Аванс 1


Аванс 1

Рассказ Влада Шилкова, друга Валерия Тищенко

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ.

Я, токарь третьего разряда цеха номер 18, Колбаскин Адам Викторович, после окончания смены 15.07. сего года, то есть вчера, вышел из проходной нашего завода в приподнятом настроении, имея в кармане штанов, выданный мне кассиршей Култаевой Е.Б. аванс, в размере две тыс. рублей, сорок восемь копеек – полагающиеся мне по установленной тарифной сетке.

Параллельно со мной из проходной, так же в приподнятом настроении, благодаря опять же Култаевой Е.Б., вышел фрезеровщик Пробкин Пётр Платонович. Не смотря на то, что двигались мы параллельно и не находились в прямой видимости друг друга, нам не удалось избежать встречи и мы были вынуждены остаток дня провести вместе.

Первым делом в свою защиту хочу сказать, что именно Пробкин предложил посетить пивной ларёк и выпить по кружечке пива за увольнение начальника цеха и за здоровье Култаевой Е.Б. Я же в силу своего слабого характера и того, что был должен Петру Платоновичу сорок восемь руб. четырнадцать копеек, не имел возможности возражать и был вынужден слепо повиноваться, хотя категорически был почти против.

По дороге к ларьку мы случайно догнали сварщика Обухова Зиновия Владимировича, который в отличии от нас не был в приподнятом настроении, так как выданный Култаевой Е.Б. аванс вынужден был отдать в счёт погашения кредита. Мы же в свою очередь, как верные друзья и просто коллеги не смогли пройти мимо несчастья нашего соратника и одолжив Обухову одну тысячу руб., предложили пойти с нами.

Уже находясь непосредственно у ларька и употребив по два литра пива «Огонёк» на каждого из присутствующих, мы перешли к горячему обсуждению наболевших проблем из жизни нашего завода. В коих выяснилось, что многие работники нашего предприятия ведут аморальный образ жизни и не заслуживают нашего одобрения их поступков. Особенно это ранило чувства Петра Платоновича который после каждого выявления аморальности кого-то из работников громко плакал, ругался матом и грозил тем, что наложит на себя руки. А пару раз даже не в шутку хватал себя обеими руками за горло, высовывал посиневший язык, делал лицо красным и хрипел. В особо же вопиющих случаях выявления произвола вышестоящих начальников, грозил даже самосожжением в знак протеста. Неоднократно доставал спички и пытался поджечь пиджак Обухова.
Зиновий Владимирович реагировал на это бурной жестикуляцией и неприсущими его возрасту телодвижениями, чем очень радовал и веселил окружающих.

После ещё некоторого количества пива, обсудив проблемы производственные, мы перешли к проблемам личным. Как выяснилось, не смотря на то, что все мы женаты и имеем детей, все трое и ещё ползавода тайно влюблены в нашу кассиршу Култаеву Е.Б. и даже иногда желаем её, как женщину.

Немного отступая от темы прошу извинить меня за то, что называю Култаеву Е.Б. Култаевой Е.Б, а скажем не Култаева и далее по имени и отчеству. Дело в том, что Култаева Е.Б., благодаря своим родителям Култаевым, имеет очень трудно произносимое имя со множеством не понятных согласных и такое же отчество, кои я не в силах отобразить на бумаге и тем более устно. А так она очень милая женщина и спасибо ей за аванс.

Продолжая свой рассказ хочу сказать, что мы эмоционально и долго обсуждали достоинства Култаевой Е.Б., показывая на себе все её всевозможные выпуклости и впуклости, а Пробкин даже прочитал собственный стих, посвящённый безответной любви.

Её увидел я лишь раз, но мне хватило, я влюбился.
А после вспомнил, что женат, терпеть не смог и утопился.
Вот так превратности любви нас деформируют и душат!
Сквозь центрифугу пропустив, бельё души до дырок сушат...


Особенно ярко показал её чувствительный рот сварщик Обухов, выпучив два куска мяса на своём лице, которые он называет губами. От увиденного Пробкина даже стошнило, а я глядя на Пробкина отказался доедать беляш и пошёл за новой порцией пива.

После того, как я пришёл мы ещё в течении четырёх кружек «Огонька» обсуждали Култаеву Е.Б. и никак не могли решить, кто из нас достоин на ней жениться. Но благодаря логике мы пришли на конец к консенсусу и решили, что первым на ней женится Пробкин, затем я, а потом сварщик Обухов - так как он самый старший и спешить ему уже не куда.

Но Зиновий Владимирович видимо не совсем согласился с общим решением потому как ударил Петра Платоновича в левое ухо. Пётр Платонович тоже видимо обиделся и стукнул в правый глаз Зиновию Владимировичу. Зиновий Владимирович опять обиделся и они стали таскать друг друга вокруг ларька за всякие части одежды.
Я же в свою очередь по уху ни кого не бил и в глаз ни кого не стукал, а наоборот разнимал своих товарищей по производству, пытаясь погасить очаг напряжённости. Объясняя, что такое поведение совершенно не приемлемо, поскольку что бы подумала о нас будущая невеста Култаева Е.Б.? Если бы всё это увидела? Из-за чего тоже получил в глаз и оба уха находящиеся по бокам моей головы.

Особенную благодарность я хотел бы выразить выпивающим рядом с нами в тот день
сталеварам из цеха номер 24, которые любезно согласились успокоить моих друзей, скрутив им руки какими-то грязными фартуками.

Как дальше продолжался вечер я не очень хорошо помню, но помню, что мы оказались на лавочке в сквере.
Пробкин сказал, что ему надо отойти по нужде, а когда вернулся, сказал: « Ну вот, теперь посидим по-человечески.» - и достал из-за пазухи бутылку « Столичной». Мы с Обуховым стали возражать, но Пробкин сказал, что это ради здоровья Култаевой Е.Б, и ещё раз, с выражением, прочитал своё стихотворение.
Нам стало нечем аргументировать свой отказ и мы были вынуждены согласиться.

Сколько ещё раз в тот вечер Пробкин ходил по нужде я опять плохо помню, но помню, что ехал домой один и на трамвае. Это мне в тот день показалось особенно странным, ведь трамваи в нашем городе никогда не ходили.
Не смотря на это, доехал я хорошо и вышел из трамвая уже в своей квартире.

Как ложился спать мне опять плохо припоминается, но хорошо припоминается то, что я забыл завести будильник из-за чего проспал и опоздал на работу на четыре минуты сорок две секунды, из-за чего собственно и вынужден писать эту объяснительную.

P.S: Перед лицом всего нашего коллектива, а так же лично у Култаевой Е.Б. хочу попросить прощения за свою безалаберность и пообещать впредь заводить будильник вовремя.
С уважением, токарь третьего разряда, Колбаскин Адам Викторович.


Если хотите посмеяться ещё, читайте продолжение "Аванс" 2 на моей страничке https://www.litprichal.ru/work/132074/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 309
Опубликовано: 05.11.2012 в 20:21
© Copyright: Валерий Тищенко
Просмотреть профиль автора

Каптар     (09.09.2014 в 17:24)
Классно.

Валерий Тищенко     (24.09.2014 в 08:59)
Спасибо. А "Аванс 2"?






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1