Правдивая история о Святополке. Эпизод 32


Нет же, в библейской традиции давали жизнь, а не отнимали ее- подумал Лесь. В библейской традиции Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Лк. 3. А в вашей Рюриковской традиции вы только забирали жизнь друг у друга: Святослав убил Улеба. Ярополк убил Олега. Владимир убил Ярополка и далее по списку. Никак не насытитесь. Никак. Кому завершать этот начатый процесс- все подумали, что Ярослав остановил усобицы –да он просто обезопасил себя от мщения и от Судислава, которого заточил в поруб. Достигнул договоренностей с Мстиславом- поделили «сферы влияния». Но угли еще тлели, чтобы разгореться в пламя усобицы при тебе, Святополке Изъяславовиче. Поэтому Лесь стал говорить не о том, о чем говорил собеседник, а о том, о чем сам в тот момент думал:
Л:-Я считаю, что самое главное в этой ситуации быть непримиримым к насилию, как к таковому, чтобы его остановить –как пожар-останавливают другим пламенем-с другой стороны поля-только это оправдано. Обуздать кровопролитие вот-что главное, а не найти причины и корень, потому что мы видим следствия, симптомы. Утратить драгоценное время, чтобы найти корень вражды, который каждый раз бывает совсем иным, равносильно тому-что не докопаться до сути-или тогда, когда будет слишком поздно- а найти средство остановить усобицу, восстановить мир, уладить все, найти компромисс. Я не считаю, что у порожденного Рюриковичами насилия генетические корни.
По официальной версии князь Владимир умер своей смертью 15 июля 1015 года в селе Берестове, где он находился для организации борьбы против восставшего Ярослава, вашего деда и его союзников — печенегов, с подачи его же которые сожгли все церкви. Но существует и другая версия, правда, замалчиваемая. Некоторые историки сообщают, что в 1638-м году киевский митрополит Петр Могила, производя раскопки разрушенной татарами Десятинной церкви в Киеве, наткнулся на мраморный саркофаг князя Владимира. При вскрытии саркофага установлено, что некоторые кости скелета изрублены, что дает основание утверждать, что князь Владимир умер насильственной смертью. Вот был побудительный мотив на месть Святополку Владимиру- убийство отца Ярополка. Даже уголовный кодекс Ярослава Мудрого разрешал даже кровную месть: «Если убьет кто кого, то мстить брату за брата, или сыну за отца, или отцу за сына, или сыну брата, или сыну сестры, если не будет никто мстить, то 40 гривен следует заплатить за убийство». Святополк имел законное право мстить. И теперь –если мы говорим о том, что Владимир умер своей смертью, давайте обратим внимание на источники:
Как пишет Татищев, во время после смерти Владимира Святополк находился в Киеве по своим делам. Именно он предотвратил попытку княжеского окружения скрыть факт смерти Владимира: те, завернув тело в ковер, вынесли на улицу и положили около церкви, не сказав, кто там лежит. Узнав о таком издевательстве над покойным, Святополк приказал привезти тело в Киев и установить его в церкви святой Богородицы, которую Владимир сам построил.
С.И.:-Таким образом, сторонники Владимира попытались скрыть его смерть от киевлян, но неудачно, и своими действиями только возбудили страсти. С этим я согласен. Но может и это последствия и глумления над трупом? А с чего доверяться Могиле-посаженному на кол?
Л: Лев Прозоров, не исключает, что Владимира убили, объясняя эту смерть местью языческих богов вероотступнику, иные исследователи склонны винить в этом волхвов, стоявших во главе «языческой партии».
С.И.:--Но почему, почему из всех источников ты выбираешь именно один? И впоследствии отдаешь предпочтение одним источникам в противовес другими.
Л:-Это работу я выполняю интуитивно, как судья, которые оценивает все свидетельства, и все источники по своему внутреннему убеждению, распределяет их по полочкам и отдает предпочтение-перевес оной стороне. Почему я так маюсь? Да потому, что где -то прочитал у Гете, или в рецензии на «Фауст» Гете -что путь человека –это путь заблуждений и ошибок и никак не одолеть это-все равно будешь блуждать в поисках истины-прямого пути точно не будет. Навигатора, карты пробок для руководства по линии жизни нету, и нет авторадио с советчиками и полезными советами автолюбителю-нужно как-то своим умом, своими силами. Правда-это то когда уже устаешь думать, перебирать в уме и просчитывать какие- то варианты. В этой истории у каждого есть правда-то есть каждый алкает справедливости, а не простого отмщения кровопусканием. Каждый ищет то воинскую славу, то большую пайку, и у каждого есть мотивы. Все истории пересекаются. Все замешано на личных отношениях и политической обстановке. Само понятие правды разделяется на две категории-правда-это истина в ситуации о том, кто же виновное лицо в преступлении и кто повинен и второе понятие правды-чья правда? «Чья возьмет»- в смысле –что цель и мотив поведения каждого-к чему стремится каждый- кто к распространению православной религии-кто к возврату «червенских градов».

Святополк Изъяславович.-Приятно. В этом жесте князя было многозначие-именно не желание дальнейшего общения, тягость и веление его прервать или просто остановиться на сегодня-давая понять, что у него есть не менее важные дела, на которые он хотел переключиться.

Лесь так и не понял, это было приятно познакомиться, иметь с ним дело или просто поговорить или Лесь оставил первое приятное о себе впечатление от совместного общения и работы. За этой немногословностью угадывалось то, что ему нравилась. Его захватывала многозначительность его слов и действий. Просто как С.И. присутствовал на казнях. Просто смотрел. А служки и не знали нравится, ему или нет-такое насупленное сосредоточенное выражение лица- и не знали или облегчить муки жертве или сильней его терзать. Проявляя особое рвение. Они и боялись. Что, поди, их уличат в непрофессиональном подходе к делу и самих поставят как надо, «к стенке». Поэтому в этой отстраненности задумчивости С.И. просто был пассивным наблюдателем больше, чем лицом, отдающим кровожадные приказы- и вершащим скорый и неправый суд. Он себя чувствовал «над». Так он был «над миром» «над толпой» с ее жадностью до «хлеба и зрелищ», «безвинными шалостями», инстинктами самосохранения и орудиями для убийств. Ему не нужно было больше вмешиваться. Было достаточно одного его присутствия. Можно было заручиться просто его словом и именем, а не дожидаться шевеления фаланги пальца. Все было заведено и устроено-«система работала сама по себе» и оправдывала свое устройство. Он. Один. В своем эгоизме и эгоцентризме. Эго, умноженное многотысячным Эхом.. В холодной отрешенности. В решительности. В деталях. Как в запрятанной правде за семью печатями. Ради этого стоило куда –то ехать за тридевять земель. За этим новым знанием о человеке. За этим ценным наблюдением. За этой наукой. Лесь вспомнил эпизод из «звездных войн» когда неохотно мастер Йода дает согласие на обучение Энакена «будущее мальчика представляется нам туманным».. так и здесь-неизвестно как повернут обстоятельства и какую сторону добра или зла займет взрослеющий государственный муж. Когда на самой первой встречей с Ярославом позвонил телефонный звонок и Лесь опешил, как будто покойник Святополк Окаянный звонил с того света. Лесь долго перебирал в уме все варианты, почему же Святополк как имя было употреблено при наименовании внука Ярослава. Нежелание Ярослава Мудрого называть своих сыновей именами Борис, Глеб, Роман и Давыд объясняется совсем тем, внуков было принято нарекать именами дедов, а не отцов. В поколении внуков Ярослава Мудрого все эти имена имеются в полном наборе. Ведь Рюриковичи наречению имен своих детей придавали большое значение: внуки и внучки часто назывались в честь своих дедушек и бабушек. Старший сын (!) Ярослава князь Изяслав назвал одного из своих сыновей Святополком - в честь своего дяди Святополка, прозванного «Окаянным» и братоубийцей. Или в середине XI века, когда события еще не изгладились и не стерлись из народной памяти, никто еще не называл Святополка братоубийцей? На это обстоятельство уже давно обратил внимание известный немецкий историк Лудольф Мюллер. А имя Святополк давали князьям и многие десятилетия после убийства и канонизации братьев Бориса и Глеба, когда память о Святополке Окаянном как о новом Каине и его злодеяниях уже окончательно, прочно укоренилась на Руси. Это имя носил волынский князь Святополк Мстиславич, умерший в 1154 году. Исследователь Никитин А. «Основания русской истории. Мифологемы и факты» у детей Святослава Ярославича, кроме Глеба, обнаружил Давыда (крестильное имя убиенного Бориса) и Романа (крестильное имя Глеба), наименованных на известной миниатюре Изборника 1073 г., и, как следуя Воскресенскому списку летописи, предположительное имя еще одного из сыновей - «Борис».

Все напомнило в поведении князя, вплоть до мелочей характерную сцену из «после бала» у Лермонтова или еще у кого из русских классиков из школьной программы- где сначала военный вельможа был галантен и приятен в обществе на балу, а затем, уже на следующее утро after party был суровым и черствым, когда присутствовал при публичной порке- солдата за провинность гоняли сквозь строй, лупили шпицрутенами-выворачивая наизнанку в этом челночном беге-туда –сюда сквозь железные стройные ряды занесенных наотмашь. Классика тогда удивляло, что в человеке соседствовали любезность и обходительность и в то же время звериная жестокость и кровожадность. Но это все –наши маски. Социальные роли. Не нужна мягкость и милость военачальнику. Да и служаке погрязнуть в своей службе и исключить себя из «мирской» жизни не престало. Так и уживается все в одном человеке. Добро и зло живет внутри-только дергают за разные ниточки-и не всегда попеременно. Язычество, по утверждению митрополита Иоанна, основывалось на утверждении, что добро и зло - это совершенно самостоятельные и равноправные сущности. Нельзя однозначно судить о духовной мотивации язычника и оценивать какие-то естественные порывы, поступки человека, для которого убийство и насилие такое же естественное событие, как и пир, свадьба и хоровод. Многочисленные славянские племена имели разнородные представления о том, где заканчивается добро и начинается зло. Зачастую поведение людей в языческом племени не поддавалось никакому осмыслению- поэтому воздействуя на чувства, управляя бессознательным поведением племени, язычество фактически дано для слепого исполнения. И в формальном христианстве прорывалось неформальное, воспрещенное, табуированное язычество, которое давало о себе знать, как рецессивный признак-как не ушедший никуда атавизм-излишняя волосатость, многососковость или свиной хвостик. Но это все детали. Никуда от них не скрыться. Все заполонило это пространство. Живое пространство. Жизненное пространство. Стало пищей для ума. Для государственных мужей и небожителей. Для недотрог и аутсайдеров. Для тех, кто вообще никогда не поднимут голову-для хлопства. Для нищих и шутов. Голодных и замерзших, которым не искать милости от судьбы, ждать у моря погоды и справляться, выкручиваться только своими силами. И если пенять, то не на местечковую власть, и не на федеральную и не на региональную, а только на себя. Только себя винить. Одно прегрешение. Одно спасение. Во Христе. Мне осталась одна забава..

Играет песня на радио:
«Самая прокачанная двуглавая мышца-
Это двуглавый орел-
Все то, с чем не может никто примириться-
Этот тотальный контроль».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Ключевые слова: Лесь Жебрак, Святополк Окаянный, Ярослав Мудрый,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 248
Опубликовано: 23.05.2012 в 18:08
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1