеуму. Столь большое изобилие манящей сексуальной похоти было в их шаге, при каждом шаге халатик девушек поднимался настолько, что поистине оголял всю прелесть их роскошных красивых бедер. Для самой Оксаны такое восхищение продлилось не долго, красивое движение руки Вероники, как она плавно поворачивала ручку входной двери. Специально вильнув бедрами перед своим начальником, якобы пытаясь вновь запутать сознание Оксаны в свою узловую любовную паутину. После чего под приятный звон каблуков утих за плавно закрытой дверью, что немного огорчило Оксану таким жадным восхищенным видом, когда она так мечтала уже оказаться в их развратных похотью объятиях.
— Оксанка хватит! — строго посмотрела Марина Николаевна на свою дочь
— Но мама! — возмутилась Оксана, облизывая кончиком языка алые губы, предвкушая насыщенный аромат запеченного картофеля с поджаристой корочкой курочки в манящем майонезном соусе
— Пока не поешь никакой тебе операции ничего и вот еще-то, что касается вас доктор Ларионов, после того как все пройдет успешно, моя дочь не вернется сюда пока не выспится хорошенько, вы посмотрите на неё да она измотана
— Я понимаю вашу материнскую заботу Марина Николаевна, но без Оксаны Владимировны нам сейчас никак, мы сами, как и наш начальник, всю ночь не спали — жаловался как пес Ларионов, будто поджав хвост, такой его вид вызывал большую насмешку со стороны Оксаны
— Неужели ты думаешь, я это все осилю — удивилась Оксана, снимая миниатюрные очки со своих глаз — Мне ведь еще пациентку оперировать
— Ничего подождет твоя пациентка
— У неё инсульт мама
— Сейчас у меня инсульт случится — опровергла недовольные возмущения своей дочери Марина Николаевна — Вот кого ты будешь спасать эту жалкую девку или свою мать
— Хм… — задумалась Оксана, обсасывая филе курицы, что было так аппетитно насажено на кончике серебряную вилку — А вы бы кого предложили мне спасать Валерий Николаевич?
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Конечно же, вашу многоуважаемую маму
— Пусть так и будет — заметив, как пристально и недовольно на неё смотрит Марина Николаевна, Оксана предпочла согласиться с мнением Ларионова — Валерий Николаевич проследите, чтоб пациентку доставили вовремя для проведения операции, пообщайтесь с её мужем и объясните возможные последствия, вам объяснить, что может случиться?
— Общий процент летальных исходов достигает семидесяти, в 50% смерть наступает после удаления внутримозговых гематом — начал пояснять Ларионов, встав возле закрытой входной двери кабинета — Основная причина летальных исходов, прогрессирующий отек и дислокация мозга, второй по частоте причиной является «субарахноидальное кровоизлияние »
— Помните доктор Ларионов рецидив кровоизлияния, может обострить имеющиеся у нас и так симптомы — предупредила Оксана, приятно обсасывая алыми пропитанными соусом губками капающий сок с филе курицы — Да и еще скажите при её муже пожалуйста
— Оксана Владимировна — возмутился осторожно Ларионов посмотрев на стервозный взгляд Оксаны — Может не стоит
— Я хочу чтобы он был в курсе — заверила Оксана, в коварной улыбке преобразив свои алые блестящие пропитанные слизью куриного соуса губки — Около двух третей пациентов, перенесших геморрагический инсульт, остаются инвалидами
— Жестокий вы человек Оксана Владимировна — высказал свое недовольное мнение Ларионов, открывая верь кабинета
— Я не жестокий Валерий Николаевич я справедливый
Восхищенная улыбка Оксана была настолько красива и великолепна, а блеск лазурных голубых глаз, таил в себе явный скрытый намек.
— Я просто хочу, чтобы Сережа знал, с кем ему предстоит провести всю оставшуюся жизнь, как видите, я поступаю по совести, информирую родственников своих пациентов о возможных последствиях
— Вы не по совести поступаете Оксана Владимировна — возразил Ларионов остановившись в дверном проеме открытой двери — Вас до сих пор гложет события тех лет, когда вам когда-то этот человек нанес глубокую рану и вы извиваетесь как только можете, чтобы ответить ему достойно
— Валерий Николаевич — возразила недовольно Марина Николаевна
— Все нормально мама — успокоила её Оксана — Он прав
— И так легко с ним соглашаешься? — недовольно спросила Марина Николаевна, когда дверь за Ларионовым плавно закрылась, посмотрев на свою дочь с чувством искреннего сожаления
— Я не могу отрицать, что есть, то есть — согласилась Оксана, смакуя во рту вкуснейший кусочек филе курицы — Если честно мне не хочется спасать эту девку Сережи
— Так не спасай — спокойно ответила Марина Николаевна, присаживаясь на стул, возле стола напротив кресла Оксаны
— Но мне блядь дико интересно, что вызывает столь высокую артериальную гипертензию
— Вся в своего отца тому тоже ничего не могло успокоить, когда его что-то так сильно зацепит
— Хватит мама — возразила Оксана, недовольно посмотрев на свою мать — Дай мне спокойно поесть перед операцией
Остальное все время Оксана спокойно питалась за столом, рассматривая разные справочник, проводя пальцами левой руки по открытой книги энциклопедии. В поисках истинного ответа, Оксана перелистала несколько десятков страниц толстой энциклопедии кардиологических заболеваний, но везде были лишь косвенные намеки. Основная причина этой загадочной головоломки оставалась скрыто неизведанной. Положив вилку в контейнер с едой, Оксана взяла ручку на листке бумаги делала, записи, производила все возможные расчеты, но так и ничего не натолкнуло её на мысль. Причина, которая вызывает столь сильную артериальную гипертензию, оставалось пока глубокой загадкой для Оксаны.



***
Большое квадратное зеркало в бытовых помещениях, где переодевается медицинский персонал, отражало белый халат Оксаны, как он прекрасно облегал сексуальный рельеф её тела. Белый колпак, что плотно закрывал её волосы в сочетание со стерильной повязкой на лице Оксаны, преобразил её образ в весьма серьезного специалиста. Скрытой тайной белый халат приоткрывал чуть завесу ног, выше кантиков черных чулок в сочетании с черными туфлями они придавали Оксане невообразимую сексуальность и сногсшибательную силу красоты её ног. Приятный сохранивший аромат парфюма с экстрактом садовых диких роз, которым было пропитано тело Оксаны, все еще сохранял насыщенную прелесть вкусового загадочного нектара этого запаха. В воздухе летал запах ароматного терпкого черного кофе, что исходил из белой керамической кружки Марины Николаевны. Оксана ощутила, в отражении зеркала, внимательный взгляд голубых глаз матери на своей спине, что заставило её обернуться.
— Ну что ты так на меня смотришь? — возмущенно спросила Оксана, повернувшись в половину оборота, блеснув стеклами очков
— Просто любуюсь своей дочерью
— Возьми мою фотографию, да и любуйся — огрызнулась Оксана
— Оксана, почему ты так со мной? — обиженно поинтересовалась Марина Николаевна
— А как с тобой еще мама после всего того что я от тебя вытерпела, после всех твоих угрызений, побоев, как мне к тебе относится? — Оксана подошла к столу и сквозь тонкие стекла очков посмотрела на обиженную мать, что спокойно сидела на диване и пила кофе
— Ну я же тебя все-таки вырастила — едва слышным голосом сказала Марина Николаевна
— Да вырастила — недовольно буркнула Оксана направляясь к выходу — Только неизвестно кем, я даже тебя за мать, язык уже не поворачивается знаешь назвать — открывая дверь бытовых помещений, она не подумала, что говорит ранимые слова для своего родного человека
— Вырастила на свою голову дочь….
Не став дальше слушать позорное нытьё своей матери, Оксана направилась по коридору в сторону лестницы, что вела на второй этаж, которая находилась в нескольких метрах дальше по коридору налево. Направляясь вдоль по коридору внутри неё все кипело, эмоции были натянуты тонкой гитарной струной, Оксана не могла простить свою мать, за то, как она помыкала ей в грубой форме. Во всем не соглашалась с ней, даже в самой малости, даже теперь находясь в более старшем возрасте Марина Николаевна не пытается признавать свою дочь в серьез.
Поднявшись на второй этаж, Оксана обратила внимание как вдали коридора, через открывшуюся дверь вывозили каталку. Проходя мимо поста медсестры, что находился в отделении, где располагались больничные палаты, Оксана обратила внимание, на то как медсестра старательно заполняла папки с анамнезом пациентов. Яркий свет ламп дневного освещения падал прям на стол, освещая вроде бы, только удивило то что ей пришлось слишком много щуриться при заполнение таких бумаг. Молодая девушка со светлыми почти русыми волосами, больше был близок к каштановому, голубые глаза старательно смотрели в листы бумаг. Маленький остренький носик, так старательно вдыхал воздух, когда Оксана прошла мимо её поста, что действительно показалось на первый взгляд, что ей был действительно по вкусу запах духов в сочетании аромата диких садовых роз.
— Оксана Владимировна — словно как из засады выполз Ларионов, вставая из-за стула рядом, где сидела молоденькая медсестра — Вот и вы, пациентку уже должны вот только что повезти в операционную
— Да Валерий Николаевич — восхитилась Оксана — Вы действительно можете удивлять
— А… — приложил он руку к подбородку — Читал листы анамнезов некоторых пациентов
— Ха… — рассмеялась Оксана, направляясь с ним по коридору в сторону операционной — Что там у вас выкладывайте — заметив взгляд его светящихся глаз, поинтересовалась Оксана
— Эдуард Иннокентиевич — начал говорить он как-то неуверенно
— Ах… — вздохнула Оксана, улыбаясь под скрытой стерильной повязкой на губах — Эдуард Иннокентиевич, так что вы хотели?
— Так вот Оксана Владимировна — продолжил говорить Ларионов — Эдуард Иннокентиевич очень попросил поприсутствовать на процедуре, видите ли у него есть опыт кое-какой по нейрохирургии
— Что же — согласилась Оксана — Опытные руки мне всегда пригодятся, зовите своего Эдуарда Иннокентиевич, тем более я знаю он довольно опытный хирург, но чтоб нейрохирург это я конечно впервые слышу, но помощь приму
— Он сейчас уже в операционной — признался Ларионов, когда открывал дверь перед санитарами, чтоб помочь им закатить каталку с пациенткой в операционную
— Шустро вы Валерий Николаевич — ухмыльнулась Оксана, пропуская каталку с двумя парнями санитарами въехать в операционную — Алина Андреевна все будет нормально вы только не переживайте — легонько она дотронулась до плеча пациентки
— Спасибо вам Оксана Владимировна — благодарила она поистине честным признательным голосом
«Если бы ты знала обезьяна, какой риск тебе грозит, наверняка Сережа будет жить всю жизнь с инвалидом, которым я именно я тебя хочу сделать», скрывая свою коварную злую улыбку думала Оксана с ненавистью об этой бедной девушке.
— Верьте, что все будет хорошо — миролюбиво скрывая подлость собственной улыбки, словно играя с ней в вымышленный покер, блефовала Оксана — Скора вы снова, будите вместе воспитывать с Сережей ваше любимое чадо — продолжила говорить Оксана, входя за санитарами в помещение операционной
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Вы же обещали не злорадствовать — говорил он тихим шепотом
— А что я — удивилась Оксана, как будто ничего и не было — Я вот добра желаю своей пациентке
— Дорогая наша Оксана Владимировна — блеск стекла очков Эдуарда Иннокентиевича был заметен сразу же, когда он стоял возле стола для проведения ангиографии — Как я рад снова работать в команде ваших выдающихся врачей
— Эдуард Иннокентиевич — восхищенно говорила Оксана, подходя к операционному столу, где при свете операционных ламп перекладывали пациентку на стол — Как жаль, что я не вижу под вашей маской прелесть вашей улыбке
— Хе… юная леди — по тому как он сказал, Оксана поняла, что он весьма засмущался — Прекрасней вашей милейшей улыбке я еще никогда в жизни не встречал человека с таким гениальным умом
— Вы мне льстите Эдуард Иннокентиевич — делая вид, что засмущалась, говорила без капельки стеснения Оксана — Валентина как там наша новая «стереотаксическая рамка»? — обратилась она к Валентине, что подготавливала устройство для стереотаксической аспирации
— Оксана Владимировна — ответила Валентина, передавая рамку Эдуарду Иннокентиевичу — Все готово, мы можем начинать процедуру
— Валерий Николаевич займитесь лучше анестезией
Распорядилась Оксана, подходя к пациентке, наблюдала, как Эдуард Иннокентиевич закрепляет на голове девушки «стереотаксис», в этот момент девушка уже находилась в бредовом состоянии от сильной анестезии, что ввели ей в палате. Эдуард Иннокентиевич пользовался снимками рентгенографии где закреплять крепежные винты, жестко ввинчивая их в кость, хорошо что девушка была уже накачена сильной анестезией и вообще ничего не чувствовала. После закрепления основного кольца стереотаксической рамки со сделанными уже рентгеновскими метками.
— Нужно срочно провести ангиографию — распорядилась Оксана — Я должна знать наверняка свою цель — посмотрев на жидкокристаллический монитор, что был закреплен возле операционного стола, на котором уже было изображение мозга девушки
— Диаметр гематомы составляет примерно двадцать миллиметров — предположил Ларионов
— Ага, вижу — согласилась Оксана, внимательно всматриваясь в монитор через стекла — Сейчас мы её удалим
— Понадобиться бурить ей череп — предположил Эдуард Иннокентиевич
— Мы это и собираемся сделать — согласилась Вероника с его утверждением
— Вероника подготовь «электротрепан», я знаю, его доставили еще недели две назад
— Оксана Владимировна — обратился Ларионов, когда вероника подкатила каталку с хирургическим инструментом к операционному столу — Не соизволите ли пояснить для отчетности суть стереотаксической аспирации внутримозговой гематомы
— Валентина обработай здесь место бактерицидным раствором — обратилась Оксана к ассистентке, внимательно при свете операционных ламп изучая снимки рентгенографии, указала пинцетов с тампоном место, где будет проходить разрез — Приготовь скальпель Вероника — говорила она, наблюдая, как Ларионов вводит анестезию девушке
— Алина Андреевна — обратился Ларионов к пациентке очень вежливо — Скора, все закончится
«Для тебя оно только начинается», злорадно улыбнулась Оксана, взяв в руки скальпель, злорадно сверкнула им при свете операционных ламп.
Оксана выполнила линейный разрез скальпелем с учетом крупных вен, чтобы не нарушить их целостность, аккуратно рассекла лезвием скальпеля ткань кожного покрова. НА мелкие кровоточащие вены при рассечении ткани кожного покрова наложила зажимы, которые должны оставаться до окончания операции.
— Делаем небольшой кожный разрез в области, где находится наша гематома
Начала пояснять Оксана суть данного метода, делая небольшой кожный разрез в области, где будет работать электротрепан.
— Вероника подготовь пока что корончатую фрезу на электротрепан способную сделать отверстие в черепе диаметром около двух сантиметров
— Хорошо, что гематома находится в височной доли, почти возле правого уха, не придется вам Алина Андреевна сбривать ваши чудесные волосы — пытаясь успокоить пациентку, говорил Ларионов
— Как жаль да — злорадно улыбнулась Оксана, взяв в руки электротрепан с установленной корончатой фрезой — Сейчас будет немного неприятно, ну я думаю ты потерпишь
— Оксана Владимировна — сделал десятикратное замечание Ларионов — Будьте благоразумны вы ведь делаете очень ювелирную процедуру
— Надеюсь, я ей мозги на фрезу не намотаю, как думаете?
— Так хватит уже Оксана Владимировна дурачиться тут — возразил Ларионов
— Оксана Владимировна делайте свою работу, все остальное пока подождет — вмешался Эдуард Иннокентиевич, встав справой стороны от Оксаны
Эдуард Иннокентиевич уже закрепил геометрический центр рамы в указанном месте, что Оксана указала смоченной ваткой в бактерицидном растворе. После чего используя электротрепан с помощью корончатой фрезы. Оксана выполнила «декомпрессивную трепанацию черепа», сделала отверстие в черепе диаметром около двух сантиметров. После чего произошел выброс сгустков крови, которые уже успело скопиться в субарахноидальном пространстве, используя тонкий шпатель аспиратора стереотаксической рамки, Оксана извлекала эпидуральную гематому. Пульсация мозга не возникла после удаления, что вызвало у Оксаны подозрение сразу же на внутримозговую гематому.
Используя современные средства нейронавигации, Оксана смотрела на жидкокристаллический монитор, когда делала разрез мозговых оболочек диаметром около полутора сантиметров. Оксана начала производить шпателем стереотаксической рамки аспирацию внутримозговой гематомы. Медленно извлекла шпатель стереотаксической рамки из мозга девушки, Оксана вставила на место часть кости черепа, что была извлечена при помощи корончатой фрезы электротрепана.
— По всей видимости — начала говорить Оксана — Операция закончена, на мониторе больше никаких гематом не обнаружено, мы все извлекли из мозга
— Я сам выполню шов Оксана Владимировна — соизволил выразить свое желание Эдуард Иннокентиевич
— Хорошо так все остальные ко мне в кабинет — распорядилась Оксана, осматривая команду врачей
— Что еще Оксана Владимировна? — взвыл жалким голосом Ларионов устав стоять на ногах при проведении столь долгой процедуры
— Как что? — возмутилась Оксана, блеснув стеклами своих очков — Нам нужно выяснить причину столь сильной артериальной гипертензии
— Но как? — возразила Вероника — Мы уже все исключили, мы не знаем что может вызывать такие сильные перепады давления
— Нет, Вероника не все — начала спорить с ней Оксана, направляясь к выходу — Будут еще последствия и совсем скора, это еще не конец, эту девушку что-то убивает, вот что
— Оу черт! — недовольно выразилась Вероника — Я знаю этот взгляд Оксаны, нам лучше пойти за ней в кабинет — советовала черноволосая кудряшка, волосы которой были закрыты плотным медицинским белым колпаком остальным врачам
— Эдуард Иннокентиевич вы уж нас извините — начал извинятся Ларионов, покорно последовал за своим начальником
Не придав большого значения дальше банальным речам Ларионова и Эдуарда Иннокентиевича, Оксана покинула операционную, звонко стукая каблуками черных туфель по белой керамической плитке, открыв массивную двустворчатую дверь. Белый халат врача, что так красиво облегал её тело слега приоткрывал своими кончиками, где заканчивались уже пуговицы всю прелесть ног Оксаны, что так соблазнительно обволакивала нежная ткань черных чулок. Направилась дальше по коридору мерцающих люминесцентных ламп, поддавшись искушению загадки. Снимая с лица стерильную марлевую повязку, другой рукой Оксана освободила длинные волнистые русые волосы, одарив их волнообразной свободой которой они так прекрасно посыпали её шею и плечи, когда она с восхищенной улыбкой направлялась по коридору. Запах операционной, медицинских препаратов пропитывал тело Оксаны и до тошнотворного отвращения выворачивал её с которым было трудно смериться.
Сняв с рук резиновые тонкие перчатки, Оксана выбросила тут же их в урну, проходя мимо лестницы, что вела на первый этаж. Обратив внимание, что солнечный снежный день быстро сменился вечером, закат которого своей лазурной прелестью отражался в стеклах очков Оксаны, украшал пасмурное снежными осадками небо.
Толпы пациентов, которые когда-то заполняли фойе больницы, будто сами по себе растворились, лишь несколько врачей находились на первом этаже, общались с пациентами, разбившись странно на две кучки и так что-то бурно обсуждая. Молодая девушка, сидевшая раньше на подоконнике окна, копаясь кончиком коготка в своем телефоне, нежно водя по его сенсору, в этот момент соблазнительно обнималась с парнем, с хищной жадностью смотрела диким взглядом на проходящих мимо медсестер. Бабулька назойливо интересовалась у медсестры как ей найти нужный кабинет, необходимого для неё самой врача.
Некоторое время Оксана любовалась прелестью заката, совсем не обращая внимания, на то, что творится в фойе первого этажа больницы. Держа плотный медицинский колпак в руке, Оксана направилась дальше вдоль по коридору к кабинету, где происходила большая часть её работы. Сергей словно как юла метался возле открытой двери кабинета, то он теребил черный галстук, то кончик воротника на пиджаке, Оксане показалось иногда, что он хотел либо проглотить свой галстук, либо съесть пиджак в столь нервных переживаниях. Запах его резкого одеколона был наполнен противной свежестью, по мнению Оксаны, даже у Романова был приятнее ароматом одеколон. Увидев в другом конце коридору Оксану, он как пуля метнулся к ней с ошалевшим взглядом, пытаясь вообразить на своем паническом лице улыбку. Однако улыбка представляла более другой интерес, скорее он бы рад услышать, что его жена померла на операционном столе или что-то в этом роде
— Оксана как я рад тебя видеть — говорил он довольно приветливо — Ты не представляешь, что я тут пережил, пока моя жена находилась на операционном столе
— Ты не представляешь, что я пережила тогда в подъезде десять лет назад — хладнокровно ответила ему Оксана с чувством безразличия прошла мимо него в открытую дверь кабинета
— Ну почему ты так — возмутился недовольно он, чуть ли не вбегая за ней в кабинет
Жалюзи на большом пластиковом окне в кабинете были плотно закрыты, свет настольного светильника на столе, заваленном бумагами, был тусклый, а кроме него освещения в кабинете почти не было. Запах бумаг был до отвращения противен, но даже он казался Оксане куда более приятным, чем одеколон этого мерзкого человека, которого она даже видеть не хотела в своем кабинете. Большие шкафы, заваленные книгами, полки которых под весом тяжелых энциклопедий слегка прогибались, обеспечивали надежный периметр бесконечных знаний кардиологии. В воздухе все еще стоял аппетитный аромат запеченного картофеля с поджаристой курочкой в майонезном соусе, что сразу же разыграл бурный аппетит в животе у Оксаны, после сильного изнеможения.
— Чего тебе надо? — направляясь к столу, поинтересовалась Оксана, не оборачиваясь
— Я хотел с тобой поговорить — сказал он, подходя со спины к Оксане, хотел обнять её плечи
— Говори — Оксана, быстро делая шаг вперед уходя от его объятий, направилась к креслу — Если это для тебя это так важно, мог десять лет назад все сказать, а вот сейчас честно Сережа, ты мне блядь противен
— Ну что мне еще для тебя сделать? — как будто не выдержал, он хотел подойти к ней
— Все что мог ты уже сделал — присаживаясь в удобное кожаное кресло, хладнокровно говорила Оксана — Понимаешь, думать нужно было Сережа, думать нужно было головой, а ты неизвестно чем тогда у меня думал
— Ну, могу я хотя бы попытаться все исправить — словно как одержимый он упал на колени, перед креслом — Дай мне хотя бы шанс я обещаю, я тебя не подведу
— Хм… шанс говоришь — усомнилась Оксана, облизывая губки, сидя в кресле, повернулась в его сторону — Шанс накормить меня в столовой, пожалуй, я тебе дам
«Хотя как приятно, что он уже умоляет меня в ногах, как жалкий пес, может, хоть в его глазах я буду поистине достойной королевой, когда от меня что Романов, что Костя как от огня шарахаются», хитрая ухмылка Оксаны не спадала с алых губ, блеск на стеклах её очках, отражал скрытую задумку.
— Хорошо — взял он, стоя на коленях руку Оксаны, приложил её к своим губам, когда она сидела перед ним в кожаном черном кресле — Чем хочешь, накормлю, дай мне шанс провести с тобой время
— Учти, я могу много попросить — чувствуя отвратительные холодные губы на своей руке — Как же ты мог так низко пасть Сережа, я ведь тебя любила — с чувством искреннего сожаления Оксана посмотрела на жалкое подобие человека, который когда-то был для неё всем
— Я ведь дурак не поверил тебе тогда — раскаялся он, продолжая стоять перед ней на коленях
— Ладно, вставай, давай — засмущалась Оксана, так как возле двери собрались две пациентки с весьма удивленным видом наблюдали за происходящей сценой — Неужели ты думал, что я действительно могла тебя подвести?
Приложила она теплую руку к его щетине на подбородке и подняв его голову кончиками пальцев, посмотрела пристально в его глаза, через сверкающие стекла очков.
«Блядь да кого я обманываю, его одеколон самый лучший запах, который мне довелось почувствовать, вдыхая прелесть его аромата, сука его блядская улыбка, когда только для меня могла быть такой прекрасной», проворачивая мысли в своей голове рассуждала Оксана, всматриваясь в его пленительные чарующие глаза.
— Оксана, пожалуйста — с глазами наворачивающихся искренних слез, как показалось на тот момент Оксане, он смотрел на неё — Дай мне один шанс всего, всего шанс и я обещаю тебя не подвести
— Хм… — облизывая алые губки, ухмыльнулась Оксана, когда парень ради которого прошли так много страданий уже валялся у неё в ногах, наступил самый прекрасный момент для мести — Как на счет просто дружески пообедать, пока Молотов не увидел меня вместе с тобой, а то блядь пристрелит нахер
— Да плевать я хотел ради тебя на этого Молотова — откровенно громко говорил он
«Блядь долбак тебя же пристрелят точно и закопают и кому я потом больному смогу сделать», подумала Оксана почувствовав себя неудобно перед скопившейся в коридоре публикой, когда дверь кабинета была открыта.
— Сережа ладно давай вставай — ласково сказала Оксана, поднимаясь со своего кресла — Пойдем перекусим в кофейне я тут знаю очень хорошее кофе со вкусом такой сладкой карамели
— Я знаю, ты всегда любила у меня сладкое — вставая с колен держась за руку Оксаны, говорил он, пытаясь смотреть в глаза Оксаны сквозь стекла её очков — И только ты соблазнительно можешь так обрабатывать губы языком и так кокетливо их прикусывать
— Блядь Сережа! — возмутилась недовольно Оксана, послышав недоброе шептание пациентов за дверью — Жди меня возле выхода из больницы, я схожу пока переоденусь и подойду к тебе
— Хорошо Оксана — он чуть ли не растаял от смущенной улыбки Оксаны
— Давай топай уже — провела Оксана по его плечу, ощущая теплую нежность приятного пиджака, будто сдувая вновь с него пылинки — И помни ни на что не рассчитывай, у тебя ведь Алина есть, она твоя жена
— Хм… ладно
Оксана почувствовала явное недовольство в его голосе, чем её еще больше стало забавлять, наблюдая как это жалкое подобие человека, которого она любила, превратился в убожество.
— Да и закрой за собой дверь — словно приказывала своему рабу говорила Оксана — Разберись с пациентами, что это якобы не то что они подумали — добавила она, когда он подходил к двери кабинета
«Блядь да что я черт возьми, делаю, я же об этом ой как пожалею, да зачем он мне, мне сойдет уже теперь либо Костя, который меня не хочет, либо Романов, что шарахается от меня теперь как от огня, благодаря моей ярой долбанутой мамаше», подумала Оксана, наблюдая как мужчина что выходил из кабинета, плавно закрыл за собой дверь.
Сняв очки со своих уставших глаз, Оксана смотрела на стол заваленный бумаги при свете настольного светильника, пытаясь определиться в выборе. Совсем не беспокоясь уже о загадке, которая до этого разговора её так сильно тревожила, была развеяна в пыль мыслями о человеке, который опять становился для неё очень дорог. Нервно щелкая ручкой, Оксана никак не могла определиться, но все же решила испытать, поддавшись искушению, медленно встала с кресла и направилась к выходу из кабинета.
Дверь плавно открылась, перед тем как Оксана успела коснуться блестящей при свете настольного светильника ручки двери. За открытой дверью находились еще не успев переодеться после операции Ларионов с двумя девушками Валентиной и Вероникой. По их виду было понятно, как они сильно устали и были на издыхании, особое впечатление произвело на Оксану то, как он шел, едва перебираясь с ноги на ногу по кабинету лишь бы дойти до стула.
Валентина медленно прошла покорно за ним, даже не подняв голову не взглянув на своего непосредственного начальника. Нижние кончики белого халатика едва колебались при её сломленном уставшем движении. Запахи операционной пропитали её тело, а чудесные русые волосы были скрыты под плотным белым медицинским колпаком.
Вероника вообще была схожа с призраком, словно как тень прошла мимо Валентины, направляясь к стулу рядом с которым сидел её отец. Колебание халата врача на её хрупком теле хоть и смотрелось весьма сексуально, по мнению Оксаны, когда эта черноволосая кудряшка показывала свою оголенную красоту ног, звонко стукая каблуком туфель по линолеуму кабинета. Ароматный запах черный орхидеи, который был всегда волшебным вкусовым оттенком этой девушки, сменился на тошнотворный запах операционной.
— Ой вот только не надо притворяться, что вы тут все устали — возмутилась Оксана, недовольно осматривая свою команду врачей, встав возле открытой двери, держась за её ручку — Я между прочим сама провела всю операцию, это я должна тут падать
— Я не знаю, как вам удается Оксана Владимировна так долго стоять на ногах в операционной — удивлялся доктор Ларионов, присаживаясь в мягкий обшитый черной тканью стул — Но правда у меня уже ноги сводит от такого сильного перенапряжения
— Сходите в кофейню — распорядилась Оксана — Возьмите там себе что-нибудь и садитесь за книгу, чтоб к утру я должна знать, почему у этой девушки столь сильная артериальная гипертензия
— Оксана да мы все версии перебрали, мы не знаем, черт возьми, что может вызывать столь сильные перепады давления, как будто знаешь, то оно есть то, как будто его нет — рассуждала Вероника
— Говоришь, то они есть, то их как бы нет — задумалась Оксана, приложив указательный палец к алым губам — Хм… странно чертовщина черт возьми какая-то мы что-то упускаем, возьмите еще у ней общий анализ крови, анализ мочи
— Что вы собираетесь там увидеть? — интересовался Ларионов, перелистывая толстую энциклопедию, что лежала перед ним на столе
— Валерий Николаевич — Оксана чуть прикрыла дверь кабинета — В этом деле мы явно что-то упускаем, какую-то деталь какую-то ниточку, эта ниточка с нашими лекарствами дает какие-то последствия
— Мы думали, что это инфекция и назначали ей «преднизолон», назначили его внутривенно — пояснила Вероника — Думали, что он поможет снять образовавшийся на тот момент «отёк мозга»
— Так все хватит — возразила Оксана, сильно возмутившись, что команда стала принимать решения без её согласия — До утра никаких лекарств вам ясно, убрать преднизолон, мы не знаем, что её убивает
— Есть как вариант — предложила Валентина, опираясь на книжный шкаф, что находился, справа от Оксаны — Назначить ей «ингибиторы» в сочетании с «диуретиками», существует шанс существенно снизить риск артериальной гипертензии
— До тех пор пока мы не будем знать точную причину болезни этой девушки, никаких лекарств ничего ей не давать вам ясно — распорядилась Оксана
— И что мы так будем сидеть и ждать, пока она умрет — возмущенно посмотрела на неё Вероника
— Если с этой девушкой что-то случится — заявила Оксана, строгим критичным взглядом осматривая свою команду врачей — Если хоть что-нибудь вся ответственность ляжет на мои плечи вам ясно?
Крикнула Оксана, после чего быстро покинула кабинет, громко хлопнув за собой дверью. Направляясь по коридору в сопровождении ошарашенных взглядов девушек пациенток, на которых Оксана не обращала никакого внимания, из-за сильного эмоционального раздражения, она даже не могла спокойно думать. Тело Оксаны сильно было измотано усталостью, ноги едва передвигались, яркие лазурные голубые глаза покрылись тонкой красной пленкой раздражения, начали постепенно накапливать в них влагу. Оксана никак не могла понять, на что ей лучше переключиться в этот момент, столь приятные слова Сергея Коновалова, мужа пациентки, с которым когда была у неё очень тесная связь, снова вновь растопили её холодное скованное льдом сердце. Даже собственный разум в эти минуты, когда Оксана спускалась по лестнице на первый этаж, проводя кончиками пальцев по перилам, громко стукая каблуками черных туфель по мраморной плитке ступенек, сознание как бешеный пес металось внутри неё из угла в угол.
Спускаясь по лестничной ступеньки, Оксана заметила к удивлению Романова, что стоял общался с Сергеем Коноваловым. Встав возле большого пластикового окна, за которым был красивый снежный пейзаж, эти двое мужчин очень активно и бурно довольно весело общались. Замедлив свой ход Оксана, с хитрой ухмылкой прикусив губу от волнения, начала аккуратно стукая каблуками черных элегантных туфель по ступенькам лестницы, стала медленно спускаться. Плавно колыхался белоснежный халат врача, отлично приоткрывавший всю прелесть ног Оксаны, что так красиво обволакивали черные чулки. Под белым халатом скрывалась белая блузка с расстегнутой верхней пуговицей, показывая всем пышную прелесть груди, оковы которой были скованные красным кружевным бюстгальтером, краешек которого был отчетливо виден. Словно волны в бушующем море страсти колебали распущенные волнистые русые волосы Оксаны, уверенный сияющий лазурный взгляд. В сочетании с соблазнительной походкой, в которой Оксана так привлекательно приподнимала ногу, согнув в колено, любовалась двумя восхитительными мужчинами.
Фойе больницы было почти пустым в этот наполненный ночным сумраком за окном вечером, только лишь несколько врачей стояли что-то обсуждали возле стойки регистратуры с молодыми медсестрами, передавая им карты анамнеза своих пациентов. Привычная глазам молодая пара сидела как всегда на подоконнике большого пластикового окна. Парень обвил талию девушки своими руками, так приятно прижимал хрупкое тело девушки к своей черной дутой зимней куртке, поднимая вверх кончики белого теплого халатика, заголяя её красивые молоденькие бедра своими наглыми руками. Некоторые из медсестер завидно сверкали глазками, мечтая самим оказаться в руках такого заботливого джентльмена, но при виде заведующего кардиохирургии, расступились, пропуская дорогу. Парень, что так приятно обнимал девушку, словно был очарован одним тока взглядом лазурным глаз Оксаны, от чего ему потом пришлось выслушать кучу недобрых нежелательных слов в связи с истерикой его подруги. Довольно алых губ Оксаны в этот момент очаровывало этого бедного парня, он словно на какое время потерял, как будто интерес к своей девушке. Поддавшись искушению желанного образа белокурой блондинки в халате враче, что так красиво вышагивала в фойе больницы.
— Господин Романов — восхитилась Оксана кинулась к нему объятия со своей очаровательной улыбкой — Какая встреча, вы пришли проведать как дела у вашей белокурой королевы?
Интересовалась Оксана, словно на зависть Сергею прижималась к телу Романову, позволяя его теплым нежным рукам, поистине влиятельного человека в этой деревне трогать её упругие ягодицы. Обладая сильной злостью, Оксана не устояла перед соблазном отомстить для полного блеска всей страсти и подлости, она с одичавшей страстью впилась в губы Романова. Даже столь приятный поцелуй и руки самого Романова на этот момент казались вполне достойной замене Кости, который якобы пытался уже разорвать с ней отношения. В сладости ощущения Оксана не позволяла коснуться своего языка, а лишь соблазнительно давала почувствовать сладкое наслаждения нежности алых сахарных губ.
— Оксана Владимировна — Романов словно задыхался от нехватки воздуха в пылу жаркого пылкой страсти поцелуя Оксаны, когда она с таким диким голодом впилась в его губы — Вы словно ,что на вас нашло
— Ничего разве я не могу пристать к своему заядлому королю — возмутилась Оксана, нахмурив алые губки, состроила невинный взгляд лазурных сияющих глаз — Сергей Викторович я так давно вас не видела, так хочу снова оказаться в ваших объятиях — с отвращением она смотрела на Сергея Коновалова, злорадно пытаясь доставить ему душевную боль переживания
— Я бы с радостью бы провел с вами вечер — говорил Романов, скрывая свою таинственную улыбку
— Что-то не так? — взволнованно поинтересовалась Оксана, держа ладони обеих рук на красивом черном пиджаке
— Да вот Сергей — ответил Романов, взявшись за руки Оксаны — Хотел с вами очень мило побеседовать переживает за здоровье своей жены
«Вот блядь какой лгун, не о здоровье своей жены он печется, он всеми силами хочет меня вернуть, а вот хрен ему», подумала Оксана, недовольно посмотрев на мужчину, которому сама хотела причинить настолько сильную просто невыносимую боль.
— Ах… Сережа — коварная блестящая улыбка Оксаны не сходила с алых губ, краешек которых она так нервно прикусывала — О чем ты хотел со мной поговорить? — на зависть этому мужчине сама обвила шею Романова
— Может — говорил он, по его интонации голоса Оксана понимала, как сильно стала раздражать его своим поведением — Пойдем, пообщаемся в кафетерии, пропустим по чашечке кофе
— Хм… господин Романов — посмотрела Оксана в глаза Романову, состроив ему невинные блестящие лазурные глазки — Надеюсь, вы ревновать, сильно не будите?
— Конечно моя белокурая королева — проводя по волосам Оксаны, когда она находилась в объятиях его рук — Тем более что Сергей сам имеет большое желание напоить вас чашечкой кофе
— Хм… что-то тут не чисто — кокетливо Оксан облизнула губки, на которых продолжала очаровывать этих мужчин соблазнительная улыбка — Вы сами отдаете меня кому-то, извиняюсь, Сережа за выражение, ну ничего личного, думаю, ты понимаешь
— Не вешайте нос Сергей — подбодрил его Романов — скора, ваша жена поправится и выпишется из больницы, я думаю, Оксана Владимировна найдет ведь верное решение её неизвестной убивающей болезни
— Конечно, найду Сережа — злорадно улыбнулась Оксана, понимая, чего истинно он желает
— Так может все вместе, потом отпразднуем с вашей женой — предложил Романов, похлопав его по плечу — Мы вот к себе Оксану Владимировну пригласим, правда у неё кавалера не будет, но я думаю, мы с вами её вниманием не обделим
— Это что еще за разговоры господин Романова? — возмутилась Оксана, улыбаясь похотливой развратной улыбкой, встав между двумя этими мужчинами
— Вполне естественные, для вас моя королева — пытаясь очаровать Оксану, говорил нежным голосом Романова
— Ой, господин Романов ну и нудный вы сегодня — ответила Оксана нахмурив недовольно алые губки — Пойдем Сережа угостишь меня каким-нибудь сладким кофе, только запомни я люблю с карамелью
— Да-да Сергей — предупредил его Романов — Лучше вам слушаться капризов этой белокурой королевы, как-никак она лечит все же вашу жену
— Попытаюсь не разочаровать вашу королеву — скривив губы в некрасивой унылой улыбке, улыбнулся он Оксане
— Ладно, Оксана Владимировна — соблазнительно прихлопнул он Оксану по ягодицам, пытаясь залезть в момент столь приятного шлепками кончиками пальцев под белый халат — Мне нужно пообщаться с Молотовым по поводу личных дел, обещаю, сегодня ночью я вас заберу с собой
— Ну, это уж как получится — Оксана протянула локоть Сергею, позволяя ему пойти с ней за руку
— И ты совсем не будешь против? — удивился он столь неожиданному жесту
— Я буду против, если буду идти с таким приятным молодым мужчиной и чувствовать себя одинокой — нахмурила недовольно Оксана алые губки
В этот момент Оксана заметила вполне восхищенную улыбку на губах Сергея, когда он взялся за её руку, после чего они вместе направились вдоль по коридору в сторону, где находился круглосуточный кафетерий в больнице. Даже в столь волнующие минуты, она чувствовала, как её вновь пленит привычная, Оксане когда-то его улыбка, как завораживает вкусовым ароматом его одеколон. Приятно согревает теплой лаской его рука, руку Оксаны, что на какое-то мгновение то, что он когда-то сделал, стало само уже забываться, когда столь желанный человек находится рядом с нею.

***
Прекрасное скромное заведение больничного кафетерия, в котором играла приятная тихая расслабляющая музыка. Несколько столиков расположенных красивыми рядами в центре помещения, заставленные пластиковыми стульями вокруг них, на которых сидели врачи и пациенты. Красиво была развешена мишура на огромных пластиковых окнах, вид из которых выходил на прекрасный зимний цветочный