Пять тысяч.


1980-й для Советского Союза стал особенным. Это был один из последних годов политической власти Л.И. Брежнева, чье правление позже было охарактеризовано как «время застоя». Это был завершающий год 10-й пятилетки.
Торжественно отмечалась 110-я годовщина со дня рождения В.И. Ленина, 35-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне, проведены летние Олимпийские игры в Москве.
Академик Андрей Сахаров без суда был выслан в город Горький за какие-то там нелестные речи по поводу войны в Афганистане, а писателя Владимира Войновича «попросили» из СССР за сатирическое представление советской действительности.
В середине лета на стало Владимира Семёновича Высоцкого – вечная ему память.… А осенью, на очередном Пленуме компартии, Михаила Горбачева избрали членом Политбюро.
И всё же главным событием года стал 10-летний юбилей от начала основной производственной деятельности славного трудового коллектива судоремонтного завода «Нерпа».
Я к тому часу успел освоиться во времени и пространстве военного судоремонта и помню, как мне, тогда еще неосвобожденному заместителю секретаря парткома, позвонили из приёмной директора, и телефонная трубка выдохнула голосом секретаря Капитолины Ивановны:
- Леонид Тихонович! Зайдите, пожалуйста, к директору!
В приёмной в ожидании вызова топтались двенадцать посетителей. Стало быть, я был…. «Ни к добру!» - промелькнула мысль. Стараясь не думать о возможных последствиях рокового сочетания, я постучался в дверь кабинета, глубоко вдохнул и произнёс:
- Можно?
- Нужно! – выдохнуло в ответ, и я очутился в просторном, светлом кабинете директора Валентина Васильевича Мурко. В кабинете находилась еще одна vip-персона – Вовк Леонид Федотович – мой политический наставник, секретарь парткома.
- Садись! – я сел напротив.
- Помнится, ты из родом из Керчи?
Я, молча, кивнул головой и подумал: «К чему бы это?»
- А в Севастополе бывал?
Я опять кивнул головой, на этот раз более уверенно. В разведку я научился ходить ещё в армии. Валентин Васильевич смотрел на меня, медленно перебирая в руках карандаш, затем произнёс:
- Поедешь в Севастополь с секретным заданием. На морской завод. Оформляй командировку, инструкции получишь в парткоме.
Я в третий раз кивнул головой и подумал: «Влип ты, парень, не только в географию, а ещё и в историю! Вот уже и секретным агентом назначили».
- Вопросы есть? – Леонид Федотович смотрел на меня из под очков долгим проницательным взглядом.
- Есть, - во рту у меня пересохло, но я, собравшись, спросил – А что я должен буду сделать?
- Поедешь за юбилейными значками и привезешь их в целости и сохранности, – ответил секретарь парткома.
И только тут я понял, что мне поручалось ответственное тайное задание – перевезти с южного берега Крыма на южный берег Северного Ледовитого океана пять тысяч «секретных изделий», изготовленных по заказу СРЗ «Нерпа» на Севастопольском морском заводе имени Серго Орджоникидзе.
- Повезло, - подумал я – и в Севастополе побываю, и в Керчи погощу.
Но моим мечтам не дано было сбыться. Впереди, как оказалось, меня подстерегала масса неожиданностей в условиях самого разгара курортного сезона.
Получив необходимые инструкции, я сравнительно благополучно добрался до Мурманского аэропорта. Как и ожидалось, билетов в кассе не было. Однако мне всё же удалось уговорить кассира и мне продали билет на изумительный транзитный рейс: Мурманск – Ленинград – Москва – Симферополь! С тремя посадками и двумя пересадками я без приключений долетел до крымской столицы, сел в проходящий автобус и через несколько часов был в городе русских моряков.
Севастополь встретил меня нестерпимой жарой, скромно, без цветов, объятий и поцелуев. В бюро пропусков мне оформили временный пропуск, и я ступил на территорию легендарного морского завода.
Начальник участка по изготовлению товаров народного потребления не лукавил:
- Значки не готовы!
Как оказалось, в компрессорной лопнул какой-то распределительный клапан, на замену которого отводились целые сутки, и штамповочный станок без подачи сжатого воздуха не мог выполнить возложенную на него производственную задачу. Мне отвели местечко в заводском общежитии, где я, изнывая от жары и обливаясь потом, ожидал окончания ремонта. В действительности же всей работы было на полтора часа. Механики быстро запустили станок, и «процесс пошел», как и должно было быть. Учитывая моё крымское происхождение и близкие родственные связи наших предприятий, через день вся «секретная» продукция была изготовлена и отгружена в мою спортивную сумку. Я взялся за ручки и потянул их вверх, стараясь приподнять упакованный груз. Сумка почему-то осталась стоять на полу, а её ручки оказались в моих руках! Не надо быть Лобачевским, чтобы произвести элементарный подсчет веса перевозимого груза. Один значок весил около десяти грамм. Следовательно, пять тысяч значков все вместе весили в пять тысяч раз больше! Пятьдесят килограммов!

Но дело было сделано, мне ничего не оставалось, кроме того как тащить этот стратегический груз на своих плечах. Как говорится, своя ноша не в тягость. Кое-как добравшись до ближайшего почтового отделения я отбил телеграмму примерно следующего содержания: «СРЗ «Нерпа» тчк Мурко Вовку тчк Операция закончилась успешно тчк Везу 50 кг печенья тчк Встречайте 29-го в 16.30 рейс 2105 ЛТП тчк». Телеграмма была отправлена мною утром 29 июля.
Билетные авиакассы города-героя бушевали огромными щетинистыми очередями. Легко перекидывая с руки на руку спортивную сумку, я спросил:
- Кто крайний?
- На тот свет? – съехидничала белокурая дамочка в тёмных очках. - Тут все крайние.
Только какое-то чудо могло мне помочь улететь в этот день в Мурманск. Это чудо пришло ни откуда. Я быстро прошмыгнул в левый проход служебного помещения авиакассы и оказался прямо перед дверью начальника, на которой красовалась табличка: «Мурко В.В.». «Это шанс!» - промелькнула мысль, и через пару секунд я был в кабинете начальника.
- Здравствуйте, Валентин Васильевич! – рявкнул я с порога и увидел, как находящийся там человек с удивлением уставился на меня своими широко открытыми глазами.
- Василий Валентинович, - поправил он меня и мягко спросил – а вы меня, откуда знаете?
- Я вас не знаю, - быстро ответил я, и, не дав своему собеседнику опомнится, на одном дыхании изложил ему суть моей проблемы. - Помогите! Товарищ Мурко Василий Валентинович! Помогите мне срочно улететь в город Мурманск, ибо от этого жизнь моя зависит! – отступать назад пути не было.
Начальник молча нарисовал на клочке бумаги какие-то иероглифы и, протянув мне его, с улыбкой произнёс:
- Окошечко номер три. Каким образом вы к нему попадёте, меня не интересует.
- Спасибо, Валентин Васильевич! – выпалил я, и, схватив спасительную записку, ринулся назад, к дверям.
- Василий Валентинович! – прозвучало мне вдогонку, но я уже на ходу соображал, как мне проникнуть в билетный зал без очереди сквозь густую преграду безбилетников и плотные кордоны милиции.
Словно Остап Бендер я сунул под нос милиционеру красное горкомовское удостоверение, и пока тот соображал пропускать или не пропускать, я просочился внутрь и остановился у третьей кассы. Начальник был уже там и что-то выразительно объяснял билетёрше. Увидев в окошке мою наглую рожу, он пришел в неописуемый восторг и, глядя на меня широко открытыми глазами, спросил:
- А ты как тут оказался?
- Мои проблемы, Валентин Васильевич, - ответил я, по-дружески подмигнув ему и протягивая паспорт симпатичной билетёрше.
- Василий Валентинович, - в третий раз поправил он меня и вышел из помещения с чувством выполненного долга.
Итак, билет на самолет был у меня в кармане, оставалось самое малое – добраться из Севастополя в аэропорт менее чем за четыре часа. Задача была не из легких, но в принципе выполнима. Я отлично понимал, что нахожусь в цейтноте, время неслось неумолимо вперед, а решения пока не было. Ехать автобусом не имело смысла, всё равно ближайший опаздывал к самолету на двадцать минут, оставался вариант такси, но мои финансы пели романсы. Два раза подряд полагаться на случай было бы неразумно, и я судорожно соображал о том, как и где найти выход?
Но, видимо, Господь Бог был где-то рядом и внимательно следил за моей миссией. Резко взвизгнули тормоза, запахло паленой резиной и взъерошенный водитель новенькой бежевой «шестёрки» заорал в моё ухо:
- Кому в аэропорт за бесплатно?
Через пару часов я проходил регистрацию в Симферопольском аэропорту. Водитель жигулёнка, помогая мне выгрузить вещи из багажника, отреагировал на протянутые мною деньги за проезд сногсшибательной фразой:
- Со своих не берём!
И только тут увидел я на отъезжающем автомобиле его номер - «в 3304 МУ». В Мурманске меня встретил заводской «бобик» и я благополучно доставил «секретный» груз в пункт назначения – на судоремонтный завод «Нерпа».




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 552
Опубликовано: 07.03.2012 в 10:16
© Copyright: Леонид Панин
Просмотреть профиль автора

Лидия Левина     (07.03.2012 в 12:59)
Неплохо!






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1