Мемуары в стиле а-ля Куртен.


Мемуары в стиле а-ля Куртен.
Когда-то, в пятидесятые годы, до начала семидесятых, в центре Перми, на Комсомольском проспекте, стоял трёхэтажный, некогда купеческий особняк. На цокольном этаже, приземистом, выложенном из красного кирпича, гордо возвышались два деревянных этажа, - с высокими окнами и красной четырёхскатной крышей.
Наша комната располагалась нa первом этаже. Из единственного окна, выходящего во двор, был виден высокий деревянный забор, отделявший наш двор от соседнего.
И без того небольшую комнатушку разделяла на две половины большая русская печь. Дверь из комнаты выходила в длинный, устланный крашеными досками коридор, заставленный зелёными умывальниками. Сложные лабиринты коридора вели на общую кухню о двух окнах, в которой стояли два общих стола, шкаф и несколько примусов, от которых приятно пахло керосином.
Жили в нашем доме люди простые - слесари, электрики, таксисты, домохозяйки. Они вели в нём свою незамысловатую жизнь и жили так незаметно, что казалось: нет у них никаких неурядиц, неудач, неприятностей, и уж тем более - бед.
Днём, когда все уходили на работу, во всём доме оставались только мы, дети, и моя бабушка, Пелагея Титовна. Весь день я видела её в трудах и заботах: то она колола дрова, то устраивала грядки на общем дворе, то пекла пироги, то носила воду из колонки, которая находилась в пятистах метрах от дома, то стирала, склонясь над цинковым прямоугольным корытом, возя пухлыми, распаренными руками по волнистой стиральной доске.
Ближайшими соседями по коридору была семейная пара, тётя Мотя и дядя Семён. Я частенько без приглашения приходила к ним в гости. Мне было всё интересно: и круглый стол, покрытый бархатной скатертью, и толстые очки дяди Семёна, и куча газет, которые он постоянно читал, дымя скомканной папиросой... А ещё у них было три окна, два из которых выходили на улицу и открывали изумительную панораму знаменитой Пермской Государственной Галереи... впрочем, я тогда ещё не знала, что она знаменитая.
Тётя Мотя расспрашивала меня о бабушке, угощала семечками и позволяла мне брать в руки всё, что стояло у них на комоде.
А стояло много разных замечательных вещей!
Семь костяных слоников, фарфоровая балерина с отколотой ручкой, две высокие вазы с искусственными цветами и хрустальный башмачок.
После двухчасового визита я с глубоким удовлетворением возвращалась восвояси.
Соседняя дверь, обитая чёрным, облезлым дерматином, принадлежала одинокой старушке, которую все звали Никифоровна. К ней я тоже частенько захаживала. у Никифоровны в комнате пахло смесью валерьянки, нафталина и старого тряпья, но порядок был идеальный: везде салфеточки, статуэточки, оборочки, иконки, занавесочки и половички.
Однажды Никифоровна оставила меня одну, и мне каким-то образом в руки попал небольшой чемоданчик. Открыв его, на обратной стороне крышки я увидела портрет красивого усатого брюнета в военном кителе, строго смотрящего на меня.
Никифоровна, войдя в комнату, всплеснула руками и захлопнула крышку чемодана.
Потом, помолчав, сказала: "Это Сталин... он теперь враг народа, на него нельзя смотреть".
В углу коридора располагалась самая заветная дверь. За ней жила девочка Зоя, с мамой Леной и папой Васей. Папа Вася был маленький ( метр с кепкой) конопатый мужичонко, чем-то внешне похожий на актёра Носика (отца). Мама Лена - симпатичная, светловолосая женщина, улыбчивая и молчаливая.
Зоя училась в восьмом классе и казалась мне взрослой-превзрослой. Для меня, дошкольницы, было огромным счастьем, когда Зоя приглашала меня к себе в гости. В такие редкие вечера она учила меня рисовать, показывала буквы и угощала гороховым супом.
В ожидании этих вечеров я подолгу простаивала у её дверей, колупая рыхлую штукатурку. Зоя казалась мне красавицей, умницей, самой-самой... и я мечтала поскорее вырасти и быть похожей на неё.

Продолжение (возможно) последует.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 10
Количество просмотров: 276
Опубликовано: 24.05.2014 в 17:00
© Copyright: Белла Минцева
Просмотреть профиль автора

Сикорски     (15.07.2017 в 17:02)
Мне очень понравилось.
Срезонировало, конечно, мое собственное детство, проведенное в коммунальных квартирах. Так сказать, соседи и слоники. Последних, к слову, я купила по случаю и расставила как полагается...
Но дело не в этом.
Мне понравился сам текст.
Мемуаристика как жанр, как бы сказать помягче, направлена как правило, либо на создание определенного образа, либо на его опровержение. То есть она заранее преследует определенную цель. Другое дело - воспоминания о себе любимом в сетературе. Читать их довольно скучно, и не потому что ничего интересного в жизни авторов не происходило или они не могут нормально высказаться по поводу... Просто в подобных текстах ощущается постфактум привнесенная эмоциональность. То есть, слезы и сопли.
Мало кто способен, чисто технически, поделиться с другими собственным прошлым. Я знала только один такой текст -воспоминания Татьяны Аркадьевны о блокаде.
И теперь вот этот. Скупой, наполненный именами и предметами, с прекрасным началом и парой реперных точек, правдивый без оценки, с заглядывающим в него Автором, без ненужных рассуждалок. А когда возникает эмоция- видишь, что она -да-да, та самая.
Спасибо, Белла.

Белла Минцева     (15.07.2017 в 17:39)
Очень приятно, что вам понравилось.)
На Избе у меня было несколько таких зарисовок, всё пропало с закрытием страницы...
Жаль.(
Минус Избы - удаляют без предупреждения.
Поэтому считаю ресурс ненадёжным.
Спасибо.

Николай Кульгускин     (10.07.2017 в 14:05)
Белла, продолжение необходимо, так хочется проследить эти шаги становления : пионерка - комсомолка - админёрка...
Народ должен знать своих героев.

Белла Минцева     (10.07.2017 в 15:28)
Ой, админёрка-то вам как бревно в глазу...))
Не пора ли его в печку?))

Николай Кульгускин     (10.07.2017 в 21:04)
Беллочка, я же столяр древний, мне даже если бревно в глаз - дранка вылетает через ресницы, ну а щепь остатнюю можно и в печку))

Спасатель.     (10.07.2017 в 14:01)
Взвейтесь кострами...

Белла Минцева     (10.07.2017 в 15:30)
Сам сказал - расширим тему.
Так чего теперь иронизируешь?
Все мои мемуары про пионерку убрали на избе, в стиле а-ля Куртен.
А их я забыла сюда перенести.((
Жалко, только это и осталось.

Спасатель.     (10.07.2017 в 17:08)
Любое самое благое начинание можно превратить в абсурд.

Как? -да просто! - ограничив тему...

Детство...-замечательная тема!
Но...добавляем ограничения....-только про пионерское детство!

Ещё...- должна быть фраза: -Готов....-всегда готов!

И непременное условие...- всё это в свете решений последнего партсъезда.

Это всё...-тема убита.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1