Мера всех вещей о "МЕРЕ ВСЕХ ВЕЩЕЙ"



Мне следовало иметь большущее самомнение, чтобы, даже будучи достаточно человеком, считать себя объективной мерой. Прокрустово ложе моих представлений обо всём сущем в мире – моё воспитание, жизненный опыт, внутренний мир, который входит в резонанс или не входит, принимает вещи материального мира и проявления духовного с открытой душой или отторгает – оно сугубо моё. И только своё впечатление о первом номере литературно-художественного альманаха «Мера всех вещей», вышедшем в ноябре и представленном на «Фестивале независимого искусства» в Манеже, попробую внятно передать, не претендуя на всемЕрность, а только на правомерность суждения индивидуума.
Оформление издания настраивает на внутреннюю углублённую, созерцательную работу. На обложке фрагмент картины Вика «Уходя». Два вроде бы похожих человека, но – каждый «в себе», каждый сам по себе… Так что же, «уходя», они оставляют на мой суд, какую такую «современную питерскую поэзию», аккуратно защищённую Апологией редактора?
Раскрыв наугад сборник, я наткнулась на замечательно осязаемый образ:

. . . . Крутилась ось
В походке шоумена.

Порадовалась и пустилась в углублённое чтение.
Ни сейчас, ни далее авторов называть не буду, так как пишу в расчёте на то, что перво-наперво в их коллектив попадут мои рассуждения. По себе знаю, сколь неуютно не слышать отклика, оценки работы ума и души, даже нелицеприятных, а тем более, лестных.
(Правда, с неприкрытой лестью я погожу: уже знаю, где она пригодится…)
И вот читаю:

Стоят ветра
Подвижничает осень
Пустые пляжи вылизал залив
Вдоль ветровых ветронесущих сосен

Звукопись убедительно передает неспокойный и безлюдный прибрежный пейзаж.
Очень хороша «Белая ночь», пятистопный анапест с неординарными рифмами, их расположением в октавах:

То ли небо проколото Адмиралтейской иглою,
То ли плачет оно, вспоминая про время былое,
То ли белая ночь, слишком сильно увлёкшись игрою,
Создала антураж и не знает, что делать теперь…

У того же автора:

Прожгли фонари заоконную темень
И, горбясь под тяжестью неба, стоят.

Похоже, он очень молод и в дальнейшем, конечно, избавится от досадных оплошностей, допущенных им в поисках составных рифм, от
неблагозвучий, от многих рядом стоящих гласных: «немудрено и ошибиться», «друга, а окажется», «преддверии ада ли, рая», от перекидывания ударения, вопреки требованию размера стиха: «и, сколько мОим сердцем ни ворочай». Вот и «Города,города…» – мне показалось стихотворение весьма банальным.
Вижу, следующий автор – зрелый мужчина, ибо:

Я изваял своё больное тело.
Отсёк болезни каменным резцом.

В его подборке я отметила целых три произведения, доставивших мне большое удовольствие, «Натюрморт», «Возле старого забора», «С лицом твоим прекрасным…», но и к этому автору у меня есть «претензии».
Пролистнула несколько страниц – я им не судья…, теперь «Созерцаю осенние сумерки», знакомлюсь с «Жанной» и следом идущими стихами. Хорошо так читаются… А вот в «Небесном Индокитае» я бы вместо «С сухих ветвей» написала «С ветвей сухих».
Очередной автор, увы, не мой. У каждого поэта свой читатель. Я в общем-то, если не приемлю, то хотя бы стараюсь понять, коли удаётся, о чём писано. Делать мне особо нечего…
Переводы и рубрика «События года» тоже прочитаны, в языках я не сильна, а почему выделены оригинальные стихи в особый раздел, я не поняла, вроде всё в тон предыдущим рубрикам по стилю. Если говорить общими фразами, то большинству стихов альманаха не откажешь ни в метафоричности, ни в образности, ни в неожиданности эпитетов, ни в не шаблонности поэтической мысли.
Но,
Остановились часы,
Не хотят идти дальше.

Теперь они пойдут в обратную сторону, в сторону моих сожалений.
Многие авторы перенасытили свои подборки верлибрами. Чем это можно оправдать? Не хочется думать, что они идут по более лёгкому пути в стихосложении, пусть это означает экспрессию, желание как можно более полно «исплеснуть» душу, занятость в основной профессии и мало ли ещё что… Тут же и Безпунктуационность. Якобы авангардизм в поэзии, но этот приём испробован уже довольно давно (в том числе – скрывающими свою беспомощность) и предполагает, по-моему, некий выброс чувств, некий подсознательный поток мыслеобразов. И уж, если опускаются знаки препинания, то зачем же их иногда где-то подставлять, нарушая сознательный экскурс читателя в бессознательное (собственно его, читателя бессознательное, коему и предлагается осуществить эту трудную работу). Возможно в том вина корректора, нельзя же потакать во всём автору, тем более что в ниже приведённом тексте очевидная грамматическая ошибка:

В километрах ста
По этому же побережью
Живёт она
Живёт
И Боже, (?)
Кому дАрит свои уста?

Знаки препинания, согласитесь, порой “казнить нельзя помиловать”.
Извращение читателем мысли автора менее всего нужно самому автору.
Другие примеры приводить не буду, sapienti sat*.
Терпеть не могу пустопорожнего мата ради эпатажа, ради рифмы – особенно. Только однажды с пониманием и благодарностью отреагировала на трёхэтажный в свой адрес, когда, порхая по заводскому двору в радости от решённой технической задачки, чуть не очутилась под колёсами грузовика.
А бранное слово, так ловко рифмуемое с ни в чём неповинной Европой, видеть неловко, мы ведь ещё несмышлёнышами хихикали: «Когда едешь на Кавказ…».
____________________________
* Хорошо бы для не очень образованных и не имеющих под рукой справочников
делать сноски к иностранным и редко употребляемым словам. Тираж в 5 тыс. экземпляров предполагает аудиторию довольно широкую.


Мне бы очень хотелось, чтобы Альманах привлёк к своим последующим изданиям чуткого литературного редактора и жёсткого корректора. Можно и наоборот. Обидно в хорошо изданной книге видеть так много описок, орфографических и стилистических ошибок, неряшливости поэтической (вроде: «как и», «пока ко…», «…бы, если бы я был», однокоренных бедных рифм, неправильных ударений и т.п.)
Желаю вам того же, что и себе: успехов в творчестве, здоровья душевного и, куда деваться, физического.
Очень надеюсь получить в подарок за мой «бескорыстный» труд очередной выпуск альманаха, поскольку я не отслеживаю всё, что выходит в свет, а тем более – не покупаю (за редким, как в этот раз, исключением).

P.S.
Ой, простите, чуть не забыла. Наш Баснописец… Буду всех уверять (возьму грех на душу), что я-то всёшеньки поняла, восхищена проницательностью и тонким подтекстом басни-посвящения.
Как можно в двустишье вложить столько смысловых вариаций!!!
Особливо поразительна необычная для современной питерской поэзии
рифма, прислушайтесь: «…зи был – забыл», ах! Правда, в более объёмной ремарке, буде мне позволено, к слову «вина», я бы присоветовала созвучие – «хрена», оно как-то «рифмоватистей, рифмачее, рифмовнее» (в общем, понятно?). Соглашусь, что оно не так убийственно для идиота-критика и других не врубившихся, но всё же благозвучнее и доходчиво даже для них.
Слово, вам ли не знать!, создаёт кроме звука ещё и зрительный образ, осязаемый и даже обоняемый (у кого что развито), а уж вкус не помешает никому. О нём носители питерских традиций не могут забывать никогда во благо себе и окружающим.

Спасибо за доставленное удовольствие от чтения альманаха, подвигнувшее меня на изречение, надеюсь не обидевшего никого, очень личного мнения.

ноябрь 2004 года



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Литературная критика
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 585
Опубликовано: 26.12.2009 в 13:32
© Copyright: Татьяна Кувшиновская
Просмотреть профиль автора

Анатолий     (08.01.2010 в 14:25)
Уважаемая Татьяна Аркадьевна!
Очень сильно. Вы вдумчивый писатель и читатель, я не профессионал, но не слишком ли строго? Хотя...вы конечно правы. Кто вы по профессии?

Татьяна Кувшиновская     (08.01.2010 в 18:55)
Дорогой Анатолий, спасибо за высокую оценку моего "обозрения". По образованию я инженер электросвязи, на 45 году жизни запойно увлеклась прикладным программированием, но с детских лет любила хорошую литературу и пыталась рифмовать. Сейчас на пенсионном досуге занимаюсь в литературной студии при Политехе питербургском. Непосредственное общение обогащает.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1