Икона Кающиеся Кощуницы. 28. Анти-Бузина


О строгости режима на Соловках можно судить по тому, что после опалы Калнышевский прожил еще 28 лет и умер в 1803 году — стодесятилетнимhttp://ukrstor.com/ukrstor/buzina_wurdalak-09.html
"Олесь Бузина. Вурдалак Тарас Шевченко" ЗАПОРОЖСКИЙ МИФ

Википедия не оставляет почвы для мифотворчества о строгости режима по отношению к Калнышевскому- и не делает выводов. Надо полагать, что дожил до глубокой старости Калнышевский в основном благодаря тому, чем был наделен он от природы. Крепкие корни, цельная натура и стойкий характер. Кстати, среди тех, кто прошёл иные узилища XX века, тоже встречались долгожители.
85-летний Калнышевский был арестован и сначала содержался в Москве, в конторе Военной коллегии, а потом был отправлен в Соловецкий монастырь, где провел около 26 лет в холодной камере размером 1 на 2 м. Калнишевского выпускали из камеры на свежий воздух 3 раза в год: в дни праздников Рождества, Пасхи и Преображения.
Видите – «после опалы Калнышевский прожил еще 28 лет»- Бузина из 28 лет после опалы забыл исключить 26 лет заключения- видите манипуляцию фактами? Прямая провокация-служащая для него утверждением о лояльности власти, мягком тюремном режиме и послаблениях.

Теперь проверим тезис Бузины о мягком тюремном режиме-позволившем Калнышевскому дожить до глубокой старости.

Фруменков Г.Г. Узники соловецкого монастыря. Политическая ссылка в Соловецкий монастырь в XVIII - XIX веках. – Архангельск: СЗКИ, 1965 В книге рассказана история тюрьмы Соловецкого монастыря в XVIII - XIX веках. В ней приводятся сведения о строительстве тюремных помещений на Соловках, о тюремном режиме…. «Страшная тюрьма Соловецкого монастыря занимала исключительное по своему положению место. Она была секретной государственной темницей. Сами цари замуровывали туда наиболее опасных врагов абсолютизма. Соловецкий острог был также главным монастырским застенком, каторжным централом духовного ведомства. По жестокости режима соловецкая тюрьма не имела себе равных. Там царили более суровые порядки, чем в других монастырях и во всех светских местах заключения. В земляных ямах, в крепостных казематах и в чуланах острога гноили, доводили до умопомешательства, заживо хоронили узников. "Духовные пастыри" стада Христова, как заправские жандармы, выполняли обязанности надзирателей, стражников, шпионов и палачей». «Монастырская тюрьма на Соловецком острове была самой древней, самой суровой и до XIX века самой вместительной из всех монастырских тюрем. Туда ссылали не одних религиозных вольнодумцев. В Соловецкий острог, как в самый строгий застенок синода, заключали наиболее опасных врагов политического строя, всяких "супротивников" властей, обвиняемых в "дерзновении и буйстве", произносителей "злохулительных слов" на особы царской фамилии, распространителей "воровских бредней", государственных "преступников", которые тогда именовались "ворами и бунтовщиками". «Соловецкий мартиролог насчитывает многие сотни человек. Мрачную, кровавую память оставил о себе в сердцах русских людей острог Соловецкого монастыря. Долгое время глубокая тайна окутывала все, что творилось в соловецкой тюрьме. До конца XIX века в печать не проникало никаких сведений о монастырском заточении вообще, о соловецкой тюрьме и ее режиме в частности. Лишь в народе бродили глухие таинственные толки да распространялись различные слухи о соловецких казематах. Первым приподнял завесу наш земляк М. А. Колчин, опубликовавший в "Русской старине" за 1887-1888 годы два очерка: "Флигель-адъютант М. А. Шуйский в Соловках" и "Ссыльные и заточенные в острог Соловецкого монастыря в XVI-XIX веках". В 1908 году, уже после смерти М. Колчина, обе эти работы вышли отдельной книжкой. М. Колчин лично осмотрел сохранившиеся до 70-80-х годов XIX века места заключения, дал им описание, привел часть документальных данных, касающихся ссылки в монастырь, и проследил судьбу многих узников соловецкой тюрьмы за период со второй половины XVI века и до конца XIX века».

«Петр Калнишевский в возрасте 110 лет, будучи практически слепым, не захотел возвращаться на родину и остался в монастыре, где скончался через 2 года в 1803 году. Украинская православная церковь Киевского патриархата на Поместном соборе 2008 года канонизировала Калнышевского как праведного.»


Прошлый раз я приводил пример объектом «наезда» Бузины послужил святой Ярослав (Мудрый) в крещении Георгий. Что до праведного Калнышевского-то в объектах «нападок», действительно, для скандального автора нет «ничего святого» или «никого святого».
Образу Калнышевского и я посвятил несколько своих сочинений, правда, не вдаваясь в автобиографические подробности и не исследуя жизненный путь последнего багатостраждального атамана Запорожской сечи.

http://www.proza.ru/2012/01/06/1167 Нано-Казаки. Дума о Калнышевском
http://www.proza.ru/2012/01/06/1210 Нано-Казаки. Дума о Калнышевском. 2
http://www.proza.ru/2012/01/06/1640 Нано-Казаки. Дума о Калнышевском. 3. Ukraineship
http://www.proza.ru/2011/12/17/1796 Калнышевский

Ни предшествующая деятельность Калнышевского в Запорожье, ни поведение его при уничтожении Сечи, не дают основания заподозрить это в антиправительственных действиях, или хотя бы замыслах. Ни в каком преступлении он и не был действительно обвинен; тем удивительнее суровое наказание, которому он был подвергнут. Приходится думать, что Калнышевский пострадал вообще за Запорожье; серьезной протекции в Петербурге он не имел, а вельможи, некогда получавшие от него гостинцы, не сочли возможным за него заступиться, за исключением Потемкина. Калнышевский после разгрома Сечи доставлен был под конвоем в Петербург в Военную Контору, где и пробыл в заключении около года. Сперва его предполагалось казнить, но, по ходатайству Потемкина, повелено было 4 мая 1776 г. смертную казнь заменить вечным заточением в монастыре; имущество Калнышевского поступило в секвестр и из него определено было выдавать ему на пропитание по рублю в день. Местом заточения избран был Соловецкий монастырь; 11 июля 1776 г. Калнышевский под конвоем секретно был доставлен в Архангельск, а 29 июля в Соловки, где и передан был архимандриту Досифею. В Соловках Калнышевский находился в заключении 25 лет; помещался он сперва, кажется, в тюремной камере, а затем в кельях. Обставлен он был в заключении, по-видимому, не дурно, но находился под строгим караулом и всякие личные и письменные сношения ему не были дозволены; выводили его лишь в церковь для говенья. По известному указу 15 марта 1801 г. Калнышевский был освобожден из заточения, но, получив свободу, он все же остался в монастыре, сделался послушником и скончался "смертью благочестивою доброю" 31 октября 1803 г. На плите, положенной на его могиле в 1856 г. архимандритом Александром (Павлович, впоследствии епископ полтавский и переяславский), сказано, что Калнышевский умер 112 лет от роду. Насколько эта дата верна, сказать трудно, но можно усумниться, чтобы Калнышевский стал кошевым в 70 с лишком лет и пробыл в этом звании до 85 лет.

По преданиям Калнышевский был высокого роста и широкоплечий; по образу жизни и привычкам он был обычный богатый запорожец. Об уме его свидетельствует уже его карьера: исполняемые им запорожские должности, до кошевого включительно, причем в последней он бессменно пробыл 10 лет, а также многократное участие его в петербургских депутациях, доказывают, что он был для своего времени талантливым запорожским деятелем. Мы видим в нем умного администратора Запорожья, храброго начальника запорожских отрядов, человека ловкого в сношениях с русскими вельможами, богатого и опытного хозяина в своих обширных владениях. Но особенную окраску придает Калнышевскому его благочестие, фактически выразившееся в его многочисленных пожертвованиях на церкви и, наконец, принятием послушничества уже в глубокой старости. Кроме того, мы знаем, что он прилагал большие старания относительно благолепия Запорожских церквей и снабжения их образованным духовенством.
Заключение в Соловецком монастыре сделало Калнышевского еще более религиозным; жил он, по аттестациям властей, чрезвычайно тихо и спокойно, ревностно исполняя требуемые православной церковью обряды; освобождение же свое он ознаменовал пожертвованием в Соловецкий монастырь евангелия в дорогом окладе.
В заключение скажем, что на основании всего, известного нам о П. И. Калнышевском, этот хотя и видный запорожский деятель, был в сущности далеко не крупною личностью в обильном выдающимися людьми ХVІІІ веке. Популярность Калныша, (утратившаяся даже в народных преданиях и песнях, основывается не столько на его личных свойствах, сколько на его случайном и притом поневоле, в силу его звания, выдающемся участии, в трагической истории уничтожения Запорожья. Калныш был последний кошевой атаман войска запорожского — этим все сказано. И имя Калныша крепко пристало к Запорожью, к представлениям о прекратившейся его вольной жизни и уничтоженным своеобразным порядкам, которым Калныш даже не всегда сочувствовал. Запорожские легенды знают "батька" Калныша, рисуют его образ по типу чисто запорожского кошевого атамана вообще, придают ему даже черты "характерника" (чародея); но с историческим Калнышевским этот образ сходства имеет мало.
Источников и пособий для знакомства с биографией Калныша не особенно много. Важнее всего сведения, почерпнутые из архива Запорожья и сообщенные в сочинении А. А. Скальковского "История Новой Сечи" (изд. 3, в трех частях, Одесса, 1885—1886 гг.); затем немало данных в сочинении Эварницкого, "Запорожье в остатках старины". См. еще "Киевскую Старину", за 1886 г., № 7, (статья Эварницкого "Архивные материалы для истории Запорожья"), 1887 г., № 9, (ходатайство Потемкина об участи Калныша), 1892 г., № 5 (статья Ф. Н., "Родина• Калнышевского"), 1893 г., № 7 (Переписка Калныша с киевск. митрополит. Арсением Могилянским); в "Русск. Старине", за 1875 г. т. XV, см. статью П. Ефименка "Калнышевский", за 1876 г. — заметку Репинского "Атаман Калнышевский" и за 1887 г. т. LVI и 1888 г. т. LVII статью Колчина "Ссыльные и заточенные в остроге Соловецкого монастыря". В "Полтавск. губерн. вед., за 1890 г., № 4, статью Буткевича, "Ромны". Предания о Калныше приведены в указанных выше сочинениях Скальковского, Эварницкого, Ефименка и Колчина, также в "Устном повествовании бывшего запорожца Коржа" (Одесса, 1842 г.) и в "Киевской Старине", за 1883 г., № 3, стр. 27; о деятельности Калнышевского в турецкую войну — см. Петров, "Борьба России с Турцией и польскими конфедератами), "Сборник Императорского Русского Исторического Общества", LXVIL и LXXXVII.
Ал. Маркевич. Калнышевский, Петр Иванович
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/50372/
Интересные детали про заключение и арест Калнышевского и в других источниках:

Соловецкая обитель

Первое время после ареста Калнышевского содержали в Москве, в конторе Военной коллегии. 25 июня 1776 года его в сопровождении семи конвоиров отправили в Архангельск. Для отправки заключённого на Соловецкие острова наняли корабль купца Воронихина. Опасное путешествие по Белому морю затянулось до 29 июля; судно дважды садилось на мель, получило повреждение и было кое-как отремонтировано. Только 30 июля архимандрит Соловецкого монастыря Досифей отрапортовал о принятии «государевого преступника».Имущество Калнышевского, арестованное сразу же после занятия Сечи Текелией, поступило в государственный секвестр. Из этой суммы на содержание узника выдавалось 360 рублей в год. Деньги более чем пристойные, если учесть, что годовое содержание простого монаха или арестанта обходилось в 9 рублей. По существующим данным, места, где Калнышевский отбывал заключение, связаны с Архангельской или Головленковской, Прядиленной и Белой башнями Соловецкого кремля, а также с Келарской палатой соловецкого Спасо-Преображенского собора. Содержали его, конечно же, не в земляной яме, как иногда излагается в литературе. Он был знатным заключённым и мог позволить себе некоторые блага за собственные деньги. Впрочем, денег, что ему исправно выдавались, на себя он расходовал мало. В 1794 году Калнышевский пожертвовал Спасо-Преображенскому собору запрестольный серебряный крест весом более 30-ти фунтов (13,6 килограмма), а в честь своего освобождения подарил Евангелие, оправленное в серебро с позолотой, одна оправа которого весила больше двух пудов (32 килограмма). На свободу Калнышевский вышел в мае 1801 года по амнистии, дарованной по случаю коронации царя Александра І, но остался коротать свой век послушником при монастыре. Архимандрит, увидев однажды старца преклонных лет в трапезной, не удержался, чтобы молвить: «Древний ты, землёю пахнешь». Умер Калнышевский вскоре после освобождения – 31 октября 1803 года.
(http://gaidamaky.pp.net.ua/publ/2-1-0-31
Калнышевский против Екатерины II: кто же победил в борьбе за колонизацию Юга Украины?)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Ключевые слова: манипуляция сознанием, социальный протест, медиа-вирус, тотальный контроль,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 359
Опубликовано: 31.07.2012 в 23:12
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1