Загадки романа А.С.Пушкина "Евгений Онегин" (главы 5 - 7)


                                                                                       5

А что же побудило Татьяну через несколько месяцев после визита Онегина написать ему любовное письмо? Для этого надо вспомнить еще об одном важном герое романа – поместном дворянстве. Подчеркиваем, визит Онегина к Лариным остался бы, по существу, незамеченным Таней, если бы не вступила в действие новая сила: оскорбленные высокомерием Онегина соседи, которых Евгений демонстративно не принимал дома.

Сначала все к нему езжали;
Но так как с заднего крыльца
Обыкновенно подавали
Ему донского жеребца,
Лишь только вдоль большой дороги
Заслышат их домашни дроги, –
Поступком оскорбясь таким,
Все дружбу прекратили с ним.                                  (2,V)

Недоброжелательность соседей резко возросла после введения Онегиным нового экономического «порядка» управления крепостными в своем имении.

Ярем он барщины старинной
Оброком легким заменил;
И раб судьбу благословил.
Зато в углу своем надулся,
Увидя в этом страшный вред,
Его расчетливый сосед;
Другой лукаво улыбнулся,
И в голос все решили так,
Что он опаснейший чудак.                                        (2,IV)

«Общий глас» соседей сурово осудил Онегина:

Сосед наш неуч; сумасбродит;
Он фармазон; он пьет одно
Стаканом красное вино…..                                      (2, V)

Они затаились, ожидая удобного случая для мести и расправы. Визит к Лариным оказался хорошим поводом для соседских разговоров, злых насмешек и сплетен по поводу того, что столичный ловелас соблазнился даже нашей «бедной Таней». Соседи понимали, что «грешно так шутить» над девочкой, но упустить такой удобный повод поиздеваться над гордецом, отомстить ему за свое унижение они не могли.

…….. Онегина явленье
У Лариных произвело
На всех большое впечатленье
И всех соседей развлекло.
Пошла догадка за догадкой.
Все стали толковать украдкой,
Шутить, судить не без греха,
Татьяне прочить жениха;
Иные даже утверждали,
Что свадьба слажена совсем,
Но остановлена затем,
Что модных колец не достали.                                (3, VI)

Злые, клеветнические сплетни о сватовстве Онегина и предстоящей его свадьбе с Таней медленно распространялись по округе, и, наконец, достигли семейства Лариных, поставив их в неловкое положение.Пушкин четко указывает на отрицательную реакцию Лариных и самой Тани на клевету:

Татьяна слушала с досадой
Такие сплетни.                                                           (3,VII)

Но психологическое давление повторяющихся в течение нескольких месяцев слухов не могло не повлиять на детскую психику. Пушкин тонко почувствовал, что ребенок-аутист, начинающий понимать свое состояние, глубоко страдает от того, что он не такой, как все. Он страстно желает разорвать оковы безмолвия, инстинктивно ищет «спасителя».
Окружающие Таню люди были бессильны помочь ей вырваться из круга «жестокого одиночества». И она, наконец, поверила слухам, что Онегин – это возможный ее «ангел-хранитель», которого нужно только призвать на помощь.
Во время прогулки по саду в голове всплывают строчки «письма для милого героя», заученные наизусть из сентиментальных книжек и тетрадки маминых стихов. Татьяна

Одна с опасной книгой бродит,
Она в ней ищет и находит
Свой тайный жар, свои мечты,
Плоды сердечной полноты,
Вздыхает и, себе присвоя
Чужой восторг, чужую грусть,
В забвенье шепчет наизусть
Письмо для милого героя.                                        (3, Х)

Она решает рассказать няне о своей любви, не сообщая, о ком идет речь, но опытная няня не принимает всерьез слов любви ее семнадцатилетнего «дитя» к какому-то мужчине. Трижды Таня повторяет свое признание и трижды няня вынуждена напоминать ей, что она нездорова.

«Ах, няня, няня, я тоскую,
Мне тошно, милая моя:
Я плакать, я рыдать готова!.. »
– Дитя мое, ты нездорова;
Господь помилуй и спаси!
Чего ты хочешь, попроси...
Дай окроплю святой водою,
Ты вся горишь... – «Я не больна:
Я... знаешь, няня... влюблена».
– Дитя мое, господь с тобою! –
И няня девушку с мольбой
Крестила дряхлою рукой.                                      (3, ХIХ)

«Я влюблена», – шептала снова
Старушке с горестью она.
– Сердечный друг, ты нездорова.
«Оставь меня: я влюблена».                                 (3, ХХ)

И ночью она решилась написать «необдуманное письмо» к загадочному столичному гостю.

И сердцем далеко носилась
Татьяна, смотря на луну...
Вдруг мысль в уме ее родилась...

…………..и вот она одна.
Все тихо. Светит ей луна.
Облокотясь, Татьяна пишет,
И все Евгений на уме,
И в необдуманном письме
Любовь невинной девы дышит.
Письмо готово, сложено...
Татьяна! для кого ж оно?                                       (3, ХХI)

Главное в письме Татьяны – поиск спасителя, защитника, просьба разорвать кольцо социальной изоляции.

Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю....
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.

Таня уверена, что ее страдания могут растопить сердце Онегина:

Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.

Пушкин страдает вместе со своей героиней, сочувствует ей.

Татьяна любит не шутя
И предается безусловно
Любви, как милое дитя.                                        (3, ХХV)
……………………………
Татьяна, милая Татьяна!
С тобой теперь я слезы лью;
Ты в руки модного тирана
Уж отдала судьбу свою.
Погибнешь, милая.                                                  (3, ХV)

Так появилось знаменитое письмо Татьяны к Онегину, по сути, – крик души с мольбой о помощи к «ангелу -хранителю», а по форме – наивное любовное письмо с «младенческими мечтами», выписка чужих страстей из прочитанных романов и маминого альбома стишков, которые, конечно, не мог не знать Евгений – «истинный гений» «науки страсти нежной».
Разумеется, ему была хорошо знакома яркая фраза из многих полученных им ранее любовных писем сентиментальных барышень: «то воля неба, я твоя!», также выписанная Татьяной или Прасковьей из романа Руссо «Новая Элоиза» или из элегий французской поэтессы Деборд-Вальмор.
Кроме того, никак не вяжется «вид унылый» искренней Татьяны при первой встрече с Онегиным с явно чужими словами из ее письма:

Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!

                                                                                        6

Подробно рассмотрим реакцию Онегина на полученное письмо. Итак, через несколько месяцев после визита к Лариным неизвестный мальчик передал Онегину анонимную записку без указания адресата и отправителя, выписку-компиляцию известных всем барышням стишков, написанных, несомненно, детским почерком.
Вечером следующего дня Ларины принимали Ленского.

«Скажите: где же ваш приятель? –
Ему вопрос хозяйки был. –
Он что-то нас совсем забыл».
Татьяна, вспыхнув, задрожала.
– Сегодня быть он обещал, –
Старушке Ленский отвечал.                              (3, ХХХVI)

И, действительно, через некоторое время Татьяна в окно увидела Онегина и в страхе бежала от него в сад.
Что же произошло за эти два дня? Пушкин умалчивает об этом, оставляя читателю простор для размышлений. Предлагаем свою версию. В день получения записки, как обычно, Ленский появился у Евгения дома и ознакомился с анонимным письмом. Друзья обсудили это событие. Онегин оценил письмо, как издевательство, как провокацию соседей, как желание выставить его посмешищем на всю округу, хотя он такого повода никому не давал. Автор послания, о которой он понятия не имеет, не указала ни своего имени, ни обратного адреса, чтобы ей можно было ответить запиской.
Ему до сих пор неприятно вспоминать опыт расставания с влюбленными в него столичными девицами, их похожие плаксивые претензии и трагические, сентиментальные письма «на шести листах» и «угрозы» родственников. Ведь он

…….. в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.                                      (4, IX)

Кого не утомят угрозы,
Моленья, клятвы, мнимый страх,
Записки на шести листах,
Обманы, сплетни, кольца, слезы,
Надзоры теток, матерей….                                   (4, VIII)

В ответ Ленский вынужден был сообщить, что автором письма является Татьяна Ларина, которую он считает своей сестрой, раскрыл известную в округе тайну семьи Лариных и попросил Евгения во имя их дружбы сохранить в секрете факт получения письма, лично поговорить с «печальной» Таней наедине, подчеркнуть ее достоинства,чтобы максимально смягчить для девушки удар отказа. Только просьба друга могла заставить высокомерного Онегина поехать к Татьяне:

Кому не скучно лицемерить,
Различно повторять одно.                                      (4, VII)

Положение Евгения осложнялось тем, что письмо не было ему адресовано, и это затрудняло начало разговора.

Теперь мы в сад перелетим,
Где встретилась Татьяна с ним.
Минуты две они молчали,
Но к ней Онегин подошел
И молвил: «Вы ко мне писали,
Не отпирайтесь».                                                     (4, ХII)

Онегин сдержал слово: «не обманул доверчивость души невинной», провел воспитательную беседу, признал в Татьяне «свой прежний идеал» невесты, уверил ее в том, что он ее не достоин, и, как воспитанный светский человек, провел Таню домой после разговора.

Он подал руку ей. Печально
(Как говорится, машинально)
Татьяна, молча, оперлась,
Головкой томною склонясь;
Пошли домой вкруг огорода;
Явились вместе, и никто
Не вздумал им пенять на то.                                 (4, XVII)

Пушкину достаточно одной строфы, чтобы описать жизнь человека, его судьбу. Но в данном случае он выделил Онегину шесть строф романа, чтобы тот мог как можно проще и деликатнее объяснить Татьяне невозможность женитьбы на ней:

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.                             (4, ХIV)

Татьяна сразу по интонации речи Евгения поняла, что ей отказывают, что ее надежды на спасение не оправдались, что жизнь кончена.

Здоровье, жизни цвет и сладость,
Улыбка, девственный покой,
Пропало все, что звук пустой,
И меркнет милой Тани младость.                        (4,XXIII)

Но не только это «было следствием свиданья». По округе из уст в уста передавались невероятные слухи с ядовитыми комментариями о прогулках столичного ловеласа с нашей «бедной Таней» ночью по саду. Соседи затаились, ожидая трагической развязки.
Пушкин просит читателей и критиков простить Татьяне сумбурное письмо, не обвинять ее в нарушении принятых правил приличий:

За что ж виновнее Татьяна?
За то ль, что в милой простоте
Она не ведает обмана
И верит избранной мечте?
За то ль, что любит без искусства,
Что так доверчива она.
…………………………
Ужели не простите ей

Вы легкомыслия страстей?                                  (3, XXIV)                                                                                         


                                                                                              7

Белинский в своих критических статьях, написанных примерно через 15 лет после публикации романа, в целом высоко оценивает образ Татьяны, как поэтический портрет русской женщины, отмечая, однако, что это нелегко сделать из-за «болезненных противоречий».
Белинский не мог не признать, что Татьяна – «создание не развитое, наглухо запертое в темной пустоте своего интеллектуального существования», что «ее ум ничем не был занят», а «усилие развиться самостоятельно, вне влияния общества, придает ей что-то уродливое».
Он пришел к заключению, что с детства «мозг у Татьяны спал» и только после чтения книг Онегина «свершился акт сознания, и ум у нее проснулся». Вряд ли можно согласиться с этой фантастической версией в романе, который сам критик считает реалистическим.
Белинский ошибается, утверждая, что «весь внутренний мир Татьяны заключался в жажде любви». Мы полагаем, что (в терминах медицины) внутренний мир Татьяны, в первую очередь, заключался в жажде социальной адаптации. После дуэли и отъезда Онегина из своего имения Татьяна сникла, понимая, что его больше никогда «она не будет видеть», а другие ангелы-спасители в глуши не водятся.
Появились претенденты на ее руку, поскольку после замужества и отъезда Ольги с уланом «в полк», Татьяна могла стать хозяйкой имения. Но, тем не менее, она решительно отказывала всем женихам.

– «Не влюблена ль она?» – В кого же?
Буянов сватался: отказ.
Ивану Петушкову – тоже.
Гусар Пыхтин гостил у нас;
Уж как он Танею прельщался,
Как мелким бесом рассыпался!
Я думала: пойдет авось;
Куда! и снова дело врозь.                                   (7, ХХVI)

Критик Писарев через 35 лет после публикации романа увидел в Татьяне «существо, чье сознание испорчено чтением романтических книжек, с болезненным воображением, без каких-либо достоинств».
«Незначительное количество мозга в ее голове находилось в самом плачевном состоянии, что и объясняет собой внезапный взрыв нежности, проявившейся в сочинении сумасбродного письма».
Содержание письма Татьяны к Онегину Писарев разбирает весьма подробно, язвительно комментирует его и приходит к абсурдному и противоречивому заключению: «здесь, как и везде, Пушкин понимает совершенно превратно те явления, которые он рисует совершенно верно», потому что образ Татьяны «должно рисовать только с глубоким состраданием или с резкой иронией».
При написании письма к Онегину, по мнению Писарева, Татьяна теряет «последние остатки своего здравого смысла» и «договаривается до галлюцинаций».
И далее, чтобы окончательно «сбросить с пьедестала поэзию Пушкина», он добавляет критического огня: «Онегин стоит на одном уровне умственного развития с самим Пушкиным и с Татьяной».
К сожалению, некоторые читатели до сих пор во многом согласны с пасквильными суждениями Писарева, хотя достаточно прочитать внимательно восьмую главу романа с отзывом самой Татьяны о своем детском письме, чтобы понять предвзятость, необоснованность писаревских заключений.
Так, в Петербурге Татьяна-княгиня самокритично оценивает свое письмо к Онегину как «младенческие мечты», к которым взрослый человек должен иметь «жалость». И этим все сказано. Писарев сознательно проигнорировал и эти слова, и пушкинскую оценку этого «необдуманного письма» «мечтательницы нежной», в котором «любовь невинной девы дышит» и виден искренний детский

……….. умильный вздор,
Безумный сердца разговор.                                (3, ХХХI)

По нашему мнению, письмо Татьяны к Онегину – поэтически верное, удивительно точное и в художественном, и в смысловом отношении отражение мыслей и чувств взрослеющей девушки, страдающей синдромом Аспергера.
Письмо Татьяны замечательно не только художественным совершенством, но и отмечено гениальным, не побоимся этого слова, проникновением Пушкина в душу подростка-аутиста. Только недавно, в 2008 году, Генеральная Ассамблея ООН объявила 2 апреля Всемирным днем аутизма с целью распространения информации об этой проблеме. Пушкин в поэтической форме сделал это на два века раньше.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: Роман А.С.Пушкина "Евгений Онегин", загадки романа, образ Татьяны, письмо Татьяны к Онегину, Белинский, Писарев, аутизм,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 1804
Опубликовано: 18.03.2014 в 18:58
© Copyright: Юрий Игоревич Рожинский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1