Недострелённый


Недострелённый
Недострелённый

                                 Сальников Сергей Сергеевич

Мы шли по ровному полю, мягкий февральский снег легко прощался с жизнью под нашими сапогами, он лишь шмыгал носом перед кончиной.
Лохи шли налево, а настоящие стрелки - направо.
Мой удел - направо. У меня хорошая интуиция - я чувствую беду, я знаю. что нельзя поворачивать направо, но..... Стыд или долг, я не знаю... Я иду, куда нельзя.
Стою на своём месте.
Оружие в руках.
Как я люблю оружие! Его холод! Его силу! Его воронённый блеск! Когда я стреляю, то верю ему, слушаю его совета и вместе мы всегда попадаем в цель.
Какие-то люди в жиденьком лесу, крики и выстрелы.
Удар в пах!
Я падаю на колени. Я - на коленях! Переворачиваюсь и сажусь. Грязные маты несутся из моей глотки. Стрельба стихла. Я расстёгиваю одежду, из моего тела тонкой струйкой течёт моя кровь! Я плохо учил анатомию, но знаю, что там артерия и много ещё чего. Фонтана крови нет, значит не артерия. Как хорошо учиться в школе! А силы почему-то уходят, тяжелеет голова.
Друзья подхватывают меня, несут к трёхмостовому ЗИЛу, на котором мы совсем недавно ехали сюда, смеялись, шутили, сажают в кабину. ЗИЛок рвёт по полю, крушит мелкий редколесец, выходит на дорогу.
В машине, очевидно, тепло, но начинают мёрзнуть руки и ноги, кружится голова.
Господи! Я тебе никогда не верил! Спаси меня!
До госпиталя всего полсотни километров. Через грязное стекло - деревья вдоль дороги, на них - вороны. Колдобины, женщина стоит у обочин.
Это - конец?
Всё?
Грязь, сырость и конец? Страха нет. Обречённость? Нет. Непонятка! Почему? Почему меня?
Руки ещё пытаются зажимать рану, они слиплись от крови, немеют и не слушаются меня. Быстрей, браток! Я скоро весь вытеку на пол кабины! Водила слился с рулём, давит до пОлика, мощно ревёт огромный двигатель.....
ЗИЛок въежает в ворота госпиталя.
Я смотрю, как меня несут в приёмный покой. Раздевают. Холодно, очень холодно, трясёт всего. Сестричка вытирает мне лоб. Я ещё жив? Холодно!
Слышу разговор двух майоров-хирургов, что анестезиолога нет, не будет и общего наркоза.
Операционная.
Большая и холодная.
Перед лицом белая занавеска, дальше - часть меня. догадываюсь - колют обезбаливающее и режут меня.
Тело как-то странно хрустит, моё тело.
Я устал! Как хочется спать!
Хирурги говорят о своём, я лежу, они режут.
Идиллия нарушается болью, дёргаюсь,они колют и продолжают.
Боль, укол, боль, укол.
Недоумение - не могут найти пулю. Рентген на месте, сверяют ещё мокрый снимок со мной, находят, вынимают, показывают мне. Бормашина сверлит треснувшую кость.
Всё! Швы на месте! Я в палате! Живой!
А утром!
Дверь распахнулась и влетает жена! Какие-то нелепые бахилы на её прелестных ножках. Слёзы, плачь, поцелуи!
А как приятно быть живым!!

2007 г.

Сайт прозаика и журналиста из Калининграда Сергея Сальникова здесь: 
http://sss1949.wixsite.com/salnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: Сергей Сальников, Преисподняя для Бисмарка,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 509
Опубликовано: 20.12.2009 в 13:57
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1