Полководцу Дмитрию Ивановичу Хворостинину



Полководцу Дмитрию Ивановичу Хворостинину
http://www.rulex.ru/01220064.htm
http://profismart.ru/web/bookreader-114913.php
http://history-of-wars.ru/war_hrono/349-molodinskaya-bitva.html
http://www.diletant.ru/articles/72892/
http://www.xliby.ru/voennaja_istorija/100_velikih_polkovodcev_srednevekovja/p84.php
http://tineydgers.ru/publ/velikolepnaja_sotnja/100_velikikh_polkovodcev_srednevekovja/dmitrij_khvorostinin/91-1-0-5981


О ,Русь моя, ты славная сынами
во все века,в любые времена:
от недругов не раз тебя спасали,
и погибали не за ордена.

Тебя телами от недругов скрывали,
когда ты ранена врагом была.
Всегда с тобою – в радости ,в печали,
 любовью , духом, верностью  сильна.

Искусной, храброй преданнейшей рати,
как русской , мiр тогда ещё не знал.
Они купались в Божьей благодати,
страшился их кровавейший Ваал*.

Среди достойнейший Царю служилых:
Князь Дмитрий Хворостинин **- верный сын:
сей воин стойкий и неустрашимый.
Его ценили вражии умы.***

Для тех времён князь - лучший полководец,
стяжал он славу силою ума.
Войсками в трудных битвах верховодил,
порой годами не сходил с седла.

Но зависть знатных, приближённых к трону,
  князь Дмитрий испытал от "а до ять:"
в миру от них держал он оборону,
их злоба не могла не повлиять

на результаты войн, на рост карьерный…
От козней вражиих болел, страдал.
Его любили. Царь Иван, во первых,
и на его защиту сам вставал.

Не дал завистникам над ним глумиться:
обидчиков к ответу призывал.
Лгунам , смутьянам лучше б не родиться,-
на муки Грозный Царь их обрекал.

Царь Иоанн мудрейший был политик:
служилых козни часто упреждал.
Изменников невидимые нити
он рвал, а верных трону - награждал.

Горой стоял за воина, за князя,
зело берёг от Бога его дар,
достойно разрешая разногласья ,-
смертельнейший хулителям удар.

Служил князь верно только Государю,
с татарами, поляками в боях
горячую устраивал им баню,
но не ходил он в клятых палачах.

Над шведами,и крымцами победы
почти одновременно добывал.
Отцовские зело храня заветы:
 он  в битвах славу Родине искал.

Своё князь имя буквами златыми
в историю Отечества вписал. ..
Хоть славные дела потом забыли,
из книжек да учебников изъяв.

Во всех боях шестнадцатого века
он славу русской рати умножал.
Князь имени достоин «Человека»:
Русь ни мыслью, ни делом не предал.

Отторгнуты с презреньем предложенья
поляков, шведов, турок и татар:
решить в их пользу с русскими сраженья:
  смертельный нанеся  врагам удар.

Царю измена есть измена Богу,
а значит , - это душу погубить-,
не подойти к Господнему порогу.
Зачем тогда ему на свете жить?!

Измена Курбского - в веках измена
Отечеству, народу и Царю.
Не вырваться изменнику из плена,-
таких не дожидаются в раю.

Князь Хворостинин - верный воевода,
он - лучший полководец на Руси,
не опозорил честь отцова рода,
  не погубил Христовой  и души.

Он шел в атаку с именем Господним,
и потому всегда с Ним побеждал,
а воинский блестящий его подвиг
  в бою  России верность подтверждал.

В бою не ведал отдыха , болезней,
ни пуля не бралА, и ни картечь,-
для нас еще загадочней, прекрасней,
как русским Бог хотел его сберечь!

Безстрашен он, а значит,- он безсмертен,
в чертогах у Творца он не чужой.
Мы крутимся в безумной круговерти,
а он, помилуйте, давно святой !

Главнейшая его из всех заслуга**** -
при Молодях***** победа …-страшный бой!
Русь вырвалась из адового круга,
   у турков и татар не став рабой! 

  Он отрубил хвост сатанинскому дракону,******
на гибель обрекающий Москву.
Сберег и трон, и Царскую корону,
  над Родиной рассеяв вражью тьму!

Князь на войне ковал победу мира,
Христовой веры и святой Руси,
зарыта чтоб была войны секира,
и с верного не сбились мы пути!

Хвала навеки ратнику Христову!
Наш полководец есть святой пример,
как должно каждому служить народу,
чтоб подвиг был в веках нетлен.


*Ваал (Баал, Бел; Баэль, Ваэль) - Могущественный демон, известный в древности как финикийское и западносемитское божество.



** Хворостинин (Дмитрий Иванович) - князь, лучший полководец своего времени. Начав службу в звании стольника, Х. до 1563 г. был воеводой в приволжских городах, в этом же году, назначенный воеводой вместе с князем Глинским для похода против литовцев, участвовал при занятии Полоцка, куда ворвался одним из первых; в 1564 г. успел одержать блестящую победу над крымцами, возвратившимися с добычей из-под Калуги; в 1566 г. одержал еще более блестящую победу над крымцами, осаждавшими Болхов, за что получил от царя "золотой". Дальнейшие его победы над крымскими татарами в 1570, 1572 и 1574 годах доставили ему положение второго воеводы большого полка в Ливонском походе, во время которого он взял город Оберпален, занятый, после бегства Магнуса, сильным шведским гарнизоном (1578), не успев занять город Вендена в том же году из-за местничества воевод, в следующем разбил литовско-ливонские войска около Ржева и "по пути из Можайска в Литву" выжег и опустошил все попутные посады, деревни и окрестности городов Дубровны, Орши, Шклова, Могилева и Радомля (1580). С открытием в 1582 г. войны со шведами, Х. опять второй воевода большого полка, одержал решительную победу над шведами при Лялицах в Водской пятине, за что произведен в первые воеводы и награжден "золотой медалью". В 1583 - 1584 гг. усмирил взбунтовавшихся луговых черемисов и казанских татар, и тогда же пожалован в бояре и назначен государевым наместником в Рязани, с поручением охранять всю украинскую линию от ордынских набегов. В 1590 г. Х., стоя во главе русских войск, разбил наголову близ Нарвы 20-тысячное шведское войско, под начальством Густава Банкера, и тем способствовал заключению перемирия, по которому шведы уступили русским на один год города Ям, Иван-город и Копорье. Вскоре умер (1591), приняв перед смертью пострижение, с именем Дионисия.


*** В 1588–1589 гг. Московское государство посетил Джильс Флетчер, посол английской королевы Елизаветы I. Впоследствии он написал трактат "О государстве Русском", где подробно описал состояние России тех времен. Флетчер встретил холодный прием и был настроен по отношению к "Московии" отрицательно, почти враждебно. Кроме того, известно, что английский посол собирал информацию о стране разными способами, в том числе и конфиденциальными. Особенно его интересовала русская армия: ее численность, вооружение, полководцы… В той части трактата, где речь идет о вооруженных силах государей московских, Флетчер деловит, сух, точен, беспощаден к недостаткам военного дела в России и внимателен к его достоинствам. Англичанин перечисляет аристократические роды, из которых обыкновенно назначают главных воевод, но лишь один человек удостаивается пристального внимания: "…теперь у них первейший муж, наиболее пригодный для военных дел, некто князь Дмитрий Иванович Хворостинин, воин старый и опытный. Он оказал большие услуги в войнах с татарами и поляками…"

**** В исторической литературе не раз высказывалось мнение, согласно которому победа в молодинской битве была достигнута в основном усилиями Хворостинина. Известный советский историк Руслан Скрынников выразил это мнение в наиболее четкой форме: "Согласно укоренившейся традиции славу победы над татарами приписывают обычно главному воеводе князю М.И. Воротынскому. Подобное мнение кажется неверным. Назначение Воротынского главнокомандующим объясняется отнюдь не особыми военными дарованиями или заслугами удельного князя, а в первую очередь его знатностью. Подлинным героем сражения при деревне Молоди был не он, а молодой опричный воевода князь Д.И. Хворостинин…" Другой специалист по военной истории, Вадим Каргалов, осторожно поддержал эту точку зрения: "…Даже если это преувеличение, важная роль опричного воеводы Хворостинина… несомненна. Военный авторитет его необычайно высок. Он выдвигается в первый ряд русских полководцев…"

***** 2 августа 1572 года – знаменательная дата в русской истории. В этот день победоносно завершилась малоизвестная ныне, но весьма и весьма исторически значимая битва, произошедшая возле селения Молоди, подле реки Пахры, менее чем в 50-ти километрах от Москвы.
Сегодня, по определённым причинам, это сражение почти никому не известно; впрочем, оно целенаправленно замалчивается нашей «исторической наукой» уже давно – с тех самых пор, как наша история попала под каток псевдоморфоза (чужеподобия), и нашу русскую историю нам состряпали (в XVIII веке) немцы, с соответствующими «немецкими» оценками и фальсификациями, которую мы сегодня «благополучно» «изучаем»; в этом смысле, можно сказать, что наша русская история, хотя бы более-менее адекватная и приближенная к реальности, ещё не начиналась, точнее – только начинается. Однако, это отдельный разговор. Сегодня мы будем говорить лишь об одном из событий этой Истории – битве при Молодях.

В 1571-м году крымский хан Девлет Гирей I, воспользовавшись тем, что по России только что «прошлась» чума и что основное русское войско было занято в Ливонской войне (противостоянии России с Ливонским орденом, Речью Посполитой (созданной, в результате Люблинской унии 1569 г., из объединённых Польши и Великого княжества Литовского), Данией и Швецией), поддержанный Речью Посполитой, совершил набег 60-тысячным татарским войском, плюс турки, плюс разного рода прочий жаждущий поживиться сброд, на Москву и пожёг её, уведя в полон десятки тысяч (около 40-ка тысяч) людей и десятки же тысяч убив. В 1572-м году, почуяв свою безнаказанность, крымское татарское войско Девлет Гирея, уже много более многочисленное, с более серьёзными уже планами, – не просто пожечь Москву, нахватать рабов и пограбить, – но и поставить Московию под своё, а по сути – турецкое османское, подчинение, вновь двинулось на Московию-Русь. В этот раз татарско-турецкое войско насчитывало более 120 тысяч человек, и состояло из непосредственно крымских татар, – почти всего мужского взрослого населения Крыма, – турецких янычар, ногаев, европейских наёмников и т.д. Русский царь Иван IV Васильевич, занятый в Ливонской войне, не мог в ту пору выставить аналогично мощное численно войско – набралось всего-то 20 тысяч непосредственно служилых русских войск, в которые влились, по одной-две тысячи, немецких наёмников, казаков и ополченцев, всего – не более 30 тысяч.

К 27-го июля передовые отряды крымского хана переправились через Оку, у реки Лопасни (сейчас совсем-совсем маленького ручейка), по Сенькиному броду, и тут их двадцатитысячное войско встретили 200 «детей боярских»[1] под руководством Ивана Шуйского; русские не обратились в бегство, а приняли бой, в котором уничтожили не одну тысячу захватчиков, хотя и сами полегли почти все…

Татарско-турецкий авангард подошёл к Пахре, к окрестностям современного Подольска; основные части войск Девлет Гирея переправились через Оку у деревни Дракино, недалеко от Серпухова, столкнувшись при этом с русским отрядом воеводы Никиты Одоевского…

Основное русское защитное войско, располагавшееся тогда как раз близь Серпухова, возглавил воевода князь Михаил Воротынский, избравший тактику постоянных мелких, но весьма чувствительных ударов в спину движущимся на Москву татарам; основное русское войско настигло татар буквально в 50 километрах от Москвы, у села Молоди. В сложившихся условиях, турецко-татарские войска значительно растянулись; передовые части уже форсировала Пахру, а хвост только подходил к селу Молоди, отставая на 15 километров.

Передовым отрядом русского войска руководил опричник, молодой талантливый воевода Дмитрий Хворостинин, неожиданно напавший на татарский арьергард и разбивший его, вынудив тем самым развернуться всю турецко-татарскую армию. После чего Хворостинин ловким манёвром заманил развернувшегося в боевые порядки и бросившегося в бой врага на спешно построенные русские гуляй-города, прикрытые рекой Рожаей (сегодня – маленькая речушка Рожайка).

Гуляй-города – это своего рода тогдашние «танковые» войска и ДЗОТы одновременно, представляющие собой деревянные повозки, укреплённые рубленными стенами из бруса с множеством бойниц для небольших пушек и пищалей; за этими стенами скрывались защищающиеся войска, стреляющие по наступающим врагам, а в нужный момент, когда врагу будет нанесён необходимый урон и его ряды будут смяты и рассеяны, войско выбегало из гуляй-города и наносило свой ответный удар, разбивая и добивая противника. Впервые подобного рода гуляй-города были активно применены чешскими таборитами во время гуситских войн (1419-1434 гг.); кстати, само слово «табориты» происходит от «табор» – тюркского tabar – означающего кочевую повозку (отсюда же цыганский «табор»), – сами же чешские повстанцы, воевавшие против немцев-католиков, называли эти гуляй-города в ту пору и, по-чешски, vozovahradba («повозка-город»), отсюда же – немецкое Wagenburg. С 30-х гг. XVI века гуляй-города активно используются и на Руси-Московии.

В битве при Молодях в гуляй-городах скрылась и держала оборону основная часть русского войска под командованием воеводы Воротынского, а также казаки атамана Черкашенина. Первый штурм войск Девлет Гирея, 31 июля, русские отбили, наступающим был нанесён серьёзный урон, но и у обороняющихся были, пусть и много меньшие, потери, заканчивались боеприпасы, вода и продовольствие; в то же время русским войскам удалось взять в плен одного из главнокомандующих татарско-турецких войск Дивея-мурзу, сперва, впрочем, даже не различив, кого именно пленили, и только потом, допрашивая прочих пленных, раскрылось, какая «важная птица» им попалась, – и это пленение мурзы, безусловно, определённым образом расстроило управление крымско-татарских войск.

2-го августа начался новый, главный, штурм; крымские войска спешились и атаковали гуляй-города уже в пешем строю, устилая поле трупами; и когда враг бросил уже все свои силы на штурм, Воротынский вывел ударные части с тыльной стороны гуляй-города и, обойдя вражеские войска, скрываясь в складках местности и леса, с тыла – нанёс решающий удар, обратив захватчиков в бегство; одновременно ударили пушки из гуляй-города, руководимые Хворостининым, затем поведшим в контратаку на татар и свои войска, добивая и громя врага…

Большое число обращённых бегство врагов было добито при «обратной» их переправе через Оку…

В Крым вернулись лишь не более 10-ти тысяч захватчиков…


******Крымское войско изрядно растянулось и в то время как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Это произошло 29 июля. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен.Девлет-Гирей вынужден был бросить на помощь сыновьям 12 000 крымских и ногайских всадников. Сражение разрасталось, и главный воевода Воротынский в ожидании татар приказал установить подвижную крепость — «гуляй-город» близ Молодей. Ратники укрылись за стенами крепости, изготовившись к бою. Троекратное превосходство сил противника вынудило Хворостинина отступить. Но при этом он осуществил блестящий маневр. Его полк, отступая, увлек татар к стенам «гуляй-города». Залпы русских пушек, стрелявших в упор, внесли опустошение в ряды татарской конницы и заставили ее повернуть вспять.

Поражение при Молодях вынудило Девлет-Гирея приостановить наступление на Москву.
В течение дня татары простояли за Пахрой, ожидая подхода русских. Но те не возобновили атак. Тогда татары повернули вспять от Пахры к Молодям. Воеводы добились бесспорного успеха, вынудив хана отойти от Москвы и принять бой на избранной ими позиции.«На том бою [у деревни Молоди] многих татар побили, и царь крымский от того и бояся к Москве не пошел, что государевы бояре и воеводы идут за ним». Иными словами, Давлет-Гирей, опасаясь преследования русской армии, к столице не пошел и, простояв сутки у реки Пахры, повернул обратно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 477
Опубликовано: 31.05.2013 в 09:11
© Copyright: Наталия Соллогуб
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1