Загадки романа А.С.Пушкина "Евгений Онегин" (главы 10 - 11)


                                                                                                    10

Расширяем нашу версию ответа на главную «заманчивую загадку» восьмой главы: любит ли Татьяна Онегина? «Конечно, любит!» – сразу ответит грамотная школьница старших классов и сошлется на монолог Татьяны при последней встрече с Онегиным.
Многим читателям и критикам «признательных» слов Татьяны: « Я вас люблю (к чему лукавить?), но я другому отдана и буду век ему верна», оказалось достаточно, чтобы считать ее несчастной в семейной жизни, и одновременно одобрять за верность мужу, чувству долга, за самопожертвование.
Ошибочная трактовка этих слов Татьяны, вырванных из текста, – яркий пример недопустимости поверхностного подхода к чтению романа и скороспелых выводов на основе отдельных высказываний героев.
Роман «Евгений Онегин» – произведение объемное, многозвучное, симфоничное и, опираясь на отдельные вырванные цитаты, легко сделать ошибочные заключения.
К сожалению, даже критик Белинский не подошел критически к этим словам Татьяны и обвинил «представительницу русской женщины» во многих тяжких грехах, в том числе в «аморальности,профанации чувства и чистоты женственности».
Но о какой страстной любви главных героев можно серьезно говорить, если они за пять лет знакомства ни разу не разговаривали, если Татьяна «едва дыша, без возражений» слышала голос Онегина всего один раз в «злую минуту» его «проповеди», а Онегин, по сути, впервые услышал ее спокойную, уверенную речь только в последней встрече, «в минуту злую для него». Конечно, по Пушкину, «с любовью шутит сатана», но не в этом реалистическом романе.
Для искренней, открытой Тани со слабыми социальными связями и ограниченным опытом общения гораздо большее значение, чем слова, имеет невербальный язык общения, язык тела: мимика, жесты, поза, голос, интонация, осанка, эмоциональность речи. Дети им прекрасно владеют на интуитивном уровне. Татьяна-княгиня в значительной степени сохранила в себе эту способность.
Вспомним встречу Татьяны с Онегиным в саду. Увидев Онегина во дворе, Таня в страхе бежала из дома в сад,

Кусты сирен переломала,
По цветникам летя к ручью,
И, задыхаясь, на скамью                    
Упала....                                                         (3, XXXVIII – XXXIХ)

Посидела на скамье, отдышалась, послушала пение дворовых девушек.

Но наконец она вздохнула
И встала со скамьи своей;
Пошла, но только повернула
В аллею, прямо перед ней,
Блистая взорами, Евгений
Стоит подобно грозной тени,
И, как огнем обожжена,
Остановилася она.                                                          (3, XLI)

Все! Слова для объяснений уже не нужны! Татьяна «обожжена, как огнем», блистающими взорами Евгения и напугана его враждебной «грозной тенью». Она сразу поняла, что ей отказано, что «надежды нет», что для нее настал «страшный час».Все мягкие, теплые, успокаивающие слова Онегина:

То верно б, кроме вас одной,
Невесты не искал иной.
………….…………………
Нашед мой прежний идеал,
Я верно б вас одну избрал
В подруги дней моих печальных,
Всего прекрасного в залог….                                          (4, ХIII)

бесполезны, лицемерны, фальшивы и прошли мимо души Татьяны, как «жалость». Проповедь Онегина Татьяна слушала

Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений.                                        (4, ХVII)

Во время второй встречи на именинах бурные чувства переполняют Таню. Опоздавших Онегина и Ленского «сажают прямо против Тани».

И, утренней луны бледней
И трепетней гонимой лани,
Она темнеющих очей
Не подымает: пышет бурно
В ней страстный жар; ей душно, дурно;
Она приветствий двух друзей
Не слышит, слезы из очей
Хотят уж капать; уж готова
Бедняжка в обморок упасть.                                        (5, ХХХ)

Очевидно, что за два года замужества с помощью мужа и привлеченных им специалистов Татьяна прошла путь умственного и социального развития, равный десятилетию, оставшись той же открытой, искренней личностью, заслуженно признанной высшим обществом «комильфо» за благородную простоту и естественность:

Она казалась верный снимок
Du comme il faut…                                                           (8, XIV)

И вот в столице после трехлетнего путешествия Онегин встречает нового человека, Татьяну-княгиню. На светском приеме свой взгляд

Он обращает поминутно
На ту, чей вид напомнил смутно
Ему забытые черты.                                                      (8, ХVII)

Новая Татьяна при этой встрече сразу ясно показала Онегину, что перед ним уже не «та самая Татьяна», влюбленная «смиренная девочка»,

Которой он наедине ………
В благом пылу нравоученья,
Читал когда-то наставленья,
Та девочка, которой он
Пренебрегал в смиренной доле,                                    (8, ХХ)

и слова для этого ей не нужны.

…………. Князь подходит
К своей жене и ей подводит
Родню и друга своего.
Княгиня смотрит на него...
И что ей душу ни смутило,
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило:
В ней сохранился тот же тон,
Был так же тих ее поклон.                                             (8, ХVIII)

Ей-ей! не то, чтоб содрогнулась
Иль стала вдруг бледна, красна...
У ней и бровь не шевельнулась;
Не сжала даже губ она.

……………….Она спросила,
Давно ль он здесь, откуда он
И не из их ли уж сторон?
Потом к супругу обратила
Усталый взгляд; скользнула вон...                                (8, ХIX)

Онегин прекрасно владел невербальным языком общения, покоряя ранее женские сердца от молоденьких девушек и «красоток молодых» до «причудниц большого света» и замужних светских дам. Поэтому он внимательно всматривался в лицо Татьяны:

Хоть он глядел нельзя прилежней,
Но и следов Татьяны прежней
Не мог Онегин обрести.                                                  (8, ХIX)

На встрече вечером следующего дня Татьяна подтверждает свою душевную отстраненность от Евгения, свое безразличие к нему.

……………………Голова
Его полна упрямой думой.
Упрямо смотрит он: она
Сидит покойна и вольна.                                               (8, ХХII)

Онегин, понимая, что перед ним новая, необычная женщина, теряет перед Татьяной главный козырь обольстителя – дар речи.

С ней речь хотел он завести
И — и не мог. ………….                                                  (8, ХIХ)

Они сидят. Слова нейдут
Из уст Онегина. Угрюмый,
Неловкий, он едва-едва
Ей отвечает. …………..                                                  (8, ХХII)

Ухаживая за Татьяной, Онегин, потеряв самолюбие и гордость, готов выполнять лакейские обязанности в ее свите.

Он счастлив, если ей накинет
Боа пушистый на плечо,
Или коснется горячо
Ее руки, или раздвинет
Пред нею пестрый полк ливрей,
Или платок подымет ей.                                               (8, ХХХ)

«Равнодушная княгиня» Татьяна откровенно отвергает его ухаживания, всем своим видом и поведением подчеркивает, что он ей не интересен, что он чужой, что он бесповоротно вычеркнут из ее жизни.

Она его не замечает,
Как он ни бейся, хоть умри.
Свободно дома принимает,
В гостях с ним молвит слова три,
Порой одним поклоном встретит,
Порою вовсе не заметит.                                             (8, ХХХI)

Но тщеславный Онегин не сдается, пишет княгине страстное посланье. Он понимает, что из его рук Татьяна не примет письма и отправляет его почтой, не задумываясь даже, что это письмо прежде всего поступит к ее мужу со всеми вытекающими последствиями.

Ответа нет. Он вновь посланье:
Второму, третьему письму
Ответа нет. В одно собранье
Он едет; лишь вошел... ему
Она навстречу. Как сурова!
Его не видит, с ним ни слова;
У! как теперь окружена
Крещенским холодом она!
Как удержать негодованье
Уста упрямые хотят!
Вперил Онегин зоркий взгляд:
Где, где смятенье, состраданье?
Где пятна слез?.. Их нет, их нет!
На сем лице лишь гнева след...                                 (8, ХХХIII)

Татьяне и при этой встрече не нужны слова для выражения своих чувств и мыслей. Невербальным языком она ясно высказала ему все, что думает о его любовных посланиях.
Онегин, наконец, понимает неотвратимость происшедшего и признает свое поражение.

Надежды нет! Он уезжает,
Свое безумство проклинает.                                    (8, ХХХIV)

                                                                                                     11

Проведя зиму в своем кабинете, однажды утром Онегин, «ума не внемля строгим пеням», вновь без приглашения «примчался к ней», «к своей Татьяне».
Застав врасплох плачущую Татьяну, Онегин сделал непростительную для опытного ловеласа ошибку: он решил, что Татьяна льет слезы над его любовным письмом, что он «в сей быстрый миг» прочитал ее «немые страдания» и узнал в княгине «прежнюю бедную Таню».
Но это, очевидно, не так. Хотя его имя легко входило в эту пушкинскую строку: «письмо Евгения читает» или «письмо Онегина читает», Татьяна читает письмо «какое-то», очевидно, не связанное с Онегиным, и это существенно влияет на смысл происходящего.
Чего мог еще ждать Онегин, если за полгода его отсутствия в свете Татьяна ни разу не поинтересовалась его судьбой, хотя он едва «не умер», чуть «не сошел с ума» в своей одинокой келье.
Вторая онегинская ошибка: он не заметил, что Татьяна от его жадных уст не отымает «бесчувственной руки своей». Никакие чувства, эмоции в ее душе не проснулись от появления Евгения. Она хладнокровно выдерживает паузу и тихим голосом, холодным тоном дает четкую, бесстрастную команду: «Довольно, встаньте!» «Я должна вам объясниться откровенно».
Все ясно! «Татьяне и дела нет» к его «письмам и слезам», к его любовным переживаниям, которые она называет «мелким чувством», «обидной страстью».
Объяснение, по существу, уже закончено, не начавшись, полным поражением Онегина. Татьяна называет свое письмо к нему, которое он хранит, «младенческим мечтами», требует прекратить «преследования» и добивает его, называя рабом своего «мелкого чувства». Умудренная Татьяна уже точно знает, что при настоящей любви любят «сердцем и умом».
Когда же, еще раз подчеркнем вышесказанное, Татьяна-княгиня увидела у своих ног несчастного, униженного Евгения, увидела

Его больной, угасший взор,
Молящий вид, немой укор,                                               (8,XLI)

то в ее душе проснулось сострадание к нему, и она решила по-матерински утешить его самолюбие, укрепить дух, поднять самооценку вышеназванными словами о любви, уверенная, что он, взрослый и опытный в любви человек, не поверит этому формальному признанию из жалости.
Из того же сострадания Татьяна уверяет Онегина, что у него в сердце есть «гордость и прямая честь», хотя помнит его способность на хладнокровное убийство «друга своего» Ленского на дуэли и видит его готовность сейчас убить своим предательством «родню и друга своего» князя N, пригласившего его в свой дом.
Разумеется, слова Татьяны о сохранившейся любви к Евгению нельзя понимать прямолинейно, буквально, но только в контексте вышесказанного.

Тех читателей, которые верят, что Татьяна в самом деле в глубине души любит Онегина, можно спросить: «За что она может любить этого «модного тирана» с «холодной и ленивой душой»? За то, что он отказался быть ее защитником и спасителем? За то, что он убил ее «брата»? За то, что накануне свадьбы разрушил счастье ее сестры? За то, что убил мечту ее матери выйти из бедности и провести остаток дней с Ольгой и ее семьей в богатом имении Ленского? Или за его честное признание, что он «проклянет судьбу», создав с ней семью, где она, «бедная жена», будет «и днем и вечером одна»? За гарантию нового одиночества?
Это «прежняя Таня» легкомысленно простила Онегину убийство «брата своего», а нынешняя Татьяна полностью разделяет негативные чувства матери и Ольги к Онегину, разрушителю их надежд на семейное счастье Ольги.
Татьяна не забыла правдивые, откровенные слова «мрачного беса», сказанные в саду:

Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.                                               (4, ХIV)

Или, наконец, полюбить его за публичную казнь ее на именинах, «в субботу» 12 января 1824 года, в день ее совершеннолетия? Это событие, несомненно, можно рассматривать как кульминационный момент не только их отношений, но и всего романа, поскольку оно существенным образом повлияло на дальнейшие судьбы многих героев.
Мы имеем в виду момент бала в середине вечера, когда к Онегину одновременно подвели Татьяну и Ольгу для выбора партнерши для мазурки:

Буянов, братец мой задорный,
К герою нашему подвел
Татьяну с Ольгою…..                                                   (5, XLIV)

До этого Онегин уже танцевал с Ольгой вальс. Татьяна была именинница, которой Онегин уже «сердце оживил», поздравив ее молчаливым поклоном и «нежным взором очей».
И вот Таню подводят к Онегину. Совершенно ясно, что она мечтала о танце с Евгением, как о счастье всей жизни, как о величайшем блаженстве. Прикоснуться к нему, пройтись с ним под музыку по залу на виду у всей публики – это было бы cамое яркое, самое крупное, незабываемое переживание в ее тусклой жизни.
Онегин в соответствии с правилами приличия, вежливости, как воспитанный столичный франт, как джентльмен должен был пригласить Таню на этот танец.Перед ним стояла дилемма: либо подарить Татьяне этот танец и счастливое воспоминание о нем на всю жизнь, либо довести до конца надуманную месть другу, совершить либо добро, либо зло.
Онегин выбрал зло, как и подобает «надменному бесу», оставив убитую горем Татьяну среди бала, «блестящего во всей красе», и подведя ее к краю гибели:

………….. проворно
Онегин с Ольгою пошел.                                               (5,XLIV)

Бал окончен. Гости спят. Онегин уехал. Оскорбленная, униженная Татьяна тяжело переживает случившееся.

Одна, печальна под окном
Озарена лучом Дианы,
Татьяна бедная не спит
И в поле темное глядит;                                                     (6, II)

………………тревожит
Ее ревнивая тоска,
Как будто хладная рука
Ей сердце жмет, как будто бездна
Под ней чернеет и шумит...
«Погибну, –Таня говорит, –
Но гибель от него любезна.
Я не ропщу: зачем роптать?
Не может он мне счастья дать».                                      (6, III)

Образ рыцаря Грандисона, ангела-спасителя начал рассеиваться.
Таким образом, нет никаких оснований говорить о скрытой сердечной привязанности Татьяны к Онегину, о наличии любовного треугольника и о незавершенности романа. По крайней мере, видно, что генерал N снисходительно смотрит на непристойное ухаживание Онегина за его женой и все любовные «послания» Онегина с откровенными, безнравственными предложениями любовной интрижки передает адресату.

   
                                                                                                  






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: роман А.С.Пушкина "Евгений Онегин", загадки романа, образ Татьяны, образ Евгения Онегина, В.Г.Белинский,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 1892
Опубликовано: 19.03.2014 в 11:29
© Copyright: Юрий Игоревич Рожинский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1