Правдивая история о Святополке. Эпизод 19. Часть 6


Польское радио сообщило населению оккупированной территории Киевского княжества «потрясающую новость»: «Из штаба Болеслава Храброго поступило донесение, что в Киеве захвачена в плен родная старшая сестра князя Ярослава — Предслава, командир роты снайперов «Femine». О месте и дате пленения Предславы Владимировны стало известно из польских листовок. 14 августа 1018 г. политуправление Киевского фронта направило воеводе Будыю в секретном пакете три такие листовки, сброшенные с самолета противника. На листовке, помимо агитационного текста, призывающего сдаваться, помещена фотография с подписью: «Польские офицеры беседуют с Предславой Владимировной».

На обороте листовки была воспроизведена рукопись письма: «Дорогой братец! Я в плену, здорова, сыта, всем довольна, скоро буду отправлена в один из офицерских лагерей Польского Княжества. Обращение хорошее. Желаю здоровья, привет всем, Славушка». Будый незамедлительно проинформировал Ярослава о случившемся. Но ни протокол допроса (хранится в «Деле №Т-176» в Архиве Сейма)), ни польские листовки не дают ответа на вопрос, как все-таки Предслава Владимировна попала в плен. Военнослужащих женского пола было много, и если это не предательство, то откуда Болеславу и его приспешникам стало известно, что это был именно старшая сестра Ярослава? О добровольной сдаче, конечно, речи быть не может. Это подтверждается ее поведением в плену и безуспешными попытками оккупантов завербовать ее. Один из допросов Предславы Владимировны в штабе войска Польского ведомого 18 августа 1018 г. воеводой Болеслава.
Вот выдержка из протокола допроса:
- Каким образом выяснилось, что вы, старшая сестра Ярослава Владмимировича, если у вас не обнаружили никаких документов?
- Меня выдали некоторые военнослужащие моей роты.
- Каковы ваши отношения с братом?
- Не такие хорошие. Я не во всем разделяю его политические взгляды.
- ...Считаете плен позором?
- Да, считаю позором...

Осенью 1019 г. Предславу перевели в Краков и передали в распоряжение службы пропаганды Болеслава. Ее разместили в фешенебельном отеле «Пясты», украшенном гербом, где в червлёном поле серебряный орёл с золотой короной, лапами и вооружением. Ее окружили бывшими тайными агентами. Вероятно, здесь и родился снимок Предславы с офицерами. После помещения в офицерский лагерь ее пытались сломить издевательством и голодом, лишить воли к сопротивлению. По решению собрания другие заключенные, видя ее стойкость и волю, ежемесячно выделяли продовольствие.

Мачеха Ярослава считает, что Предслава Владимировна никогда не был в немецком плену, а погибла в бою оккупантов с Киевским подпольем в момент занятия города в августе 1018 года:
Славушка долго считалась пропавшей без вести, потом якобы оказавшейся в плену. Но нет ни одного достоверного подлинного документа, свидетельствующего, что она был в плену. Вероятно, она была убита в бою, но это не афишировалось. Четко работала оккупационная пропаганда. Даже мышь бы не пикнула. Думаю, поляки нашли при ней ее послужные документы или жетон устроили такую игру с нашими соответствующими службами. Мне в то время пришлось быть в польском тылу. Мы видели листовку, где якобы Славушка с польским офицером, который ее допрашивает. А в моем партизанском отряде оказался профессиональный фотограф. Он на мой вопрос, каково его мнение, ничего не сказал сразу, и лишь через день, после размышлений, уверенно заявил: монтаж. И сейчас криминалистическая экспертиза подтверждает, что все фотографии и тексты Славушки якобы в плену — монтаж и фальшивка. Конечно, если бы Славушка, как утверждали поляки, попала к ним в руки, то уверяю вас, они бы позаботились о достоверных свидетельствах, а не предъявляли бы сомнительные: то фотографии размытые, то со спины, то сбоку. Свидетелей тоже в итоге ни одного не оказалось: то они знали Славушку лишь по фотографиям, но в плену опознали ее, то такие же несерьезные свидетельства. У поляков хватало тогда технических средств, чтобы и на кинопленку снять, и на фото, и записать голос на цифровые носители- устроить связь по скайпу. Ничего этого нет. Таким образом, очевидно, что старшая сестра Ярослава Предслава погибла в бою подпольщиков с оккупантами или их «добровольными помощниками».

Сторонники этой версии полагают, что вместо Предславы Владимировны оккупантами в целях пропаганды использовался какой-то другой человек

Ингегерда (в крещении — Ирина, в иночестве Анна), дочь короля Швеции Олафа Шётконунга, супруга Ярослава с 1019 года, рассказывает, что после их брака польская сторона неоднократно предлагала Ярославу обменять Предславу на кого-нибудь дочь Болеслава –супругу Святополка либо других лиц, но он категорически отказался. Потому что для него это было бы началом его поражения. Малейшую уступку своим оппонентам он воспринимал как начало своей политической катастрофы.

- Стану я с ними торговаться! - сказал Ярослав, по ее свидетельству, супруге.- Нет, на войне, как на войне. Тем не менее, по свидетельству Ингегерды, в 1019 году через линию фронта была переброшена специальная группа с заданием освободить из концлагеря Предславу. Очевидно, главную роль здесь играли не братские чувства, а соображения иного характера. Старшая сестра Ярослава в руках у польской стороны превращалась в сильный пропагандистский козырь. Но посланная группа, к сожалению, погибла.

Возможно, фальсификация преследовала не только пропагандистские, но и психологические цели. Таким образом, хотели оказать психологическое давление на Ярослава. Первостепенное внимание персоне несгибаемого железного хромца Ярослава уделялось не только потому, что Болеслав ненавидел его больше, чем любого другого лидера противостоявшего ему блока княжеств. Ведь Ярослав был фигурой номер один, на нем замыкались все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики княжества-посольку он возглавил единый фронт против оккупации. А значит, и весь ход усобной борьбы. Анализируя совокупность доступных документов, можно предположить, что о проведении этой операции в самом Польском Княжестве знали единицы и она была доступна лишь ограниченному кругу лиц с высшими степенями посвящения в дела государственной важности. Если оценить условия содержания «пленной», ее перемещение по различным лагерям, напрашивается вывод, что подходы к «старшей сестре хромца» жестко контролировались польской стороной, и все попытки русских спецслужб получить более точную, достоверную информацию об «узнице», окончились неудачей.

Если предположить, что сестра Ярослава Предслава погибла, а не попал в плен, то после ее гибели события могли развиваться в двух направлениях. За нее выдавала себя ее землячка - сослуживица, которая знала отдельные факты ее биографии, а также поскольку жизнь Предславы была публичной, она была на виду, жила яркой и широко освещенной в светской хронике жизнью. В этой связи предстоит внимательно изучить список без вести пропавших военнослужащих женского пола роты снайперов «Femine». По второму направлению польские спецслужбы могли воспользоваться документами погибшей Предславы, найдя для участия в «спектакле» свою «пленницу». Это более вероятное развитие событий. Ну а если предположить, что она действительно оставалась в живых. Но была изолирована для более подходящего случая. Вряд ли бы сам князь Ярослав прибыл самолично на нейтральную территорию для обмена пленными и предоставил себя такой угрозе и опасности самому подставляться под удары снайперов.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Ключевые слова: Лесь Жебрак, Ярослав Мудрый, Святополк Окаянный,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 270
Опубликовано: 07.06.2012 в 12:06
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1